Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

МакГонагалл перед матчем со слизеринцами подходит к Гриффиндорской команде и говорит:

- У меня сегодня день рождения, лучшим подарком для меня была бы ваша победа над Слизерином!

Вуд как капитан встает и говорит:

- Поздно, профессор. Мы уже вам приготовили эту замечательную палочку...

Список фандомов

Гарри Поттер[18104]
Оригинальные произведения[1116]
Шерлок Холмс[676]
Сверхъестественное[418]
Блич[260]
Звездный Путь[236]
Мерлин[225]
Робин Гуд[213]
Доктор Кто?[203]
Место преступления[186]
Белый крест[176]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[163]
Место преступления: Майами[156]
Учитель-мафиози Реборн![155]
Звездные войны[129]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2016[22]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[44]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]
Winter Temporary Fandom Combat 2015[110]



Немного статистики

На сайте:
- 12152 авторов
- 26636 фиков
- 8280 анекдотов
- 16768 перлов
- 635 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Драбблы и стонарики    


Стонарики или же драбблы - минифики длинной 100 слов (для драбблов не так строго). Обычно имеют двусмысленный поддтекст. Тексты, не удовлетворяющие вышесказанному, а также формату сайта, будут удаляться.


...показать/скрыть форму для добавления нового драббла/стонарика...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... >| (Всего: 635)


Автор:HelenaNort
Название:Он сказал притвориться.
просмотреть/оставить комментарии [0]

Поттер пытается оттолкнуть руку зельевара, сплевывая кровь.

- Пей, дурак! - приказывает зельевар и снова прижимает к дрожащим губам гриффиндорца запястье с вживленной в него ампулой с зельем. Силы покидают его самого, и он шепчет, глядя Гарри в глаза:

- Притворись.... притворись...

Рука мужчины застывает на окровавленном лице Поттера. Тому кажется, что его сейчас вырвет или он задохнется, но он чувствует прилив жизненных сил и догадывается, что Снейп сделал это специально. Услышав голоса и шаги, Гарри закрывает глаза и старается расслабить тело.

***
Победа!
Большой зал наполняет радость победы и горечь утраты. Гарри, вспоминая о Снейпе, посылает за ним кого-то из взрослых, почему-то он уверен, что зельевар тоже притворился. Нужно сказать ему "спасибо". Но когда приносят тело профессора в школу, Гарри срывается на крик. Он не верит, что Снейп умер, и хватает его за рукав сюртука.

- Он притворился! Он и мне сказал притвориться! - с надеждой оглядываясь, говорит Гарри. Все молчат.

Только мадам Помфри в измазанном чьей-то кровью переднике пробирается сквозь толпу и проверяет пульс мужчины. Поттер продолжает убеждать всех, что Снейп притворился и, видя расстроенное лицо колдомедика, теряет сознание.

***
Приходит в себя Гарри на больничной кровати от звенящей тишины. Постепенно возвращаясь в сознание, он слышит чье-то дыхание на соседней койке. Поворачивая голову, видит бледного профессора.

- Как же вы любите внимание к себе, мистер Поттер! - с трудом произносит зельевар, чуть кривя рот от боли.

Гарри глупо улыбается в ответ, не сдерживая слез...

 
Автор:Millenium Folcore
Название:Трое
просмотреть/оставить комментарии [0]

Фэндом: "Шерлок Холмс" Гая Ричи.
Пейринг: Шерлок Холмс, Джон Ватсон. Упоминаются Мэри Ватсон, миссис Хадсон и инспектор Лестрейд.
Отказ: Все права принадлежат Конан Дойлю и Гаю Ричи.
Рейтинг: PG-13

В это утро доктор Ватсон обнаружил, что он один в квартире на Бейкер-стрит.
Холмса, который вот уже неделю даже носа не казал из своей комнаты, нигде не было, а на столе в гостиной он обнаружил записку: «Вернусь поздно. Ужинайте без меня. Ш.Х.». Что ж, Холмс имел обыкновение исчезать на целые сутки или даже на несколько дней, если того требовало дело. А миссис Хадсон еще вчера уехала к родственнице на другой конец Лондона, и планировала вернуться только сегодня к вечеру.
Ватсон подошел к окну, за которым царила обычная лондонская суета: торговцы, прохожие, экипажи... Все как обычно... За исключением одного...
С тех пор, как квартира на Бейкер-стрит снова стала их общим домом, Ватсону стало немного легче. У него не было сил каждый день входить в дом, где у него на руках умерла его горячо любимая жена Мэри. Поэтому, воспользовавшись предложением Холмса, он через неделю после похорон переехал на их старую квартиру. Снова раскладывая вещи в своей комнате, он вдруг ясно ощутил острую боль одиночества. Его жизнь навсегда разделилась на «до» и «после». Но Ватсон снова взялся за любимую работу и старался никогда не сидеть без дела, чтобы не остаться наедине со своей болью, которая жгла его душу и сердце как каленое железо. Однако сегодня волей судьбы он остался один и гнетущие мысли, как шипящие змеи, пробирались в его сердце... и он решился!.. Впервые за два месяца со дня смерти жены побывать на ее могиле...

Джон Ватсон вышел из экипажа у боковой калитки кладбища. Он взял букет цветов, перевязанных черной лентой в левую руку и расплатился с возницей.
С трудом ступали его ноги по этой земле, где покоилось столько людей и надежд на счастье. От вида этого частокола могил сердце его сжалось.
Как обычно свернув на главную аллею, он вдруг почувствовал боль в колене, поморщился, и пошел медленнее, опираясь на трость. Могила Мэри была совсем недалеко. Нужно было только завернуть за склеп адмирала Уэстона... Подойдя к склепу, Ватсон вздрогнул. Над могилой его жены возвышалась темная фигура мужчины с непокрытой головой. У Мэри не было родных и кроме него некому было приходить сюда, поэтому доктор нахмурился, и пошел было к незнакомцу, чтобы узнать, кто он такой и что здесь делает, но остановился, услышав негромкую речь. Мужчина словно разговаривал сам с собой. Однако порывы ветра не позволяли разобрать слов.
Не зная хорошенько, что будет делать дальше, Ватсон неслышно подошел еще на несколько шагов и замер у склепа. Выглянув из-за стены, он увидел этого человека немного с другого ракурса. Теперь он различил завитки длинных темных волос, чуть тронутых сединой, элегантное черное пальто и черную шляпу, зажатую в левой руке, а в правой – большой букет красных роз. Мужчина опустился на одно колено и положил цветы на могилу Мэри. Он долго смотрел на них и на мраморную плиту надгробия, а затем отчетливо произнес:
- Жаль, что вас не стало так рано. Покойтесь с миром... мисс Морстен... миссис Ватсон... милая Мэри!..
Мужчина медленно выпрямился и замер. Ветер растрепал непослушные вихры его волос. И тут Ватсону удалось, наконец, разглядеть лицо этого субъекта, и от этого открытия беднягу бросило в жар. Пошатнувшись, он вышел из своего укрытия.
У могилы его жены стоял Шерлок Холмс.
Не вполне осознавая, что делает, Ватсон ринулся к своему другу и схватил за плечо. Он хотел объяснений! Гневные слова уже рвались наружу. Но Холмс, казалось, даже не услышал, что кто-то находится рядом. Под нажимом руки Ватсона его тело дернулось, но головы он так и не повернул. Не моргающими глазами Холмс продолжал смотреть на надгробие, и Ватсону показалось, что он толкнул статую.
- Холмс! - крикнул он почти в самое его ухо и встряхнул за плечи.
Только теперь тот оглянулся. Их взгляды встретились.
Ватсон опустил руки. В глазах его друга стояли слезы, но Джон увидел в них ещё кое-что. Скорбь.
Время застыло, секунды шли так медленно, что слышно было, как ветер шевелит траву около могил.
Немой разговор закончился. Холмс первым отвел глаза, затем быстро подошел к надгробию, и взялся было за цветы, но его остановило тихое:
- Оставьте.

Они ушли вместе. А на могиле лежали два букета цветов.

А на следующий день пришло письмо от Лестрейда с просьбой о помощи.
 
Автор:Julia Sangre
Название:В ожидании тебя.
просмотреть/оставить комментарии [0]

Фэндом: "Шерлок Холмс" Конан Дойля.
ШХ/ДВ

Мистер Шерлок Холмс смотрел на бушующую Бейкер-стрит за окном своей квартиры, и ждал.
Он дымил своей знаменитой трубкой, стоя у окна своей лондонской квартиры, и определенно чего то ждал.
Или кого то.
Четкий профиль лучшего на свете сыщика обрисовывался в темноте комнаты, освещенной лишь тусклым светом догорающего камина.
"Где же он?.."

На висках проступили нервные жилки, белые пальцы судорожно сжали трубку.
Что он там говорил, бросить курить?.. Умереть проще. Но...
Шерлок Холмс отложил в стороны свою трубку, схватив со стола "Таймс". При его характере, такое резкое переключение от одного занятия на другое было обычным делом.

И он хорошо это знал.

Когда у подъезда дома по Бейкер-стрит, 221б остановился кэб, застывшая в кресле фигура встрепенулась. Рассеяный, встревоженный взгляд улетучился, уступив место обычному энергично-горящему выражению лица, оскал ищейки, взявшей след.

Вот он слышит быстрые уверенные шаги в коридоре. Их хозяйка наверняка возилась на кухне, и не заметив прихода позднего посетителя. Вот шаги стали громче, и Холмс, так и застывший в напряжении с газетой в руках, почти представлял себе, как кто-то, прибывший только что, идет по лестнице, чеканя шаг, уверенно держа в руках тонкую трость, снимает шляпу, улыбаясь, поправляет костюм, с видом победителя приближаясь к заветной комнате. Он явно чувствует себя здесь хозяином, этот человек. Его тонкие, но уверенные черты так и стоят перед глазами - Холмс представил себе давно знакомый изгиб бровей, хорошо изученный чуть полноватый рот, длинный нос, с будто коваными, дрожащими полукружьями ноздрей, переносицу с чуть заметной морщинкой у лба. Лихо закрученные офицерские усы, словно погоны, как отметина военной выправки, как и вся сжатая, стройная фигура, с правильной осанкой, с развитой линией плеч - Холмс хорошо знал, что в руках они кажутся сахарными: кажется, усилишь хватку - и они рассыпятся у тебя в руках. Чуть заостренный холмик подбородка, однако, челюсть придает лицу мужественности, несмотря на невинные, тонкие черты.
А глаза... Эти глаза всегда смеются!..
И когда их владелец рассыпается в комплиментах "мистеру Холмсу", и когда, улыбаясь, он выводит в очередном своем блокноте очередной его шедевр - шедевр мировой борьбы с преступностью, идеал его, шерлоковской, логики, вершина его высочайшего искусства. Когда он подходит к нему, обнимает и целует его - всегда, всегда.
Его руки цепкой хваткой держат трость, опираясь ею о скрипящие доски пола, о гранитную мостовую, или о тонкий лед... В его правом кармане всегда лежит заряженный револьвер, дань военному прошлому, защита мирного "сегодня". Он улыбается ободряюще, и говорит, что с Шерлоком Холмсом ему ничего не страшно. Он цепенеет от ужаса, в ночи ли, в погоне за очередным убийцей, в запертой комнате наедине со страхом, в душных подземельях старинных замков, при свете для ли, в лондонском кэбе, или в доках на окраине - но глаза улыбаются, лишь стоит им взглянуть на Шерлока Холмса.

Наивный.
Шерлок Холмс, с судорожно зажатой в руках газетой, в своем кресле на Бейкер-стрит, со вздохом откидывается на спинку и вновь затягивается едким дымом трубки.
Как он, великий ум современности, равного которому наверняка нет и не будет отныне, мог так наивно умиляться, лишь заслыша знакомый стук шагов?..
Бред.
Встряхнув газету в руках, Шерлок Холмс занялся одним из любимейших и весьма недурно выходивших у него дел - сделал вид, что усиленно и непрестанно читает многострадальную "Таймс", пыхтя зажатой в зубах трудкой, как паровоз.

- Холмс, ну сколько же можно!.. Дорогой Холмс, я официально заявляю, что, если вы будете продолжать в том же духе, я, как ваш врач, вынужден буду...

- Накажете меня, мой друг?..

Холмс поднял глаза, окинув Ватсона взглядом, поверх скомканной "Таймс".

Ответом ему стала улыбка. Глаза улыбались.
 
Автор:KISS
Название:Ножи
просмотреть/оставить комментарии [0]

Оридж.

- Маме бы это не понравилось!
- Мамы нет, Саша. За старшего здесь я, и ты должна меня слушаться.
- Кто это назначил тебя старшим?
- Природа.
- Она, видимо, ошиблась. Как я знаю, природа часто ошибается…
Я вздохнул и поднял взгляд от самодельных ножей на свинцовое небо. Конечно, Саша была права. Природа не только ошибается, но и глубоко нас ненавидит. Иначе, зачем ей превращать планету в масштабную игру на выживание, где игроком является отнюдь не человечество, а мир вокруг. Разрушенный, озлобленный мир.
- Вот, возьми и спрячь в одежду.
Я протянул один из ножей сестре, принципиально на нее не глядя. Вот уже неделя, как пропали родители, и всю эту неделю Саша испытывала меня на прочность. Но я понимал, что она по-своему пытается пережить все, что сваливается нам на головы. За все это время она не проронила ни слезинки, и уже только за это я готов был терпеть ее скверный характер вечно.
- Куда, по-твоему, я его спрячу? В трусы, что ли?
- Если поместится, можно и туда.
-Как был хамом, так и остался! – Саша выхватила нож и встала.
Я вздохнул. Она еще не встречалась лицом к лицу с Ними. К беде или к счастью, не видела близко, не вдыхала тошнотворный запах, хоть им и был пропитан воздух вокруг, всё же это совсем не то, что с близкого расстояния. А может, это просто мне мерещится вонь, которая исходит от каждого камня, каждого разрушенного дома. И даже сейчас, в этом, безопасном на первый взгляд, тупиковом дворе я задыхался от смрада сгнивших тел и тухлых яиц. Откашлявшись в очередной раз, собрал оставшиеся ножи и поднялся с горячего потрескавшегося асфальта.
- Нужно уходить отсюда. Идем.
В этот момент, от переполненных мусорных баков раздался шорох. Куча гниющих отходов зашевелилась.
- Черт! Сашка, скорее!
Я схватил сестру за руку и потащил к выходу из тупика. Она медлила и все время оборачивалась.
- Не смотри! Быстрее, говорю!
Рык за спиной.
Оборачиваюсь, выхватывая нож.
Тень человека, быстро передвигающегося на четвереньках. Сердце сковал ужас, Саша остановилась, прикипев взглядом к… Нечто.
- Лёш это… Мама?.. – тихий шепот, но я отчетливо слышу каждое слово сестры.
Существо выбежало из тени, широкими звериными скачками. Неестественно распахнутый рот и черные провалы глаз. Искореженные, истлевшие, но до боли знакомые черты.
Толчок. Боль. Темнота.
Я открыл глаза. Все в серых оттенках, будто негатив фотопленки. Фотопле… фото… ф… Голод. Жуткий голод. Шорох шагов и чьи-то голоса.
Вскакиваю на четвереньки. Крадусь.
- Есссть… ессссть… еда.
Поделиться…
 
Автор:KISS
Название:Не твоя
просмотреть/оставить комментарии [0]

Так хочется к ней прикоснуться.
Провести ладонью по волнистым каштановым волосам. Врыться в них лицом, раствориться в ее запахе, в ее коже, в ее глазах. Таких теплых, медово-карих, с золотистыми искорками в радужке. Она вся теплая. От слов до взгляда.
Так хочется поцеловать розовые губы, очерченные пухлым контуром самой природой.
Так хочется прижать ее к себе, исчезнуть в ее мягкости, в ее теплоте.
Так хочется. Но нельзя.
Потому, что она не твоя.
- Малфой! На мне, что, цветы выросли?
Потому, что она тебя ненавидит.
- Ты слишком высоко ставишь себя в биологической цепочке, Грейнжер. Цветы на тебе расти, не смогут. Они завянут, – тебе хочется сказать ядовито, в свойственной манере, но получается, как-то устало.
- Ты жалок.
Она кривится, и, гордо подняв голову, проходит мимо. Порой, ты удивляешься, как она попала в Грифиндор. Со своим даром играть в надменность. А ведь такою не была. Но слишком много навалилось на нее. Так же, как и на тебя. Ты огляделся. В школьном коридоре пусто.
- Эй, Гермиона!
Она замерла, как вкопанная. Обернулась, с недоверием вглядываясь в твое лицо. Ты догадывался, откуда такие эмоции. Ты никогда не называл ее по имени. А ведь оно красивое, такое милое в своей необычности. У тебя на душе теплеет, и ты повторяешь, запоминая вкус ее имени, сказанного вслух.
- Гермиона, подожди.
Ты приближаешься, внутренне радуясь, что она действительно ждет. И смотрит на тебя, как на привидение. Вот, она совсем близко, до «интимно близко» разделяет лишь шаг. И ты делаешь его, останавливаясь напротив.
- Ты сбрендил? – почему-то шепчет она, замирая монументом.
Ты молчишь, пытаясь сохранить в памяти это изумление в безумно теплых глазах. Они согревают замерзшую душу, даже не догадываясь о том, что её лёд стремительно тает.
- Ты… - она замолкает на полуслове, просто глядя в твои глаза.
Вот она. Так близко. Иллюзия, будто она твоя. Вся, от кончиков ресниц, до изумленно приоткрытых губ.
Ты наклоняешься. Медленно, поднимая ладонь к ее лицу. Осторожно касаешься пальцами кожи, одновременно с поцелуем. Она вздрагивает, от неожиданности, а у тебя по телу пробегает волна тепла, от ее мимолетной реакции.
Ты прекрасно знаешь, что этот поцелуй ничего не изменит. Ни в твоей жизни, ни в ее судьбе. Он завершится, так же неожиданно, как и начался.
Только потом, ты всю жизнь будешь помнить это мгновение, а она будет пытаться забыть.
 
Автор:KISS
Название:Ради тебя
просмотреть/оставить комментарии [0]

Она смеется. Звонко и чисто, чуть откинув голову назад. Ты удивляешься, чему можно радоваться в такое мрачное время, во время войны. Ты никогда ее не понимал, а начинать уже поздно. Сегодня ты откроешь Исчезательный шкаф, пропустив Пожирателей в замок. И знаешь ведь, к чему это приведет. Но отступать поздно. И меняться тоже. Слишком поздно, слишком многого не изменишь, не повернешь вспять. Ты мрачно смотришь на нее поверх стакана с соком. Красивая. Она всегда была такая, с первых дней, как ты ее увидел. Сияющая внутренним светом, теплая и солнечная. Гриффиндорка. Ты давно перестал делить людей по факультетам, но от тебя ожидают обратного. Тебя уже нарисовали, одели в нужный костюм и вручили соответствующую маску. Отступать поздно, доказывать бесполезно, остается только одно — соответствовать. И ты делаешь это с сокрушительным успехом, уже никто не видит тебя настоящим, а если и увидят, то не поверят. Только я знаю тебя без грима. В любом месте, при любом свете, даже в ослепляющей темноте. По твоим мыслям, по твоим эмоциям и чувствам. Только ты окружён холодом и безысходностью. Как ни странно, только ты. В твоей груди теплеет лишь тогда, когда рядом присутствует она. И неважно, каким образом: в мыслях, воспоминаниях или где-то поблизости. Она удивительно умеет тебя согревать, даже не догадываясь об этом. А тебе эти догадки и не нужны. Тебе нужно лишь это тепло и не важно, что говоришь ты, и что отвечает она и ее друзья. Ведь это лишь формальность, лишь роли, которые вам навязали. Нужно соответствовать, нельзя разочаровывать окружающих. Ведь они так расстраиваются, когда их мысли и ответы неверны. Ты встаешь, нарочито медленно проходишь мимо их стола, направляясь к выходу. Чувствуешь ненавидящие взгляды спиной и оборачиваешься, чтобы их вернуть. Отступать нельзя, нужно соответствовать. Одна ошибка — и роли не получится. Поттер сжимает палочку, и ты видишь, как Гермиона его одергивает, хмуро глядя на тебя. Она тоже соответствует. Девочка, которая способна помиловать врага. Именно это тебя в ней раздражает. Ее наивность, ее доброта. Она слишком обжигает твое замерзшее сердце, поэтому ты не рядом, поэтому тебе не нужны догадки. Тебе достаточно ее тепла на расстоянии. Изобразив мерзкую усмешку, ты выходишь из зала, понимая, что шум остался за спиной, а рядом лишь тишина. Она тебя преследует, но ты не сопротивляешься, принимая ее. Осмотревшись по сторонам, двигаешься в сторону лестницы, наверх. Я знаю, куда она ведет, и недоумеваю. Седьмой этаж, Выручай-Комната — зачем тебе сейчас туда? Ведь по плану ты впустишь врагов ночью, пока все спят. А ты всегда придерживался планов.
— Драко!
Тебя кто-то зовет, и ты замедляешь шаг. Я тоже останавливаюсь, вглядываясь в каждую черточку твоего лица, жду твоих действий и слов. Ты оборачиваешься с выражением презрения в глазах. Ты так часто надеваешь эту маску, что привык к ней, прекрасно зная, как неприятно выглядит с ней твое лицо. Окликнувшая тебя девушка приближается. Её интерес ощущается даже на расстоянии — настолько он сильный.
— Чего тебе, Панси?
Твой голос звучит небрежно, но ты терпеливо ждешь ее действий, прекрасно зная, что она не такая простая, какой кажется. Скорее всего, именно ее пророчат тебе в жены родители, но ты стараешься об этом не думать, надеясь, что умрешь раньше. Зря надеешься. Уж я уберегу тебя, обещаю. Панси подходит к тебе совсем близко, так, что даже я, стоя у тебя за спиной, вижу ее расширенные зрачки. Ты стоишь и смотришь на нее. Ты совершенно неподвижен. Я знаю, тебе сейчас очень хочется ее оттолкнуть и уйти, но ты продолжаешь играть по правилам своего отца.
— Скажи, что ты задумал? Я вижу, ты что-то скрываешь. Не хочешь ли рассказать?
Ты долго смотришь на нее, думая о безнадежности всего женского пола. Ты считаешь, что он вырождается, женщины становятся непохожими на женщин, стремятся к равноправию и свободе. В аристократии равноправия нет. Женщина всегда ниже мужа, его тень, которая никогда не посмеет спросить его о чем-то в небрежном или повелительном тоне. Панси меньше всего была похожа на аристократку, хотя ее семья была на одном уровне с твоей.
— Тебе лучше не быть здесь в полночь.
Ты проговариваешь это тихо, холодным, бесчувственным тоном, и в эту минуту очень походишь на своего отца. Но до него тебе далеко. Ты не такой, такого как Люциус, наверное, больше не существует, но ты его сын, и порой кажешься его отражением. Но в отражении всегда все наоборот. Панси догадливая девушка. Это ее единственное положительное качество, на мой взгляд. Она больше не задает вопросов, просто стоит напротив и смотрит. Я знаю, надеется на что-то. Но ты отступаешь на шаг, разворачиваешься, и идешь в противоположную ступеням сторону. Что отвернуло тебя от мысли проверить шкаф, я не знаю, так как сейчас ты ни о чем не думаешь. В последнее время ты часто мысленно молчишь. Порой сидишь на одном месте, часами глядя в пустоту перед собой.
Мы идем наверх. Поднимаемся куда-то очень долго, и я понимаю, что путь лежит на Астрономическую башню. Ты странный парень, ты так любишь одиночество, но я не даю тебе возможности побыть одному. Ты не дождешься от меня такой форы. Мы выходим на открытую площадку, ты подходишь к краю и смотришь вниз. Я быстро оказываюсь рядом и обнимаю тебя за плечи. Не вздумай, Драко. Моя задача охранять тебя до глубокой старости, и, уж поверь, я справлюсь. Ты разворачиваешься и садишься на пол, прислоняясь к низкой каменной оградке. Откидываешь голову, закрываешь глаза. Я опускаюсь напротив и вглядываюсь в твое лицо. Ты красивый. Сейчас замученный и бледный, с темными кругами под глазами, но все равно красивый. Или мы просто привыкаем к своим подопечным? Знаешь, Драко, я видела, как ты родился, я не отпущу тебя далеко от себя, пока живешь, и буду рядом в минуты твоей смерти. И потом, во времена, когда тебя не будет, я буду безумно по тебе скучать. Потому, что ты интересный. Ты необычный. И ты человек.
Мир вокруг покрывают сумерки, накладывая тени на твое лицо. Ты открываешь глаза, и смотришь на меня. Я знаю, что ты меня не видишь, но ты смотришь так пристально, что, кажется, будто бы твой взгляд направлен прямо на меня. Не сквозь меня, нет. Именно на меня. Это странно. Я улыбаюсь.
Я была хранителем у многих, и каждого сберегла до преклонных лет. Но никого не хотела обнять.
Знаешь, Драко, когда-нибудь твой ангел упадет с небес ради тебя.

 
Автор:Дмитрий
Название:Зелье
просмотреть/оставить комментарии [1]

По цвету зелье было грязно-серое, полупрозрачное, с вкраплениями более густого, темно зелёного цвета. Профессор Снейп посмотрел на него, а потом на зельевара.
- Лонгботтом, - сказал он ровным, спокойным голосом, от которого Невилл захотел залезть под стол. – Это что?
- Зелье.
- Сам вижу, - зельевар согласился, вынув из котла ложку-мешалку – зелье Невилла отразилось резко отрицательно на её структуре, сделав её похожей непонятно на что, но зато всем стало понятно, откуда в зелье Невилла были вкрапления: это были отпавшие и полурастворившиеся части мешалки. – Забавно. Ослабленный вариант универсального раствора. Лонгботтом, как он у вас получился?
- Я... я всё по рецепту делал, - слабо сказал Невилл. – Взял угля и кактусинной эссенции в пропорции 1:2, потом добавил туда орикалк-эрзаца в пропорции один к четырём-
- Поттер, - профессор зельеварения вздохнул. – Объесните вашему другу, в чём он уже неправ?
- Невилл, - Гарри виновато посмотрел на друга: с самого начала урока, когда зельевар стал язвить на порядок слабее обычного, и смотрел на всех учеников (а не только на гриффиндорцев) так невидяще, все только и ждали чьего-нибудь прокола, и Невилл не подкачал. – Уголь и кактусинная эссенция – один к трём, а орикалк-эрзац надо добавить под самый конец, а не вначале. Естественно, что у тебя получилось чёрт знает что. Понимаешь?
Невилл подумал, зарыдал, и выбежал в коридор.
- Класс закончен, - меланхолично сказал всем оставшимся профессор Снейп. – Поттер, передайте вашему другу, что ему нужны очки, вроде как у вас.
Гарри промолчал.

 
Автор:KayneKayne
Название:После победы
просмотреть/оставить комментарии [0]

Я, Гермиона, хочу сказать вам о том, что было после победы. Казалось, даже дышать стало легко и свободно, но только не нам двоим. Я имею ввиду нам с Гарри... Да, я целовалась с Роном, но мы быстро разбежались в разные стороны. Мы прекрасно понимали, что мы с ним совершенно разные люди. Мы с Гарри рано, слишком рано позрослели и отбросили прежнюю жизнь. Мы не могли теперь видеть этот мир так, как видели обычные волшебники. Мы знали цену этого волшебного мига жизни и счастья. Мы расплатились за него сполна.

Когда я поехала вместе с Гарри к своим родителям, я не думала, что все так обернется... Мы уже хотели подойти к дому, где теперь они жили, как вдруг мне захотелось понаблюдать за ними, как они живут сейчас, чем занимаются и где работают. И мы с Гарри затаились под его мантией— невидимкой. Увиденное потрясло меня: родители взяли девочку и мальчика вместо меня... Заменили меня... Внутри меня что — то начало плавиться, и я просто не смогла... Не смогла вмешаться в их жизнь. Не могла сломать ее, несколько невинных душ детей. Они жили своей жизнью, и для меня, теперь, места не осталось... Мы молча дошли до отеля, где остановились вместе с Гарри. Я никогда не думала, что Гарри может быть таким понимающим... Я долго рыдала в ванной, пока не пришел он. Выключил душ, вынес меня на руках из ванной, даже не обратив внимания на мою наготу и завернул в полотенце. Он сказал мне:

— Ты сильная, очень сильная, что смогла поступить так... Я, наверное бы, не смог...— я промолчала. Мне было по-настоящему страшно. Я не знала, что мне делать теперь. Все было так запутанно и болезненно, что даже думать не хотелось...поэтому я обняла его вместо ответа и начала целовать...И мы не смогли разомкнуть объятий... Так я первый раз оказалась в постели.

Теперь я живу вместе с Гарри, в статусе жены. У нас подрастает дочь и уже совсем большой сын. Но меня до сих пор терзает сомнение, правильно ли я поступила.

Кто может мне теперь дать ответ на него? Может судьба?

20.01.2013
 
Автор:KayneKayne
Название:Дорогой дневник
просмотреть/оставить комментарии [1]

"Здравствуй, мой дорогой дневник. Я давно тебя не открывал. Прости... Может я трус или слабак, но я был не в силах взглянуть правде в лицо. Мне было не до этого всего: было восстановление Хогвартса после победы, долгое мучительное лечение в Сент Мунго, похороны и... Обо всем по порядку. Первое: благодаря заботам Гермионы, Снейп остался жив, сейчас он заместитель директора. Да, директором у нас стала МакГонагалл. Она просто великолепно со всем справляется. ... Но я отступил от темы. Когда Дамблдор рассказал мне о последней тайне, я решил вернуться, несмотря ни на что. Я победил Темного Лорда. Но ... когда я сидел в Большом зале, пытаясь найти моих друзей и сконцентрироваться, ко мне подошла МакГонагалл и прошептала, что бы я шел в Больничное крыло. Я взглянул на ее лицо — оно было неестественно белое и глаза как— то даже испуганно смотрели на меня. Помню, что я точно дошел до него. Помфри, вместо того, что бы дать мне зелья и оказать квалифицированную медпомощь, подвела к длинной, но маленькой комнатке. Я понял, что это стихийно образованный морг. Она провела меня между рядами завернутых в черный полиэтилен тел. Мы остановились с ней в самом дальнем ряду, в конце. В воздухе пахло кровью, смешанной с запахом пота и сладковато-притворным запахом тления и гниения. Мне стало зябко, и я завернулся в жалкие остатки моей мантии. Не дожидаясь моего вопроса, она молча сняла полиэтилен с двух, лежащих рядом, тел. Мне стало дурно, и я упал на колени. Нет, этого не может быть! Нет, нет .. Нет. Это были Рон и Гермиона, тихо и мирно обредшие покой. Я не помню, что со мной было, дорогой дневник. Может, я потерял сознание, а может и моя душа умерла в этот миг... Я очнулся в боксе госпиталя. После лечения, мучительного для меня, целители выпустили меня. Когда я прошел мимо зеркала на втором этаже, на меня взглянул высохший, измученный, с потухшими глазами, которые были почти черные от душевной боли, которая не отпускала меня теперь больше никогда. Я как— то даже не заметил сам, как пришел в школу и сразу пришел к директриссе. Она поняла меня и позволила остаться в замке. Я, вместе с учителями, рабочими и эльфами, добровольцами и оставшимися учениками восстанавливал Хогвартс. Нам удалось его восстановить за три месяца тяжелой и трудной работы, множества чар и заклинаний переналожены или наложены по— новому.

Казалось бы, все должно быть хорошо, но этого не было... Я жил, словно во сне. Меня окружало облако боли и страданий. Я не мог спать. Почти перестал улыбаться и смеяться. Кажется, радость покинула меня и мое феноменальное везение просто исчезло. Я жил только в мире снов, когда мог заснуть. Там меня всегда ждали мои родители, Дамблдор, Сириус, Люпин и мои друзья, первые и последние. Я снова начал встречаться с Джинни...

Но недолго. Джинни предала меня. Однажды, после похода в Хогсмит, я возвращался немного позже, чем ожидал сам. Я хотел пройти по тайному проходу под гобеленом и уже отвел руку, как увидел мою Джинни, которая целовалась с Драко Малфоем. Я обратил внимание, что его руки уже просто по-хозяйски залезли под ее раскрытую мантию...

С этого дня я потерял покой. Мне не помогают забыться никакие зелья, ни чары, ни крепкий алкоголь. Учителя разговаривали со мной, давали советы, но все было безуспешно. Я, словно, не видел и не слышал остальных людей. В итоге меня вызвала МакГонагалл, что бы поговорить о моей весьма ухудшающейся успеваемости. После разговора, ночь я провел на вершине Астрономической башни.

Мне нечего сказать более, мой дорогой дневник. Перед моими глазами каждую ночь стоят мои друзья и родители, я слышу голоса ушедших и дорогих мне людей. Они зовут меня. И я не могу им больше сопротивляться. Нет ни веры, ни сил. Я не боюсь смерти...

Сейчас я сижу у догорающего камина и держу в руках старую фотографию двухлетней давности. Рон и Гермиона машут и улыбаются мне, словно не зная, что их обоих ждет в будущем. У меня молча текут по лицу слезы. Я хочу быть с ними. И я буду.

Наверху, в моей тумбочке, куплен мной великолепный яд. Я буду медленно и долго засыпать и уйду тихо, без лишних слов, стонов, судорог... Не будет ненужных слов, лжи и лицемерия. Кажется, только Снейп знает, что я хочу сделать. Но он не сможет остановить меня. ...."

Я иду в свою спальню. Беру кубок и осушаю его одним глотком до дна. Яд не имеет вкуса и запаха. Я просто ложусь спать и мне начинает сниться сон. Я иду по дорожке от света луны, вокруг меня ярко светят звезды... Боже мой, как это красиво. Мне сейчас так легко, словно я сбросил на земь лишний балласт. Я останавливаюсь перед красивыми воротами из белого мраморного камня. Навстречу мне выбегает Гермиона, целует меня и говорит :

— Я рада тебя видеть снова Гарри. Пойдем, тебя все ждут...— она берет меня за руку, я машинально сжимаю ее и глажу пальцы. Мне больше ничего в жизни было не надо...

Мы шагаем прямо через ворота. Только нас окружает белый туман, но я не боюсь его...Со мной рядом Гермиона.

Теперь я счастлив....
 
Автор:Valpolicella
Название:Спасибо за все
просмотреть/оставить комментарии [0]

Сумки невероятно тяжелые, но оно того стоит – я привыкла, чтобы ужин всегда получался на славу. Еще только шесть часов вечера, а на улице уже темно. В воздухе кружатся снежинки, под ногами хрустит снег. Осталось пройти квартал, и я уже дома. Сейчас зайду, а он возьмет сумки, поцелует меня в лоб и унесет покупки, крича с кухни, что я сумасшедшая, что нельзя таскать такие тяжести. А потом я сяду к нему на колени, и он будет греть мои закоченевшие руки. Так и просидим весь вечер – молча. Я уткнусь носом в его волосы – нет, они не сальные, они многие годы впитывали в себя пары разнообразных зелий и теперь приобрели травяной запах, который не вымывается и не выветривается.

***

До сих пор сжимается сердце, когда вспоминаю битву за Хогвартс. Война – это очень страшно. Нет, я не отважная гриффиндорка, в свое время шляпа отправила меня в Рэйвенкло, но я делала все, что в моих силах. Замок не должен был быть разрушен. Дети не должны были гибнуть. Это не правильно. Тогда рыжий мальчик, кажется, Рон, сказал мне, что Снейп в Визжащей хижине. Что надежды уже нет. Так быстро я не бегала никогда в жизни. Физическая подготовка у меня вообще ни к черту, но тогда об этом пришлось забыть.

Он лежал на полу, весь в крови. Я знала, что это когда-нибудь случиться. Моя гемофобия в тот момент отошла на десятый план. Я достала шприц и ввела ему антидот. Усовершенствованное змеиное противоядие – он сам его когда-то сделал от этой огромной ползучей твари Темного Лорда.

- Лили… - позвал он.

Сердце болезненно сжалось.

- Тише-тише. Успеешь еще с ней встретиться.
- Каролина? – Северус постепенно приходил в себя. – Какого…

Да, меня он ожидал увидеть меньше всего. А я просто не смогла позволить ему умереть. Я люблю этого человека уже двадцать два гребаных года. Был поцелуй, всего один, на шестом курсе. Это как-то само собой получилось, но тогда моя жизнь изменилась окончательно и бесповоротно.

Восстановили его доброе имя, но в Хогвартс он не вернулся – занялся изготовлением зелий на заказ.
Свадьба была скромная, если это вообще можно было так назвать. Не было никаких «согласны ли Вы быть с ним в горе и в радости, бла бла бла»… Мы просто расписались, и четырнадцатого октября тысяча девятьсот девяносто восьмого года я стала миссис Снейп. Я ни на секунду не забывала, что он всегда любил и будет любить только одну женщину. И этой женщиной была не я. Но мне просто хотелось, чтобы он был счастлив, хотя бы чуточку. Не многие супруги в сорок лет любят друг друга так же пылко, как при первой встречи, безграничные взаимные чувства уже не были обязательным условием для брака. И потом – одной моей любви вполне хватало на нас двоих.

Нет, я совсем не похожа на нее. У меня темно-каштановые волосы и карие глаза. Бываю резка в высказываниях. Не знаю, зачем нам обоим это надо. Может, чтобы скоротать свои никчемные дни не в одиночестве? Так скажем, я вполне подхожу на роль его заботливой жены, которая всегда поддержит мужа во всем, разделит интересы и взгляды, а на завтрак, обед и ужин из кухни будет доноситься аппетитный запах.

Впрочем, надо признать, что наши ночи полны страсти. Каждый раз засыпаю и просыпаюсь в его объятьях. Он всегда крепко прижимает меня к себе. Если я просыпаюсь раньше, иногда приношу ему завтрак в постель, а он ругается, потому что не хочет просыпаться один. И надо отдать ему должное – он никогда не называл меня ее именем.
Но как бы там ни было, я знаю, как он страдает. Иногда по вечерам, когда я готовлю ужин, он уходит в комнату, достает старую пыльную коробку из-под кровати и прижимает к груди фотографию Лили.

Когда я болею, он сам варит мне зелья, не доверяет аптекам. Ночами стоит у котла, измельчает ингредиенты, строго придерживаясь своих рецептов, а весь следующий день не отходит от меня. У него после таких бессонных ночей круги под глазами, и я всегда отправляю его отдохнуть, но Северус Снейп – человек упрямый, не ложится, пока я не приму все лекарства и не буду себя чувствовать лучше, а потом проваливается в сон прямо в верхней одежде на диване в гостиной.

Со мной ему хорошо, но с ней бы он был на седьмом небе от счастья. Он дарит мне легкий поцелуй, когда я ухожу на работу, а ее он бы крепко сжимал в своих объятьях и просил бы вернуться поскорее. И я даже не знаю, чего мне еще надо. Я замужем за любимым мужчиной, который относится ко мне со всей заботой и нежностью. Хотя, наверное, в этом то все и дело. Да, меня он хочет. А ее он любит.

Не так давно я узнала о наследстве Ровены. Легенды гласили, что мудрой Рэйвенкло когда-то удалось создать что-то наподобие маховика времени, только эту вещь можно было использовать лишь раз. Человек возвращался в довольно далекое прошлое, и мог полностью изменить судьбу, в том числе и спасти умерших. Якобы Ровена уничтожила эту вещь незадолго до своей смерти, чтобы никто не наделал глупостей, но мало кто верил в это.

Гарантии на то, что эта вещь действительно существует, не было. Но попробовать стоило. Я собирала любую информацию о наследстве одной из основательниц Хогвартса и уже была почти на пол пути к победе.

Однажды вечером Северус нашел папку, куда я собирала всю необходимую информацию.

- Каролина! Подойди, пожалуйста.
- Да, что такое? – меня передернуло, когда я увидела папку в его руках.
- Что это?
- Это? Да так… Наткнулась в библиотеке когда-то…
- Зачем ты собираешь информацию? – он отчитывал меня, будто провинившуюся ученицу.
- Мне просто интересно! Что такого?
- Хотя бы то, что сорокалетние женщины такими вещами не интересуются.
- Что мне теперь, в монастырь уйти? – меня немного задело его упоминание про возраст.
- Я совсем не это имел ввиду. То есть… Я не это хотел сказать… Слушай, хватит пудрить мне мозги! Отвечай, зачем тебе это надо?
- Разве мне не может просто что-то нравиться? Почему ты кричишь на меня из-за этого?
- Извини. И все-таки я не понимаю. Почему ты просто не расскажешь мне?
- Я хотела, но не сейчас.
- Так, – он глубоко вздохнул. – Говори.
- Эта вещь, она… Она позволяет вернуться далеко в прошлое… Изменить судьбу… Спасти мертвых…
- И что?
- Ну ведь ты хотел бы спасти…
- Кого спасти?
- Ты лучше меня знаешь, Северус. Вернешься лет на двадцать пять назад. У тебя будет только один шанс все исправить. И промолчишь в определенный момент, и сделаешь правильный выбор… И будешь счастлив с ней.
- Поттер. Он должен был появиться на свет, чтобы через семнадцать лет уничтожить Темного Лорда.
- Не он, так другой. Мало ли родителей бросали неоднократный вызов Темному Лорду?

Северус выдержал паузу, а затем спросил:

- А ты?
- А что я? Если все будет хорошо, на шестом курсе уже будешь встречаться с ней. И не будет никаких случайных поцелуев с кем-то вроде меня. В двадцать пять выйду за кого-нибудь и рожу ему детишек.

Около минуты мы стояли молча. Снейп листал папку, просматривая собранную мной информацию, а затем вдруг кинул все бумаги в камин, провел рукой по моей щеке и посмотрел прямо в глаза.

- Зачем? – шепотом спросила я. – Ты ведь любишь ее.
- Ты так уверена, что мне с тобой плохо? – он усмехнулся.
- Может, и не плохо. Но с ней тебе было бы лучше.
- Не понимаю, зачем тебе все эти трудности?
- Я просто хочу сделать тебя счастливым.
- Уже сделала.

***

Я открыла глаза уже в кровати. Северус сидел за письменным столом и что-то писал при свете двух свечей.

- Глаза так испортишь. – я приподнялась на локтях. – Кстати, сколько времени?
- Одиннадцать.
- Уже? А как я…
- Ты задремала, - он улыбнулся. Улыбался и до сих пор редко.
- Левитировал меня сюда?
- Зачем же? Не хотел будить тебя, перенес на руках.
- Да ты с ума сошел, Снейп. Я очень тяжелая.
- Глупости.
- Ложись, поздно уже.

Справившись с бесконечными пуговицами своего сюртука, он лег рядом. Было очень холодно. Он обнял меня, и я прижалась к нему спиной.

- Северус?
- М?
- Спасибо за все.

Он ничего не ответил, лишь поцеловал меня в макушку и обнял еще крепче.

Не знаю. Может быть, этот человек и любит меня. Хоть чуточку. Самую малость. И пусть я никогда не стану самой дорогой, самой любимой, но вместе нам определенно лучше.
Когда мы умрем, Северус будет рядом с Лили, я думаю. Да и черт с ней, лишь бы он был по-настоящему счастлив. Я хочу этого больше всего на свете.
 
Автор:Кукла неблагодарная
Название:Влюбись в меня
просмотреть/оставить комментарии [0]

Люпин задумчиво смотрел на Лили и Джеймса, неловко вертя в пальцах какую-то травинку. Чтобы привлечь внимание оборотня, не откликавшегося на имя, Сириусу пришлось толкнуть его в плечо.
- Эй, ты чего?
- Завидую Джеймсу.
- Почему?
- Он влюблен.
Блек нахмурился, пытаясь понять друга.
- Ты тоже хочешь?
- Да.
- В чем проблема?
Ремус пожал плечами. Проблема в том, что он – оборотень, ему в любом случае не видать счастья, и любовь для него обернется только болью. Но вслух было сказано совершенно иное, но отчасти являвшееся правдой:
- Не в кого.
Задумчиво посмотрев на поникшего Лунатика, Сириус негромко, так, что его слова мог заглушить внезапный порыв ветра, предложил:
- Влюбись в меня.
 
Автор:Б. Анальный
Название:Амортенция
просмотреть/оставить комментарии [3]

Собственно, вдохновил один старый армейский анекдот))


Снейп неторопливо прохаживается по классу, шелестя полами длинной черной мантии. Шестикурсники, когда он приближается, пугливо прячут айфоны и перестают рисовать за полями.
Профессор грозно зыркает по сторонам.
- Минус пять очков Гриффиндору. Выключите игру, мисс Уизли, не то я сдам это устройсвтво вашему декану.
Роза торопливо убрала планшетку.
- Существует более пятидесяти видов любовных зелий, которые, по легенде, так или иначе воздействуют на принявшего их человека. Однако я скажу вам: все это ложь. Из всех любовных снадобий лишь амортенция имеет весомый эффект, остальные же пятьдесят шесть - за свою жизнь я перепробовал каждое из них - абсолютно не работают, если вы все же решите испробовать их, то добьетесь лишь того, что лицо вожделенного объекта обрастет густой шерстью или покроется фурункулами.
Студенты зафыркали - одни представили столь жуткие лица, иные же посмеялись над тем, что грозный профессор Снейп только и делал, что девиц пытался приворожить.
- Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а к тем, кто прочь бежит, кидается на шею, - доносится с задней парты тихий, загадочный голос Альбуса Поттера.
- Кто это сказал?! - рявкает профессор.
- Шекспир, - тот же тихий, загадочный голос.
- Минус десять очков... с какого вы факультета, мистер Шекспир?
- Он же умер давно! - смеется Малфой.
- Так у вас, Скорпиус, студенты мрут, а я в последнюю очередь узнаю?!
 
Автор:Рыжачок
Название:Маленькая женщина
просмотреть/оставить комментарии [0]

Маленькая женщина крайне недовольна мной. Вечно она попрекает, вечно я сержу ее, обижаю на каждом шагу. Если бы разделить мою жизнь на мелкие частицы и судить о каждой в отдельности, любая вызвала бы ее раздражение.





Дверь скользит, чуть скрипя – надо бы смазать, но он все время забывает об этом. Он вообще мало о чем помнит, кроме своей работы.

Он заходит, небрежно расстегивая мантию, комкает ее и бросает, не глядя, на кресло. Как она ненавидит эту дурацкую привычку, доводящую ее до сухого, тикающего подобно маггловским часам бешенства. Она и всего его ненавидит, и каждую его привычку по отдельности – как он ест, чавкая и причмокивая, как храпит во сне, как вскакивает среди ночи и то ли во сне, то ли наяву кричит: «Неееееееет!». Ничто не смогло погасить эту ненависть – ни голос разума, говорящий, что это просто усталость от совместного быта — и ничего больше; ни эмоциональные редкие вспышки после скандалов – даже поругаться с этим человеком было невозможно, он все сводил к несмешным шуточкам или просто делал вид, что ничего не происходит.

«Котел, полный крепкой горячей любви» вышел из своих берегов и видит Мерлин, эту волну никому не остановить. Сервируя стол к ужину — три прибора, возле одного всегда пусто – она даже не пыталась скрыть нетипичную для нее радость. Да что там, нетипичное проявление эмоций в этом пыльном доме.

Он ел и пил, как всегда на автомате, читая очередную газету. Впрочем, как и жил. Иногда ей казалось, что лучше бы они все умерли тогда, в Большом зале. По крайней мере, в этом был бы хоть какой-то смысл, побольше, чем в этом монотонном существовании по привычке. Но сегодня все будет по-другому. Он пьет шумно, проливая чай на клетчатую жилетку, но сегодня ее это неряшество не раздражает. Она ждет, вспоминая постранично «Расширенный курс зельеварения».

Его глаза цвета берлинской лазури закатываются так резко, будто их дернул за невидимые ниточки кукловод. Он оседает бесполезным кулем на пол и впервые за много лет она смеется – тем самым радостным смехом, каким смеются только дети и сумасшедшие.

Она левитирует его на кушетку и жадно вглядывается в его ставшее непривычно бледным лицо. Пару пассов палочкой – и все становится как прежде, все становится правильно – ухо вырастает, морщинки разглаживаются – и перед ней лежит не глухо ненавидимый за то, что смог выжить Джордж, а ее любимый Фред, которого ей так не хватает. Анжелина рассказывает ему о том, как плохо без него жить на пыльном и душном чердаке магазинчика «Волшебные Вредилки Уизли», как похож на него Фред-2, что ей наскучило жить по привычке и из чувства долга, и как она жалеет, что не подставилась под ту аваду сама. Так проходит несколько часов, дыхания Фреда-Джорджа почти не слышно, да оно и мешало бы этой исповеди в один конец. В конце-концов, Анжелина проваливается в полусон, полубред, обнимая уже непонятно кого и шепча то ли одному, то ли им обоим: «Любимый».

____

Джордж Уизли просыпается от лучиков солнца, запутавшихся в его огненных волосах и соскользнувших на плечи. Глядя на умиротворенную и такую родную жену, которая спит рядом, он думает, что у него есть еще месяца три передышки перед ее очередным приступом. А о том, что его организм за эти годы постепенно привык к «Напитку живой смерти» и его воздействие постепенно свелось к банальной легкой сонливости, он никогда не скажет своей маленькой женщине – потерянной и поломанной той битвой Анжелине.
 
Автор:Николай Шальнов
Название:Волосы Вероники
просмотреть/оставить комментарии [1]



Как уже говорилось, Гермиона Грейнджер была самой что ни на есть удивительной особой. Она была не столь обласкана вниманием Пэнси Паркинсон, сколь безумно влюбилась в Джинни Уизли.
А Джинни Уизли безумно влюбилась в Колина Криви - и вот в чём особенность этих отношений: она не могла определить точно, чьей собственностью являлась.
Когда Гермиона, с растрёпанными волосами, после очередной бурной ночи с Пэнси Паркинсон варила амортенцию для Джинни, что та в последнее время вела себя как-то не так. А как? - спрашивала про себя Гермиона, глядя на то, как из под её рук ускользала очередная покровительственная опекунья.
Гермиона любила наблюдать за тем, как Пэнси по утрам одевалась и медлено расчёсывая волосы, рыжие, как прекрасное марево заката.
Драко Малфой, наблюдая за всем этим безобразием, узрел на окне брызги дождя. Эти брызги напомнили ему слёзы Гермионы, когда та получила решительный отказ от любви со стороны Рона.
Перестройка была трудна, в особенности когда холодные пальцы разбитной слизеринки впивались в растрёпанные волосы Грейнджер. Волосы её, отражавшие весь блеск и всю утомительную красоту этого факультета, были частью чего-то большего, чем она сама - Волосы Вероники были расположены на волшебном потолке Большого зала, и в точности повторяли очертания волос Пенси, разброснанных по утрам на смятой подушке. Поэтому Гермиона часто говорила себе по утрам, что подлинное имя Пэнси - Вероника.
Это была странная, дурманящая история любви, которая даже не нашумела, а просто была тихо произнесена шёпотом ноябрьского ветерка над полем для квиддича, шелестом совиних крыльев в ночи. Эта любовь была до странность непохожей на любовь обычную, степенную: она была столь щемящей,что даже без разговоров можно было слышать её жалобные ноты.
В этом мире, необычайном по проникновенности, в мире их душ, где добро и зло смешивалось, и возникало то полуясное, полуправильное понимание, которое так нравилось нашей удивительной публике.
А публика, несмотря на всю странность этого союза, была обширной. Гермиона раз за разом убеждалась, что все её обожатели и поклонники ничего не стоили. Пэнси была ей как сестра. И в этой странной любви, как ей казалось, не было ничего особенного, ничего порочного.
Пэнси раздвинула шторы, и в слизеринскую спальню хлынул солнечный свет.
Этой странной любви им не простили.
 
Автор:waveofsorrow269
Название:Переписывая историю
просмотреть/оставить комментарии [0]

Название оригинала: To Rewrite History
Переводчик: Sevima

В своей жизни Ватсон испытал много видов поцелуев, тех, которые дарил, и тех, которые получал, сладких и соленых, деликатных и грубых, ранящих и излечивающих, женских и мужских, в радости и в горе, запоминающихся и тех, о которых потом жалеешь, нежных и жестоких, и таких, что стоят где-то посередине.

Что-то должно быть сказано о запретных поцелуях, разделенных в темноте улицы, когда дождь льет над головой, словно холодное серебряное покрывало, когда языки скользят и сплетаются, зубы сталкиваются, бедра трутся и вжимаются, распространяя тепло между двух тел, пока бешено бьютcя сердца.

Что-то должно быть сказано о поцелуях жен, полученных в тепле дома, со вкусом меда и запахом лаванды, с улыбкой на лице, нежной рукой на небритом подбородке, мягким телом и податливостью, ощущением шелковистой кожи и мягкими кудрями под пальцами.

Что-то определенно должно быть сказано о первых поцелуях, волнующих и новых, оставляющих метку на неизведанных территориях, рисующих карту новых земель, новых миров, новых небес, познающих непознанное, делающих близкими просто знакомых. И что-то должно быть сказано о последних поцелуях. Да, об этих тоже. Горьких, соленых, как океан, слабых, окончательных.

Но больше всего должно быть сказано о поцелуях Холмса, подаренных в уютном тепле дома, пахнущих табаком и серной кислотой, теплым носом, прижимающимся к Ватсону, темными глазами, сверкающими ярче сверхновых, в которых заключены целые галактики, разделенным на двоих дыханием, с близкими губами, такими близкими, почти касающимися, но никогда не достигающими цели. В эти моменты прошлое не имеет значения, ничто из того, что было когда-то важно. В эти несколько мгновений история пишется заново.

 
Автор:Kukushka
Название:Four Walls
просмотреть/оставить комментарии [0]

Доброе пожаловать.
Он приоткрыл дверь и пропустил ее вперед, слегка придерживая за талию. Его прикосновение было легким, почти невесомым, но предательская дрожь пробежала вдоль ее позвоночника, и, не задумываясь не о чем, она вступила в зал.
Несколько свечей тускло освещали помещение. Зеркальная поверхность пола создавала ощущение черного омута,который с каждым шагом притягивал все сильнее и сильнее. Тишина. Абсолютная тишина заполняла собой все пространство. Каждый шорох мантии отдавался в голове ударом маленьких молоточков. Каждый шаг приближал к чему-то неизвестному и пугающе притягательному.
Вина?
Да,спасибо.
Тонкая рука протянула ей изящный бокал, наполненный кроваво-красной жидкостью. При таком освещении его кожа казалась прозрачной и болезненно бледной, тонкие вены очерчивали причудливые узоры, словно маленькие змейки обвевали его запястье и стремились куда-то вверх по руке.
За тебя.
За Вас.
Она сделала глоток. Уголки губ на мгновение дернулись вверх, но он заметил и это мимолетное движение. Он считал, что читает ее как открытую книгу, видел каждую тщательно скрываемую эмоцию, каждое движение, но в ней по-прежнему оставалось что-то, что притягивало к ней. Она была умна и расчетлива, холодна и цинична, бесстрашна и неудержима, но в то же время в ней едва уловимо можно было заметить нежность и доброту по отношению к некоторым знакомым,заботу и искреннюю заинтересованность в их жизни.
Могу я пригласить тебя на танец?
Да,мой Лорд.
Он взмахнул палочкой и комнату заполнила музыка. Она была удивительна и совершенно непохожа на то,что ведьме приходилось слышать раньше. Эти чарующие звуки буквально обволакивали,образуя вокруг тебя кокон, эластичный и упругий, непроницаемый для внешнего мира. Они погружали в состояние близкое к трансу, заставляя двигаться в такт с партнером, забывать обо всем стороннем и наслаждаться только этим моментом. Она бросила взгляд на него. Глаза мага были прикрыты и, судя по улыбке, блуждавшей на лице, он испытывал те же ощущения. Постепенно свечи начали гаснуть, и вскоре они остались в абсолютной темноте, которая лишь усиливала ощущение нереальности всего происходящего. Она могла чувствовать только две сильные руки, державшие ее за талию.
Девушка прижалась к нему сильнее, подчиняясь движению рук, которые сейчас были единственным, в существовании чего она была уверена. Они дарили ощущение спокойствия , безопасности и защищенности. Эти руки медленно исследовали ее тело, спускаясь все ниже, сбивая ее дыхание, а потом поднимаясь вверх, двигаясь в унисон с музыкой, действующей как наркотик. Она заставляла двигаться очень медленно, растягивая каждое движение. Она дарила ощущение полета, отсутствия твердой опоры под ногами, ощущение, что в этом мире нет ничего важнее нее. В следующее мгновение руки, которые поддерживали девушку исчезли, предоставив ей возможность полностью отдать себя ритму. Она стала двигаться в такт музыке, кружась по залу; такой свободной, легкой и счастливой она не чувствовала себя никогда. Впервые за долгое время она улыбалась, искренне и беззаботно. Нет, она не жалела, что стала пожирателем, ей льстило внимание противоположного пола, пусть и самых ничтожных его представителей, она получала удовольствие от рейдов, но счастливой не была. Внезапно она вновь ощутила прикосновение, и в следующее мгновение была прижата к нему. Она могла чувствовать сбивчивое дыхание, едва касавшееся ее затылка, могла чувствовать тонкие пальцы, вернувшиеся к своему исследованию, могла откинуть голову назад, чтобы почувствовать холодные губы,прикоснувшиеся к основанию ее шеи. Его руки стали подниматься все выше, захватив по пути ее, и остановились, только чтобы запрокинуть их ему за шею, а затем вернулись к начатому, едва касаясь контуров ее тела, бережно очерчивая их. Эти легкие касания дарили ощущение хрупкости и значимости, недоступные ей до этого. Его запах окутывал ее с головы до ног, такой терпкий, такой приятный. Глубоко вдохнув, она провела руками по его шее, едва касаясь холодной кожи кончиками пальцев. Он был похож на камень, твердый и неживой,но, задержавшись на несколько секунд в районе сонной артерии, она почувствовала биение учащенного пульса. Улыбка вновь коснулась ее губ. Он хотел ее, но не так как другие, нет, Том Риддл во всем был уникален.
 
Автор:vischio
Название:Анабелла Снейп
просмотреть/оставить комментарии [0]

"яжелый рок, запах полыни и прикосновения сильных рук. Этого больше нету, как нету и того, кто давал мне все эти ощущения.Моего мужа. Он положил свою жизнь на алтарь победы, но даже не попрощался со мной, лишь взглянул перед уходом своим странным, загадочным взглядом темно- карих, почти черных глаз. Видимо, это и было прощанием. Всего лишь больной взгляд и сухое: "Будь осторожна, дорогая." И мое тихое: "Ты тоже." Такая странная любовь нас с ним связывала, даже не знаю, было ли это именно тем, что ему нужно... Поначалу все мои родные были против моего романа, но потом смирились, увидев, как я преображаюсь, когда нахожусь рядом со своим мужчиной. Мы были родственными душами, непонятые обществом люди, нашедшие друг в друге то, чего нам не хватало всю жизнь. А потом поняли, что нас связывает не только дружба, но и влечение, перешедшее в любовь. Мне так нравилось сидеть на полу, прислонившись спиной к его ногам, и читать что- нибудь. Или просто слушать его, наслаждаясь бархатными нотками его голоса. Когда наступало лето, мы уезжали куда- нибудь подальше от Лондона, а когда начинался учебный год, я переезжала к нему, не желая расставаться с любимым на столь долгий срок.

Когда возродился Волдеморт, мой любимый пытался защитить меня, не раз внушая мне, что не любит меня, и тем самым расстаться со мной. Но его глаза не умели мне лгать и я не оставляла своего мужа один на один с его проблемами. Наши ночи были наполнены страстным сексом, а дни- напряженным ожиданием чего- то страшного.
Я не знаю почему, но за год до трагедии мне стали сниться анонимные тени, тянущие ко мне руки. За три месяца до его гибели, я узнала, что скоро стану матерью. Мой любимый был счастлив, несмотря на то, что мы жили в очень темное время, когда жизнь мага ценилась меньше, чем когда- либо.

Утром второго мая я последний раз видела своего мужа живым. Тогда он был так ласков и нежен, что у меня иногда кружилась голова. Когда он покинул наш дом, я непривычно долго смотрела на закрытую входную дверь и что- то во мне вопило, требуя вернуть любимого домой и никуда больше не отпускать. Если б я только знала...
С тех пор прошло пять лет и я воспитываю нашего сына, как две капли воды похожего на своего отца. Стивен, моя радость, единственный смысл жизни.
Надеюсь, что Северус видит успехи своего сына."
Анабелла Снейп.
 
Автор:FanofBellaandEdward
Название:Шоколад
просмотреть/оставить комментарии [0]

***
Драко ошеломленно смотрел, как его любовник пытался намазать шоколадную пасту на ломтик хлеба. Молодой человек усердно боролся с бутербродом на протяжении пяти минут, но паста никак не желала задерживаться на хлебе. Казалось, упертый шоколад не хотел принять соседство белого хлеба, что было странно, учитывая, что свести их пытался человек, соединивший гораздо менее податливых людей вместе: Гарри Поттер! (Вот уже как 2 года как любовник Драко Малфоя). Каждый раз, когда брюнет пытался убрать свой нож с хлеба, шоколадная паста цеплялась за него, и ему приходилось начинать всё с начала.
С чувством разочарования Гарри бросил нож на тарелку и с недовольной гримасой на лице скрестил руки на груди.
- Сдался? - весело спросил Драко.
Гарри еще сильнее надулся:
- Проклятый шоколад отказывается держаться на хлебе.
–В этом весь ты!
Зеленые глаза сузились:
- Что - я?
Драко усмехнулся.
- Ты победил самого сильного темного мага всех времен с помощью одного заклинания, но простой кусок хлеба с шоколадом создаёт тебе такие проблемы!
- Ну и что? Это не моя вина в том, что шоколад упрямый, - фыркнул Гарри.
Драко посмотрел на измученный ломтик хлеба, почти полностью покрытый толстым слоем масла и лишь небольшим количеством шоколада.
- Может быть, если ты срежешь немного масла, шоколад сможет удержаться на хлебе?- предположил Драко, и в его глазах появились озорные смешинки.
- Но я люблю, когда много масла. Так намного вкуснее, - Гарри сердито посмотрел на кусок хлеба. Он был готов сделать всё, чтобы шоколад остался на нём.
Драко пристально посмотрел на недовольного парня. После трех минут наблюдения за взглядом любовника, которым тот наградил шоколад, он вздохнул и нетерпеливо протянул руку. Гарри смущенно посмотрел на него.
- Дай мне этот идиотский кусок хлеба и этот чертов шоколад, ты, шоколадный наркоман!
- Эй, ты же не будешь есть мой шоколад, - запротестовал Гарри и свирепо посмотрел на него, защищая свою тарелку.
Блондин обреченно закатил глаза. Его любимый действительно питал жуткую страсть к шоколаду. Драко небезосновательно винил в этом Люпина.
- Нет, малыш, я не стану есть эту приторную гадость, - фыркнул Драко. - Просто дай мне свою тарелку, и я сделаю для тебя этот бутерброд.
Лицо Гарри просияло, а изумрудно-зеленые глаза зажглись новым светом. Тарелку спешно пихнули в руки Драко, и переполняемый желанием Гарри нетерпеливо ждал, когда его бутерброд будет готов.
Едва Драко успел закончить и только собрался убрать нож, тарелка в мгновение исчезла у него из-под носа. Светлая бровь не успела привычно ехидно изогнуться, а нетерпеливый Гарри уже уничтожил свой бутерброд. Немного времени потребовалось сладкоежке, чтобы покончить с излюбленным десертом. И пока Гарри занимался слизыванием остатков шоколадной пасты, размазанных по его пальцам, Драко был занят тем, что наблюдал за его лицом и быстрым влажным розовым язычком, проскальзывающим между длинными тонкими пальцами.
Голод – необычный голод - появился в серых глазах, в которых разгоралось пламя.
Услышав низкий рык, вырвавшийся из уст его любовника, Гарри поднял настороженный взгляд. Румянец появился на его бледных щеках, когда он узнал страстный огонь в серых глазах Драко.
- Хм, Драко ... – он нерешительно замолчал.
- Гар-ри, - промурлыкал Драко и встал, подкрадываясь к Гарри, как лев к своей добыче.
- Драако ... - Гарри посмотрел на него с опаской.
- Порой я ненавижу моменты, когда ты ешь свой проклятый шоколад, - Драко замолчал на несколько секунд, прежде чем продолжить - Но, с другой стороны, я обожаю, когда ты так делаешь.
- О! Почему это? – смущенно спросил Гарри. Драко много раз выражал свое равнодушие по отношению к его любимому лакомству и часто отказывал ему в шоколаде, надеясь, что это поможет избавиться от слабости.
- Потому что сейчас ты весь грязный. А мы же не можем быть грязными, не так ли? - Драко замурлыкал. – Но я помогу тебе.
- Да?- это было все, что Гарри удалось выдавить из себя, прежде чем его вытащили из кресла и потащили прочь из кухни в их огромную спальню.
Позже Гарри задумается о том, что употребление в пищу шоколада на глазах у Драко довольно рискованно для его задницы.


 
Автор:Странница
Название:И хочется плакать.
просмотреть/оставить комментарии [0]

— Перси, да ты, никак, шутишь! — воскликнул Фред.

Пожиратель смерти, с которым он дрался, рухнул под тяжестью трёх Оглушающих заклятий, выпущенных одновременно с разных сторон. Толстоватый упал на пол, весь покрывшись тонкими шипами, похоже, он на глазах превращался во что-то вроде морского ежа. Фред с восторгом посмотрел на Перси.

— Ты и правда шутишь, Перси… По-моему, я не слышал от тебя шуток с тех пор, как…
Джордж бросается на брата и тащит его вдаль.Раздался взрыв. Все они в этот момент стояли рядом: Гарри, Рон, Гермиона, Фред, Перси и двое Пожирателей смерти у их ног, поражённых один Оглушающим, другой Трансфигурирующим заклятием.Фред ошалело смотрит на брата.А Джордж смеётся.

Чернота.Очарование видения ещё не до конца ушло.Рука тянется к соседней кровати.Глаза безумно пытаются разглядеть его в темноте.Но его там нет.Кровать пуста.Рука безвольно опускается.И хочется плакать.Но глаза сухи.
Каждый раз ему сниться этот сон.Он мучает его.Не даёт забыться.Джордж Уизли подавляет стон.И хочется плакать.И хочется позвать его.Чтобы он пришёл.И забрал его.И наконец всё кончилось.
Почему они держат его здесь?Почему не дают уйти.К нему.Почему мама с потухшими глазами каждый день приходит и гладит его по голове.Как раньше.Ведь теперь всё изменилось.Почему они не понимают?Почему заперли?Почему все эти люди приходят и что-то говорят.О нём.Неужели не понимают,что он просто не может этого слышать.Неужели же они не видят,что без него он не может!
Он научился.Научился почти не думать.Не вспоминать.Ни детство,ни школу.Ни-че-го.Чтоб не больно.Чтоб не рвать им душу.Он уже давно не кричит по ночам.Давно понял.Что лучше не станет.Давно понял.Что лучше смотреть в потолок.Давно понял.Что надо терпеть.Они говорят,что время лечит.Ложь.Такая же как и то,что он поправиться.И хочется плакать.
И снова небытье.И снова Фред шутит.И снова взрыв.И снова спас.Он не любил просыпаться.Не хотел снова быть очарованным.Миг спустя опять знать.Что всё это ложь.Он хотел умереть.Хотел.Но ему не дали.И заперли тут.Где всё напоминает о нём.Остаётся только лежать.И не плакать.Хоть и хочется.
Мама смирилась.И Джинни.И Рон.Все.Все приняли его смерть.А он нет.Ведь он-то ещё жив.Значит и он не умер.Они ведь поклялись.Что умрут вместе.Но мозг услужливо подкидывает картину.
Оцепенение.Опять устремить взгляд в потолок.И забыться.На мгновение.Жизнь по простым правилам.Он должен научиться.И разучиться плакать.

В постели лежал и не спал парень.Рыжий и веснушчатый.Онн сильно похудел за последнее время.Всё его лицо будто постарело и осунулось.Лишь глаза,голубые яркие глаза.Лишь они жили в этом теле.Каждую ночь он лежал вот так.Уже целый год.Ещё только год.И хотелось плакать.А в глазах его горели феерверки,которых его брат больше никогда не увидит.
 
Автор:fire757
Название:Он улыбается мне
просмотреть/оставить комментарии [1]

Он улыбается мне.
Черт подери! Я, когда впервые увидел – в Большом зале во время обеда, между прочим, просто не поверил своим глазам. Подумал: все, Снейп, закончилась твоя карьера шпиона и скоро начнется карьера мертвеца – галлюцинации еще никого к счастливому светлому будущему не привели.
Наверное, у меня в тот момент было такое каменное лицо, будто василиск постарался, ибо Поттер быстренько глаза спрятал и перестал улыбаться. Вот и хорошо. Так и должно быть, разве нет?
Оказалось, это было только начало, пробный раунд, если можно так сказать. Что? Я паникую? Да с чего вы взяли? Вы просто не видели, как этот мальчишка улыбается!
Искренне, мантикора его раздери! Глазищи сверкают, как гирлянды на елке в рождественский вечер. И еще он немного стесняется, мол: вот он я, такой весь растакой, улыбнулся тебе, и не знаю, чего ты там себе успел напридумывать, но это должно было быть только хорошее!
Я уж и взглядом его пытался к столу пригвоздить, и рявкал на него – не помогает! Глаза он теперь не прячет сразу, чтобы я, мол, успел насладиться его вниманием подольше. Хотя все еще стесняется. Может, потому, что я ему не улыбаюсь в ответ? Да ну тебя, Поттер, какие мысли дурацкие в голову приходят!
Хм… что-то я не в настроении сегодня. Какое-то блюдо не то съел? Издеваюсь и язвлю еще больше, чем обычно, балы поснимал со своих змеенышей… Гриффиндор, так тот вообще, наверное, в минусы ушел. Ничего, им полезно. Вот только МакГонагал скандалить прибежит, старая сварливая кошка.
И все-таки – что ж не так-то? Что? Чего-то такого не хватает, привычного такого, родного, зеленоглазого…
Поттер. Где Поттер?!
На занятии не было – это точно. Завтрак? Вроде, тоже нет. Обед?
Все, иду в госпиталь. Почему это он мои уроки прогуливает? А он прогуливает, это точно. Зараза заразу не берет.
Помфри, вы чего мнетесь так долго? Где Поттер, я вас спрашиваю?! Что? Директора спросить? Проклятье!
Лечу к директору. Что этот безумный старик опять придумал на свою, мою и Поттерову головы???
Что-то я не в себе немножко…
Директор! Где Поттер, спрашиваю! ГДЕ ПОТТЕР? Как это? В школе невозможно аппарировать! Я… Да, было собрание, этой ночью, но ничего особенного, сегодня вечером я должен был прийти к вам с докладом. Как это – ЗАБРАЛ?! Что? Не забрал? Поттер сам пошел? Магический мир от Темного Лорда спасать? Сам?
Поттер-Поттер, горе ты мое! И даже не улыбнулся на прощание, негодник!
Не умею я, Поттер, как ты, из Хогвартса аппарировать! Должен бежать к барьеру… Мерлин, уже несколько часов прошло! Тебя могли покромсать на мелкие кусочки и скормить Нагайне! Могли… Нет, я не буду даже думать о таком! Не буду. Вот теперь я паникую!
Что за?
Поттер… ПОТТЕР!!!
Весь в крови, мантия разодрана, окуляры разбиты… Дышишь.
Хорошо, что я нужные зелья с собой в кармане таскаю. Пей. Да пей же!
Ну! НУ!
Рана затягивается, все… все хорошо теперь. Слышишь? Все хорошо.
Что? Ты зачем меня за руку схватил?
И улыбаешься…
Поттер, да у меня чуть сердце не разорвалось, когда я тебя сегодня не увидел! А потом у директора… и здесь…
Да, я тебя обнимаю. Да, крепко. И да, не отпущу от себя больше никогда. А то вон ты какой – из Хогвартса аппарировать!
Теперь только мне улыбаться будешь. Будешь ведь? Гарри…

 

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... >| (Всего: 635)


январь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

декабрь 2016  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.01.14
За стенами Малфой-мэнора [3] (Гарри Поттер)


2017.01.13
Ночь рождения [9] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.01.18 17:50:24
Слизеринские истории [122] (Гарри Поттер)


2017.01.17 17:00:36
Кот-который-выжил [83] (Гарри Поттер)


2017.01.16 20:24:34
Сильнее смерти, больше жизни, дольше времени [0] (Оригинальные произведения)


2017.01.16 09:59:38
Дневник выжившего мага [131] (Гарри Поттер)


2017.01.15 19:45:38
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.01.15 16:32:19
Отвергнутый рай [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.01.15 16:25:03
Виктория (Ласточка и Ворон) [9] (Гарри Поттер)


2017.01.14 20:29:56
Своя цена [11] (Гарри Поттер)


2017.01.13 23:55:31
Лёд [1] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.01.13 23:47:39
Смех в лицо предрассудкам [29] (Гарри Поттер)


2017.01.13 23:32:26
Данстенбургское привидение [1] (Гарри Поттер)


2017.01.12 15:06:13
Ненаписанное будущее [7] (Гарри Поттер)


2017.01.12 10:43:04
Morituri [0] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.01.12 09:34:36
Обреченные быть [1] (Гарри Поттер)


2017.01.11 12:13:34
Лабиринты отчаяния [2] (Гарри Поттер)


2017.01.08 23:02:20
Так близко [33] (Гарри Поттер)


2017.01.08 09:48:13
Скрипичный ключ [1] (Шерлок Холмс)


2017.01.06 10:02:23
Возрождение Феникса [9] (Гарри Поттер)


2017.01.05 14:54:05
Глюки. Возвращение [235] (Оригинальные произведения)


2017.01.05 12:59:01
Хроники профессора Риддла [571] (Гарри Поттер)


2017.01.05 12:37:13
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2017.01.04 18:48:50
Обретшие будущее [8] (Гарри Поттер)


2017.01.04 16:07:49
Пять друзей Поттера [18] (Гарри Поттер)


2017.01.03 21:06:27
Право на поражение [3] (Гарри Поттер)


2017.01.03 07:41:08
Вынужденное обязательство [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.