Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала, а Снейп ее замещать отказался. Потому что сил у него уже не было выслушивать очередной бред про стаканы, суровости и Косой переулок. Потому что соскучился человек по старым, добрым анекдотам, которые были в самом начале флешмоба. В которых банально переделывали "доктор" на "Снейп", а в конце обязательно вставляли "Следующий!".

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12700 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17683 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Момент истины

Автор/-ы, переводчик/-и: MarInk
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:
Жанр:Humor, PWP, Vignette
Отказ:Отказалась бы, да никто не возьмёт. Потому всё моё, угу.
Фандом:
Аннотация:Содержание можно выразить сочетанием жанров: общий, зарисовка/виньетка, PWP, потуги на юмор, шпиёнские будни - выбирайте, что больше нравится… а вообще это бред укуренного, предупреждаю честно. Я старалась сделать ЭТО вменяемым - уж как вышло.
Комментарии:В слове «Накерники» можно ставить ударение либо на первый слог, либо на второй - по вкусу.
Написано для yain-kun, который пожелал высокорейтинговый слэшный оридж с героем определённой внешности и характера (только ради тебя я сейчас способна на такое подробное НЦ без психоделических заморочек, dear brother of mine). Бойтесь своих желаний, граждане, они исполняются=)
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2009.06.19 (последнее обновление: 2009.06.19)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 2059 раз(-a)



Вчера весь день лил нудный холодный дождь; к вечеру свежие лужи припорошило снегом. А ночью в моём дворе выпали осадки, не предусмотренные прогнозом погоды: дождь из трупов.
- Четыре трупа возле танка дополнят утренний пейзаж, - пробормотал я, прижавшись лбом к оконному стеклу.
Четыре тела в лучах серого рассвета наличествовали; танк, впрочем, отсутствовал, что не могло меня не радовать.
- Да? - неприветливо осведомился прокуренный голос в трубке.
- Отделение милиции района Накерники? - уточнил я. - Во дворе дома номер сорок по Вороньей улице лежат четыре трупа.
Трубка цветисто и пространно выразила своё недовольство - я даже невольно заслушался.
- Я подумал, вам будет интересно, - прибавил я с сомнением, дождавшись окончания монолога.
- Фамилия, адрес? – потребовал у меня страж порядка.
- Я же говорю, Воронья улица, сорок. А фамилий трупов, извините, не знаю. Даже если вдруг я был знаком с ними при жизни, то сейчас они всё равно лежат лицом в землю, - обстоятельно разъяснил я.
- Ваша фамилия. И ваш точный адрес, - прорычали в трубке.
- Не скажу, - совершенно по-детски отозвался я. – Мне, видите ли, на работу уходить через полчаса, а если я скажу свою фамилию и номер квартиры, то вы приедете, будете допрашивать меня всякими вопросами, на которые я не знаю, что ответить... в результате ни вы ничего нового не узнаете, ни я не успею на работу вовремя.
Я плюхнул трубку на рычаг и потянулся за чашкой чая. В каком-нибудь американском фильме бравые полицейские определили бы номер строптивого свидетеля и таки заявились бы к нему домой; точнее, это был бы не он, а она – блондинка с талией в обхват ладони и пятым размером груди, а самое интересное – при всех своих данных ещё и, к примеру, профессор ядерной физики. Она обязательно проявила бы глупость, несвойственную профессорам ядерной физики, вляпалась бы в какое-нибудь дерьмо, и некий бравый мускулистый полицейский с глубоким бархатистым баритоном спас бы её, чтобы впоследствии трахнуть или жениться – чаще первое, ибо нравы в наше время, конечно... Но у нас не американский фильм, а российская глубинка, и поэтому прокуренный неприветливый милиционер, скорее всего, никогда не узнает, кто позвонил в участок.
Хотя не спорю, потрахаться с бравым мускулистым полицейским я бы не отказался, даже рискуя опоздать на работу.

* * *

- ...и в этот момент раздался стук в дверь. Убийца явился! МакГройн бесшумно выдернул пистолет из кобуры и впился взглядом в медленно расширяющуюся щель приоткрывающейся двери... – мой голос, зачитывающий вышеприведённую лабуду, был вкрадчив и богат модуляциями – как-никак, за это мне и платят. – Итак, мои милые слушатели, настало время угадать, кто же был убийцей! Звоните по номеру два-два-два-три-три-два-три и выкладывайте ваши версии! Победитель получит замечательную футболку с логотипом нашего «Радио о Ретро»! Я жду ваших звонков, и специально для вас звучит замечательная песня, под которую до сих пор обожает танцевать моя мама – «Rock around the clock»!
Я с облегчением стянул наушники и откинулся на спинку неудобного вертящегося стула. Понятия не имею, есть ли вообще моей маме какое-нибудь дело до музыки: три года назад, выйдя на честно заработанную пенсию, она укатила куда-то в Африку, к племенам, оставшимся первобытными и очень счастливыми по этому поводу, и на Новый год и в день рождения присылает мне аляповатые открытки с поздравлениями – на открытках почтовые штемпеля со странными и каждый раз новыми сочетаниями букв. Надо думать, по большей части она танцует вовсе не под Билла Хэйли, а под какие-нибудь кустарные кожаные барабаны, но это дело вкуса, собственно. Я бы тоже предпочёл барабаны, будь у меня такой вот дуальный выбор; должен же я был хоть что-то унаследовать от мамы, помимо необходимости носить очки, телосложения по типу «шкелетик в галстуке» и напоминающих о древних скандинавах синих глаз и светлых волос?
Режиссёр Павел Карлович уже беседовал с самым шустрым желающим поделиться со всеми слушателями радиостанции «Радио о Ретро» именем убийцы; я вытянул из пачки последнюю сигарету и закурил, стряхивая пепел на допотопный пульт перед собой, - хуже уже никому не будет, ни моим лёгким, ни пульту. Зато если последний не выдержит и сломается к чертям собачьим, то его отправят на заслуженный помоечный вечный покой, и купят что-нибудь новое. Хотя общая тенденция надежды не внушает: самым новым девайсом в этой студии являюсь я. Учитывая, что мне двадцать два года, можно представить себе, какая здесь мебель и техника.
Зато платят вполне достаточно, чтобы хватало на жизнь. Разумеется, не только за то, что я зачитываю в эфир новости, макулатурные рассказы и ошеломляющие своей тупостью вопросы викторин и запускаю песенки пятидесятых годов; но другая часть моей деятельности, как правило, не афишируется. Павел Карлович, например, и вовсе не знает об этой другой части, и его чрезвычайно возмущает, когда я начинаю курить в студии.
Песня закончилась; режиссёр сердито попытался выхватить сигарету у меня изо рта. Я мотнул головой - сигарета задела запястье Павла Карловича и зашипела, потухая; вскрик, вне всякого сомнения, донёсся до всех немногочисленных слушателей.
- Итак, дорогие слушатели, вы только что слышали крик убийцы, исполненный страха и ужаса перед грядущим правосудием, - сообщил я в микрофон, не обращая внимания на пышущее праведным негодованием лицо режиссёра. - Ведь к нам уже дозвонился один из вас, и сейчас, по всей видимости, имя убийцы прозвучит в эфире! Мы слушаем вас внимательно, как вас зовут?
Знакомый хриплый голос произнёс, звучно и неторопливо:
- Сергей Аракин, сержант милиции. А вот имя убийцы ещё пока не выяснено. Для этого надо хотя бы поговорить со свидетелями - вы так не думаете, ди-джей Крылатый?
Твою мать.
- О чём это вы? - я отрубил связь и подождал пару секунд для видимости. - О, какая жалость, связь прервалась на самом загадочном и интересном месте… но ничего, у нас уже есть следующий звонок!
Какая-то старушка бодро вывалила на меня такое количество возможных версий личности убийцы, что сэр Конан Дойль позавидовал бы подобному полёту криминальной фантазии; терпеливо дослушав до правильного варианта, я поздравил её с выигрышем и перекинул на Павла Карловича необходимость объяснять ей, где она может получить вожделенную футболку.
- А мы с вами, дорогие слушатели, послушаем замечательную музыку!
Я поставил самое длинное, что нашёл; сорок пять минут тромбонов, саксофонов и скрипки под стёршейся до белизны наклейкой с названием и именем исполнителя. Закурил снова, пытаясь собраться с мыслями.
На сообразительную старушку ушло минут пять-шесть, не меньше. Если этот чрезмерно пронырливый милиционер звонил откуда-нибудь поблизости, то стоит ждать его визита хоть сейчас…
Пора рвать когти. Тем более что от моей смены всего-то полчаса осталось.
- Прекрати курить на рабочем месте! - режиссёр выдернул сигарету у меня из пальцев и с остервенением растоптал; свежий ожог ярким пятном выделялся на коже.
- Пошёл на хер, - очень чётко и спокойно сказал я, глядя Павлу Карловичу прямо в глаза. Удовольствие от этих слов было почти физическим - мне с самого утра неимоверно хотелось их сказать.
И пока онемевший режиссёр хватал ртом воздух, я смылся сам, заниматься своей второй работой, куда более трудоёмкой и гораздо менее публичной.

* * *

С точки зрения экономии, пить полагается дома: во всех публичных заведениях - барах, клубах, кафе, ресторанах - цены на спиртное безбожно задирают до небес. Но если пить дома в одиночку, то недолго и спиться от тоски. Плюс, в общественных местах можно познакомиться с самыми разными людьми - это всегда занятно, если только вы не утративший интереса к окружающим ипохондрик.
Поэтому-то я и оказался сегодня вечером опять здесь, в баре «Берлин», гоняя полосатой соломинкой недотаявший лёд по поверхности джина с тоником - совсем чуть-чуть джина и много тоника, потому что пьянею я буквально на раз, а тащить меня домой на своих плечах некому. Все столики были заняты, и я остался у стойки, предварительно проверив, не лежит ли у меня в задних карманах джинсов носового платка; если уж кто-нибудь подойдёт ко мне знакомиться, рассудив, что если я этого не хочу, то какого хрена сижу у стойки, то пускай подходит на свой страх и риск. А то приноровились, понимаешь ли, по цвету и форме платка узнавать о предпочтениях и ожиданиях от знакомства… сейчас у меня, может, одни ожидания и предпочтения, а через полчаса - другие. Что, таскать с собой стопку платков и менять каждый раз?
- Как дела? - поинтересовался бармен, меланхолично протирая и без того сверкающий стакан.
- Нормально, - я отхлебнул из стакана и поморщился: на мой вкус было слишком крепко. Впрочем, после моей работы и надраться не грех. - Вот, отдыхаю.
- У нас сегодня стриптизёр из Питера, - заговорщически сообщил бармен. - Через пару часов выступать будет, как народу побольше явится.
- Симпатичный хоть?
Бармен темпераментно поцеловал кончики пальцев и мечтательно закатил глаза, чуть не уронив бокал.
- Признайся, Майк, подкатывал к нему уже? - фыркнул я. Лёд в стакане окончательно растаял, и я болтал соломинкой уже просто так.
- Подкатывал, - признался Майк; на самом деле - самый что ни на есть простецкий Мишка, но «Майк», по его мнению, звучит красивее. Мне кажется, этот вариант - как максимум красивЕе, но каждый сходит с ума по-своему. - Но я не в его вкусе.
- Посмотрим, - я отложил соломинку.
Майк отвлёкся на другого клиента, а я вытащил из кармана записную книжку и ручку. Завтра снова надо работать, и неплохо бы к этому моменту иметь какие-нибудь намётки и соображения. Я не о ди-джействе говорю, ясное дело.
Стакан с джин-тоником успел опустеть, а вслед за ним - большая керамическая чашка с ананасовым соком, и уже три страницы записной книжки были покрыты закорючками, которые я самонадеянно именую почерком, когда обещанный стриптизёр вышел на сцену. Оценив громкость восторженного гомона посетителей, я развернулся на табурете и приготовился наблюдать за шоу.
- Что это вы весь вечер такое пишете, гражданин Крылатый? - вкрадчиво спросил тот самый голос, с которого началось моё сегодняшнее утро.
- Правду, значит, говорят, что наши милиционеры всюду без вазелина пролезут? - обречённо поинтересовался я, глядя на своего нежданного собеседника.
- Почему же, - охотно отозвался тот. - Можно и с вазелином. Хотя он, знаете ли, негигиеничен. В секс-шопах продаётся нормальная смазка, учтите на будущее.
- Спасибо, учту, сержант, - процедил я.
Сержант Аракин ухмылялся так довольно во все крепкие тридцать два, что невыносимо хотелось вылить ему на буйные каштановые кудри полный стакан чего-нибудь, чтобы охладить веселье.
- А что же мы так формально? - осведомился он непринуждёно. - Я сейчас не при исполнении… можно вас по имени называть?
- Можно, - буркнул я. С именем мне повезло чуть больше, чем с фамилией, хотя их сочетание неизменно приводило любого сведущего в значении имён человека к тому, чтобы радостно-понимающе осклабиться: Олег Крылатый.
Святой Крылатый. Уржаться можно. Хорошо хоть, отчество не Нимбович.
- Я, собственно, хотел сообщить, что в вашей свидетельской помощи следствие больше не нуждается, - продолжал он разглагольствовать. - Все четыре трупа - результат разборок накерниковской братвы и запальчинской.
- И кто победил?
- Наши победили, - улыбнулся Аракин. - Теперь с месяц спокойно будет, пока Запальчино зализывает раны и измышляет реванш.
- С чем нас и поздравляю, - я отсалютовал пустым стаканом из-под сока.
Стриптизёр у шеста успел избавиться от расшитого пайетками галстука и рассчитанными движениями расстёгивал по одной пуговке рубашки в полминуты.
- Кстати говоря, - никак не затыкался сержант, - следствие выяснило, что этих четверых там же и убили, во дворе. Застрелили; на снегу гильзы валялись. Причем, судя по всему, из автомата. И никто ничего не слышал и не вызвал милицию. Поразительная глухота!
- А что тут поразительного? Все нормальные люди спят поздно ночью. Ещё не хватало лишать себя сна из-за посторонних разборок во дворе!
- Есть ведь и такие, которые не спят до утра. Совы по природе.
- Так они разве для того не спят, чтобы с милицией разбираться? - удивился я. - Не в них стреляют - и ладно. Я вот позвонил, как законопослушный, теперь огребаю последствий по полной программе… надо было подождать, пока бдительная бабулька с пятого этажа их увидит. Уж она бы вам свидетельских показаний надавала на двадцать трупов вперёд, со всей гражданской сознательностью.
Нерасстёгнутые пуговки кончились, и стриптизёр то распахивал полы рубашки, то запахивал обратно, вызывая разочарованные стоны в зале.
- А вот скажи-ка мне, Олег, - после небольшой паузы начал Аракин, - кто ты такой?
- В смысле - кто? У тебя провалы в памяти, и ты не помнишь, о чём и почему разговаривал со мной битых минут десять? - я воспрял в порыве надежды.
- Какие провалы в памяти? - не понял Аракин и досадливо потряс головой. - Никаких провалов. Вот только интересно - кто ты? Вроде бы, ди-джей на чахлой радиостанции, а ездишь на ламборджини дьяболо, носишь трусы от Версаче и питаешься мраморной телятиной. Дедушек-миллионеров у тебя вроде бы нет, на бирже по ночам не играешь…
- Это наша милиция нас так нынче бережёт? - уточнил я. - Откуда про трусы-то с говядиной известно? И, кроме того, может, я очень даже играю по ночам на бирже. Откуда тебе знать, ты же за мной ночью не следишь.
- Окрестные бомжи регулярно роются в мусоре из вашего дома. Как правило, даже караулят - кто выкидывает. Сразу тебя узнали по описанию и охотно рассказали, какие бирки и объедки валяются в твоих мусорных пакетах.
- Вчера у меня были на ужин кильки в томате и засахарившееся варенье, а не телятина, - проворчал я. Стриптизёр у шеста приспустил рубашку с плеч и теперь исполнял забубенные акробатические финты, безусловно, имеющие свои названия на профессиональном стриптиз-жаргоне. - Что, и про ламборджини бомжи рассказали?
- Про машину - та самая бабулька с пятого этажа, - словоохотливо пояснил Аракин. - Она и про твою личную жизнь рассказала много: дескать, приходят к тебе ночью размалёванные девки и накачанные парни, а с утра уходят, и вид у них при этом такой затраханный-затраханный…
Не выдержав, я заржал в кулак, представляя себе бдительную бабульку, чуть ли не круглые сутки наблюдающую за дверью моей квартиры. То-то она не позвонила в милицию, когда во дворе раздались выстрелы: утомилась и спала без задних ног. Нос совать в чужие дела - это ведь трудоёмкое занятие; молока ей, что ли, презентовать, за вредность работы?
Слитный разочарованно-испуганный «ах» пронёсся по бару; я вскинул голову: оказывается, стриптизёр неудачно ступил и - вуаля! - подвернул ногу. Способным работать дальше он решительно не выглядел.
- Вот @#%№&, - пробормотал Майк в сердцах упавшим голосом. - Вот ведь гондон кривоногий, а! Теперь половина народу от расстройства в «Blue Jay Way» перетечёт, у них стриптизёр штатный, танцевать не умеет, зато никогда и не падает…
Я в задумчивости выбил пальцами дробь на полированной поверхности стойки; скинул пиджак на руки Аракину, сбросил кроссовки под табурет.
- Майки, не возражаешь, если я развлекусь, за неимением петербургских знаменитостей?
- Это не ко мне вопрос, к хозяйке, - отрекся бармен. - А что, ты умеешь танцевать стриптиз?
- Вот сейчас и проверим, - пообещал я, спрыгивая с табурета.
Положительно, чересчур крепкий джин-тоник успел ударить мне в голову; полностью осознавая данный факт, я ничуть не тревожился. На координацию движений такая маленькая порция всё равно не повлияет, так что шею не сверну, а что буду делать глупости - вот как сейчас - так это нестрашно. Будет что вспомнить на старости лет - если, конечно, я до этой старости доживу.
Сцена оказалась неожиданно высокой; шест, зараза такая, крутился вокруг собственной оси - это было даже удобно, но не помешало бы знать об этом заранее. С другой стороны, не крутись он, танцоры за полчаса стирали бы себе руки в кровь, так что всё правильно, только надо привыкнуть.
Труднее, чем к шесту, оказалось привыкнуть к разноцветным пульсирующим сполохам света и гремящей музыке - у стойки бара было куда как тише и темнее; лица знакомых за столиками бросились в глаза: Валерка, Руслан, Крис, Димка… с кого-нибудь из них станется завтра, изнывая от офисной скуки, позвонить в обеденный перерыв мне на студию и наговорить три вагона компромата в прямой эфир - просто так, для веселья. Пускай звонят; чем больше в мире веселья, тем лучше в нём жить. Ди-джей «Берлина» резко остановил музыку, подержал тишину ровно две секунды и врубил новую мелодию - тягучую, с ритмичным, тяжёлым буханьем барабанов на заднем плане и периодическим повизгиванием тарелок в качестве щекочущего нервы диссонанса. Я прижался к шесту спиной, прикрыв глаза, и первые пять секунд просто слушал - ловил мелодию. А потом, когда уже начали раздаваться подбодряющие крики, оторвался от шеста и прогнулся назад, как гуттаперчевый; распрямившись, шагнул вокруг шеста раз, другой, повинуясь ритму барабанов; и под отчаянный звон тарелок повис на шесте вниз головой, обхватив его ногами. Не так уж сложно, особенно при наличии джина в крови.
В мелодию вплёлся высокий, нежный женский голос; песня на незнакомом языке могла быть абсолютно чем угодно, от любовной чепухи до похоронного псалма, разбавленного ди-джейской миксовкой. Я танцевал, полуприкрыв глаза; футболка вскоре полетела в зрителей, и кто-то, кажется, даже её поймал; следом поочерёдно отправились напульсники, пояс джинсов и бандана; я продолжал танцевать в одних джинсах, уже с расстёгнутой пуговицей, с солидным дымящимся косяком марихуаны в руке - кто мне его сунул, когда, зачем я его принял, если наркотики переношу ещё хуже алкоголя? Я танцевал, и карие глаза сержанта Аракина внезапно оказались совсем рядом, в двух шагах; мой пиджак был перекинут через его плечо, кроссовки свисали с кончиков его пальцев, подцепленные за задники. Я танцевал, и сладковатый, дымчатый привкус марихуаны прочно поселился у меня на языке; в какой-то момент я перестал различать пол и потолок и испугался, но решил, что пока я не падаю - всё в порядке, можно продолжать жить, то есть танцевать; цветомузыка, темнота за столиками, разрезаемая огоньками сигарет, сверкание бутылок за спиной бармена, моё учащенное дыхание - всё слилось, смешалось в единый хаос, кучу-малу, слипшуюся, как тесто, и воздух был горячим, плотным, словно спрессованным, и местами зримо расслаивался, рябил - я танцевал.
Словно цензура вырезала кусок фильма - я обнаружил себя уже на полу рядом со сценой, прижимающимся к чьей-то обтянутой водолазкой груди; единственное, я мог определённо сказать, что грудь мужская, а вызвавшие чувство дежа-вю карие глаза и каштановые волосы дали мне повод предположить, что это сержант… как его там? Сергей. Сергей Аракин.
Прижиматься обнажённой кожей к кому-то одетому было странно; я рассмеялся в голос.
- Одевайся-ка давай, - велел Сергей. - Замёрзнешь, простудишься.
- Я знаю потрясающий рецепт глинтвейна, - сообщил я ему заговорщическим тоном. - Один стакан, и простуды как не бывало!
- Охотно верю, - согласился Сергей и сунул мне в руки джинсы. - Одевайся и пойдём, пока тебя распаленные посетители не порвали на сувениры. Меру-то надо знать, когда стриптиз танцуешь!
Я кое-как влез в джинсы и футболку: такое впечатление было, что штанины и рукава ожили и всеми силами пытаются увернуться от моих подрагивающих конечностей.
- Пить хочу, - потребовал я.
Сергей за руку дотащил меня до бара, где после кратких переговоров с восторженным Майком получил полстакана чего-то.
- Вот, возьми.
Не раздумывая, я залпом выпил тёмно-красную жидкость и тотчас же закашлялся: вместо сока мне подло подсунули вишнёвый ликёр. Остаётся надеяться, что он был не очень крепкий, а то ведь развезёт окончательно…
- Пойдём, - снова сказали мне и опять потянули куда-то, прочь от барной стойки, на которую я как раз пытался облокотиться.
- Куда пойдём? - попытался я узнать; ладонь Сергея на моём запястье смотрелась прямо-таки лапищей.
Сергей втолкнул меня в какую-то комнату, захлопнул дверь, повернул ключ в замке, сунул его в карман и повернулся ко мне, только теперь соизволив ответить:
- Сюда - то есть, туда, где на сувениры тебя порву лично я, - комнату наполнял слабый красный свет; в этом свете лицо Сергея казалось бледным и зловещим, как вампирский лик в готических фильмах.
Мысль о том, чтобы быть разорванным на сувениры перевозбуждённым милиционером, смотревшим, как я впервые в жизни танцую стриптиз, отчего-то позабавила меня до крайности; я в который раз зашёлся в смехе и приглашающе развёл руки:
- Рви, - сказал я, и он справедливо посчитал это разрешением.
Он поцеловал меня в уголок губ, потом в подбородок; всё ниже и ниже, и я запрокинул голову, открывая шею.
- Ой!.. Засос останется…
- Тем лучше, - ответствовал он, сдёргивая с меня футболку бесцеременно, как с куклы.
- И какого хрена я одевался? - осведомился я в пространство и захихикал: волосы Сергея щекотно мазнули по шее и груди.
Словно пробуя на вкус, он захватил губами мой сосок, чуть втянул; меня будто электрическим током прошибло. Удовлетворённый реакцией, Сергей продолжил меня целовать; губы у него были прохладные и сухие, обветренные - я понял это, когда поцелуй чуть царапнул нежную кожу в низу живота.
Мои джинсы полетели куда-то в сторону; я перекатился набок и вскочил.
- Так нечестно! Ты всё ещё в одежде!
- Ну так раздень меня, - предложил Сергей, ухмыляясь.
Я потянул вверх края его водолазки и лизнул его в ключицу - у него перехватило дыхание.
- Не стоит торопиться, - назидательно сказал я, стягивая с него водолазку и отшвыривая её в угол; сложение у него было безупречное, насколько я, пьяный и обкуренный, ещё мог судить.
- Ага, не торопиться, - тяжело выдохнул он мне в волосы; его дыхание пахло мятой и виски. - У тебя бы так стояло…
Я дёрнул вниз молнию его джинсов и просунул в них руку, не обращая внимания на то ли недовольное, то ли, напротив, очень довольное шипение.
- По-моему, у нас вполне одинаково стоит, - возразил я наконец, детально изучив открывавшиеся в ширинке горизонты исследований.
- Тогда тем более надо поторопиться, - он отстранился, чтобы буквально выпрыгнуть из остатков одеждов.
Я опустился перед ним на колени и лизнул покрасневшую головку члена, оттянув крайнюю плоть; горьковато-солёный вкус мне понравился, и я, удовлетворённо вздохнув, начал сосать, бережно перекатывая в ладони тяжёлые яички. Провёл языком по всей длине с одной стороны, с другой, подул на головку - Сергей резко выдохнул; снова взял рот, до самого основания - головка упёрлась мне в горло, и я осторожно сглотнул, чтобы избавиться от рвотного рефлекса. Сергей застонал; этот вибрирующий, низкий звук прошил меня насквозь, от затылка прямо к члену, крайне настоятельно потребовавшему внимания. Я обхватил его рукой, сделал пару движений - и тут Сергей отстранился.
- Хватит, - решительно воспротивился он, когда я потянулся следом. - Я хочу тебя трахнуть… тебя, а не только твой рот.
Меня опять пробило на «ха-ха», уже не так интенсивно и нервно, как раньше; я растянулся на пушистом ковре, разведя ноги в стороны и раскинув руки; твёрдый член вальяжно покачивался, изредка касаясь живота.
- Давай скорее, - приказал я. - Я тебя хочу.
Сергей торопливо выудил что-то из кармана джинсов и опустился на пол между моих ног.
- Ты что, с самого начала со смазкой пришёл? - удивился я и чуть приподнял таз, давая скользким пальцам лучший доступ.
- Нет. Пока ты танцевал, купил у бармена… тогда же и договорился об отдельной комнате, - он ввёл один палец. - Не больно?
Вместо ответа я подался назад, насаживаясь сильнее; Сергей задышал часто-часто.
- Ты такой горячий…
- Что наглядно доказывает, - выдохнул я, чувствуя, как в меня протискивается второй палец, - что я ещё жив… аххх…
Он растягивал меня неумело, но старательно, то и дело задевая пальцами простату и посылая судороги животного кайфа по всему моему телу; третий палец, четвёртый… он убрал руку и через несколько секунд надавил членом на мой вход. Растянутое кольцо мышц неохотно раскрылось, и Сергей скользнул внутрь; я тихонько взвыл от ощущения заполненности. Он не двигался, лишь слегка покачивался - миллиметр сюда, миллиметр туда.
- Всё в порядке, - выдавил я, зажмурившись; крупные капли то ли слёз, то ли пота скатились по моим вискам и затерялись в волосах. - Двигайся… ну же…
Я обвил ногами его талию, и он начал двигаться, с каждым разом задевая простату; снчала медленно, деликатно, а потом быстрее и быстрее, яростно насаживая меня на себя; он не стонал, а почти рычал, ставя на мне метки своих поцелуев, пальцев, с силой вбиваясь в меня, уже не заботясь о том, чтобы быть осторожным. Я достиг оргазма первым; ворс ковра, противно заскрипев, остался меж моих пальцев, горячая сперма распласталась на животе. Через минуту кончил и он, в уже расслабившегося меня.
Мы лежали рядом, щурясь на красноватый потолок; Сергей накрыл мою руку своей, и я не возражал.
Спать не хотелось, и я заговорил, глядя в потолок:
- Ты спрашивал, кто я. Хочешь, расскажу?
- Расскажи, - согласился он; голос у него был, как мурлыканье сытого кота.
- Я секретный агент. Шпион.
- Чей, Америки? - Сергей засмеялся и дотянулся до джинсов - найти сигареты и зажигалку.
- Нет, Намибии, Люксембурга и Великобритании, - серьёзно поправил я. - Я тройной агент. Ди-джейство - прикрытие; эту убыточную радиостанцию содержит британская разведка, но об этом знаем только я и главный бухгалтер Елена Александровна - она на самом деле Хелен, но по-русски отлично говорит, без акцента. Я когда зарплату получаю, отдаю ей донесения, а она их уже дальше двигает.
- Да за кем тут шпионить? - Сергей затянулся. - В нашей-то глуши… за медведями в тайге?
- Почему за медведями? Это уже не разведка, а Би-Би-Си какое-то вышло бы, - фыркнул я и без разрешения стянул у него из пачки последнюю сигарету; он поднёс мне зажигалку. - Помнишь, у нас тут неподалёку режимное предприятие есть, где ядерное что-то обо что-то делают? Вот за ним я и шпионю. Раз в месяц обязательно по окрестностям ползаю с биноклем, высматриваю, не построили ли чего новое. А потом сочиняю отчёты; ну, доступа на секретный завод у меня нет, сам понимаешь, да и кто мне его даст - вот я и сочиняю сам все сведения. Очень неплохо сочиняю, кстати; за последние полгода меня два раза повысили в звании, раз в Намибии и раз в Великобритании. За передачу особо важной информации, стало быть.
- П-фф, - высказал Сергей своё отношение к моему чистосердечному рассказу. - Радиостанцию «Радио о Ретро» Великобритания содержит, ну-ну… а Намибии и Люксембургу как донесения отправляешь?
- А у меня мама в Африке живёт. Я ей когда письма пишу, всегда отправляю через намибийское консульство в соседнем городе, и прикладываю отчёты. Зачем бы, по-твоему, Намибии консульство в Сибири? Чтобы я отправлял донесения, ни для чего больше.
- А Люксембург? - судя по голосу, Сергей усиленно сдерживал смех, дожидаясь только кульминации шутки, необходимой модификации слова «лопата».
- А им по почте просто так. Донесения-то шифрованные, так что если кто перехватит, то нестрашно. К тому же я от заранее условленного псевдонима отправляю, каждый раз на разные конспиративные адреса, а ответы получаю до востребования… словом, всё шито-крыто.
Я помолчал и добавил:
- Люксембург больше всех платит, это на доходы от них я купил ламборджини. Трусы от Версаче - на намибийские деньги. В Великобритании - там жмоты, на еду их деньги трачу, зато они забавнее всех; там я не просто шпион, а шпион её величества!
Мой голос был серьёзен, и Сергей решил не ждать окончания затянувшегося прикола:
- Врёшь ты всё. Врун ты первостатейный, Олежка.
- Ну конечно, врун. Хотя всё это от первого до последнего слова - чистая правда. Хоть и враньё, да-да. Представляешь, как здорово об этом рассказывать кому-нибудь? Никто никогда не поверит; вот и ты не веришь. По-моему, я жутко удобно устроился, - я стряхнул пепел с сигареты.
Сергей пялился на меня молча и настороженно, как на повестку из налоговой.
- А если я поверю? - рискнул он поинтересоваться.
- Тогда мне придётся тебя ликвидировать, - пожал плечами я. - Мне из Намибии в прошлом месяце прислали отличную плевательную трубочку из пластика, замаскированную под сигарету, и запас ядовитых иголок. Целую ночь тренировался из этой трубочки плеваться, пока не стал попадать за двадцать шагов куда захочу. Впрочем, вопрос не актуальный - ты же мне не веришь.
Сергей некоторое время переваривал эту информацию, а потом сплюнул прямо на ковёр.
- Тьфу, заморочил мне голову, а я, идиот, почти повёлся... но сочиняешь ты первоклассно, надо признать. Мои поздравления. У тебя курить есть? Мои только что закончились.
- Посмотри в карманах пиджака, - я затушил свою сигарету, тщательно размазав огонёк о пролысину, оставшуюся на ковре после того, как я вырвал немного ворса, кончая.
Сергей нашёл пачку и выудил сигарету; щёлкнул зажигалкой.
- Что за чёрт? Она не зажигается!
- А, так вот куда я её дел, - я отобрал у Сергея упрямую сигарету. - Конечно, она не зажигается, а ты чего хотел? Грош цена была бы намибийской разведке, если бы её пластик вот так запросто горел, он же не дрова тебе.
Сергей безмолвно таращился на плевательную трубочку в моих руках, а я вздохнул.
- Вот незадача, - признался я огорчённо, - отравленные иголки-то я дома оставил. Так что не получится тебя на месте ликвидировать. Ты уж молчи о моей работе, ладно? Хотя бы пока я за иголками не сбегаю.
Он кивнул, вряд ли, кажется, уяснив полностью смысл просьбы.
- Так это что… это правда, что ли? И про шпионство, и про маму в Африке, и про всё?
Я укоризненно поцокал языком.
- Я же тебе сказал, что правда. Суровая действительность. Ну, чего ты такой пришибленный? Я ещё крестиком вышиваю иногда, для релаксации мозгов, и на рояле бренчу - вот это и правда тихий ужас, соседи на стенки лезут. А работа - это в порядке вещей, хотя она у меня нервная, надо признать. Чего стоит только не забыть, кому, что и как уже сообщал…
- $&#@*№, - пробормотал Сергей. - Говорила мне мама, что я плохо кончу в своей милиции, а я не верил… и вот результат - то ли я сошёл с ума, то ли весь мир.
- Не верил - вот и не верь, - посоветовал я. - Кончать мы будем много и хорошо… и вообще, всё только начинается.
Он дико расхохотался, перекрыв шум музыки и голосов за стеной; а я, довольный психотерапевтическим воздействием своих слов, повторил, чтобы закрепить эффект:
- Всё только начинается, Серёжа.

~Fin~
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.