Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У Северуса Снейпа спросили:
- Почему преподаватели едят вместе со студентами в Большом зале? Ведь эльфы могут принести еду в апартаменты...
- Не знаю, как другие, - ответил Снейп, - но я - что бы посмотреть, как едят студенты. А то перестану верить в то, что они хоть что-то способны делать не через задницу...

Список фандомов

Гарри Поттер[18419]
Оригинальные произведения[1216]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12586 авторов
- 26890 фиков
- 8554 анекдотов
- 17641 перлов
- 648 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


А если...

Автор/-ы, переводчик/-и: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Азирафель, Кроули
Жанр:General, Humor
Отказ:Отказ
Фандом:Благие знамения
Аннотация:Азирафель демон, Кроули – ангел. И это означает большие проблемы.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2019.06.06 (последнее обновление: 2019.06.06 22:59:52)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 216 раз(-a)



Глава 1
Немного о демоне


Говоря о сотворении мира и расколе среди ангельского воинства, следует указать на то, что как минимум один ангел был вовсе ни при чем. Строго говоря, ему не было дела ни до ангелов, ни до того, что с теми произошло, когда Господь – хотя многие потом утверждали, что Бог был слишком занят игрой в маджонг и попросту забыл явиться на собрание по поводу рассмотрения судьбы бунтующих во главе с Люцифером – наслал на буянов кару и сверг их Вниз.
Ангела этого звали Азирафель. И трудно было найти более флегматичного и даже в чем-то ленивого бывшего небожителя, которого не прогнали с Небес, а вежливо попросили двигать оттуда, пока не стало хуже.
Так же следует упомянуть тот факт, что Азирафель, поскольку его так вежливо, но настойчиво выперли с Небес в то, что стало зваться Адом, не упал, как тот же Люцифер, не сломал крылья и даже не обгорел. Вовсе нет. Надо сказать, что свежеиспеченный демон попросту стек с Небес в своей привычной ленивой манере, став прародителем всех воплощений коварства, двуличия и пакостей – первым Змием. И хотя в двуличии и прочем Азирафеля не посмел бы уличить даже Люцифер, сам Азирафель спорить не стал, решив, что это лишняя трата сил.
Даже в Аду Азирафелю попросту не оказалось места и применения. При категорическом нежелании напрягаться ни ради нового владыки Ада, ни ради кого бы то ни было еще, Азирафеля попросили не мозолить глаза и заняться хоть чем-нибудь.
Например, сползать в свежесотворенный райский сад на Земле и сделать… ну, что-нибудь, не важно, что, лишь бы плохое.
И, в принципе, трудно было поручить такое простое дело в надежде испортить и его, но Азирафелю удавалось если не такое, то большинство дел, испортить которые не могли ни ангелы, ни демоны вместе взятые.
Итак, все началось как раз-то с того, что Азирафель замер у врат райского сада и неодобрительно взглянул на то, под чем ему предстояло ползти.
- Я же не какой-нибудь крот, - возмутился он шепотом. – Змеи не прорывают себе подкопы. Ой, ну, ладно, - решил он, все-таки ткнувшись мордой в песок и сетуя на то, что его тело слишком большое, слишком длинное и слишком обтекаемое, чтобы делать из такого совершенства бурильную машину, которую, к слову, еще не изобрели.
И если бы кто-нибудь впоследствии подумал, что искушение и все прочее было устроено с легкой подачи Змия, он бы ошибся, потому что Азирафелю было на все это глубоко…
- До звезды мне все это! Все, с меня хватит! Я просто хочу полежать на солнышке, погреться и чего-нибудь съесть.
Да, примерно как-то вот так и было, потому что Азирафель, сделав подкоп и появившись на поверхности первого и самого красивого сада на планете, растянулся во весь рост на полянке эдельвейсов, закрыл глаза и впал в кратковременную спячку, не обратив внимания на присутствие какого-то двуногого существа, которое с любопытством его изучало.
Впрочем, сладко поспать ему не дали.
Это самое существо ласково гладило его по шкуре, чесало голову и что-то тихо пело. Понятное дело, спать при таких условиях бы не вышло.
- Чш-ш-што? – сонно поинтересовался Азирафель, открыв глаза.
- Привет, - улыбнулось существо. – А ты кто?
- Азирафель, - ответил Азирафель максимально коротко, чтобы не тратить зря силы и время. – Слушай, а тут есть, что пожевать?
- Тут много всего, - растерялось существо, от которого приятно пахло, но которое даже на вид было явно невкусным. – Здесь можно есть все, кроме плодов с того дерева, - указало оно на раскидистую яблоню всю в крупных яблоках.
- Это еще почему? – удивился Азирафель, которому и в голову бы не пришло сажать что-то запретное в таком месте.
Впрочем, судя по нерешительности нового друга, которое оказалось женщиной, запрет относился только к ней и другому существу, мужчине. А раз лично Азирафелю было не запрещено, значит, было разрешено. Впрочем, едва ли Азирафель в принципе стал бы кого-либо спрашивать о разрешении.
И вот, решив просто попробовать на зуб запретный плод, но категорически не желая двигаться, нежась на солнце, он сделал то логичное, что сделал бы и любой другой, у кого был зачаток интеллекта – попросил Еву принести ему одну штучку с того дерева на пробу.
Ну, а дальше по логике вещей все было предрешено – Ева сорвала плод, почти уже принесла его Азирафелю, но по пути подумала, что раз уж дело сделано, можно и ей попробовать этот плод. И когда попробовала она, когда дала попробовать Адаму, для Азирафеля ничего и не осталось.
И только благодаря собственной сообразительности, но никак не вмешательству Азирафеля, с людьми и случилось то, что случилось.
Хотя случилось – это громко сказано, потому что дежуривший у Врат ангел Кроули, о котором нужно рассказать чуть подробнее, но чуть позже, закатил глаза, исполнил первый в истории сотворения мира фейспалм и чуть не опалил себе волосы огненным мечом, слишком близко поднеся источник огня к своей голове.
- Придурки, прости меня Господи, - выдохнул воин Господень, на всякий случай положив меч и сев рядышком, чтобы подумать, что делать дальше, раз уж служба, кажется, уже не имела смысла. Райская невинность была утрачена, невинность Евы утрачивалась буквально на его глазах, как и невинность Адама, а пока Господь ничего не знал, нужно было делать ноги – может, себе, может, этой сладкой парочке.
Но поскольку Кроули был ангелом, хотя и крайне вздорным, его прямой обязанностью было сделать хоть что-нибудь хорошее. И, не придумав ничего лучшего за неимением фантазии, от нехватки которой страдали все ангелы до единого, Кроули вручил Адаму свой меч, наказав беречь его от воды и дождя, который уже собирался на горизонте, помог Еве собрать плоды всего, что могло пригодиться на первое время, мановением руки проделал в стене сада дыру и, пожелав доброго пути, выпроводил обоих вон, начисто забыв, что все твари райские в любом случае последуют за людьми, потому что так уж решил Господь, а спорить с Ним было бесполезно.
И так случилось, что первым вышел лев, хоть и не евший яблок, но мгновенно одичавший за пределами сада и решивший, что хватит с него соседства с ягненком у водопоя, когда этот самый ягненок вполне сгодился бы в пищу. Или, например, Ева с Адамом, которые были больше ягненка и на вид – питательнее.
- О боже, - вздохнул Кроули, глядя на то, как первые люди сражаются с первым ловом за право жить так, как им хочется.
- Вот именно, - раздалось сбоку шипение, принадлежавшее заползшему на стену Змию, быстро ставшему симпатичным полноватым и блондинистым демоном, раскрывшим черные крылья и поежившемуся от приближающейся грозы.
- Нужно было сразу догадаться охранять не Врата, а Древо, - сокрушился Кроули.
- У меня странное ощущение, что в случившемся обвинят меня, хотя мне яблок даже не досталось, - заметил Азирафель, потерев плечо. – Кажется, отлежал.
- Разумеется, обвинят тебя, - заявил Кроули. – Ты же демон.
- Я даже еще ничего не успел сделать, - обиделся Азирафель. – Мне просто сказали ползти сюда и устроить заварушку. Но мне было слишком жарко что-либо делать в принципе. Да и зачем? Здесь тепло, красиво, есть чистая вода, много еды, животные опять же…
Кроули осмотрел нового знакомого и покачал головой.
- Вдруг, ты сделал что-то хорошее, а я – что-то плохое?
- А что ты сделал? – удивился Азирафель, взглянув на него. – Кстати, ты же страж Врат с этим… с мечом… пламенеющим таким. Ну, и где он?
- Отдал, - отвел глаза Кроули.
- Кому?
- Адаму. До сих пор не знаю, зачем. Вроде как был должен позаботиться о них, но это вообще не мое дело.
- Дорогой мой, не переживай, - успокоил Азирафель нового друга. – Уверен, Господь разберется. Не может же быть все так плохо.
- Может, - уверенно ответил Кроули, глядя на то, как Адам прикончил льва мечом. – Может быть еще хуже, а я, кажется, забыл закрыть дыру в стене, - подвел он итог, заметив разбегающихся в стороны животных и разлетающихся птиц. – Ой, мамочки, как же мне теперь влетит!
Азирафель пододвинулся поближе и погладил его по плечу крылом.
- Может, мне и повезло больше, - сказал он, глядя вперед, - но Вниз я не вернусь. Спрашивается, зачем творить зло, когда все зло мира уже сотворено?
Кроули закрыл лицо ладонями.
Небеса заволокло тучами, полил дождь – первый в мире дождь, теплый, щедрый, после которого пустыня обязательно должна была расцвести травой и плодовыми деревьями, но расстроенный Кроули даже не подумал прикрыть себя.
Впрочем, Азирафель, в душе которого все еще оставалось что-то ангельское, если судить по наличию крыльев, прикрыл рыжую макушку нового знакомого своим крылом, оставшись мокнуть под дождем, что счел даже полезной и закаливающей организм процедурой.
- Ну-ну, мой дорогой, полно, - ласково проворковал он Кроули. – Все, конечно, плохо и страшно, но хуже точно не будет.
- Неисповедимы пути Господа, - тихо пробормотал Кроули, со вздохом проводив взглядом бегущих кто куда тварей. – И мне кажется, что нагоняй будет нам обоим. Может, и мне не стоит возвращаться на Небеса, как думаешь…
- Азирафель.
- Кроули. Так, что думаешь, Азирафель?
- Возможно, это начало конца, возможно, начало чего-то прекрасного, но в любом случае, ангел, лично я бы лег подремать на пару сотен лет. Как говорится, от греха подальше. Не то, чтоб я был против грехов, вовсе нет, но не так сразу и не так много.
- Как я тебя понимаю, - еще горше вздохнул Кроули. – Ну, тогда увидимся когда-нибудь.


Глава 2
Немного об ангеле


Ангелы, создания эфирные, сотворенные из света и наполненные любовью под завязку, как гранат зернышками, были уверены только в одном – Кроули был каким-то неправильным ангелом, что проявлялось буквально во всем, сразу и как-то много.
Во-первых, только-только создавшись, Кроули, уже тогда обладая пламенеющим мечом, начал махать им во все стороны, представляя себя… ангелом, махающим пламенеющим мечом, поскольку никем другим представить себя не мог в силу отсутствия кого бы то ни было.
Во-вторых, Кроули, как ангел, должен был восхвалять Господа, любить и почитать Его, но делать этот как-то потише и не столь рьяно. Кроули же, решив, что его голос звучит слишком тихо в ангельском хоре, понял, что если он не выделится сейчас, про него и вовсе могут забыть. А что может быть громче крика, подумал юный ангел и начал орать совсем уж не музыкально, хотя от души и со всей старательностью.
Господь же, решив, что исправлять рвение ангела уже поздно, предпочел заткнуть уши и сбежать, потому что Кроули не остановился даже на таком восхвалении и начал преследовать Господа по пятам, не давая Ему ни секунды покоя.
В-третьих, но далеко не в последних, на момент сражения с ангелами-отступниками Кроули применил свое умение махать туда-сюда мечом и поранил своих же соратников, при этом не задев ни одного из противников, потому что делал это с закрытыми глазами, за что получил выговор уже потом и был посажен перед макетом Земли, чтобы никому больше не мешать и наблюдать за ее вращением.
В-четвертых, чтобы не забыть о самом главном, то, что потом стало Землей, было третьей ее версией, потому что над первой поработал крайне трудолюбивый, но совершенно бестолковый ангел, обладавший если не фантазией, то стремлением сделать все, много, часто и как можно лучше.
В итоге Земля-1 была больше похожа на Марс, населена жукоглазыми существами, в первые же секунды сотворения слопавшими друг дружку, тщательно вычищена дезинсекторами из числа других херувимов, ободрана до песка и оставлена в карантине. Который, кстати, продолжался не так долго, потому что Кроули соскучился по труду и принялся лепить существ одно другого страшнее. Горы плоти, утыканные шипами, крыльями, зубами; неповоротливые туши, мирно щипавшие траву; исполины, пожиравшие друг друга и травоядных; плавающие в океане Тетис создания с множеством щупалец, присосок и клювов, пастями, клыками, ядом и хвостами – словом, когда все это заметили ангелы-надзиратели, фейспалм сделали все до единого небожители.
Решив, что проще все уничтожить и аккуратненько засыпать песком, чем устраивать ни в чем не повинной планете очередную глобальную чистку, Землю версии 2 бомбардировали астероидами, умертвили все живое, заровняли песком и оставили планету в покое до сотворения Земли-3, окончательной версии, впоследствии оборудованной райским садом, яблоней и двумя двуногими существами – очень симпатичными, без яда, длинных клыков и прочих сомнительных приспособлений для массового убийства. Забегая вперед, стоило бы отметить, что лучше бы был яд, крылья, шипы и когти, потому что двое милейших сапиенсов расплодились и принялись уничтожать друг друга, и не имея ничего, кроме интеллекта.
И из всей этой истории следует только один вывод – динозавры все-таки были, потому как люди будущего находили их скелеты, но все это было не более чем результатом труда одного очень милого, деятельного, но слишком старательного ангела, которого попросили сгинуть с Небес сторожить райские Врата, то есть, заниматься делом монотонным, еще более скучным, чем наблюдением за макетом Земли, безопасным для всего живого и сущего… но, знай Наверху, чем может обернуться такое дело, Кроули скорее всего заперли бы под ключ до самого Судного Дня где-нибудь в небесной канцелярии, заставив заниматься чем-то вроде погоды. Хотя, судя по бурной деятельности, Кроули отличился бы даже здесь.
В принципе, любящий любое детище Творца, Кроули не забывал любить и себя. По крайней мере он считался чуть ли не самым симпатичным ангелом среди всех небожителей. Конечно, после Люцифера, наикрасивейшего, но слишком амбициозного архангела, за это и пострадавшего.
Кроули тщательно ухаживал за своими белоснежными крыльями, носил длинные рыжие кудри и предпочитал вместо традиционной длинной тоги короткий вариант, открывавший вид на его длинные стройные ноги любому желающему. Впрочем, среди ангелов желающих полюбоваться красотой другого ангела не находилось, а демонам было вообще не до этого, поэтому Кроули любовался собой сам в первом водоеме в райском саду, сочтя себя довольно удачным творением любимого Господа. Сразу после Люцифера, конечно.
Но единственное, что Кроули делал так себе – это сторожил вверенную ему территорию Врат.
Строго говоря, как ангела, его больше интересовало содержимое сада, чем то, что было вне его стен. Кроули мог часами смотреть на растущий цветок или пробивающуюся травинку, на работу пчелы или то, кстати, как посреди сада образовалась какая-то непонятная ямка земли, нарушив всю гармонию, из которой появилось что-то длинное, не лишенное изящества, переливающееся шкурой под светом солнца и издающее приятные уху звуки.
По всей видимости, новоявленный гость ничего дурного не мыслил, мог пробраться в сад просто перекусить или отдохнуть, так что Кроули не стал заострять на нем внимание, вернувшись к своим прямым обязанностям – ходить по стене и смотреть в пустыню.
Однако же, когда он ненадолго вернулся в сад, чтобы узнать, не выросло ли в нем еще чего-нибудь красивого, двое вверенных подопечных занимались… собой. Увлеченно, самозабвенно, прямо под Древом Познания Добра и Зла, а Змий, который, как показалось Кроули, даже не шевельнулся с момента своего заползания в сад, дремал, свернувшись в кольцо.
В общем, нужно было что-то делать, пока не досталось всем причастным, так что Кроули поразмыслил над будущим, мимоходом изобрел первое в истории ясновидение, ясно увидев нагоняй от небесных начальников и Господа, быстренько сделал проход в стене и, дав Адаму свой меч, выпроводил его вместе с Евой прочь из сада, рассудив, что даже эту версию сотворения людей и сада можно бы и поправить, если б Господь так пожелал. Ничего же особенно страшного не произошло. В конце концов, ангел подумал, что раз уж это произошло, может, и должно было произойти, согласно божьей воле. И даже то, что он отдал свой меч Адаму, возможно, тоже было частью божьего плана. Но, кажется, в Его план явно не входила потеря всего живущего в саду, включая львов, птиц и прочих тварей земных.
В общем и целом, когда Кроули, стоя на стене того, что еще совсем недавно было райским садом, полным зверей, птиц и двух человек, а ныне стало просто обнесенным стеной совершенно пустым местом, хоть и зеленым, и даже с водой, он и познакомился максимально близко с тем, кто давным-давно сам был ангелом, а ныне стал демоном, однако, при всем при этом не утратив природного чувства лени и апатии ко всему злому. К доброму, впрочем, тоже.
Может, в божий план входила и эта встреча, как знать.
Знать, кстати, Кроули не планировал вообще ничего, но даже ему было приятно узнать, что демон, несмотря на демоническую сущность и равнодушие к ближнему, сохранил чувство, чем-то напоминающее заботу, хоть и не ясно с какой целью, если закрыл от дождя своего злейшего врага… который считался врагом ну так себе, с большой натяжкой, поскольку конкретно с Азирафелем Кроули делить было нечего.
В итоге, попрощавшись еще на стене сада, проводив взглядом уползающего вдаль насквозь промокшей пустыни демона, Кроули сел на край стены, свесил ноги и тяжко вздохнул, поняв, что если уж такое сотрудничество с Азирафелем началось, кончиться ему суждено хорошо если к Судному Дню, если не позже, потому что Азирафель, как показалось Кроули, был единственным более-менее адекватным демоном среди падших.
- Вода, - пробормотал Кроули, чувствуя себя не слишком комфортно в мокрой короткой тоге. – Каждым пером чую, что скоро воды будет слишком много. Не нравится мне все это.


Глава 3
Немного об обоих


Кроули с мрачным настроем взирал на строительство Ковчега, понимая, что ничем хорошим для тех, кто на него не попадет, это не кончится.
В принципе, Кроули уже давно понял, что ничего ничем хорошим не кончится, просто особо поговорить об этом было не с кем, да и судить дела Господа ему бы не хотелось во избежание больших проблем для себя лично. Все-таки он был ангелом, созданием послушным, делал, что говорили, когда говорили и даже когда ничего не говорили – делал с удвоенной силой, потому что считал, что рано или поздно ему могли бы что-нибудь сказать, и тогда можно было бы с чистой совестью заявить об уже выполненном приказе.
Впрочем, Кроули старались не говорить ничего, потому что все на Небесах знали, до какой степени этот ангел был до безобразия исполнительным, дотошным и в чем-то даже излишне усердным.
На сей же раз душу Кроули терзала боль от плана Господа по очистке всех Его же трудов по сотворению мира и людей. Не Кроули было судить Творца, но если б ему дали право голоса, он бы, наверное, заявил, что Земля и без того очищалась слишком часто.
- Привет, Кроули, - раздался рядом голос демона. – Что это тут происходит?
- Привет, Азирафель, - ответил Кроули, провожая глазами всех тварей по парам, чинно шествующих к Ковчегу. – На все воля божья, как ты знаешь.
- На что на этот раз? – уточнил демон, держа в руке чашу, наполненную вином и неспешно его прихлебывая, вторую же руку пряча под длинными черными одеждами.
- Всемирный потоп, - ответил Кроули. – Надеюсь, что миром окажется только эта часть суши.
- И зачем только надо было потратить столько усилий, чтобы сперва создать, а потом утопить созданное? – заметил Азирафель. – Никакой логики.
- Пути Господа…
- …неисповедимы. Только не начинай, дорогой мой. А что за плавучий зоопарк?
Кроули снова посмотрел в сторону громадного корабля и пожал плечами.
- Каждой твари по паре, - произнес он.
- А как же люди? – спросил Азирафель и поежился, то ли почесавшись, то ли что-то переместив под одеждой.
- Даже не думай, - предупредил Кроули.
- О чем? – удивился демон.
- О том, чтобы навредить. Я тебя знаю, вся твоя натура…
- Да брось, ангел. Что я могу сделать хуже, чем уже запланировал сделать Господь? Осушить землю до самого центра планеты, чтобы вся вода впиталась и ничего бы не произошло? Внести изменения в деревья, чтобы они стали болотными травами?
Кроули покосился на демона и передернул плечами.
- Он собирается всех утопить.
- Всех? – повторил Азирафель, тихо ойкнув и почему-то склонившись.
- Всех-всех, - повторил Кроули, заметив, что одна из птиц вдруг пропала, не долетев до Ковчега. – Ты что делаешь?
- А что я делаю? – поинтересовался Азирафель. – Я-то что могу сделать?
Кроули щелчком пальцев вернул птицу и поджал губы.
Мимо пробежали трое ребятишек, за ними припустили какие-то мелкие собачонки, за ними – взрослые.
- Что, и детей?! – догадался Азирафель, разогнувшись и почему-то держась за живот. – Но детей-то за что?
- Ну… - туманно протянул Кроули. – Несколько спасется, - кивнул он на Ковчег. – Там семья Ноя. Вся семья, - добавил он. – Слушай, перестань, а! – повысил он голос, когда замертво рухнул один из больших волосатых слонов, стоявших рядом с парой оленей.
- Что они есть-то будут? – невозмутимо ответил Азирафель. – Там и так полно мелочи вроде лам и коз. Не хватало еще мамонтов.
- Вытаскивай уже, - закатил глаза Кроули, поняв, откуда ветер дует.
- Что вытаскивать? – обратились на него безгрешные желтые глаза Змия.
- Что прячешь, то и вытаскивай.
Азирафель вытащил из-под одежды руку и прижал к груди два крупных черных овальных предмета, покрытых чешуей.
- Прежде, чем ты начнешь возражать, - быстро сказал Азирафель, сунув Кроули в руки свою чашу и поудобнее перехватив свою ношу, - им на Ковчеге делать действительно нечего, потому что ни Ной с его выводком, ни его зверюшки не выживут, став едой вот этим вот малюткам. Я вообще-то не против истребления тварей по парам, освоения новых земель, разведения новых видов, но драконам лучше бы вымереть вместе с мамонтами, потому что даже мне не хочется увидеть, как они сожрут всех обитателей этого плавучего судна и сожгут его к чертям собачьим.
Кроули оглядел яйца и щелчком пальцев разбил оба, заодно почистив и одежду демона до того, как тот начал возмущаться липким пятнам на ней.
И практически одновременно с исчезновением последнего пятна начался дождь. Не тот, теплый и дающий жизнь, что был давным-давно, а холодный, тугой, злой, готовый смыть все живое с лица Земли… по крайней мере, только на отдельно взятой суше, исключая китайцев, коренных американцев и австралийцев.

Смотреть на казнь Кроули не мог.
Ему почему-то было неловко и даже стыдно.
Чего нельзя было сказать об явившемся Азирафеле.
- Только не говори, что пришел проверить исполнение Его воли, - прошептал-прошипел Азирафель, кивнув на кричавшего от боли человека, которого прибивали к грубому деревянному кресту.
- Я пришел оказать моральную поддержку, - так же тихо поправил его Кроули, все-таки взглянув на мученика. – А ты здесь чего забыл?
- То же, что и ты, - на удивление спокойно ответил демон без издевки в голосе. – Твои сотворили с ним такое.
- Хочешь сказать, ты его знал?
- Конечно. И даже пытался всеми силами спасти, отговорить и увезти куда подальше. Хороший человек, кстати. Умный, добрый. Неподдающийся никакому влиянию зла, а уж я пытался, - Кроули горько усмехнулся, услышав такое. – Я показал ему весь мир, готов был поддержать, если б он упал, но он отказался принять мою помощь, несчастный смелый смертный. Знаешь, что я скажу, ангел? Это несправедливо! Уж Он-то мог бы сделать что-то другое, а не отдавать на растерзание своего сына. И чего ради?
- Чтобы искупить грехи человечества, - ответил Кроули, понимая, что демон прав как никогда.
- Одной-то жизнью? Казнить самого чистого человека из существовавших ради тысяч грешников? Странная любовь к грешникам и ненависть к своему сыну.
- Пути Его неисповедимы, намерения – непостижимы.
Азирафель потоптался на месте и склонил голову.
- Я в самом деле пытался спасти его, Кроули. Ничего не хотел сделать так, как это.
Кроули промолчал, протянув ему руку и крепко стиснув его ладонь в своей ладони.

Азирафель флегматично поедал крупные виноградины, глядя на то, как горит город.
Вообще, его послали сюда как раз для того, чтобы устроить крупный скандал среди населения, поднять какой-нибудь бунт или массовые убийства, но до всего этого демону не было никакого дела, потому что первое, что он обнаружил – лавчонку со свежими фруктами и ягодами, купив плошку самого свежего сладкого винограда и послав к черту все планы.
Черту, кстати, было так же все равно, как и Азирафелю, потому что Люцифер что-то там планировал и ему было вообще не до мелких бесов и старших демонов, а уж до Азирафеля – тем более.
- Твоих рук дело? – услышал он голос появившегося ангела.
- Моих? – удивился Азирафель. – Это вулкан в конце концов, а не стороннее вмешательство. Но я как раз собирался, - добавил он, протянув ангелу гроздь винограда. – Будешь?
- Нет, - отказался тот, глядя на город и морщась от едкого запаха горящей плоти и раскаленной лавы. – Нужно спасти хоть кого-нибудь.
- Не возражаю.
Кроули щелкнул пальцами, изменив течение лавы, и дал бегущим в сторону горы людям пару минут для спасения. В принципе, Наверху это бы зачлось, но для успокоения совести этого было маловато.
- Кошмарно, если честно, - заметил Азирафель, доев виноград и бросив плошку вниз. – Слишком грязно, слишком… я даже не знаю… Даже если бы я устроил тут резню, жертв было бы куда меньше. Тебе не кажется, что иногда в наши планы вмешивается стихия или даже сама планета?
- Скорее, божья воля, - возразил Кроули, мановением руки очистив свою тогу, лицо и руки от пепла, летевшего в их с демоном сторону.
- Дорогой мой, если это Его воля, - обеими руками указал на город Азирафель, - тогда что в Его понимании Армагеддон?
- Не дай бог узнать, - признался Кроули. – А я думал, твои только этого и ждут.
- Я категорически против насилия, - ответил Азирафель. – Тем более, бессмысленного. Получить души куда приятнее искушением, а не кровопролитием. Мне нравится запах страха и крики боли, но все хорошо в меру.
- По крайней мере, все мученики попали на Небеса, - произнес Кроули, щелчком пальцев успокоив вулкан.
- Красивый город, - вздохнул Азирафель, и не подумав очистить себя от пепла. – Был. Как насчет пообедать где-нибудь?

- Знаешь, с этим пора прекращать, - задумчиво протянул Азирафель, глядя на то, как люди формируют большую кучу веток, палок и хвороста. – Может, заключим договор о невмешательстве?
- Нет! – возмутился Кроули, стоя рядом с ним. – Не бывать сотрудничеству ангела с демоном. Ты же обязательно все испортишь.
- Если бы я портил, последствий было бы больше, ангел мой, - философски заметил Азирафель. – Ничто не способно испортить этот мир лучше, чем это делают люди. Тебе так не кажется? К примеру, что такого ужасного сделала эта девочка, за что ее посылают на костер? И я, кстати, здесь совсем ни при чем. Я просто хотел попробовать местных булочек… этих… круассанов, а тут восстание, революция, кровь… Ты пробовал круассаны? Говорят, хороши с молодым вином и свежим сыром.
- Попробую как-нибудь потом, - ответил Кроули. – А я даже не могу ее спасти.
- Кого? Эту невинную деву? – кивнул за плечо Азирафель.
- Невинную? – повторил Кроули. – Тебе-то откуда знать? Ты что, собирался ее соблазнить?
- Зачем мне смертная девственница? – округлил глаза Азирафель. – Что бы я стал с ней делать? Это по твоей части – жертвоприношение невинных дев во славу религии и все такое, вот сам и спасай их.
Кроули предпочел промолчать, зная, что в любом случае болтливого и отчасти даже в чем-то справедливого демона ему не переговорить.
Между тем, толпа на площади уже начинала требовать зрелища, раздавались нетерпеливые восклицания, перешедшие в рев то ли восторга, то ли гнева, когда в цепях вывели худую коротко стриженую молодую женщину и водрузили ее на костер.
- И ведь большинство запомнит ее не как революционерку, а как девственницу, - пробормотал Азирафель, погасив факел просто из желания поддразнить нетерпение толпы и гнев палача.
- Ну, зачем? – протянул Кроули недовольно, воспламенив факел.
- Дай девочке сказать все, что она хочет, - факел снова погас.
- Ты заставляешь ее агонизировать, - и снова загорелся, уже не погаснув и воспламенив сухие ветки.
- Кто бы что бы ни говорил, а я не люблю запах горящей плоти до обеда, - пробормотал Азирафель, отвернувшись. – Не знаешь, здесь можно где-нибудь найти блинчики?

Кроули тихо и послушно сидел в крошечной каменной камере, не пытаясь снять кандалы, сковавшие его руки и ноги.
В принципе, сам виноват, что сунулся к довольно неприятному и крайне вздорному королю. И сам виноват, что выступил в поддержку королевы, которую уже подозревали в прелюбодеянии и рождении дочери-бастарда от многочисленных любовников, которых по слухам было не меньше сотни.
Даже духовенство, купленное, отошедшее от святой католической церкви и Папы Римского считало королеву изменщицей. И надо же было Кроули в принципе соваться в дела монарха, который поддавался влиянию слухов, хотя совсем недавно без памяти любил свою любовницу, а потом и жену. Ведь именно Кроули свел эту парочку вместе, чего требовали Небеса, хоть и не понятно для чего. Кроули же, спустя годы, просто хотел убедиться в том, что маленькая принцесса, чье рождение, согласно требованию Небес стало бы благословением страны и ее золотым веком, была бы счастлива и росла в полной семье. Конечно, как ангел, он симпатизировал и старшей дочери короля, даже жалел ее, когда Его Величество отослал свою бывшую жену и женился на новой королеве, но Небеса были непреклонны – старшая принцесса принесла бы стране только кровопролитие и многочисленные смерти.
- Сэр Кроули, Вы обвиняетесь в государственной измене и будете казнены на площади сегодня в десять часов утра, - провозгласил зашедший в камеру человек в роскошном камзоле.
- Нет! – возмутился Кроули, вскочив. – Нет и нет! Категорически нет. Вы не представляете себе волокиту с получением нового тела. Я не против, конечно, но я уже привык к этому. Оно быстрое, длинноногое и даже привлекательное.
- Приговор будет приведен в исполнение, сэр Кроули, - как будто не услышал его человек, после чего буквально застыл недвижимым.
- Даже не знаю, - раздался флегматичный голос от двери. – О чем ты думал, когда говорил этому толстому болвану о том, что все его неприятности с отсутствием сына от его вздорного характера и любви к женщинам? Мог бы просто разбередить ему рану на ноге – эффект был бы тот же, но быстрее.
- Азирафель! – обрадовался Кроули визиту старого друга. – Ты-то тут что делаешь?
- Поддерживаю леди Марию, конечно, - ответил демон. – Она потрясающая! Готов дать голову нынешней королевы на отсечение, что эта благочестивая девица принесет много пользы Аду и существенно пополнит чистилище. А ты тут какого черта?
- Беспокоюсь о судьбе леди Елизаветы, - признался Кроули.
- Да ничего с ней бы не произошло, - поморщился Азирафель, щелчком пальцев освободив ангела от оков.
- Спасибо, - от души поблагодарил Кроули, растирая запястья.
- Ой, вот не надо, дорогой мой, - поморщился Азирафель. – Если там, - покосился он на пол, - узнают, что и для кого я сделал, у меня будут крупные неприятности. И что-то мне подсказывает, что у тебя от моего вмешательства – тоже. Все, выметаемся, пока не схватили обоих.
Через секунду камера опустела.
При этом никто из тюремщиков даже не вспомнил о существовании сэра Кроули, что, впрочем, не спасло королеву Анну от отсечения головы буквально через час.

Торчать в монастыре за изучением древних свитков, когда в стране была обстановка всеобщей благости от правления милостивой королевы, которую Кроули знал еще маленькой рыжей девочкой, было не слишком приятно.
Вся ангельская натура выступала против бесполезного времяпрепровождения хотя бы потому, что читать Кроули не особо и любил, а заниматься подсчетами и аналитикой – и подавно.
Хотелось в таверну, хотелось пива, свежего хлеба, душистого сыра, ломоть мяса, словом, как в старые добрые времена, когда рядом еще чинно восседал флегматичный демон, тоже довольно нетипичный представитель своего племени, по странному стечению обстоятельств обожавший любые книги, свитки и даже каменные плиты, готовый сутками изучать каждую закорючку потрепанной страницы или выбитый в камне узор, по словам Азирафеля образующий точное представление о Солнечной системе.
Кроули же по душе была скорость, повозки, кипучая деятельность, а вот долгие монотонные дела утомляли, так что спустя час очередного изучения совершенно неинтересных свитков, Кроули вышел из кельи и в раздражении одернул рясу грубой небеленой холстины. Его ангельская натура предпочла бы беленый хлопок, а лучше даже шелк, и чтобы с рисунками – птички там, крылышки, бабочки и овечки.
- Привет! – услышал он если не райское пение, то голос демона, стоявшего за святой церковной землей и пристально изучавшего стадо овец. – Я думал, ты оттуда вообще не выйдешь.
Кроули фыркнул, но улыбнулся, наморщив нос.
Азирафель был даже на вид совершенно неправильным демоном.
Весь такой пухленький, как херувимчик, кудрявый, беленький, как самая белая шерсть самой белой овечки, с очаровательными ямочками на щечках, степенный, вдумчивый и одевающийся только в черные просторные одежды, предпочитая тоги и рясы всем шелкам и бархату.
И ждать от демона резвости было то же самое, что заставлять ленивца плясать вольту.
- Мир тебе, - протянул Кроули, заметив, как демон тут же повел плечами, как будто получил благословение прямо на них. – Я устал, если честно. Вчера свитки, сегодня книги, завтра рукописи святых. Я хочу напиться.
- Позволь соблазнить тебя кружечкой-другой свежего пива, мой дорогой, - ласково предложил демон.
- Валяй, – разрешил Кроули, снова оглядев фигуру друга. – Слушай, тебе не кажется, что на Небесах что-то пошло не так?
- Что ты имеешь в виду? – спросил Азирафель, поглядывая на барашка и облизывая губы раздвоенным языком. – Эх, его бы да на вертел целиком, - вздохнул он едва слышно. – Крас-с-сота!
- Да бы, - согласился Кроули и тут же одернул его. – Перестань. Я говорю, что у меня странное ощущение, что с нами что-то не так.
Азирафель аккуратно снял небольшие черные очочки и принялся чистить их безукоризненно черной мягкой тряпочкой, которую достал из кармана рясы.
- Со мной точно не так, - согласился демон. – Я вообще попал под раздачу случайно. Мне было интересно мнение Люцифера относительно сотворения людей в целом. Хотя, знаешь, мне не стыдно сказать, что я, как и многие, любовался его прекрасным ликом. Ведь в самом деле, - принялся он рассуждать, водрузив очки на курносый нос и сложив руки на животе, - кто бы стал спорить с тем, что Люцифер получил от Творца просто неприлично много красоты. А ты представь, мой дорогой, как бы он смотрелся в райском саду – сияющий звездой, освещающий все вокруг…
- Начало-о-ось, - протянул Кроули с тоской, поняв, что болтовню демона можно заткнуть пивом и даже тем самым барашком, зажаренным целиком на вертеле.

Огорошить Кроули мог бы, наверное, только Господь, хотя Ему не было дела ни до кого и ни до чего, так что этим благополучно занимался Азирафель, встреченный в Сент-Джеймском парке аккурат под Рождество 1888 года, когда в Лондоне бесчинствовал Джек-Потрошитель.
Демон был грустен и всем видом выражал крайнюю степень озабоченности.
- Мне неспокойно, Кроули, - пробормотал он без приветствий.
- Я могу чем-то помочь? – встревожился ангел, терпеть не могущий видеть вселенское горе на симпатичном круглом лице друга. Все-таки, Кроули был ангелом и любил всех оптом просто так, потому что не любить не мог. – Тебя кто-то обидел? Скажи мне, я устрою ему божий суд, не сходя с места.
Демон печально улыбнулся и покачал головой.
- Что-то приближается, Кроули, я чувствую. Что-то необратимое и крайне плохое. Знаю, что ты скажешь, что я демон, что мне должно быть это в радость, но это может коснуться и меня, и тебя. А ты мой друг, я бы не хотел лишиться друга.
Кроули слегка опешил.
Вот так открыто они как-то старались не выражать чувств друг по отношению к другу. За такое могло влететь обоим, впрочем, Кроули чихал на Небеса, а Азирафелю не слишком благоволили Внизу.
Они, конечно, присылали служебные записки каждый в свою контору, отчитывались каждый по своим обязанностям, но даже без соглашения, у них было негласное решение не просто не мешать друг другу, но и стараться вмешиваться в мир смертных как можно меньше. Хотя бы потому, что люди неплохо справлялись сами со всем, что могли бы сделать ангел и демон.
Кроули сообщал на Небеса о том, что благодаря ему удалось победить чуму Средневековья, что это он нашептывал ученым мужам тайны мироздания, что, наконец, нормальное правление в Англии тоже стало благодаря ему.
Азирафель же докладывал о том, что чума, выкосившая половину Европы, была его идеей, Кровавая Мэри была лично им и благословлена, все войны, все распри и даже каждая болезнь были любовно взращены и рассеяны по свету, словом, каждый врал или сочинял в силу способностей, не единожды даже помогая фантазией друг другу.
Вообще, если уж судить строго, чума началась из-за Кроули, потому что он частенько по доброте душевной подкармливал крыс, способствуя росту их популяции, а лекарства изобрел Азирафель, понявший, что такого косяка Наверху и Внизу не потерпят и могут даже вмешаться.
- И чем я могу помочь? – повторил Кроули.
- Мне кое-что нужно, вот, - Азирафель протянул ему клочок бумажки.
- Ты с ума сошел! – возмутился Кроули, едва прочтя два коротких слова. – Это убьет тебя!
- Это не для меня и это на крайний случай, - ответил демон. – Внизу и так мной сильно недовольны, а если нагрянет инспекция…
- Да не нагрянет никакая инспекция! - еще громче произнес Кроули. – С чего бы им сюда являться с проверками? Мне, например, пришла служебная записка о том, что я слишком усердствую с чудесами во благо. Ты только представь – меня попросили завязывать с добром!
- Если будут предупреждать меня, - тихо и обреченно пробормотал Азирафель, - записками не обойдусь. Не то начальство, чтобы посылать записки.
- И ты решил…
- Только для самосохранения и самозащиты.
- Да я любого…
- Погоди, не кипятись, пожалуйста. Не сегодня же все начнется, но если что… Ангел, ты же сам понимаешь, мне это самому не достать.
- А я помогать не буду. Нет! Категорически нет!
- Ладно.
От этого обреченного короткого слова у Кроули все внутри перевернулось.
Разумеется, помогать со святой водой он бы не стал, но в словах демона был здравый смысл. Как и всегда, впрочем. На удивление прозорливый Азирафель видел куда дальше своего курносого носа, чем все ангелы и все демоны.
На улице начали кричать мальчишки-зазывалы, рекламируя очередной свежий выпуск газеты с новостями о новой жертве Джека-Потрошителя.
Сверху посыпался мелкий холодный снег, подул ветер.

- Штаты.
- Советы!
- Какие еще Советы? Почему Советы? Тебе что, так нравятся русские?
- Не нравятся мне русские, мне и американцы не нравятся. Мне вообще люди не нравятся! Но русские, в конце концов, выиграли войну и могли бы завоевать весь мир. А я делаю ставку на сильнейших.
- То есть, Америка – слабая?
- Да тебе-то почему нравятся американцы?
- Я ангел, мне нравятся все люди, но у тебя в Советами явно что-то личное.
- Ладно, хочешь Штаты, будут Штаты. После Советов!
- Но это нечестно!
- Какая, к черту, честность? Я демон! Ангел, ты откуда свалился с такими суждениями? Я не просто хочу, чтобы Советы победили и первыми вышли в космос, я всячески этому поспособствую, а ты не посмеешь мне помешать, потому что если рискнешь, я очень сильно обижусь и устрою диверсию в американском корабле.
- Что, взорвешь ракету?
- Ну, что ты, в самом деле, дикий какой? Он не запустится. Солью топливо, испарю его – не суть важно. Могу усыпить всю команду и весь центр управления.
- Но почему ты так ратуешь за Советский Союз? Что у них есть такого, чего нет у Америки?
На этом месте Азирафель коварно улыбнулся, продемонстрировав белые зубы и те самые ямочки на пухлых щечках, от которых Кроули тихо млел.
- У них очень красивый молоденький космонавт, - выдал демон, видимо, свою самую главную тайну.
- Господи боже, - хлопнул себя по лбу Кроули. – И все? Ла-а-адно! – протянул он. – Но я тоже мог бы найти молодого и красивого американца, - добавил он.
- Но не нашел же, - заметил Азирафель.
- Но мог бы. Ладно, пусть летит твой красавчик, но только чтобы недолго и никуда особо не вылезал.
- Он только посмотрит, - пообещал Азирафель, мысленно записав очко в свою пользу.
Кроули издал тихий обреченный стон и пожал демону ладонь, обратив все внимание на подготовительные работы на космодроме.
Огромный шаг для всего человечества включал в себя горячую поддержку одного демона, которому было больше дела до симпатичного космонавта, который по совершенно непонятной причине очень напоминал демону самого красивого архангела, который потом стал Владыкой ада, и одного ангела, который просто хотел мирного урегулирования споров и, наконец, уже состоявшегося запуска ракеты в космос.
- Поехали! – услышали оба громкий возглас космонавта.
Этому полету все-таки суждено было состояться.
- Кстати, я тебе кое-что принес, - сказал Кроули, глядя вверх. – Потом отдам. Только осторожно. И не открывай крышку.
- Ты ангел, - с нетипичной нежностью для демона проворковал Азирафель. – О, я, кстати, присмотрел местечко в Лондоне.
- Все-таки хочешь книжный магазин? – уточнил Кроули.
- Мне нравятся книги так же, как тебе – машины. Кстати, а ты пробовал щи? Русские потрясающе готовят щи. Не знаю, что это, но мне уже хочется.


Глава 4
Немного о многом


Хастуру и Лигуру стоило бы миллион раз подумать и на миллион первый передумать доверять сына Люцифера тому, кому банально было не до детей.
- Ну, почему я? – в сотый раз вопрошал Азирафель. – Почему из всех – именно я?
Водитель такси, как зомби, послушно кативший вперед, промолчал. Его никто не спрашивал, хотя конкретно в этот момент Азирафель был бы рад любому собеседнику и даже ангелу.
В самом деле, сидел себе тихо-мирно демон в своем магазинчике, читал интересную книжку про инквизицию, ностальгировал, а тут – Азирафель, немедленно езжай к черту на рога и забери посылку!
Впрочем, работа на Земле предполагала некоторые неудобства, так что Азирафель просто смирился и поехал, куда сказали, а поскольку машины у него не было и водить он не умел, пришлось вызвать такси от Лондона до Тадфилда.
На полянке около симпатичного кладбища никого не было, делать было нечего, так что Азирафель со вздохом вытащил недочитанную книжку и погрузился в увлекательный мир пыток еретиков, больше половины из которых были обычными людьми, ни разу ни слова не произнесшими против власти королей и церкви.
Около полуночи, однако, пришлось покинуть теплый кэб и выйти наружу, потому как прямо из-под земли выросли двое демонов – Хастур и Лигур.
- Азирафель, слава Сатане! – гаркнули оба.
- Слава Сатане, - послушно ответил Азирафель, поморщившись от громких звуков в месте, где можно было вести себя и потише. В конце концов, все нужные души уже мучились в аду, а тела были вообще ни при чем.
После обязательных хвастливых рассказов о том, что сделали два князя ада, Азирафель скромно доложил о своих достижениях.
- Во всех домах, магазинах, аптеках и даже лавочках и сумочках кончились тампоны и прокладки, а у всех женщин Лондона разом начались обильные критические дни.
Хастур глупо моргнул.
Лигур скривил и без того не самое привлекательное лицо.
- И что? – уточнил последний.
- И ничего, - пожал плечами Азирафель. – Фактически это нормальное состояние женщины, которая не носит дитя, но на деле… Помните Лилит? – шепотом спросил он одновременно вздрогнувших демонов. – Ну, вот. Только это раз в миллион хуже.
Лилит хотели забыть как ангелы, так и демоны, потому что психованная полубогиня-полудемоница обладала бешеным нравом и в таких словах отказалась возлечь с Адамом, что даже Кроули, тогда присутствующий при всем при этом закрыл лицо крылом, а что касалось Азирафеля, он аккуратно записал пожелания в крошечный блокнотик, буквально только что изобретенный, и одарил бушевавшую женщину самой обезоруживающей из своих улыбок, которая действовала расслабляюще на всех демонов и половину ангелов.
Может, только благодаря улыбчивости Азирафеля и удалось выпроводить смутьянку из Рая, может, у нее кончился словарный запас, но сотворенная после этого Ева была на фоне бешеной Лилит настоящим ангелом, впрочем, таковым не являясь ни в одном месте.
И хотя Хастур и Лигур с трудом, потому как фантазии обоих не хватило бы и на одного, представили, что такое по-настоящему взбесившаяся женщина, им было достаточно и того, что Азирафель занимался хоть чем-то гадким и в таком масштабе.
- Вот, держи, - Хастур протянул Азирафелю большую корзинку для пикника.
- Ой, это мне? – обрадовался последний. – Спаси-и-ибо!
- Это дитя нашего Владыки, - перебил Лигур. – Доставь, как было предначертано.
Азирафель отогнул край и взглянул на мирно спящего младенца, расплывшись в очередной своей улыбке.
- Какая очаровашечка! – заворковал он. – Ути-пути, какая симпампулечка-девочка!
- Это мальчик, - мрачно сказал Хастур.
- Ма-а-альчик! – умилился Азирафель. – Утютюсенький мальчик! Какие у нас гла-а-азки, какие у нас гу-у-убки, какие у нас…
- У нас мало времени, Азирафель! - повысил голос Лигур. – Пошевеливайся!
- Зачем же так кричать, - поморщился Азирафель, закрыв корзинку. – Он же спит. Никакого уважения к малышу.
Хастур и Лигур остались на кладбище даже тогда, когда кэб отъехал, уводя крошку-Антихриста вдаль.
- Утютюсенький мальчик? – повторил Хастур. – Что это значит?
- Грозный, свирепый, - предположил Лигур, дернув плечом. – Сам черт не разберет, что в голове этого идиота. Я ему не доверяю. Он обязательно что-нибудь испортит.

Азирафель же и не думал ничего портить.
Он привез младенца, по дороге тихо напевая ему колыбельную, включавшую в свой текст массовые убийства, реки крови, разрывные пули, которыми кто-то кому-то вышибал мозги и даже красиво развешенные кишки на ветвях цветущих сакур, еще бережнее вытащил свой груз из машины, спросил у нервничавшего в дверей монастыря молодого мужчины в какой палате находится его жена, поблагодарил и…
- А что этот тут? Печенье? – уловил тонкий аромат сахарного печенья с розовой помадкой, коробку которого несла одна из монашек. – Можно мне десяточек?
В общем, если что и можно было испортить даже в такой ситуации, к Азирафелю это, как и всегда, не имело никакого отношения, потому что он тут же забыл о том, что хотел сделать, оставил корзинку на попечение монашки, а сам пошел пить чай с печеньем, потому что устал с дороги и от визита двух демонов, которых совершенно не было никакого представления о переноске для младенцев и которые наверняка никогда в жизни не пели колыбельных.
Что касательно последнего, Азирафель гордился своим мягким голосом, от которого могли впасть в транс все до единого индусы и каждая кобра мира.

Относительно воспитания юного Мага, которого ошибочно приняли за Антихриста, все было запутанно и очень сумбурно.
Азирафель немного изменил внешность, став очень милой пышнотелой няней, которая приятным голосом рассказывала мальчику на ночь сказки, включавшие в себя полный, но несколько вольный и от этого еще более кошмарный пересказ всех до единого рассказов Кинга и Лавкрафта, Кроули же, став садовником и при этом не подумав менять облик, учил мальчишку заботиться о ближнем, любить все живое и прилежно учить химию… то есть, учить ее в будущем, чтобы если уж что, мальчонка смог изобрести противоядие к любому яду, включая родного папочку.
Мальчонка рос крепким, обожал няню, которая ни в чем не могла отказать своему воспитаннику и к семи мальчишеским годам подарила ему набор юного патологоанатома для тренировок на папе и маме, и бесконечно уважал садовника, с которым можно было сходить на рыбалку, поймать на кусочек хлеба рыбу, а еще позаниматься самбо в саду, потому что дома никто бы подобного не разрешил.
В итоге Маг вырос крайне здоровым, постигшим дзен пополам с полным пофигизмом, одиннадцатилетним ребенком с любовью к чтению ужастиков ночью под одеялом, написанием фанфиков еще более ужасающего содержания, а так же терпением к ближнему и любовью к медитациям.

Но вот со спасением мира как-то не задалось.
- Да? Что? – уже в который раз ответил Азирафель на очередной телефонный звонок.
- Это я. И нам все-таки придется поговорить.
- Об Армагеддоне? Но мы и так сделали все, что смогли, чего ты еще-то хочешь?
- Надо встретиться, - бросил Кроули в трубку и прервал связь.

В беседке, тайном месте встреч, не было даже скамейки, чтобы присесть, так что было решено перенести встречу в Сейнт-Джеймсский парк.
- Прежде чем начнешь, - произнес Азирафель, едва подойдя к скамейке, - хочу заметить, что я к этому не причастен.
- К чему? – удивился Кроули, бросив уткам целую буханку хлеба, решив не размениваться на кусочки.
- К подмене младенца, - ответил Азирафель, бросив батоном в селезня. Селезень подавился недоеденным куском буханки и утонул.
- Ты можешь просто… просто перестать? – поморщился Кроули, вернув птицу к жизни. – Нужно найти мальчишку и думать, что делать дальше.
- А что делать? – переспросил Азирафель. – Что мы можем сделать с Антихристом?
- Сперва поехать в Тадфилд и найти его, - напомнил Кроули.
- Если через М25 то лучше не стоит, - флегматично заметил Азирафель.
- Почему?
- Просто не стоит. Поверь мне.
Трасса М25 была притчей во языцех всех до единого автолюбителей. Кольцевая дорога, которая должна была быть идеально ровной и круглой, вышла наподобие пентаграммы, чего быть в принципе никак не могло и о причинах чего Азирафель молчал не хуже невинного еретика на пытках Святой Инквизиции.
Доподлинно известно, что все демоническое сообщество упорно пыталось выведать тайну сотворения подобного безобразия, но поскольку Азирафель и не думал сдаваться, вытерпев все пытки, включавшие в себя сто повторов просмотра «Звуков музыки» и дополнительно тысячу повторов самой известной песни из мюзикла, было решено, что если не подействовало это, ничего другое уж точно не сработает.
Относительно частичную правду знал только ангел, которому Азирафель проболтался исключительно из-за желания сказать хоть кому-нибудь об очередной своей победе, которая по словам демона была скорее существенным промахом, потому что еще на стадии разметок, Азирафель так увлекся новой книжкой, что начисто забыл, собственно, что хотел, а потому просто ходил туда сюда и втыкал колышки куда попало и как придется.
В итоге дорога стала сама на себя не похожа, но по крайней мере была ровной, гладкой, с многочисленными крутыми поворотами и даже парой обрывов в самых неожиданных местах, где обрывов чисто геологически быть не могло.
- А я тебя на Бентли прокачу, - предложил ангел.
- Боже упаси! – испугался демон, тут же поняв, что он произнес. – То есть, ни черта подобного! Нет! Категорически! Даже не думай!
В результате чего уже через полчаса роскошнейший белоснежный Бентли уже летел по дороге к М25.

- О господи, о дьявол, о твою мать, - еле находил в себе силы пробормотать Азирафель, дыша через раз, когда машина остановилась у бывшего монастыря монашек-сатанисток.
- Да брось! – протянул польщенный ангел, улыбаясь от уха до уха. – Прокатились с ветерком. Было здорово.
- Я демон, в конце концов, - полузадушенно прошептал Азирафель, отдуваясь и икая от чувства ощущения своего желудка у себя же в горле. – Ты с ума сошел или просто решил меня убить?
- А-а-ай, ну, не нагнетай, - потребовал Кроули, морщась. – Ай! Ой! – громко вскрикнул он, свалившись в куст родонендрона.
Азирафель в недоумении взглянул на него и глухо зарычал на невидимого врага.
- Убью, – коротко и грозно пообещал он этому врагу, зная, что его услышали.
- Эй, я попал! – возмущенно воскликнул какой-то незнакомый человек в камуфляже, держа в руках странное оружие.
В следующий момент Азирафель слегка изменил внешность, вспомнив индийский эпос и немного лавкравтовщины, представ перед моментально поседевшим и до смерти перепугавшимся человеком громадным стоглавым змеем с оскаленными пастями, с длинных клыков которых капала кровь.
- А-а-ай, - простонал ангел из куста, с трудом поднявшись и держась за плечо и поясницу. – Что за черт это был?
- Ты в порядке? – Азирафель мановением руки почистил на нем одежду и нежно погладил по плечу, тут же испачкав руки в краске.
- В нас стреляли? – еще больше удивился Кроули.
- Краской, ничего страшного, - заверил демон, погладив и ангельскую поясницу. – У кошки боли, у собаки боли… - начал он шепотом, но тут же был остановлен Кроули.
- У кошки? Зачем мучить животных?
- Ладно, тогда боли у всего мира, а у тебя заживи, - легко согласился Азирафель. – Пошли, узнаем, что тут происходит и кого мне можно проклясть за то, почему это происходит.

На войне как на войне.
Эту истину оба поняли шесть тысяч лет назад. Вернее, намного раньше, еще когда оба были ангелами.
Но понять истинный смысл можно было только тогда, когда настоящий отец юного Антихриста собирался вылезти из-под земли и устроить непокорному сыну взбучку.
- Кроули, сделай же что-нибудь! – закричал Азирафель под стон земли и треск асфальта.
- Но что? – громко ответил ангел, еле удерживая свой огненный меч в одной руке и закрывая собой насмерть напуганных человеческих детей и одного сатанинского отродья, не очень напуганного, но явно не знавшего, что ему делать и делать ли что-либо, потому что одно дело смертный папа – человек очень мягкий, другое – папа-демон, и не просто демон, а бывший архангел, ныне Владыка Ада.
- Просто… просто делай! – голос Азирафеля утонул в оглушительном грохоте раскалывающейся земли. – Ангел, спаси детей! Я отвлеку его!
- Азирафель, нет! – не помня себя закричал Кроули, поняв намерения друга.
Секунду назад крылатый демон еще испуганно жался к Кроули, но через миг на его месте выросла исполинская змея размером с небоскреб с огромной пастью и длиннющими клыками в ней.
- Азирафель… - прошептал Кроули, взмахнув мечом, уже зная, что в схватке с Люцифером жертв не избежать, но самой первой будет обычный флегматичный демон, который любит книжки больше, чем пакостить миру.
Змей раздул капюшон и стал громадной коброй – антрацитово-черной, с горящими желтыми глазами и длинным массивным телом, которое свилось в пружину и тут же бросилось на появившегося Сатану, метя ему в шею.
- Предатель! – взревел Сатана, ударив кобру в грудь и пропоров ей кожу.
- Хватит! – закричал Адам Янг, выбежав вперед. – Прекрати! Не смей причинять ему вред! Убирайся, откуда пришел и оставь меня в покое! Ты мне не отец! Ты никогда не был мне отцом!
Кобра грузно упала на покореженную землю и затихла, вывалив язык и едва шевеля кончиком хвоста.
Люцифер взревел повторно и вдруг просто пропал. Пропали и пласты земли.
Остались только напуганные люди и ангел, упавший на колени перед умирающей змеей.
- Азирафель, - застонал Кроули, поглаживая кобру по огромной голове. – Глупый мой храбрый демон, не смей умирать.
- Даже не думал, - прошипела кобра, медленно возвращая человеческое обличье и теряя чешуйчатость. – Дорогой мой, - нежно произнес он, наконец, вернув себе прежний вид. – Ты же не думал, что я буду стоять в стороне и смотреть, как бы это чудовище убило детишек и принялось за тебя?
- Я люблю тебя! – потрясенно выдохнул ангел, крепко обняв Азирафеля и шмыгая носом.
- И я тебя люблю, мой ангел, - с улыбкой ответил демон, обнимая его под восторженные, недоуменные и даже возмущенные возгласы смертных. – Только у меня, кажется, что-то сломано. Ты не поможешь?

Позже, когда стало ясно, что мальчишка-Антихрист не только отказался от генетического родства с Сатаной и вернул мир в его нормальный вид, Кроули доставил своего друга обратно в Лондон на своем Бентли и вместо того, чтобы просто высадить его у книжного магазинчика, предложил завалиться в «Ритц» и напиться всем, что у них было.
- Соблазняешь? - хитро улыбнулся Азирафель.
- Соблазняю, - подтвердил Кроули, подумав о том, что, все-таки, в милом, тихом, пухленьком и флегматичном демоне кроется такая самоотверженность и мощь, когда речь заходит о выживании вида и отдельно взятого ангела. – К чертовой матери все предрассудки.
- Ну, слава богу, наконец-то согласился, - удовлетворенно выдохнул Азирафель.

- У меня только один вопрос, - начал Кроули, когда метрдотель проводил их к столику и предложил меню. – Что ты… то есть, как ты… Азирафель, ты что устроил? Что это еще за явление Змия народу?
- Ты не поверишь, мой дорогой, но это было предсказание Агнесс Псих, – ответил Азирафель, улыбнувшись и сделав жест официанту нести весь алкоголь, какой только был в ресторане.
- Серьезно? – удивился Кроули. – Ты прочитал ее книжку? Я думал, там только пророчества относительно Армагеддона, Антихриста и Всадников.
- Ну… - демон вдруг зарделся и сделал паузу, чтобы попробовать принесенное официантом вино. Прямо из бутылки. До последней капли. – Да, подойдет, - решил он, причмокнув губами на опешивший взгляд молодого человека. – Принесите такого все, что есть. Так вот, ангел, - продолжил он, - пророчества были записаны, но одно было сделано для меня лично.
- Это когда это? – возмутился Кроули. – Ты что, приложил руку к их созданию?
- Я приложил… усилия, - запнулся демон. – Просто это было при довольно трудно объяснимых обстоятельствах, вот я и подумал, что это могло ничего не значить, потому что…
- Азирафель, выкладывай, - потребовал Кроули.
- Ладно, только не сердись, - попросил Азирафель. – В общем, как-то раз мы встретились, поболтали о том о сем, а потом я пригласил ее выпить.
- Что? – округлил глаза Кроули.
- Если честно, не помню, - пожал плечами демон. – Что-то, чего было очень много.
- Нет, погоди, - потряс головой Кроули. – Вы вместе пили?
- Ну, да. Я же говорю, я ее пригласил. Ничего такого, просто мне было скучно, я куда-то шел, потом встретил ее, потом мы поговорили, а потом начали пить.
- Где?
- Сперва в таверне, потом, кажется, у нее дома. Я помню только, что это был самый потрясающий разговор со смертной женщиной такого интеллекта! А потом она сделала мне сюрприз.
- Что-что она тебе сделала?
- Сюрприз. Пророчество, которое записала. Честное слово, если бы она просто его произнесла, я бы ничего не запомнил, но… - Азирафель порылся во внутреннем кармане пиджака и вытащил заламинированную довольно старую бумажку, пожелтевшую от времени, с потрепанными краями, но идеально четким текстом.
- «Королева в черном придет
Защитить свою прелесссть
Слава роботам», - прочитал Кроули и поморщился. – Хокку? Агнесс Псих написала тебе хокку?
- Я же говорю, мы много выпили, - закатил глаза демон. – Мы очень много выпили, а потом я начал рассказывать ей о чем-то, кажется, о Японии, о сакуре в цвету, и гейшах, в общем, ее понесло и вот, - указал он на бумажку.
- «Королева в черном» - ладно, но причем тут ты? – прищурился на него Кроули. – И какая еще прелесть? И какие роботы, Азирафель?
- Да не помню, - вяло отмахнулся демон. – Мы обсуждали «Ангелов и демонов», она сказала, что это будет непередаваемо прекрасно и вызовет многие споры, а потом…
- Вы обсуждали нас? – повторил Кроули.
- Нет, вообще, книгу. И фильм. Она говорила про двигающиеся картинки и горячего шотландского камерария. Или горящего. Да не важно. В общем, пока мы пили, она еще могла говорить адекватно, а потом понесла какую-то чушь про Алехандро, Фернандо и Роберто, га-га-га, маленьких людей с волосатыми ногами и золотое кольцо, а потом – вот, - Азирафель отставил пустую бутылку и откупорил вторую.
- Но… но королева? – почти шепотом спросил Кроули.
- Королевская кобра, - преспокойно ответил Азирафель. – Черная змея. А остальное – сам догадайся.
Кроули отпил из своего бокала и потряс головой, встрепав волосы пятерней.
- Но «прелесссть», Азирафель, - прошептал он, наклонившись к нему.
- Она была пьяна, - в ответ прошептал Азирафель, тоже наклонившись к нему. – Но согласись, пророчество сбылось. Кстати, кажется, у нее дома было какое-то устройство… зубная щетка с вибро-режимом? Мини-миксер для взбивания теста? Парогенератор? Точно помню, она что-то буквально благословляла. Может, пистолет для гвоздей?
Кроули выпил еще.
В голове уже начинало приятно светлеть и проясняться.
Ну, в самом деле, подумаешь, пророчество чокнутой ведьмы о далеком будущем. Подумаешь, Азирафель стал коброй и полез драться с Люцифером. Подумаешь, Кроули чуть не плакал над его телом, когда решил, что друг пал смертью храбрых. Подумаешь, прелесссть.
- Знаешь, - встрепенулся он, - думаю, мы оба заслужили отпуск. Закажу-ка я нам билеты в Лос-Анджелес. Погреемся на солнышке, выпьем коктейлей на пляже, покатаемся на серфе, поглазеем на знаменитостей. Года на полтора, а? Что скажешь?
- Ангел, ты прелесть, - уверенно ответил Азирафель, подарив Кроули самую очаровательную из своих улыбок.
...на главную...


сентябрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

август 2019  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.14 01:51:44
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.09 07:27:12
Дорога домой [1] (Гарри Поттер)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [25] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.02 20:10:13
Змееносцы [10] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:26:51
Бессмертные [2] ()


2019.09.01 18:25:46
Prized [4] ()


2019.08.30 19:16:22
(Не)профессионал [3] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [3] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.17 16:01:20
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [3] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:03:37
Я только учу(сь)... Часть 1 [53] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.25 20:04:47
Чай с мелиссой и медом [1] (Эквилибриум)


2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.