Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Поттер, вы меня чуть не убили.
-Профессор Снейп, дайте еще один шанс.
-Ну вот,опять.

Список фандомов

Гарри Поттер[18410]
Оригинальные произведения[1221]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[2]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[18]



Немного статистики

На сайте:
- 12549 авторов
- 26921 фиков
- 8509 анекдотов
- 17515 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Un homme sans masque

Автор/-ы, переводчик/-и: Cassidy Hope
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Raoul/Angel (The Phantom of the Opera)
Жанр:AU, Humor, Romance
Отказ:Все права на персонажей принадлежат Гастону Леру и Эндрю Ллойду Уэбберу.
Фандом:Призрак Оперы
Аннотация:Иногда истинные мотивы наших поступков сокрыты даже от нас самих. Ради чего на самом деле Рауль, виконт де Шаньи спускался в подвал?
Комментарии:Фик написан по юбилейному спектаклю "The Phantom of the Opera at the Royal Albert Hall" 2011 года. Необычная интерпретация роли Рауля, когда актер, как ни старался, но так и не смог пересилить себя и сыграть любовь к Кристине, и послужила вдохновением.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, AU
Статус:Закончен
Выложен:2019.03.14
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 98 раз(-a)



Un homme sans masque

Человек без маски


Рауль уже в который раз перечитывал письмо, но не понимал ни слова - не получалось сосредоточиться. Два дня назад закончился этот ад в театре, и начался новый - дома. Всегда обожаемый старший брат Филипп воспринял идею жениться на «беспородной актерке, которую протащили по всем подвалам» в штыки. Кажется, еще чуть-чуть и Рауля и самого попросят на выход с вещами из благородного поместья. Кристина рыдает, брат всячески игнорирует любые попытки объясниться, а средства, потраченные на развитие Opera Populaire, пропали даром. Говоря откровенно, ничто так и так не предвещало, что эти затраты когда-нибудь окупятся. Несмотря на полный аншлаг в зале вся выручка тут же спускалась на какую-нибудь очередную безумную идею непризнанного гения – уволить половину музыкантов и пригласить новых, выписать сумасшедших размеров декорации из Италии, заменить 32-футовые трубы у органа, перешить все сценические костюмы Карлотты за девятнадцать лет для тощей Кристины или еще хлеще – сшить новые. И конца, и края этому не предвиделось. До вечера субботы, когда произошла катастрофа.
А всё так хорошо начиналось! Так удобно и сладко было любить Кристину, когда она жила в Опере. Легкое увлечение этой, кстати, весьма средней певичкой, подружкой детства, мгновенно перерастало в страсть и азарт, когда на горизонте появлялся соперник. Как это так – отдать какому-то облезлому земляному червю, гниющему в сыром подвале, свою красавицу! В воображении Рауля Кристина почему-то становилась очень красивой в этот момент - когда то, что ты считаешь уже практически своим внезапно ускользает от тебя. Когда какой-то побирающийся по углам урод имеет виды на то, что принадлежит тебе, благородному виконту, по праву. По праву своей воли, в конце концов! Неслыханная наглость. Нет, ни за что, догнать, найти, отнять, вырвать Кристину из мерзких ледяных рук этого чудовища, немедленно! Моё должно быть только моим. Кстати, о руках…
- Рауль, дорогой, что мне делать?
В комнату неуверенно вошла Кристина, непричесанная, заплаканная, и вся какая-то неприбранная, хотя Рауль только вчера привез ей из лучшего парижского магазина четыре новых платья – два выходных, одно домашнее и одно для прогулок. Виконт скривился при мысли об очередных деньгах, которых и так теперь нет, потраченных зря.
- Например, причесаться и умыться, а потом спуститься к завтраку.
Рауль даже не пытался скрыть раздражение, он понимал, что жениться все-таки придется. Но делать этого без денег не хотелось категорически. Кто же знал, что Филипп так отреагирует и лишит его содержания, пока эта девица торчит в доме?
Кристина застыла, а потом разрыдалась совсем уже безобразно:
- Спуститься к завтраку? Чтобы твой брат снова выгнал меня из-за стола?
Черт, черт, черт, все-таки доигрался. Догнал, отнял, вырвал, наслаждайтесь теперь, дорогой виконт, вашей будущей женой, размазывающей сопли (о, Боже, это и правда, сопли!) по лицу чистым рукавом нового платья. Это же фламандское кружево! Ну что за дура.
- Кристина, прекрати истерику. Я поговорю с братом. Можешь поесть пока на кухне.
- На кухне? – девушка сощурила и без того маленькие глазки. – Вместе с прислугой? Я – будущая графиня?
- О, Боже, дай мне время, я все улажу.
- Время, Рауль? Граф слышит обо мне будто впервые! Мы были вместе полгода, это достаточный срок, чтобы рассказать твоему брату обо мне. Я думала, ты давно уже это сделал! Ведь ты же подарил мне кольцо.
Кольцо, да. На самом деле кольцо предназначалось для миниатюрной мадемуазель Лулу из варьете, милый подарок за оказание определенной… кхм… услуги весьма деликатного, но приятного свойства, что, разумеется, требовало поощрения. Так нет ведь, нужно было выронить его из кармана в самый неудобный момент перед карнавалом, когда эта «невеста» вцепилась в кольцо своими паучьими пальцами, аж по полу за ним поползла. Пришлось кисло делать предложение.
- Я потерял голову от любви, некогда было разговаривать. А сейчас, прости, но меня ждут дела, – быстро проговорил виконт и, бросив так и не прочитанное письмо, спешно выбежал из кабинета.
Мучительно хотелось выпить. Потянувшись привычным жестом к манжету рубашки, чтобы поправить запонку, памятный подарок дедушки на десятилетие, Рауль в ужасе отдернул руку. Запонки не было. Она, как и вся его жизнь, валяется теперь где-то там в подвалах Оперы – в пыли и грязи. Дедушки больше нет, нет и маленького звена, которое всегда являлась своеобразным проводником памяти. Застегиваешь манжет и вспоминаешь добрые карие глаза. Теперь запонка осталась только одна. Сегодня утром, демонстративно оставив второй манжет будто разорванным, Рауль в который раз уже испытал жгучее чувство ненависти к своему сопернику. Он ненавидел его за то, что тот проиграл.
***
- А не выпить ли нам еще, малышка?
Виконт был в ударе. Пышная Мадлен, временная заместительница мадемуазель Лулу, смеялась, не переставая. Третья бутылка «Veuve Clicquot» стремительно пустела, четвертая охлаждалась, Мадлен была молода, пьяна и готова к новым ласкам, часы пробили три часа ночи, домой не хотелось.
Разумеется, за эти полгода Рауль ничего не рассказывал брату про Кристину. Он и не собирался ничего рассказывать, как не говорил и про сотни других любовниц. Не собирался он и жениться. Это всё была пустая болтовня, чтобы Кристина перестала уже кривляться и нести ересь про каких-то ангелов и задрала, наконец, юбку. Но девушка оказалась удивительно нудной, начала ныть про какую-то свадьбу и вечную любовь до гроба. Можно подумать, найдутся идиоты, готовые терпеть эту тощую дуру всю жизнь. Так, на раз, после оперы и шампанского, когда в голове еще шумит приятный дурман. Рауль застыл. Даже бокал дрогнул. Один идиот все-таки нашелся. Черт! А что если…
В половине четвертого Рауль уже был на ногах и на пути к зданию Оперы. Глупо, конечно, надеяться, что этот омерзительный урод всё еще ползает там по углам, но вдруг? По крайней мере Рауль поищет под лестницей свою запонку.
План был безупречен и отвратителен одновременно. Нужно было всего лишь найти этого пресловутого Ангела, отвезти его к поместью, Рауль был даже не уверен, что придется применять силу, потом позвать Кристину прогуляться по саду, и вот она, долгожданная встреча! Рауль искренне надеялся, что в этот раз маэстро не станет проявлять своё тошнотное благородство и вцепится в Кристину намертво. Виконт с радостью был готов даже собрать Кристине чемодан и дать еще денег сверху (последнее припрятанное), лишь бы она поскорее убралась из его поместья, и эта ненавистная женитьба не висела бы над ним, как дамоклов меч. От перспективы скорейшего примирения с братом, а, следовательно, и вновь открытого денежного потока фамильных средств в свой карман Рауль ускорил шаг. Просто так выгнать обманутую девушку на улицу все-таки не позволяла совесть, а передать её с рук на руки цирковому уроду, который вроде как собирался по-настоящему на ней жениться, казалось вполне допустимой сделкой со своей честью. Ну, не съест же он её в конце концов.
А вот и Опера. Отхлебнув прямо из горлышка из прихваченной с собой четвертой бутылки «Veuve Clicquot», Рауль храбро шагнул в неизвестность. Эта та самая неприметная дверь, через которую они с Кристиной два дня назад выбрались на свет божий из подвалов. Где-то там внизу еще наверняка валяется и лодка. Но он был так пьян, что, разумеется, не помнил никакой дороги.
А вот и лестница, ведущая в подземную часть Оперы. Девять этажей. Девять пролетов вниз на ощупь, ибо наш гениальный инженер и архитектор отстроил целую сеть подземных и наземных лабиринтов, но не озаботился тем, чтобы поставить хотя бы по одному фонарю на лестничный пролет. Ладно, еще глоток. Ri-i-i-i-i-di Paglia-a-a-a-ccio, sul tuo amore in fra-a-a-anto… Ну грех не спеть в здании Оперы. Первый этаж. И сразу потянуло промозглой сыростью. И как он живет здесь столько лет? Жил… Ладно, коридор вроде знакомый. Или нет? А вот и еще один. Направо что ли повернуть? Hurrah! Вот и канал, ведущий к озеру.
Сюрприз номер раз. Лодки не оказалось. Сюрприз номер два - шампанское закончилось. Сжимая пустую бутылку, Рауль оказался по колено в ледяной воде. Через двадцать шагов захотелось повернуть назад. Через тридцать Рауль почти повернул, а через сорок виконт начал ругаться вслух, как последний пьяный извозчик. Рука снова непроизвольно потянулась к запонке. И тут он вспомнил. Вспомнил, как её потерял. Это было в самом конце катастрофы, когда всё уже произошло и его самого чуть не повесили. Спасло только то, что Кристина поплелась с миной святой мученицы и почти распятой страдалицы целовать это чудовище. Ужасная сцена так и застыла перед глазами. Маэстро стоит столбом, а эта девица, у которой и поцелуя-то не допросишься в обычное время, впилась в него, как пиявка. Если бы так сильно не мешала удавка, то виконта точно бы стошнило. Его воспоминания лихорадочно сменялись одно другим...
… Ладно, отсосалась вроде. Стоит, молчит. Маэстро, хлюпая носом, куда-то потащился. А, за свечой. Хм… Зажег свечу, идет к лестнице, на которой я стою, идет ко мне. Матерь Божья, что он собирается делать?! В рот мне её что ли затолкать?! А, нет, пережег веревку. Господи, воздух, кислород, снова можно вдохнуть полной грудью, я даже равновесие не удержал. Уффф… Что это? Что это сейчас было? Вот сейчас, только что? Вот прямо сейчас? Он что, поддержал меня? Не дал мне упасть еще ниже на одну ступень? И моя рука… Она сейчас сжимает его локоть. Непроизвольный жест. Звяк. Что-то упало. Наверное, моя запонка зацепилась за его пуговицу на фраке. А он что-то говорит про эту дуру, про лодку, про каких-то ангелов в аду, а я всё держу его за руку. Уже не держу, а куда-то бегу. Не бегу, стою. Дышу. Кристины нет. Иду еще раз его увидеть. Эта дура с перекошенным лицом идет мне навстречу. Я почему сажаю её в лодку и куда-то плыву…
Виконт очнулся. Тьфу ты, пьяный бред. Подумаешь, локоть. Подумаешь, ледяная рука какого-то урода. Подумаешь, гнал от себя эти мысли третий день подряд. И чего он потащился в этот осклизлый подвал? От Кристины избавиться? Запонку найти? Чего он на самом деле здесь ищет? Или кого? Впервые в жизни Рауль испытал настоящий животный ужас, когда чья-то костлявая рука пробирается к тебе под кожу, заползает в самую твою суть и сжимает до ломоты костей и разрыва тканей все твои органы. Ради чего он так гнался за Кристиной? Ради кого был весь этот цирк? Что на самом деле было для него важно? Просто победить? Или победить его? Именно над ним одержать победу из злорадного чувства превосходства, которое на самом деле оборачивалось… одержимостью? Этот локоть. Этот жест, непроизвольный, жалкое подобие полуобъятий. Что это было? Эта мысль расколола жизнь виконта на до и после. Еще никогда в своей жизни он не был так внезапно трезв и так напуган.
Дошел. Опущенная решетка. А вот и лодка! Какие-то обрывки занавесок. Валяющаяся фата на полу. И что теперь? Плечом что ли эти чугунные прутья выносить?! Черт, и как его все-таки зовут?
- Э… Ангел?
Рауль ударил пустой бутылкой по решетке. Нет ответа. Звенящая мертвая тишина. Ни единого движения, ни единого отблеска. Все разбросано. Повсюду валяются нотные листы. Половина промокла, половина сгорела. Парадокс. Рауль ударил снова. Молчание. Так и бутылку разбить недолго.
- Вы принесли мне выпить, monsieur le vicomte?
Голос зазвучал ниоткуда и отовсюду одновременно. Старые фокусы. Но, черт возьми, как же виконт был им сейчас рад!
- Эм… нет..
- Я вижу. Вы не только наглец и выскочка, вы еще и пьяница.
Никто так и не появился. Даже воздух не колыхнулся.
- Я потерял здесь свою запонку. И еще я хочу вернуть вам Кристину, – пробормотал Рауль, почувствовав себя идиотом.
- Вернуть мне... что?! – наконец, он показался. Видимо шок от услышанного превысил его всегдашнюю осторожность. – Вернуть мне что?
Сверху над головой виконта зажегся фонарь. Существо вышло на слабый свет - без маски, во всем блеске своего безобразия. Рука сжимала стилет. Рауль сглотнул. Вот сейчас его точно убьют, второго шанса не будет. Кристины рядом нет, и никто больше не пойдет целовать это пугало.
- К… Кристину. – Рауль снова сглотнул. - Все это было ошибкой.
Существо подошло еще ближе, почти к самой решетке. Так они и стояли друг напротив друга. Насквозь продрогший юноша и омерзительное чудовище из подземелий.
- Monsieur le vicomte уже наигрался? – существо гадко осклабилось. Или просто улыбнулось? Лучше бы оно этого не делало.
- Я её и пальцем не тронул. Я просто понял, что… не люблю её. Я могу отвезти вас к ней прямо сейчас.
Существо не шевелилось. Или все же человек? Рауль второй раз в жизни видел его так близко. Сердце щемило от ужаса и жалости. Но жалости, разумеется, к себе.
... Или не только к себе?
Рауль смотрел на его искаженное лицо и не мог насмотреться. Одна его половина была красива, другая безобразна. Его как будто кто-то однажды вспорол с правой стороны в разных местах и забыл зашить. И теперь отвратительные куски несросшейся плоти так и торчат вывернутыми наружу. Однако эти уродливые шрамы не мешали видеть всей картины в целом: красивая линия скул, римский нос, почти чёрные миндалевидные глаза. Взгляд которых, кстати, высверливал сейчас в нем дырку.
- Monsieur le vicomte, вы пьяны, промокли и несете чушь. Идите домой и проспитесь.
Человек без маски снова отступил в тень. Рауль испугался, что он уйдёт совсем.
- Так впустите меня и дайте мне полотенце! И чаю. Горячего.
Рауль почти уже почувствовал стилет в своём горле. Такой наглости ему не простят. Но расчёт оказался верным: существо вернулось. Казалось, оно было удивлено.
- Вы испытываете мое терпение, monsieur le vicomte. Уже в который раз.
Рауль радостно улыбнулся:
- Теперь после этих слов я должен вас поцеловать, открывайте.
Господи, что он несёт. Он же почти уже трезв! Откуда это вот всё?! Жить надоело?
- А я смотрю, monsieur le vicomte, вам понравилось носить петлю на шее, - существо читало его мысли.
- Да, красный мне к лицу, - пауза. - Как вас все-таки зовут, маэстро?
- Лично вам меня никак звать не надо. Проваливайте отсюда.
- Только после того, как отыщу свою запонку. Это подарок дедушки.
- У вас дома мало побрякушек?
- Эта дорога мне, как память.
- Ладно, что там у вас? Полк солдат за спиной, и вы пришли арестовать меня всей толпой? Дохлая затея. - Существо вздохнуло и отвернулось.
- Я здесь совершенно один, А.. Ангел.
Тот вздрогнул. Развернулся:
- Что вам на самом деле нужно, monsieur le vicomte?
- Я уже сказал. Плюс полотенце и чай.
- Россыпей золотых не подсыпать?
Ангел способен на сарказм? Это что, чувство юмора обозначилось?
- Россыпи не помешают. Ваши оперы и ваша Кристина высосали из меня все деньги.
- А вы разрушили мой дом. Мы в расчете. - Ангел помолчал, потом едва слышно произнёс: - Кристина на это не способна. Она очень скромна. И добра...
Вот тут уже Рауль наплевал на стилет и захохотал в голос:
- Это потому что ей с вас взять было нечего! Ну, кроме бесплатных уроков и выбитых из директоров главных ролей, которые она, в общем-то, не тянула, прямо скажем. Но, поверьте, Ангел, за последние два дня я четко понял, что mariage prompt - regrets longs. Сначала ей нужно было заказать новый гардероб. Полностью. До пошлейших розовых панталон. - Ангел побледнел и снова отвернулся. Но Рауль продолжал дальше. - А пока на время купить четыре наряда в магазине готового платья, самом дорогом, разумеется. Если бы она ещё умела эти платья правильно носить! Потом было велено подобрать ювелирный гарнитур к каждому наряду - "я же будущая графиня", но дальше начался грандиозный скандал с Филиппом, которому отправлялись все счета, и поток вымогательств прекратился. Временно. Вот что, маэстро, возитесь с ней сами. Так вы дадите мне сухое полотенце или мне умереть тут у вас под дверью от двухсторонней пневмонии?
- Кто такой Филипп?
Ангел приблизился к двери и лязгнул чем-то похожим на замок.
Рауль весь обратился в слух. Он открывает дверь!
- Мой старший брат, граф де Шаньи. Он и меня вот-вот выгонит из дома.
Уродливый человек без маски отодвинул засов и приоткрыл дверь. Ну как дверь, пара прутьев решетки просто отъехала в сторону.
- Входите. Но я предупреждаю вас, monsieur le vicomte, - Ангел нежно погладил стилет, - одно неверное движение, и вы гниете в озере, которое, конечно, и без вас не напоминает водоемы Швейцарии.
Рауль так обрадовался возможности войти, что про стилет все прослушал. Зато услышал про Швейцарию:
- Вы там были? Правда? А где? В Цюрихе?
- В Цюрихе. Меня возили в клетке по ярмаркам уродов.
Все хорошее настроение виконта мгновенно улетучилось. Он не знал, что сказать дальше. И как посмотреть Ангелу в глаза.
- Жалость вам не к лицу, monsieur le vicomte. Я шучу. Я написал хорал для Церкви Святого Петра. Это было давно. Воздух там чистый… Полотенце сейчас принесу. Чай сами себе сделаете, если найдёте хоть что-то среди этой разрухи. Вашими стараниями, кстати. - Ангел скрылся в темноте.
Рауль огляделся. Да... Посмотреть было на что. Все, что можно было разбить - разбито, а сломать - сломано. Восковая кукла Кристины выпотрошена, пульт органа искорёжен, даже пудовые канделябры и те как-то умудрились свалить. Оплавившийся свечной воск покрывал жалкое подобие пола. Большинство вещей сгорело - никто же не следил за свечами. Свечи... Свеча. Рука. Локоть. Рауль судорожно вздохнул.
- Любуетесь плодами своих усилий?
Ангел протягивал абсолютно чёрное полотенце. Эстет чертов.
- Простите, - Рауль набрался мужества и заговорил быстро-быстро, чтобы его никто не перебил. - Я компенсирую. Я отвезу вас к Кристине и оплачу все издержки на дорогу, если вы захотите покинуть страну или город.
Ну вот и зачем он это сейчас сказал? Кто его за язык тянул? Он ведь ещё даже не на дыбе.
- А Кристина знает о вашем столь великодушном решении, monsieur le vicomte? - Ангел просто сочился ехидством.
- Нет. Но если дать ей денег, то она, по крайней мере, задумается. Ангел... - черт, как жутко и сладко так его называть! - Я нехороший человек. Откровенно говоря, я никогда и не собирался на ней жениться. Я и не любил ее никогда. Не знаю, что на меня нашло. Наверное, я бы очень быстро её бросил, если бы не появились вы, и меня не обуял бы этот идиотский азарт погони за приз. Проиграть вам поначалу казалось мне смехотворным и невозможным. А потом... а потом вы не оставили мне ни единого шанса. Вы были везде и всюду. Вы были всегда на шаг впереди. Я ненавидел вас, но не потому что вы любили Кристину... Я ненавидел вас потому, что вы сильнее. И сейчас все ещё ненавижу. Кажется… За то, что думаю о вас постоянно. За то, что вы лучше меня. Вы способны на любовь и на самопожертвование, а я нет. Наверное, вы и правда любите эту девицу. Хоть она и совершенно пуста внутри со своими мечтами поскорее и повыгоднее выскочить замуж. Я готов признать свою ошибку. Я отвезу вас к ней. Подарите ей пару побрякушек поярче, она и вас полюбит.
И снова пауза. На этот раз ещё более неловкая.
- Пожалуй, я принесу нам выпить. Здесь ещё не все перебили, до скрытой комнаты не добрались.
Ангел снова исчез где-то в глубине и темноте. Через пару минут он появился с бутылкой «Bordeaux», по виду - явно прошлого столетия. И даже зажег пару свечей, стало не так мрачно.
- Ангел, почему вы сюда вернулись? – начал виконт неуверенно. - Я думал, вы уже покинули город.
- Но тем не менее пришли искать меня именно сюда. – Человек без маски открыл вино.
- Я надеялся. Черт. Я хотел снова вас увидеть. Зачем вы вернулись?
- Забрать листы партитуры, которые уцелели. Их немного, но это память – все, что я написал для неё когда-то. Зачем вы хотели снова меня увидеть? Не нагляделись?
Вино потекло в бокалы. Терпкое, густое. Рауль готов был опьянеть опять от одного только его вида.
- Не нагляделся. Я хотел вас спросить... - Рауль завороженно смотрел на Ангела, который явно специально повернулся к нему своим самым невыгодным ракурсом. Сделал глоток. - Прекрасное вино. Можно спросить?
- О, так monsieur le vicomte обычно спрашивает перед тем, как что-то сделать?
- Почему у вас такие холодные руки? - выпалил виконт на одном дыхании.
Казалось, маэстро озадачен. Он непонимающе смотрел на Рауля.
- Там, на лестнице. Я коснулся вас. Помните? Локоть... - Рауль замолчал. Ангел замер. - Хотя нет, конечно, нет, вы были слишком увлечены поцелуем этой дуры, чтобы заметить. Так я напомню. Вот так...
Рауль поставил бокал на развороченный пульт органа и подошел к Ангелу вплотную. Осторожно, едва-едва, как и тогда, на лестнице, Рауль, будто фарфоровую куклу, взял Ангела за локоть и чуть-чуть сжал пальцами. Рука была горячей.
- Помните?... Вы меня тогда ещё держали, чтобы я не скатился по лестнице вниз.
Ангел не только молчал и не двигался, но, казалось, даже не дышал. И тогда Рауль решился. Хуже, чем есть сейчас все равно уже не будет. И даже перспектива покоиться на дне озера казалось более заманчивой, чем так и не рискнуть. Виконт смотрел прямо в эти чёрные глаза, которые не выражали абсолютно ничего. И тогда он провёл ладонью по щеке Ангела. Той самой, уродливой. Ангел не шелохнулся. Рауль убрал руку. Кожа человека без маски была очень сухой и шершавой, казалось, кощунственным трогать ее руками, не дай Бог, осыплется прямо с лица. А если так? Прикасаться губами намного лучше. Осторожно переместив поцелуй немного вниз, Рауль дотронулся до изуродованного краешка губ Ангела. Странные ощущения. Это выглядит болезненно некрасиво, но невероятно приятно на вкус. Или все дело в вине? А если ещё немножко вправо? И вот уже виконт целует чужие сжатые губы полностью. Сладко... Что-то со стуком упало на пол. Вот бы не челюсть. Стилет. Уффф. Руки Ангела дрожали. Наконец, тот пришёл в себя, и виконт полетел вниз к озеру.
- Какого черта вы делаете?! Вы совсем уже все мозги пропили?! - отшвырнув Рауля, Ангел остервенело тёр губы рукой.
Зря. Пошла кровь.
Рауль сумел все-таки не свалиться в озеро и поднялся на ноги на берегу. Все ещё жив.
- Не трогайте. Кожа сухая, вы ее сейчас просто сдираете. Давайте я помогу.
- Даже не вздумайте приближаться ко мне!!! - Ангел заорал так, что лопнули бы все стекла, если бы они, конечно, уцелели после того вечера в субботу.
Впрочем, орать для него было делом привычным. Выглядел он ужасно. Вместо рта - кровавый рваный провал с ошмётками кожи. Рауль это только что целовал? Ладно, к черту, пусть орет, он всегда орал, все последние полгода их сомнительного знакомства. Надо просто делать дело. Поднявшись снова наверх в подобие дома, Рауль достал из кармана носовой платок и пошёл куда-то вглубь помещения, откуда появлялся Ангел, и где по его ощущениям могла находиться скрытая комната. Приоткрытый кусок стены был ему подсказкой. Боже...
- Куда вы направились? – если Ангел хотел, то его голос мог быть невероятно мерзким.
- Я ищу спирт. - Рауль обернулся.
- Не напились? Нужно обязательно выпить ещё и покрепче? Дальше что будет? Будете расстегивать мне штаны?
- Я просто хочу продезинфицировать рану. Вот и все.
- Вы врач, monsieur le vicomte? – человек без маски издевательски хмыкнул.
- Я друг, Ангел...
- Я это уже ощутил. В полной мере. Особенно два дня назад.
- Так где я могу взять спирт?
- Нигде. Тут все перебито, если вы не заметили.
- В вашей чертовой сокровищнице есть коньяк?
- Все углядели, значит. - Ангел не скрывал сарказма.
- Кристина будет считать вас первым красавцем через секунду после того, как увидит вашу комнату. Женитесь смело.
Рауль говорил зло и отрывисто. За партитурой он, значит, вернулся, ага, конечно. Да там просто пещера Аладдина какая-то! Теперь эта дура, конечно, вцепится в него мертвой хваткой и не видать виконту этих чёрных глаз и кровавых губ больше никогда. Да и что с того? Три дня назад он и не думал, что все так обернётся. Даже убить Ангела хотел...
- Ох, виконт, у вас все на лице написано. Можете набивать карманы.
- Что ж, по лицу читать вы не умеете. Ваши деньги мне не нужны. Сейчас мне нужен спирт или коньяк.
- В комнате в стене есть бар. Посмотрите там.
Десять минут спустя они снова были возле органа, Рауль смачивал коньяком свой носовой платок. Ангел тревожно наблюдал:
- Зачем это?
- Для вас. Чтобы не было воспаления.
Ангел фыркнул:
- Одним больше, одним меньше.
- А мне плевать. - Рауль властно развернул Ангела к себе.
От неожиданности Ангел даже не сопротивлялся. Мда... Отдирать засохшие корки крови и куски кожи было неприятно, потому что человек без маски шипел от боли. Но не уходил. Обработав израненный участок, Рауль приложил к губам Ангела платок:
- Больше не трогайте.
- Что ещё прикажите? - Ангел изобразил подобие поклона.
Рауль понял, что буря миновала. Помолчав, осторожно спросил:
- Если я вас ещё раз поцелую, не в губы, вы не швырнёте меня снова к озеру?
- Рауль, вы сошли с ума?
Виконт просиял:
- Боже, Ангел, вы помните, как меня зовут!
- Забудешь тут... - человек без маски криво усмехнулся, отняв платок, он провёл пальцами по своим губам. - Теперь долго не заживёт.
- Говорят, что слюна лечебна. - виконт продолжал нести чушь.
- У собак. Несите собаку, monsieur le vicomte.
- Завтра. Ротвейлер вас устроит?
- До завтра вы явно не доживете.
Рауль улыбнулся. Человек без маски пытается шутить.
- Давайте допьём вино? Я налью. - Рауль потянулся за бутылкой «Bordeaux».
Поскольку ни одного целого стула все равно не было, пришлось сесть на пол. Без маски и привычного парика Ангел, конечно, едва ли напоминал хоть что-то даже отдалённо святое. Но в этом уродстве была своя красота. Рауль нерешительно взял его за руку:
- Надо же... сейчас горячие.
- Вы можете оставить меня в покое? - Ангел попытался вырвать руку, впрочем, не особо усердно. - Почему monsieur le vicomte вместо того, чтобы наслаждаться обществом своей невесты торчит здесь в подвале и ещё больше отравляет мне жизнь?
- Ее обществом не понаслаждаешься. Вы не замечали, что она довольно глупа?
- Нет.
- Ну да, вы же мало общались. Только пели.
- Вы не поверите, но нам все время мешали! - Ангел зло улыбнулся, потом зашипел. - Ай..
- Что такое? - Рауль испуганно обернулся.
- Ничего.
Но на губах маэстро снова проступила кровь.
- Ясно. Есть ли у вас.. хм.. какой-нибудь крем? – виконт замялся.
- Целый парфюмерный магазин, monsieur le vicomte, целый магазин. Вы же видите, как я забочусь о своей внешности. И сплошные зеркала кругом.
- Ясно, я идиот. А оливковое масло есть?
- Нет и не было.
- А вы вообще что-нибудь едите, Ангел?
- Питаюсь падалью.
Рауль отшатнулся.
- Хватит задавать мне идиотские вопросы, monsieur le vicomte.
- С вами невозможно разговаривать.
- Вот и не разговаривайте.
Сказано - сделано. Рауль замолчал и снова потянулся к Ангелу. На этот раз это не было поцелуем. Это была будто проба на вкус. Вкус чужой крови, которую так сладко вылизывать до капли. Ангел не шевелился, не делал попытки отстраниться или ответить, просто молча ждал. А Рауль и не торопился, он просто наслаждался близостью, новизной, опасностью, процессом. Можно было пить вино и сцеловывать кровь, и никто ничего тебе за это не сделает...
- Вы собираетесь искать запонку?
Человек без маски всегда умел всё сразу испортить. Это был просто какой-то природный дар.
- Собираюсь. – Рауль поднялся и кисло потащился к лестнице. – А еще свеча есть?
- Можете взять любую из горящих. Я привык к темноте.
Весь пол и вся лестница были засыпаны битым стеклом, обломками вещей и каким-то мусором. Вот здесь они тогда стояли, здесь всё и произошло. Хотя по сути не произошло ничего. Подумаешь, локоть. Но почему же тогда так больно дышится? А чего он собственно хотел? Разрушив другому человеку жизнь и мечту, он ждал, что тот примет его с распростёртыми объятиями? Какая глупость и какой цинизм. И какая безнадежность. Рауль начал методично осматривать ступени, на самом деле просто тянул время. Что делать дальше он просто не представлял. Никакой запонки, разумеется, не было, еще бы, столько народу здесь перебывало. Если не подобрали, то точно раздавили. Мда… Какой все-таки бардак кругом, в этом некогда уединенном и даже уютном месте. В очередной раз виконт ощутил острый укол совести. Пошарив руками еще немного для приличия, Рауль медленно пошел обратно.
- Не нашел.
- Сочувствую. Простите, до выхода провожать не буду. – Ангел даже головы не повернул.
- Так… вы поедете со мной к Кристине?
- А, так monsieur le vicomte думает, что я еще недостаточно поунижался? Нужно поехать и поупрашивать еще? Да и вообще, что за ребячество! Дали слово жениться, так женитесь, а не скулите, как нагадивший щенок. Нет денег на женитьбу – вы знаете, где взять.
- Но я не люблю её! – Рауль с отчаянием понимал, что маэстро прав. Прав, как всегда, черт его возьми.
- Да что вы говорите! – Ангел тоже встал. - Что-то я этого не заметил за последние полгода. Вам напомнить, что тут творилось два дня назад? Зачем вы потащились за ней тогда в подвал? Зачем устроили эту идиотскую облаву в театре, о которой, раструбили, кстати, на всех углах? Зачем изначально влезли, как слон в посудную лавку в наши отношения, ах, простите, уроки вокала. Зачем вы тогда мешали мне на каждом углу? Если Кристину вы видите ли никогда не любили?! Зачем разрушали здесь всё вокруг?!
- Я же вам уже объяснил в самом начале! Вы правы, глупое мальчишество и азарт погони.
- Ах, азарт… Да вы просто свинья, monsieur le vicomte. – Ангел зло смотрел на Рауля. – Возвращайтесь домой и делайте, что должно. Я с вами никуда не поеду.
- Но это ведь шанс быть с девушкой, которую вы любите!
- А с чего это вдруг такая забота? И где эти ваши рассуждения были два дня назад?! – Ангел кричал.
- Не знаю, – Рауль обреченно смотрел прямо в глаза маэстро, – я не знаю. Я тогда сам себя не понимал.
- А теперь понимаете? И милостиво кидаете мне кость? Вы вообще допускаете у другого человека наличие самоуважения? Даже у такого уродливого, как я? Даже после того, как, казалось бы, последние остатки его были втоптаны в грязь, когда я вдоволь поползал перед Кристиной на коленях. Теперь вы заявляетесь ко мне, испугавшись ответственности, и предлагаете мне купить её любовь? Вы не свинья, вы хуже. Я даже не знаю, что вы.
- Зато я знаю. Я чудовище. – Рауль опустил глаза. – Я… моя борьба с вами уже давно превратилась в одержимость, у меня только всё духу не хватало себе в этом признаться. Я жил, как в чаду. А когда я услышал, как вы поете в той треклятой опере, я… совсем испугался. Себя и своих мыслей. Зачем я потащился за Кристиной в подвал? Так я не за ней тогда пошел. За вами. Кристина была только поводом. И я ведь только сейчас это понял, когда снова прикоснулся к вам… Будто пелена с глаз. Я ведь никогда не испытывал такого раньше…
- П… пошли за мной? Зачем? – Ангел даже кричать перестал.
- Не знаю. Увидеть вас еще раз. Я ведь до этого не видел вас без маски. Я просто не мог не пойти, куда вы, туда и я… И это давно уже так. Ну, вот всё что вы испытываете к Кристине, я испытываю к вам. – Рауль зажмурился. Неужели он сейчас это всё вслух произнес? – Да, люблю, черт вас возьми! Люблю! И поступки мои были ужасны, ваши не лучше, кстати. Но… отдать вам Кристину, чтобы вы долго и счастливо жили в своем подземелье, я не мог. Да я даже себе в этом не признавался! Понимаете?! Я для самого себя целую историю выдумал, лишь бы сюда прийти в надежде вас здесь встретить! А все оказалось так просто.
- Рауль, вы пьяны. Слышали бы вы себя со стороны.
Ангел был растерян. Скажем прямо, раньше таких признаний ему слышать не приходилось. Ни таких, ни каких-либо вообще. Только угрозы, только проклятия. Но не слова любви.
- Думайте, что хотите. Да, я пьян, но это придало мне смелости. Я ведь думал, что ненавижу вас. Но на самом деле я вас люблю.
Рауль снова посмотрел прямо в глаза маэстро. И сделал шаг навстречу. И еще один. И еще. Пока не коснулся его руки, не сжал пальцы, не стал покрывать поцелуями его изуродованное лицо. Нежно и осторожно, очень мягко. Ангел не сопротивлялся. Прикосновения к своему лицу, если это не удары палкой или плетью, были подобны восьмому чуду света. Они оглушали и лишали воли. Такого просто не может быть, чтобы вот так, без угроз, принуждения и гнусного шантажа. Неужели такое возможно? Ангел в очередной раз вспомнил, с какой брезгливостью Кристина смотрела на него, когда шла к нему, как на подвиг, со своим поцелуем. Он тогда до того испугался этой её жертвы, невыносимость которой она старательно подчеркивала всем своим видом, что пришлось её отпустить. Иначе к постоянному ощущению своего безобразия, о котором ему бы ни преминули напоминать каждый день, добавился бы еще и гнет вины, что он, омерзительный урод, посмел эту жертву принять. Любовь нельзя навязать. Если любишь - отпусти. От этих воспоминаний стало тошно. То, что болтает, а особенно вытворяет этот наглый мальчишка, разумеется, нужно делить на два, а то и на двадцать два. Пьян, дерзок, циничен, безответственен, но все-таки сейчас он стоит рядом, бесстрашно смотрит в глаза, за что Ангел был ему благодарен. Бутафорное человеческое тепло, эдакая обманка для сознания – жалкая плата за тридцать три года одиночества, но сейчас это казалось роскошным подарком. Вот просто так стоять в сыром подвале и чувствовать тепло другого человеческого существа рядом, которое не забилось в угол от страха, а даже само тебя обнимает и говорит такие глупые, но такие приятные слова. Наконец Ангел отстранился.
- Вам не кажется это противоестественным, monsieur le vicomte? – мягко спросил человек без маски.
- Нет, а вам?
Рауль потянулся снова к губам. Не упустить ни секунды, ни краешка, ни капельки, пока его снова не оттолкнули и не начали выгонять и презирать.
- Почему вы тогда хотите вернуть мне Кристину?
- А почему вы тогда отпустили ее со мной? И вообще, можно хотя бы пять минут не говорить о ней? Я, конечно, ничего не жду в ответ на свое признание, и я готов отвезти вас к ней, но дайте мне еще десять минут…
- У вас времени сколько угодно, monsieur le vicomte… – грустно сказал Ангел.
- Правда? Мы не будем сейчас бежать, ломая ноги в поисках кареты, чтобы поскорее добраться до поместья?
Рауль даже не пытался скрыть раздражение, что опять всё свелось к обсуждению этой девицы. Черт его вообще тогда дернул в гримерную к ней зайти!
- У вашего плана есть существенный изъян. – Человек без маски немного отошел в сторону. - Кристина – не вещь. Её нельзя перекладывать с места на место и решать всё за неё.
- Ой, да неужели?! Не вы ли два дня назад собирались всех тут перевешать, если она не соизволит остаться с вами? – Рауль расхохотался.
- Ну… я все-таки предоставил ей выбор.
- Это я помню, – Рауль помолчал. – Ангел… вы бы убили меня?
- Я, конечно, не красавец, но далеко не идиот, monsieur le vicomte. Вам ничего не грозило. Кристина никогда бы не причинила вам вреда, не знаю, из каких уж там соображений…
- Или уже успела осмотреть сокровищницу, пока переодевалась в свадебное платье. Или это вы её переодели? – ехидно спросил виконт.
- Покоя вам не дает эта комната. Вам что, так нужны деньги? – человек без маски скривился.
- Не уходите от ответа. На ваши деньги мне плевать. Фамилия де Шаньи, знаете ли, не бедствует. И я все еще наследник.
- Вашу невесту я не трогал.
- Хм… Я в общем-то тоже так и не смог себя заставить.
- Ах, так вам еще нужно было себя заставлять, monsieur le vicomte?! Однако… - Ангел аж задохнулся от возмущения. Так подло всё испортить просто так! Гадкий мальчишка!
- Так мы едем потом в поместье или нет? Возможно, вы все-таки до чего-то договоритесь. – Рауль не унимался.
- Я никуда не еду. У меня пока хватает самосознания не лезть туда, где меня не ждут. Опять умолять, ползать перед ней на коленях и просить полюбить меня за разноцветные погремушки? Ждать, когда она в третий раз сорвет с меня маску, будто вторую кожу, снова унизив меня перед всей публикой? Господи, да оставьте вы меня все, наконец, в покое!!! Сколько же можно?!
Человек без маски беззвучно заплакал. Он не пытался отстраниться или уйти, или стереть слезы, казалось, на это уже не оставалось сил. Рауль в ужасе смотрел на то, как хрупкий мир снова оборачивается слепой ненавистью. Он готов был придушить сам себя за то, что опять всё испортил. Как утешать своих мимолетных подружек он отлично знал, но вот что делать сейчас? Тоже на колени что ли встать и просить прощения? Вся эта ситуация давно уже напоминала гротеск или театр абсурда, хуже точно не будет. Виконт опустился на пол прямо на мусор и, стоя на коленях, снова взял Ангела за руку.
- Простите меня. Я все время делаю только хуже. Вы позволите мне все исправить? Ангел, я все-таки до сих пор le patron театра. Я смогу здесь все восстановить - каждую поломанную вещицу, каждую порванную струну, все будет блестеть и сверкать, никаких больше писем идиотам, не умеющим читать, все ваши распоряжения будете передавать лично мне, я прослежу за их исполнением. Выпишем лучших музыкантов, проведём прослушивания, пригласим петь Патти в новом сезоне. У вас будет полная свобода действий! Любой каприз, любая постановка, любая опера! Да все, что хотите! Пятая ложа – пожизненно в вашем распоряжении. Давайте попробуем заново? А?... – последнее «а» прозвучало как-то уж особенно жалко.
- Ваша Патти слишком стара для моих опер. – Ангел говорил едва слышно.
- Так она не единственная певица в мире! – Рауль оживился. - Устроим прослушивание. Господи, да даже Кристина будет петь, как миленькая, если ей в два раза больше заплатить.
- Никогда не замечал за ней такой меркантильности. – Ангел все еще плакал.
- Ангел, так вы многого не замечали. Например, того, что она очень сильно не любит работать. Каждый раз её приходилось слезно упрашивать выйти на сцену! Помните “IL Muto”? У нас полный зал зрителей, full house, небольшая заминка – вы тогда как раз повесили Буке – нужно было быстро переодеться и продолжить оперу, спасать положение, пока не начался скандал, так нет! Мне за ней на крышу бежать пришлось и уговаривать там полчаса, чтобы она соизволила спуститься поработать!
- Мне показалось, вы ей там в любви признавались, – человек без маски плакать прекратил, но начал язвить.
- Ангел! Так мне пришлось! Как еще было заставить эту дуру перестать ныть и пойти выступать?! Пришлось наобещать невесть чего, лишь бы спустилась. Я на что деньги-то выделял? На нытье? Или на качественный продукт?!
- Да вы бизнесмен, я смотрю.
- А “Don Juan Triumphed”? Ангел, мы всем театром упрашивали её спеть! И даже Карлотта с Пьянджи.. мда.. он тоже уговаривал на свою голову, ладно. Бегали за ней несколько дней, ноты ей ленточками перевязывали, лишь бы она согласилась. Эти индюки даже напомнили ей, что это, вообще-то, её прямая обязанность как солистки театра. Что тут началось! Я не могу! Я не буду! Это выше моих сил! Вы заставляете меня пройти тяжелейшее испытания! Это роль-то выучить, да.
- Ей было страшно, виконт…
- Страшно?! Однако на отменном аппетите во время бесчисленных ужинов в ресторанах вдоль всей набережной этот страх не сказался. Ангел! Вся эта истерика была сплошной показухой, лишь бы её не заставляли работать. Не знаю, как бы в три раза больше платить не пришлось, чтобы она, наконец, запела нормально.
- Да… после того, как Кристина сорвала с меня маску в первый раз, она больше не приходила ко мне на занятия. Правда, почти сразу после её первого посещения я повесил этого идиота, который вечно шнырял туда-сюда под потолком, – Ангел задумался. – Нет, все-таки она боялась…
- Вот видите! Благовидный предлог, чтобы, наконец, ничего не делать был найден! Можно сказать, даже сам подвернулся – буквально с неба упал! Ох, Ангел, все артисты потом собирали небольшое пожертвование, чтобы организовать похороны Буке. Как думаете, ваша добросердечная Кристина приняла в этом участие? – Рауль хмыкнул.
- Ладно, оставим, – Ангел помрачнел. – В любом случае, она уже увидела моё лицо, и поэтому продолжать занятия с кем-то настолько уродливым было, конечно, выше её сил.
- Нормальные у вас лицо, даже красивое по-своему, нечего там так пугаться, чтобы репетиции бросать. – Рауль тихо вздохнул.
- К… красивое? - человек без маски ошарашенно смотрел на виконта. - Вы не только дерзки и глупы, вы еще и слепы, monsieur le vicomte.
- Я-то как раз вижу всё совершенно отчетливо, Ангел, в отличие от некоторых… - Рауль улыбнулся. - Жаль, здесь все зеркала перебиты, я бы вам показал то, чего вы сами не видите. Или упорно не хотите видеть. Вы выше меня на голову, вы идеально сложены, у вас врожденное чувство вкуса, у вас божественный голос (тьфу ты, Darjeeling! Аж пальцы свело такое про голос иранца писать!), и какая-то пара шрамов вас совсем не портит, если только вы сами не будете постоянно заострять на них внимание. Черт, Ангел, вы действительно красивы, я хочу еще раз вас поцеловать.
От последних слов виконта человек без маски безвольно таял как воск. Такая неприкрыто грубая и наглая лесть все-таки прожигала в куске льда в его груди небольшой островок счастья. Неведанное ранее удовольствие. Сладкую, приторную ложь хотелось слушать еще и еще.
- И на какие средства monsieur le vicomte будет восстанавливать мой театр? Вы уже целую ночь ноете о том, что брат лишил вас финансирования.
Ангел насильно опустил себя на землю. Не хватало еще снова расплакаться.
- Мой брат всегда готов поддержать Оперу, но не оперных певичек. Он только рад будет, что я снова обратился к искусству. – Рауль тоже делал вид, что говорит о деле.
- Опять вы пытаетесь всё купить. – Ангел отступил назад.
- Не купить – компенсировать. Это принципиальная разница. Ангел, там дальше стена. Можете даже не стараться отойти от меня еще больше. И… вы думаете, Кристина вас тогда пожалела? Себя, себя она жалела! Все-таки живой виконт – это хоть какой-то шанс на графский титул и состояние, но никак не мертвый. Вы думаете, у неё не было какого-нибудь очередного вероломного плана про запас, как тогда на сцене с маской? Плохо вы знаете свою Кристину. Я же люблю вас просто так, мне ничего от вас не надо, кроме вас самих. И буду любить, если вы мне позволите.
- Но… как вы себе это представляете? – прошептал человек без маски.
- О… - Рауль совершенно не вовремя вспомнил сейчас мадемуазель Лулу с её милыми услугами и покраснел. Или вовремя? – На самом деле это не так уж и отличается от стандартных отношений...
- Что «это»? Если вдруг вы забыли, monsieur le vicomte, так я вам напомню: я не знаю, что такое «стандартные отношения».
Несмотря на тщательно обозначенный сарказм ругаться Ангелу хотелось все меньше и меньше. Рауль весь обратился в слух. Но Ангел больше ничего не произнес.
- Как, совсем не знаете? Я… не про любовную лирику сейчас говорю, – виконт едва подбирал слова, – это как с женщиной, только… не с женщиной. Черт. Можно я лучше покажу?
- К сожалению, ваша нелюбовная лирика мне тоже неизвестна.
- Ангел! – Рауль ахнул. – Вы шутите!
- С моей внешностью мне делать больше нечего, как только шутить.
- Да тут же весь кордебалет был к вашим услугам! Например, мадемуазель Жюстин после второй бутылки шампанского вообще лиц не различает! А мадам Агас предпочитает делать это исключительно в темноте. А скрипачку, скрипачку помните? Зря вы ее, конечно, уволили, она была весьма… талантлива определенным образом. Да и Карлотта несмотря на мерзкий характер обладала одним неоспоримым достоинством - оно едва в корсете-то помещалось! А уж какие надежды подавала крошка Мэг…
- Так. – Ангел прервал поток оживленных воспоминаний. – Или вы немедленно заткнетесь, или я вас и в самом деле сейчас повешу. Я смотрю, вы ни одной юбки не пропустили. Надо было мадам Жири лучше следить за своим выводком лебединым. Развела здесь притон.
- Так ей некогда было, Ангел, - Рауль мило улыбнулся, - она всё письма разносила.
- Значит, это я виноват?!
- Скажем так, пока все вокруг были заняты ловлей всяких призраков, эта суета позволила мне пережить много приятнейших минут в стенах вашего театра. Но потом, конечно, ситуация изменилась.
- Я польщен, что так сильно поспособствовал вашему падению, monsieur le vicomte. Вы, оказывается, еще более циничны, чем я. – Ангел отвернулся.
- Что делает нас идеальной парой. – Рауль мягко развернул Ангела снова к себе.
- Идите к черту, – человек без маски зашипел змеёй. – Веры вам никакой быть не может. Обещаете жениться на Кристине и являетесь сюда её продавать, говорите мне о любви и тут же радостно перечисляете всех своих любовниц, делаете вид, что интересуетесь театром, а на самом деле…
- Вы никак уже ревнуете? Так это всё было в прошлом, Ангел. Это всё так, ничего общего с любовью. – Рауль весь лучился от того, какой оборот принимал разговор.
- Как у вас, однако, все просто. Впрочем, у таких красивых всегда все просто. – Ангел впервые посмотрел прямо в глаза виконту. Сам. – Я не представляю себе разделения любви телесной и духовной. Мне всегда хотелось прожить именно так, в слиянии, но это никогда не было для меня возможным.
- А я никогда не видел связи между любовью и удовольствием. Всегда думал, что «любовь» – это такое поэтическое обозначение зеленой тоски, когда нужно жениться на какой-нибудь приличной девушке, которая вгонит тебя в гроб своим постным лицом. Пожалуй, я и любви-то настоящей не испытывал ни к кому, чтобы вот так, до одержимости, до смертельного риска, до нехватки воздуха. До… сегодняшнего дня. Когда любишь, то всё острее чувствуешь. Никогда раньше у меня так не замирало сердце.
- Господи, виконт, но это же ненормально! Я никогда не знал любви женщины, не мне судить об этом, но то, что говорите вы - вообще абсурдно!
Ангел развел руками. Нет, этот фарс пора заканчивать и выбираться отсюда. Вот только как…
- Но абсурдно ведь не означает плохо! Разве вот это – плохо?...
Рауль медленно поцеловал Ангела в мочку уха, а потом осторожно провел рукой по его плечу, потом ласкающим движением дотронулся до обезображенной щеки, провел пальцами по губам, по скуле, жест, уже ставший любимым, аккуратно развязал воротничок, погладил ямочку на шее, добрался до выступающей косточки. Самое поразительное, что ему всё это до сих пор позволялось! А если расстегнуть еще пару пуговиц? Горячая и абсолютно гладкая, нежная кожа чуть ниже ключиц, что совсем не вязалось с сухой кожей лица, невероятно. Надо же, все ребра можно прощупать, такая худоба. Если приложить ладонь вот так, то можно почувствовать, как сильно и быстро бьётся сердце, тук-тук, тук-тук… Если прикоснуться к губам, то можно ловить срывающиеся рваное дыхание. Если мягко, едва-едва, провести пальцами по спине, там, под рубашкой, то можно услышать тихий стон. Рауль каким-то интуитивным чувством понял, что сейчас ему могут позволить абсолютно всё. И даже вот такое крепкое объятие, когда тесно-тесно и всё, что должно ощущаться, ощущается вольно или невольно. Когда можно еще сильнее прижаться бедром, немного провести в сторону, усиливая трение, слушая, вдыхая ответную реакцию, захлебываться и терпеть, терпеть, потому что сегодня, сейчас виконт всего лишь даритель, всего лишь проводит одной рукой там, в самом укромном месте человеческого тела, ласкает, а другой - придерживает затылок, целует, чуть замедляет сладкую пытку, дышит, слушает, слушает, слушает… Редкие вздохи, всхлип, судорожные, просительные пальцы на своем запястье, молящие, ждущие… Рауль повинуется, продолжает, чуть сильнее, но нежно, мягко, настойчиво. Это будет быстро, так всегда бывает, когда… Стон. Протяжный. Господи, какая музыка… Ангел резко выдыхает, виконт чувствует мучительно-сладкую дрожь его тела, до спазма, до крика, до последней судороги… Ангел стонет, прислонившись к стене, но внезапно тянется к нему, Раулю, сам, сам целует. Обнимает одной рукой, вторая так и сжимает запястье там, где расстегнут манжет. Всё… На сегодня всё. Большего нельзя. Не просить же… Время еще будет, он успеет.
А где-то там, в другом мире, наверняка уже рассвело. И ждут дела. И ждет неприятный разговор с Кристиной, и приятный - с братом, и полетят телеграммы, и будут сотни встреч, и вежливых отказов, и тягостных объяснений, и вся жизнь начнется заново, и Рауль уже даже начал обдумывать, кому бы первому написать по поводу восстановительных работ в театре, но это всё будет после. Днем или даже завтра. Не теперь. Потому что сейчас нет ничего важнее объятий, настоящих объятий, этого одинокого, доверившегося ему человека.
- Mons… Рауль… - Ангел искал что-то в кармане, а затем вложил в руку виконта какой-то небольшой предмет. – Я нашел её еще вчера.
Рауль, будущий граф де Шаньи, разжал пальцы. На его ладони лежала маленькая золотая запонка.




...на главную...


май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

апрель 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.05.17
Косая Фортуна [18] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.05.21 11:17:18
Рау [3] (Оригинальные произведения)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.20 02:12:37
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.05.18 22:23:47
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.13 22:19:31
Игры с браком [2] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.06 04:49:22
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.05.04 21:31:35
Мои арты к канону и фикам по вселенной ГП [16] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


2019.04.13 19:14:43
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2019.04.11 14:48:42
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.04.11 12:26:04
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.04.10 00:29:47
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2019.04.06 17:23:49
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] ()


2019.04.01 08:06:41
Чай с мелиссой и медом [1] (Эквилибриум)


2019.04.01 06:30:23
Список [8] ()


2019.03.27 17:49:30
The curse of Dracula-2: the incident in London... [21] (Ван Хельсинг)


2019.03.19 12:12:13
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.