Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Поймал Снейп золотую рыбку, она ему и говорит:
- Отпусти меня, а я исполню любое твое желание.
Снейп подумал-подумал и говорит:
- Ну...хочу, чтобы Поттер совершил такой проступок, за который его сразу исключат из Хогвартса.
На следующий день - новость на первой странице "Пророка":
"На уроке зельеварения знаменитый Мальчик-Который-Выжил по неосторожности убил преподавателя, профессора Северуса Снейпа. Гарри Поттер исключен из Хогвартса и ожидает судебного разбирательства".

Список фандомов

Гарри Поттер[18417]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12556 авторов
- 26902 фиков
- 8508 анекдотов
- 17535 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Генеральная чистка

Автор/-ы, переводчик/-и: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:Акменра, Ларри Дэйли
Жанр:Drama, Romance
Отказ:отказ
Фандом:Ночь в музее
Аннотация:перед Новым годом в музее проходит обязательная чистка экспонатов
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, UST
Статус:Закончен
Выложен:2017.05.08 (последнее обновление: 2017.05.08 11:53:00)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 401 раз(-a)



- Привет! Привет, не видел Акменра? Привет, где Акменра, не знаешь? Тедди, где фараон?
Ларри метался по музею, как ошпаренный – юный наследник солнечных богов Египта как в воду канул. Две ночи подряд они вместе оттягивались на танцах в главном зале, катались на Рекси, играли с футбол с южанами и эскимосами под судейство Аттилы, каждый раз при нарушении границ обещавшего порвать возмутителя спокойствия, учились у Сакаджавеи искусству чтения следов и учили ее читать по-английски – все-таки кэмбриджское времяпрепровождение для фараона даром не прошло, а потом вдруг Ак просто пропал, и вот уже две ночи старательно прятался так умело, что даже Сакаджавея не могла его обнаружить.
Ларри места себе не находил, обшарил крышу, подвал, весь зал египетской истории, попросил помощи даже у стражей-шакалов, на что получил категорический отказ и обоснование его в том, что им нужно стеречь волшебную пластину, схватился за голову и рванул к неандертальцам. Они хоть и не могли найти ничего, включая собственную пятку, но были на редкость исполнительными и могли выполнять поставленную задачу максимально долго, хотя и бестолково.
Можно было науськать и Рекса, но тот возобновил беготню за косточкой и как-то подозрительно часто начал блошиться.
Да и Аттила тоже почесывался чаще.
И Сак, хотя скромная скво смущалась делать это при посторонних.
Последним подозрительный чес начал Техас, конь мистера двадцать шестого президента США.
- Не видел, Лоренс, - ответил Тедди, поглядывая на валяющегося в африканском песке Техаса рядом с отчаянно начесывающимися львом и львицами. Хищники остервенело чесали бока задними лапами, выкусывали что-то в меху, а Техас, взлягивая всеми четырьмя копытами, недовольно ржа и фыркая, катался по песку и тряс гривой.
- Что происходит? – удивился Ларри, разглядывая необычное соседство по групповому блошению. - Блохи? Линька? Сейчас же декабрь, вроде и паразитов нет.
- Пыль, мой друг, - коротко ответил Тедди, тяжко вздохнув. – Требуется ежегодная уборка и наведение красоты и лоска.
- Предлагаешь всех помыть? – Ларри от такого заявления даже поскреб в затылке, гадая, это точно его дело или этим должны заниматься уборщики? - Но где? Но как? Не могу же я вызвать бригаду чистильщиков и сказать им всех вычистить?
- Мы можем и сами, если найдется средство для мытья восковых фигур, влажные тряпки и шампунь, - предложил Тедди. – Техас, во имя всего святого! – возмутился он, неодобрительно покачав головой, когда конь подставил круп под когти львицы, принявшейся его чесать передней лапой, задней же начесывая себе за ухом и взрыкивая на льва, которого тоже донимала пыль.
- Это замечательно, но где вы будете мыться? Здесь же нет настолько больших душевых, чтобы вымыть мамонта или Рекса? – спросил Ларри. – Эй, дамы, - попросил он обеих львиц, - не увлекайтесь. И где найти столько чистящих средств на весь музей?
- Подойдут самые дешевые, - предложил Тедди. – Прежние сторожа покупали именно такие. Не забывай, мой друг, мы живые лишь относительно, нам не привыкать, хотя что касается по-настоящему значимых экспонатов, так сказать, во плоти, тут уж придется потратиться на стоящее средство.
- Ты о… - Ларри кивнул куда-то за спину.
- В том числе и о чистке золота, - подтвердил Тедди. – Это обременит твой бюджет?
- Нет, - задумался Ларри, гадая, во сколько, все-таки, ему встанет очистка всех экспонатов. – В конце концов, вытрясу средства с Макфи, вот только я не понимаю, где и как мыть вас всех?
- Всех нет необходимости, - помог Тедди, сжалившись. – Мы можем очистить друг друга – быстрее выйдет, кого-то просто нужно лишь протереть, а вещи легко стираются и сушатся, но особенных из нас тебе придется чистить самостоятельно.
- Что? Нет! – испугался Ларри. – Я не могу!
- Лоренс, нет такой фразы в лексиконе великого человека! – непререкаемым тоном сообщил президент. – Если есть великая цель, ее нужно достичь любыми законными средствами. Техас, достаточно, - позвал он своего коня. Вскочив в седло и жестом поблагодарив львиц за их незаменимые услуги по чесанию спины и крупа коня, он взялся за поводья, пришпорил Техаса, отдал честь Ларри и ускакал по коридорам.
- Дам-Дам желать буль-буль! – раздался издали громкий голос статуи с острова Пасхи. – Моя Дам-Дам мыть всех-всех!
Где-то одобрительно заржали зебры, затрубил мамонт, издал могучий рев Рекс, заухали неандертальцы, моментально забывшие, что им полагалось искать юного фараона, а не подслушивать разговоры президента с ночным сторожем, Колумб выдал горячую тираду в поддержку мнения друга-статуи, заклекотали птерозавры и противно заверещали павлины.
- К такому меня не готовили, - задумчиво произнес Ларри, вспомнив Сесила и прочих прежних сторожей, отработавших свой проступок уборщиками и уже уволившихся. – Слушайте, - крикнул Ларри, - но все-таки, скажет мне кто-нибудь, где Акменра или нет?
- Юный Ак ушел во мрак, - помог Дам-Дам.
- В какой мрак, Дам-Дам? – спросил Ларри, подойдя к статуе.
- Мой не Дам-Дам, твой Дам-Дам, – поправил тот. – Фараон есть стеснен.
- В каком смысле? – не понял Ларри. – Его заперли в гробнице? Но я был там, его там нет.
- Пыль на плечи – душ пролечит, – философски заметил Дам-Дам.
- Ясно, - покивал Ларри. – То есть, ничего не ясно. Лишь бы с ним все было хорошо.
- Властитель душ – горячий душ, - еще более запутанно произнесла статуя, поиграв бровями настолько двусмысленно, что Ларри облился холодным потом от волнения, теперь уже догадавшись, что друзья чуть ли не прямым текстом говорили ему о том, что именно ночному сторожу, именно Ларри Дейли придется помыть своими руками юного фараона, видимо, необученного мыться самостоятельно.
Хотя, что тут странного? У него были рабыни, наложницы, наверняка мальчик и есть мог только с ложечки, не утруждая себя подниманием столовых приборов, если такие, конечно, вообще существовали в его время. Оно и понятно, все-таки, Ак не из воска или полиуретана, он настоящий, он мумия… в смысле, днем. В общем, все сложно и запутанно.
И неясно, чем вообще протирать бесценную пластину фараона – просто тряпочкой или со специальной пропиткой для золота? Не повлияет ли это на волшебные свойства?
И как, во имя всего святого, мыть самого парня?

Подождать друга Ларри решился в его гробнице, чтобы лишний раз не бегать по всему музею.
За полчаса до рассвета, Акменра явился в свой зал и от неожиданного присутствия Ларри даже вздрогнул.
- Ларри, что ты здесь делаешь? – тихо поинтересовался фараон, почему-то запахнувшись в свой плащ.
- Веду философские беседы о смысле жизни с твоими сторожами, - кивнул Ларри на шакалоголовых статуй. – Я говорю, они слушают и кивают, по-моему, неплохо, как считаешь?
Акменра нервно пожал плечами и отвел глаза.
- Прости, что так веду себя, но я не мог сказать прямо, что мне требуется… - он принялся теребить плащ и покусывать губу, глядя в пол.
- Ты стесняешься? – догадался Ларри. Фараон неопределенно повел плечами. – Почему? Тебя же уже мыли Сесил и прочие.
- Саркофаг, - тихо поправил Акменра.
Ларри чуть не ударил себя по лбу.
Ну, конечно же! Сторожа если и чистили, то только шакалов и золотой саркофаг, но не самого фараона, кричавшего внутри саркофага. Они даже не выпускали его. Впрочем, а чистили ли самих шакалов – большой вопрос.
- Ак, я… - Ларри поймал себя на том, что ему почти так же неловко, как и юноше, поэтому неловко потрепал его по плечу. – Мы справимся, - пообещал он, заметив, что парень смущен настолько, что даже старается отвернуться и спрятать взгляд. – Завтра принесу все необходимое и мы с тобой… то есть, я и ты… Боже, помоги, - застонал он, чувствуя, что идет ко дну с таким объяснением.
- Я понял, Ларри, - сжалился Акменра. – Спасибо.
- А твоим стражам тоже нужно почиститься? – кивнул Ларри на левого стража, сидевшего на полу и начесывающего лопатку, от удовольствия вывалив длинный язык набок, как собака.
- Им хватит простого протирания, - Акменра бросил на них быстрый взгляд, залез в свой саркофаг прямо на свивальные холстины и скрестил руки на груди.
Ларри подошел ближе и нагнулся над ним.
- А каким шампунем и мылом ты бы предпочел вымыться? – поинтересовался он.
- Молоком и медом, - ответил фараон. – Но можно и любым душистым.
Ларри улыбнулся.
- А бритву, там, или еще что надо?
- Бритву не нужно, спасибо, - юное лицо Акменра потемнело от прилива крови к щекам – фараон смутился настолько, что зажмурился и повернул голову набок.
- Ладно, - Ларри постучал по саркофагу, не зная, как уйти вежливо и побыстрее, чтобы юноша окончательно не покраснел от выпытывания почти интимных подробностей. – Спи, увидимся ночью.
- Спасибо, – уже в который раз тихо ответил Акменра.
Ларри накрыл его крышкой саркофага, придвинул плиту и уставился на шакалоголовых стражей, молча расходившихся по своим местам.
Впереди был целый день, полный раздумий, головной боли и сосредоточенности на важных, хотя и несколько пикантных делах.


- Есть минутка? – обратился Ларри к Ребекке, единственной, с кем можно было обсудить волшебство музея и его живых обитателей.
Утро пришлось провести у Макфи - выбивать средства на покупку всего необходимого и организации клининговых услуг для всего музея. Директор и доктор исторических наук вяло сопротивлялся, убеждал повременить с мойкой экспонатов, убеждал, что пыль легко можно смахнуть метелочкой, тем более что уборщики и так чистили экспонаты по мере их загрязнения, но Ларри, помня о том, как весь музей мечтал о душе и мыле, стоял насмерть. В конце концов, выбив деньги из вздыхающего директора, вызвав бригаду чистильщиков из фирмы, обслуживающей музей, Ларри развернул деятельность, приказав заняться всеми открытыми экспонатами более-менее животного мира, из-за чего пришлось срочно закрыть музей и извиниться перед редкими посетителями, а когда пришла Ребекка, насесть и на нее, уже в который раз влюбленными глазами изучавшую Сакаджавею, замершую за стеклом своей экспозиции.
- Есть, - ответила экскурсовод. – А что случилось? – поинтересовалась она шепотом, косясь на деловитых людей в комбинезонах. – Сегодня банный день?
- Тедди прозрачно намекнул о том, что неплохо бы принять душ, - еще тише пояснил Ларри. – Эй, осторожнее! – прикрикнул он на рабочих. – И прочистите одежду всем экспонатам.
- Сделаем, - ответил один из рабочих, кивнув на Ларри другу и с усмешкой покрутив пальцем у виска.
- Нахал, - оскорбился Ларри, но спорить не стал, потащив подругу в тихий уголок. – Слушай, что ты знаешь о процессе мытья фараонов?
Лицо Ребекки удивленно вытянулось, когда она поняла, что сторож имеет в виду.
- Хочешь сказать, что?..
- Хочу. И мне придется его мыть лично, - ответил Ларри, даже не зная, то ли огорчаться по этому поводу, то ли радоваться тому, что Ак вроде как уже с гаком четыре тысячи лет как не принимал ванну, но и не особенно по этому поводу сокрушался, начав это делать только недавно. – Может, ты поможешь? – предложил он.
- Я? – еще больше округлила глаза женщина. – Э… не уверена, что это будет уместно. Вы же мальчики, вам это как-то проще, а я… Словом, если тебя интересует процесс, то фараонов обслуживали рабыни, - заметила она. – Ничего такого, чего не было бы в других эпохах. Фараоны и царицы Египта не считали нужным смущаться рабов, совершали омовение и даже ходили в туалет безо всякого стеснения. Строго говоря, они же считали себя наследниками Ра и прочих богов, так что думали, что божествам на земле стыд просто не нужен.
- То есть, думаешь, Ак ждет, что я побуду его рабом? – уточнил Ларри.
- Не знаю, но не думаю, что Акменра настолько уж беспомощен, как ребенок, - покачала головой Ребекка. – Думаю, он отлично справится и сам, если показать ему душ и банные принадлежности, - она взглянула на процесс очищения паром и холодным воздухом скелетов на подставках и поджала губы. – Каждый раз сердце кровью обливается, когда их чистят, - призналась она. – Кстати, а что думаешь делать с остальными? – кивнула она на закрытые стенды.
- Макфи договорился о том, что оборудование нам оставят, - ответил Ларри. – Часть сделают днем, часть уже мы сами доделаем ночью. А что насчет молока и меда? – вспомнил он пожелание юного друга.
- О, молочно-медовые ванны Клеопатры! – воодушевилась она. – Неужели, не читал и не слышал? Хочешь побаловать Акменра молоком и медом? – улыбнулась она.
Ларри нервно дернул плечами.
- И что мне с этим делать? Облить его молоком и размазать по его телу мед? – уточнил он. – Смешать и облить коктейлем? Представляю лицо Макфи, когда он унюхает в зале египтологии запах меда, идущий от саркофага с бесценной мумией. И я уж молчу о том, как молоко и мед повлияют на самого Ака. Он же все-таки днем не очень живой.
- Его защитит волшебство пластины, - успокоила Ребекка. – А знаешь, думаю, я смогу найти настоящее молоко и мед, чтобы наш фараон остался доволен, - заявила она, прикусив ноготь большого пальца.
- Бекки, - коротко попросил Ларри.
- Нет, я серьезно, - заявила она. – Мальчик пролежал в своей темнице четыре тысячи лет, имеет же он право понежиться, как следует.
- Он наверняка ждет омовения в Ниле, как минимум, - кисло сказал Ларри. – А где я ему тут организую Нил?
- А в зале океанских обитателей? – напомнила Ребекка. – Волшебство поможет.
- А киты? А скаты? А осьминоги? – осклабился Ларри. – Сомневаюсь, что осьминог потрет парню спинку.
- Может, и нет, но для этого есть ты, - безжалостно сказала Ребекка, улыбнувшись. – Куплю молоко и мед, - напомнила она скорее самой себе, после чего вытащила телефон и отошла в сторону.
Ларри, не став ей мешать, всплеснул руками.
Мыть юношу все-таки придется, что значит, что придется намокнуть и ему самому в том числе. И еще придется потереть фараону спинку и полить ее молоком с медом.
- Посмотри все-таки какой-нибудь бассейн или что-то вроде него, - попросил он женщину.
Удовлетворившись кивком и подмигиванием, Ларри решил, что теперь можно и пойти домой отдохнуть.


Вечером перед самым закрытием Ларри пришел на работу весь на нервах.
- Привет, - с порога взялась за него Ребекка, сунув ему в руки увесистый пакет. – Натуральное молоко и немного меда. Смешаешь, а потом сам разберешься. Остальное внутри. И прости, я бы рада помочь, но сегодня никак не могу.
- Хорошо, - вымолвил Ларри, толком не отойдя от скорости передачи информации, едва держа тяжелый пакет в руках. – Тогда до завтра. Сходим куда-нибудь пообедать?
- Обязательно, - Ребекка чмокнула его в щеку и попрощалась, поспешив уйти.
Ларри донес пакет до раздевалки, сгрузил его на скамейку и основательно в нем порылся, найдя большую канистру с молоком, баночку меда, гель-молочко для душа с ароматом меда и молока, небольшой флакончик шампуня, мочалку и записку, в которой говорилось, что зал океанариума все-таки не подойдет по причине отсутствия в нем настоящей воды, а не волшебной, так что Ребекка организовала для омовения юного фараона большую бадью в душевой, предупредила клининговую компанию о том, что все их аппараты для очистки останутся под ответственность ночного сторожа, попросила не давать неандертальцам сильно баловаться игрушками, напомнила о том, что Акменра смущаться его точно не будет и попросила не делать того же Ларри, поскольку все равно толку не будет, после чего пожелала успеха лично Ларри и легкого пара фараону, поставив два поцелуя в конце записки.
Ларри переоделся в форму, решив сегодня оставить пиджак на вешалке, подтянул плавки, прихватил пакет и потащил его в душевую – довольно небольшое помещение, больше предназначенное для хозяйственных нужд, чем для мытья сотрудников.
Ларри тут ни разу не мылся, хотя в первый же день сунул нос в качестве разведки, но сегодня душевая была украшена незамысловатыми искусственными гирляндами цветов, на полу стояли свечи, большая дубовая бадья в углу чуть дальше душевых кранов, но в пределах досягаемости шланга, на небольшой полочке расположилась курильница с незажженной ароматической палочкой, словом, фараон вполне мог бы насладиться созданным специально для него островком чистоты и расслабления.
Оставалось только хорошенько прогреть помещение, залить бадью горячей водой, зажечь свечи, воскурить палочку, смешать молоко с медом и привести Акменра мыться.
Ларри сгрузил ношу на пол, подумал, что вода в бадье успеет остынуть, пока Ак будет сюда добираться из зала египтологии, включил душ, чтобы пар наполнил помещение и прогрел холодный мрамор, после чего осторожно убрал лишние свечи с пола, остальные передвинул, оставил свет включенным и торопливо вышел, чтобы не намокнуть самому – нужно было убедиться в том, что Тедди разберется с приборами клининга и не позволит своим друзьям сильно увлекаться новыми игрушками.

- Добрый вечер, Ларри, - поздоровался фараон, стоило только Ларри отодвинуть плиту и отбросить крышку саркофага.
- Привет, - нервно улыбнулся Ларри. – Ты здесь разденешься или там, где будешь мыться?
Акменра оглядел себя и перевел взгляд на друга.
- Я возьму одного из стражей, если ты не возражаешь, - ответил он.
- Зачем? – потряс головой Ларри.
- Одежду нужно прочистить, - развел руками фараон, - но поскольку скрижаль нуждается в охране, одному придется остаться здесь и беречь ее.
- Тут есть еноты, отдадим твое одеяние им, - предложил Ларри, теряясь в догадках относительно умения шакалоголового стража стирать. – На крайний случай, нам оставили технику для очищения одежды, искусственной и натуральной шерсти, для сухой и влажной чистки любых материалов. Только… - Ларри быстро остановил руки Акменра, начавшего раздеваться после такого. – Ты что же, пойдешь в таком случае голым по всему музею? Я понимаю, фараонам прислуживали рабы, но ты же знаком с современностью, да?
- Рабыни, - поправил фараон. – И я не собирался оголять тело при всех, я только хотел снять плащ. Ларри, я никогда не относился к людям, как к животным или как к рабам, - смутился он. – Я взрослый мужчина и не стал бы ходить голышом перед всеми. Думаю, я даже смог бы разобраться с чисткой одежды самостоятельно, - задумчиво произнес он, перестав раздеваться.
- Нет уж, - не согласился Ларри. – Ты все-таки фараон, а твоя одежда уникальна и бесценна. Пусть ее лучше прочистят влажной чисткой аппаратами - и освежится, и избавится от пыли. Это же натуральная ткань, такую нельзя стирать.
- Это шелк, - пояснил Акменра, не став спорить.
- Тем более, - кивнул Ларри. – А теперь пойдем, я уже всех предупредил, чтобы сегодня обошлись без нас.
В проеме появилась юркая фигурка и раздалось чириканье.
- Декстер! – обрадовался Акменра.
- Он отнесет твои вещи в чистку, пока ты будешь купаться, - объяснил появление капуцина Ларри. – Пошли, а то там пару будет – друг друга не увидим.

В душевых в самом деле парило на славу. Ларри быстро разделся до плавок, под ехидный свист скалившего зубки Декстера и смущенную улыбку фараона, прошел в душевые, сказав, чтобы Ак разделся самостоятельно и отдал все вещи мохнатому другу, снял шланг с душа и принялся наполнять бадью горячей водой, заодно вылив в нее же молоко из канистры и с трудом, но добавив весь мед из баночки. Подумав еще, Ларри убрал все свечи окончательно, поняв, что с них при такой влажности вообще не будет никакого смысла, унес курильницу, решив, что аромата меда и так будет достаточно, после чего, мурлыкая себе под нос, продолжил наполнять бадью.
- Я мог бы справиться сам, - раздался тихий голос от двери. Ларри повернул голову и чуть не поскользнулся, увидев юношу только в золотом нагруднике-ускхе, браслетах на руках и ногах, и крохотной набедренной повязке-схенти, украшенной золотом и драгоценностями, представляющей собой лишь пояс и две ленты спереди. Простора для воображения подобная экипировка не оставляла никакого даже для матерого стриптизера, впрочем, во времена царствования Акменра так одевались почти все люди, особенно рабы, которым при жарком сухом климате длинная и неудобная одежда только мешалась. – Я благодарен за помощь, Ларри, но я бы…
- А украшения-то зачем оставил? – кивнул на него Ларри, втянув живот. Не то, чтобы он как-то стеснялся своего тела, для своих лет он считал себя скорее слишком худым, но на фоне поджарого, стройного, юного тела Акменра, Ларри стушевался и смутился. Впрочем, Ак, судя по тому, как он теребил пальцами длинные концы своего единственного одеяния, даже не задумываясь над тем, что фактически оголяет себя окончательно, тоже смущался присутствию взрослого мужчины рядом, к тому же не раба.
- Я никогда их не снимаю, - юноша, осторожно ступая босыми ногами, подошел ближе, опасливо косясь на бадью, от которой уже шел пар. – Неловко, что я так обременил тебя, - пробормотал он, начав топтаться на месте, не решаясь ни залезть в бадью, ни пройти к душевым. Впрочем, долго смущаться фараон не стал, все-таки поскользнувшись и едва не рухнув на пол.
Ларри бросил шланг, скользнул к юноше и успел поддержать его под талию, чем окончательно смутил его, оголил, когда схенти перевернулась набок, и практически прижал Акменра к себе, когда поднял на ноги.
Юный фараон тихо ахнул, очаровательно покраснел и постарался отодвинуться, в то время как Ларри вдруг понял, что друг в таком своем состоянии действительно живой, о чем свидетельствовала горячая смуглая кожа, заполошно бившееся сердце под ребрами и какой-то сложный сладкий запах, исходивший от него, усилившийся в горячем помещении.
- Все нормально, это моя работа, - произнес Ларри, убрав шланг, повесив его обратно на стену и подав руку Акменра. – Давай, залезай.
Крайне осторожно ступая босыми ногами, юноша подошел к бадье ближе, принял руку Ларри и занес ногу над бадьей, оценив ее высоту и глубину. Если бы он мог запрыгнуть, он бы уже это и сделал, но сейчас, не зная, куда ступать на высоту себе по пояс, фараон замешкался.
- Я могу перепрыгнуть, - осторожно предложил он, боясь обидеть Ларри отказом в его помощи.
- Там ступеньки, - сказал Ларри, поняв, что просто забыл об этом сказать. – Лесенку достать не удалось, так что придется забираться так, но там есть два выступа, чтобы на них сидеть. Прости, нужно было взять какую-нибудь табуретку.
- Ничего, - Акменра приноровился и ловко перемахнул через край, с трудом удержавшись на ногах, но встав все-таки на первый выступ, оперевшись о плечи вспотевшего Ларри и повторно чуть не упав на него всем весом. Намокшая схенти прилипла обоими концами к стройным ногам, обнажив пах юноши, оказавшийся чуть ли не перед лицом Ларри. Оба жутко смутились и Ак немедленно осел вниз бадьи, краснея щеками.
Его густо подведенные сурьмой глаза сверкнули, густые курчавые волосы намокли и завились еще больше, губы влажно блеснули – будь Ларри слабее духом, он бы захотел эту греховную красоту.
По юности имея небольшой опыт с мужчинами, Ларри на всю жизнь запомнил твердость мужских губ и тела, лишенного соблазнительных мягких округлостей. Не то, чтобы Ларри это как-то скрывал, но он давно сделал свой выбор, женился, развелся, растил сына и до этого момента даже не думал о том, насколько красивым, притягательным и волнующим может быть тело молодого мужчины. И даже не столь важно, что этому мужчине лет намного больше, чем самому Ларри, что этот мужчина оживлен благодаря волшебству золотой пластины и что этот молодой мужчина стесняется взрослого мужчины даже больше, чем взрослый – его.
- Погоди-ка, - попросил Ларри, обойдя бадью. – Давай все-таки снимем твои украшения, - предложил он. – Мыться в них не очень удобно, а высыхать долго. Обещаю, что никому не скажу, что фараон снял свое золото, принимая ванну.
- Как скажешь, Ларри, - тихо ответил Акменра и привстал, чтобы позволить ему открепить ускх и стянуть с рук браслеты. Если бы не сурьма на глазах, Ак выглядел бы теперь, как обычный молодой парень, очень красивый, очень смущенный и отчаянно краснеющий по кончики чуть оттопыренных ушей.
Сгрузив золото на скамейку в предбаннике, Ларри вернулся в душевые и заметил, что фараон чуть осмелел и принялся, что-то тихонько напевая, оглаживать себя по груди, прикрыв глаза.
Ларри, наверное, нашел бы это вульгарным, делай такое любой другой мужчина, но юноша просто наслаждался водой с молоком и медом, и ничего дурного не задумывал.
- Спинку потереть? – предложил Ларри, плюнув на стеснение. В конце концов, они же оба мужчины, Ларри ходил и на пляж, и в бассейн, и в сауну, а египетский юноша все-таки был не совсем голым. Схенти выполняла ту же функцию, что и плавки, просто была их далеким пра-пра-пра-много-раз-образом.
- Так приятно, - разомлел Акменра, выгнувшись вперед и приподнявшись над водой. Мутно-белая вода лизнула его шею и грудь.
- У меня тут молочко для душа «Молоко и мед», - Ларри поднял бутылочку и показал этикетку юноше. – И шампунь, тоже отчасти на молоке и меде.
- От такого сочетания кожа делается шелковой и приятно пахнет, - томно растекся по бадье Акменра, сев на ступеньку, расставив ноги и руки, и запрокинув голову на край.
Ларри мысленно отвесил себе пощечину вроде той, какие давал Декстер по любому поводу и без, взял губку и вылил на нее почти полфлакона молочка, проведя ей после этого по шее фараона и спустившись на его гладкую безволосую грудь.
Акменра прикусил нижнюю губу и издал тихий довольный стон от такой простой манипуляции.
- Ларри, - пробормотал он, - присоединяйся.
- Там двоим места не хватит, - усмехнулся Ларри, которому стало вдруг совсем не до смешков. Едва ли теперь он смог бы посмотреть парню в глаза, чтобы не выдать себя. Ак же далеко не дурак, он прекрасно осознал, какое магическое и просто человеческое воздействие он может иметь на простых смертных своей красотой. Юноша, которому четыре с лишним тысячи лет, который навсегда останется таким юным и красивым, если его скрижаль не потеряет свою волшебную силу или ее не украдут, действительно очень красивый молодой мужчина, которого, случись бы такая возможность, захотела бы любая женщина и все би и гомосексуальные мужчины мира. В конце концов, очень богатый, веселый, скромный и обаятельный человек, с которым приятно было находиться рядом. – Ак, а расскажи что-нибудь о себе? – попросил он, продолжая водить губкой по груди юноши.
- Что, например? – уточнил Акменра, распахнув глаза и взглянув на Ларри снизу вверх.
Мокрый, вспотевший, с крупными каплями то ли пота, то ли просто воды на лбу, благоухающий медом, чем-то густо-цветочным масляным, о чем не хотелось думать, чтобы не вспоминать, чем именно обрабатывали мумии в Древнем Египте, такой доверчивый, яркий, вообще какой-то милый, юный фараон пленил Ларри и как магнитом притянул его к себе.
- Что… что угодно, - Ларри резко мотнул головой, приходя в себя и даже чуть отступая от бадьи. – Что хочешь.
- Отец считал, что сын фараона не может ничего делать сам, своими руками, - начал Акменра задумчиво, - поэтому за меня все и всегда делали рабы. Мне это не доставляло удовольствия, Ларри. Отец всегда гордился тем, что у него много рабов, а я считал, что рабство несет только боль и горе, что боги желали бы царствования земных наместников без рабства.
- Но кто бы тогда строил пирамиды? – не согласился Ларри тихо. – Кто бы увековечивал ваши облики во фресках? Кто бы ковал золото?
- Богатство и право рождения не дает автоматически и власти над другими, - рассудительно заметил Акменра. – Ребенком я хотел играть с другими детьми, но я был сыном фараона, наследником сына бога Ра, у меня не было друзей и подруг, а те, кто со мной играл, были моими рабами. Уже ребенком я понимал, что люди вокруг либо желают мне смерти, либо боятся, либо просто исполняют мои желания, чтобы угодить моему отцу.
- По сути, мало что изменилось, - вздохнул Ларри. – Это ты еще не вникаешь в бизнес. Вот, где настоящие акулы и интриги. Не только банковский, Акменра, но и нелегальный. Пожалуй, особенно нелегальный. Там есть и фараоны, и рабы, и строительство своих пирамид, хоть и нелегальных. В ваше время наркотики были чистыми - опий, гашиш, марихуана, если достанете, а теперь полно синтетической дряни, от которой люди подсаживаются с первой же дозы и до конца короткой жизни. Добровольное рабство, Ак, от безысходности, от слабости. Ладно, давай не будем о грустном. Расскажи что-нибудь приятное. В твоей жизни же было что-то приятное?
- Давид, мой единственный друг, - юноша вздохнул и чуть напрягся.
Раб, понял Ларри. Наверняка какой-нибудь симпатичный шебутной мальчишка из рабов.
Оттого и грусть в голосе фараона.
- Он прислуживал мне уже тогда, когда я только родился, - продолжил Акменра. – Старше меня на семь лет, более быстрый, более сильный, он был подобен быку.
- Славный паренек, видимо, - одобрил Ларри.
- Мы ели вместе, играли, занимались, тренировались и спали.
- Спали?
- В душные ночи он спал на полу у моего ложа, а когда приходила прохлада, грел меня своим телом.
Ларри как-то не вовремя вспомнил о том, что рабы выполняли не только свою основную функцию, но и были игрушками в руках хозяев, действительно бессловесными игрушками, от которых ждали удовлетворения любого желания.
- Обнимашки, а? – уточнил он.
Акменра вдруг извернулся из-под руки Ларри, опустился на дно бадьи, потом вынырнул и распрямился во весь рост – душистый, загорелый, юный и невероятно красивый.
- Мы спали вместе во всех смыслах слова, - произнес он, стягивая схенти с талии и отбрасывая драгоценную материю, как половую тряпку, на пол. – Я знал, что нравлюсь ему, он мне тоже нравился, в мое время в этом не было ничего предосудительного, я никогда бы не стал принуждать его, - Ларри сглотнул вставший в горле комок, стараясь смотреть Акменра только в глаза, а не шарить взглядом по его гибкому стройному телу, по узкой талии, плоскому животу, длинным стройным ногам и совершенно гладкому паху. – Я тебе нравлюсь, Ларри, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес фараон, гипнотизируя Ларри взглядом подведенных сурьмой глаз. – Выражаясь современным языком, ты меня хочешь, - Ларри открыл рот, чтобы возразить, чтобы напомнить, что он, вообще-то, разведен, что сам Ак видел Ника, что хотя сейчас такое толерантное к секс-меньшинствам время, но эта ситуация в корне неправильна. Ларри взрослый мужчина, а Акменра же юноша, по законам Америки даже несовершеннолетний. Жаль, конечно, что земная жизнь юноши прервалась в двадцать лет, но еще четыре тысячи едва ли пойдут в зачет его возраста, да и то, что волшебство рассеивается с первыми лучами солнца, говорит о том, что ничего хорошего из такой затеи все равно бы не вышло, не стоило бы и начинать.
Хотя кто-то из великих однажды сказал – лови момент.
Может, затея и не была такой глупой, как казалась. Это все равно ничего особо не изменит, а современное общество относится к короткой интрижке проще, чем даже складывались отношения в Древнем Египте у фараонов и рабов.
- Ак, ты же умный парень, - покачал головой Ларри, - ты же понимаешь, что между нами такое невозможно.
- Твое тело говорит об обратном, - Акменра без стеснения указал глазами на пах мужчины перед собой. – Ты вожделеешь меня, я вожделею тебя. Остальное пусть разбирают боги.
- Мой точно будет недоволен, - прошептал Ларри, прежде чем сделать шаг к юноше и перемахнуть через край бадьи, задев икрой край ступеньки, но не придав значения прострелившей ногу боли, сразу обняв юношу и притянув его к себе, обхватив его шею одной рукой и буквально вдавив его в себя, судорожно шаря по гладкой спине второй рукой, стиснув маленькую упругую ягодицу в ладони и ощутив длину и крепость члена Акменра у своего вздыбленного органа.
Юный фараон тихо постанывал в рот Ларри, мягко массировал его шею и плечо, но особых вольностей не позволял, отдав лидерство целиком в руки старшего и приняв роль ведомого.
Ларри уже очень давно так не целовался, с такой нежностью исследуя губы юного соблазнителя, чувствуя ответное желание, нетерпеливое постанывание и движения бедер, а когда Ак запрокинул голову, подставив под губы Ларри шею, последний слегка прикусил нежную кожу, почувствовав на языке сладость меда, молочный привкус и нотку какого-то бальзама.
- Иди сюда, - поманил он юношу, сев на ступеньку бадьи и широко расставив ноги, глядя на совершенную красоту фараона снизу вверх и чувствуя какую-то потребность склониться перед ним, будто бы чувствуя себя в том, древнем мире. Если бы тогда фараоны были такими страстными и желанными, рабам жилось бы намного лучше, чем было на самом деле.
- Хочу увидеть тебя без одеяний, Ларри, - Акменра чуть присел, потом встал на колени на ступеньку и потянул плавки Ларри за резинку. – Хочу ощутить тебя целиком.
Ларри, плюнув на все условности, осторожно поднялся и быстро снял ставшую ненужной деталь одежды, снова сев на ступеньку и притянув юношу к себе на колени.
Горячий, сладкий, душистый, нетерпеливо дрожащий от желания, возбужденный, Акменра опустился на ноги Ларри и притерся к нему, как рыба-прилипала к акуле, увлеченно целуя его губы и мягко подаваясь бедрами вперед.
Ларри снова обхватил ягодицы юноши и практически вдавил его в себя, вдыхая во влажном горячем воздухе аромат юности, сладости, мускуса и настоящего запаха молодого мужчины безо всяких примесей.
Наверняка это тоже была какая-нибудь магия скрижали, но обоим просто было не до этого.
Акменра целовался умело, послушно выгибался в опытных руках Ларри, откидывался чуть назад, позволяя ему чуть болезненно прикусывать соски, подавался бедрами все быстрее, отчего вода выплескивалась из бадьи и уходила в сток, а когда Ларри, почувствовав, что больше этой сладкой пытки не выдержит, обхватил оба члена рукой и принялся ритмично тереть их друг о друга, Акменра изогнулся еще больше, мелко задрожал, вздрогнул, резко разогнулся и атаковал губы Ларри своими, оба исступленно застонали в рот друг друга, чувствуя, как пульсирует орган одного, как второй тоже толчками выплескивается в воду и в ласкающую руку, как перехватывает дыхание от силы оргазма и как наступает откат.
Юноша обнял Ларри и коснулся губами его плеча, тяжело дыша и закрыв глаза, ожидая, что тот скажет, что сделает и насколько далеко сбежит утром.
Может, неправильно, может, и вовсе сумасшедше, он же все-таки не совсем живой, его жизнь – волшебство золотой скрижали, магия, не более, а Ларри живой, дышащий от рассвета до рассвета семь дней в неделю, Ларри состарится и умрет когда-нибудь, а Акменра так и останется вечно молодым и давно умершим фараоном.
- Вода остывает, - произнес Ларри в тот момент, когда юноша уже отчаялся дождаться хоть какой-то реакции. – Вылезаем? – и, как будто в противовес предложению, обнял Акменра и крепко прижал к себе, поглаживая по спине.
- Как ты узнал? – тихо спросил фараон.
- Что? Ты о чем? – Ларри отстранился, чтобы взглянуть в яркие глаза юноши.
- О том, что нужно было делать именно так? – добавил тот.
- Ты… То есть, без проникновения? – понял Ларри. Акменра пожал плечами. – Да никак, собственно. А ты бы хотел до конца?
Акменра покачал головой.
- И не только потому, что тело фараона священно, Ларри.
- Из-за Давида?
- Не в этом дело. Не уверен, что смог бы пойти до конца, не прогневав богов. С рабынями, с наложницами – да…
- А как же ты с Давидом?..
- Так же, как сейчас, что бы я ни делал, как бы ни хотел. Ларри, есть вещи, которые нельзя делать, даже если очень хочется. И дело не в том, кто я по рождению, сколько в том, кто я по сути, что меня держит. Это реально, если бы мы оба так захотели, но в конце останется только привкус пепла на языке.
Акменра слез с колен Ларри и ополоснулся, ничуть не смущаясь наготы.
Ларри молча покивал и вылез из бадьи, протянув руку юноше и помогая ему выбраться.
- Сполоснемся, потом я тебя вымою, а потом солью воду, - решил он, утянув Акменра к душу и включив воду. – Шампунь, молочко для тела, мочалка, - показал он на банные принадлежности.
- Сперва я помогу тебе, потом вымоемся, - решил Акменра, оглядевшись по сторонам. – Нужно чем-то вычерпать воду.

Из черпаков нашлось ведро для мытья полов и шланг, так что бадью опустошили довольно быстро.
В конце концов, утром ее увезут туда, откуда там ее добыла Ребекка, о ночном купании и всем прочем никто не узнает, так что, вроде как, опасаться за сохранение тайн и не стоило.
Ларри поднял схенти с пола, промыл под водой, прополоскал с молочком для тела, осторожно отжал и положил на край бадьи, после чего приступил к мытью головы Акменра.
Стройный, смуглый, какой-то даже тоненький и трогательно-беззащитный, юноша старательно намыливался шампунем, отфыркивался, когда пена полезла в глаза, послушно стоял под душем и после купания так же покорно завернулся в полотенце, выйдя в предбанник и найдя свои вещи отпаренными, благоухающими чистотой и совершенно сухими.
- А как же?.. – Ларри взвесил в руке влажную набедренную повязку.
- Высохнет, потом надену, - пожал плечами Акменра, облачившись в свои одежды и украшения.
- Чувствую, начнутся сплетни, - предположил Ларри, так же одевшись.
- Вряд ли, - усомнился юноша. – Но если и так, тебя это беспокоит? Я могу стереть всем память. Волшебство скрижали это сделает.
- Не нужно, - отказался Ларри. – Я сплетен не боюсь, а ты, как я понимаю, к ним с рождения привык.
- Не совсем так, но вроде того, - покивал Акменра. – Я бы тоже не хотел забывать эту ночь.
- Хочешь сказать, скрижаль подчистила бы и тебя?
- Конечно. Она стерла бы память всем нам, кроме тебя. Музей – мое царство, экспонаты – мои подданные, а ты вне категорий, я сам служу тебе, Ларри, хранитель Бруклина.
Ларри молча покивал.
Вроде, все и было так, вроде Ак все понял правильно, дураков в фараонах не держали, но на душе стало пусто и тоскливо. Вроде они и не слишком хотели самого секса, просто все вышло спонтанно, как-то внезапно. Вроде все было приятно, теперь незачем и не о чем сожалеть, но оба понимали, что это было не то волшебство, это было всего раз, всего-то под настроение. Потом фараон будет наводить красоту, как и все. Потом может случиться так, что Ларри не будет рядом. Просто это был первый раз для них обоих после очень долгого воздержания во всех смыслах. Ларри всего лишь вспомнил юность, Акменра – тоже, в какой-то степени, юность и свои золотые годы. Ничего такого, они взрослые люди, это ничем не кончится, никто из них и не ждет продолжения, просто…

- Дам-Дам чист и душист, - сообщил Дам-Дам, когда Ларри прошел мимо него.
- Отлично выглядишь, друг, - улыбнулся Ларри статуе. – Хочешь гам-гам?
- Устроим тарарам? – поиграл бровями Дам-Дам.
- Не сегодня, - ответил Ларри. – У всех сегодня полно дел, а мне нужно проверить, все ли на месте и все ли в порядке.
- У диорам шум и гам.
- А сейчас-то что там?
Ларри настолько удивился и поспешил к миниатюрным экспонатам, что даже забыл про присутствие фараона, проводившего его глазами, но не ставшего идти следом.

Попеняв Октавиусу и Джеду на то, что не стоит пугать майя пылесосом, проверив зал океанских обитателей, порадовавшись на вычищенных неандертальцев и гуннов, эскимосов и мамонтов, Ларри поинтересовался у Колумба местонахождением Тедди и Сакаджавеи, получил тираду о чем-то романтическом, насколько Ларри смог понять, не стал вмешиваться в дела влюбленных, разыскал Техаса, резвившегося вместе с Рексом, пожелал легкого пара семейству львов в африканской саванне, потрепал зебр и страусов по головам, помог шаманам Севера в наведении лоска перьям и бусинкам на их одеждах и украшениях, проверил, достаточно ли высушены солдаты без лиц – южане и северяне, выслушал благодарность от Будды и испанок, разогнал саблезубых тигров от группы альпака и камышовых котов, и так увлекся, что обошел весь музей лишь практически к самому рассвету, вспомнив о том, что оставил Акменра одного, фактически бросив его после того, как воспользовался им.

До рассвета оставалось еще полчаса, а обитатели музея уже расходились по своим местам. Тедди явился румяный и чуть встрепанный, Сакаджавею Ларри даже не встретил, но точно знал, что галантный кавалер уже отвез даму сердца к ее экспозиции в целости и сохранности. Рекс протопал к своей площадке, покрутился, ловя свой хвост и замер.
Ларри же поспешил в зал Египта, чтобы успеть сказать фараону о том, что…

Стражи пропустили Ларри без промедления, хотя оба уже приготовились встать на свои площадки.
Ларри, увидев, что саркофаг уже закрыт и сверху положена плита, поманил одного из них, чтобы тот отодвинул плиту и приподнял крышку саркофага, взглянув в удивленное лицо Акменра, и наклонился к его губам, практически наполовину скрывшись в саркофаге.
- Ак, я…
- Не говори ничего, я понимаю, - мягко ответил фараон, приподнявшись со своего ложа.
- Акменра, это… - заволновался Ларри. – Я бросил тебя сразу же после… Я поступил так подло!
- Ты заботился о моих подданных, - не согласился фараон.
- Давид бы наверняка так не поступил, - вырвалось у Ларри. – Черт, Ак, прости. Его же…
- Я был первым, - осторожно перебил Акменра. – Я не знаю, что с ним стало потом, но он не ты, Ларри, а сейчас не то время. Мне уже пора, скоро рассвет, - напомнил он, ложась обратно. – И тебе стоит закрыть меня до первых лучей солнца.
- Да, конечно, - заволновался Ларри, махнув рукой одному из стражей. – Увидимся вечером, - пообещал он фараону, улыбнулся ему и аккуратно накрыл его крышкой саркофага, разрешив после этого стражу навалить сверху плиту и занять свое место у входа в зал.
Взглянув на блестевшую золотую пластину на стене, Ларри вдруг подумал, что точно знает, что ему нужно было бы сделать утром.


- И как все прошло? – блестя глазами, первым делом поинтересовалась Ребекка, придя на работу к открытию музея. – Все в порядке?
- Все отлично, все сияют чистотой, - ответил Ларри, - бадья тоже пригодилась.
- Но? – помогла Ребекка, почувствовав повисший вопрос.
- Нужна кое-какая информация, - сдался Ларри.
- Конечно, - согласилась женщина. – Чем могу - помогу. Что-то поискать?
- Скорее, немного помочь. Я точно знаю, что когда хоронили фараона, вместе с ним умерщвляли и его слуг.
- Чаще всего да, но не всегда. Рабов, конечно, никто не жалел, но убивали не столько рабов, сколько обслуживающий персонал, да и то, я бы сказала, что исключительно из иных соображений. Видишь ли, когда на трон садился новый фараон, он набирал себе штат под себя, предпочитая расставаться с прежним, боясь, что его убьют или отравят рабы прежнего фараона. Новый босс – новые сотрудники. Но в целом, да, египтяне считали, что в загробной жизни фараон продолжит жить, и рабы будут его обслуживать, так что бедняг убивали сотнями и тысячами.
- А можно как-то найти одного конкретного?
- Сложно, Ларри. Практически невозможно. У большинства рабов не было даже имени, в смысле, их не упоминали в скрижалях, это были просто безымянные люди. История едва ли могла бы найти упоминания о каком-либо из них.
- Но ты же многое знаешь об Акменра и его царствовании. Может, есть какие-то свитки или таблички о том, что случилось с его рабами?
- Насколько я знаю, гробницу фараона нашли запечатанной, саркофаги поделили между Нью-Йорком и Лондоном, но я ничего не слышала про камеру рабов. Вероятнее всего, ее разворовали, если вообще нашли. Далеко не всех рабов хоронили рядом с фараонами, некоторых использовали… м-м-м… как строительный материал. Если ты ищешь какого-то конкретного человека, процентов на девяносто девять его не найти.
Ребекка виновато закусила губу. Ларри же вздохнул.
Глупо было даже думать о том, что он мог бы найти Давида по прошествии стольких тысяч лет. Впрочем, Акменра же умный фараон, он точно знал, что бы сделали с его другом, просто решил, что будет проще отпустить память о нем.
Может, он сделал это намеренно, может, заранее зная, что однажды пришлось бы отпустить и самого Ларри, поэтому Ак и постарался выставить ситуацию так, не привязываясь.
Ларри вышел из музея, думая о том, что этот миг никогда не повторится, Акменра все-таки воспользуется своей волшебной пластиной и сотрет себе и другим память, чтобы просто позволить себе жить дальше… а попросит его об этом именно Ларри, но то будет вечером, а днем Ларри постарается даже не думать о том, что волшебство бывает и без самого волшебства, обычным сиюминутным удовлетворением потребностей.
Ему еще работать с Акменра и другими, обоим будет проще не думать о том, что произошло. Если память что-то сохранит – хорошо, а нет… Акменра будет таким же и через год, и через тысячу лет, а Ларри…
Ступив на свежий снег, Ларри подумал о том, что подарит другу к Новому году небольшую цифровую камеру, чтобы он точно не забывал лиц и голосов тех, с кем сведет его судьба.
...на главную...


июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.06.17 17:26:37
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.06.16 14:28:43
(Не)профессионал [1] (Гарри Поттер)


2019.06.16 12:08:58
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.06.14 12:24:28
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.06.12 12:58:18
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.09 21:43:11
Игры с браком [3] (Гарри Поттер)


2019.06.08 15:03:20
Рау [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [2] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.27 00:43:57
Быть Северусом Снейпом [242] (Гарри Поттер)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [15] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.