Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Профессор Снейп, а с чем у вас ассоциируется темно-синий цвет?
- С идиотскими вопросами!

Список фандомов

Гарри Поттер[18177]
Оригинальные произведения[1130]
Шерлок Холмс[686]
Сверхъестественное[431]
Блич[260]
Звездный Путь[244]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[205]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[165]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[130]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[15]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12230 авторов
- 26771 фиков
- 8195 анекдотов
- 16891 перлов
- 637 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Месть рыжих

Автор/-ы, переводчик/-и: Smaragd
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:AU, Action/ Adventure, Angst, Darkfic, Fluff, Humor, Romance
Отказ:Все права - у автора канона
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Всё очень банально: Гарри хочет собаку, Драко категорически возражает.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:смерть персонажа, ненормативная лексика, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2017.01.23 (последнее обновление: 2017.01.12 14:21:30)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 440 раз(-a)



=1=



— Поттер, нет! Ты слышишь? Нет. Нет! Нет!!! Нет-нет-нет-нет. Не смотри на меня так. Я умею держать твой взгляд. С детства учился — наконец, научился. Можешь хоть дырку во мне прожечь своими зеленющими зенками! Всё равно нет! Нет, нет, нет! Нет, меня не заело. Я буду твердить тебе «нет» до тех пор, пока ты, гриффиндорская глухня, не услышишь. Нет. Говорю «нет!», категорическое, безусловное, императивное «нет!» Решительное! Да, я очень решительный. Тебя возбуждают решительные Малфои? А почему это во множественном числе? Вижу, вижу, возбуждают, прекрати. Опусти его немедленно! Сейчас не время, побереги для вечера. И оставь в покое свой ремень. Не трогай меня, когда я строг с тобой! Почему, когда я строг, ты сразу меня трогаешь? Отойди на шаг, лучше на два, а ещё лучше сядь вон в то кресло. Отлично. Э... Поттер, я сказал «сядь», а не «развались»! И не смей снимать футболку! И копыта свои не раскидывай. Кому тесно? Между ног? Ему? Вижу. Блин, Поттер, накрой свой стояк футболкой и слушай меня. У нас важный разговор. Да, прямо сейчас. Нет, потом будет поздно, отложить нельзя. Даже ради такого стояка. Я заценил. Но будь серьёзнее! Это... На чём я остановился? А... да, то есть, нет. Я говорю «нет!» Твёрдое «нет!». Попробовать, какой он твёрдый? А ну, сядь обратно! Не подходи! Да, он очень твёрдый. И большой, он готов, мне нравится. Но всё равно «нет!» Моё «нет» не допускает возражений! Даже если ты будешь возражать своим языком в моём мягком колечке! Поттер! Ты меня вообще слышишь? Не затыкай мне рот! М-м-м... Не кусайся, уй! Хотя... Ну, заткни ещё разочек... Ох, хочу, да, блядь, хочу его попробовать, давно не брал, соскучился. Ладно, доставай его, сюда... Какой красавчик. И побрился ты виртуозно. Хорошо, давай, только медленно? Ты вечно торопишься, не торопись, сам всё сделаю. Потом договорим, стой спокойно... Поттер, не толкайся, я сам... Поттер, ещё раз так дёрнешь за волосы — отгрызу твою кочерыжку нафиг!.. За щёку больно; в горло, Поттер, я потерплю... Поттер, держись, не смей кончать!.. Поттер, да, да, сиди уже, я сам!.. Направь его, а то не попадает. Держи рукой, а я сяду... Поттер, помоги, неудобно и ноги устали... Поттер, глубже!.. Жарь уже!.. Блядь, Поттер, кончай! Да, сейчас! Я уже! Да, в меня! Ну! Гарри...

Спустя четверть часа Драко Малфой вышел из душа в тёмно-синем махровом халате. Его влажные волосы были тщательно зачёсаны с лица, глаза излучали сытость и довольство жизнью.

— Я думал, ты присоединишься, ждал, — заметил он немного обиженно Поттеру, но наткнулся взглядом на его задницу и растерянно застыл на месте. Нахмурился, громко хмыкнул. — Так теперь всё время будет? Именно поэтому нет!

Поттер расположился на полу, на коленях, вернее, устроился почти в классический коленно-локтевой-пассив, проще говоря, «раком»; прогнулся в пояснице, подбородок устроил на сложенные одна на другую ладони; его ягодицы, обтянутые денимом, были отклячены так выразительно, что Драко непроизвольно сглотнул: подходи и бери! Но сия живая эротическая композиция предназначалась не ему: перед лицом Гарри на пушистом матрасике спало на боку, чуть заметно перебирая лапками и подрагивая ушками, некрупное существо. Пузатое, с хвостом-морковкой, лохматое. Рыжее.

— Тс-с-с, тише, Малфой! Разбудишь малыша.

— Вот! Начинается! — Драко упёр одну руку в бок, а другой погрозил. — Именно этого я и не намерен терпеть! Не собираюсь подлаживаться под комок свалявшейся шерсти! А тем более перестраивать свою жизнь под эту мелкую рыжую гадость! Хочу разговаривать громко — и никто мне этого не запретит! Нет, Поттер, прямо сейчас унеси его туда, откуда взял!

— Он не гадость. Ты чего завёлся? — Поднялся с пола Гарри, поправил джинсы и виновато улыбнулся. — Это же просто щенок. Породистый, от чемпионов. Кажется, очень дорогой, — привёл он довод, обычно имевший для Малфоя значение. Но не на этот раз... — Керн-терьер. Ты должен знать, у вас же в мэноре псарня есть?

— У нас в мэноре всё есть! Именно поэтому я отлично представляю, что такое собака в доме. Ей здесь не место. Беспорядок, шум, слюни, шерсть. Я сказал нет!

— Да что ты заладил, нет да нет? Это неслюнявая, нелиняющая порода, нужен только тримминг несколько раз в год, вообще гипоаллергенная. Он вырастет умным и воспитанным. Посмотри, какая лапочка!

— А кто, интересно, его сделает умным и воспитанным? — прищурился Малфой.

— Я.

— Вот! Ещё один железный аргумент в пользу моего категорического отказа. Кто бы тебя самого, Поттер, сделал умным и воспитанным! И это всё означает, что ты будешь заниматься щенком? Днём и ночью? Отлично. А мною кто будет заниматься?

— Э... Драко, ты что, ревнуешь? Но это же глупо!

— Ревную? Пф! Не желаю видеть в нашем доме никаких животных! Всё. Разговор окончен.

Беспощадно хлопнув дверью, Драко направился к лестнице. Щенок проснулся и, испуганно озираясь, жалобно пискнул. Гарри подхватил его на руки.

— Я не могу его отдать обратно! — крикнул он вслед Малфою. — Просто не могу.

Тот остановился, не успев подняться на ступеньку, и медленно развернулся:

— А вот с этого места поподробнее. Что значит «не могу»?

— Джинни срочно уезжает в Болгарию, Крам сделал ей предложение. А Рон...

— Так и знал, — взмахнул Драко руками, — что в этом замешаны Уизли! Кто же ещё мог подсунуть нам такую свинью! Специально, небось, рыжего искали! Надеюсь, это не ронов приблудыш? У него какой патронус, терьер?

— Прекрати пошлить, не смешно. — Насупился Гарри и чмокнул щенка в нос. Драко брезгливо поморщился. — Джинни очень просила приютить малыша, она переживает. Я пообещал.

— Серьёзный довод, хм, — недобро усмехнулся Драко. — Но, зная тебя, благородный грифф, принимается. Спасибо, что ты не пообещал переживающей Джинни жениться на ней или сделать бебика. Только впредь, давая кому-либо обещания, советуйся сперва со мной. Ладно, отправь это, — он презрительно показал на псину, принявшуюся азартно мусолить нашивку на поттеровской футболке, — ... отправь это в Нору, в чём проблема?

— В том, что в Норе сейчас живут Рон с Гермионой, она беременна, ты же знаешь, восьмой месяц. И у них Живоглот.

— Да ты что? — всплеснул руками Драко. — Неужели у нашей идеальной леди Уизли-Грейнджер нашёлся хоть один недостаток? Я счастлив!

— Драко, ну почему ты так упрям?

— Я упрям? Это я упрям? Я просил тебя, и не один раз, не тащить в дом всякую живность! Просил?

Гарри кивнул с тяжёлым вздохом.

— Животные должны жить в специально предназначенных для этого помещениях. Ты знаешь, как я к этому отношусь. И, тем не менее, всё время тащишь их в дом. Книззл, карликовый дракон, голубой кролик, мини-пиг, саламандра, тукан, хорёк, питон, миолания, варан, страус, пони, капибара, бегемот, ашера, поссум, муравьед, скунс, Мак-Бун, лигр (1) — и это за два года, что мы живём с тобою здесь, на Гриммо! Про птенцов Клювокрыла я вообще молчу! Всегда мечтал быть смотрителем зоопарка!

— Бегемотик был такой ласковый, — потупился Гарри.

— Ленивый, грубый, злобный обжора! От него навозу было, как от стада коров!

В комнате повисла тишина, нарушаемая только чавканьем и зевками щенка на руках у Гарри.

В ход пошёл последний аргумент. Гарри опустил собачонку на пол и взял Малфоя за руки. Обнял и, заглядывая в лицо, произнёс:

— Я люблю тебя, Драко. И мне одиноко, когда тебя нет рядом. Ты часто бываешь в разъездах, я, когда возвращаюсь со службы в пустой дом, скучаю по тебе. Со щенком мне будет веселее ждать.

Малфой закатил глаза:

— Да, да, конечно, любишь, шантажист.

— Нет, ты не понял. Я. Тебя. Люблю.

Гарри притянул его и обхватил губы Драко своими...

Щенок с аппетитом сжевал половину шнурка на ботинке Малфоя, прежде чем тот, оторвавшись от Поттера, пьяно пошатываясь и не открывая глаза, выдохнул:

— Ну-у-у... Так и быть. Даю тебе время, чтобы ты нашёл этой рыжей заморочке хороших хозяев. Пока, недолго, пусть поживёт у нас. Как его зовут?

Щенок оставил в покое огрызок малфоевкого шнурка, присел, поднял пистолетом остренький хвостик, громко зевнул и сделал лужу. Драко отступил в сторону.

— Пуклик, — с нежностью ответил Гарри, наклоняясь к лохматому малышу и гладя его по спинке.

— К-как?! — остатки сексуальной хрипотцы вмиг испарились из голоса Драко, его хмельной от подступившего вожделения взгляд резко протрезвел.

— Пуклик.

— И кто же дал собаке такое гордое имя? Нет, молчи, позволь мне проявить чудеса смекалки. Кто-то из рыжих? Вот это месть! За то, что ты не достался Уизлетте. Плюс тысяча баллов Гриффиндору! Разумеется, а как же иначе, Пуклик! Не Джек, не Барон или Клык, наконец. Не Алексиус, не Алан, не Юджин (2). Пуклик, к ноге! Пуклик, фас! Это особо ухищрённый уизлевский ход: чтобы враги сдохли от смеха? И даже боюсь спросить, а почему, собственно, «пуклик»?

Гарри — артист! — наивно пожал плечами.

— Как собаку зовут по паспорту? — строго спросил Драко.

— CarrotJu-Ju, э... Третий, — простодушно захлопал ресницами Гарри.

— Как? О!

— Но он привык к «Пуклику».

Драко, глядя, как Гарри тискает и гладит рыжее ушастое недоразумение, каким искренним счастьем светятся его глаза, тяжело вздохнул:

— Да, привычка — это всерьёз и надолго.

Они вышли во двор, Гарри бережно опустил щенка на газон. Тот, умильный, неуклюжий, боялся ступать по травке — с рождения был на комнатном содержании. Гарри начал играть с ним, в шутку щипая за хвост и бегая кругами возле Драко, который с трудом сдерживал улыбку: презабавная собачонка.

— Смотри, какой классный! Тебе понравится! — Гарри раскраснелся и был чертовски красив. У Драко потяжелело в паху. Он закусил губу и напряжённо повёл плечами: Поттера хотелось срочно поймать, завалить прямо на газон и наглядно показать, что и как на самом деле нравится Малфою.

— Эй, он у тебя, Поттер, травоядный, что ли? — Всё-таки улыбнулся Драко. — Чего жуёт?

Гарри удивлённо уставился на с аппетитом чавкающего щенка и бросился разжимать ему пасть. Не тут-то было: Пуклик не собирался отдавать первую в своей жизни добычу — земляного червяка!..

Так в доме на Гриммо, 12 появился Пуклик. И остался, временно, пока Гарри не подыщет ему новых хозяев.

Но нет ничего более постоянного, чем временное.


* * *
Единственный резон в пользу Пуклика, относительно примирявший Драко с присутствием рыжего дрища в доме, заключался в том, что Поттер и правда посвящал щенку всё своё свободное время, а значит, не имел возможности знакомиться и общаться с парнями (да, Малфой был ревнив, но не считал это недостатком: всё, что принадлежит Малфоям, должно принадлежать только им!). Но и это весьма рыхлое обоснование потеряло актуальность, когда Гарри в бесконечных восторженных рассказах про щенка начал всё чаще и чаще вставлять мужские имена. Тим, Якоб, Джес, Патрик. Патрик, Джес, Якоб, Тим. У всех этих, как Малфой выяснил, нестарых джентльменов были собаки, с которыми они гуляли на бульваре и в парке в одно время с Пукликом. Такой нюанс кинологического времяпрепровождения Поттера категорически не устраивал Драко.


* * *
— Ты обещал, что скоро пристроишь его! — Суровый взгляд Малфоя, из-под чёлки, не предвещал ни милой вечерней беседы, ни, тем более, ночных нежностей. — Твоё, Поттер, «скоро» растянулось почти на год!

— Так я... ну... занят. Когда мне пристраивать-то? Ты же прекрасно знаешь, что у нас в Аврорате творится. Дежурим почти без отдыха. С побегом Фенрира такая катавасия началась! Никак не поймаем Сивого, а он распоясался, хуже прежнего лютует, будто с цепи сорвался, терять ему нечего!

— Ты мне зубы не заговаривай! Я не про этого паршивого недочеловека, которого давно пора на шкуру пустить, а про рыжий ужас говорю!

— Чего уж прям сразу «ужас»-то? — обиделся за Пуклика Гарри.

— Универсальный Жизнеусложняющий Агрегат Собаковидный — УЖАС!

— А я думал, что ты к нему привык, подружился, признал Пуклика членом семьи. Он тебя уважает. И обожает.

— Членом? У меня в нашей семье, кроме собственного, один-единственный дорогой и любимый член — у тебя между ног. Другие члены меня не интересуют!

— Драко, перестань. Ты не такой злой, я же знаю. Чего взбеленился? Пуклик тебе нравится, просто ты упрям.

— Нравится? Нра-вит-ся... — Драко повертел слово на языке, будто раздумывая, что же оно означает. — Нравится, говоришь, Потти? Да! Я же похож на мазохиста! Я люблю, когда ты шлёпаешь меня по попке, кусаешь за соски и в губы, когда врываешься в меня грубо, без смазки. Правильно? Гораздо меньше мне нравятся бондаж (4), порки, кровь и игры в рабов. Но иногда для разнообразия очень даже ничего. Всё так. Но послушай, mon cher, мне категорически не нравится, когда лохматая шавка превращает в клочья шёлковый ковёр моей прабабки, что двести лет был как новый! Мне не нравится, когда инкрустированный паркет в кабинете вспучивается от проделок этого сыкуна, когда он сгрызает мои Moro Monk Strap (5) и стачивает в опилки бубинговую (6) трость, подаренную отцом, мне тоже не нравится. Уси-пуси, у малыша, видите ли, режутся зубки! Мне не нравится, что он всё жрёт, абсолютно всё! Прорва! Мы готовим ему специальную еду, рассчитываем на электронных весах минералы и витамины, тратим уйму денег на корма — а он с непобедимым аппетитом лопает такое, от чего благоразумно отказываются голодные мантикоры и гарпии! Зачем он ест какашки и валяется в них?!

— Пуклик ведь охотник, — не очень уверенно ответил адвокат Рыжего Дьявола, совсем загрустивший и опустивший плечи под шквалом малфоевского негодования. — Ему надо запах отбивать. Для охоты.

— О, понятно, разумно, логично. Я только одного не понимаю: на кого этот шкет собирается почти каждый день охотиться в Лондоне?

Гарри тяжко вздохнул.

— Мне не нравится это вечное «Хрум-хрум-хрясь-хрясь» и постоянные тошнительные звуки! На прошлой неделе Их Величество Гурман Пуклик изволили выкопать и сожрать дохлую ворону (целиком!), а потом вывалили её прямо на мои домашние тапки! — продолжал, чуть ли не скрипя зубами, с виду сдержанный и спокойный Драко. — И мне не нравится, что он всё время ходит за мной по дому! Даже в туалет. Сам открывает дверь, сидит и внимательно следит, сколько я отматываю туалетной бумаги! Или, приложив голову к моей коленке, задумчиво смотрит прямо в глаза. Или не в глаза! А то и вовсе — задумчиво нюхает! Мне не нравится, что он пыхтит в лицо и считает, что целоваться с ним — великое счастье и человеческая обязанность. Не нравится, что он вечно лезет на руки, что спит на нашей постели — иногда вообще под нашим одеялом! А ещё изрыл весь дворик — сплошные траншеи. Блэковский клад ищет или охотится на мышей? Не нравится, что от этого «нелиняющего» вся моя чёрная одежда мохнатая, будто пижама Йети. Ещё мне не нравится гулять с ним в темноте. Конечно, это развивает редкий и очень ценный для мага дар — угадывать, чем занимается мелкая зараза: а) что-то жрёт, б) мышкует, в) мирно какает, г) выслеживает одиноких прохожих или течных сучек, д) уже давно свалил в неизвестном направлении, е) как раз подбегает к маггловской трассе, ж) делает всё то, что нельзя. Но больше всего мне не нравится, что мистер Пуклик всё время доволен жизнью! Неунывающий вечный двигатель! Никогда никого ни в чём не упрекает, гад противный! Ну хоть раз проорался бы, стукнул тапком по столу! Так нет! Сидит, уши торчком, в глаза заглядывает, боготворит. Укор позволяет себе лишь в виде повизгивания: «Пи’сать хочу, и есть хочу, и писать, есть тоже хочу, но писать — больше, сначала есть — и сразу писать, пожалуйста, я быстро, ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, есть-писать-есть-писать, и мышку, и мячик, и сучку!» — Драко очень артистично изобразил собачий просящий взгляд, Гарри прыснул от смеха. — Хочется рыдать и таскать себя за волосы за сволочизм и издевательство над милейшим живым существом. А мне очень не нравится считать себя сволочью!.. Ладно, это уже детали. Он просто мне не нравится! — подытожил Драко. — Понятно?

Гарри кивнул. И приблизился к нему, заговорил глубоким бархатным голосом:

— Драко, как я тебя понимаю! — И погладил Малфоя по щеке, склонил голову набок (у Пуклика, что ли, научился?), выразительно закусив нижнюю губу. — Наш рыжик — хулиган и непоседа, но он совсем молодой, поумнеет, он считает себя грозным охотником и страшным огромным боевым псом. Но он же очень хороший, правда? — С каждым словом Гарри всё теснее прижимался к Драко, начал тереться об него грудью, напряжённым животом и бёдрами, расстегнул себе рубашку и сбросил на пол.

— Хватит вить из меня верёвки! — грозно, хоть и судорожно сглотнув, рявкнул Драко.

— Да я ещё и не начинал, — невинно улыбнулся Гарри и облизал губы, — но как раз собираюсь это сделать — повить из тебя немножко верёвок.

Когда же этот неискушённый простачок, доверчивый недолюбленный мальчишка, назначенный вселенской жертвой и героем, робкий и стеснительный в вопросах секса, красневший от перспективы поцелуя, вдруг успел превратиться в опытного, уверенного, даже нахального, и удачливого соблазнителя? Похоже, у него хороший учитель.

...................................................



http://static.diary.ru/userdir/3/0/0/6/3006151/81203811.jpg

(1) Миолании — пятиметровые черепахи, вымершие по мнению магглов. Ашера — кошка-леопард. Лигр — гибрид льва и тигра, самая крупная кошка в мире, весит более 400 кг.

(2) Алан — красавец, Алексиус — защитник, Юджин — высокорожденный.

(3) Carrot Ju-Ju (Морковка Джу-Джу).

(4) Связывание, практика БДСМ, любые ограничения свободы действий (как то колодки, наручники, клетки) с целью получения психосексуального удовольствия.

(5) Мужские туфли Moro Monk Strap от Testoni — эксклюзивная обувь ручной работы из редкой кожи аллигатора.

(6) Бубинга — очень ценное африканское розовое дерево.


=2=



Ладонь Гарри скользнула по бедру Драко, тот запрокинул голову, искривил губы — уж очень не хотелось сейчас улыбаться, надо было держать марку, а не получалось: весь его праведный гнев и строгий настрой разбивались, как обычно, о взгляд любимых зелёных глаз, об обжигающие касания рук аманта, о его пробирающий до костей голос. Хотелось Поттера до безумия, отдаться, получить свою порцию плотского наслаждения, взять по максимуму, и всё это с улыбкой! От которой Поттер дрожит как осиновый лист и громко пыхтит, будто Хогвартс-экспресс, заводится, заводится...

Гарри толкнул Драко, прижал к спинке дивана и вцепился пальцами в его волосы, беспощадно притягивая голову. Протолкнул язык ему в рот и двигал им исступлённо, остервенело (как если бы в несколько минут хотел собрать все поцелуи, отведённые им жизнью), до тех пор, пока не почувствовал руки на своей талии и колено — у себя между ног. С губ обоих сорвались нетерпеливые стоны.

Драко первым начал гладить член любимого через брюки.

Гарри опустился на колени.

Быстро расстегнул Драко штаны, стащил вниз вместе с трусами. У того распахнулись глаза и удивлённо приоткрылся рот, он покачнулся, отшатнулся, но тут же придвинулся ближе и подарил своему искусителю улыбку. Ленивую, чуть мрачную и повелительную. Гарри, стоя перед ним на коленях, коснулся губами его бедра, погладил живот, ягодицы, потёрся гладкой щекой о пах. Член Драко словно окаменел. Гарри взял в ладонь ствол, нажимая у основания, направляя к себе, обвёл языком головку по кругу. Склонив голову набок, поцеловал, слегка затягивая тонкую кожу, сначала одно яичко, потом другое. Драко закусил губу и схватил его за плечи. Гарри поднял взгляд, поглаживая Драко по мошонке, у того полыхали румянцем щёки, а ногти впивались в гаррины плечи. Дразнить аманта на этот раз сил у Гарри не было, и он взял член сразу глубоко, на две трети, расслабил горло, подаваясь вперёд, и почувствовал огромный ком в самой своей глубине. Потом переместил головку за щеку — так было легче дышать. Драко стал подмахивать ему в рот и вцепился пальцами в волосы Гарри. Тому стало даже удобнее: не сразу затекала шея; он сосал торопливо, но умело, рот у него был тёплый, мягкий и влажный, пальцы впивались в малфоевские бёдра до синяков. У Драко начали заметно дрожать ноги; он кончил, тихим и глубоким голосом произнося имя любимого.

— Гарри-и-и-И-И-И! — неожиданно взвился его фальцет на последнем звуке. Острая боль обожгла ногу.

Драко чуть не упал, резко развернулся, разбрызгивая густые капли спермы, лягнул неведомого врага, притянул волшебную палочку, но, дезориентированный, не смог её удержать. Ему в сухожилие, над правой пяткой, со всей дури вцепился ублюдочный рыжий бес! Рыча, как озверевшая мантикора, он крепко сомкнул челюсти на ноге Малфоя и, упираясь всеми лапами, пытался оттянуть его, напавшего на любимого хозяина. Двух хозяев, двух вожаков у собаки быть не может. Пуклик неплохо относился к Малфою, но в бою, не задумываясь, выбрал сторону Гарри Поттера и отчаянно сражался, спасая его, униженного и подавленного, от орущего и стонущего белобрысого агрессора.

У Драко позеленело перед глазами. Он взвыл от боли, сдёрнул с ноги мерзкую рыжую пиявку и, проклиная весь собачий род всуе, держа Пуклика за шкирку, бросился к балкону. Распахнул дверь, и вышвырнул собаку наружу...

О примирении в этот вечер даже речи не шло: Драко сначала надолго закрылся в ванной. Гарри походил поблизости, послушал шум воды из-за двери, поскрёбся тихонько, предложил помощь, но был проигнорирован. Выйдя из ванной, Драко с гордо поднятой головой, слегка хромая, проследовал в кабинет и устроился спать там, на диване, демонстративно выключил свет прямо перед носом у Поттера. Поговорить с ним так и не удалось.

Четвероногому виновнику междоусобной войны, отделавшемуся при полёте — летяга, блин! — со второго (над цокольным) этажа лишь лёгким испугом и банными процедурами по случаю падения в свежевскопанную, щедро политую клумбу, было сделано строгое внушение. Поттер даже собирался его побить, но после первого же не очень сильного шлепка по лохматой попе под лапами скукожившегося, будто прилипшего к полу, сделавшегося вдвое меньше и втрое тяжелее негодяя разлилась лужа. Гарри не смог продолжать воспитательную экзекуцию, лишь сокрушённо покачал головой: «Эх, ты!», вытер лужу и побрёл в спальню.

Пуклик долго сидел в одиночестве, в темноте — наверное, переживал. Гарри никак не мог заснуть, вся эта история казалась ему неразрешимой проблемой. Неужели, придётся и правда куда-то девать собаку? Вот же засада!

Уже погружаясь в сон, он услышал скрип двери, цоканье собачьих когтей по паркету, возню и шуршание на кресле — Пуклик устроился в своей привычной «норке», посопел, поворчал и затих. Во сне драчун тревожно пищал и азартно перебирал лапами — не иначе, спасал своего Гарри от страшных врагов.


* * *
Проснулся Драко от чьего-то настырного взгляда и от того, что рядом тяжело вздыхали. Сонно приоткрыв один глаз, увидел Поттера, пристроившегося на толстом подлокотнике дивана и глазами побитой собаки, не дыша наблюдающего за спящим Малфоем... Так, про побитую собаку лучше не надо с утра пораньше — и так настроение ни к чёрту.

Гарри заметил, что Драко пошевелился.

— Прости, — виновато произнёс он.

— Какого дракла, Поттер? Ты-то за что извиняешься? Это твой рыжий гадёныш должен извиняться, но от него, как и от всех рыжих, хер дождёшься. Настоящая месть Уизлов!

— Прости, что заставляю тебя терпеть собаку в доме. Да ещё и такую шебутную. Прости, что мало времени уделяю его дрессировке, балую его, на тебя прогулки сваливаю. Понимаешь, мне с детства хотелось собаку, а Дурсли не разрешали. Потом Сириус... И вообще... Мне почему-то очень трудно с ним расстаться. Он скучать в чужом доме будет и считать нас предателями. Это, наверное, очень глупо, но он похож на ребёнка. Ну, заботишься о нём, радуешься вместе с ним. И от него столько энергии! И он просто нас любит, меня, тебя, молча, но очень сильно, мы для него самые лучшие. Вот мне и трудно с ним расстаться.

— Предателями? — фыркнул Драко. — Не преувеличивай, Поттер. — Ему было больно смотреть на ссутулившегося, опустившего плечи, огорчённого аманта. Да не стоит какая-то шавка таких переживаний! — Знаешь, Гарри, я не зверь. Но этот охламон перевернул весь наш дом, всю нашу жизнь. Не знаю... Никогда не любил собак. Но, если... если для тебя эта вонючая шерстяная муфта имеет такое большое значение... Мерлин, что я несу! Хорошо, может быть, соглашусь дать ему испытательный срок. Только договоримся быть с ним построже? И... до первой выходки!

— Да! Всё, что угодно! Я ему покажу, кто в доме хозяин! Он у меня будет как шёлковый! — Гарри так обрадовался, что даже подпрыгнул, потом залез на диван и принялся азартно толкать Драко, щекотать, засыпал его поцелуями. Как он сейчас был похож на восторженного Пуклика! — Малфой, как я тебя люблю!

— И как? Поподробнее, пожалуйста, и помедленнее. Как любишь? А то у раненых Малфоев случаются провалы в памяти.

— Что с ногой-то? Давай посмотрю.

— Ерунда. Не мельтеши. Я же всё-таки маг, а не мышкина какашка. Но вот про то, как именно ты меня любишь, выслушаю внимательно. Начинай. И можно не упоминать рыжую тварь хоть десять минут? — Драко ровно лёг на спину, расправил на себе плед, положил поверх него руки.

— Ну... боюсь, что за десять минут мы не успеем... — Лукаво облизнулся Гарри и устроился верхом на Малфое. Погладил его руки, взял ладони, поцеловал в запястья и уложил себе между ног. Спустил резинку пижамных брюк. — Итак, начнём. — Он прогнулся вперёд, удобнее устраиваясь ягодицами на оживившемся, проступившем даже через плед, стояке. — Стало быть, как я люблю Драко Малфоя? Вводная лекция, типа, способствует вводу.

За дверью раздалось царапанье и скулёж.

— Пуклик соскучился. — Обернулся на звук Гарри.

— Я же просил! — напомнил Драко. — Пусть поскучает, ему полезно, не будет в другой раз отгрызать у Малфоев конечности.

— Ты строг, но справедлив, мой беспристрастный Фемидий. — Гарри нежно поцеловал его в губы. — Не дёргайся, — предупредил он и, хитро посмеиваясь, завязал Драко глаза его лежавшей поблизости пижамной курткой. Плотный шёлк холодил кожу, вызывая щекотку в носу — Драко чихнул и почувствовал, что Гарри его раздевает. Плед отлетел первым, за ним — штаны. Руки аманта начали дразнить покрывшуюся мурашками кожу, член Драко упёрся в мягкую попку. Держать на себе Поттера было тяжело, но чертовски приятно и многообещающе. Драко на ощупь поводил ладонями ему по груди и стиснул упругие ягодицы.

Из коридора раздался вой.

Поттер соскользнул с Драко проворной змейкой, горячо и влажно мазанул по его губам поцелуем, быстро сжал ему член и, прошептав в самое ухо: «Не могу, выпущу собаку, небось, он в туалет хочет. И я сам... это... в душ. Быстро-быстро! Пять минут — и я у ваших ног, мистер Малфой. Лежи, жди!», унёсся из кабинета.

— Не смей дрочить! — раздалось уже издалека.

— Куда?! — рявкнул Драко и хотел было сорвать с глаз повязку, но неожиданно передумал.

«Чего это я, правда? Ну, захотел Пуклик пописать, живое же существо. И Гарри не мешает после ночи освежиться. Может, правда, отлить надо. Потерпеть несколько минут — и можно устроить грандиозный, отвязный утренний трах! А ожидание-то как нехило возбуждает...» Он в сладостном предвкушении потянулся на своём ложе и удобнее устроился на подушке, чтобы с лица не слетала импровизированная повязка. «Ну, Потти, ну, затейник, держись у меня! Сейчас ты мне за своего рыжего бандита отработаешь! Со всех сторон отработаешь!» — Мечтательно заложил руки за голову.

Гарри наскоро выпустил радостно скачущего Пуклика на задний двор и поспешил в ванную.


* * *
Что-то Поттер там замылся. Или просто Драко слишком сильно его хочет, поэтому и время тянется по-черепашьи? Он прислушался к тиканью часов. В анусе чувствовалось несильное, но заметное жжение, всё ещё возбуждённый член подрагивал, пульсировал — тело просило. Эх, не перегореть бы! Мерлин с ними, с водными процедурами, мужчина должен пахнуть как мужчина, а не как цветочная клумба! Драко решил досчитать до ста и идти за Гарри.

На «двадцать два» он стал замерзать без пледа, на «шестьдесят восемь» перед глазами поплыли гномы, которых он представлял под счёт, чтобы не растратить свой эротический завод. Пухлые, рыжеволосые, красноносые, неуклюжие, но невероятно шустрые человекообразные существа в зелёных курточках и кепках легко, как на батуте, подпрыгивали в воздух и оставались парить над землёй, болтая над головой Драко ножками в деревянных башмаках и дразня его высунутыми языками и неприличными жестами. Пакостная мелюзга!

Ступни Малфоя коснулось что-то тёплое и ласковое. Наконец-то! Язык, шершавый, очень приятный, лизнул сначала один палец, другой. Потом забрался в ложбинку между ними, побежал старательно и щекотно по ступне, вернулся. В животе сразу напряглось желание и толкнулось в пах. Ну, Поттер, ну, затейник! Драко передёрнуло от сладостной судороги, тепло мягкого, но забористого вожделения растеклось по телу, он едва сдержался, чтобы не вскочить и не наброситься на Гарри, не завалить его поспешно и грубо. Нет уж, пусть старается, раз на него в кои-то веки такие невероятные нежности накатили!

Драко расслабился и тихо застонал: эротический массаж ступней — это, надо признать, нечто!

Язык Гарри тем временем поднимался всё выше: по голени, щекоча волоски, по колену и бедру. Экий Поттер неуёмный! Надо почаще наезжать на дурацкую собаку — у Гарри от этого появляется такой замечательный азарт и фантазия!

Не выдержав, Драко опустил одну руку и стал нащупывать голову аманта, или плечо: очень хотелось погладить его.

От ритмичных движений языка, дюйм за дюймом вылизывающего ему бедро, всё ближе сдвигающегося к паху, Драко совсем поплыл, ещё миг — и кончит. Поджавшиеся яички отозвались тупой болью — так долго терпел. Но вот Поттер добрался и до самого главного. Драко ощутил, что шершавый мягкий язык очень осторожно, будто сомневаясь, коснулся самого кончика его головки. Ну же, Гарри, бери!

Удовольствие пронзило Драко, первая волна оргазма была на подходе, он это отлично чувствовал и непроизвольно подался бёдрами навстречу отчего-то замершему Поттеру.

— Не дразни. Не могу больше. Открывай рот! — Драко потянулся к своей повязке.

В этот же момент почувствовал запах сырой глины и мокрой собачьей шерсти. Ловя с громким стоном стремительно вырывающийся оргазм, он сдёрнул повязку с глаз и уткнулся взглядом в довольную собачью морду. Косматую, рыжую, перемазанную в земле.

Драко охнул, вскрикнул и спустил так мощно, будто не кончал несколько дней.

Пуклик, улыбающийся, чумазый и мокрый, кубарем скатился с дивана, оставляя за собой, на простыне, пледе, Малфое и паркете, грязные разводы.

В дверях стоял растерянный, судя по всему, только что вошедший Гарри.

Драко заревел, как раненый зверь, вскочил с дивана, схватил уже было собравшегося улизнуть и забившегося в ноги к Поттеру Пуклика. Начал так сильно трясти его, что сам едва не упал, поскользнувшись на грязном полу.

— Га-а-ад! — выла малфоевская сирена. — Извращенец! Убью!

Пуклик, болтаясь тяжёлой тушкой в воздухе, беспомощно сложил лапки и приготовился к худшему. Но со своей участью не смирился (терьер!): лишь Малфой, едва не выронивший пса, придержал его за хвост, чтобы перехватить руку, как Рыжий Демон Гриммо, извернувшись, клацнул зубами. К счастью, мимо.

Глаза Драко налились кровью. Он, казалось, вот-вот задохнётся от гнева.

Человеческие серые бешеные глаза впились в собачьи, тёмно-карие, честные и влажные от слёз.

Драко резко перестал трясти Пуклика и опустил на пол. В его руке оказалась волшебная палочка. Он навёл её на вжавшегося в пол хвостатого негодяя и замер, решая, как лучше его зажарить или расчленить.

Но вдруг медленно обернулся к Гарри и сказал:

— Либо я. Либо он. Всё!

И вышел из кабинета, громко хлопнув дверью и шлёпая по полу босыми ногами.


* * *
— Ну, не случилось же ничего страшного, — Гарри предпринял последнюю попытку наладить контакт с молчавшим весь вечер Малфоем. — Понимаешь, я его выпустил быстро и пошёл в ванную. А дверь, наверное, оставил открытой. Пуклик порыл немножко землю и прибежал к тебе. Я понимаю, что это неприятно, но не смертельно же. Ну, лизнул он тебя там...

Драко внимательно читал толстую старинную книгу в потёртом кожаном переплёте. Время от времени переворачивал пожелтевшие хрусткие страницы и делал записи в тетради. На Поттера даже не смотрел.

Тот вздохнул:

— Ладно. Понятно. Завтра отошлю его в собачий приют. Хагрид — не вариант: у него Клык, а Пуклик очень ревнивый, будет драться. Может, с Чарли договорюсь, если успею, или в Аврорате кто-то захочет его забрать. У меня ночное дежурство. Обещаю, к послезавтрашнему утру собаки в доме не будет.


* * *
До следующего вечера Поттер не успел пристроить пса, но, уходя на дежурство, оставил Малфою записку:

«Утром за Пукликом приедут ветеринары из приюта. Я договорился. Его документы в конверте». Ну, наконец-то! Избавимся от рыжего беса, в доме наступит покой и порядок, жизнь наладится, войдёт в размеренную приятную колею. Драко проверил собачий паспорт, родословную, веткнижку и строго посмотрел на притихшего в уголке за диваном терьера.

— Сегодня ты спишь в кладовке! И без возражений!

Пуклик поднял на него взгляд, встал и, ковыляя, словно старичок, понуро, с опущенным хвостом, направился к кладовке.

— Раньше надо было строить из себя идеальную собаку! — зачем-то крикнул ему вслед Драко.


* * *
Засидевшись допоздна за курсовой «Методика подготовки и произнесения адвокатом защитительной речи перед Визенгамотом», будущий Советник магической юстиции Малфой заснул за рабочим столом. Под весом его расслабленного тела сдвинулись несколько книг и столкнули на пол лежавшую под рукой волшебную палочку. Она со стуком закатилась под батарею.

Драко забыл включить дополнительную сигнализацию и не услышал, как внизу, в прихожей, с характерным треском и шипением умелого магического взлома открылась входная дверь.

Ступени старой блэковской лестницы несколько раз жалобно скрипнули под весом тяжёлого тела — кто-то очень осторожно поднимался по ним.

В дверном проёме выросла большая чёрная тень.


=3=



Драко так не любил этот сон, раньше дико боялся его, но потом, когда они стали жить с Гарри, немного успокоился: амант умел поцелуями, нежностью и тихими разговорами лечить от дурных сновидений.

От зверя воняло так сильно и погано, что Драко несколько раз сглотнул мерзкую тошноту — его чуть не вырвало. Содержимое желудка рвалось наружу — а огромный, будто лопата, горячий шершавый язык всё вылизывал и вылизывал его, голого, колотимого дрожью, лежащего в полуобморочном состоянии на мокрой траве. На лицо и на волосы капали гадкие вязкие слюни, из клыкастой пасти разило гнилью, смертью, огромные жёлтые глаза монстра светились страшным голодом и бешеным вожделением, он тяжело хрипло дышал и стонал, совершенно по-человечески. Иногда поскуливал, как от удовольствия. У Драко онемели руки — их, кажется, сжимала грубая верёвочная петля. Ноги его были широко, до нытья в паху, раздвинуты и между ними неуклюже ворочалась гора мышц и серой грубой шерсти. Вылизав Драко, всего, каждый уголочек тела, возбудив его член (впервые в жизни!) до взрослого стояка, особое внимание уделив ушам и яичкам, зверь принялся за губы Драко. И начал тереться об него чем-то огромным, горячим и влажным.

Драко, дёргаясь из последних сил, поднял голову и увидел огромнейший ярко-красный, весь словно в кровавых сгустках, пенис монстра. Немного выпуклый к концу, с цилиндрической приострённой головкой, с набухшими луковицами, он полностью вылез из препуция. Драко распахнул в панике глаза, жалобно пискнул и потерял сознание.


Этот сон много лет терзал его, всплывая время от времени, не то кошмарами, не то воспоминаниями.

И теперь материализовался перед проснувшимся за столом Драко стоящим напротив окна оборотнем. Фенриром Сивым.

Громадный чёрный силуэт, на лице сверкают почти звериные клыки, глаза горят красными огнями, за его спиной — синее бархатное небо ночного Лондона, мягкий свет жёлтых фонарей, крыша соседнего дома — жизнь...

Малфой, обмирая от ужаса, двинул рукой за волшебной палочкой, но не нашёл её.

Чёрный призрак-сон-кошмар-Фенрир молча покачал из стороны в сторону пальцем с длинным корявым ногтем, распахнул тяжёлый кожаный плащ и показал Малфою его палочку, надёжно закреплённую во внутреннем кармане. Тот сразу вспомнил его утробный смешок: «Вы, маги, слабые гнилушки, без своих деревяшек — никуда. Всего-то в вас настоящего, стоящего — кровь и мясо. Свежее вкусное мясо и горячая кровь. Ещё, конечно, потроха, но это на любителя. Не жалую я человеческих кишок, от печёнки у меня понос, а вот сердце — самое оно, деликатес. Иногда — дырки, такие сладкие, такие аппетитные, что не удержаться, чтобы не вставить! Вот, как у тебя, щеночек!»

Драко почувствовал, что по спине бежит ледяной пот, а ноги приросли к полу. Пошевелить головой он тоже не мог, в позвоночник, от макушки до копчика, будто воткнули огромный меч, пригвоздив Малфоя к стулу, — так и сидел за письменным столом, ровно, не моргая, глядя в глаза Фенриру.

Тот сделал шаг вперёд, ещё один, вышел в круг света и улыбнулся. За несколько мгновений, пока оборотень медленно, как если бы разучился это делать, растягивал сухие, обветренные, потрескавшиеся губы в довольной победной улыбке, вся жизнь пронеслась перед глазами Драко Малфоя. Все сколь-нибудь примечательные, плохие и хорошие, страшные и печальные, грустные и весёлые, счастливые и несчастные дни, даже те, которые он, казалось, вычеркнул из памяти, промелькнули в его голове за десяток секунд. Мама, отец, Хогвартс, Волдеморт, война, Адское пламя, Гарри.

Драко пружиной взвился с места и в пару прыжков оказался у двери. Схватился за ручку — тут его и настиг Фенрир.

Схватил за волосы, ударил ногой под колени, дёрнул, навалился всем своим весом. Драко лягнул его, врезал в рожу и укусил. Почувствовал кровь во рту и в ужасе заметил, что одутловатое, испещрённое морщинами и шрамами, с клочками щетины на скулах и подбородке, отвратительное, но всё-таки человеческое лицо начинает превращаться в морду зверя. В нос ударил знакомый запах гнили. И смерти, перемешанной с дикой похотью.

Монстр, отряхиваясь, громоподобно рыкнул. Искажённый, глухой голос из смрадной пасти звучал, будто из самой преисподней. Спокойно и почти дружелюбно.

— А ты, щенок, прыткий. За это я тебя и полюбил десять лет назад. За нежную белую кожу, за алые губки, за сладкую попочку и за характер. Уж больно грозно ты сверкал глазами и упрямо брыкался. А ещё твой запах! Заебись! Когда впервые понюхал тебя — думал, что свихнусь от желания. Помнишь наши посиделки при Тёмном Лорде? В мэноре? Ты никогда не был ласков со мной, но всегда знал, что принадлежишь мне. Правда, вкусный мой? Жаль, что я ни разу так и не кончил в тебя — уж очень ты был узкий, не протолкнуться, и вёрткий. И нежный... И жаль, что оказался предателем. Помню, помню, как ты заложил Сивого перед Визенгамотом. Такого не забудешь. Мой мальчик говорил про меня такие нехорошие вещи? Но ничего. Теперь всё изменится. Теперь ты будешь ласков со мной, правда? Теперь ты сам попросишь Фенрира поиметь тебя. Если будешь послушным и нежным, а ещё если от души покричишь подо мной и с аппетитом отсосёшь, то обещаю оставить тебя в живых до прихода твоего ебаря Поттера. Или это ты его дерёшь? Гы-гы-гы! Типа, чтобы вы, голубки, смогли попрощаться. Люблю, когда прощаются. А, если честно, для того, чтобы он видел твою смерть. Это ведь самое большое наслаждение и самая сладкая месть — видеть глаза заклятого врага в тот момент, когда он теряет то, что больше всего любит. Я ведь угадал? У вас с Поттером любовь? О, великое чувство, уважаю. Я знаю, что такое любовь. Это, когда не спишь ночами и воешь на луну, и сгрызаешь в кровь собственный хвост, представляя улыбку и вкусную дырочку сладкого белокурого ангелочка. Я люблю ангелочков. И сейчас докажу это тебе-р-р-р!»

Последние слова Фенрир произнёс уже с трудом, неразборчиво, его голова окончательно превратилась в волчью. Он прорычал раскатисто и нервно (или нетерпеливо...) — по воздуху пошло дрожание — и, подняв Драко, будто пушинку, крутанул в мощных когтистых лапах, прижал животом к столу, содрал с него брюки, оставляя на бледной коже кровавые царапины, и придавил, тяжело и отвратно дыша в ухо. Драко почувствовал, как между ягодиц трётся огромный горячий елдак, норовя разорвать и вторгнуться глубоко, стиснул зубы до хруста и зажался так, что зазвенели все мышцы.

Перед глазами растеклась кровавая пелена.

Его сейчас убьют.

Или он сам захочет умереть...

Сивый отрывисто хрипел, со всей силы вбиваясь в распластанного недвижимого Драко, но никак не попадал в вожделенное нутро. Его пенис уже тёк смазкой, терпко пахнущие струйки стекали по ногам Драко. От злости и нетерпения он щёлкнул зубами, точно капканом, и наметился жертве на холку.

Раскрыл для укуса пасть — и вдруг взвыл (дом содрогнулся!), непроизвольно ослабил хватку.

Взвыл скорее от неожиданности, чем от боли. На спину ему прыгнула собачонка и яростно вцепилась в волчью шкуру. Только после этого Пуклик грозно рыкнул — так рычали в схватке мантикоры, не иначе!

Фенрир махнул лапой, резко крутанулся, отряхнулся, стараясь скинуть назойливую пиявку, мелкую, но своими на удивление сильными клыками, что врезались опасно близко к лимфоузлу, причинявшую ему заметную боль. Ещё взмах лапой — Драко отлетел к стене и ударился затылком. Медленно сполз на пол, оставляя на обоях кровавый след. Рядом с ним блестящей вонючей грудой валялся плащ Сивого.

Двадцатифунтовому терьеру, хоть и решившему не на жизнь, а на смерть защищать своего человека, нелегко справиться с разъярённым оборотнем, превышающим его по весу раз в десять, если не больше. У Пуклика не было ни малейшего шанса. Но в его лохматую черноухую голову не приходила эта печальная пораженческая мысль.

Свалившись кубарем с волчьего хребта (нет, малыш не разжал зубов, просто шерсть и кожа оборотня оказались слабее его челюстей), ударившись плечом и головой, Пуклик вскочил на лапы, выплюнул кусок Фернира, издал боевой клич и бросился в новую атаку. Увернулся от страшных зубов и нырнул оборотню в пах. Терзать мягкий препуций и упругие шары огромных волчьих яиц было одно удовольствие! Йо-хо!

Потерявший от адской боли остатки разума Сивый извернулся и перекусил мелкого врага поперёк корпуса, вырвал его из своей промежности вместе с куском окровавленной плоти и что было сил стиснул челюсти. Раздался хруст ломаемых костей.

Победный рёв и лязг когтей по полу — оборотень развернулся к Драко.

— Ступефай! — Тот рубанул воздух волшебной палочкой.

Фенрир ловко отклонился.

С палочки Малфоя сорвалась туманная волна:

— Импедимента!

Фенрир резко присел — мимо!

— Сектумсемпра!

Третье заклинание ожгло парой порезов лишь плечо Сивого — у Драко сильно дрожала рука и всё плыло перед глазами. Он попытался, опираясь о стену, подняться на ноги и с гордо поднятой головой встретить волчьи зубы.

— Авада Кедавра! — С лестницы, из темноты, ворвалась зелёная молния.

Гарри впереди аврорского отряда ввалился в комнату и, спотыкаясь о труп оборотня, кинулся к Драко. Тот, лишь коснувшись рук аманта и посмотрев ему в глаза, увернулся от объятий и упал на колени перед не дышащим Пукликом:

— Эпискеи! Эпискеи Максима! Живи, дрянная псина! Эпискеи Максима! Не смей подыхать! Эпискеи! Ну же, дыши, зараза!

Потом Драко, пряча от посторонних заплаканное лицо на груди Гарри, долго стоял посреди разгрома и крови и не мог разжать руки, крепко сомкнутые на его плечах...


* * *
Прошло около двух лет.

— Итак, господа, начнём совещание. — Главный аврор Поттер открыл папку с грифом «секретно». — На повестке дня у нас сегодня два неотложных вопроса...

Неожиданно сбоку от него раздался характерный хлопок, шипение, кабинет озарился зелёным — вспыхнул камин. Экстренный вызов. Похоже, личный?!

Из магического пламени сначала послышался встревоженный голос Драко Малфоя, а уже потом организовался его бюст (в скульптурном значении слова, разумеется):

— Началось! Поттер, началось!

Гарри нахмурился, извинился перед собравшимися и подошёл к камину, зашипел в зелёное лицо Малфоя:

— Ты что вытворяешь, засранец! У меня люди, совещание! Изыди!

— Началось! — ещё громче заорал Драко. В его глазах читалась паника, и вид он имел... мягко говоря, крайне обеспокоенный. — Она рожает! Уже! Что делать?!

— Блин! — С сожалением оглянулся на мракоборцев и чиновников Гарри. — Я правда не могу прямо сейчас. Постараюсь побыстрее закончить — и сразу к вам. Держись, Малфой.

— А... э... — Драко растерянно поморгал, но, похоже, пришёл в себя. Он фыркнул и поджал губы. — Спасибо за ценный совет, мистер Поттер! — И потушил зелёное пламя.

Через час взволнованный до алых пятен на лице и шее Поттер влетел домой, вихрем поднялся по лестнице и распахнул дверь «детской».

На полу в почти классической коленно-локтевой позе, пристроив подбородок на сложенные одна на другую ладони, аппетитно отклячив задницу, обтянутую светлой тканью домашних брюк, расположился Драко Малфой. Рядышком, как сфинкс, опустив лохматую голову на ровно вытянутые передние лапы, приютился Пуклик. «Мальчики», затаив дыхание, любовались. Перед ними в собачьей корзинке, обшитой пёстрой шотландкой, на толстом пледе спала, устало, но спокойно посапывая, Астра, «законная супруга» Морковки Джу-Джу. Под её растянутым, волосатым, мягким животом слабо копошились и сонно чмокали два крошечных слепых щенка с розовыми незатоптанными пяточками, рыжий и тигрово-имбирный.

— Тс-с-с, тише, Поттер! — шикнул Драко, не отрывая нежного взгляда от новорождённых. — Разбудишь малышей. Вот видите, без вас, мистер Главный аврор, справились! — заявил он гордо, будто сам щенился. — Мальчик и девочка, представляешь?

— Начинается! — усмехнулся Поттер. — Кобелёк и сучка, — поправил он Малфоя, с умилением разглядывая щенков. — А Пуклик мужик, молодчина! И Астрочка не подвела.

— Сам ты кобелёк! — проворчал Малфой. — У Пуклика сын и дочь.

— Ладно, — улыбнулся Гарри, опускаясь на пол и гладя счастливого папашу... э... обоих счастливых «папаш». — Мне в Терьер-союзе сказали, что надо заполнить какой-то талон, что ли, о рождении. Их специалист скоро подъедет. И если мы хотим заводить на щенков документы...

— Что значит «если»? У нас что, безродные шавки?

— Так вот, для документов нужно заводскую приставку. Чего напишем-то? Это, конечно, не срочно, потом подумаем?

— А чего думать? — Распрямился Драко и пожал плечами. — Пиши в документах «Месть Рыжих», а клички после сочиним.

Пуклик поднял задумчивый взгляд из-под косматой чёлки и кивнул: предложение Малфоя ему явно понравилось.

...........................................................
Арты от jozy
Оборотень:



Месть рыжих:

...на главную...


апрель 2017  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

март 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.04.26
\"Рейхенбахские хроники\". Интерлюдия. 1886 год. Дело мадам Перрокет [0] (Шерлок Холмс)


2017.04.25
Папаши [39] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.04.25 15:01:39
Люк — в переводе с латыни «свет» [6] (Звездные войны)


2017.04.24 19:22:25
Право на поражение [4] (Гарри Поттер)


2017.04.24 12:54:19
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2017.04.22 12:27:04
Пазлы [6] (Гарри Поттер)


2017.04.22 07:34:19
Список [6] (Гарри Поттер)


2017.04.21 15:13:59
Испорченный подросток [0] (Гарри Поттер)


2017.04.21 15:13:01
A contrario [43] (Гарри Поттер)


2017.04.21 12:40:45
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2017.04.21 11:08:30
Возрождение Феникса [14] (Гарри Поттер)


2017.04.19 09:44:59
Обреченные быть [2] (Гарри Поттер)


2017.04.18 18:20:49
Слизеринские истории [125] (Гарри Поттер)


2017.04.17 15:35:01
Игра вне правил [25] (Гарри Поттер)


2017.04.17 15:34:20
Полёт хищной птицы [1] (Оригинальные произведения)


2017.04.16 23:34:07
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2017.04.15 18:52:53
Ненаписанное будущее [9] (Гарри Поттер)


2017.04.12 15:29:53
Дорожки [9] (Гарри Поттер)


2017.04.12 14:19:43
Виктория (Ласточка и Ворон) [11] (Гарри Поттер)


2017.04.09 14:58:00
Beyond [10] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер)


2017.04.09 13:11:53
Вынужденное обязательство [0] (Гарри Поттер)


2017.04.06 14:28:48
Свет в окне напротив [120] (Гарри Поттер)


2017.04.06 07:29:43
Десять сыновей Морлы [35] (Оригинальные произведения)


2017.04.06 00:05:01
В качестве подарка [52] (Гарри Поттер)


2017.04.04 21:32:40
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.04.04 05:04:37
Быть Северусом Снейпом [194] (Гарри Поттер)


2017.04.03 19:54:22
Страсти по Арке [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.