Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Синяя гусеница настолько коварна, что похожа больше на Энтони Хопкинса, чем на Алана Рикмана.

Список фандомов

Гарри Поттер[18162]
Оригинальные произведения[1125]
Шерлок Холмс[683]
Сверхъестественное[430]
Блич[260]
Звездный Путь[240]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[205]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[164]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[130]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[11]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12214 авторов
- 26734 фиков
- 8319 анекдотов
- 16871 перлов
- 636 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Искупление грехов

Автор/-ы, переводчик/-и: Веста
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Северус Снейп/н.п.
Жанр:Romance
Отказ:Герои мне не принадлежат. Что, как всегда, обЫдно…
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Чего стоит искупить свои грехи? Сможешь ли ты все понять и простить судьбу, забирающую у тебя самое дорогое на свете?
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 4313 раз(-a)



Часто ли спрашивают человека о его жизни? Где ты жил? Где родился? На многие вопросы мы даже не знаем ответов. Что ты должен сказать о своей жизни любимому существу, если этой жизни у тебя не было. Все время ты потратил на борьбу самим с собой, борьбу добра и зла. И кто говорит, что добро побеждает всегда? Откуда они знают, что именно оно, добро, победило? Ведь если исходить из этого, тогда то, что празднует победу и является добром. Философия…Это слишком долго и нудно, да и какой смысл в подобных размышлениях, ведь тем душам, что ушли в мир иной, уже все равно. Моя жизнь… детство, юность и смерть… Нет, не физическая смерть, а смерть души. Я умер тогда, когда услышал его голос, голос, говоривший не хуже чем змея, голос, впитывающий весь яд Земли, который мы ему преподнесли. Голос, проникающий в душу, определяющий все наши пороки и питающийся ими. Его холодные костлявые руки, от которых в дрожь бросало. Руки, касающиеся твоего тела, требующие полного повиновения. Глаза…Глаза змеи, скользкой слизеринской змеи, наделенной самыми лучшими качествами: изворотливостью, властью и силой принуждения. О, Мерлин! Тогда я еще не понимал всех ужасов моей жизни, жизни, которую я выбрал сам, сам того желая. Я не думал, что буду вспоминать и молить о спасении. Я не думал, что означает быть ими. Для меня это была очередная игра в самоутверждение. Игра, позволяющая показать все свои способности, и да, они меня хвалили. Они нашли меня в моем родном замке, где я не был с окончания Хогвардса, замке, куда я не особо и стремился. Не стремился вернуться туда, где на тебя давит скука и обязанности. О детство! Военная школа по сравнению с семьей чистокровных волшебников просто сказка. Ты должен быть ко всему готов с тех самых пор, когда сделал первые шаги. Тогда ты уже больше не считаешься ребенком, о котором надо заботиться, ты предоставлен сам себе, но постоянно находишься под строгим контролем. Малейшее нарушение порядка, не правильно сказанное слово, случайно повышенный голос - ты наказан. Но тебя не ставят в угол, не угрожают заточением в темный подвал, нет, такие наказания мы считали раем. Нас просто выгоняли на улицу, предварительно дав бокал с водой, и все. Никаких «прости» и извинений, за это твой срок увеличится с каждым словом. Никакой волшебной палочки, никакой возможности выйти за пределы замка или войти внутрь него. Ты на улице один с бокалов воды – все. Тебя начинает одолевать жажда, и ты отпиваешь глоток, не замечая, что вокруг становится темно, темно утром. Там яд… И только отчаянные крики матери спасают тебя от отравления, влекущего за собой страшную смерть. Но это не конец наказаниям, тебя только впускают в дом, а противоядие ищи где хочешь. Наша жизнь, наше детство, детство строгих правил. Разве мог хотя бы один гриффиндорец представить себе такое детство? Нет, у них была радость, друзья и смех, они веселились, не замечая ничего вокруг, получая все, что только захотят. Конечно, у нас были тоже друзья, но мы не веселились так, мы просто придумывали яды и противоядия, наслаждались нашими первыми успехами, тренировались в волшебстве. Мы были гораздо лучше подготовлены, чем они. Мы многое знали и умели. Знали все самое темное. Школа… Сейчас, проходя по этим подземельям, входя в собственный кабинет, я не мог не вспомнить своего декана. Он был истинный слизеринец, чистокровный темный маг. Благодаря ему большинство моих друзей присоединились к нему. Я же откладывал до последнего. До того, как окончательно разочаровался в директоре, когда он сказал мне: «Я прошу тебя забыть о том, что сейчас произошло. Никому не говори об этом случае. Ты испортишь ему всю жизнь». Для гриффиндорца важен только гриффиндорец. Тогда я понял, что означают наши жизни. Именно тогда я решил показать, что мы тоже достойны такого. Я примкнул к ним, вошел в союз Упивающихся, с легкостью пройдя все испытания. Я занял место рядом с ним. Я готовил зелья и убивал с помощью их, никакой крови, что сбивало со следа авроров. Я был с ними до тех пор, пока они не вошли в замок, где жила молодая женщина с ребенком, новорожденным ребенком. Именно тогда я понял, что они из себя представляют, и каков я на самом деле. Такой же, как они, я спокойно смотрел на ее медленную смерть, я выглядел спокойным, но внутри меня все горело. Я видел ее глаза, глаза полные мольбы, обращенной ко мне, я не сдержался, я вынул палочку и… «Авада кедавра», все…Что теперь я должен им сказать? Что не сдержался и решил убить сам? Я медленно повернулся к нему и произнес: «Это сильнее меня…». Я знал, что он мне абсолютно верит, он питает слабость ко мне и это пробуждает зависть у остальных. Да я хоть сейчас с вами поменяюсь местами! Вы же не знаете, что означает быть мной! Он кивнул и сказал: «Здесь есть еще молодые особы? ». О Мерлин, что я сделал? Это было мое первое убийство женщины и последнее. Тогда вечером я пришел к нему, директору. Я рассказал ему все, что произошло: о своем статусе при лорде, о планах, об убийствах и ядах. Я был готов к Азкабану, мне было все равно, что со мной будет, лишь бы не возвращаться к ним. Но было слишком рано надеяться на спокойствие… Он предложил мне искупить вину, став шпионом, но он не предлагал, он говорил, что я должен делать. Все было как раньше. «Северус, я хочу тебе помочь выбраться из этого. И нам просто необходима твоя помощь. Я прошу тебя». Я сдался, вернее, принял то, что он говорил. Я стал работать на два лагеря и никто не догадывался об этом. Это был мой самый большой успех. Мы праздновали первую победу, победу добра до тех пор, пока он не вернулся. Я хотел плакать, я был не готов начать все с начала. Опять эта ложь, ко мне не было уже того доверия, ведь я был на свободе, я был у Дамблдора, его шпионом. Я помню тот день, когда вернулся к нему после турнира, я встретил уже совершенно другого человека, даже не человека, существо с красными глазами. Вот теперь он был настоящей змеей. Он смотрел на меня, а затем… «Crucio», боль… я уже давно не чувствовал такой боли, но мне было все равно, я не кричал, просто молча встал и поклонился господину. Я видел, как блеснули его глаза. Он стал мне доверять… И я опять его обманывал, продолжая работать на другого, но у меня уже была цель. Цель выбраться из этого замкнутого круга добра и зла, цель жить полноценной жизнью, цель завести семью и детей, цель любить и быть любимым. Я встретил ее, ее -саму спокойность и невинность. Ее взгляд покорял меня, я молча смотрел на нее, не решаясь сказать ей правду, я боялся, что это все разрушит, она испугается и уйдет, оставит меня одного. Я боялся этого момента всю жизнь.
- Почему ты молчишь? Ты не хочешь мне рассказать о своей жизни? Поверь, все, что было, это уже в прошлом, это никак не повлияет на наши отношения. Ты мне расскажешь о своей молодости? Чем ты занимался?
Она сидела у меня на коленях, доверчиво прижавшись к моей груди. Я молча гладил ее голову, не решаясь сказать хоть слово.
- Ты действительно хочешь все знать? – прошептал я. Я чувствовал, что она улыбнулась.
- Да…- протянула она, еще крепче сжимая меня, как будто боялась, что сейчас я встану и уйду.
- Я был и есть Упивающийся Смертью. Я работаю на два лагеря. Я шпион Дамблдора. Но я действительно УС.
Я чувствовал, как она вздрогнула при первых столь грубых и ужасных словах. Она подняла голову и посмотрела мне в глаза. По ее щекам текли слезы. Я улыбнулся и прошептал: «Это тайна. А теперь ты можешь уходить…». Но она не ушла, лишь молча продолжала плакать, смотря мне в глаза…
Теперь я знаю, что мы должны победить, и я буду бороться до конца…ради нее…, ради себя…, ради нас…

Я ушел к ним, продолжая вести эту двойную игру. Я навсегда запомню выражение лица Дамблдора, когда он меня спрашивал: «Я тебя не заставляю, Северус, но если ты готов снова нам помочь, то…». Если бы он говорил это не при той самой троице и Блеке, то, может быть, я еще и улыбнулся. Я в первый раз видел, что бы Дамблдор на меня так смотрел. С грустью, пониманием, абсолютным доверие и заботой. Он не говорил о том, что я должен туда идти, как раньше, он просил о помощи, моей помощи. В ту минуту я простил ему все, но не смог этого сказать, не перед ними. Я просто кинул на него свой привычный взгляд, пустой, ничего не значащий взгляд, и сказал одно лишь слово: «Готов». Я развернулся и вышел. С того самого дня началось все сначала: вечеринки с кровью, насилием, криками, - ужас, который не приснится ни в одном кошмаре; убийства, которые я не мог предотвратить, пытки, которые я сам и устраивал. Столько ненужных жертв ради развлечения и бесполезной добычи информации. Лорд был в ярости, каждый день он пил кровь жертв, он питался убийствами, набирая силу из нашего воспаленного мозга. Ведь почти никто не догадывался, что именно так он и держится. Каждый день «Круцио» и «Империо» обрушивались на нас, с каждым днем нас становилось все меньше и меньше. Он везде видел предателей, особенно вновеньких. Чем они думали, поступая на эту службу, неужели, они не замечали, что их товарищи и друзья умирают? Я помню первое собрание новеньких. Большинство были моими выпускниками, и они еще гордились этим. С восхищение смотрели на меня, их декана и наставника. И что я должен был делать? Я начал склонять их на свою, нашу, сторону. Таким образом, число шпионов хоть и не на много, но возрастало. С каждым годом, день ото дня, час от часу мы продвигались к победе. Каждый раз, уходя из Хогвардса, я думал о ней. Что будет, если я не вернусь? Что будет, если они все о нас узнают? Я боялся, что меня вычислят. Я старался приносить надежную информацию, но с каждым днем это становилось все тяжелее. Ему нужен был мальчишка, нужен, чтобы окончательно покончить с этой небылицей о его власти над ним. А что он мог? Поднять палочку и сказать заклинание вместе с ним? И что? Что будет потом? Мальчишка - миф, который ничего не значит, и скоро лорд это поймет, а тогда уже ничто не поможет. Он пойдет в атаку, пойдет громить все вокруг, эта война охватит весь мир. Тогда нам конец. Я это понимал… Я изо всех сил старался закончить войну. Меня удерживала только она. Я боялся за нее…
- Ты уже уходишь? – тихо спросила она, поднимаясь с кресла напротив и присаживаясь ко мне на колени.
Я грустно улыбнулся и поцеловал ее, но она отстранилась и выжидающе посмотрела на меня. Она была красива: каштановые волосы волной спадали с плеч, огромные карие глаза, смотрящие с испугом, тонкие чувственные губы. Она была прекрасна, она понимала меня и поддерживала, с тоской провожая меня до двери и ожидая возвращения всю ночь, не смыкая глаз. Я любил те моменты, когда я возвращался. Она подбегала ко мне, крепко-крепко обнимала, целовала и шептала тихие, не смелые слова любви. А я молча слушал ее бессвязные, немного путаные признания, гладил ее по щеке, тем самым вытирая соленые слезы, которые катились из ее глаз.
- Когда ты вернешься? – спросила она своим тихим, ласковым голосом, смирившись, что я уйду. Но так и не дождалась ответа. Я просто смотрел на нее и слушал ее голос. – Я люблю тебя… - совсем тихо прошептала она, как будто боясь, что я опять рассмеюсь, услышав ее признание. Она повторила свои слова, доверчиво прижавшись ко мне.
- Я знаю… - также тихо ответил я, поднимаясь.
Она недовольно что-то прошептала, но встала и, подняв подбородок, посмотрела мне прямо в глаза. Ее глаза заблестели от еле сдерживаемых слез. И вот уже одна маленькая слезинка покатилась по щеке.
- Ты вернешься… - совсем тихо спросила она, как умирающий в пустыне, который видит воду в метре от себя, но уже не может дойти.
- Конечно, малыш. Иди спать, - ответил я, развернулся и, не смотря на нее, вышел, осторожно закрыв дверь…
Я вновь и вновь возвращался в этот ад. Ад, который я заслужил, но к которому не был готов. После нашего прощания, я долго бродил по лесу, пытаясь отогнать от себя ее образ, который подступал все ближе и ближе. Я не мог пойти к нему с такими мыслями. Я должен быть сдержан, должен быть ко всему готов, даже к смерти… На этот раз все обошлось, не было проклятий, не было убийств, не было криков и насилия, все было спокойно и от этого становилось страшно. Мои «товарищи» скучали, ожидая своего повелителя, который так и не пришел. Мы уже собрались уходить, как появился этот предатель Петтигрю. Он вошел в наш круг, было видно, что это доставляет ему огромное удовольствие – держать нас в неведение, и пропищал: «Господин сегодня не появится, так что вы можете быть свободны». Мы стали расходиться, недовольно переговариваясь, как услышали: «Ах да, Снейп, он просил тебя остаться. Лорд хочет поговорить с тобой наедине». Кругом слышалось удивленные голоса, обрывки фраз типа «Чем это он заслужил? Почему к нему такое доверие?». А я, отнюдь, не был уверен в расположении ко мне лорда. Он хотел меня запутать, показать, чего я могу быть достоин. Я развернулся к Петтигрю.
- Куда? – никаких эмоций, спокойный уверенный голос, и даже если тебя всего трясет, будь уверен в себе, хотя бы внешне. Мой горящий ненавистью взгляд сбивал его с толку, он еще больше начал заикаться и дергаться на месте. - Минутку, Снейп. Мне нужно еще сказать пару слов Малфою, вы вместе с ним отправитесь к лорду. – Заметив мое удивление, он продолжил уже более уверенно. – Господин не велел говорить это при всех. У вас задание.
Вернулся Люциус, как будто он предвидел такой поворот. Он ухмыльнулся и сказал:
- Как в старые добрые времена. Да, Северус?
Вспомнив эти времена, мне стало дурно. Но я нашел в себе силы и ухмылнулся в ответ.
- Я не против, Люциус.
Мы аппарировали в родовое поместье Люциуса, где нас уже ждали. Волдеморт восседал в черном бархатном кресле и пил дорогой коньяк. Когда мы вошли, он сделал вид, что не видит и не слышит ничего вокруг. Мы поклонились господину, и Люциус сказал:
- Вы нас звали, мой лорд?
- Звал, - медленно не торопясь, произнес он. – У меня задание для вас.
Мы поклонились, и он протянул руку, предлагая нам сесть. Этот жест говорил о полном доверии к тебе.
- В Хогвардсе живет одна девушка, она мне нужна. Я не знаю, как ее зовут. Могу только описать ее внешность: высокая, молодая, с каштановыми волосами и карими глазами. Она мне нужна.
Я еле удержался, чтобы не закричать. Он о ней все узнал! По моей коже пробежали мурашками тысячью маленьких холодных паучков, меня бросило в жар. Я чуть не застонал. Моя жизнь начала рушиться. Но, собравшись, я спросил:
- Кто она такая? И что мы должны с ней сделать?
- Кто она, я сказать не могу. У меня появились сведения, что она живет там нелегально, о ней никто ничего не знает, даже ты Северус, как я вижу, раз спрашиваешь меня о ней, или все же что-то знаешь?
Теперь они уже вдвоем посмотрели на меня. Я остался внешне спокоен, хотя внутренне я бился в истерике. Я выдержал его взгляд, сделав удивленное лицо. Искренне недовольный его словами, я как бы защищался от нападок, первым указывая на недоверие ко мне. Я знал, что он питает ко мне слабость и играл на его чувствах. Я заставил его понять, что своими словами он оскорбляет меня своим недоверием, и он сдался. Поэтому он продолжил:
- Эти сведения получены от надежных источников. Мне как раз нужно это узнать – кто она такая и почему прячется. Я тебя освобожу от ежедневных посещений собраний. Всю информацию ты будешь передавать Люциусу. А ты, - обратился он к Малфою, - будешь всячески ему помогать.
Я вновь погрузился в свои мысли. Ну, кто мог узнать о ней? Если только…хотя как? Может быть, он увидел ее тогда, когда я его поймал на территории Хогвардса? Надо было его убить! Теперь я за это поплатился. Что я должен буду ему сказать? А ей?
- Время ограничено, Северус, - между тем продолжал лорд, - я хочу, чтобы все было сделано как можно быстрее. Я вам доверяю больше всех, так что не подведите меня.
Мы нервно сглотнули. Лорд встал, подал руку для поцелуя и аппарировал, оставив нас наедине. Я повернулся к Малфою, он задумчиво смотрел на меня, ожидая моей реакции на данную ситуацию.
- Ну, - не выдержал он, - что ты об этом думаешь? Справишься сам или тебе помочь?
- Сам, я уже не маленький, Люциус.
- Вижу, что сегодня ты не в настроении. Ладно, раз не хочешь остаться, то до встречи.
- До встречи. Я тебе сообщу о первых результатах, хотя…
- Ты тоже не уверен в надежности? – спросил он.
Я удивленно посмотрел на него. Слово «тоже» редко входит в словарный состав этого семейства, а врать он особо не умел…со мной. Я еще какое-то время изучал его, пытаясь хоть что-то обнаружить.
- Мне интересен этот источник информации. Ты можешь узнать о нем?
- Без проблем. Как скажешь. Ты точно уверен, что не…
- Точно.
И с этими словами я аппарировал в Хогвардс. В подземелья сейчас идти не хотелось, поэтому я решился немного прогуляться. Побродив без дела в течение часа, окончательно замерзнув, я решил все-таки спуститься к себе. Открыв дверь, я ожидал, как обычно, радостного вскрика и жарких объятий, но стояла мертвая тишина…

Осторожно, стараясь не шуметь, я вошел внутрь. В комнате было темно, и лишь одна единственная свеча стояла на столе, освещая пространство. Я взял ее и прошел в спальню, где обычно она меня ждала, свернувшись калачиком в моем кресле, и смотрела на огонь в камине. Я приоткрыл дверь и увидел ее. Она, как всегда, находилась в кресле, но что-то было не так. В спальне, как и в предыдущей комнате, было темно. Лишь отблеск от камина давал возможность что-либо здесь рассмотреть. Ее голова покоилась на спинке кресла, глаза были закрыты, казалось, что она спит. Она не шелохнулась, когда я вошел, даже глаз не приоткрыла. Я знал ее хорошо, знал, что спит она чутко и при малейшем шорохе просыпается. Сейчас же этого не случилось. Я заметил бокал, стоящий на столике рядом с креслом, и насторожился. Она никогда не пьет… Я подошел к ней и дотронулся до плеча, ожидая реакции. Но… Я взял бокал и принюхался. Тяжело вздохнув, я молча сел напротив. Она выпила снотворное.

Я смотрел на нее и думал: «Что же я должен буду теперь делать? Я ее никому не отдам. Если лорд узнал о ней, то мог узнать и о нас. Может он хочет меня проверить?». Я уронил голову на руки, погружаясь в свои мысли. Я не знал, сколько я здесь просидел, но когда я поднял голову, то увидел перед собой самые чистые глаза на свете. «Я этого не сделаю…».

- Что-то случилось? Что он с тобой сделал? – тихий, нерешительный шепот нарушил тишину ночи.

- Ничего…, - я не мог ей врать, никогда не мог и не смогу. Но она не должна знать всю правду. – Просто мне дали одно задание…

- Какое? – она поднялась и пересела ко мне на колени, обвила шею руками и робко поцеловала. – Это связано со мной?

- Нет, - чересчур резко ответил я, тем самым подтверждая ее правоту. – Нет, - уже более мягко, - с чего ты это взяла?

Я понял, что она мне не поверила. Она грустно улыбнулась и прижалась ко мне.

- Он хочет, чтобы ты меня к нему привел? – я не стал ей отвечать, она сама все поняла. – Откуда он узнал о том, что я здесь нахожусь?

«Хотел бы я это знать…»

- Я пока не знаю, дал задание Люциусу узнать источник информации. Я видел, что он и сам сомневается в том, что кто-то может находиться в замке. У него здесь есть свои люди.

- Понятно… - я видел, что она что-то обдумывает. Затем она подняла на меня глаза, долго всматривалась, не решаясь задать вопрос, потом вздохнула, печально улыбнулась и тихим шепотом спросила.- Когда я должна буду появиться перед ним?

Я вздрогнул от ее слов. Я должен ее убедить, защитить. Должен уберечь от этой встречи.

- Никогда. Я этого не допущу. Успокойся. Уж лучше самому… - я недоговорил, боясь сказать эти слова. Я не хотел, чтобы она их слышала, потому что тогда… - Пошли спать.

Она долго на меня смотрела, не делая ни одной попытки встать.

- Я не допущу, чтобы он тебя убил.

Она поднялась с моих колен и ушла в спальню, оставив меня одного. Я долго сидел, обдумывая ее слова. Я этого не допущу, но как мне ее остановить? Что я должен сделать, чтобы ей помешать? Ведь если Волдеморт узнает о ней все, то не захочет, чтобы она осталась жива. Уж слишком это опасно для него. Ее сила…

Я поднялся и прошел в спальню. Целую ночь я обдумывал свои действия, старался придумать план, но ничего не получалось. Тогда я решил сообщить обо все Дамблдору. Я не хотел посвящать его в свою личную жизнь, я знал, что он будет не доволен тем, что я ее здесь скрываю, а главное, от него. Я рано поднялся и, взяв горстку летучего пороха, кинул ее в камин, сказав: «кабинет директора». Я вышел из камина и направился к двери, постучав и услышав «войдите», я открыл дверь. Дамблдор сидел за столом и что-то писал. Он поднял на меня глаза, внимательно всматривался. Как назло, я вспомнил ее такой же проницательный взгляд, закрыв глаза, я старался отогнать его, но ничего не получалось. Вспомнив, где я нахожусь, я посмотрел на директора и прошептал: «мне нужна ваша помощь». Я помню, как после моего рассказа, он долго с грустью смотрел на меня, стараясь подобрать слова, которые могли бы мне помочь. Но я знал, что их не существует. Я снова попал в этот проклятый мир несправедливости, полный одиночества. Я должен буду выполнить приказ своего господина, но вот кто из них главный, мне еще предстояло узнать.

- Она важнее всего, правда, Северус? – Мне показалось, что он все понял. Он понял меня впервые за все эти годы службы. Он знал, что я не смогу этого сделать, даже ради спасения всего человечества. Я не мог, как он, пожертвовать один человеком ради всех. Тем более этот «один» был для меня важнее всего человечества, и меня вместе с ним взятого. Ведь я ее любил и защищал от остального мира. Она сама выбрала этот путь, она хотела спастись от погони, от них.

Я закрыл глаза и вспомнил тот день…

Я был на задании, на его задании. Мы должны были поймать одну девушку, родителей которой мы уже убили. Они были на много сильнее лорда, а, следовательно, если перешли бы на сторону Дамблдора, то убили бы его. Их кровь была кровью всех четырех основателей, я тогда о них ничего не знал, только потом, когда мне все это рассказали, я понял, какую ошибку совершил. Мы чувствовали страх жертвы, она была близко, мы нагоняли ее. Неожиданно, она вышла из-за угла какого-то дома, за которым пряталась. Мы остановились и подняли палочки, но… Но ее защищал небесно-голубой купол, который не давал проникнуть даже смертельным заклинаниям. Мы были в шоке, не знали, что теперь делать. Она была неуязвима… Как потом я понял, вся сила ее предков защищала ее, она осталась одним представителем своего рода, так же как лорд, единственный наследник Салазара Слизерина. Только было одно «но» - его не защищали предки… Она подошла к нам и подняла руку. Она останавливалась около одного из нас и шептала слова, значение которых были известны только ей. После этого она касалась его плеча и переходила к другому. Мы с ужасом увидели, как первая ее жертва рухнула на дорогу и больше не поднималась, а между тем она все шептала и шептала. Самым ужасным было то, что мы не могли уйти, ее заклинания крепко нас удерживало, а нас было человек двадцать! Я стоял последним и смотрел, как погибают мои «товарищи». Мне было не жаль их ни капли, я думал об этой странной и такой сильной девушке. Я как-то не задумывался, что сейчас наступит и моя очередь, я был к этому давно готов. Я просто смотрел на нее и не мог отвести взгляд. Она подошла ко мне… Я посмотрел в ее глаза и увидел всю боль человечества, мое сердце защемило, я стал думать о том, что она еще молода, чтобы испытывать такие страдания. А между тем она все продолжала свой ритуал, ее рука поднялась и стала приближаться к моему плечу, но, не дойдя сантиметра, неожиданно вздрогнула и опустилась. Я взглянул на нее с удивлением. Она, не отрываясь, смотрела в мои глаза и пыталась мне сказать…

- Уходи, ты не такой как они. Почему ты с ними? – ее детский голос чуть подрагивал, когда она говорила.

- Как ты это узнала? – я был искренне удивлен ее проницательности и, что скрывать, благодарен за спасение своей жизни.

- Я это вижу… - она говорила, продолжая смотреть прямо мне в глаза, и я впервые смутился от взгляда женщины. Она что-то обдумывала. – Ты можешь мне помочь?

Ее доверие к человеку, который убил ее родителей, меня поразило. Она было невинна и чиста. Может быть, это отразилось в моем взгляде, а может, она проникла в мою душу, я этого не знал. Она прошептала:

- Я больше никого не знаю. А если меня опять попытаются убить? Ты ведь можешь мне помочь? Спрячь меня ото всех на этой земле, я не хочу, чтобы обо мне кто-нибудь узнал…

С тех пор я ее скрывал. Я рассказал обо всем лорду, то есть о том, что она исчезла, как только услышала о приближении Упивающихся. Он успокоился ненадолго, до тех пор, пока не узнал, что какая-то девушка живет в замке. Теперь я должен ее доставить к нему. После этого рассказа Дамблдор спросил:

- Она знает о задании?

- Думаю, что поняла… - Мой взгляд блуждал по предметам, не останавливаясь ни на чем. Я лихорадочно искал путь к ее спасению, но не находил его. Так долго скрывать ее ото всех и проиграть по чистой случайности.

- Я думаю, ей решать, что делать…- тихо проговорил волшебник, постаревший в миг на сотню лет. – Ведь она может его убить… Ты не думал об этом, Северус?

Я не думал об этом, я не хотел даже думать, что она подходит к этому чудовищу. Даже при всей ее силе противостоять сотням упивающихся, она не сможет, так же как и ее родители не смогли… Она увидит меня и…

- Нет, и даже думать не хочу. Я пришел за советом, а не затем, чтобы отправлять ее на войну, от которой она просила спрятать. Вы хотите, чтобы я ее отправил туда, сражаться с этими убийцами и умереть…

- Северус, я только хотел сказать, что…

- До свидания, директор.

Я встал и ушел. Молнией влетел в комнату и замер. Ее нигде не было. На столе лежала ее любимая заколка и листок бумаги, на котором было написано… «Прости, но я не хочу, чтобы из-за меня тебя убили. Прости…». Зачем я оставил ее одну, почему пошел к директору, зачем я ей сказал о задании, ведь теперь…

Я почувствовал обжигающую боль в предплечье, он призывал меня.

Я вошел в темный заброшенный замок лорда. И сразу же почувствовал запах крови. Что-то происходило… Я вбежал в просторный холл и замер… В центре стояла она, как и раньше, защищенная куполом, но теперь он был не небесно-голубого цвета, а почти прозрачный. Ее сила кончалась. Со всех сторон на нее сыпались заклинания – никаких Imperio и Crucio, только Avada Kedavra. Упивающиеся сомкнули круг вокруг нее, лорд был среди них. Заметив мое появление, он приказал: «Давай. Видишь, нам нужна новая сила. Эти сейчас умрут и присоединятся к той группе». При последних словах он махнул рукой в сторону, показывая на гору трупов. Я нервно сглотнул и вошел в круг. Она заметила мое появление и усилила защиту из последних сил стараясь победить. Я стал целится не в нее, а в тех, кто был напротив меня, как будто мои заклинания рикошетом отлетали от нее и вонзались в других. Я увидел мощный зеленый луч, направленный на лорда. Она впервые использовала нашу магию. Он не выдержал и упал. Атака прекратилась, все взгляды были направлены на него. Но он был уже мертв. Война закончилась, полководца больше не было, но оставались еще его подданные, у них тоже был главарь. Мои «товарищи» аппарировали, оставив свою жертву, можно сказать, что они забыли о ней. Я повернул голову в ее сторону и мой крик застрял в горле. Ее купол исчез, она лежала на полу вся в крови, ее грудь не поднималась, она была…

Я поднял ее и аппарировал в Хогвардс. Я вошел в зал, где сразу же натолкнулся на Дамблдора, который говорил мне что-то, ах да…

- Северус, ты уже знаешь… - он замолчал, увидев ее на моих руках, и прошептал. - Прости, я не знал, что она это сделала…

Я посмотрел на него пустым взглядом, я просто ничего и никого не видел вокруг. Я слышал, что он мне что-то говорил, нет, кричал и просил. Я видел других учителей и студентов, но я просто шел вперед, ни перед кем не останавливаясь, я должен был…

Я вошел в комнату и положил ее на кровать. Она была бледна, но я слышал еле уловимое дыхание. Я наклонился к ее губам, поцеловал и прошептал: «Прости меня за все. Я хотел, чтобы это было по-другому, я хотел…». Она открыла глаза, подняла руку, коснулась моей щеки. «Я буду любить тебя вечно. Прости…».

Ее глаза закрылись, дыхание прекратилось, губы побелели. Я понял, что потерял ее навсегда. Моя слеза коснулась ее губ… Я опять проиграл…

...на главную...


март 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

февраль 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.03.26
Ковш, над ним Кассиопея, а сбоку - Волосы Вероники [0] (Вороны: начало)



Продолжения
2017.03.30 11:14:00
1887 год [2] (Шерлок Холмс)


2017.03.30 09:29:34
Всё началось с Тайной Комнаты [34] ()


2017.03.30 00:57:35
Зимняя сказка [1] (Гарри Поттер)


2017.03.29 23:56:46
Проклятое сокровище [1] (Оригинальные произведения)


2017.03.28 22:00:35
Из тьмы приходит утро [3] (Гарри Поттер)


2017.03.27 21:28:15
Виктория (Ласточка и Ворон) [10] (Гарри Поттер)


2017.03.27 18:29:16
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2017.03.27 00:20:19
В качестве подарка [51] (Гарри Поттер)


2017.03.26 15:09:25
Бабочка [1] (Гарри Поттер)


2017.03.23 21:34:46
Once Upon A Time [17] (Гарри Поттер)


2017.03.23 04:23:58
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2017.03.22 23:03:39
Драбблы по Дюма [2] (Произведения Александра Дюма)


2017.03.22 23:03:34
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2017.03.22 23:03:23
Драбблы по Зачарованным [1] (Зачарованные)


2017.03.22 09:20:48
Обреченные быть [2] (Гарри Поттер)


2017.03.19 16:05:55
Глюки. Возвращение [236] (Оригинальные произведения)


2017.03.19 15:31:02
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.03.19 07:40:34
Луна Лавгуд и коллекция мозгошмыгов [5] (Гарри Поттер)


2017.03.19 07:40:07
Арт \"Готичная мрачность\"... [4] (Оригинальные произведения)


2017.03.18 18:32:17
Слизеринские истории [125] (Гарри Поттер)


2017.03.17 10:43:25
Пять друзей Поттера [18] (Гарри Поттер)


2017.03.16 15:22:18
Дневник выжившего мага [135] (Гарри Поттер)


2017.03.15 22:35:03
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2017.03.15 21:34:48
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [8] (Гарри Поттер)


2017.03.15 18:47:20
Своя цена [12] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.