Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Бенкинерсофобия - страх не получить письмо из Хогвартса на свой 11-й День Рождения
/БашОрг/

Список фандомов

Гарри Поттер[18322]
Оригинальные произведения[1178]
Шерлок Холмс[709]
Сверхъестественное[449]
Блич[260]
Звездный Путь[248]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12432 авторов
- 26849 фиков
- 8335 анекдотов
- 17233 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Пятьдесят восьмая

Автор/-ы, переводчик/-и: Светлана Ст
Бета:philipp_a
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Минерва Макгонагалл/Эльфинстоун Урхарт, Аластор Грюм/Энгельбрехт Лавгуд, Августа Эшвуд/Коннор Лонгботтом, Энгельбрехт Лавгуд/Салли Перкинс, Фабиан Прюэтт-ст., Гидеон Прюэтт-ст.
Жанр:Action/ Adventure, Drama, General, Missing scene, POV
Отказ:Не мое и не надо.
Вызов:Фандомная Битва - 2015
Цикл:Герои второго плана [1]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Большой Блиц — бомбардировка Великобритании нацистской Германией — начался 7 сентября 1940 года с бомбардировки, которая продолжалась пятьдесят семь ночей подряд. Бомбежкам подвергались и другие крупные города страны. К концу мая более сорока тысяч мирных жителей, половина из них в Лондоне, погибли во время бомбардировок.
Комментарии:1. Автор фика выражает огромную признательность своему консультанту по матчасти Модо — талантливому автору и замечательному человеку.
2. Написано для всех, кто хотел почитать о жизни магов Британии во время Второй мировой.
3. Немного ненормативной лексики.
4. Слэша в фике тоже совсем немного, но он есть.
Каталог:Школьные истории, Второстепенные персонажи, Полуориджиналы
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика, UST
Статус:Закончен
Выложен:2016.03.26
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 839 раз(-a)



Минерва до последнего боялась, что ее не позовут. Четверокурсницу не принимали всерьез, хотя она и смогла выследить заговорщиков, несмотря на все принятые ими меры предосторожности.

Но ее позвали. Промозглым ноябрьским утром незадолго до начала первого урока Минерва обнаружила в своей сумке снитч-портключ и короткую записку, в которой непонятно для непосвященных, но предельно ясно для осведомленных объяснялось, где и когда надо оказаться сегодня вечером. Место сбора было вполне очевидно: заговорщики изучали карты с самого начала бомбежек, то есть почти два месяца, придирчиво выбирая безлюдные уголки побережья. Способ путешествия тоже сомнений не вызывал: тайно покинуть Хогвартс легко, если знаешь его подземные ходы. Главный вопрос в данном случае — точное время…

Минерва очень боялась опоздать, поэтому бежала по подземному ходу со всех ног. Окраина Хогсмида встретила промозглым холодом и проливным дождем — это хорошо, это замечательно. Самая лучшая погода! С замиранием сердца Минерва достала из кармана снитч.

Ноги оторвались от земли, сильно засосало под ложечкой — и в следующий миг Минерва опустилась на скалу, нависающую над бурным осенним морем.

Послышались знакомые голоса:

— Быстро ты, малявка!

— Здравствуй, Минерва.

— Привет, Аластор! Добрый вечер, Коннор!

Что ж, начальство и транспорт на месте: привычно рыжий и необычно мрачный Грюм и как всегда невозмутимый и плакатно-правильный Лонгботтом держали под уздцы пятерых гиппогрифов

Значит, ее не обманули!.. Сердце радостно забилось.

Минерва хотела спросить, где остальные, но вдруг послышались два громких хлопка, а затем — два знакомых голоса:

— Добрый вечерочек всем! — впрочем, улыбки близнецов Прюэтт сегодня казались какими-то ненастоящими.

— Фаб, Ги, рад вас видеть, — Лонгботтом вел себя словно на званом рождественском обеде.

— Ты думал, мы пропустим это… эту… — Минерва впервые видела, чтобы Фабиан не нашел нужного слова. Так и не определившись, он зло фыркнул: — Нет, без нас не обойдетесь!

— Куда ж от вас денешься, — хмыкнул Грюм. — Вы вездесущи, как докси.

— Ага! — дурашливо закивал Гидеон.

— Добрый вечер, мальчики! Добрый вечер, Минни! — Гасси на белом гиппогрифе медленно приближалась к заговорщикам. Белокурая, голубоглазая, прекрасно сложенная, она напоминала героиню древней кельтской легенды. Августу Эшвуд многие учителя умиленно называли Английской Розой и доверяли ей приветствовать всех важных гостей Хогвартса. Тот факт, что у девушки имелись не только длинные косы и огромные глаза, но и железный характер, большинству взрослых был не слишком очевиден, и Гасси без зазрения совести этим пользовалась.

Приземлив гиппогрифа, Августа томно взглянула на Коннора. Тот быстро подошел к ней и галантно помог спешиться. Гасси вежливо поблагодарила.

Минерва, ненавидевшая любовные романы, тихо фыркнула. Фу-ты ну-ты, какие церемонии! Ни дать ни взять — средневековый рыцарь и его прекрасная дама! Похоже, эта парочка мечтает увидеть свою фотографию на обложке журнала «Ведьмополитен»...

Старшекурсники говорили, что Эшвуд втюрилась в Лонгботтома еще во время первой поездки в Хогвартс. Минерва не знала, так ли это, но, когда она поступила в школу, Августа уже держала Коннора мертвой хваткой нюхлера. И что она в нем нашла — правильный и скучный до зубовного скрежета, словно овсяная каша или тушеная репа! Что ж, о вкусах не спорят… Лонгботтом бешеному напору Эшвуд не сопротивлялся: то ли сам был очарован Английской Розой, то ли просто не любил противостоять стихии.

— Зачем гиппогрифа притащила? — мрачно спросил Грюм, также не жаловавший телячьи нежности. — Ты с нами не полетишь.

— На всякий пожарный, — величественно ответствовала Гасси, нежно глядя на Коннора. — Лишний транспорт никогда не помешает, а Белокрыл — самый умный и быстрый в отцовской конюшне.

— Привет всем! — Салли Перкинс аппарировала совершенно неожиданно, почти без хлопка, и чуть не повалила Минерву.

— Осторожнее надо! — близнецы, однако, успели вовремя среагировать и подхватили падающих девушек.

— Ага, постараюсь, — Салли шмыгнула носом и откинула со лба длинную прядь пепельно-серых волос.

Даже сейчас, на седьмом курсе, она не избавилась от акцента кокни. Да и вообще Перкинс всегда была странной — верила одновременно в руны, Таро, гороскопы, каббалистику, видения в стеклянном шаре, столоверчение и Мерлин знает во что еще. Забавно было смотреть, как по вечерам в гриффиндорской гостиной Салли гадала дюжиной разных способов, пытаясь доподлинно выяснить, что готовит ей завтрашний день.

Впрочем, смеялись над ней редко. Во-первых, Перкинс всегда старалась помочь тем, у кого возникали проблемы, за что ее вполне заслуженно ценили. Во-вторых, она была хоть и отходчивой, но очень вспыльчивой, а более сильной ведьмы, чем эта маглорожденная жительница лондонских трущоб, Хогвартс не знал несколько поколений, так что обидчик мог нешуточно пострадать как от заклятий, так и от рукоприкладства.

А в последние недели даже давние недруги Салли вели себя с ней очень осторожно. Вся семья Перкинс — родители, бабушка, двое младших братьев и сестренка — погибла в пятнадцатую ночь бомбежек. Никто, даже самые отъявленные и вездесущие школьные сплетницы, не видели, чтобы Перкинс плакала, узнав о случившемся. Она только стала еще более странной и рассеянной и иногда что-то шептала себе под нос. Но именно Салли Минерва однажды сумела выследить — и узнала, куда время от времени исчезают самые хулиганистые гриффиндорские семикурсники…

— Кого ждем? — ехидно спросил кто-то из близнецов. — Опять наш эстет задерживается?

— Ничего стра… — начал Коннор, но тут снова раздался хлопок и на берегу появился Энгельбрехт Лавгуд собственной персоной. Здороваться он не стал — только рассеянно кивнул всем и направился к гиппогрифам.

Салли старательно пригладила волосы и начала неуверенно улыбаться, но Брекки не обратил на нее ни малейшего внимания.

Минерва не понимала, как это бесцветное, манерное и очень вредное чучело, похожее на гигантскую серую мышь, способно хоть кому-то нравиться. Она подозревала, что девчонок, вздыхающих по элегантному Брекки, привлекает не столько он сам, сколько невообразимая древность его рода. Древнее Лавгудов себя считали только Блэки, что и послужило причиной многовековой вражды между двумя чистокровными родами. Взаимная ненависть была настолько сильной, что за все время противостояния в двух равно уважаемых семьях ни разу не родились Ромео с Джульеттой.

***
Также Минерва долго не понимала, почему настолько упертые гриффиндорцы, как Грюм и Прюэтты, дружат со слизеринцем Лавгудом, вся родня которого горой стояла за Гриндевальда. Но эту странность недавно объяснил Элфи. Услышав вопрос Минервы, он не стал кривиться и восклицать, что юным чародейкам не положено лезть в чужие дела, а спокойно сказал, что Брекки Лавгуду нравится Аластор Грюм.

— Алли всем нравится… то есть всем гриффиндорцам, конечно, — удивилась Минерва. — Что тут такого? Или дело в том, что Брекки — слизеринец?

— Нет, дело в том, что Алли нравится Брекки не как друг, а как возлюбленный, — так же спокойно произнес Элфи. — Большинство мужчин любят женщин, а большинство женщин любят мужчин, но встречаются исключения. Брекки из таких: Алли ему нравится гораздо больше, чем любая девушка.

— То есть как?! — Минерва растерялась, поскольку раньше читала о таком только в паре книг о Древней Греции из Запретной секции и не думала, что подобное возможно в реальной жизни. Конечно, девчонки-сплетницы по вечерам шептались в хогвартской спальне о всяком — доходили даже до того, что называли мужеложцем декана Дамблдора. Но Минерва не обращала внимания на досужие разговоры и верила только своим глазам.

— А так. Древнегреческие мифы читала? Там есть об этом. С тех пор ничего не изменилось.

— А… Алли как к Брекки относится?

— Я им Люмосом не светил, но, по-моему, Алли эта влюбленность льстит. Впрочем, важнее другое. Гриндевальд считает любовь между людьми одного пола преступной и призывает уничтожать гомосексуалистов и лесбиянок — так называют тех, кто любит подобных себе. Брекки обожает придуриваться в несерьезных делах, но ненавидит ложь и лицемерие в по-настоящему серьезных вопросах, поэтому деваться ему некуда. Вот наши ему и верят. Даже Прюэтты понимают: он не выдаст. Не знаю, догадались обо всем или нет, но головы на плечах у них есть.

— И… много таких, как Брекки? — Минерва лихорадочно осмысливала сведения, которые полностью переворачивали ее представления о мире.

— Не очень, но они есть, только таятся. Никогда не кричат о своих привычках во все горло, но если присмотреться, то можно заметить.

— И ты… такой? — Минерва понимала, что ее вопрос невежлив, но не могла справиться с любопытством.

— Нет, — Элфи смутился. — Это правда, честно. Я бы не стал тебе врать. Скажу больше: мне очень нравится одна дево… девушка, но я не знаю, как произвести на нее приятное впечатление. Не уверен, что все делаю правильно…

Минерва сделала себе зарубку на память: как можно скорее поговорить с Элфи о его девушке и помочь ему ей понравиться. Но в тот момент гораздо интереснее было другое, и Минерва продолжила расспросы о любителях людей своего пола…


***
— Ну, пора, — резкий голос Алли вывел Минерву из задумчивости. Он открыл рот, собираясь что-то добавить, как вдруг снова послышался хлопок, и на берегу появился Элфи Уркхарт собственной персоной — худой, нескладный, в очках и помятой мантии.

— Это еще что?! — рявкнул Грюм. — Ты проболталась, малявка?

— Нет, — Элфи замахал руками, словно ветряная мельница. — Минерва мне ничего о вас не говорила! Я сам догадался. В начале учебного года вы придумали странную игру — поло на гиппогрифах с огненными мячами. Так увлеклись, что даже квиддич забросили. А когда не играли, то исчезали куда-то. Я заинтересовался, решил проверить кое-какие свои гипотезы и проследил. Вот и все.

— За кем проследил? — голос Алли был обманчиво спокоен.

— Не скажу, это неважно, — Элфи плотнее закутался в мантию. — Уверен, вы не возьмете с собой Минерву и других девушек, так что я с ними останусь. Лишние глаза не помешают.

Алли явно разрывался между желанием немедленно наказать наглого пятикурсника и стремлением как можно скорее взяться за дело. Определившись, он зло сказал:

— Ты свое еще получишь, малявка, но не сейчас. А теперь слушайте меня!

Все, сразу посерьезнев, подошли к Грюму. Тот заговорил холодным бесцветным голосом, совершенно непохожим на обычное жизнерадостное рычанье.

— У тех, кто не намерен марать руки в чужой крови, сейчас последний шанс уйти. Всех, кто хочет совершить подвиг, прославиться и понравиться девушкам, тоже прошу удалиться. Мы полетим убивать — убивать подло, убивать людей, которые и не знают о наших возможностях. Да, убивать мы будем негодяев, которые заляпаны чужой кровью с ног до головы, но нашей низости это не отменяет. Подлое убийство всегда корежит души и судьбы убийц. Еще раз подумайте: надо ли вам это?

На миг на берегу стало так тихо, словно разом умолкли дождь и ветер. Коннор и Гасси, взявшись за руки, стояли спокойно и отстраненно; близнецы скривились, в их глазах горел лихорадочный огонь; Перкинс нахмурилась и сжала кулаки; Брекки подошел поближе к Алли, а Элфи — к Минерве.

Выждав паузу, Грюм продолжил таким же бесцветным голосом:

— Если вас не волнуют ваши души — подумайте о вашем будущем. О нас уже знает тьма малявок. Коли так дальше пойдет, скоро здесь первокурсники появятся. А если хоть кто-то проболтается — нас в лучшем случае исключат из Хогвартса, а в худшем — посадят в Азкабан. Подумайте, надо ли вам гробить свои жизни ради незнакомых магглов. Министерство в их дела не вмешивается, а старшим виднее…

Снова стало очень тихо. Затем Коннор и Гасси подошли к Алли вплотную, подняли свои палочки, словно факелы, и зажгли Люмос. Грюм сделал так же. Их примеру последовали близнецы, Перкинс, Брекки и Элфи.

Минерва на секунду замешкалась. Ей никак не удавалось простейшее заклинание, знакомое с первого курса, потому что в ушах звучали до боли знакомые и родные голоса.

***
— Роберт, дети, я понимаю вашу тревогу, но не могу поступить иначе. Я колдомедик, я дала клятву помогать людям — всем людям, а не только волшебникам, понимаете? Да, Министерство не вмешивается, но оно не запрещает нам помогать простецам неофициально, частным порядком. Не волнуйтесь, в маггловских кварталах нет датчиков магии, так что меня никто не засечет. И бояться за меня не надо: я же не одна там буду. Все колдомедики Святого Мунго распределили смены дежурств. Со мной пойдут Патрик Уизли и Делла Бурк — уж она-то всех спасет! Так что не надо волноваться, все в полном порядке!

— Я и не волнуюсь, Белл. Я поеду с тобой, и все станет совсем замечательно.

— Тебе нельзя, Роберт! Ты ма… не волшебник, ты ничем не сможешь помочь!

— Смогу, Белл. Я священник, а слово Божье нужнее всего людям испуганным, потерявшим имущество и рискующим жизнью. Кроме того, я мужчина, а пара сильных рук под бомбежкой нередко нужнее любых утешений. А еще я твой муж и клялся быть с тобой всегда и везде.

— Нельзя тебе, Роберт! Ну почему ты не хочешь меня понять?! Я буду не о других думать, а за тебя бояться!..

— Я тоже буду бояться за тебя, Белл, но, надеюсь, Господь даст мне силы помогать несчастным людям. Вместе мы быстрее сможем преодолеть страх.

— Ох, ну что мне с тобой делать, Бобби?!..

— Любить и почитать. Ты же клялась в этом перед алтарем…

Преподобный Роберт Макгонагалл погиб на двадцать третью ночь бомбежек — пытался, но так и не смог вытащить из-под завала потерявшую сознание Адельгейду Бурк.

Взыскание за нарушение Статута о секретности на колдомедиков налагать не стали. На похороны Деллы пришли все ее коллеги, но не явился ни один чиновник министерства магии: власти не одобряли вмешательство чародеев в дела магглов. Преподобного Макгонагалла в последний путь провожали все жители деревни, где он служил; многие женщины плакали. Колдомедики из Мунго тоже пришли — но, чтобы не пугать невежественных крестьян, наложили на себя магглоотталкивающие чары.

Минерва, как и ее младшие братья, на похоронах была, но почти до самого конца не верила в реальность происходящего. Казалось, это просто одна из шуток, которые так любил папа. Вот сейчас откинется крышка гроба, и он воскликнет:

— Здорово я вас всех разыграл, правда?..

Изабелль Макгонагалл после похорон мужа трое суток пролежала в своей спальне совершенно неподвижно, ничего не ела и ни с кем не разговаривала, даже с детьми. На четвертый день встала очень рано, плотно позавтракала и отправилась на работу. Минерва не сомневалась, что по ночам мама по-прежнему ходит на дежурство в маггловские кварталы вместе с другими колдомедиками.

Минерва вернулась в Хогвартс. Каждый вечер она восстанавливала в памяти важнейшие события дня, чтобы в письме рассказать о них папе, — и, вспомнив все, вздрагивала, словно от холодного ветра. Сначала плакала по ночам, но сейчас слезы ушли — осталась лишь пустота и тоска…

***
Вдруг поняв, что ждут только ее, Минерва вздрогнула, подошла к остальным и наконец-то зажгла Люмос. Девять магов соединили концы своих палочек; яркий столп света на миг осветил темноту, а потом исчез.

— Ну все, пора, — сказал Алли с тем же пугающим равнодушием. — Проверяем инвентарь. Коннор?

— Все на месте.

— Фаб!

— Все на месте, сэр!

— Ги!

— Все на месте, сэр! — даже сейчас близнецы продолжали придуриваться.

— Брекки?

— Все есть.

— Теперь девочки… и Элфи — хорошо, что мы захватили запасные зеркала.

— Гасси!

— Все есть!

— Перкинс!

— Все туточки!

— Минни!

— Все есть!

— Элфи, держи зеркало.

— Спасибо, сэр, — ответил он, в отличие от близнецов, очень серьезно.

— В наше отсутствие за главную остается Гасси. Всем слушаться ее беспрекословно. — Грюм внимательно оглядел свою маленькую армию. — По коням, парни.

Коннор, близнецы и Брекки уселись на гиппогрифов. Последним оседлал скакуна Алли, затем скомандовал:

— Перкинс, давай.

Салли, очень серьезная, подошла к всадникам и несколькими точными движениями палочки наложила на чародеев и скакунов магглоотталкивающие чары. Затем приблизилась к Снегокрылу и начала его ласково поглаживать. Гиппогрифу это явно понравилось. В любое другое время Гасси весьма неприязненно отреагировала бы на покушение на свою собственность, но сейчас, занятая важным делом, ничего не заметила.

— Все точно? — уточнил Алли.

— Да, — ответила Гасси, проверив работу заклинания, созданного Перкинс.

Грюм кивнул, еще раз огляделся, взмахнул рукой — и направил птицезверя в необъятный небесный простор, раскинувшийся над морем.

За Грюмом последовали остальные четверо. На утесе остались только девушки, Элфи и Снегокрыл. Они смотрели на всадников, пока те не растворились в ночи.

— Все знают, что делать. — Августа явно волновалась, но пыталась это скрыть. — Я держу связь с мальчиками. Салли, на тебе — единственная тропинка на эту скалу и ближайшие окрестности. Простецы вроде летать без аэропланов еще не научились, но в жизни всякое бывает. Минни, смотри, что происходит на маггловской автодороге. Элфи, наблюдай за деревней — она в пяти милях отсюда. Вряд ли местные что-то услышат, но береженого Мерлин бережет… Пора за работу!

Все начали внимательно смотреть в маленькие водоотталкивающие зеркала. Они отражали то, что видели большие магические зеркала, которые парни накануне вечером установили в местах побережья, где могли появиться магглы. Зачарованные Перкинс, Гасси и Минервой, невидимые простецам огромные волшебные стекла не только отражали, но и подсвечивали окружающий мир — весьма полезное свойство в непроглядной осенней ночи. А еще зеркала позволяли услышать все, что происходило в пределах их видимости, что также было крайне важно…

Как и следовало ожидать в столь поздний и ненастный час, да еще накануне бомбежки, автомобильная дорога была пуста. Но Минни всматривалась в зеркало до боли в глазах: только так она могла помочь друзьям.

— Долетели, — голос Гасси в кои-то веки был совершенно неблагозвучным. — Включаю звук!

— Вот они, гниды! — сейчас все сомнения забылись, и Грюм рычал так же энергично, как всегда. — Много их сегодня! Вот и хорошо: меньше на завтра останется. Еще раз напоминаю: бьем в бензобак! Да, Ги, я знаю, что вы в курсе, но лишний раз напомнить не помешает. Бьем — и сразу уходим в сторону и вверх! В сторону и вверх! Будет взрыв, нельзя в него попасть…. Всем приготовиться! Ждем еще немного… еще чуть-чуть… пусть подлетят поближе… Пошли!

Снова стало тихо. Минерве казалось, что она слышит глухие удары, но, возможно, это было лишь воображение. Она представляла, как в непроглядной тьме парни бросают в бензобаки немецких самолетов зачарованные огненные шары. Те загораются в полете, словно огромные георгины, а потом достигают цели, намертво прилипают к ней — и бомбардировщики мгновенно вспыхивают, словно чучела Гая Фокса в Ночь Огней, а потом медленно падают в море…

Минерву трясло, но она этого не замечала.

— Не отвлекаемся! — рявкнула Гасси. — Смотрим в зеркала! Если придут магглы — все сядем в Азкабан!

Минерва вздрогнула и с усиленным вниманием воззрилась в волшебное стекло. На шоссе по-прежнему не было ни души, ни автомобиля.

— Ты смотри, испугались, гады! — загрохотал Грюм. — Обратно летят! Повернули! В погоню! Сегодня никто не уйдет!

Минерва беззвучно молилась всем богам, прося их помочь ребятам и направить под смертельный огонь убийц папы.

— Брекки, ты охуел?! — отчаянный рык Грюма прорезал ночь как ножом. — Вверх уходи, вверх и вбок, сука!

Минерва с трудом подавила крик. Перкинс задрожала и принялась неотрывно смотреть на Гасси. Элфи закусил губу, не отрывая глаз от зеркала.

— Кон, назад! — взревел Алли. — Назад! Оба сгорите нахуй!

— Всем смотреть в зеркала! — рявкнула Английская Роза едва ли не басом. — Только так мы им поможем!

— Точно в порядке?! — голос Грюма внезапно осип. — Оба? Имейте в виду, нам еще обратно лететь… Хорошо… Добиваем! Всего три штуки осталось…

Сейчас уже никто не смотрел в зеркала — только на Гасси.

— Все! — взревел Грюм. — Все, ребята! Сегодня ночью Лондон будет спать спокойно!.. Пора возвращаться. Путеводные клубки никто не потерял? Брекки, ты как? Помощь нужна? Если понадобится — говори! Искать тебя в море — радость невеликая. Все, полетели…

— Все смотрим в зеркала, — тихо сказала Августа так просто, словно была не Английской Розой, а самой обычной девчонкой. — Сейчас наше время начинается. Ребята прилетят усталые, они ничего подозрительного не заметят. Мы должны смотреть за них…

В зеркале все было тихо и спокойно. Время шло, но парни не появлялись. Дождь не прекращался и, кажется, начал проникать даже сквозь водоотталкивающие чары. Только сейчас Минерва поняла, насколько устала и замерзла. Она переступала с ноги на ногу, пытаясь согреться.

— Летят, — просипела Гасси и села прямо на мокрую скалу, не отрывая взгляд от зеркала.

Теперь уже и Минерва видела на горизонте пять быстро приближающихся силуэтов. Первым летел Брекки, намного опередивший своих спутников.

Он был уже очень близко от утеса, когда вдруг нелепо взмахнул руками, вниз головой упал с гиппогрифа и полетел в море.

Все вскрикнули. Вдруг в небо взмыл еще один гиппогриф. Перкинс, стоявшая рядом со Снегокрылом, вскочила на него и взлетела вверх, а потом — почти отвесно вниз, успев подхватить Брекки у самой воды. Затем как-то умудрилась затащить парня на гиппогрифа и медленно направилась к утесу.

Августа, не говоря ни слова, наколдовала огромную кровать с белоснежным накрахмаленным бельем и красным бархатным балдахином, а затем достала из сумки несколько бутылок с зельями.

— Не двигайся, родненький! — крики Перкинс прорезали темноту, словно сирена воздушной тревоги. — Из тебя вся сила при движении выйдет!

— Да ничего со мной не случилось, кретинка! — вопил в ответ Брекки. — Просто я дурак…

Когда Снегокрыл наконец приземлился, Минерва с трудом сдержала крик. Левая щека, шея, рука и половина мантии Брекки почернели от копоти, часть волос сгорела.

Вместе с Августой Минерва бросилась на помощь раненому и помогла ему дойти до кровати. От Брекки очень сильно пахло гарью. Салли и Гасси зашептали противоожоговые чары. Минерва кинулась искать зелья.

— Да не тряситесь вы так! — Брекки скривился, словно отведал драже «Берти Боттс» со вкусом носков. — Все не так страшно. На мне специальная мантия — она отталкивает любой огонь, это редчайший фамильный раритет пятнадцатого века. Я у деда попросил для нашего огненного поло…

— И дед дал?!

Удивление Гасси было абсолютно понятно: Монтроуз Лавгуд вполне заслуженно считался одним из самых ярых сторонников Гриндевальда в Британии.

— Ага, — хмыкнул Брекки. — Он считает, что настоящие мужские развлечения в компании сверстников из хороших семей помогут мне быстрее проникнуться единственно верным учением этого немецкого козла.

— А что ж ты, уебыш гребаный, с гиппогрифа херакнулся, если у тебя все в порядке? — зло спросила Перкинс.

Минерва не сомневалась, что заносчивый и тщеславный Брекки смертельно обидится, но, к ее удивлению, он от души расхохотался:

— Офигеть, Перкинс! На досуге можешь давать профессору Кэттлберну уроки сквернословия!.. А брякнулся потому, что я — победитель конкурса «Ведьмополитена» в номинации «Тролль года». Я-то был в мантии, а гиппогриф — нет. Я наложил на Уголька несколько противоожоговых заклинаний, но, видно, мало — или просто не понял, насколько сильно он пострадал. Вот бедолага и не долетел… — Брекки закусил губу.

Перкинс отошла от кровати и разревелась — громко, сладко и безутешно. Так рыдают пятилетние дети в жаркий летний день, не получив пятое по счету мороженое.

Тем временем приземлились четверо всадников, тащившие с собой мертвого гиппогрифа. И от людей, и от зверей очень сильно пахло гарью. Гасси бросилась к Коннору, который выглядел так же прекрасно, как всегда, и повисла у него на шее. Грюм подошел к кровати:

— Ты как, Брекки?

— Нормально, Ал. Дурак я первостатейный, но, боюсь, это неизлечимо.

Грюм обмяк на мгновение, но сразу же собрался и резко сказал:

— Вижу, все курицы хлопочут около раненого. Такой вой подняли, что за сотню миль слышно! Кто-нибудь смотрел в зеркала в последние пятнадцать минут?!

— Я смотрел во все зеркала, сэр, — ответил Элфи очень серьезно. — Везде все спокойно. Только в деревне несколько человек выходили на берег и смотрели в море.

— Неужели что-то почуяли?..

— Нет, — ответила Перкинс, — скорее всего, самолетов ждали, чтобы сообщить о них в Лондон по телефону.

— Хорошо, — Алли продолжал хмуриться. — Как объясним Кэттлберну гибель гиппогрифа?

— Да очень просто! — хмыкнул Брекки. — Скажем, решили ночью поиграть в огненное поло, а я подставился под удар. Штраф за мертвого гиппогрифа дед заплатит — он одобряет все суровые мужские развлечения в компании чистокровных волшебников. А уж к Запретному лесу мы Уголька как-нибудь дотащим…

— Встать можешь, Брекки? — к кровати подошел Лонгботтом, к которому намертво прицепилась Гасси.

— Да, конечно. — Лавгуд, хотя и не очень уверенно, но все же поднялся на ноги. Мазь против ожогов, наложенная на его кожу толстым слоем, блестела, как лед. — И… — он замялся, — спасибо тебе, Лонгботтом. Если бы не ты, я бы, наверное, сгорел — одни угольки бы остались.

— Да ничего страшного. Любой бы так поступил на моем месте.

— Как бы то ни было, за мной должок. К следующему вылету куплю всей команде мантии и шлемы из драконьей кожи — она защищает от огня.

— Да где ты ее возьмешь?! Сейчас с межконтинентальной аппарацией жуткие проблемы.

— Эх, Лонгботтом! — Брекки ухмыльнулся. — Сразу видно, парень ты хороший, но гриффиндорец и, как бы это выразиться, слегка тугодум. Для слизеринцев и денег нет преград в этом мире! — он взмахнул руками, но вдруг покачнулся и упал бы, если бы не Коннор.

Минерва задумалась, почему не видно и не слышно близнецов — неужели они замышляют новую шалость?! — и огляделась. Фаб стоял на коленях у кромки скалы, его рвало. Ги обнимал брата за плечи и шептал что-то успокаивающее. Минерва отвернулась.

— Есть еще один нюанс, — произнес вдруг Брекки. — Вряд ли кто-то свяжет наши сегодняшние приключения с отсутствием бомбежки в Лондоне, но береженого Мерлин бережет. Нужно придумать какое-то объяснение исчезновению самолетов.

— И что ты предлагаешь? — хмуро спросил Алли.

— Надо сочинить волшебную отмазку. Например… — Брекки задумался. — А, вот! Скажем, русалки, живущие в проливе Ла-Манш, недовольны постоянными полетами немецких бомбардировщиков над своим домом, поэтому устроили страшный тайфун, который засосал все самолеты в пучину.

— Бред! — резко сказал Алли.

— Ага! Это и хорошо! Для ведьм-домохозяек чем бредовее, тем лучше. Прекрасные русалки спешат на помощь своим британским возлюбленным — это же так романтично! Уверен, Артур Голденвойс непременно сочинит об этом песню: «Меня защища-а-ает моя хвостатая девчо-о-онка-а-а…» — голос у Брекки был исключительно противный.

— Ладно, убедил. А как ты собираешься распространять свою дезу?

— С помощью Перкинс. Пусть она расскажет всем девчонкам, что слышала, как русалки Черного озера обсуждали поведение своих родственниц из Ла-Манша.

— Ты предлагаешь мне солгать?! — ужаснулась Салли. — Все знают: я никогда не вру! Я говорю только правду!

— Все это знают, Перкинс, и я тоже знаю. Но очень прошу тебя солгать хоть раз в жизни ради нас всех.

Салли надолго задумалась, но в конце концов кивнула, хотя и неохотно.

— Хорошо, я согласна. Похоже, иначе и вправду нельзя.

— А когда слух расцветет пышным цветом и обрастет мясом, я напишу о героических русалках Ла-Манша статью, и дедушка опубликует ее в «Придире».

— Неужто старый Монти разрешит напечатать в своем журнальчике хоть слово против Гриндевальда?! — засомневался Грюм.

— Дед на все согласится, лишь бы я заинтересовался его любимой игрушкой. Доверьтесь Брекки, и все у вас пойдет на ла-а-ад! — запел он на мотив модной в этом году песни.

— Ладно, договорились. Ну все, пора уходить. Коннор, ты первый.

— Хорошо, проверю, что там и как. — Через мгновение Лонгботтом аппарировал.

— Мне сначала домой, так что я тоже полечу, — сказала Гасси, и Грюм кивнул.

Августа оседлала Снегокрыла и вскоре растворилась во тьме.

Коннор Лонгботтом отправился на войну с Гриндевальдом сразу после окончания седьмого курса Хогвартса. Прошел ее без единой царапины. Вернулся с двумя орденами и тремя медалями, поступил в аврорат и женился на Августе Эшвуд. У них родился сын Фрэнк.

Когда через несколько минут Коннор сообщил через волшебное зеркало, что все благополучно, Алли отдал новый приказ:

— Теперь ты, Перкинс. Дотащишь Уголька?

— Делов-то! — она хмыкнула, наложила на мертвого гиппогрифа заклятия невидимости и левитации и исчезла вместе с ним.

— Уркхарт!

— Есть, сэр!

— Не знаю, как ты аппарировал сюда: ты ведь еще несовершеннолетний. Но больше так не делай. Держи портал до Хогвартса: хорошо, что Гасси сделала несколько запасных. О новом вылете тебя известят и предоставят портал.

— Как скажете, сэр! — Хотя Элфи отчаянно пытался скрыть свои чувства, было видно, что он счастлив.

Элфинстоун Уркхарт из-за плохого зрения в армию не пошел. Поступил на работу в Департамент магического правопорядка и сделал там блестящую карьеру. Женился на Минерве Макгонагалл, но вместе они прожили недолго: Элфи умер от укуса Ядовитой тентакулы.

— Фаб, Ги, теперь вы! И гиппогрифы.

— Йес-сть, сэр! — кривляясь, близнецы взяли под уздцы четверых гиппогрифов и исчезли.

Фабиан и Гидеон Прюэтты ушли на войну сразу по окончании седьмого курса. Воевали недолго — пропали без вести, а на самом деле оказались в плену у сторонников Гриндевальда. Через некоторое время были отправлены в специальный концлагерь, созданный японскими союзниками Геллерта для опытов над людьми. Гидеон там погиб, а Фабиан потерял руку, но уцелел и после разгрома японских сторонников Гриндевальда вернулся домой. Женился на Марианне Бурк, которая ждала любимого всю войну, не веря в его гибель. Открыл магазин волшебных веселых товаров, который быстро стал очень популярным и прибыльным. Прожил недолго: сказалось пережитое в концлагере. Сыновей-близнецов супруги назвали Гидеоном и Фабианом, а Молли родилась через три месяца после смерти отца.

— А теперь ты, Минни! Держи портал!

Последнее, что Минерва увидела перед тем, как ноги ее оторвались от земли, — Алли и Брекки, стоящие у наколдованной Гасси кровати.

Энгельбрехт Лавгуд воевать не пошел: у него было слабое сердце, о чем он никогда не рассказывал в школе. В начале 50-ых годов Лавгуды разорились, и Брекки, к общему удивлению, женился на Салли Перкинс. Супруги продолжили издавать журнал «Придира», превратив его из реакционно-оппозиционного в оккультный. У них родился сын, которого назвали Ксенофилиусом.

Энгельбрехт Лавгуд скоропостижно скончался от инфаркта, не оставив вдове и восьмилетнему сыну ни кната. Овдовев, Салли продолжила издавать «Придиру». Замуж она больше не вышла.

Аластор Грюм ушел на войну сразу по окончании седьмого курса. Был комиссован после тяжелого ранения, вернулся с орденом и двумя медалями, поступил в аврорат. Так никогда и не женился. Злые языки утверждали, что он встречался с Брекки Лавгудом даже после его свадьбы, но поймать на горячем опытнейшего аврора и хитроумного слизеринца никто из досужих сплетников не сумел. Через месяц после смерти Лавгуда Грюм почти полностью поседел.


Бомбардировки Лондона продолжались до десятого мая 1941 года, но таких непрерывных, как первые пятьдесят семь ночей, больше не было.

С ноября 1940-ого по май 1941-ого Грюм и его команда совершили пятьдесят три боевых вылета. Уничтоженные самолеты не считали, но ни один из вражеских бомбардировщиков, встреченных летучим отрядом, не спасся. Масштабы исчезновения своих самолетов гитлеровцы частично замалчивали, частично объясняли природными причинами. Правду так никто никогда и не узнал.

fin
...на главную...


май 2018  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

апрель 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.05.23
Все для тебя, моя принцесса! [0] (Вороны: начало)



Продолжения
2018.05.21 17:27:24
И это все о них [2] (Мстители)


2018.05.20 20:09:11
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.17 15:53:20
Самая сильная магия [11] (Гарри Поттер)


2018.05.16 22:20:15
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.05.16 20:43:00
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.05.16 16:18:57
Обретшие будущее [17] (Гарри Поттер)


2018.05.15 13:02:38
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2018.05.12 09:16:19
Змееносцы [4] (Гарри Поттер)


2018.05.10 22:21:27
Слизеринские истории [137] (Гарри Поттер)


2018.05.07 01:13:02
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [36] (Гарри Поттер)


2018.05.03 12:02:53
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.05.02 22:05:55
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.05.01 20:37:49
Быть Северусом Снейпом [219] (Гарри Поттер)


2018.05.01 17:18:17
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2018.04.30 22:51:19
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.04.30 10:00:12
Быть женщиной [8] ()


2018.04.28 20:35:44
Raven [24] (Гарри Поттер)


2018.04.27 19:20:14
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.04.27 16:24:16
Своя цена [17] (Гарри Поттер)


2018.04.25 11:58:25
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.04.21 19:33:39
Список [8] ()


2018.04.17 23:30:26
Ящик Пандоры [1] (Гарри Поттер)


2018.04.16 06:32:18
Проклятье Рода [34] (Гарри Поттер)


2018.04.12 18:24:26
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2018.04.12 16:30:07
Босодзоку [0] (Наруто)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.