Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

на собрании упсов Волдеморт направляет палочку на Снейпа и объявляет:
-Флешмоб.
Снейп
-Мерлин, лучше круцио!

Список фандомов

Гарри Поттер[18471]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[135]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12666 авторов
- 26939 фиков
- 8606 анекдотов
- 17671 перлов
- 665 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Push up to my body, sink your teeth into my flesh

Автор/-ы, переводчик/-и: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:Дин, Сэм
Жанр:Drama, PWP
Отказ:отказ
Фандом:Сверхъестественное
Аннотация:охота для Дина – страсть, а Сэм узнает о последствиях этой страсти
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, инцест, нон-кон/изнасилование, ненормативная лексика, сомнительное согласие, UST
Статус:Закончен
Выложен:2015.03.25 (последнее обновление: 2015.03.25 23:16:45)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1820 раз(-a)



- Дин! – Сэм припадает на колено, орудуя клинком, как заправский ниндзя или Снайпс в старом фильме, и отгоняя вампиров от потерявшего сознание брата, здорово приложившегося о стену. Логово не особо большое, лидер слишком слаб, поэтому Сэм отрубает ему голову и склоняется над Дином, похлопывая его по щекам. – Дин, очнись! Дин, давай же! Ну, же!
Пару мгновений Дин не двигается, потом его ресницы трепещут, и он с трудом приоткрывает глаза.
- Я умер? – шепчут его губы.
- Нет, - отвечает Сэм, сдерживаясь от необдуманного желания то ли набить ему морду, то ли обнять и поцеловать. То и другое слишком грубо и не к месту, поэтому Сэм только тянет брата вверх, понимая на ноги и, приняв на себя его вес, ведет вон из логова.
- Я поведу, - Дин даже с трудом переставляет ноги, едва может нормально стоять, но ключи от Импалы не дает.
- Ты сядешь на пассажирское и заткнешься, - командует Сэм. – Гони ключи.
- Не дождешься, - видно, что Дин едва не теряет сознание, его мутит, но он имеет достаточно сил, чтобы оттолкнуть руку брата от кармана джинсов и впечататься животом в дверь машины.
- Сам возьму, - Сэм тянется к карману, хочет достать ключи быстро, даже если придется скрутить брата в бараний рог, но тот лягается и Сэму приходится придавить его своим телом, практически распластав по капоту собой – невыносимо близко, слишком горячо, дико возбуждающе. – Не дергайся, - предупреждает Сэм, запуская руку в карман джинсов Дина и натыкаясь на… - Скажи, что это не то, что я думаю, - шепчет он брату прямо в ухо. – Ты, сукин сын, тебя в самом деле заводит мясорубка?
Дин начинает смеяться низким грудным смехом с нотками истерики – ему больно, невыносимо больно по двум чертовым причинам, озвучить которые он действительно не может. Война с нечистью – его жизнь, его страсть, а в страсти в войне, как и в страсти в сексе он привык выкладываться полностью, поэтому не удивительно, что каждый раз войдя в раж, он испытывает некую долю возбуждения. И до сего дня это удавалось успешно скрывать.
- Ты спятил, - морщится он, игнорируя муть перед глазами и не дергаясь, зажатый между машиной и телом брата.
Дыхание Сэма учащается от близости Дина, от запаха его горячего тела, от силы этого тела, упругости ягодиц, в которые Сэм упирается бедрами, и члена, увеличивающегося в размерах в пальцах Сэма, потому что он до сих пор не вытащил руку, хотя давно понял, что ключи в другом кармане.
- Доиграешься, - хрипло предупреждает Сэм прямо в ухо Дина, умирая от желания прикусить розоватую кожу, лизнуть мочку, обвести языком контур, а потом… - Дин, ты псих! - срывается он, хлопая по Импале ладонью и кожей ощущая, как Дин морщится от подобного обхождения с его деткой и просто от громкости рядом с ухом, когда голова и без того трещит, как арбуз. – Ты мог умереть!
- Но не умер же, - отвечает тот, запрокидывая голову и скаля белые зубы.
Сэм запускает свободную руку во второй карман его джинсов – материя туго натягивается на бедрах Дина, пальцы в другом кармане практически вжимаются в член Дина, Сэм наклоняется чуть вперед, чтобы вдохнуть запах пота, соли, мускуса и пороха, исходящий от брата, чтобы лизнуть его кожу, всосать, чтобы вжаться бедрами в упругую задницу, притянуть к себе… но Дину в самом деле хреново и он вот-вот свалится в обморок, так что Сэм выуживает ключи и открывает дверь со стороны пассажира, сажает брата и, когда обходит машину и садится за руль, Дин уже отключается.
Сэм тяжело сглатывает вязкую слюну, пытается выровнять дыхание, хотя его трясет от возбуждения и желания хотя бы просто по-быстрому спустить, но сейчас не до этого, сейчас важнее довезти брата до мотеля и каким-то образом дотащить его до номера.
- Ты брат, - повторяет он, как мантру, пока отъезжает от вампирского логова. – Ты мой старший брат.
Это хоть как-то остужает бешеное желание разложить Дина хоть прямо в машине, хоть в мотеле и трахнуть.
- Push up to my body, sink your teeth into my flesh… - даже радио согласно с таким решением, потому что, когда Сэм его включает, это первое, что он слышит. И от этого Сэм злится до такой степени, что едва не разбивает магнитолу.


Дин обвит ремнями так крепко, что даже захоти он дернуться, ничего бы не вышло. Очередная психованная ведьма решила поиграть с ним, как кошка с мышкой, но эта сука забыла, что Винчестеров голыми руками не возьмешь, брат всегда за брата, спина к спине, плечо к плечу, даже если они в разных концах комнаты и могут лишь мычать через кляп.
Дин ни черта не боится. Дин выглядит так, как будто это лучший день его жизни. Дин улыбается даже глазами, хотя ими же обещает ведьме веселую, но, увы, короткую жизнь и быструю смерть, стоит ему только освободить хоть одну руку. И Дин возбужден так, что это видит и ведьма, и Сэм. У него стоит от азарта, от близкой развязки мини-войны, от скорой победы, а не от красоты этой сучки, хотя ведьма им попалась действительно сногсшибательно красивая.
Сэм звереет, когда ведьма проводит костяшками пальцев по лицу Дина, размазывая по нему кровь – она серьезно думает, что принесет его в жертву, и Сэму даже немного жаль, что придется помешать ее планам и выпустить мышку из западни. Он бы самолично принес такую жертву, но не сатане или хрен знает кому еще, а себе, только себе. Распятую на кровати, растянутую в позе морской звезды, обнаженную, тяжело дышащую жертву, бьющуюся в его руках, стонущую от его прикосновений, распаленную страстью от проникновения члена в свою упругую задницу.
Веревка перетирается как раз в тот момент, когда ведьма ведет лезвием ножа по щеке Дина, оставляя за собой кровавый след. Сэм быстро распутывает ноги и в одном прыжке настигает ведьму, сворачивая ей шею.
Думать просто некогда.
- Дин? – интересуется он у брата. Тот отвечает ему мутным взглядом – заклятье уже начало действовать, но оно скоро рассеется. Знать бы еще, что за заклятье, на что направлено, каковы последствия, но пока не до этого. – Одну минуту, - просит Сэм, взрезая веревку ритуальным ножом и тут же падая на пол, брошенный через бедро.
Это слишком неожиданно.
- Лежать! – рявкает Дин. – Кто бы ты ни был, лежать!
Видимо, заклятье сильно туманит мозг, решает Сэм, видя перед собой злющего, как сотня чертей, Дина, шарящего по нему глазами, но не узнающего своего брата.
Можно лежать так, по-идиотски подняв руки, капитулируя и ожидая, когда Дина отпустит, а можно…
Сэм перекатывается в сторону, дает Дину подсечку и валит на пол, ставя на четыре точки и наваливаясь сверху – так уж получилось, никто не виноват в том, что поза провокационная.
- Дин! - зовет он брыкающегося брата, - Дин, это я, Сэм! Сэм! Твой брат!
Дин дергается так, как будто ни черта не понимает, хотя так оно и есть, тогда Сэм просто садится на колени и перехватывает его под руку, фиксируя его под грудь и слегка надавливая на шею. Если Дин хоть каплю в рассудке, дергаться в таком захвате опасно свернутой шеей.
Дин хрипит, тяжело дышит, ерзает, в какой-то момент просто не удерживается в неустойчивой позе и падает на спину, прямо на Сэма, которого размазывает по полу тяжелым телом брата.
Сэм взвывает, когда задница брата придавливает его член, неосознанно обхватывает его за торс и вполне осознанно – хватает за промежность. Боль в яйцах – то, что нужно, чтобы отрезвить любого мужика, даже под заклятьем, даже полного психа.
Дин вдруг взбрыкивает бедрами вверх, как будто подается в руку Сэма, футболка задирается и Сэм ощущает предплечьем кожу живота брата. Пальцами, ладонью лучше, но ладонь занята членом Дина – крепкой, уверенно стоящей дубинкой. То ли Дина в самом деле заводит охота, то ли это заклятье – Сэму откровенно похуй. Все, что на данный момент волнует Сэма – как не выпустить Дина из рук, как сдержать свое дикое желание трахнуть его прямо сейчас, как вразумить этого психа, вернув из дурмана заклятья, и как трахнуть прямо сейчас. И похуй, что мысли повторяются.
- Не дергайся! – рычит он, притянув Дина к себе еще ближе и сжимая руку на его члене. – Лежи, пока не отпустит.
Дин не понимает, кто он, с кем, но подчиняется только желанию своего тела, а тело хочет битвы, крови и секса.
Сэм оглаживает шею Дина пальцами, обводя кадык, приподнимает голову, желая укусить, понимает, что в такой позе это просто неудобно, переворачивает Дина, стряхивая его с себя, и прижимает его собой, зажав его ноги между своих, и все-таки кусает его в шею, придерживая под грудь, и потираясь бедрами о его задницу.
К чертовой бабушке все заклятья, решает Сэм, когда понимает, что Дин совершенно не возражает против такого обхождения, что стонет явно не от боли, что эти звуки будят в Сэме зверя, желающего только спаривания, что Дин самостоятельно притягивает его к себе, поймав за джинсы, подается назад, ловя ритм бедер брата, что Сэму этого чертовски мало, что нужно бы снять джинсы, хотя бы расстегнуть молнию, что хочется снять джинсы с Дина, развести его ноги, провести головкой члена по его ягодицам, дразня и подогревая и без того горячее желание, потом толкнуться в его тело – и плевать, что обоим будет невыносимо больно. Боль отрезвит это сумасшествие.
Сэм едва терпит, чтобы не спустить прямо в джинсы, когда Дин поворачивает голову и, заведя руку за голову, тянет Сэма за волосы к себе.
Целоваться неудобно, но это не важно. Наверное, Сэму тоже досталось заклятья, или это действие крови Дина, пропитанной им – он стонет в рот брата, едва понимая, что он вообще творит и с кем. Дин лишь тяжело дышит, но когда Сэму удается даже в таком неудобном положении забраться ладонью под футболку Дина, провести ладонью по его спине, поднырнуть под грудь и сжать сосок, Дин широко открывает рот, содрогается в оргазме, ахает и тихо стонет, Сэм понимает, что теперь придется долго объяснять, что вообще за чертовщина тут творилась.
Ему не хватает всего мига, чтобы тоже кончить – Дин валится на пол и затихает, закатив глаза и обмякая.
Яйца невыносимо ломит, перед глазами пляшут кровавые мушки, но даже подрочить уже нет возможности. Нужно тащить брата на воздух, пока не очухался и не начал махать кулаками.
- Поехали, - Сэм с трудом поднимает брата на себя и, едва переставляя ноги, выносит его из дома, где сажает на землю и лупит по щекам. – Дин, подъем! Дин!
В ответ чуть не прилетает в челюсть – у Дина отменная реакция.
- Какого черта? – но кулак зависает в дюйме от зубов Сэма, когда Дин открывает глаза и морщится. – Голова трещит.
- Заклятье, - коротко обрисовывает ситуацию Сэм. – Похоже, оба повелись.
- Я что?.. О-о-о, не-е-ет! – тянет Дин, заметив влажное пятно на брюках.
- Дин, ты напоролся на жрицу культа Эроса, - начинает кипятиться Сэм. – О чем ты думал, когда дразнил ее?
- О том, как бы убить эту тварь? – предлагает Дин с улыбкой-издевкой. – У меня тут трагедия в штанах, а тебе важно прочитать мне все нотации, какие накопились! – восклицает он с таким видом, как будто в этой схватке виноват только Сэм, а не какая-то ведьма.
- Однажды ты нарвешься, - Сэм едва сдерживается, чтобы не поведать ему о том, как он выгибался в руках младшего брата, как целовал его, как кончал от прикосновения рук.
- Херня! – восклицает Дин. – Это наша работа.
Сэму очень хочется сказать, что нарваться Дин может одинаково как на нож, так и на член брата, но ему тупо больно и от того, что не удалось кончить, и от того, что Дин ни черта не помнит, и от того, большей частью, что Дин в самом деле слишком рискует собой.
- …Get undressed, taste the flesh
Bite into me harder, sink your teeth into my flesh… - радио включается на какой-то новой станции.
Все как будто повторяется, думает Сэм, вспоминая подобное происшествие и ту же песню после него. Это бесит, бесит до зубовного скрежета. Бесит то, что певец точно знает мысли Сэма, его желания, то, что Сэм хочет сделать с Дином, чтобы Дин сам этого хотел, чтобы все было, как в песне…
Но Сэм стискивает кулаки, сев на пассажирское сиденье, пока Дин устраивается на водительском и морщится от влаги в трусах.
Запах возбуждения, запах спермы, пота, соли, всего Дина целиком – это издевательство над и без того натянутыми нервами Сэма, но он терпит, потому что ничего другого все равно не дано.


- Гей-клуб? – Дин только кивает и молча осматривает свои шмотки. – Дин, я не расслышал – гей-клуб? – Дин даже прикрывает глаза, найдя в вещах простую белую футболку и явно представив, как она выгодно будет смотреться на его мускулистом подтянутом теле в свете софитов клуба. – И кто там? Зомби? Призрак? Вампир?
- Инкуб-извращенец, если верить пострадавшим.
Сэм едва не давится, представив себе классического демона старого мира, который всегда был только по бабам, но почему-то решил перейти на мужиков. В голову некстати лезут познания в демонологии и мифологии о том, что инкубы, как и суккубы, дарили своим любовникам небывалые наслаждения.
- И что мешает нам проверить клуб днем? – интересуется он, стараясь не акцентировать внимание на брате, слишком нервничающем от нового дела в целом и от места работы в частности.
- Это ночной клуб, умник, - огрызается Дин, отбрасывая футболку.
- Расслабься, - Сэм пожирает глазами фигуру Дина, чуть не облизываясь. Будь его воля, Дин отправился бы туда прямо так, только в джинсах, но Дин слишком красив, Дин стал бы звездой клуба за пару минут, так что Сэм предпочел бы оставить такого брата себе, прямо так, в таком соблазнительном виде, лучше даже привязанным к чему-нибудь, чтобы не сбежал или не украли. – Геи нормальные мужики, приставать к тебе, если сам того не захочешь, не будут.
- В гей-клубе? – фыркает Дин. – Серьезно? Мы придем туда просто выпить и потусить, да? Сэм, я знаю эти места, там трахаются на любом свободном клочке пространства.
- Знаешь? – переспрашивает Сэм, прилипая взглядом к глазам брата. Такого он не ожидал.
Дин нервно дергает шеей, пожимает плечами и отводил взгляд.
- Ты был в Стенфорде, - тянет он, смущенно облизывая губы. – Отец уехал, я был один, хотел расслабиться. Зашел в клуб, а там… Я просто не знал, что это гей-клуб, на нем не было написано «Только для педиков!», а я… Я много выпил, ясно? Я просто ошибся дверью.
- Бывает, - Сэму не стоит представлять гибкое тело брата в окружении похотливых мужиков и парней. Дин в свои двадцать пять был той еще конфеткой. Впрочем, Дин даже теперь… тем более теперь – сплошная конфета, которую хочется облизать.
- Это было только раз, - начинает кипятиться Дин, и, видя взгляд брата, откровенно наезжает: - Ладно, больше раза, но если хоть улыбнешься или кому скажешь – я тебе выпущу кишки.
- Могила, - обещает Сэм, поднимая руки.
Старший брат, самый гетеросексуальный из всех гетеросексуалов – и в гей-клубе, в руках парня, отсасывающего ему… или Дин, сам отсасывающий парню… Дин, прижатый лицом к стене, пока его трахают… Дин, вгоняющий член в задницу парня, придерживая его за бедра… Дин, Дин, Дин…
- Хватит пялиться! – орет Дин, и Сэм отмирает от грез.
- В любом случае, я буду рядом, - обещает он, зная, что это дело прикончит его близостью горячих парней вокруг и близостью умопомрачительного брата рядом. – Приму пока душ, - бросает он, чувствуя, что еще немного – и он в самом деле повалит Дина на любую поверхность, разложит и трахнет, даже если потом заработает сломанные ребра, выбитые зубы и оторванные яйца.
- Подрочи, - советует Дин, усмехаясь и провожая брата взглядом.
Если бы Сэм видел этот взгляд, он бы очень многое узнал, но он не видит и просто уходит.

- Hold me up against the wall
Give it till I beg, give me some more
Make me bleed, I like it raw
Like it
Push up to my body, sink your teeth into my flesh… - музыка буквально преследует, когда Сэм слышит ее, входя в просторный зал, где танцуют мужчины и редкие женщины – их подруги или же лесби, решившие тоже оттянуться в популярном месте.
- Господи, дай сил, - слышит Сэм голос брата. Дина трясет от страха перед обычными людьми-геями даже больше, чем от десятка демонов.
Сэм молча берет его за руку, волоча за собой сквозь волнующееся танцующее море тел, и выволакивает к бару. Дину трудно работать насухо, тем более в таком месте, где даже воздух пропитан сексом и где встанет и у асексуала при одном только виде стройных молодых парней.
- Пойду, разузнаю насчет нашего друга! - Сэму приходится кричать в ухо Дина, чтобы тот услышал хоть что-нибудь в грохоте музыки.
- Ладно! – орет в ответ тот, и, когда Сэм разворачивается, шлепает его по заднице.
Это так неожиданно, что Сэм стискивает кулаки, чтобы не взорваться. Встает моментально и так, что даже ходить трудно. Дин решил поиграть в правдоподобность?
- Красавец! – кивает на Сэма бармен. – Повезло тебе, парень.
- Ага, - кивает Дин, улыбаясь и заказывая виски. Он на работе, но это не значит, что за красивые глаза и блядские губы он не может получить бесплатную выпивку. Он прекрасно знает о том, какое воздействие оказывает на женщин и даже на мужчин, и без зазрения совести этим пользуется так часто, как только возможно.

Искать инкуба в толпе – занятие посложнее поиска иголки в стоге сена. В гей-клубе свои правила. Здесь можно познакомиться и тут же трахнуться, познакомиться и пригласить на свидание, чтобы трахнуться, но задавать вопросы вроде: «Привет, чувак, а ты, случаем, не инкуб?» тут нельзя. Вряд ли половина посетителей вообще в курсе, кто такой инкуб.
Сэм продирается через мужчин, ловя на себе восхищенные взгляды, его задницу и торс постоянно нежно оглаживают и ему бы хватило всего пары движений руки на члене, чтобы кончить, но пока нельзя. Да, он, конечно, симпатичный, рослый, довольно привлекательный, хотя сам себя считает на фоне красивого брата скорее гадким утенком и всячески хочет дотянуться до его уровня, но, похоже, посетителям он приходится по вкусу.
По крайней мере, когда он добирается до туалетов, его джинсы полны записок с номерами телефонов. Когда только люди успевают?
Туалеты чистые, хотя большинство кабинок заняты и из них доносятся звуки чужой страсти. Кому-то очень хорошо, а кому-то охрененно хорошо, думает Сэм, заходя в свободную и оглядываясь. Приманить инкуба можно только в месте его охоты. Это довольно просто, вот только справиться с возбуждением, которое потом возникнет, стоит только инкубу коснуться мужчины, тяжелее.
Сэм быстро шепчет слова заклинания на латыни, выуживает из кармана джинсов крохотный пузырек с зельем, которое они с братом варили почти час, и глотает жидкость.
Он теперь ходячая приманка для инкуба, а Дин его прикроет… если не сдрейфит.
Сэм выбрасывает пузырек в урну, спускает воду и выходит. Моет руки, кивает парочке, которой не терпится заняться сексом, и выходит на танцпол, выискивая Дина глазами.
- Никто не знает, как он выглядит, но все в один голос твердят, что лучше любовника у них никогда не было, - рядом материализуется Дин, подхватывая брата под руку. – Все сделал?
- Все, - кивает Сэм и послушно идет на танцпол.
Таковы правила – он приманка, ему нужно быть в центре внимания, чтобы инкуб его обнаружил. Отсидеться в туалете не получится.

Музыка в клубе довольно разнообразная, так что братья отчасти даже расслабляются. Особенно Сэм, которого музыка ведет, как по тропе, к кому-то желанному. Действие зелья похоже на действие ЛСД, все ощущения становятся четче, резче, желание буквально распирает изнутри – Сэм буквально в шаге от того, чтобы послать охоту к черту и прижаться к первому же попавшемуся парню, чтобы хотя бы частично снять возбуждение, чтобы ощутить его губы на своих, потереться о бедро, дать понять, что совсем не против как отсосать, так и чтобы отсосали ему, а потом развернуть и засадить по самые яйца, двигаться, двигаться внутри тесной задницы, шлепать по ягодицам, гладить влажную от пота спину, а потом развернуть к себе лицом, приподнять его ногу – пусть будет неудобно, и засадить снова, целуя его губы и ловя стоны.
Сэм вдруг ловит себя на том, что он в самом деле целуется с каким-то блондинистым красавчиком, что трется о его ногу, одурев от перевозбуждения, что парень красив, как бог, если не краше, что он пахнет чем-то сладковатым, как экзотический цветок, и что он тянет Сэма куда-то из клуба.
- Ты не такой, как все они, - заявляет блондин, притащив Сэма в какой-то коридор, где парочек вроде них видимо-невидимо, что это самое интимное место клуба, где можно сладко потрахаться пусть и у всех на виду, но без оглушающей музыки. Мужики вообще народ неприхотливый, способный заниматься сексом в любых условиях, если сильно хочется.
- И какой я? – выдыхает Сэм, подставляя шею под поцелуи. В кои-то веки его незнакомый любовник достаточно высок, чтобы не дышать в пупок, ловит Сэм себя на мысли.
- Ты пахнешь, как рай для нюхача, - отвечает парень, поглаживая Сэма через джинсы. – Ты как нечто самое соблазнительное для того, кто искушен в прекрасном.
Сэма ведет от этого голоса, но где-то на задворках сознания мелькает мысль о том, что парня нужно проверить.
Инкубы, помимо нереальной красоты, имеют хвост, поэтому этот инкуб никогда, как сообщали пострадавшие, не снимал джинсы до конца и не позволял обхватить себя за голые ягодицы.
Сэм в невыгодном положении – он возбужден, он под действием зелья, он хочет только кончить, но нужно собраться и что-то сделать.
Он притягивает парня к себе, меняет положение тела, прижимает его к стене и лезет ладонями под его футболку, оглаживая мускулы. Нужно выбрать удобный момент, чтобы проверить его задницу – Сэм сглатывает слюну, зная, что эта задница бы ему очень понравилась, но что поделать…
- Мне жаль, - Сэм, запустив руки в джинсы парня, нащупывает пальцами у копчика продолжение не по-человечески гибкого скелета – плоский хвост, который сейчас обвит вокруг ноги инкуба, но который он потом пустит в ход, трахая любовника почти до обморока. Инкубы не кровожадны, они довольно милые мужики, особенно этот, который просто любит секс, но инкубы – сверхъестественные твари, выкачивающие у своих любовников жизненную энергию, хоть и давая взамен самый лучший в их жизни секс.
- Охотник! – инкуб пытается отшатнуться, но придавленный Сэмом, только слабо трепыхается.
- И мне жаль, - Дин оказывается рядом так неожиданно, что Сэм вздрагивает.
Убить инкуба несложно, убить инкуба-гея еще проще – достаточно поцелуя ничего к нему не испытывающего мужчины. На инкуба ведутся все, это его работа, так что отказ для него равносилен удару по яйцам, а поцелуй без страсти – смерти.
- За что? – выразительные глаза инкуба наполняются слезами – Сэму жаль его, но уже слишком поздно.
- Уходи отсюда, - кивает Дин за дверь в конце коридора. – Оставь их.
Сэм дергается следом, но Дин держит крепко. Если Сэм сейчас пойдет на предсмертный зов инкуба, он погибнет, один его поцелуй сможет вылечить демона, а так инкуб умрет, рассыпавшись в прах, который подхватит ветер.
Сэм рвется с такой силой, что Дин врезается в стену лицом, отброшенный его рукой.
- Мне нужен секс, - шипит Сэм в ухо брата. – Главное правило секса – нельзя прерывать начавшийся процесс, Дин.
- This is not the way into my heart, into my head
Into my brain, into none of the above… - музыка из прошлой плавно перетекает в эту, знакомую, и Сэм точно знает, что это последняя капля. Он не сможет больше вынести. Даже музыка знает, что он сейчас сделает.
- Тогда возьми то, что хочешь, - слышит он голос Дина и резко разворачивает его лицом к себе.
Дин достаточно силен, чтобы драться, но он почему-то этого не делает – то ли медлит, то ли чувствует вину за то, что творится с Сэмом, убеждать которого одуматься бесполезно и даже вредно. Перевозбужденный мужик – это страшно, перевозбужденный мужик под дозой зелья – еще страшнее.
Сэм целует его с такой страстью, что у Дина подгибаются колени. И плевать обоим на то, что они братья, что это инцест, что кругом полно трахающихся мужиков, что это клуб для педиков. Плевать вообще на все, когда в руках тот, от которого рвет крышу, губы у которого слаще всех сладостей, желаннее воды в пустыне, а тело и задница красивее, чем у Аполлона и Давида, вместе взятых.
Сэм выдирает Дина из футболки, беспрепятственно проводит ладонями по его коже, стаскивает свою футболку, тут же чувствуя ладони брата на своем теле, вжимает его в стену с такой силой, что кажется, стена рухнет.
Дин желаннее любого приза, какие только есть в мире, он как несбыточная мечта, которая, наконец, исполнилась, как голубое, мать его, желание. Дин – это мечта любой бабы и родного брата. И похуй, что это неправильно.
Сэм резко разворачивает Дина лицом к стене, снимает с него джинсы, проводя языком от затылка, где кожа грубоватая и соленая, до расселины ягодиц, где она нежная, чуть влажная от долгих танцев, мускусно пахнущая и слегка прохладная.
Сэм мучается невозможностью разложить желанное тело в более удобную позу, чтобы сделать с ним все, чего так мучительно хочется, но лучше так, чем никак, решает он и ведет языком ниже, к анусу Дина, облизывая, посасывая и дразня чувствительную кожу, чувствуя, как Дина трясет.
Сэм, стоя на коленях, обхватывает одной рукой полувозбужденный член брата и дрочит в темпе, какой бы понравился ему самому. Конечно, Дин не Сэм, Сэм даже не знает его привычек в таком плане, но и этого, кажется, Дину достаточно, чтобы его член окреп.
Когда же Дин резко выдыхает, Сэм воспринимает это, как сигнал. Только однажды он слышал подобный выдох – когда застукал Дина с какой-то официанткой. Так Дин сделал, когда был готов принять на свою гордость распаленную страстью девчонку.
Сэм поднимается, оглаживая тело брата ладонями, принимает из руки какого-то парня рядом серебристый квадратик, рвет его, раскатывает презерватив по своему члену, придерживает Дина за бедра и толкается внутрь, видя, как Дин только вздрагивает и хмурился, чуть сжав губы, но не производит ни звука больше.
Сэм притирается бедрами к ягодицам Дина, притягивает его к себе, обхватив под грудь, целует, прикусывает и облизывает его шею и плечи, двигается внутри его тела и исступленно стонет его имя.

Дину больно, неудобно, джинсы стреноживают его, как коня, но это не стыдно, даже если они на виду, даже если родной младший брат трахает его в задницу. Ничто не стыдно, если это часть работы. Может, дело уже не только в охоте, думает он, когда понимает, насколько нежен Сэм. Может, это что-то большее, но думать уже не хочется.
Он не признается Сэму в том, что перед походом на дело вспомнил былое – на охоте важны мелочи, так что если уж надо завалиться к геям, нелишне принять меры предосторожности, чтобы еще не дай бог не порвали.
В происходящем есть часть его вины, как старшего брата, но такова жизнь и охота. Инкуб уничтожен, а Сэму просто нужно выплеснуть накопившуюся энергию. И пусть уж Дин потерпит, чем позволит Сэму изнасиловать кого-то из местных.
Хотя изнасилование – это только для Дина.

- Дин… Ди-и-ин! – стонет Сэм, прижимаясь к брату и вбиваясь в его задницу все быстрее.
- Давай, Сэмми, - разрешает Дин, чувствуя, как дрожит брат, как пытается сдержать силу, с которой прижимает к себе Дина. – Кончай, Сэмми.
- Ди-и-ин! – Сэм вжимается в него в такой силой, что хрустят ребра, но Дин терпит, потому что должен терпеть, но когда Сэм выходит из его тела, сдергивает презерватив и кончает на его бедра, становится легче.
Анус жжет так, как будто Дин сел на муравейник или на улей с пчелами, но это компенсируется тем, что Сэм быстро разворачивает его лицом к себе, целует, а потом падает на колени и берет в рот.
Сэм, этот гигант с глазами щенка и вечно извиняющимся выражением лица; Сэм, мышцам которого завидуют даже бодибилдеры; Сэм, младший брат, за которого Дин отправился в ад и терпел муки тридцать лет, стоит на коленях и отсасывает старшему брату с такой нежностью, как будто от этого зависит его или чья-то еще жизнь.
Дин видит, как растягивается рот Сэма, как его собственная головка пропадает и появляется во рту брата, как ложится на язык, как с силой всасывается внутрь, как язык проходится по уретре, слизывая смазку – этого Дину хватает, чтобы обхватить Сэма за шею и дернуть бедрами вперед, трахая его рот и глотку, чувствуя, как по телу проходит волна оргазма и как сперма толчками выплескивается в рот Сэма.
Сэм сглатывает и на короткий миг вдруг валится набок, но быстро приходит в себя и смотрит на Дина снизу вверх. Действие зелья закончилось.
- Вставай, - Дин протягивает ему руку, но Сэм молча натягивает на брата трусы и джинсы, понимая, насколько трудно тому сейчас даже просто нагнуться. – Пойдем отсюда.
Пары рядом стонут, вскрикивают, трахаются, выкрикивают братьям что-то одобряющее, но их уже не слушают.

- Ты как? – интересуется Сэм, стоит только им выйти из клуба.
Дин идет, чуть шире расставляя ноги, и без того понятно, что ему адски больно, но и не спросить нельзя.
- Жить буду, и не такое проходили, - улыбается Дин, доставая ключи от машины.
- Может, я поведу? – спрашивает Сэм, виновато глядя на брата.
- С какой это стати? – фыркает Дин.
- Ну… - тянет Сэм.
- Ты меня трахнул, а не порезал, так что забудь, - произносит Дин, но не зло, а наставительно.
- Дин…
- Все, Сэм. Садись и валим отсюда, пока не пришлось трахаться на бис.

- Дин, может, какую-то мазь? – на Сэма жалко смотреть – он виноват во всем, что происходит с братом, совесть сжирает его, но все, что он может сделать – только спрашивать, может ли он хоть чем-то помочь.
- У меня есть, - раздается голос из ванной и Дин выходит в комнату в одном полотенце. Сэм ругает себя последними словами, хоть и делает это про себя, но вид Дина только в полотенце на голое тело – это слишком для того, кто от этого тела без ума и в пяти минутах без яиц, которые Дин оторвет, если узнает правду.
- Помочь? – робко интересуется он, готовясь словить первое, что попадется Дину под руку. А с меткостью у Дина полный порядок.
- Засунуть мне палец в задницу? – Дин прищуривается на него так, как будто впервые видит. Сэм нервничает до такой степени, что готов сам себя убить, если Дин произнесет еще хоть одну колкость. – Только нежно, - и в Сэма в самом деле летит тюбик мази.
- Э… а… - слова кончаются еще на моменте их формирования. Сэм сглатывает, когда Дин сбрасывает полотенце и ложится на кровать – это даже лучше, чем мечта, это лучше, чем все рождественские подарки, даже лучше Дней рождения и, в какой-то степени – секса парой часов ранее. Это доверие, полное и абсолютное.
- Ну, долго мне тут сверкать голой жопой? – в своей манере интересуется Дин, расставив ноги.
- А… э… - слова уже формируются, но с чрезвычайным трудом, когда Сэм подходит к кровати и протягивает руку, не в силах даже прикоснуться к совершенной красоте.
- Я не идиот, Сэм, – Дин поворачивает голову и пристально смотрит на него. – Я не забыл тот случай с ведьмой-жрицей.
- А песня? – вдруг вырывается у Сэма.
- Песня? – не понимает Дин. – Какая еще песня? Ты собираешься ублажать меня или нет? В конце концов, сделай хотя бы вид, что виноват, а не стой с такой мордой, как будто я твой желанный подарок на Рождество, - заявляет он. – И снимай шмотки, а то еще поцарапаешь мою нежную шкурку, - добавляет он, отворачиваясь.
И уже снимая трусы, Сэм знает, что хоть в этот раз больше ничего не будет, но он сможет безнаказанно покрыть поцелуями каждый дюйм тела самого желанного мужчины в своей жизни, таким образом вымолив прощение за изнасилование.
...на главную...


июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.30 16:18:25
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [21] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.21 07:52:40
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.16 15:58:55
Змееглоты [5] ()


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.