Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

"В тихом омуте черти водятся" - часто говорил Дамблдор. Но Гарри не понимал, что это значит, пока из озера не полезли инферналы...

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12679 авторов
- 26934 фиков
- 8610 анекдотов
- 17671 перлов
- 671 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Тонкий лед

Автор/-ы, переводчик/-и: Athena
Бета:Лиорелин
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:Люциус Малфой, Кандида Малфой Мелифлуа, Аластор Моуди
Жанр:General
Отказ:Права делят Джей-Кей Роулинг и Pink Floyd
Цикл:Полет Феникса [4]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:"Эпилог" к фику "Экспекто Патронум" (http://snapetales.com/index.php?fic_id=1752)
Комментарии:
Каталог:Пре-Хогвартс, Второстепенные персонажи
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007.07.26
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 2699 раз(-a)


If you should go skating
On the thin ice of modern life
Dragging behind you the silent reproach
Of a million tear stained eyes
Don't be surprised when the crack in the ice
Appears under your feet.

Pink Floyd, The Thin Ice // The Wall, 1979

12 июля 1980 года

Эксетер, Девон


– Левикорпус!

Такое простое и такое неожиданно-эффектное заклинание. Ноги бегущего впереди магла отрываются от земли, он продолжает перебирать ими уже в воздухе. «Таранталлегра!» – кричит справа Малсибер, и пожилая магла в шляпе, украшенной нелепыми искусственными цветами, пускается в пляс. Она испуганно визжит, шляпа сваливается, падает в маслянисто блестящую в свете фонаря лужу, и на цветы наступают бегущие люди.

Мы гоним их по Куин-Стрит в сторону Ганди-Стрит, к кинотеатру «Финикс Артс», где как раз заканчивается вечерний сеанс. Я выхватываю с ярко освещенной афиши одно слово – «Империя...»

– Империо! – девушка в вечернем платье и туфлях на шпильке устремляется в стеклянную витрину ювелирного магазина. Звон разбитого стекла, визг сигнализации. В стеклянных каплях дождя – отражение света, падающего на афишу: «...наносит ответный удар».

– Импедимента! – констебль, бросившийся наперерез Нотту, отлетает к фонарному столбу, ударяется о него лицом и остается лежать неподвижно. Пляшущая магла спотыкается о его тело, падает, и ее крик поднимается к верхним этажам и отражается от стекол распахиваемых окон.

Из кинотеатра «Финикс Артс» выходят люди. Молодые и пожилые, мужчины и женщины... детей среди них нет. Увидев бегущую по улице толпу, они останавливаются и смотрят в недоумении. Посылаю в длинноволосого юношу заклятие Левикорпус. Стоящая рядом с ним девушка, его спутница, пронзительно кричит, по ее лицу вдруг начинает струиться кровь. То ли Нотт, то ли Малсибер вспомнил о Сектумсемпре. Поток людей с Куин-Стрит наконец врезается в онемевшую толпу.

И в этот момент я оборачиваюсь и вижу сестру. Она пробирается сквозь толпу к стене дома, то и дело оглядываясь, и на ее лице – смесь ужаса и отвращения. В какой-то момент ее закрывают от меня маглы, но я знаю, где она должна быть, и мне не составляет труда найти ее.

Хватаю ее за руку. Она вскрикивает, оборачивается.

– Кэндис, что ты здесь делаешь? – кричу я, стараясь заглушить шум вокруг.

– Люциус? – она зажмуривается, я срываю маску и тащу сестру за собой, прочь от этого кинотеатра и толпы маглов.

Мы заворачиваем за угол дома, в переулок, настолько тихий, что его обитатели только начинают просыпаться от шума на Куин-Стрит. Мы останавливаемся под фонарем, разливающего неяркий, но уверенный свет.

– Это одна из акций Пожирателей Смерти? – гневно спрашивает Кэндис, указывая рукой в сторону покинутой нами улицы. До нас доносятся крики и вой сирен, в переулок вбегает несколько маглов. Теперь уже сестра хватает меня за руку и увлекает по переулдку.

– Быстрее, трансгрессируем в Лайм-Реджис!

День тот же

Лайм-Реджис, Дорсет


Я по привычке запоминал маршрут: вдоль берега – до белых ступенек, ведущих куда-то вниз, наверное, на берег; свернуть налево; пройти по улице до третьего поворота направо; идти прямо до Beach House Cafe, сразу за ним повернуть налево, и через три квартала опять повернуть, на этот раз направо. И – цель путешествия: трехэтажный дом эдвардианской постройки.

Кэндис дотронулась волшебной палочкой до замочной скважины, и дверь с легким скрипом открылась. Газовые рожки в небольшом холле загорелись сами собой, как только мы переступили порог дома.

– Это дом Сириуса, – сказала Кэндис, снимая плащ и шляпку. И плащ, и шляпка были куплены явно не в магазине Твилфитта и Таттинга, но по фасону были настолько близки к магической моде, насколько это было возможно.

– Очень приятно. – Решив, что равным образом меня могли известить об отсутствии в этом доме эльфов-домовиков, я аккуратно повесил свой плащ на вешалку, затем забрал у сестры ее плащ и шляпку и повесил их рядом. – А где хозяин?

– Сириус выполняет задания Ордена Феникса, – сказала сестра, уходя по коридору в глубь дома. Я последовал за ней.

– Тебе, конечно, этого говорить не полагается? – спросил я. Кэндис пожала плечами, не оборачиваясь:

– Если бы я сказала, что мне не полагается этого говорить, ты бы и так сразу догадался об Ордене Феникса.

– Беллатрикс Лейстрейндж ты бы сказала то же самое?

– С Беллатрикс Лестрейндж я бы не стала разговаривать.

Мы вошли в комнату, оказавшуюся чем-то вроде кухни-столовой – нечто подобное я видел в квартире, которую Лестрейнджи снимали в магловском Лондоне. Кэндис зажгла конфорку под пузатым красным чайником.

Наши чайные пристрастия всегда совпадали и даже менялись одновременно, и я не удивился, заметив на полке «Дарджилинг», «Английский завтрак» и «Пу Эр». После секундного раздумья сестра сняла с полки коробку с «Дарджилингом» и глиняный заварочный чайник.

Я не видел сестру с похорон матери. Она не могла не измениться за это время – и она изменилась, но не так, как можно было ожидать. Внешне она осталась такой же – так поверхность моря не меняется, хотя его дно стало другим в результате подводного извержения. Я вдруг вспомнил портрет Кандиды Медоуз, тетки нашего отца и матери погибшего четыре года назад аврора Кристофера Медоуза.

– Как отец? – спросила Кэндис, доставая из шкафчика чашки и блюдца.

– Нормально, – сказал я, невольно вспоминая, как в прошлом месяце я дважды встречал отца во время его ночных «прогулок» по замку.

– А Нарцисса и малыш? – Кэндис поставила чашки, каждая уже на своем блюдце, на стол.

– Хорошо, – я взял чашку; она была украшена бело-золотистыми цветами и, по всему, была куплена совсем недавно. Явно не из фамильного сервиза... – Драко уже узнает нас с Нарциссой, – я невольно улыбнулся.

– Вот здорово! – обрадовалась Кэндис, и, хотя она не улыбнулась, лицо ее словно засветилось от радости.

– Расскажи о вас с Сириусом, – попросил я, отчего-то чувствуя себя не совсем удобно. – Это тот самый дом, который он получил от Альфарда Блэка?

– Да, – Кэндис окинула кухню взглядом. – Для маглов этот дом просто не существует, после номера 12 по улице следует сразу номер 14. Отсутствие 13-го дома объясняют суеверием архитектора.

Мы переглянулись и улыбнулись. Чайник весело засвистел, Кэндис сняла его с плиты, налила немного воды в заварочный чайник, поболтала его, вылила воду в раковину, насыпала в чайник заварку и снова налила воды.

– Что ты делала одна в Эксетере: – спросил я, вдыхая крепкий аромат «Дарджилинга». Чай пах солнцем и прозрачным дымом, и я вспомнил замок Найджеллусов, родителей матери, в Озерном крае.

– Я ходила в кино – на «Звездные войны». Мы уже видели этот фильм, Тед Тонкс очень его любит. Это о людях из другой галактики, которые сражаются против темного Императора...

– Как Орден Феникса, – заметил я. Кэндис серьезно кивнула.

– Почему ты была одна?

– Все заняты в Ордене. Или в Министерстве. А у нашего департамента как раз сегодня было меньше работы, чем обычно. – Департамент по экспериментальной магии, в котором работала сестра, все чаще и чаще уступал свою часть работы аврорам.

Кэндис принялась разливать чай по чашкам.

– А ты в работе Ордена Феникса не участвуешь?

– Нет.

С полминуты мы молча сидели за столом, одинаково удерживая чашки на весу дюймах в пяти от поверхности стола и глядя друг на друга. Потом Кэндис медленно сказала:

– В этом фильме – «Империя наносит ответный удар» – есть такой эпизод. Главный герой, выросший в семье дяди и тети и считавший своих настоящих родителей погибшими, сходится на дуэли с Темным Лордом (я изумленно раскрыл глаза и юмористически улыбнулся, но сестра словно не заметила этого), и тот сообщает, что он его отец...

Понимаешь, это то, чего я боюсь больше всего. Что, если я начну участвовать в операциях Ордена Феникса, я однажды – и даже очень скоро – окажусь лицом к лицу с тобой. Или с Ноттом, Ливиусом Джагсоном, Беллатрикс... С кем-то из тех, кого я знаю по Хогвартсу или «своему кругу».

Она поднесла чашку к губам, но я так и не понял, отпила она из нее хоть немного или нет.

– Эти ваши акции по устрашению маглов, – спросила Кэндис, ставя чашку на стол, – в чем их смысл? – Ее голос вдруг стал очень злым.

Я пожал плечами:

– Можно придумать очень много оснований. Например, создание дополнительной нагрузки на Министерство. Каждая такая акция – это минимум двадцать обливиаторов на ликвидацию ее последствий для маглов. Добавь к этому авроров, которых Министерство направляет на место акции сразу в расчете захватить кого-то из ее организаторов – очень часто из-за этого авроры не успевают куда-то, где их присутствие было бы более важно и полезно. Наконец, информационный фон... истерические статьи в «Пророке» очень способствуют нагнетанию атмосферы, даже если ни один волшебник в ходе акции не пострадал.

Глядя сестре прямо в глаза, я спокойно закончил:

– А на самом деле, все это работает на мое прикрытие у Волдеморта. Это мой предлог не участвовать в «настоящем» деле – например, в убийствах министерских чиновников.

– По-твоему, одно от другого сильно отличается?

Я сощурился:

– А по-твоему, никакой разницы нет?

– Н-ну... смотри, например, в прошлом месяце во время беспорядков на концерте в Гластонбери погибли шесть человек, ранено около полутора сотен. Это же тоже ваша была акция?

– Наша, – я собирался добавить, что как раз в Гластонбери я не был, всем, начиная с организации, занимался Джагсон, но отчего-то прикусил язык.

– И чем тогда такая акция отличается от убийства главы Департамента по контролю магических средств транспорта?

– Эти маглы способны и без посторонней помощи затеять беспорядки, – ответил я. – Посмотри, например, на то, что творится после футбольных матчей – уверяю тебя, вот уж любители футбола в нанесении друг другу увечий обходятся без нашей помощи. А ты можешь представить себе, что после какого-нибудь матча по квиддичу болельщики двух команд начнут драться между собой – просто так, потому, что они болеют за разные команды:

– Ну, если это будут ирландская и итальянская команды... – не слишком уверенно предположила Кэндис. – Так ты хочешь сказать, что разница в том, что в одном случае страдают маглы, а в другом – волшебники?

– Разумеется!

Сестра несколько озадаченно посмотрела на меня.

– Ты уверен, что этого достаточно?

– С каких это пор ты стала любительницей маглов? – спросил я, тут же вспомнив мисс Гестию Джонс, маглорожденную студентку Рэйвенкло, лучшую школьную подругу Кэндис. И слова сестры о том, что она «лучше знает, с кем ей общаться», сказанные мне, когда она перешла на третий курс Хогвартса.

– А чем они хуже нас? Тем, что они не умеют колдовать? Зато они умеют очень много другого. Например, ты когда-нибудь задумывался о том, как их самолетам удается удерживаться в воздухе и не падать – без всякой магии, заметь?

– Трансгрессия удобнее, – возразил я. – И если уж говорить о наших отношениях с маглами – вспомни охоту на ведьм, например. И заметь, что такое отношение у маглов распространяется не только на тех, кто от них отличается, но и на других маглов. Ну, сколько народу можно убить одним каким-нибудь заклятием? Не больше десяти человек, наверное. А одной магловской... – я щелкнул пальцами, вспоминая нужный термин, – атомной бомбой? Несколько миллионов!

Кэндис чуть растерянно развела руками и встала.

– Я заварю еще чаю, – пояснила она.

Это можно было понять как признание моей победы в нашем маленьком дебате, но удовольствия от этой мысли почему-то было меньше, чем было бы логично ожидать. Чтобы отвлечься, я принялся разглядывать пластинки в бумажных конвертах, лежащие стопками на двух стульях слева от меня. Потом я взял в руки стопку и начал перебирать конверты, начиная с тех, что лежали внизу.

ABBA – Voulez-Vous; ABBA – Gracias por la Musica; Pink Floyd – The Piper at the Gates of Dawn; Pink Floyd – Atom Heart Mother; Boney M – Nightflight to Venus; Pink Floyd – The Wall...

Я вытащил конверт из стопки, перевернул и пробежал глазами список композиций. Это я знал. Сириус Блэк возил Кэндис на шоу The Wall летом прошлого года; «официально» сестра поехала в Озерный край к Найджеллусам. Young Lust... One of my Turns... Don't Leave Me Now... Nobody Home... Bring the Boys Back Home... The Thin Ice... Outside the Wall... Is There Anybody Out There?.. Goodbye Blue Sky... The Show Must Go On... *

– All in all, it's just another brick in the wall, - пробормотал я, изучая картинку на конверте и удивляясь фантазии магловских художников.

– All in all, you're just another brick in the wall, – отозвалась сестра, возвращаясь к столу с чайником, заново наполненным ароматным «Дарджилингом».

– Именно, – я аккуратно положил пластинки на место, откинулся на спинку стула (чего никогда бы не позволил себе в Малфой-Мэнор, но что почему-то было самым естественным в доме Сириуса и Кэндис). – Кирпичик в стене... связанный раствором и неспособный эту стену покинуть...

Сестра остановилась и внимательно посмотрела на меня. Потом неожиданно улыбнулась:

– Иногда раствор может ослабеть, – сказала она, разливая чай. – Надо только успеть этим воспользоваться.

---------------

* Перечисляются в произвольном порядке композиции с альбома The Wall. Обратите внимание, что The Trial Люциус пропускает :-)



27 июня 1996 года

Лондон


Дверь открылась с легким скрипом. Она подняла голову и обернулась – не полностью, ровно настолько, чтобы увидеть вошедшего. И снова вернулась к разложенным на столе свиткам.

– Десять лет, – сказал Аластор Моуди, обходя стол и садясь. – По нижнему пределу...

Кэндис кивнула, не поднимая головы. Она не стала смахивать невидимые слезинки, даже не снизила скорость, с которой перебирала пергаменты. Моуди несколько минут молча наблюдал за ней, думая о том, как странно иногда меняются люди – не постепенно, с течением времени, а – вдруг, под влиянием какого-то потрясения, и потом Время словно отступает от них.

От Кандиды Мелифлуа – тогда, впрочем, еще Малфой – Время отступилось в декабре 1981 года. Моуди отлично помнил, как живая и энергичная девятнадцатилетняя девушка за считанные недели постарела лет на десять. Теперь же, без малого пятнадцать лет спустя, она была такой же, какой он запомнил ее на вокзале Кингс-Кросс, у поезда до Парижа: слишком спокойное лицо, платиновые волосы, в которых поблескивали серебряные нити... По фотографиям ей можно было дать лет двадцать пять, в жизни, несмотря на отсутствие морщинок, едва ли не сорок. Разумеется, если Кэндис не улыбалась (она была из тех людей, которых улыбка делает сразу на семь-десять лет моложе).

– Чай по-аврорски будешь? – поинтересовался Моуди.

Она наконец оторвалась от пергаментов:

– Это как?

– Заваривай, – невесело усмехнулся экс-аврор.

Кандида отложила пергаменты и поднялась из-за стола. Поставила на плиту чайник, рассеянно посмотрела на полку, где стояло несколько банок, в которые Молли Уизли аккуратно пересыпала чай из коробок. Наконец сняла с полки ту, что стояла ближе.

Моуди переворошил пергаменты. Большинство из них он видел на собраниях: планы Министерства, списки сотрудников по департаментам, расписания поездов с вокзала Кингс-Кросс...

– Зачем ты все это перебираешь? – спросил он, не поворачиваясь к Кандиде.

– Отбираю то, что нужно. Нам же придется теперь оставить этот дом.

– Это еще почему?

– Сириус погиб, дом теперь переходит по закону следующему наследнику рода Блэков.

– Та-ак... И кто у нас следующий наследник рода Блэков?

– Беллатрикс Лестрейндж, – судя по голосу, Кандида произнесла это имя сквозь стиснутые зубы. Моуди обернулся, но та уже спокойно продолжала заваривать чай. – Если, конечно, она имеет право на получение чего-либо...

Полминуты спустя чайник и две чашки стояли на столе. Моуди следил за тем, как Кандида разливает чай; судя по легкому аромату бергамота, это был «Эрл Грей».

– Ну вот, а теперь отпиваем по глотку.

Обжигающе горячий чай – один из немногих напитков, одинаково любимый и магами, и маглами... Моуди чуть прищурился, прислушиваясь к еле уловимому аромату бергамотового масла. У чая был вкус воспоминаний: детство, дом родителей в Инвернессе, лето в равнинной Шотландии...

– А теперь, – Моуди поднялся, прошествовал к стенному шкафу и извлек с нижней полки запыленную бутылку, – доливаем огневиски. – Что он и сделал, сначала с чаем Кандиды, потом с собственным. Она взяла чашку, заглянула в нее, понюхала чай и недоверчиво посмотрела на Моуди.

– И продолжаем таким образом постоянно подливать огневиски.

– Пока в стакане не останется только оно?

– Ну, по законам алхимии, какая-то доля чая будет присутствовать всегда. Но она будет все менее и менее заметной.

Кандида отпила «чай по-аврорски», поморщилась, но все-таки потянулась за бутылкой огневиски – в соответствии с «инструкцией» Моуди.

– И вы такой чай пьете в аврорате? – поинтересовалась она.

– В мое время пили, не знаю, как сейчас, – ответил Моуди, принимая у нее бутылку. – Обычно после допросов. – Кандида на мгновение остановилась и внимательно на него посмотрела, потом отпила еще глоток.

Моуди наугад вытащил за уголок пергамент, оказавшийся при ближайшем рассмотрении списком сотрудников Департамента по экспериментальной магии. Он пробежал список глазами, не особо вчитываясь в фамилии, зацепился только за одну – «Робардс». Ланселот Робардс. Рэйвенкло, 1973-1980. Учился в одно время с Кэндис, и одновременно с ней начал работать в Департаменте по экспериментальной магии. Теперь – руководитель Департамента. А брат – заместитель главы аврората.

– А нельзя ли этот дом оформить на тебя? – спросил он, откладывая пергамент в сторону. По его прикидкам, чай и огневиски в их чашках уже достигли равного соотношения.

– Как? – спросила Кэндис, оглядывая темную подвальную кухню. – Сириусу я никто, мы были только помолвлены, и то помолвка прекратила свое действие, когда его отправили в Азкабан. Детей у нас не было...

– И не будет? – осторожно спросил Моуди. Кэндис отрицательно покачала головой, на мгновение крепко зажмуриваясь. Впрочем, возможно, очередной глоток аврорского чая содержал слишком много огневиски.

– Поэтому я и хочу забрать отсюда все, что связано с Сириусом. Чтобы к этим вещам не прикасались посторонние, как в доме в Лайм-Реджисе, который тогда конфисковали.

– При тебе оформляли конфискацию?

– Нет. Я в это время лежала в беспамятстве у Тонксов... Тед, как оказалось, успел съездить в Лайм-Реджис и забрать некоторые вещи, в том числе нашу коллекцию пластинок и тот бело-золотистый сервиз, который мы покупали вместе с Сириусом... Но большая часть вещей так и осталась новому владельцу дома, я даже не знаю, кто это...

Она помолчала, медленно вращая чашку в руках, потом зло добавила:

– С их стороны было редкой наглостью после того вызывать меня повесткой.

– Кстати, ты вообще не была обязана являться в Визенгамот. Как гражданка другого государства...

– Дело принципа.

– Конечно. И кстати, благодаря твоему выступлению Люциус и получил наименьший срок из всей компании. Остальным дали двенадцать-пятнадцать лет, тем, кто уже сидел в Азкабане – и вовсе пожизненные сроки.

Кандида задумчиво кивнула. Моуди даже усомнился в том, что она его слушала.

– И все-таки, со стороны Сириуса это было странно, – проворчал он, снова разглядывая кухню. – Ты была ему ближе всех, как-никак... ну, может быть, не считая Гарри.

– Он так и не простил мне моего замужества, – проговорила Кэндис, очень спокойно.

– Редкостно логично, – хмыкнул Моуди. – В Азкабан тебе следовало за ним идти, что ли? Я бы сказал, для молодой женщины более чем естественно выйти замуж.

Кандида переложила несколько пергаментов, задержав в руках только список авроров.

– Да нет... я понимаю Сириуса. За Астольфа Мелифлуа я выходила замуж не по большой любви и не по любви вообще, просто оказалось, что жить самостоятельно я не умею. Я бы и в Англии не прожила, на зарплату Министерства, что уж говорить о Франции... И, если подумать, я всегда жила за чужой счет, даже те деньги, которыми я сейчас распоряжаюсь, принадлежат не мне, а моему сыну. Он – наследник всех денег и имений семьи Мелифлуа, а я так, вдовствующая королева-регентша...

– Сириус и Рено знакомы, кстати? – спросил Моуди, катая по столу свернутый в трубочку пергамент, содержащий (если заметки на видимых полях соответствовали остальному содержанию) план четвертого уровня Министерства Магии.

– Да, я привозила Рено на пасхальные каникулы. Они даже хорошо поладили друг с другом... – рука Кэндис, держащая бутылку огневиски над ее чашкой, предательски дрожала.

Моуди вздохнул, но бутылку отбирать не стал.

– Боже мой, – вдруг сказала Кэндис, глядя прямо перед собой широко раскрытыми глазами, – подумать только, что все так закончится...

– Как – так?

Кэндис прижала ладони ко рту, словно боясь разрыдаться.

– Сириус погиб... Люциус в Азкабане... и все – сразу...

– Тебе было бы легче, если бы это произошло по отдельности? – умение проявлять бесцеремонность, когда это казалось целесообразным, Моуди успел отточить за время работы в аврорате. – И я знаю, ты сейчас коришь себя за то, что тебя не было рядом с Сириусом. Имей в виду, если бы его убили у тебя на глазах, тебе было бы гораздо хуже. И даже от того, что тебе пришлось бы выступить против своего брата. Сириуса, разумеется, родственные связи никогда не останавливали, но у вас по-другому...

Кэндис закрыла лицо руками, ее плечи чуть дрогнули. Моуди задержал взгляд на двух кольцах на ее руках – единственные украшения, которые она сейчас носила. Золотое на левой и серебряное на правой. Носить золото и серебро одновременно – моветон, но оба эти кольца слишком много значили для нее. Золотое – обручальное, серебряное – подарок Сириуса на помолвку...

– Я не знаю, Аластор... – медленно сказала она, не отнимая ладоней от лица. – Еще в 1980-м я знала, что иду по тонкому льду... Помнишь, как говорила Доркас – если ты молчишь и стоишь в стороне, пока приходят за другими, то, когда придут за тобой, встать за тебя будет уже некому... Лед обломится... Под всеми нами...

Теперь она уже плакала по-настоящему, хотя и беззвучно и Моуди не мог увидеть ее слез. Никто и никогда, вспомнил он, не видел слез Кандиды Малфой Мелифлуа; Моуди был уверен, что она относится к тому типу женщин, которых он называл про себя «Скарлетт», по имени героини старого магловского фильма, так любимого его матерью. Такие женщины плачут часто и много, но всегда – в тишине собственной спальни, где никто не может их услышать...

Моуди встал и несколько секунд смотрел на Кэндис, не совсем уверенный в том, что ему следует делать. Потом сказал:

– Я пойду наверх, соберу оттуда вещи, какие надо отвезти в другое место. Пока, наверное, перевезем все в «Нору»?

Кандида кивнула. Моуди постоял еще немного, потом ободряюще-успокаивающе погладил ее по плечу и вышел из кухни, прикрыв за собой дверь.

Забирать наверху оказалось почти нечего – так, несколько фотографий и книг, кое-что из одежды Сириуса, которую Моуди тоже решил не оставлять в доме, переходящем в лучшем случае неизвестно кому, но он оставался на верхних этажах до тех пор, пока не услышал голоса внизу. Он спустился и остановился на пороге кухни.

Андромеда Тонкс, Ремус Люпин и Кандида быстро сворачивали пергаменты и перевязывали их лентами. Кингсли Шеклболт и Гестия Джонс быстро просматривали пергаменты и раскладывали их по двум примерно равным стопкам. Признанные ненужными свитки ярко горели в очаге, у которого Молли Уизли начинала что-то готовить. Подняв голову и увидев в дверях Моуди, Кэндис улыбнулась ему – грустно, но тепло.

Будет кому за тебя встать, мысленно пообещал Моуди, обводя все общество взглядом. Будет...

Он перешагнул через порог и присоединился к сворачиванию и перевязыванию пергаментов.
...на главную...


август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.08.11
Два паладина [2] (Песнь Льда и Огня)



Продолжения
2020.08.10 12:39:50
Дочь зельевара [189] (Гарри Поттер)


2020.08.10 00:03:28
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.08.08 21:53:11
Змееглоты [6] ()


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.