Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп, смотря на неправильно сваренное Поттером зелье, выговаривает ему:
-Оценка - "отвратительно". Почему вы никогда не слушаете, что я вам говорю?
-Потому что, всё, что вы мне говорите, сэр, оскорбляет меня и портит мне настроение!
- Да вы просто наглый, дерзкий и невоспитанный хам!!!! -20 очков с Гриффиндора!
- Что вы сказали, профессор?

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8586 анекдотов
- 17655 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Стратегический просчет

Автор/-ы, переводчик/-и: Пухоспинка
Бета:Emberstone
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:15YL!Леви/15YL!Верде
Жанр:PWP
Отказ:Все права на персонажей и сюжет Katekyo Hitman Reborn! принадлежат Амано Акире. Автор материальной прибыли не извлекает
Цикл:KHR! [31]
Фандом:Учитель-мафиози Реборн!
Аннотация:Верде экспериментирует с пламенем Грозы, и ему нужен подопытный
Комментарии:Примечания: фик написан на конкурс Reborn Nostra: Танец Пламени на дайри, тема «Шах и мат», команда пламени Грозы
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, сомнительное согласие
Статус:Закончен
Выложен:2013.05.14 (последнее обновление: 2013.05.14 23:06:19)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 858 раз(-a)



Чем интереснее разработка, тем больше она требует вложений. Этот прискорбный факт неизменно выводил Верде из себя. Вместо того чтобы углубиться в изыскания, требующие предельной сосредоточенности, приходится отвлекаться на презренные материи вроде «где достать денег на очередной эксперимент».

Верде в сердцах схлопнул окно исследовательской программы, на которое до этого медитировал добрых полчаса. В окне мигала раздражающая все более с каждой минутой надпись: «Недостаточная прочность бура».

И как, черт побери, обеспечить эту прочность? Боги, кто-нибудь представляет, сколько стоят алмазы? Жалкий синтетический мусор — не меньше доллара за карат. А ведь ему нужен высококлассный материал!

Раздражало. Невыносимо раздражало.


Верде откинулся в кресле, закинул ноги на стол и начал задумчиво протирать очки. Последняя военная разработка, проданная каким-то богатым мешкам — он не запоминал такие не стоящие внимания мелочи — вызвала серьезное неудовольствие Савады Цунаеши. Настолько серьезное, что он прислал своего вежливого Хранителя Облака обсудить бесконтрольную продажу оружия потенциальным врагам Семьи Вонгола.

Хранитель Облака — неотесанный чурбан, однако нужно отдать ему должное: аргументы приводил хорошие. Убегая из разрушенной базы — расходы, опять расходы! — Верде впервые задумался об источниках дохода, которые не были бы оружием. И приуныл. Потому что его тошнило от любой деятельности, не являющейся разработкой вооружения. Нет, он мог, конечно, между делом сообразить микрочип, который генерирует тепло по заданному маршруту или будильник, способный анализировать сон и включающийся в самый оптимальный для организма момент — но заниматься таким постоянно? Никогда в жизни.


Он устроился поудобнее — кресло задрожало и начало меняться, принимая форму тела, — и задумался, перебирая свои заброшенные разработки. Что-то такое у него было, что может пригодиться. Точно! Он вскочил — кресло возмущенно мявкнуло, принимая прежнюю форму, — и забегал пальцами по клавиатуре.


Верде откопал проект на «свалке» — диске, куда он сбрасывал свои идеи и задумки, которые были слишком хороши, чтобы уничтожить и забыть, но до которых вряд ли когда-нибудь дойдут руки. Долго перебирал файлы с данными, анализировал результаты и, наконец, удовлетворенно выдохнул. Да, это может сработать. Если подключить нужного человека. Он хлопнул по подлокотнику кресла и набрал номер Маммона.

***

Вызов по личному каналу Занзаса застиг Леви в середине тренировки. Пламя Грозы потрескивало, рассыпая искры; полумертвый рядовой, с белым от ужаса лицом, косился на зигзаги молний, пляшущие перед его носом. Прибить бы идиота за тупость, да пламя у него хорошее, чистое.

Леви потушил кольцо, развернулся, кинув напоследок:

— Чтобы к завтрашнему дню, научился контратаковать, идиот, — и поспешил прочь. Занзас все еще терпеть не мог ждать.


В кабинете оказалось неожиданно людно — даже Маммон приперся, чтоб его. Леви кинул короткий взгляд на Сквало — обычно по тому, как тот себя вел, можно было прочитать настроение Босса. Но Сквало вел себя как обычно — разве что казался немного сонным.

— Леви, милый, ты выглядишь взволнованным, — Луссурия подошел и заботливо поправил ему рукав на форме, — спешил?

Вот же пидорас. Леви отбросил от себя руку и посмотрел на Босса.

Занзас барабанил пальцами по столу и о чем-то размышлял.

Леви ждал.

— Мусор, — Занзас откинулся в кресле и потянулся. — Тебя хочет нанять этот извращенец Верде.

— Он готов хорошо заплатить, — вставил Маммон.

Леви нахмурился — досье на Верде он знал неплохо, как знал всех более-менее достойных представителей своего пламени.

— И? — рискнул уточнить Леви.

— Ты согласен, — Занзас тяжело смотрел из-под бровей.

— Да, босс.

— Контракт он тебе сбросил, посмотришь, но Маммон говорит — чисто. Твоя задача — узнать, что этому ублюдку нужно на самом деле.

Леви хмуро посмотрел на Маммона. У того было «чисто» все, за что хорошо платили.

— Да, босс.

— Свободен.


Леви не любил возиться с данными, предпочитая спихивать эту работу на Сквало или Луссурию — короче, любого, с кем случалось работать в паре, но на одиночном задании приходилось рассчитывать только на себя. Он пнул какого-то рядового, потребовав кофе, и отправился в информационный центр — прощупывать Верде.


К утру он обзавелся покрасневшими глазами, отвращением к кофе и глухим раздражением, но так и не узнал, нахрена Верде понадобился представитель Грозы. По всему выходило, что исследование пламени — не самый приоритетный проект Верде. Впрочем, подстраховаться не помешает. Он ухмыльнулся, почесал грудь и пошел отсыпаться. Кое-какие идеи на этот счет у него все же появились.

***

Хранитель Грозы Варии оказался еще более неотесанным и неуклюжим болваном, чем думал Верде. Впрочем, все они в Варии не отличались сообразительностью — разве что за исключением Маммона.

В лаборатории, куда его провел Верде, Леви-а-тан едва не свернул треногу с анализатором, случайно перезагрузил вспомогательный компьютер, навалившись на стол задницей, а в довершение ко всему запутал провода, змеящиеся по всему кабинету. Верде бы давно от них отказался, но работа с пламенем по-прежнему требовала глубокой изоляции — во избежание.

— Раздевайся, — Верде ткнул пальцем в шкафчик, куда надо было повесить одежду.

— Что, догола?

Боги, дайте терпения.

— Разумеется.

Леви-а-тан пожал плечами, словно хотел сказать: «Да мне что-то».

Когда он начал снимать куртку, Верде с облегчением повернулся к исследовательскому терминалу, загружая программу обработки пламени и куб с опытными образцами.

Он просидел две ночи подряд, анализируя данные и пытаясь понять, что делал неправильно. Сейчас, кажется, он учел все — поэтому должно было получиться. И даже если ничего не выйдет, Верде сможет замерить нужную интенсивность пламени и провести опыт самостоятельно — в конце концов, он тоже обладатель пламени Грозы.


— А дальше что? — проворчал позади Леви-а-тан, и Верде рассеянно ответил:

— Не отвлекай, сейчас я тобой займусь.

По экрану плыли вводные начального напряжения, и Верде прикидывал, с какого момента стоит запускать процесс. По всему выходило — не менее получаса. И вот это было проблемой.

Он обернулся к Леви-а-тану и закашлялся, поправляя очки.

— Какое счастье, — наконец, проговорил он, — что пламя не оказывает влияния на внешность. Если бы у меня все ушло в мускулы и волосяной покров, это была бы трагедия.

Леви-а-тан только пожал мощными плечами и почесал густо заросший пах:

— Делать-то мне что?

— Гм, — Верде попытался собраться с мыслями, но взгляд то и дело возвращался к голому Леви-а-тану. — Гм. Ложись на кушетку. Я сейчас начну.


— Эй! — возглас Леви-а-тана и шорох лент заставил хмыкнуть — лучше Грозы только хорошо зафиксированная Гроза. — Ты что задумал, ублюдок? Этого не было в контракте!

Верде неторопливо набирал в шприц жидкость, поглядывая на датчик весов — главное, не промахнуться с дозой.

— Это для твоего же блага, — проговорил Верде и вскинул руку со шприцем. — Ты ведь знаешь, что сейчас произойдет?

***

Ублюдок в халате наступал на Леви, держа шприц правой рукой и, Леви был готов поклясться, ухмылялся. А тут еще чертовы ремни раздражали до зуда в костях — один перекинулся через грудь, другие зафиксировали бедра, лодыжки и руки. И сразу же мучительно зачесалось все тело. Вот так всегда бывает — стоит обнаружить, что нельзя, сразу хочется.


— Знаю, — проворчал Леви и повозился, стараясь почесаться о край ремня. — Ты вколешь мне афродизиак и будешь смотреть, что будет.

— Точно! — Верде маньячно улыбнулся. — Вообще, — он даже доверительно понизил голос, склоняясь над Леви, — я не люблю работать с живым материалом. Но иногда приходится…

Подвижные сухие пальцы ощупывали бедро, и Леви сдержал порыв попросить почесать себе живот.

— Почему афродизиак-то? — задал Леви занимавший его все это время вопрос — хоть Верде и смахивал на маньяка, но никак не сексуального. Леви вообще сомневался, что Верде был знаком с такой штукой как секс. Ну, разве что в теории.

— Потому что максимальное высвобождение пламени идет в момент эмоционального напряжения, — Верде поправил на носу очки и смахнул челку. — Господи, ты бриться когда-нибудь пробовал? Не напрягайся!

Он, наконец, нащупал какое-то место на бедре, ловко смазал влажным тампоном — по кабинету поплыл резкий запах спирта — быстрым хлопком вогнал иглу.

Леви честно постарался расслабиться, прислушиваясь к своим ощущениям, но место укола лишь слегка покалывало.

Верде выдернул иглу и прижал тампоном.

— А дальше что? Я ничего не чувствую.

Верде небрежно выбросил шприц и пожал плечами:

— Еще рано. Раствор должен попасть в кровь и хорошенько разойтись. Плюс время на реакцию. Первые признаки почувствуешь минут через десять. Лежи смирно.


Дергаться Леви и не собирался — кожа в месте укола немного занемела, а по телу медленно расходилась волна тепла, от которой над верхней губой выступили мелкие бисеринки пота. И никаких признаков возбуждения — если не считать за него раздражение от непонятных действий Верде. Тот открыл большой металлический ящик и сейчас доставал с бархатной подложки небольшие металлические кружки.

Леви вытянул шею, чтобы рассмотреть.

— Проводники пламени, — пояснил довольный Верде. Судя по всему, настроение у него стало отличным — даже очки заблестели как-то иначе. — Действуют по тому же принципу, что и кольца. Сейчас я их прикреплю к тебе…


Леви дернулся от первого холодного прикосновения.

***

Верде подавил в себе бессмысленный порыв замурлыкать под нос какую-то песенку. Все шло настолько замечательно, насколько могло. Пламя Леви-а-тана оказалось даже мощнее, чем предполагал Верде — и уж точно чище. А значит, эксперимент не мог не удаться. Он быстро крепил проводники к коже. Леви-а-тан вздрагивал от каждого прикосновения — значит, нужно было торопиться, кожа уже приобрела сверхчувствительность, первый признак воздействия афродизиака.


— Слушай, ты, — Леви-а-тан смотрел из-под тяжелых век немного сонно — все шло по плану. — А нельзя высвобождение пламени без этого? Я и так могу.

— Можешь, разумеется, можешь, — Верде закрепил сразу два проводника над пахом, стараясь не обращать внимания на то, как дрогнул большой мягкий член. — Вопрос в затраченных усилиях при сомнительном результате. Что мне сделать, чтобы ты отреагировал нужным образом?

Леви-а-тан глубоко вздохнул, кожа покрылась мурашками — началось.

— Сделать? — переспросил он.

— Ну да, что мне сделать? Пытать тебя? Называть твоего босса ублюдком? Но все это не гарантирует результат. Афродизиак — дешево и надежно.

— Понятно.

Леви-а-тан начал дрожать — мышцы перекатывались под кожей, ремни скрипели, удерживая его. Нужно было торопиться. Верде закрепил последний проводник и побежал к установке. Там, на ней, были проводники, парные с теми, что он прикрепил к Леви-а-тану. Как только он выпустит пламя, оно рванется к установке, собираясь на стержне-проводнике, и тогда…

Он едва успел закончить все приготовления. Когда он вытер влажным полотенцем испачканные в саже руки, Леви-а-тан выгнулся, широко распахнул глаза — и лаборатория наполнилась тяжелым запахом мускуса, пота и смазки. Это даже немного отвлекало от процесса.

Верде недовольно оглянулся — Леви-а-тан пытался выгнуться, мускулы бугрились под ремнями, а возбужденный член толщиной с руку Верде торчал почти вертикально, можно было увидеть, как по увитому венами стволу стекает смазка.

Верде снова отвернулся — установка начала гудеть и потрескивать, разогреваясь.

— Выпустишь пламя, когда я скажу, — кинул Верде, не сводя с нее взгляда.

Содержимое установки покоилось на простой керамической подставке. Позади раздавалось хриплое дыхание.

— Развяжи мне руки, ты.

— Пока рано, — Верде рассеянно следил за графиком напряжения пламени на диаграмме Леви-а-тана. Еще десять минут — и он будет готов.

— Мне нужно подрочить.

— Нет, пока не нужно. — Ломаная линия графика добралась до критической точки, и Верде направился к Леви-а-тану. — Ты подрочишь в определенный момент.

— Да чтоб тебя.

— На счет «ноль» выпускаешь пламя, понял?

— Подрочи мне.

— Озабоченный идиот. Пять.

— Тебе жалко, что ли?

— Четыре. Это нарушит эксперимент, и придется начинать сначала. Три.

Ремни угрожающе затрещали. Верде видел, как растягивается пластик по краям, как врезается в кожу, и та наливается краснотой кровоподтека.

— Два.

— Хоть бы бабу привел, сука.

— Один. Я не знал, что ты настолько озабоченный. Не отвлекайся…

***

Пламя змеилось под кожей, дробило кости и переплавляло в сталь мышцы. Оно перекатывалось вместо мускулов, омывая тело от затылка до пяток. А еще оно сжигало — в паху полыхал огонь, который перемешивал мысли и туманил сознание. Все, чего хотелось Леви — подрочить. Или кого-нибудь трахнуть. Или нет, подрочить бы хватило. Хотя бы просто потрогать себя! Но сначала избавиться от излишков пламени — потому что это было слишком, всего было слишком, он не справлялся, перед залитыми потом глазами расплывалась лаборатория, белое пятно халата маячило где-то сбоку.

— Ноль.

Леви, выгнулся, выпуская пламя наружу.

От искрящегося скрежета заложило уши, отдачей его швырнуло назад. Ленты, сжимавшие тело, на миг стали каменно-твердыми, и тут же рассыпались колючим крошевом. Леви выбросило вперед, и он тяжело рухнул, приземлившись на четыре точки.

Крик Верде «Осторожно, тут ценные приборы, идиот!» потонул в скрежете молний, бьющих в какую-то цилиндрическую установку.

А на смену пламени пришло возбуждение. Заполнило пустоту и вывернуло наизнанку. Леви тяжело оттолкнулся от пола, сел на пятки и положил ладонь на мокрый от пота член. С мучительным облегчением провел по всей длине, предвкушая…

Холодная кисть вцепилась в запястье, удерживая, и Леви тряхнуло. Он медленно повернул голову.

Верде, взлохмаченный и небритый, одно стекло в очках треснуло, потрясал какой-то пластинкой. Пламя продолжало течь.

— Еще рано! — хрипло проговорил он. — Понимаешь? Еще рано! Потрясающие результаты, гениальные результаты, — он бормотал и тянул Леви за собой. От ладони вверх по руке ползла прохлада. — Но еще рано. Тебе надо лечь, могут быть сбои. Слишком сильное пламя…

Леви больше не вслушивался. Схватил придурка за горло и впечатал в стену.

— Ты!

Член упирался в пуговицу на косо сидящем халате, и это немного отрезвляло. Леви сглотнул вязкую слюну и потерся о Верде. — Ты! Сколько еще ждать?

Возбуждение душило его с такой силой, что перед глазами темнело.

Верде, хрипло дыша, посмотрел в пластину, которую держал — оказалось, какой-то экран.

— Не меньше десяти минут.

— Нет, — Леви потерся о Верде.

— Всего десять минут, и ты кончишь!

От него пахло досадой, злостью и какой-то химией — Леви не мог разобрать.

— Я столько не продержусь, идиот.

Какого хера он вообще разговаривает с этим идиотом?

— Черт, как я не подумал о ремнях, что они треснут, как, как, — продолжал бормотать Верде. — Давай, ложись. Потом все что хочешь. Ну же…

Леви тяжело отступил, задыхаясь — на белом халате проступило пятно от смазки. На горле у Верде билась жилка, тонкую шею, торчащую из широкого воротника, хотелось свернуть нахрен.

Леви глубоко вздохнул и крепко взял его за руку. Потянул на себя, а когда Верде дернулся, подмял под себя одним стремительным движением. Теперь от него пахло страхом. Хорошо.

***

Приходилось признать — это был его собственный стратегический просчет. Он не подумал, что специально укрепленные путы могут рассыпаться под воздействием измененного афродизиаком пламени Грозы. Не предусмотрел запасного плана. Непростительно. И он совершенно точно не представлял, как поведет себя накачанный возбуждающим средством вариец. Они же все чокнутые, и этот — не исключение. А Леви-а-тан вжимал его в стену так, что легкие сдавило, и Верде задыхался, пытаясь высвободиться. Какая, однако, нелепая будет смерть. Из всех смертей — погиб во время опыта из-за собственной неосторожности — самая позорная в жизни исследователя. Вдруг Леви-а-тан ослабил хватку, и Верде торопливо задышал.

Он начал было говорить какую-то отвлекающую ерунду, одним глазом косясь на данные приборов — оставалось еще восемь минут, — как почувствовал, что с него одним движением сорвали штаны.

Верде судорожно забился, скользя ладонями по мощному торсу, брюки путались на лодыжках. Леви-а-тан угрожающе нависал над ним, будто не чувствовал ударов:

— Идиот! Ты сейчас все испортишь! Ты же кончишь, кретин! — Его разбирала ярость. В ответ Леви-а-тан сдернул халат и рубашку, и Верде почувствовал спиной прохладу стены. — Так, стоп, стоп.

Он выронил дисплей, уперся ладонями в грудные мышцы и заговорил:

— Хорошо, хорошо! Хорошо. Делай, что хочешь. Все будет. Только не торопись, ладно?

Леви-а-тан мотнул косматой головой, как будто отгонял назойливую муху, и Верде приободрился:

— Возьмешь меня. Но сначала, — он выскользнул из-за Леви-а-тана, схватил его за руку и повел за собой, пятясь, — но сначала ты ляжешь.

В ногах запутались штаны, и Верде раздраженно отбросил их прочь.

Леви-а-тан тяжело дышал, но сейчас у него в глазах застыло осмысленное выражение.

— Вот так, очень хорошо. Я возьму твой член и сделаю, как ты скажешь. Ладно?

Верде осторожно присел, поднимая дисплей, посмотрел на показатели — пламя слишком медленно воздействовало на объект. Состояние Леви-а-тана было удовлетворительным. Сердечные сокращения уменьшились, пульс снизился, давление тоже немного понизилось. Похоже, оргазм отступил. Пять минут — это все, что ему нужно.

И охнул, когда оказался на спине. Леви-а-тан нависал над ним глыбой мышц, лицо в зеленоватых всполохах пламени казалось вырезанным из темного дерева, а рот оскалился в гримасе.

Верде медленно развел ноги и раскинул руки.

— Видишь? Ты можешь делать все что хочешь. Но только не кончать.

Когда Леви-а-тан вжал его в пол и потерся членом, Верде затопила волна чужой похоти. Похоже, афродизиак выходил вместе с потом и испарялся, ничем другим нельзя было объяснить собственное возбуждение, пусть небольшое, но все же. Досадно. Оставалось надеяться, что это не помешает завершению эксперимента и не притупит бдительности.

Повинуясь порыву, Верде обхватил Леви-а-тана за плечи, погладил по гладкой мускулистой спине и шепнул:

— Осталось две минуты.

И чего он точно не ожидал, так это нежности, с которой тот перевернул его на живот и вжался обжигающе-горячим членом между ягодиц.

***

Леви любил женщин, что и говорить. Хрупких, слабых — особенно по сравнению с ним, мягоньких. Чтобы обязательно с большой грудью. Нет, худышки ему тоже попадались, но с ними все было сложно. Глупость, конечно, но он всегда боялся ненароком пришибить. Вот и приходилось излишне сдерживаться. Верде был такой вот худышкой. Тонкие руки и ноги, спина с выступающими позвонками, тощая задница — в чем только душа держится. Леви даже как-то забыл, что тот когда-то был одним из аркобалено — сильнейших младенцев. И стал им не за слабость. Просто, когда переворачивал, Леви думал сквозь дурман — не покалечить бы ненароком. Нехорошо это, любовников обижать. Потому старался изо всех сил держаться. Хотя кожа на загривке была мягкая — хотелось прикусить зубами. И ягодицы оказались гладкие, как у девчонки какой. Анальный секс Леви любил, хотя он и редко случался — слишком большие у него были размеры, чтобы запросто вставить в женский зад. Иногда заказывал девочек со специализацией, и тогда уже оттягивался. Но сегодня был не тот вариант. За эту мысль он цеплялся, отмахиваясь от бухающей в ушах крови, глуша внутренний голос, который шептал: да какая разница, главное, будет хорошо, прямо сейчас.

Верде под ним лежал спокойно, расслабленно, даже умудрялся поглядывать в свой экранчик.

И когда он сказал, что осталась минута, тут-то Леви и не выдержал. Минута же! Значит, можно начинать.

Или даже не начинать — просто Леви слишком устал сдерживаться. Просто он толкнулся между разведенных ягодиц и вставил давно скользкий член в слишком узкую дырку. Дыхание перехватило, перед глазами заплясали черные точки, как вдруг цепкие пальцы сжали член у основания — и Леви как будто налетел на стену.

— Еще немного, — Верде стискивал его член, а Леви выгибался от мучительно отступившего оргазма. — Еще немного…

Голова кружилась, пламя набухло, потемнело, заволокло комнату темно-зеленой завесой, по которой пробегали электрические искры. Леви казалось, что он плывет — то ли в возбуждении, то в собственном пламени.

— Давай! — Верде отпустил член, вскинул бедра, и Леви с ревом вбился в него, задыхаясь то ли от легкости, то ли от мягких тисков вокруг члена.

Он кончил, почти теряя сознание, распластавшись по Верде и содрогаясь всем телом. В установку посреди лаборатории бил толстый скрученный, раскаленный почти добела жгут пламени. Освещение мигало, с потолка сыпались искры, где-то звучал сигнал тревоги.

***

Верде, ослепленный и оглушенный, лежал еще минуту после того, как все успокоилось. Когда перед глазами перестали плыть черные полосы, он вскинулся, стряхнул с себя Леви-а-тана, и, хромая, рванул к охлаждающейся установке. Ее внутренности заволокло белым дымом, по стеклу все еще плясали зеленоватые искры.


— Это сколько же ты из меня пламени выкачал, сволочь, — проворчал Леви-а-тан. Верде слышал, как он ворочается на полу, и рассеянно пожал плечами.

— Через пару дней восстановишься. Моя задница будет заживать намного дольше, так что считай, что мы квиты.

— Ты задницей не сражаешься, — буркнул Леви-а-тан. Он, покачиваясь, пошел к шкафчику со своей одеждой.

— Зато я на ней сижу, когда работаю, — парировал Верде, — это полезный инструмент.

Он замолчал. Почему он вообще что-то объясняет? Первая задача — выпроводить Леви-а-тана отсюда и, наконец, взглянуть, что же у него вышло. Поверхностный спектральный анализ говорил, что все получилось, — но требовалось убедиться, что дело сделано. Верде пока не думал, что это означает. Сначала — проверка, только она. Он нашарил свой халат, натянул его, достал из кармана запасные очки и осмотрелся. Леви-а-тан ковырялся у стены с техникой, натягивая штаны. Он все еще был возбужден, и Верде отвел взгляд. Афродизиак выветрится из организма минут через тридцать, да и основной пик возбуждения уже прошел. Нечего беспокоиться.

— Сообщи, что контракт выполнен, — Леви-а-тан уже натягивал куртку, и Верде с нетерпением ждал, когда он, наконец, свалит. Между ног текло, и пришлось воспользоваться носовым платком — аккуратно промокнул себя между ягодиц. Ну и размерчик. Неделю придется сидеть на обезболивающих — фыркнул про себя Верде.

Леви-а-тан уже стоял у выхода и демонстрировал явное желание покинуть лабораторию.

Верде прихромал к двери и набрал пароль:

— Провожать не буду, — что-то было не так, что-то смущало, но он никак не мог сообразить, что именно.

И только когда Леви-а-тан почти добрался до выхода из лабораторного комплекса, до Верде дошло. Стена, рядом с которой стоял Леви-а-тан. Оттуда что-то пропало.

Он судорожно врубил записывающие камеры, потребовал проанализировать обстановку до появления Леви-а-тан, во время его присутствия и после.

Когда центральный компьютер выдал результат, Верде раздраженно плюхнулся в кресло и тут же подскочил от боли.

— Да чтоб ты провалился!

Леви-а-тан на экране монитора подходил к основному выходу. Верде мстительно улыбнулся и нажал на кнопку. Все данные, которые тот снял при помощи замаскированной записывающей аппаратуры — надо же, как талантливо прикидывался неуклюжим клоуном — будут немедленно стерты с любых носителей.

Леви-а-тан на экране вздрогнул, покрутил головой и вышел за дверь.


Верде еще немного посмотрел на опустевший монитор. Возмущение понемногу утихало. Впрочем, чего он ожидал. Вария — это Вария. Но вообще с их стороны было очень низко пытаться похитить результаты эксперимента.

Верде, наконец, подобрался к остывшей установке. Нажал кнопку, затаив дыхание и глядя, как выезжает покореженный поддон. На нем, в облаке темного пепла, среди оплавленной пластмассы и осколков стекла, лежал камень размером с кулак. Не выдержав, он схватил его, чувствуя тяжесть, и бросился к спектрографу.

Прежде чем на экран вышли результаты анализа, Верде знал, что он там увидит. Кристаллическая алмазная решетка вращалась на темном фоне, затмевая все.

Две тысячи карат. Верде благоговейно провел пальцем по подлокотнику, и кресло отозвалось урчанием. Две тысяч карат не самого плохого алмаза. Это сколько же давно заброшенных опытов можно будет провести, это же сколько теорий проверить. Если бы он мог, он бы запрыгал от радости.


Настроение омрачило воспоминание о Варии и Леви-а-тане. Вот же засранцы. Ну ничего. Он с ними как-нибудь сквитается. Сейчас, когда он станет относительно финансово независимым… Верде встал и прошел к регистратору. Осталось всего ничего — проанализировать силу, мощность и интенсивность пламени, после чего добиться соответствия в лабораторных условиях. Он протянул руку за диском с информацией — пальцы нащупали пустоту. Какое-то время он тупо смотрел на рассеивающуюся иллюзию, а потом до него начало доходить.


Экран внешней связи с миром вспыхнул, показывая Леви-а-тана в салоне машины. Вид у того был усталый, но довольный. А еще он крутил в руках диск. Его плавно обтекало пламя Грозы, защищая от повреждений и воздействия извне.

Леви-а-тан поднял глаза, и экран заполнило его лицо.

— Не это, случайно, ищешь? — Диск блеснул в углу и пропал.

Верде судорожно глотал воздух, не в силах ничего сказать.

— Ах ты, мошенник!

Лицо Леви-а-тана отодвинулось, он показал внушительный кулак.

— Кто бы говорил. Контракт запрещает использование пламени для создания финансовоемких производных. Или ты думал, я не пойму?

Леви-а-тан грозно сдвинул брови, а Верде понял, что хочет закурить.

— Мы тут подумали… Если что-то понадобится от Хранителя Грозы Варии… или еще от кого — обращайся. Мы всегда готовы поучаствовать за половину прибыли. А я так готов лично. И даже без всякой стимуляции.


Леви-а-тан весело оскалился, и изображение потухло. Верде мрачно подбрасывал в руке алмазный кирпич и думал, что всего его беды — из-за недооценки противника. Очередной стратегический просчет. Ладно, хоть лабораторию не разрушил.
...на главную...


апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.