Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Мир так порочен, - беспечно ответил Драко отцу, вопрошавшему, что делает Поттер в постели сына.

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Когда разум в плену

Автор/-ы, переводчик/-и: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:Джон/Шерлок, Майкрофт/Шерлок (не инцест)
Жанр:AU, Angst, Drama
Отказ:отказ
Цикл:Шерлок [51]
Фандом:Шерлок Холмс
Аннотация:Шерлок действительно мало эмоционален, он прекрасно контролирует себя, но в редкие моменты сильного стресса с ним происходит нечто, что причиняет ему неприятности
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, AU
Статус:Закончен
Выложен:2013.04.27 (последнее обновление: 2013.04.27 14:23:12)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 2020 раз(-a)



Это было… это просто было. И точка.
Шерлок ненавидел такие моменты, когда его предавало не только тело, но и разум. Джон не должен ничего узнать – Шерлок давно уже умел себя контролировать и не допускал промашек. Только не Джон, только не так!
Ложиться спать было страшно, находиться в комнате одному – очень страшно, но то, что могло прийти вслед за сном – это куда страшнее, это хуже чертовой собаки и даже Мориарти генетически скрещенных.
Если Джон узнает, это будет конец всего – в Лондоне Джон молча соберет вещи и уедет, ладно еще, если никому ничего не скажет. А ведь Майкрофт наверняка его уже предупреждал – не мог не предупредить, он же предусмотрителен до тошноты, заботлив до омерзения.
Шерлок сел на краешек кровати, сгорбился и закрыл лицо ладонями, стараясь сдержать рвущийся из груди стон отчаяния – он все равно уснет, стресс переживается только так, хорошо еще, что так, могло быть и хуже, но Джон… Джон не поймет, осудит…
- Проклятье! – тихо завыл детектив в ладони. – Проклятье!
Было ли то проклятьем небес, наличием некоей не диагностируемой опухоли головного мозга или чем-то еще, не знал ни сам Шерлок, ни родители. Впрочем, родители не знали даже о глобальной проблеме с младшим сыном, что не могло не радовать. Обо всем знал только старший брат, всегда с пониманием относившийся к этой, с его слов, небольшой трудности.
Шерлок не считал проблему небольшой – именно из-за этого ему пришлось сковать сердце льдом отчуждения, безымоциональности, всегда легкой отстраненности от людей и, возможно, только Майкрофт понимал, насколько брату сложно с соседями и делами.
Шерлок ненавидел брата, ненавидел лютой ненавистью из-за вечно покровительственной улыбочки, из-за редких прикосновений и в особенности – из-за пронзающих душу взглядов понимания и заботы. Майкрофт желал помочь, но этого не хотел сам Шерлок, когда-то сбежавший из дома в самостоятельную жизнь, лишь бы больше не быть под постоянным контролем.

- Я ближе всех к тому типу друзей, которых Шерлок способен иметь,- сказал при знакомстве Майкрофт.
- То есть? – не понял Джон.
- Его враг, - Майкрофт отвел глаза на миг. - В его понимании. Он, пожалуй, припишет меня к его заклятым врагам. Обожает все драматизировать.
А потом еще были вопросы о близости к Шерлоку, о совместном проживании с ним и фраза, которую Джон понял по-своему, но на деле она несла совсем иную смысловую нагрузку, понять которую могли лишь сами братья:
- Я беспокоюсь о нем. Неустанно.
Если бы Джон уже тогда мог врезать странному типу с зонтом-тростью и дорогими ботинками, с нагловатой ироничной улыбочкой, с длинными пальцами, обхватившими левую руку отставного солдата…
После того случая с таксистом Майкрофт снова вызвал Джона на милую беседу.
- Прошу Вас лишь о благоразумии, доктор Уотсон, - произнес Холмс, элегантно опустившись в кресло. – Что бы ни случилось, уверен, Вы достойно примете ситуацию и постараетесь не довести ее до конфликта.
- Вы о чем? – Джон напрягся. Врезать хотелось неимоверно – кулаки чесались от желания стереть покровительственную улыбку, хотя Майкрофт не делал ничего ужасного или запрещенного. И уж тем более не стремился снова прикоснуться к нему.
- Я о вашем соседстве с моим братом,- пронзительные глаза старшего Холмса, казалось, смотрели прямо в душу. – Джон, Шерлок – шкатулка с многочисленными сюрпризами, он довольно сложный человек, у которого полным-полно тайн, знать которые Вы точно не захотите.
- Это угроза, подкуп или нотация? – едва не огрызнулся Джон.
- Это констатация факта, не более того, - миролюбиво ответил Майкрофт. – Вы помните прошлую ночь, Джон? Вы понимаете, с чем столкнулись? Это невозможно контролировать, на это нельзя закрыть глаза и сделать вид, что ничего не произошло. Шерлок довольно холоден в эмоциональном плане, но, пожалуй, это единственное, что сохраняет его разум в неприкосновенности.
- Вы о чем? Я Вас не понимаю.
- Я о стрессе и том, что происходит потом. Пока не поздно, Вы еще можете уйти.
- А это уже угроза? – Джон нахохлился и сжал кулаки.
- Скажем, последнее предупреждение перед началом возможной катастрофы, - все так же спокойно ответил Майкрофт. – Не Вы первый, Джон, не Вы и последний его сосед. Тем повезло, они сбежали раньше, чем поняли, что Шерлок не способен противостоять разрушительной силе стресса.
Джон тяжело сглотнул, вспомнив прошлую ночь и Шерлока.
- Если Вы о лунатизме, то я…
- Не только о лунатизме, Джон, не только. Если бы все было так легко и просто, я бы не волновался. Это был даже не стресс, но поверьте, Вы точно не захотите столкнуться с испуганным Шерлоком.
Джон поднялся из кресла, взглянув на мужчину перед собой.
- Я справлюсь. Это все или Вы хотите сказать что-то еще, мистер Холмс? О чем-то предупредить?
- Пожалуй, все, - Майкрофт так же элегантно поднялся и протянул руку. – Надеюсь, Вы отдаете себе отчет о той ноше, тяжесть который Вы добровольно на себя взваливаете. Если не сможете справиться – бегите без оглядки, он поймет.
Джон поднял руку и застыл, так и не коснувшись ладони Холмса. Майкрофт не давил… то есть, давил он постоянно, но что-то в тоне его мягкого почти успокаивающего голоса было враждебным, пугающим. Вытаскивать из него информацию было труднее, чем тащить на себе борца сумо, радовало лишь то, что последнего Джону делать бы никогда не пришлось, а остальное Холмс выдавал строго дозировано, то ли в самом деле размеряя информацию по капле, то ли боясь возможной реакции на нее.
- Я его не брошу, - решил для себя Джон, пожав руку Майкрофта.
- Очень на это надеюсь, - кивнул тот. – Вас отвезут. Всего доброго.
Уже сидя в машине, Джон вспоминал прошедшую ночь.

Шерлок долго не ложился спать, до полуночи сидел за компьютером, гремел пробирками и колбами на кухне, а когда Джон сообщил, что пойдет спать, глаза нового соседа как-то странно подернулись дымкой, будто в глубине их что-то промелькнуло. Страх? Джон подумал, что это ерунда – они шли домой вдвоем, Шерлок улыбался, в кафе поужинали, перебрасываясь шуточками и обсуждая таксиста с его неспособностью нормально вести машину, вернулись домой довольные раскрытием нового дела. Шерлок не боялся ни таксиста, ни того, что мог проглотить смерть, ни уж тем более решительности нового соседа, который спас ему жизнь. Откуда тогда могла взяться эта дымка и странный влажный блеск глаз?
- Ты в порядке? Выглядишь как-то…
- Да, все отлично, Джон, спокойной ночи,- практически на одном дыхании выпалил детектив.
- Спокойной ночи, Шерлок,- кивнул Джон, уходя к себе со странным ощущением чего-то необычного, что должно было вот-вот начаться.
Рано утром, или же, скорее, глубокой ночью, Джон проснулся от нехорошего предчувствия, буквально вылетев из кровати и вооружившись. Было ли это следствием расследования накануне, было ли это отголосками войны или чем-то еще, Джону было уже наплевать. Сбежав по ступенькам вниз, он ворвался в гостиную, держа пистолет наготове и прислушался.
Стоило бы задуматься о природе странной затуманенности взгляда соседа – как доктор, Джон обязан был не списывать все на ПТС, а впихнуть в соседа успокоительное хотя бы в чае.
Из спальни соседа доносился душераздирающий стон, переходящий во всхлипы. Такое Джон снести не смог – это не стоны удовольствия, тут что-то другое. Джон как мужчина прекрасно знал, что временами можно было удовлетворить себя самостоятельно, но звуки из спальни Шерлока Холмса были явно не от большого счастья облегчения.
Джон осторожно открыл дверь и прицелился на случай незваного гостя, хотя тут же опустил оружие и присмотрелся – Шерлок был прикован наручниками за одну руку к ножке кровати. За неимением металла в спинке кровати, подумал Джон перед тем, как ступить на чужую территорию. Шерлок вел себя так, как будто пытался расцарапать себя ногтями – все тело было покрыто длинными красными полосами от ногтей, извивался, лежа на полу, стонал и даже плакал, судя по влажно блеснувшим в неверном уличном освещении дорожкам на щеках. И, что хуже всего, Шерлок был обнажен и крайне возбужден.
С полминуты Джон разглядывал странноватую даже для него картину, не решаясь ни помочь, ни уйти, после чего все же вышел, прикрыв за собой дверь.
Ладно, возбуждение еще как-то можно на что-то списать, но зачем наручники? Шерлок, не получив удовлетворения, превращается в секс-маньяка и потому старается обезопасить от себя мир? Глупость какая.
Минут десять еще послушав болезненные стоны, Джон передернул плечами и вернулся к себе, продолжая думать о соседе.
Самое странное, что наутро Шерлок вел себя достойно, не лез целоваться, не проявлял ни малейшего волнения на предмет обнаружения себя в непотребном виде, ничего не спрашивал и вообще был до крайностей погружен в себя, перебросившись всего лишь парой односложных фраз с Джоном.
Сам же Джон не находил себе места от беспокойства, любопытства, но спрашивать ни о чем не стал, посчитав, что у каждого должны быть свои маленькие секреты и скелеты в шкафу.
Ему ли беспокоиться о таком, если он сам еженощно вскакивает с криками? Мало ли тогда, что может сниться Шерлоку.
Но вот довольно непродолжительная беседа с Майкрофтом Холмсом подлила масла в огонь интереса к Шерлоку. Редкое заболевание? Какая-то странная реакция на стресс?
Джон облился холодным потом, вспомнив изгибающееся тело детектива – ничего приятного, ему было либо очень больно, либо… Да как еще может быть, если Шерлок был буквально на грани и возбужденным?
Спрашивать самого Шерлока об этимологии такого странного ночного спектакля было нельзя хотя бы из уважения к детективу. Какого черта Джона могло понести в его спальню?
Хорошо еще, что Шерлок сам не начал расспрашивать – с его способностью определить пилота самолета по большому пальцу, он бы без труда вычислил, что то, что должно было бы быть сокрыто от посторонних глаз, было увидено и бог знает как трактовано.
Джон не боялся за себя – Шерлок хоть и обладал довольно сложным характером, но секс ему был просто не интересен, это они выяснили в первый же день знакомства.
Тогда что с ним было?

- Уже сообщил? – Шерлок даже не взглянул на вошедшего соседа, лежа на диване с закрытыми глазами и молитвенно сложив руки у губ.
- Что? Ты о чем? – недоуменно приподнял брови Джон.
- Джон, к чему притворство? – медленно протянул Шерлок. - Майкрофт уже все разболтал?
- Майкрофт… он предупредил.
- И?
- И что?
- Что ты будешь делать? Съедешь?
- С какой это стати?
Шерлок открыл глаза и, перевернувшись, сел на диване.
- Ты видел, ты понял. Джон, не пытайся выглядеть большим идиотом, чем ты являешься на самом деле! - раздраженно бросил детектив, но тут же сбавил обороты и поджал губы. - Это образное выражение.
- Шерлок, это даже не мое дело, - Джон в который уже раз за два дня постарался не обращать внимания на перепады настроения нового друга. – Что я должен понять? У тебя эрекция или своеобразные методы усмирения желаний?
- У меня… - Шерлок пристально вгляделся в друга. - Это тебя не испугало?
- Нет, а должно? – искренне удивился Джон, сев в кресло. - Шерлок, я врач, я солдат, поверь, меня сложно удивить голым телом и невозможно – членом.
- Любопытно,- Шерлок запустил руку в волосы, массируя голову. - То есть, ты не уедешь?
- Шерлок, ты можешь объяснить, что происходит? – потерял терпение Джон. – Ты оборачиваешься волком и потому пристегиваешь себя наручниками? – Шерлок чуть приподнял брови. - Ты кусаешь соседей? – брови сошлись на переносице. - Что ты такого делаешь, что может пугать?
- Я не… нет, я не кусаюсь и тем более не оборачиваюсь волком, - детектив чуть расслабил лицевые мышцы. – Откровение на откровение?
- Что? – Джон медленно моргнул, потом потер переносицу и вздохнул.
- Я могу это контролировать, но не могу дать гарантии, что никогда не повторю подобного. Я стараюсь загрузить мозг по максимуму, но иногда тело дает сбой и… - он облизнул губы.
- Наркотики? – догадался Джон, скорбно поджав губы. - Я это не одобряю, но это твоя жизнь, Шерлок, что я могу тут решать.
- Это… - в серых глазах мелькнула мысль. - Да, наркотики. Все верно. Иногда мне отчаянно скучно, потому я принимаю наркотики, чтобы снять напряжение.
- И где ты их прячешь? Инспектор Лестрейд рано или поздно обнаружит заначку и тогда…
- Не обнаружит, я умею скрывать улики.
Джон готов был поклясться, что новый друг имел в виду совсем не то, что хотел услышать Джон. Не наркотики, точно не наркотики, хотя некоторые могут вызвать и эрекцию. Неужели, смешивает?
- Если что, не волнуйся, я окажу первую помощь, но при любом раскладе сдам тебя в больницу, - решил для себя Джон. - А когда твой брат начнет снова давить…
- Не начнет, его дело – предупредить, твое – принять к сведению, - перебил Шерлок, снова укладываясь на диван и вытягиваясь в струнку.
Джон промолчал, пару минут изучая соседа взглядом, но потом сдался и прошел на кухню.
- Чаю хочешь? – предложил он.
- Да, спасибо, - ответил Шерлок, снова закрыв глаза и сложив ладони лодочкой.
Этой ночью нехорошее предчувствие Джона не побеспокоило.
Решив, что Шерлок не настолько сумасшедший, чтобы травить организм наркотиками ежедневно, доктор расслабился, но ровно настолько, чтобы, когда соседа не было дома, обшарить весь дом, получить фырк от Шерлока, когда ничего не нашлось, и тяжко вздохнуть – Шерлок был гением, с этим пришлось мириться.

Тем вечером, когда их едва не убили циркачи-наркоторговцы, Джон с трепетом ждал нового приступа скуки и ночного концерта от Шерлока.
Ждать пришлось долго, детектив ушел к себе лишь в четвертом часу утра, когда Джон спустился вниз выпить воды.
Шерлока трясло как в лихорадке, но Джон по какой-то причине не стал обращать на это внимание. Странное поглаживание длинными пальцами по горлу, Джон отмел как недостойное внимания – мало ли, может, друг просто делает своеобразный массаж по какой-то восточной методике.
- Шерлок, ты в порядке? - но когда пальцы судорожно вцепились в воротник, когда ногти впились в кожу, Джон нахмурился. Да когда ж он успел обдолбаться?
- Все нормально, Джон, - хрипло ответил Шерлок, сразу уйдя к себе и закрыв дверь.
Джон постоял какое-то время в гостиной, прислушиваясь к тишине и ожидая новых выходок детектива, но квартира молчала, погруженная в темноту.
Тем не менее, утром Джон снова обнаружил на коже Шерлока следы ногтей, но все расспросы и все убеждения о том, что Шерлоку лучше бы поберечь себя, тот отмел как сор, одним лишь взглядом сказав, что Джон – не мама и не папа, делать замечания, касающиеся жизни Шерлока, тот не имел никакого права.

Как ни странно, но едва не случившийся взрыв в бассейне Шерлок перенес довольно хорошо, чего нельзя было сказать о Майкрофте, вызвавшем Джона на допрос с пристрастием в «Диоген».
- Рано или поздно он не сможет сдержать себя, Джон, - начал Холмс. - Поймите, вы оба на краю пропасти, шаг – и вы полетите вниз оба.
- Вы драматизируете, Майкрофт, - Джон поставил чашку на блюдце. Сумасшедшее чаепитие в сумасшедшем доме при сумасшедших обстоятельствах. Алисе такое и не снилось бы. – Я не одобряю его выбора, но я не стану давить на него. Я перерыл весь дом, но ничего не нашел.
- Простите? - Майкрофт придал лицу изумленное выражение. - Вы всерьез полагаете, что дело в наркотиках? Я был о Вас лучшего мнения, Джон, Вы меня разочаровали.
- Не нуждаюсь в поощрениях, - огрызнулся Джон, едва не бросив чайную пару на столик – блюдце нежно звякнуло.
- Дело не в кокаине, мой брат уже перерос эту пагубную привычку, хотя… - Майкрофт сделал глоток. - Видите ли, Джон, даже я не могу дать гарантию того, что Шерлок не наделает глупостей в следующую минуту. Он жаждет свободы от контроля, но прекрасно понимает, что тот ему необходим как воздух.
- О чем Вы? – Джон скрестил руки на груди. Желание набить морду уже знакомому к этому времени старшему брату Шерлока снова стало почти болезненно-необходимым. Иногда Майкрофт буквально выводил доктора из себя.
- Это… это не болезнь, - Майкрофт облизнул губы. - Видите ли, это не диагностируемо, это нечто нервное…
- Психосоматика?
- Едва ли. Фантомное как боль в культе, простите за такое сравнение, доктор, - Майкрофт кисло улыбнулся, чуть склонив голову. - Сам Шерлок называет это явление «Разум в плену». В такие моменты он не может себя контролировать.
- И… - очередь облизывать внезапно ставшие сухими губы настала Джона. - И… Господи, да говорите уже, что с ним? Он болен? Это опухоль мозга?
- Боже, нет, конечно! - Майкрофт поморщился от столь ужасающей картины. - Джон, он… болен зависимостью…
- От чего? Все-таки наркотик? Героин? Что потяжелее? – Джон испугался не на шутку, даже привстав с кресла.
- Это сексуальная зависимость, - Майкрофт спрятался за чашечку в руках как за щит.
Джону хватило сил не открыть рот и не засмеяться.
- Простите? – переспросил он. - Вы всерьез считаете, что Шерлок?..
Майкрофт опасно сузил глаза, взглянув на Джона.
- Очень может быть.
- Но откуда Вы?.. Бога ради, вы что, с ним?.. – Джон все-таки вскочил, едва не схватившись за голову. - Господи, Майкрофт, скажите, что это не то, что я думаю! – взмолился он. - Вы же не… Боже мой!
Холмс беспристрастно выдержал панику мужчины, но ответил не сразу.
- Шерлок будет в ярости, если узнает, что я сказал его секрет, но, думаю, Вам это ничем не грозит.
- Так вы с ним?.. – снова задохнулся Джон. - Господи, это же гнусно! Это отвратительно!
Холмс проглотил и это.
- Я так же нахожу это неприемлемым, однако, в период его полового созревания у него не было выбора. Либо я, либо…
- Соседский парень? Сторож? Садовник? – Джон хватал воздух ртом как рыба без воды.
- Отец, - холодно и резко ответил Холмс, одним словом выбив дух из доктора.
Тот слепо нашарил кресло и буквально рухнул в его нутро, не в силах даже пошевелиться.
- Ваш?..
- Наш отец, - повторил Холмс. – Или мать. Даже я не мог бы предсказать исход. Шерлок себя не контролировал в тот момент.
- Боже… - ахнул Джон, едва держась на краю сознания, чувствуя, как кровь отливает от лица.
- Родители ничего не знали и никогда не узнали, - продолжил Майкрофт. - Мне пришлось разбираться с тем, что я считал неприемлемым, самостоятельно.

Тонкий силуэт нарисовался в дверном проеме как раз тогда, когда Майкрофт собирался ложиться спать, прочитав все необходимые книги перед сном. Что-то по медицине, что-то по психологии – Шерлоку повезло, что пес не загрыз его. Легко отделался – царапины, шок, но хотя бы никаких слез. Усвоил ли он урок о том, что с животными шутки плохи?
- Шерлок, ты почему не спишь? - Майкрофт приподнялся в кровати, глядя на брата. Неделя дома, кошмарная неделя дома только сегодня началась, а тут такой сюрприз. - Шерлок?
Подросток стоял ровно, чуть пошатываясь, никак не ответив на вопрос, но звук голоса вызвал в его теле судорогу.
Майкрофт вылез из кровати и подошел к брату, взглянув в его лицо – глаза закрыты, дыхание рваное.
- Шерлок, - снова позвал Майкрофт, оглядев того с головы до ног и обратно. Взгляд зацепился только за недвусмысленную выпуклость в паху Шерлока. – Бога ради, мальчик, - мягко и тихо произнес сбитый с толку Майкрофт, не представляя, что теперь с этим делать. Подросток, гормональная нестабильность, теперь еще это. Лунатика нужно отвести в спальню, уложить, стараться не шуметь, чтобы не разбудить спящего и не испугать, но Майкрофт почему-то испугался сам. Шерлок же, будто услышав, вошел в комнату, прошел мимо брата и подошел к кровати, сев на нее и сложив руки на коленях как прилежный школьник. Майкрофт закрыл дверь, приблизился к кровати, гадая, что теперь делать, и сел рядом.
- Шерлок? – позвал он снова. – Шерлок, ты не можешь здесь остаться. Пойдем, я отведу тебя, - он коснулся плеча брата и Шерлок издал рваный стон, повалившись на спину и изогнувшись на кровати, царапая грудь ногтями.
Майкрофт испугался. Позвать родителей? Вызвать доктора? Шерлок проснется, поймет, что произошло, если вспомнит, возненавидит брата за ночную картину, за свой стыд – он подросток, у него нормальный юношеский максимализм и гормональная буря в крови.
- Господи… - прошептал Майкрофт, кляня себя последними словами. - Шерлок, малыш, пойдем, я…
Но тот не слышал, извиваясь на кровати старшего брата и пронзая тишину стонами.
Сбитый с толку Майкрофт не нашел ничего лучше, как в ужасе смотреть на хрупкое мальчишеское тело на своей кровати. Ночью он не сомкнул глаз, все еще не решив для себя, сказать об инциденте родителям или промолчать, ради спокойствия младшего брата.
Утро он встретил возмущенными воплями Шерлока, проснувшегося в кровати брата с эрекцией, от которой ломило пах, обвинениями во всех смертных грехах, собственным предложением избавляться от проблемы в трусах обычным способом и… смертельной обидой. Снятие ломоты обычной мастурбацией Шерлок счел недостойной и мучился еще долго, ненавидя старшего брата.
Тем не менее, как надеялся Майкрофт, Шерлок был благодарен брату за то и только за то, что тот ничего не сказал родителям.

Неделя прошла в мрачном игнорировании Майкрофта, на что последний хмурился, но всячески старался сгладить углы, снова и снова получая ехидные замечания, волны презрения и откровенной ненависти. Когда же в предпоследний день Шерлок едва не взорвал столовую, где решил провести опасный эксперимент, ночной кошмар старшего брата повторился.
Майкрофт понял, что имеет дело с глубоко сидящим подсознательным фокусом, когда от стресса спускаются тормоза и тело ищет единственно возможное решение выхода эмоций – сексуальную разрядку.
Бог уж знает, почему сам Шерлок этим заниматься упорно не желал, но старший брат не смог больше видеть мучений младшего и, ругая себя последними словами, решился на очень зыбкий путь грехопадения во благо, только бы родители не прознали – ведь Шерлок, находясь во сне, пошел в их спальню. Чем еще могло это кончиться? Майкрофт в холодном ужасе представил реакцию отца на перевозбужденного сына и…
Юный организм отреагировал чрезвычайно быстро – пары движений хватило, чтобы из глотки подростка исторгся низкий стон, а из каменного члена – сперма. Шерлок тут же отключился окончательно, а Майкрофт опять всю ночь не сомкнул глаз. Небо не рухнуло на грешника, ангелы на пронзили его копьями, но душа будто в одно мгновение оказалась подобна выжженной пустыне. И, тем не менее, Майкрофт действительно любил и заботился о брате, он готов был повторить это, лишь бы Шерлок успокоился, лишь бы не прознали родители, хотя уже тогда Майкрофт понял, что его ждал ад – дорога, выстланная благими намерениями, привела бы именно туда.
Наутро Шерлок проснулся в кровати брата, спящего в кресле в неудобной позе, сопоставил два и два, заметив следы подсохшей спермы на лобке и животе, тихо покинул спальню и на весь день пропал, даже не явившись проводить брата, когда тому пришло время уезжать из родительского дома.

Майкрофт всегда следил за братом, всегда оказывался там, где Шерлок ставил под удар свою жизнь или здоровье и абсолютно всегда нервное потрясение, днем тщательно контролируемое, а ночью высвобождаемое под влиянием неведомых сил, приводило Шерлока к брату. Майкрофт не понимал, по какой причине младший брат выбрал именно его своей правой рукой, но отказать измученному младшему не мог. Шерлок категорически отказывался заниматься своей нуждой утром, днем и вечером, а ночью его тело срывало оковы, разум в плену доводил его до брата и дело всегда кончалось одинаково.
Баловство с оружием, наркотиками, опасные эксперименты с химикатами, бесконечные ссоры с людьми – Шерлок вспыхивал как спичка, всегда себя контролируя, но по ночам мучаясь от невыносимой боли в паху. И Майкрофт приходил, Майкрофт помогал, ненавидя себя и беспокоясь за брата, пока однажды, когда Шерлоку исполнилось шестнадцать, и на званом приеме он едва не подрался с гостем, получив потом от отца выговор, Майкрофт не понял, что это уже переходит все границы.
Той ночью Шерлок будто бы не спал, хотя его глаза были закрыты. Его тело жаждало большего, чем просто быстрые скупые движения руки брата, но Майкрофт всегда контролировал ситуацию и ничего лишнего себе не позволял.
Шерлок потянулся к губам брата, обнял его, ткнулся носом в его шею, постанывая, и Майкрофт не выдержал.
Разумеется, он бы никогда не стал целовать родного брата, тем более не пошел бы на что-то большее, чем помощь, поэтому единственным выходом стало то, что пробудило в Шерлоке ненависть на долгие года.
- М-м-мх-х… - секунду назад Шерлок как одуревший кот терся о брата, и вот он уже распахнул глаза, держась за горевшую от пощечины щеку. – Ма…
- Я должен был остановить это, - прошептал Майкрофт. – Шерлок, ты должен научиться контролировать себя сам.
Слова… всего лишь слова, больно жалящие, но абсолютно пустые. Майкрофт знал, что когда его не было рядом, Шерлок приковывал себя к кровати, только бы сдержаться, пусть решимость старшего брата была воспринята как жестокость, но не приведи бог, если бы проблема стала углубляться.
Майкрофт предлагал доктора, лучшего, самого известного, какого только можно было найти, он увещевал молчавшего брата, убеждал пройти обследование, давил, просил, умолял, но Шерлок лишь упрямо молчал, держась за щеку.
- Я разберусь сам, - наконец процедил он, отняв руку от лица. - Если ты кому-нибудь скажешь – больше мне на глаза не показывайся, Майкрофт,- бросил он, поднявшись с кровати – все еще болезненно возбужденный, полуголый, но такой нелепо-несчастный в своем желании.
Глупо было ждать благодарности за помощь, Майкрофт этого и не ждал. Нужно было сразу попросить родителей показать сына доктору, может быть, этой вражды бы не было, может быть, все решилось бы проще, Шерлок бы остыл, он же умный человек, но…

Доктора все-таки были. Шерлок обратился к брату сам, искал самостоятельно, экспериментировал на себе, но результаты оказались неожиданными. Вроде бы не опухоль, вроде бы такой реакции на стресс быть не должно, вроде бы все в порядке, но именно сомнение и неопределенность буквально убивали обоих братьев. Шерлок чист, это просто какая-то нетипичная реакция организма. Гипноз? Ерунда, он не подействует. Попробовать? Пробовали. Он не подействует. Шоковая терапия?
Майкрофту достаточно было одного звонка, чтобы доктор, предложивший такой метод исцеления, пропал без вести.
Выяснять приемлемое решение пришлось вдвоем. Наручники, снотворное, кокаин, бодрствование ночью и сон днем (худшее решение, когда Шерлок едва пришел к своему соседу по колледжу, лишь чудом проснувшись от громкого звука). В итоге Шерлок, к тому времени давно и прочно пославший к черту потребности своего организма днем, разработал свой вариант спасения ночью, хоть и не действенный, но безопасный для людей. Немного того, капля сего, пригоршня третьего и наручники, пока мозг не отключился окончательно, но уже плывет.
И все же система давала сбой – когда Шерлок искал квартиру, зачастую его соседи сбегали не от звуков скрипки или взрывов реактивов, иногда Шерлок уходил сам, когда ему указывали на дверь. Была и пара случаев драки – не без этого.
И вот теперь рядом с таким гением и таким несчастным человеком живет Джон Уотсон, доктор, солдат и не гей.
- А это так важно? – Джон проглотил остывший чай и не глядя поставил пустую чашку прямо на стол, минуя блюдце.
- Его не насиловали, если Вы об этом, - Майкрофт легонько побарабанил по подлокотнику кресла. – Я бы никогда не позволил случиться подобному и сомневаюсь, что Шерлок бы допустил это сам.
- Но он…
- Беспомощен? За сном, Джон, приходит пробуждение. Поверьте, Шерлок изобретательный человек и он действительно умеет прятать так, что потом нет никаких возможностей найти сокрытое.
- А Вы? – вырвалось у Джона.
- Имеете в виду мою ориентацию, частоту свиданий и прочую сугубо личную жизнь? – Майкрофт чуть заметно улыбнулся. - Позволю себе обойтись без комментариев.
Джон, и без того сидевший меловой статуей со шпалой вместо позвоночника, торопливо закивал. И в самом деле – к черту подробности! Этого еще не хватало, господи боже.
-И вы?..
- Никогда с того момента, - снова закончил Майкрофт. - Я люблю своего брата, я забочусь о нем, о его благополучии, но инцеста не допущу ни при каких условиях.
Джону захотелось попенять на то, что он творил, на то, что действительно нужно было озаботиться проблемой раньше, но… промолчал.
- А… простите, но… - Джон снова облизнул губы. - Тот разговор. Я имею в виду первый разговор, который я услышал, когда я даже не знал Вас… - Майкрофт внимательно смотрел на мужчину. - Вы сказали, что поведение Шерлока огорчает мамулю, а он ответил, что не от него ее печали…
Майкрофт отвернулся, подвижные пальцы на подлокотнике замерли.
- Вы хотите каминг-аута, Джон? Этого не будет.
Джон сглотнул. И все-таки Майкрофт ответил. Что ж, их мамулю можно понять, если подумать, мать самого Джона тоже не обрадовалась известию о том, что ее дочь – лесбиянка, а тут влиятельный политик, практически правительство во плоти, какой уж тут, к черту, каминг-аут. Миссис Холмс если и понимает, а она наверняка все понимает, но все-таки ждет внуков, которым, увы, никогда не суждено появиться: старший сын женщин уважает, интересуется ими в интересах бизнеса и политики, но в делах постельных предпочитает противоположный им пол, а младший так и того хуже – асексуал днем, ночью же…
Джон облился холодным потом – вот, почему Шерлок в кафе у Анджело сказал, что ему приятно внимание Джона, но сам Шерлок не ищет ни отношений, ни боже упаси долговременных связи, ни флирта. А что тогда он имел в виду под «приятно»? Он уже тогда оценивал шансы получить по лицу или найти помощь в трудную ночь?
- И чего Вы тогда от меня ждете? – Джон сглотнул вставший в горле комок. - Вы же не думаете, что я?..
- Не думаю, - терпеливо произнес Майкрофт. - Я рассчитываю на то, что могу Вам довериться, человеку, едва знакомого с моим братом и уже тогда ради него убившего другого. Я ценю такую преданность.
- Вы назвали это синонимом глупости, - припомнил Джон.
- О, Вы злопамятны! - улыбнулся Холмс. - Небольшая проверка, ничего большего. Вы с честью выдержали все тесты.
- А сейчас Вы чего ждете? Последнего на стойкость или что я заменю Ваше место?
Лицо Холмса посерело. Больно, Джон, больно так бить по живому. Все-таки Холмс если уж и предпочитает мужчин, но никогда и мысли бы не допустил о младшем брате в своей постели.
- Выбор за Вами, Джон, я не могу ни настаивать, ни тем более ставить рамки, - тем не менее уверенно и спокойно произнес Холмс.
- И даже не пригрозите мне классическим: «Тронешь его, разобьешь его сердце – сломаю шею в шести местах»? – без улыбки поинтересовался Джон.
- Я доверил Вам своего брата почти полностью, Вы заслуживаете самостоятельного принятия решения,- так же серьезно ответил Майкрофт. – Что же до дел сердечных, это, увы, не к моему брату. Его это совершенно не интересует. Что ж, теперь Вы знаете, с чем имеете дело, больше я Вас не смею задерживать.
Джон поднялся, уже почти полностью погрузившись в невеселые размышления, попрощался с Холмсом и вышел на улицу.
Вляпался, что называется, по кончики ушей. Чего уж там теперь – это же Шерлок, это друг, почти как брат… младший – капризный, вздорный, в самом деле, как говорил Майкрофт, обидчивый, не выносящий критики в свой адрес, но в целом под давлением соседа меняющийся в лучшую сторону. Социопат, асексуал, гений и уникальный человек от кончиков волос до пяток.
Джон улыбнулся.

Как ни странно, дело Этой Женщины Шерлок перенес почти равнодушно. Ни срывов, ни наручников, ни стресса, если не считать того, что Ирэн воткнула в него шприц с какой-то дрянью и отделала плетью почти так же, как сам Шерлок украшал трупы.
Конечно, это был вызов способностям гения дедукции, это был вызов ему как мужчине, Эта Женщина взволновала не столько мужские качества детектива, сколько его привычные, строго деловые, подчиненные логике, все же оставив его сердце и прочие, живущие от стресса до стресса, части тела в относительном покое, и, несмотря даже на то, что Шерлок помчался спасать Эту Женщину в Пакистан, вернулся он все таким же собранным и хладнокровным. Ни единой ночи после завершения дела Шерлок не корчился в муках.

Но Баскервилль изменил все.

Дартмур, деревушка Гримпен, гримпенское минное поле, база Баскервилль, все животные, ученые и чертов кролик, чью роль во всей этой истории Джон понял уже потом и… проклятье Дартмура – овраг Дьюэра и громадный хаунд с адски горящими глазами, черной шерстью, черт знает чем еще и всем вместе.
То, что ночь будет очень нелегкой, Джон понял, увидев друга, мрачно шагавшего от оврага и заверявшего Генри в том, что ни черта он не видел. Джон мысленно похолодел и помолился за упокой своей души.
Хуже этого могло быть только открытое признание Шерлока в том, что он был смертельно напуган.
Сидя у камина, смаргивая злые растерянные слезы, злясь на себя, сжимая трясущейся рукой стакан виски, Шерлок чувствовал, что кожа горит адским пламенем, брюки становятся тесными, голова взрывается от желания послать всех людей к чертовой матери, сорвать одежду и…
Спокойствие Джона вызывало привкус хины на кончике языка и дополнительную волну животной ярости. Майкрофт же объяснил, что будет, если мозг Шерлока откажется подчиняться хозяину, так какого черта Джон строит из себя мать Терезу?
Шерлок сорвал злость, выпалив на одном дыхании все наблюдения о вдове и ее безработном сыне, однако Джон на это не купился, все так же делая вид, что все можно пережить и утро настанет, солнышко встанет, птички запоют и печали рассеются как тот дымный туман в овраге.
- Все в порядке, мой мозг пашет, так что оставь меня в покое! - уже буквально зарычал Шерлок на Джона.
- Да? Ну ладно, ладно, - ничуть не смутившись и даже не обидевшись, ответил Джон. - И все же послушай меня… я ведь твой друг…
- У меня нет друзей, - буквально выплюнул последнее слово Шерлок.
- Н-да… Отчего бы это? – Джон поднялся с кресла и вышел проветрить голову и остудить лицо. Ночь будет очень сложной, едва ли не значимой во всей его жизни и соседстве с Шерлоком. Этот овраг еще аукнется Шерлоку и так хорошо аукнется, что у того точно снесет крышу – пусть потом хоть рычит, хоть кусается, но если он сам признал, что его тело предало его, что будет тогда, когда откажет мозг и наружу вырвутся едва сдерживаемые желания его тела. А Джон видел, как трясет друга, видел и понимал, что это не только страх – мозг уже начал сдавать позиции. До того момента, когда Шерлок отключится и очнется в чьей-нибудь постели, оставалось не так много времени.
Заметив вдали световую морзянку, Джон поспешил на сигнал, но еще больше разозлился и даже растерялся – припаркованные машины, покачивающиеся в такт характерным движениям внутри, женские томные вздохи, мужские постанывания… а что еще могли делать парочки в такое время в таком месте?
Даже попытка Шерлока отдалить Джона от себя, даже не попросив – потребовав разузнать новости у психотерапевта Генри, вызвала стойкое желание придушить мерзавца, чтобы навсегда избавить и мир от его кипучей деятельности, и его самого от себя же.
Впрочем, свидание, если так можно было назвать пару фраз, было провальным.
В гостиницу Джон вернулся за полночь, принял душ и рухнул в кровать, тут же подскочив от подозрительной тишины в номере по соседству.
Такой стресс не мог не сломать Шерлока, это было так же невозможно, как и отказывающаяся от секса течная кошка в кругу котов, как голодная собака перед куском мясной вырезки, капающая слюной, но не прикасающаяся к еде. Это как инстинкт выживания – мозг не выдержит и сдаст окончательно, а если в номере царила гробовая тишина, это могло означать только одно – проблемы. Чертовски Большие проблемы с очень большой буквы Б.
Джон подошел к двери в номер Шерлока и постучал. Никакого ответа.
- Шерлок? – позвал Джон. - Шерлок, это я. Открой, пожалуйста. Шерлок?
Ломать или не ломать дверь – вопроса даже не стояло. Двери открывались почти идентичными ключами, а уж справляться с замками Джон умел со школы, так что портить гостиничное имущество не было смысла.
Картина в самом деле была безрадостной – Шерлок, слегка расцарапав себе грудь, обнаженный, до боли перевозбужденный, сковавший себя по рукам и для верности продев наручники в изголовье кровати, кусая во рту кляп, в слезах метался на кровати. И пусть его ноги были привязаны, растянув тело как морскую звезду, и пусть сдавленные рыдания были приглушены кляпом, Джон содрогнулся от увиденного. Конечно, утром Шерлок отцепил бы себя – не известно уж как, но он гений, он все предусмотрел заранее, но теперь, ночью, от пережитого ужаса он невыносимо страдал и никто не мог бы ему помочь. Кляп был для того, чтобы Джон не узнал о происходящем в номере. Шерлок не рассчитывал, что к нему придет тот, кого он прогнал, отказав в дружбе.
Именно в этот момент Джон понял Майкрофта и его страх. Тот не мог бы не помочь брату, даже продав собственную душу взамен облегчения страданий младшего брата. Так же не мог остаться в стороне и Джон.
Не зная, с чего начать, Джон приблизился к кровати и осторожно сел на край, протянув руку к другу и замерев, не решаясь коснуться его.
Шерлок спал, но едва ли это можно было назвать счастливым сном. Его внутренние демоны пожирали его заживо и некому было отогнать их.
Джон нерешительно коснулся груди детектива – тот завыл как раненое животное, дернувшись в наручниках с такой силой, что Джон испугался за целостность его рук.
- Ш… Шерлок, тише, тише, я здесь, - пробормотал Джон, положив руку на грудную клетку друга и прижимая его к кровати, чтобы не метался и не поранил себя. - Господи, бедняга, что же с тобой? – Шерлок тоненько заскулил как потерявшийся щенок, из-под закрытых век полились слезы. – Шерлок, я здесь, успокойся. Тш-ш-ш…
Поглаживания немного привели детектива в относительное чувство, но стоны не прекратились. Не зная, чем еще помочь, Джон коснулся живота друга – того подбросило и, если бы Джон не сдержал рвение, Шерлок сломал бы себе большие пальцы рук, пытаясь вырваться из плена наручников.
Кожа Шерлока была горячей, влажной от пота. Джон старался не смотреть на член мужчины – все-таки им потом вместе жить… то есть, соседствовать, не жить, конечно. Господи боже…
Стоило только положить ладонь на член Шерлока, тот завыл в голос – даже кляп был неспособен сдержать звуки.
- Это всего лишь член, - уговаривал себя Джон, двигая рукой по стволу Шерлока в нужном ритме. - Это просто помощь. Я доктор, моя обязанность… Вот черт!
Все тело детектива ходило ходуном. Если бы не распятое тело, ноги уже разъехались бы еще шире, насколько только возможно открывая помощнику все, что Шерлок скрывал.
Как можно отстраненнее, стараясь даже не думать и тем более не смотреть на измученное тело друга, Джон доводил дело до логического конца, уже соболезнуя Майкрофту – все-таки, на такой шаг мог бы пойти не каждый и уж тем более не родной брат.
Оргазм Шерлока застал Джона врасплох – молодой, сильный и совершенно не контролирующий себя мужчина выгнулся так, что Джону пришлось буквально лечь на него, придавливая собой.
Когда судороги закончились, Джон сполз на пол и перевел дух – сердце как заполошное бухало в горле, душа ушла в пятки, а руки… руки даже не подрагивали. Что со стрельбой, что с мастурбацией другу – все едино. Надо – значит, надо. Сделаем.
Джон не знал, нужно ли отцепить Шерлока, нужно ли вытащить кляп, может ли этот приступ повториться. Единственное, что он знал точно – нужно обтереть его, а потом выметаться, потому что задержись Джон еще немного, и утром он бы не смог смотреть Шерлоку в глаза. Да, тот все и так поймет, но есть же… А, к черту все!
Смочив полотенце в ванной, Джон обтер живот расслабленного друга, другим концом промокнул лицо мужчины, зачем-то провел рукой по его волосам и, повесив полотенце в ногах кровати, тихо вышел, решив ничего больше не трогать. Как Шерлок себя сковал и как он собирался себя отцеплять – это было только дело самого Шерлока. Джон, конечно, проверит рано утром, поможет, но больше вмешиваться в такое сверх нормы не станет. Нет, сэр.

Утро встретило Джона пустым номером Шерлока, расстегнутыми наручниками, отвязанными ремнями для ног и молчанием мобильника.
Джон, душа которого была после такой бурной ночи не на своем месте, позавтракал и пошел проветривать голову и работать над делом. Уединившись на одинокой могилке на довольно симпатичном кладбище, мысленно попросив у усопших прощения за потревоженность их мест упокоения, Джон скрючился и открыл блокнот.
Нашедший его Шерлок не сиял улыбками, ни словом не обмолвился по поводу прошлой ночи, но как-то странно сдал обороты и выглядел почти виноватым, чем, впрочем, страдать долго не стал, сразу приступив к делам.

Все эти Бубенчики, собаки, майоры и прочие ученые давили на мозг Джона. Он был бы рад забыть тот кошмар, который сам пережил в лаборатории Баскервилля, готов был бежать, сломя голову, домой, в Лондон, но Шерлок так не думал. Шерлок вообще думал только о деле, ни звуком не обмолвившись о Той Ночи. Джон понимал, что Шерлок в курсе дел – еще бы, сложно остаться в стороне и делать вид, что ничего не знаешь, когда чья-то жалостливая рука помогает снять напряжение и опустошить мошонку, но молчание детектива Джон воспринимал как знак благодарности. И уж конечно, меньше всего Джон ждал бы разговоров по душам о том, что произошло, где побывали руки Джона и что он собирался бы делать дальше.
События развивались своим чередом, но когда стало ясно, с чем люди столкнулись, что за ХАУНДа они оживили, когда виновный подорвался на мине, а Генри, едва живой от пережитого, чуть не стек по дереву в обморок, разум Шерлока снова отказал.
Очередным толчком к срыву стал чертов овраг Дьюэра, аэрозоль, распыленная в низине оврага и то, что Шерлок увидел под действием вещества.
Собаку, которая не была ни чудовищем, ни тем более адской тварью с горящими красными глазами, застрелили, Генри освободился от паранойи, а Джон в ужасе ждал, когда Шерлок ляжет спать.
Инспектор Лестрейд остался с Генри, Джон и Шерлок ушли в гостиницу.
- Шерлок, если нужно помочь, я… - Джон спрятался за стакан виски как за спасительный щит, не глядя на друга.
- Хочешь снова облегчить мне страдания? – невозмутимо ответил Шерлок. - Ты ведь так это видишь? Не нужно, я научился справляться самостоятельно, спасибо моему брату.
- Наручники и боль? – Джон горько вздохнул, поджав губы. - Слушай, я не настаиваю. Это… немного странно… но, Шерлок, почему бы тебе не…
- Самому? – помог Шерлок. - Мне это не интересно, Джон. Потакать плоти? Плоть слаба, но я сильнее.
- Пара движений и… Ладно, хорошо, - Джон поднял руки вверх. – Как знаешь, хотя это мазохизм.
- Ты считаешь? – приподнял брови Шерлок. - Странное, такое примитивное суждение: если держать эмоции в узде – плохо, что тогда хорошо?
- Ты губишь организм.
- Я совершенно здоров, но спасибо за проявленную заботу.
- Ты что, издеваешься?
- Нет, я совершенно серьезен. Джон, я не прошу и не настаиваю, ты это сделал добровольно. Спасибо, но я прекрасно справлялся сам.
- Тебя снова трясет. Шерлок… Господи, да прекрати ты это!
- Это? Что это? Эмоции здесь ни при чем.
- Как знаешь. Все, я умываю руки.
- Очень хорошо.
Разговор снова свелся к ссоре на радость хозяев гостиницы, предвкушавших бурное примирение уже в номере.
Джон ушел к себе и, для успокоения совести, выпил еще, после чего вымылся и лег спать. Хочет Шерлок справляться – пусть справляется. В конце концов, Джон ему не нянька, не старший брат… А, черт!
Джон завозился в кровати.
Майкрофт – Снеговик недаром. Столько пережить и остаться при своем уме. Рехнуться можно. А ну как бы Джон вот так «помогал» Гарри? Бррр…
Сон пришел спустя почти час кошмарных раздумий. В общем-то, было бы честно проведать друга, помочь – чего уж, где раз, там другой, хотя это все равно неправильно, но Джон утешил себя тем, что Шерлок – не ребенок и не подросток, а вполне взрослый мужчина, способный решать свои проблемы самостоятельно.
С этой мыслью Джон погрузился в беспокойный сон.

Закрыл ли Джон дверь или нет, он уже не вспомнил, так что почти не удивился высокой фигуре в дверном проеме, стоящей неподвижно и явно ходящей во сне.
- Ш… Шерлок, господи, ты меня напугал! – Джон протер глаза и спрятал пистолет под подушку. Рефлекс, выработанный годами, плюс кошмары, плюс еще кошмары, плюс сам Шерлок… - Шерлок? Ах ты, ты же спишь. Пойдем, отведу тебя, - Джон поднялся из теплой постели и подошел к другу – того колотило едва заметно, но кожа была настолько горячей и влажной от пота, как будто Шерлок находился не в теплом номере гостиницы, а как минимум в сауне.
- …Смит, а? – услышал Джон чей-то разговор в коридоре. Кто-то куда-то шел, а это означало, что Шерлоку лучше побыть в номере Джона для его же блага.
Захлопнув дверь, Джон втащил друга в номер и закутал одеялом, понимая, что это совсем не то, что тому нужно. Расслабленное лицо, но глазные яблоки мечутся под веками, подрагивающие губы, как будто детектив пытался что-то сказать, и слезы. Последнее убивало уже самого Джона – прежде он еще ни разу не видел, чтобы друг плакал или вообще хоть как-то выказывал боль.
Джон по себе знал – снять мучительную тяжесть в паху можно только одним способом. Ну, парой еще, вообще-то, но первым проще и приятнее. Именно тем, что Шерлок делать сам с собой категорически отказывался.
Эксперимент, вспомнил Джон. Шерлок провел эксперимент над Джоном, а если сделать то же самое с Шерлоком?
Джон подвел несопротивляющегося друга к кровати, уложил и коснулся его руки – Шерлок выгнулся дугой от такого простого жеста и мучительно застонал.
- Господи, дай сил, - прошептал Джон, взяв руку Шерлока и положив ее ему же на член. Шерлок заскреб пальцами, но ничего большего не сделал. – Вот наказание! - Джон сжал кисть Шерлока, руководя его движениями, но эффекта это не принесло – Шерлок то ли не мог по какой-то причине делать это сам, то ли подсознательно не хотел. Видимо, все-таки асексуальность или нарушение мозговой активности. Плохая связь нейронов? Тромб в мозгу? Что там могло быть такого, что не смогли диагностировать и удалить или вылечить?
Джон понял свой полный провал и отпустил руку Шерлока – тот моментально вцепился в одеяло и снова выгнулся.
Джон честно пожалел Майкрофта, снова положил свою ладонь на грудь и член Шерлока и…
Все-таки, не зря Шерлок себя приковывал – он и без этого был достаточно силен, а во сне становился зверски сильным. Джону пришлось практически лечь на друга, чтобы заставить постоянно извивающееся тело Шерлока хотя бы немного полежать на одном месте и довести дело до конца.
- Джо-о-он, - расслышал Джон едва ощутимый шепот – будто стон, но все же различимый.
- А кто еще? - риторически спросил Джон, двигая рукой и удерживая друга под собой. И почему он решил не приковывать себя сегодня? Очередной эксперимент?
Джон едва не отпрыгнул от него, внезапно догадавшись о непростой природе такого шага – Шерлок решил доказать, что он справится и без наручников, но проиграл. Как наркотик не был в сахаре, так и разум детектива не смог побороть желания тела.
Шерлок – всего лишь человек, хотя и гениальный, но даже у него есть слабости.
Упрямец, чтоб его!
Шерлок произнес только имя Джона, все остальные звуки были сведены к стонам, охам и… Джон подивился – обычно молчаливый или язвивший, Шерлок вдруг стал необычайно чувствительным и раскрепощенным, хотя бы и во сне.
Руки детектива не обнимали друга, ноги не обвивали, притягивая ближе, но Шерлоку явно было необычайно хорошо.
Джон, с которого сошло уже семь потов, понял, что ему самому после такого потребуется помощь руки – девушек тут все-таки нет, а если и есть, у них самих есть парни.
- Парни, - прошептал Джон, ненавидя себя за мысли. Он, конечно, не гей, нет и нет, но… Один раз ведь не считается? Один раз, когда он опробовал запретный плод еще в школе с другом, один раз в колледже – эта упоительная теснота, жар тела, извивающийся в его объятиях красавец… Один раз перед армией – неловкость, стыд, ощущение влажного языка там, где ему богом быть не положено, посланный к черту инстинкт самосохранения, бесстыдно разведенные ноги, скрип зубов, когда в него вторглось нечто потолще двух пальцев, белые и красные вспышки перед глазами от массажа простаты и, наконец, золото и чернота лучшего в его жизни оргазма. Это ведь не считается, да? Они и не целовались толком – Джон считал, что перейдя этот рубеж, будет сложно сказать о себе, что он не гей, что ему понравилось, что плоская мужская грудь манит гораздо больше выпуклостей женской, что женщины реже мужчин предпочитают анальный секс, что влагалище – совсем не то, что анус, даже если природой так уж заведено, что мужчине надлежит быть с женщиной, но ведь теперь это нормально, да это всегда было нормально, ведь у Джона сестра – лесбиянка, ему ли осуждать секс-меньшинства и выбор людей в праве любить?
И все же был стыд – мучительный, накатывающий черно-багровыми волнами, горячивший лицо, пляшущий перед глазами вспышками, заставляющий облизывать сухие губы и бешено биться сердце.
Шерлок был умопомрачительным мужчиной, гениальным… красивым.
И черт бы все это драл.
Джон видел друга и голым, и одетым, и все это не вызывало в Джоне никакого отклика, но то тогда, а то теперь, когда сильное тело бьется под ним, желает его. Желает прикосновений, всего Джона, его рук, губ… или это только похоть и за всем этим желанием Шерлок хочет только удовлетворения себя, любимого?
-ДЖО-О-О-ОН! – крик прорвал тишину ночной гостиницы, когда Шерлок содрогнулся в пароксизме оргазма, выгнувшись, обняв ногами Джона и прижав его к себе.
Агония, судороги и полный покой – Шерлок обессилено рухнул на кровать. Только ходившая ходуном грудная клетка и опадающий член говорили о том, что только что произошло.
Джон вытер ладонь о простыню и накрыл друга одеялом, уходя в ванную. Подрочить, напиться… напиться и… напиться, а потом срочно съехать с Бейкер-стрит, потому что дальше так продолжаться не может. Джон не железный, это прерогатива Шерлока, а теперь, когда Джон увидел и узнал настоящего Шерлока или… сам черт не разберет, какого, все уже никогда не станет прежним. Теперь, когда Шерлок будет фланировать по дому в простыне, Джон будет страдать, когда Шерлок будет являться на кухню в домашних брюках и футболке, Джон будет видеть перед собой не сдержанность друга, а его страсть, а когда Шерлок будет в ванной, Джон… сойдет с ума от невозможности присоединиться к другу. Шерлок же друг, ему секс в самом деле не нужен, ему никто не нужен, даже друзья – Джон не тешил себя надеждой на то, что Шерлок тогда в самом деле извинялся от всего сердца, а не наводил поспешно сожженные мосты, чтобы проверить свои догадки и всучить другу кофе с сахаром.
Шерлок мог ошибаться с сестрой Джона, с сахаром, с Ирэн, но его ум был слишком сложен, эмоции слишком мешали, чтобы назвать Джона не просто соседом, а другом… может быть, партнером. Но ведь людям секс важен, Джон не сможет вечно делать вид, что все в порядке, что…
Все подружки были нужны, чтобы убедить себя же в том, что он не гей, что женщины – лучшее, что создала мать-природа, что однажды Джон нашел бы себе жену, которая подарила бы мужу пару детишек, потом семья купила бы небольшой домик в пригороде, завела бы собаку, а потом… Вот только Шерлок все испортил. Не намеренно, конечно, хотя…
Справившись с колом стоящей проблемой под такие невеселые мысли, Джон вышел из ванной злой, измученный и крайне уставший. А теперь что? Идти спать в номер Шерлока, на его постель? Боже сохрани! Белье, впитавшее в себя его запах… да там пришлось бы спать в душе. А здесь… а здесь спит Шерлок – скинув одеяло до бедер, разметавшись по кровати, обняв подушку обеими руками. Конечно, он так не специально, он просто спит. Ему и самому несладко быть мучимым своими демонами, а его соседу и его брату тогда каково?
Джон подлез под одеяло, закутался как в кокон и отодвинулся от друга как можно дальше. А утром они проснутся, Джон будет прятать глаза, потому что Шерлок этого делать не будет – ему все равно, для него вся жизнь – одна большая игра с кучей возможностей и без каких-либо правил. Придется проснуться раньше него, одеться, позавтракать на улице, освежая голову от мыслей и фантазий, а Шерлок… едва ли он поймет, что сделало его тело, его стоны, он сам с тем, кого он назвал другом только в порядке эксперимента.
Джон глубоко вздохнул, стараясь угомонить сердце, но перед тем, как заснуть, все-таки переложил сброшенный на пол рукой детектива пистолет под кровать со своей стороны.

Утро Джон встретил, обнимая подушку, зарывшись в нее носом и с едва прикрытыми ягодицами. Плечо немного напоминало о себе едва уловимой болью, шея адски затекла, а на животе почему-то обнаружились неслабые царапины – это его Шерлок так исполосовал? И когда только успел? И почему Джон этого даже не почувствовал?

Шерлок даже принес ему кофе, все так же делая вид, что ничего особенного не случилось, хотя внимательно изучал его лицо.
Конечно, Шерлок ошибся с сахаром, дело было не в нем.
И почему только владельцы гостиницы не пристрелили собаку, как говорили?
- Понимаю, - кивнул Шерлок, почмокав губами. - Нет, не понимаю. Сантименты?
Джон даже развеселился. Непонимающий гений – это дорогого стоит. И пусть ему нет дела до того, что он сделал с другом, но ему не нужно меняться.
И не нужно прятать глаза, смущаться – Шерлок такой, какой есть.
- Поезд через полчаса, нужно выдвигаться, - Шерлок сел рядом.
Джон напрягся – он заговорит о ночи? Он скажет снова, что ничего страшного не произошло, что это был выбор самого Джона и теперь незачем делать вид, что ничего не было, нужно принять все, как есть, а Джон пошлет его к черту, назовет идиотом, а потом, по приезду домой, просто соберет свои вещи и…
- Да, ты прав, - Джон доел завтрак. - Я уже все собрал. Ты ничего не забыл?
- Ничего. Жду в машине.

Дорогу Шерлок провел в полудреме, Джон… точно так же, привалившись к плечу друга.
Шерлок выдержал такое к себе отношение как к подушке, но ничего не сказал и даже не попытался разбудить Джона.
От вокзала же до дома ехали точно в такой же тишине, но стоило входной двери закрыться, Джон не выдержал первым.
- Шерлок, нам надо…
- Не надо, Джон, - перебил Шерлок. - Если хочешь уехать – уезжай без нотаций, сожалений, терзаний и прочей ерунды.
- А ты бы этого хотел? – сердце Джона рухнуло вниз от такой отповеди.
Детектив ответил не сразу, пройдя к любимому диванчику и сев на него.
- Нет, не хотел бы. Но ведь тебе это важно – все эти чувства, эмоции, отношения. Джон, я не могу дать тебе все это, мне это мешает жить, работать, думать, это отвлекает, зудит как укус комара.
- А как же твои?..
- Реакция моего тела контролируется наручниками. Может сделать вид, что не замечаешь – мне будет этого достаточно.
- Вот как, - Джон понял, что друг прав. Зачем портить отношения, если можно закрыть глаза и заткнуть уши? – Ладно, хорошо, как скажешь, Шерлок.
Он прошел до лестницы наверх.
- Обиделся? – раздался голос из гостиной. – Джон, поверь, ты не вынесешь этого, так будет лучше.
- Как скажешь, Шерлок, как скажешь, - пробормотал Джон, поднявшись к себе.
А теперь-то что делать? Собирать вещи – не собирать? Съезжать – не съезжать? У Шерлока вся жизнь – один сплошной стресс, так что же теперь, Джону выступать как надувной кукле для нимфомана?
Остаток дня прошел как-то сумбурно: кофе, чай, кафе, разговор на отвлеченные темы, звонок Майкрофта брату, вечер перед телевизором.
Ночью Джон проснулся от приятного поглаживания по груди. Проснулся и испугался – какого черта?!
- Шерлок?! – Джон вскочил, глядя на детектива – в одной простыне, небрежно наброшенной на бедра, пристально изучающий реакцию Джона, явно не спящий и даже заинтересованный. – Шерлок, ты что?
- Почему? – спросил Шерлок.
- Почему что? – не понял спросонья тот.
- Почему ты это делал, Джон?
- Что я делал? Спал? Люди по ночам спят, ты не знал?
- Ты понял, о чем я.
Джон протер глаза и проморгался. Так он о Том Самом!
- А то ты сам не понимаешь.
- Сантименты?
- Сан… Шерлок, иди к черту, я не буду перед тобой отчитываться, - озлился Джон. - И хватит меня гладить!
- Неприятно? – Шерлок прекратил поглаживания, но руку не убрал.
- Личное пространство, Шерлок, - напомнил Джон. – Тебе опять надо и теперь уже наяву?
- Надо, - согласился Шерлок. - Нужно было кое-что проверить.
- Проверил?
- Не совсем, - Шерлок наклонился к Джону и коснулся его губ своими. Джон и вовсе забыл, как дышать.
- Ч… что это было? Ты что? – растерялся Джон, схватив друга за плечи и замерев, не зная, то ли оттолкнуть его, то ли обнять. Сердце снова принялось выбивать чечетку.
- Это был поцелуй, - сообщил Шерлок так, как будто ему стало скучно – надо же, друг не понимал таких простых вещей. - Люди же целуются, когда им приятно находиться с партнером.
- Партнером? – ошеломленно повторил Джон. - Ты решил, что?..
- Не решил – решаю, - поправил Шерлок, рассудив, что сидеть на кровати сложно и лучше лечь, подкатившись под теплый бок Джона, даже не спросив его разрешения. - Я пойму, если ты меня прогонишь, но мне нужно выяснить, что люди в этом находят.
- В чем, бога ради? – Джон машинально обнял друга, стараясь не думать о том, что делают его руки отдельно от его мозга.
- Во всем. Спокойной ночи.
Джон поморгал пару раз, недоумевая о том, что только что было, но спорить не стал, как не стал и сбегать от проявившего любопытство друга.
- С… спокойной.

Второй раз Джон проснулся от крайне приятного ощущения поглаживания чужой ладонью своего тела – неторопливые движения по груди, по животу, более уверенные по члену. Кудряшки, норовившие залезть в нос, теплое размеренное дыхание в шею, рука, обнимающая его, вторая – уже довольно ловко мастурбирующая член Джона.
- Шерлок? – Джон испугался того, что друг делал, но силы покидали его, сопротивляться желанию было глупо и невозможно.
Шерлок спал, а во сне пробудилась его вторая натура, его, быть может, желания, настоящие позывы его тела и разума.
Доведя Джона до исступленного стона оргазма, почти лежа на нем, Шерлок сладко почмокал губами и откатился в сторону.
Джон, отдыхая от пережитого, уже не знал, что думать – Шерлок, конечно, узнает утром – Джон молчать не станет, но… А что, если на это и было рассчитано? Бог уж знает, что вообще задумал гений, тем более, не известно, что будет дальше, но парой они точно не станут… Или?
Секс со спящим – это уже какое-то извращение, подумал Джон перед тем, как набросить на обоих одеяло и, обняв друга, уснуть.

...на главную...


сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.