Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Мистер Уизли, каким образом вам, раньше простому работнику в министерстве, удалось стать таким гениальным композитором?
- Знаете, когда в моей семье родился седьмой ребёнок, я понял, что мне надо направлять свою творческую энергию в другое русло.

Список фандомов

Гарри Поттер[18493]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26965 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Пароль «Мармеладная отрава»

Автор/-ы, переводчик/-и: ritkin
Бета:kissikmary
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:СС, ГП
Жанр:General
Отказ:все права у J.K.Rowling
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Гарри и Северус вынуждены сотрудничать.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2007.05.18
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 4392 раз(-a)


Возможный сиквел к «Все не так – все так, как надо».

Когда кажется, что хуже быть уже не может, обязательно прилетит феникс с письмом от Дамблдора, лежащего в могиле. Правда, с того самого дня, когда Поттер пришел меня убить, Фоукс больше не появлялся, но я постоянно жил с ощущением, что это обязательно произойдет. Да и еще в самый неподходящий момент. А неподходящих моментов становилось все больше и больше. Лорд вел себя агрессивно даже по его меркам. Нам всем доставалось за троих.

Встречаться с Поттером было также противно, как и необходимо. Сначала он предложил устроить рандеву на Гриммаулд Плейс и рассказать всем, что я все еще его личный ангел-хранитель. Сказать, что я взбесился от такого предложения, это ничего не сказать. Меня всегда удивляла его странная способность мыслить. Он мог замечать вещи, на которые многие не обращали внимания, но истолковывал их совершенно неправильно. Поразительная интуиция Поттера вела его вечно в другую сторону. Ни одного логического вывода, ни малейшего желания задуматься. Прет напролом, а потом мучается: «Ах, как же так, все погибли?!» Чертов гриффиндорец! Именно поэтому от него и скрывалась всегда информация.

Это я и высказал ему на нашей первой встрече. Ну, по крайней мере, именно это я имел в виду. Он, конечно, тоже продемонстрировал все свое «уважение» ко мне, и мы разошлись крайне недовольные друг другом.

Но, как я уже говорил, эти встречи были необходимы. Ему, наверное, даже больше, чем мне. Война перешла в ту стадию, когда многое просто не имело смысла скрывать. Хотя, как мне кажется, Волдеморту это не нравилось. Он, безусловно, этого не показывал, но для опытного наблюдателя было заметно, что где-то что-то он упустил. Да оно и понятно. Оборотни, дементоры, великаны и прочая нечисть – не слишком надежная армия. Упивающиеся вообще одним страхом движимы. Многие поместья наших дорогих чистокровных были разрушены. Это повергло почти всех в шок, ведь хозяин говорил, что их никто не посмеет тронуть. И что самое неприятное в этой истории – виновники разрушений не авроры, не самонадеянные щенки из Дамблдоровой армии, а все те же полулюди, озверевшие окончательно оттого, что к ним относятся без должного уважения. Лорд их, конечно, приструнил по-своему, разрешив совершать больше нападений на простых смертных. Вот о них-то я чаще всего и старался предупредить Поттера. И надо сказать, это имело результаты. Я не уточнял, говорил ли он кому о том, где берет информацию, но срывы нападений были настолько профессиональны, что я даже поверил, что Орден Феникса – это не только тряпичные куклы Дамблдора.

А вот с хоркруксами все было гораздо хуже. Директор оставил мне кое-какие свои догадки относительно их возможного места хранения, но я-то что мог сделать? Лучше бы он их Поттеру оставил. Каждый раз после абсолютно неудачных поисков он возвращался подавленный и злой. И злился он на меня, как будто я хотел его обмануть. А когда никаких наметок больше не осталось, мальчишка совсем уж раскис. До этого момента я думал, что большей неприязни я к нему испытывать не смогу. Но его совершенно убитый вид вызвал у меня тошноту. Я долго (насколько позволяло мое ограниченное время) читал ему лекцию о роли Гарри Поттера в этой войне. Напомнил, что это, прежде всего, ЕГО война, а потом уже всех остальных. Упомянул всех его родственников и друзей в свойственной злобному ублюдку манере (последний аргумент, который на него еще действовал), чем вроде бы вернул ему желание биться, и выгнал.

Надо было что-то решать с этими замурованными кусочками души. И как можно скорее. Поттеру я этого не говорил, но по моим расчетам затяжную войну выиграет Лорд. Самоотверженных смельчаков просто не хватит на несколько лет, они закончатся очень быстро. И пока этого не произошло, я должен был что-то придумать. А тут еще очень некстати начинался новый учебный год. Поттер пришел на встречу возмущенный тем, что все его друзья хотят, чтобы он вернулся в Хогвартс и доучился. Мне даже показалось, что он хочет, чтобы я его поддержал и сказал, что ему с его феноменальными способностями в школе делать нечего. Пришлось его разочаровать. Встречаться с ним в школе будет гораздо труднее, но зато я точно буду знать, что он не наделает непоправимых глупостей, какие мог бы совершить, будучи предоставленным самому себе.

Однажды ночью (уже начался сентябрь) я проснулся в холодном поту, оттого что опять видел во сне Дамблдора. Он смотрел на меня с укоризной, словно вопрошая: «Северус, почему ты еще так ничего и не сделал? Я ведь рассчитывал на тебя. Ты меня подводишь». Это было хуже пыток Лорда, гораздо хуже. Пытки вызывают боль физическую, ее можно преодолеть, а такие кошмары – душевную. Они будят во мне те чувства, которые я давно похоронил глубоко в сознании. Стыд и сожаление. Это именно то, что мне никогда не требовалось для работы. Я забыл, каково это – испытывать подобное. И мне было крайне неприятно к этому возвращаться.

Наверное, на почве этих дум мне и пришел в голову самый идиотский план, который только мог родиться. В нем не было ничего хорошего – один сплошной риск. Гриффиндорцам такое обычно нравится.

Я написал Поттеру письмо о том, что буду ждать его в Визжащей хижине пятнадцатого сентября в полночь. Сомневаться, что он сможет выбраться из замка, не приходилось. А вот по поводу его готовности принять мой план сомнения были.

Я машинально выпил оборотное зелье и аппарировал в Хогсмид. Было часов десять вечера, но, несмотря на позднее время и крайне опасное, в «Трех метлах» было оживленно и как-то неправильно беззаботно. Да, Альбус радовался, когда видел, что люди могут отвлечься от проблем, и всегда ратовал за это. Я же никогда не мог этого понять. В таких условиях пятерки Упиванцев хватило бы, чтобы снести это заведеньице и, как минимум, взять в плен всех посетителей. Ну, что ж, если им так нравится, пускай веселятся.

Сделав заказ, я уселся в дальнем углу и бестолково смотрел на часы и даже не заметил, как Розмерта принесла мне выпивку, учтиво улыбнувшись скромному клиенту, которого я из себя представлял. «Эх, миледи, знали бы вы, кому улыбаетесь», - с непонятной горечью подумал я и постарался улыбнуться в ответ. Через час я налил в опустевший стакан очередную порцию оборотного зелья, выпил не поморщившись и ушел, оставив на столе деньги.

В окрестностях хижины было жутко. Уже совсем стемнело, гул населенной части деревни сюда не проникал, и казалось, что вот-вот послышится тоскливый волчий вой. Я непроизвольно поднял голову к небу – луна была в первой четверти. Осмотревшись по сторонам, я открыл калитку и поднялся к перекошенной хибаре, которую, по всей видимости, всё еще до ужаса боятся. Я видел патрули авроров, курсирующих по деревне, но здесь их не было, скорее всего, с захода солнца. Мне это было на руку, но вот другим людям, изредка проходящим здесь…

Это было отвратительное место, грязное, жалкое, убогое. Находиться здесь было просто тошнотворно. Я не мог заставить себя даже сесть куда бы то ни было, просто подошел к окну и посмотрел на часы. Еще минимум минут сорок. Я попытался представить себе, какой Поттер явится сегодня. Он стал непредсказуем даже для меня. И это жутко раздражало. Он мог прийти бодрым, даже бурлящим, с лихорадочным блеском в глазах. В такие дни он не мог усидеть на месте, все время метался из угла в угол, забрасывал меня сумасшедшими идеями, сам же их отметал и закидывал новыми. Это его состояние часто сопровождалось гневными выпадами. Он не понимал, почему Лорд ждет, почему Министерство бездействует, почему Упивающиеся не попадаются на каждом углу, почему все идет не так, как надо. Это состояние мне не нравилось. Он сгорал, как свечка. Сначала я думал, что такие чувства стоит только направить в нужную сторону, но все заканчивалось на следующий же день. Что-то не получалось, гибли те, кого мы пытались спасти, я даже подозреваю, что ему могли просто сниться кошмары, и он превращался в кисель. И таким приходил на следующую встречу.

Бледный, померкший, он плюхался иногда прямо на пол и смотрел в одну точку. Мне приходилось битый час выслушивать его причитания. В эти моменты я явственно чувствовал его НЕЖЕЛАНИЕ. Нежелание всего вообще. Я был вынужден передавать информацию, которую имел, в письменном виде. Поттер просто не способен был ее воспринимать. И его состояние действовало на меня угнетающе. Мне даже хотелось предложить ему бросить это ко всем чертям и исчезнуть. Но я слишком хорошо знал, что эти мысли губительны, поэтому я грубо прерывал его стоны и выставлял за дверь, за что он называл меня бессердечной скотиной. Неужели он еще сомневался?

Я не знал, каким я хотел его видеть в тот вечер. С одной стороны, он мог с воодушевлением принять мой план, с другой – сказать, что это полный бред и отказаться. И я не уверен, что второй вариант мне бы не понравился.

Дверь с тихим скрипом отворилась, нарушив ход моих мыслей, и на пороге показался Поттер, стягивающий мантию-неведимку.

- Черт, испачкалась! – буркнул он, складывая плащ. – Забыл ее снять, пока еще мог нормально шевелиться в этом проходе. Здравствуйте.

- Здравствуйте, Поттер, - ответил я, одновременно оценивая его состояние. Все-таки школа на него благотворно влияет. По крайней мере, он не кидается в крайности. – Как ваши успехи?

- Вас интересует моя учеба? – искренне удивился он и уселся на стул. – Пока еще въезжаю. Прошло только две недели, а всех уже запугали ТРИТОНами.

- Всех, кроме вас, я полагаю, - ухмыльнулся я. На самом деле, меня мало интересовала его учеба, но с чего-то надо было начать.

- Мне, знаете ли, не до этого. Хотя, признаюсь, я чувствую себя пока еще принадлежащим этому миру, - он скорчил непонятную гримасу и посмотрел на меня.

- Вы всегда будете принадлежать этому миру, Поттер. Ничем вы от других не отличаетесь, - ох, как мне не хотелось, чтобы он сейчас развел канитель о своей горемычной судьбине.

- Кроме дороги, которую мне указали, - ровно ответил он.

- У каждого свой путь, Поттер, - ответил я и прислонился к подоконнику. – Суть жизни в том, чтобы пройти его до конца. Вы уже взрослый, вы приняли то, что вам уготовили, так идите по этой дороге с гордо поднятой головой.

- Делаю все, что в моих силах, - хмыкнул он и поднялся. – Ладно, не будем об этом. Я знаю, как вы ненавидите меня в моменты рассуждений.

- Я ненавижу не вас, а то обстоятельство, что вы легко поддаетесь унынию. Вы говорите правильные вещи, но они бессмысленны. Вам надо думать о том, что имеет значение.

- Я готов. Вы ведь для этого меня позвали, чтобы сообщить что-то важное?

Он сел на пыльное покрывало, лежащее на сломанной постели и впился в меня взглядом. Я отошел от окна, посмотрел на Поттера, который терпеливо молчал, и решил, что действовать надо.

- Есть план, мистер Поттер, сразу оговорюсь, далеко не блестящий. Но за неимением лучшего… Мы можем попробовать.

- Я вас слушаю, - он даже поудобнее уселся на кровати, словно я собирался рассказать ему детскую сказку.

- Можно попытаться спровоцировать Темного Лорда на некоторые необдуманные поступки, скажем так.

- То есть?

- Лорд не знает о том, что кольцо и медальон уничтожены. А потому, пока уверен в том, что и о хоркруксах никто не догадывается, - я замолчал, ожидая проблеска понимания.

- Так ведь не это ли наша цель? – спросил Поттер. – Уничтожить все хоркруксы незаметно для него.

- До настоящего момента так и было, - кивнул я. – Но у нас одна маленькая проблема – мы не знаем, где их искать. Мы просто уперлись в стену, и стоять так можно вечно.

- И что же вы предлагаете? – подозрительно спросил он.

- Дать понять Лорду, что его тайна раскрыта. И хуже того, миссия по уничтожению хоркруксов успешно продвигается к завершению.

- И что нам это даст, кроме участившихся в несколько раз смертей? – Поттер посмотрел на меня очень недовольно. А меня порадовало, что он понимает последствия.

- Риск высок, но я предупреждал, - безразлично ответил я. – Возможные убийства – это одна сторона. Но есть маленький шанс, что раскрытая тайна заставит Лорда проверить, насколько надежно спрятаны его хоркруксы. А это даст мне возможность за ним проследить.

Вообще-то это звучало неубедительно. Во всяком случае, меня бы это не убедило. Слишком велик риск за такую мизерную возможность. Совсем не обязательно, что Лорд вообще-то что-то предпримет для проверки. Судя по выражению лица Поттера, он думал аналогично.

- Что мне нужно делать? – неожиданно спросил он. Я даже ушам своим не поверил.

- Что? – тупо переспросил я.

- Ну, как я должен сообщить Волдеморту о том, что знаю о хоркруксах? Дать интервью для Риты Скитер? Послать ему поздравительную открытку? Отправить к нему гонца или самому явиться?

- Не язвите, вам это не идет, - ответил я, взяв себя в руки. – Наглого письма будет вполне достаточно.

- И как же я его отправлю? Сова вряд ли донесет к нему письмо.

- Я подброшу его, - твердо сказал я, хотя сам очень сильно сомневался, что смогу это сделать, не вызвав подозрений. – От вас требуется только написать все как следует.

- Не думаю, что Волдеморт не устроит проверку своих слуг, когда получит мое письмо, - серьезно произнес Поттер после нескольких секунд раздумий. А он умеет мыслить, когда захочет.

- Значит, текст письма должен быть таким, чтобы у Лорда не возникло других желаний, кроме проверки сохранности останков своей души, - почти с угрозой прошипел я.

- Ясно, - коротко отозвался Поттер. – Ну, тогда давайте подумаем, что написать. Или вы уже принесли готовый вариант, и мне нужно его просто переписать с необходимым количеством грамматических ошибок?

- Поттер, мы, кажется, с вами не так часто общаемся. Откуда вы понабрались этого пошлого сарказма? Поверьте мне, пока на вашем лице будет светиться это неуместное выражение святого мученика, ни одна ваша острота не будет воспринята всерьез, - прокомментировал я его жалкие попытки показать зубы. Не там и не с тем он пытается строить из себя акулу. Меня это не впечатляет. И Лорда не впечатлит. Поттер с раздражением взглянул на меня, но я сделал вид, что не заметил. Я достал пергамент и чернила с пером. – Сожалею, но вам придется поднапрячь голову. По большей части это должен быть именно ваш текст.

Поттер ушел около трех ночи. Мы набросали несколько черновиков, но он явно уже был не в состоянии думать. Я сжалился и отпустил его. Он же, в свою очередь, пообещал собрать все воедино и написать хороший текст.

В конечном итоге, у нас получилось достаточно приемлемая записка, и я, стараясь не думать о том, что учинит Лорд после ее прочтения, вернулся в его владения.

Результат можно было предположить любой, но такого даже я не ожидал. Столь несвойственное поведение Тома Реддла можно было объяснить только человеческим фактором, в отсутствии которого у него я был уверен на сто процентов. Лорд не просто напрягся, когда понял, что Поттер все знает и спокойно уничтожает его бессмертие, он элементарно запаниковал. Он буквально носился из угла в угол и только лишь не причитал: «О, хоркруксы, мои хоркруксы!». К нему не то, что ближний круг, к нему Нагини не подползала. В итоге эта ошеломляющая паника привела к тому, чего Лорд никогда не делал. Он начал совершать глупости. Я даже не мог поверить свои глазам, когда величайший темный маг современности просто взял и притащил все свои сокровища в Замок. Я видел и слышал, как он вызывал к себе самых юных Упивающихся или тех, кто только готовился ими стать, и исчезал с ними. А вот возвращался уже без них. Даже думать не хотелось, какую смерть этим молодым глупцам уготовил наш хозяин.

Но на этом он не успокоился. Оставлять в Замке хоркруксы было бы совсем неумно, поэтому Лорд надолго зарылся в библиотеке, позволяя находиться рядом только Хвосту. Упивающиеся недоумевали, а кое-кто осмеливался откровенно злиться. Я же с интересом наблюдал за тем, что Лорд придумает. Утащить из-под его носа мне бы не удалось ни один предмет, но я надеялся, что смогу отследить передвижение реликвий.

Я сидел в своей лаборатории в Замке и варил какую-то бурду. Уже неделю мне не позволялось выходить за пределы территории Лорда, хотя мои услуги как зельевара пока не требовались. Неожиданно дверь отворилась, и вошел Хвост, измученный и бледный как смерть. В изнеможении он уселся на табурет и глухо застонал.

- Тебе дать зелье от последствий Круциатуса? – равнодушно спросил я. Как будто он впервые ко мне заваливается в таком виде?

- Нет, - слабо ответил он. – Господин просил тебе передать, чтобы к завтрашнему вечеру были готовы вот эти зелья.

Хвост передал мне кусочек пергамента, на котором кривым почерком были перечислены довольно мерзкие зелья, правда, не требующие большого количества времени на варку.

- Мы возьмем их завтра с собой, - добавил Питтегрю и тяжело оперся на мой стол.

- Куда? – постарался спросить я без интереса.

- Не знаю. Хозяин заставил меня перерыть все географические книги, как будто собирается путешествовать, - Хвост даже носом захлюпал. – Четверо суток я зачитывал ему про различные мифические территории, а он наносил их положение на карту. А завтра мы куда-то отправимся. Я так устал, Северус. Я не гожусь для путешествий.

Я с отвращением смотрел на этого маленького жалкого человечка. Он хотел быть самым верным, самым близким слугой. Вот он этого и добился. В некоторой форме. Я понимал, почему Питтегрю так переживает. Из этого путешествия он мог не вернуться. Лорд собирается все перепрятать. Хвост ему в этом очень поможет, в итоге став ненужным свидетелем, от которого легче избавиться, чем все время держать под контролем. В конце концов, он действительно только прислужник.

- Хорошо, передай Хозяину, что всё будет готово. Однако мне придется выйти из Замка, чтобы принести некоторые ингредиенты. Будь так добр, предупреди его, - важно ответил я и отвернулся. За моей спиной раздался слабый полувсхлип-полувздох. Ох, не к тому человеку Хвост пришел жаловаться. Не мне его жалеть. У меня и без него проблем по горло. – И если тебе больше ничего не нужно, то…

- Да-да, - пропищал Хвост и, ссутулившись, как древний старик, прошаркал к выходу.

Мне же необходимо было добыть эту чёртову карту. Как мне не хотелось впутывать во всю эту игру Малфоя-младшего, но придумывать менее опасный ход не было времени. Драко обладал той способностью, о которой никто не знал, и это давало нам шанс. Наверное, в той ситуации меня подстегивало только одно: до сих пор все наши безумные эскапады сходили нам с рук. И я начинал задумываться о том, что хороший Круциатус имеет положительную сторону. По крайней мере, он возвращает с небес на землю, не дает возможности превратиться в отчаянного гриффиндорца, коим я себя почти ощущал.

Я аппарировал к небольшому домику, расположенному в уединенном месте где-то на границе Шотландии и Англии. Это место в радиусе нескольких миль было защищено различными чарами, выставленными самим Дамблдором именно на тот случай, если придется прятать Драко. Жить здесь Малфою одному я ни за что не позволил бы. Поэтому был вынужден еще и Нарциссу перевозить.

Его пришлось долго будить. Потом еще очень долго и нудно объяснять, что я от него хочу. Нечестно, конечно, было напоминать ему, что я являюсь его спасителем и единственным человеком, который пока еще хорошо к нему относится, но я понимал, если я не попытаюсь, искать нам эти хоркруксы придется до конца наших жизней. И окажутся они далеко не самыми длинными.

Давно я не видел на лице Драко такого затравленного выражения. Мне, правда, было очень жаль. Он годился только для мелких пакостей, в войне он участвовать бы не смог. И неважно, на чью сторону он встал бы.

- Я буду рядом, мистер Малфой, совсем близко, - я постарался хоть как-то смягчить ситуацию.

Он нервно дернулся и злобно посмотрел на меня, но высказать свое недовольство не пожелал. Да оно и правильно.

- Хотите, я дам вам успокоительного?

- Нет!

Конечно, нет. Принимать зелья для него всегда было мукой. Да и остатки гордости мешали помочь самому себе. Но надо отдать ему должное, минут через семь он стоял ровно, стараясь смотреть также надменно, как и его отец, готовый к заклинанию и выполнению, по сути, моей просьбы.

Я взмахнул палочкой, и передо мной оказался небольшой белый хорек, тот самый, в которого Малфоя превратил Моуди. Тогда, на четвертом курсе обучения Драко, он прибежал ко мне, возмущенно вопя о преподавательском беспределе. Я посоветовал ему стать анимагом, превратиться в хорька и покусать чертова аврора ночью. Он воспринял мою шутку всерьез. В общем-то, добились мы не очень многого. Ни превращаться в животное, ни возвращаться к человеческому облику самостоятельно он не научился. Однако в тот момент передо мной был уже не обыкновенный маленький хищник, а волшебник в звериной шкуре. Маленькие водянистые глазки настороженно смотрели на меня. Я взял его горячее, мелко дрожащее тельце и посадил в большую сумку, в которой лежали зелья. Через десять минут мы были в моей лаборатории в Замке.

Я подошел к библиотеке и прислушался. Было очень тихо, но периодически раздавались приглушенные стоны. Я приоткрыл дверь. Если бы Лорд был там, я знал, что сказать. Конечно, я вызвал бы гнев и кару, но мне необходимо было запустить Драко в комнату. Но, видимо, кто-то наверху с интересом наблюдал за моими потугами, а потому решил разузнать, чем же дело закончится. Помещение было пустым. Почти. Положив голову на скрещенные на столе руки, спал Хвост. Я тихонько достал Драко из сумки и опустил его на пол. Постояв несколько секунд на пороге, он медленно прокрался в библиотеку и шмыгнул в черный угол. Я оставил дверь, приоткрытой настолько, чтобы позволить хорьку выбраться назад, а сам скрылся в темной арке, чтобы не попасться на глаза случайным свидетелям.

Через какое-то время я заметил, что он уже в коридоре. Как он мог быть таким бесшумным? Драко, с зажатым в пасти пергаментом, в панике вертелся вокруг себя, явно в шоке оттого, что я не встречаю его. Не успел я сделать шаг из арки, а он уже рванул в противоположную сторону. Я моментально достал волшебную палочку и невербальным “Accio” призвал его. Едва вытащив из зубов Драко бесценную карту, я чуть не вскрикнул от неожиданной боли. Чтобы выразить то, как Малфой рад был подобной встряске, гаденыш до крови прокусил мой палец. А мне тут же захотелось как следует шваркнуть его об стену. Но отвлекаться не было времени, и пергамент мять нельзя. Поэтому я был вынужден проглотить все ругательства по поводу его поступка, сделать копию с карты (благо, Лорд еще не наложил на нее никаких заклятий) и отправить Малфоя назад, пока Хвост не проснулся и не обнаружил пропажи.

Через две минуты Драко уже вернулся. Я, от греха подальше, ждал возле двери. Схватив его в охапку, я закрыл дверь и унесся в лабораторию, откуда вышел на открытую территорию. На границе аппарации я, оглядевшись вокруг, вернул ему человеческий облик.

- Спасибо, мистер Малфой, - официально заявил я. – Вы оказали неоценимую помощь.

- Не боитесь, что я сдам вас Темному Лорду? - нахально спросил он. Посмотрел бы я, как он будет это делать!

- Не боюсь, - ответил я, добавив в голос угрозы. – Лорд ни меня, ни вас в живых не оставит, можете не сомневаться. Но пока я жив, вы и ваша матушка в полной безопасности. Обещаю, что больше вас не потревожу. Возвращайтесь, нас могут заметить.

Драко коротко кивнул и аппарировал. А я свое обещание выполнил.

Лорда и Питера не было три дня. За это время я изучил и карту, и книги. Сделал все необходимые пометки и назначил встречу Поттеру.

- Как видите, мест, куда можно отправиться, очень много, - я обратил внимание юного героя более чем на двадцать возможных точек «захоронения». – Их придется обследовать все. Имейте в виду, с этими местами связано множество темных легенд, они могут оказаться крайне опасны. Здесь всё, что вам нужно знать об этих местах, их примерное расположение, - я протянул Поттеру несколько свитков. – И не бросайтесь в омут с головой.

- Что вы хотите этим сказать? – уточнил он, крепко сжимая пергамент и жадно глядя на карту.

- Только то, что вам хорошенько стоит всё продумать. Не следует срываться с места непосредственно завтра и бежать на поиски. Один вы не справитесь в любом случае.

- Время уходит! – воскликнул он пылко, и я вдруг осознал, что он действительно был готов отправиться в путь уже на рассвете.

- Время подождет! – жестко оборвал я его. – Не смешите меня, Поттер! Соберите Орден, обсудите план действий.

- Слишком много людей может погибнуть в это время!

- Именно поэтому вы и обязаны всё взвесить, черт возьми! У вас нет права на ошибку! Погибнет еще больше, если Лорд что-то заподозрит. Ни одного необдуманного шага, вам ясно?

- Да, сэр, - неожиданно согласился Поттер. – Как мне объяснить появление этой карты?

- Как вам будет угодно, - я пожал плечами. Это меня волновало меньше всего. – Можете сказать, что вам это принес Фоукс в качестве очередного загробного привета от Дамблдора.

- Очень смешно!

- Я не ставил целью вас рассмешить. Идите, я с вами свяжусь.


Как я понял, жертв было много. О большинстве мест, в которых пришлось побывать Поттеру и членам Ордена, я даже не слышал. Мало того, что эти места сами по себе были пропитаны злом, да еще и Лорд добавил в них своего колдовства. Но как же я был удивлен, когда Поттер с оттенком истерического возбуждения сообщил, что всё, больше ничего не осталось, кроме самого Лорда.

- Если, конечно, он не наделал еще несколько хоркруксов, - хохотнул он, растирая израненные руки с несколькими ожогами.

- Не думаю, чтобы у него осталось что-то, из чего можно сотворить хоркрукс, - задумчиво ответил я.

- Тогда остался последний ход? – Поттер поднял на меня глаза. За завесой видимой невменяемости я мог различить решимость и усталость. В тот момент я подумал, что, когда закончится война, в его глазах всегда будет иметь место именно это усталое выражение.

- Да. Последний, - подтвердил я, сам еще не до конца понимая, что это может означать. – У вас всё получится. Как обычно.

- Угу, - промычал он и продолжил. - Теперь вы можете открыто выступать на нашей стороне.

- Почему вы так хотите раскрыть меня? – усмехнулся я. – Не думаю, что я буду вам так необходим сейчас.

- В бою вас могут убить наши же!

- А вот это ещё не известно, - парировал я. Мне не хотелось обсуждать военные действия, учитывая, что пока еще ничего не решено. – Во всяком случае, пока лучше всё оставить без изменений. Но имейте в виду, что мне было бы очень любопытно ознакомиться с планом Ордена по захвату Темного Лорда. Если он будет готов раньше, чем план самого Лорда по захвату вас, сообщите мне об этом, направив письмо, скажем, в Визжащую хижину. Если же Лорд опередит вас, я постараюсь предупредить.


Видимо, Гарри Поттер и Том Реддл проводили совместное совещание по захвату друг друга. Иначе как бы они могли умудриться выбрать одну и ту же дату?

Сейчас я вспоминаю только огромную выжженную территорию, с поваленными деревьями, с горящими очажками, и молнии. Безумный хаотичный полет молний всех цветов и мощностей.

Я не видел Поттера. Я не видел Волдеморта. Я замечал только кружащиеся в сумасшедшем танце человеческие фигуры. Как мне удалось остаться почти целым в том аду, до сих пор большая загадка. Знаю, что пару раз меня предупредил об опасности Люпин, а я успел успокоить штук пять знакомых оборотней. До полнолуния было, правда, далеко, но горло перегрызть Ремусу они и без того были готовы.

На какой-то момент всё стихло. Но не по причине внезапного окончания боя, а потому, что Поттер уничтожил своего злейшего врага, из-за чего темные метки на руках Упивающихся стали исчезать. Боль была такая, что я думал, будто оглох. Когда же всё прошло, мне показалось, что остальные Упивающиеся ничего и не почувствовали. Сражение стало еще более жутким. Мои бывшие коллеги словно с цепи сорвались. Никогда бы не подумал, что старшие Крэбб и Гойл такие отличные дуэлянты.

Упивающихся оставалось всё меньше и меньше. Наконец, вдали я смог различить фигуру Поттера, остервенело орудующего «Ступефаем» направо и налево. Я так засмотрелся, что только краем уха различал спор Люпина и кого-то из авроров относительно меня. Победителю Лорда почему-то никто не шел на помощь, а у того явно заканчивались силы. Слишком серьезный ему достался соперник после того, что он уже совершил. Я направился в сторону сражающихся. Поттер заметил меня и обрадовался, чем и воспользовался его противник. Пока наш герой отвлекся на меня, а я перебирал в уме заклинания, которыми стоит воспользоваться, Упивающийся элементарно решил аппарировать. Поттер понял его замысел, а я понял, какой же идиот этот Мальчик-Выживший-Всем-На-Зло. Когда Упивающийся уже был готов исчезнуть, Поттер с дурацким криком «Не уйдешь!» схватился за него, но что самое возмутительное, он и меня прихватил с собой, вцепившись в мою мантию. Всегда мечтал окончить жизнь, будучи расщепленным где-то в пространстве на миллион частиц.

Но этого не произошло. Упивающийся (и мы вместе с ним) просто ошибся адресом, приземлившись, как ни странно, в Хогсмиде. Мы рухнули на изрытую землю: Упивающийся на спину, тут же потеряв сознание, Поттер – на него, а я прямо на острую корягу, которая вспорола мне бок. Не передать словами, как я был «счастлив», учитывая, что моя волшебная палочка после падения умудрилась разломиться в четырех местах. Одно радовало, Поттер свою тоже сломал.

Только я начал проповедь о том, что у него в голове не мозги, а ягодный кисель, как в непосредственной близости от меня пролетело заклинание. Мы обернулись. На территории Хогсмида сражение шло в полном разгаре. Авроры и Упивающиеся перемешались – их было не различить.

- Надо уходить! – заорал Поттер, потянув меня за рукав рваной мантии.

- Вы, что, с ума сошли? – я взвыл от боли в боку и скрючился. К нам спешил аврор. – Куда уходить?

- Куда угодно! Я этих ребят не знаю, зато они прекрасно знают вас. Я не успею им объяснить, что вы на нашей стороне. Быстрей!

Поттер с силой потащил меня куда-то в сторону. Я чувствовал, как кровь противно льется по моей ноге. Тупая боль в боку мешала нормально соображать. Я просто, не задумываясь, пытался бежать за Поттером. Вокруг открывались кошмарные картины разрушений. Некоторые дома были или сожжены до основания, или превращены в груды балок. В обожаемом всеми студентами магазине «Зонко» были выбиты стекла, а под ноги попадались сломанные игрушки.

Как мне показалось, Поттер целенаправленно ведет меня в какое-то место.

- Сюда, давайте! – подтвердил он мое предположение, отворяя перекосившуюся дверь полуразрушенного сооружения, которое раньше было «Сладким королевством». Я, с трудом переводя дыхание, прошел внутрь. Поттер побежал к задней двери. – Идемте сюда, я знаю, как нам выбраться.

- Да что вы говорите? – удивился я. – А я думал, вы знаете только, как куда-то вляпаться.

- Заходите уже! – с раздражением проговорил он, подталкивая меня в спину. До чего дошло! – Там потайной ход, ведущий прямо в школу. Вы меня там однажды чуть не поймали, помните? У статуи одноглазой ведьмы.

- Самое любимое мое воспоминание! – съязвил я, спускаясь по крутым ступенькам в подвал. Поттер шел сзади.

В помещении было хоть что-то видно только благодаря проникающему в открытую дверь свету. Улучшить ситуацию без палочки я бы не смог. Отвратительно пахло смесью карамели и шоколада. Здесь тоже царил хаос: стеллажи со сладостями были сломаны, большинство банок разбито, под ногами были рассыпаны конфеты.

Поттер ринулся к одному ему известному месту на полу, разгребая руками валяющуюся карамель. И вдруг случилось то, чего, собственно, и стоило ожидать. Над лестницей что-то задрожало, жалобно скрипнуло и рухнуло, полностью завалив верхние ступени.

- Черт! – взвизгнул Поттер, прикрыв голову руками.

Впервые в жизни я был с ним солидарен. Так мы оказались отрезаны от мира, в кромешной тьме, в домике, который от одного неверного движения рухнет на нас окончательно. Романтика в чистом виде.

Я слышал, как Поттер шуршит, пытаясь открыть найденный им люк. Через пару минут он издал протяжный стон.

- Что-то не так? – улыбаясь, поинтересовался я.

- Этот ход замурован! – возмущенно ответил он. – Какой-то кретин его заложил чем-то гладким, я даже не смогу это вытащить.

- Наверное, этот кретин заметил, что кто-то таскает его сладости и уходит через этот ход, - ехидно предположил я.

- Я никогда ничего не крал, - крикнул он и, судя по шуму, за что-то зацепился. – Ах, ты дьявол! Ничего не видно!

- Вот в этом вы правы. И не орите, пожалуйста. Крыша может не выдержать этого звука.

Я аккуратно опустился на пол, сильно зажимая кровоточащий бок, выпутался из разодранной практически в клочья мантии и попытался использовать ее остатки в качестве бинта.

- Что вы делаете? – тихо спросил Поттер.

- Перевязку, - буркнул я, понимая, что необходимо беречь нервы, потому что сидеть мне там с ним еще очень долго.

- Простите, я не хотел, чтобы так получилось.

- Не сомневаюсь.

- Мы можем попробовать аппарировать, - несмело преложил он.

- Граница аппарации Хогсмида намного дальше. Эта территория считается школьной. Я, признаться, крайне удивлен тем, что мы вообще смогли сюда аппарировать, да еще не потеряв при этом половину конечностей.

- Да, глупо получилось, - в кое-том веке признал Поттер, перебирая на полу конфеты. – Вам очень больно?

- Бывало хуже, - отозвался я. У меня на языке вертелся вопрос, но я не был уверен, что хочу его задавать. Тем не менее, я спросил. – Как всё прошло?

Поттер довольно долго молчал, а потом выдал:

- Ничего приятного не было. Он буквально в мумию высохшую превратился. Знаете, страшный такой стал. Вот и всё.

Насколько я знаю, ничего большего потом от него так никто и не добился.

Не представляю, сколько мы так сидели, но не меньше трех часов точно. Я, по-моему, даже в сон проваливался. Рана перестала кровоточить, однако, по-прежнему ныла. Очень хотелось пить. Поттер ползал по полу, постоянно натыкался на какие-то деревяшки, усаживался на место и рассказывал истории из своей студенческой жизни. Особенно красочно у него получались те, где в дураках оказывался я.

- Зачем вы мне всё это рассказываете? – устало спросил я, не зная как реагировать на имевшие место быть у меня под носом выходки золотой троицы. – Не тому человеку исповедаться решили. Я вам еще все припомню, где бы мы не оказались после смерти.

- Я не собираюсь тут умирать. Да и вам не дам, - торжественно заявил Поттер. Подумать только, сколько пафоса! – Нас обязательно найдут, я точно знаю. Ведь тот аврор видел нас, значит, и разыщут скоро.

- Какими наивными глазами вы до сих пор смотрите на мир! Удивительно просто. Не хотелось бы вас разочаровывать, но любые действия приведут к разрушению. Даже если нас найдут, то уже только под обвалившейся крышей.

- Вы непроходимый оптимист, скажу я вам, - мрачно сказал Поттер и явно куда-то пошел.

- А вы сомневались? – усмехнулся я. – Далеко направились?

- Мне надо, - коротко ответил он, осторожно ступая по хрустящему полу.

- А вы хоть знаете, где то, что вам НАДО? – я был готов расхохотаться.

- Найду.

Поттер действительно нашел дверь еще в одно подсобное помещение, служившее уборной. Удивительное везение! И как ему такое удается? Оттуда он принес стакан воды и предложил промыть мою рану. Я отказался. Я был жутко вымотан, несмотря на многочасовое бездействие, а потому двигаться совершенно не хотелось. Да и что там можно промыть в такой темноте? Поэтому я просто выпил воду, которая казалась в тот момент самым вкусным напитком. Жажду я не утолил, но просить о второй порции не стал. Лишь с сожалением отдал стакан назад. В прочем, Поттер, возможно, по каким-то своим соображениям, принес еще воды. «На всякий случай!». Я был так удивлен, что даже искренне поблагодарил его.

Я совсем не различал очертания предметов, но фигуру Поттера почему-то видел четко. Или мне так казалось? Наверное, мое воображение рисовало нахального гриффиндорца настолько ярко, что я почти не сожалел об отсутствии освещения. Он сидел рядом со мной и размышлял о своих друзьях. В воздухе явственно чувствовались все его переживания за них. Но попыток заговорить он не делал, что меня и радовало и настораживало одновременно. Я, конечно, не собирался его утешать, но мне не хотелось, чтобы сейчас, после Победы (тогда я еще не осознал окончательно, что это действительно была Победа) он превратился в человека, раздавленного собственным же поступком.

Сквозь полудрему я слышал, как Поттер скребет пальцами по чему-то металлическому. С победным возгласом «Наконец-то!» он это открыл. И в тот же миг по комнате распространился аромат свежей клубники, вызвавший во мне чувство острого голода и что-то еще, пока не очень понятное.

- М-м-м, как же вкусно! – с наслаждением произнес Поттер. – Попробуйте.

Моих рук коснулся железный предмет.

- Что это, позвольте спросить?

- Клубничный мармелад. Я нашел закрытую банку, и она очень большая, нам на двоих вполне хватит.

- Мистер Поттер, вы же говорили, что не имеете привычки воровать.

- Я не ворую! – снова возмутился он, чем опять вызвал у меня улыбку. – Как только нас отсюда вытащат, я всё оплачу. И потом я не собираюсь умирать от голода. Это будет несправедливо. Ешьте.

- Я не ем сладкого, - с неудовольствием сказал я, хотя прекрасно понимал, что ничего лучшего здесь никто не предложит. И, честно говоря, запах был очень соблазнительным. Мне даже детство вспомнилось.

- Ну, извините, - высокомерно ответил Поттер, однако поставил банку между нами, и мне назло начал громко чавкать и умиляться.

Моя рука непроизвольно потянулась к банке. Взяв мягкий мармелад, я раскусил его и почувствовал вкус натурального клубничного сока, находящегося внутри. Это было блаженство. А потому я совершенно не обратил внимания на включившийся в голове неизвестный сигнал опасности, что-то тревожное мелькнуло в сознании… и исчезло. Я взял еще один мармелад.

- Дамблдор сейчас очень радовался бы, да? – с детской непосредственностью спросил мальчишка. Я даже поперхнулся.

- Уверен, что если он нас сейчас видит, то умирает от смеха, - откашлявшись, ответил я.

- Я бы хотел разделить этот мармелад с ним.

- Поверьте мне, что мармеладные чаепития с директором – не самое приятное времяпрепровождение. Хотя я бы не отказался их повторить, - черт! Как я не хотел об этом тогда думать. Я надеялся, что Поттер не станет развивать тему.

- Чем вы собираетесь заниматься теперь? – спросил он, и я облегченно выдохнул, несмотря на очередной неудачный вопрос. – Вообще, я имею в виду.

- Я найду себе занятие, если меня, конечно, не посадят, - я не знал, какие еще сюрпризы готовил Дамблдор. Он, конечно, позаботился о моем оправдании, только имеет ли оно какое-нибудь значение для волшебного мира?

- Не волнуйтесь, я не допущу этого!

- Еще раз произнесете что-нибудь подобное вслух, и вам сильно не поздоровится, - я мог многое стерпеть, но покровительство Великого Гарри Поттера у меня поперек горло сидело.

- Извините, - смущенно пробормотал он. – Вы могли бы вернуться в школу, преподавать Защиту. Думаю, что проклятие с должности уже снято.

- Не уверен, что захочу возвращаться к преподаванию. Тем более, что опять придется учить вас.

- Почему? – искренне удивился Поттер.

- А вы разве закончили учебу? Или считаете, что возвращаться уже не обязательно? Чем вы сами-то собираетесь заниматься теперь, решили уже?

- Нет. Просто не верил, что день, когда я смело смогу подумать о будущем, действительно придет. Вы считаете, что мне стоит вернуться в школу?

Ну, вот, приехали. Поттер решил обратиться к самому ненавистному преподавателю школы за советом относительно учебы. А злобный Мастер Зелий согласился поддержать беседу. И за этим разговором они вдвоем умяли не меньше килограмма клубничного мармелада. Я до сих пор не верю, что всё так и было.

Мы разговаривали о какой-то учебной чепухе, пока я не заподозрил неладное. Еще во время поедания мармелада у меня начала чесаться рука, но за беседой я не обратил на это внимания. Через какое-то время зуд начался по всему телу. Разговор себя исчерпал, Поттер, по-моему, даже уснул, а я стал всё с большей силой ощущать, как эта напасть распространяется по мне. Отвлечься было не на что, руки с ожесточением расчесывали кожу. Когда я почувствовал на внешней стороне ладони воспаление, ко мне наконец-то вернулась способность соображать.

- Поттер! – взревел я, от чего он подскочил и, заикаясь, спросил:

- Что такое?

- Я вас сейчас убью, вот что такое! Какого дьявола вы меня напичкали этим мармеладом?

- Не понял… Я вообще-то вас не пичкал. А что случилось-то?

- Что случилось? У меня аллергия, по всей видимости. Неимоверный зуд начался, - я со злостью скреб свои несчастные руки не в силах остановиться. Вообще-то орать на Поттера в данном случае было неправильно, но мне было не до справедливых обвинений. – Лучше бы вы свой мармелад один сожрали! Я же сказал, что не ем сладкое.

- Я вас не заставлял! – взвился он в праведном гневе. – Ну, и не ели бы себе! Постарайтесь не расчесывать, может, успокоится.

Я подавил в себе желание продолжать орать и решил выкинуть из головы все мысли. В конце концов, не я ли лучший в окклюменции из ныне живущих? Как оказалось, не я. Не думать было нереально, учитывая, что под боком сопел Поттер, явно сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

- Вы находите это смешным? – с угрозой, на которую только был способен, поинтересовался я.

- Конечно, нет, - почти серьезно ответил он. – Просто странно… Знаете, такое бывает у маленьких маггловских детей. Диатез называется или что-то типа этого.

- Заткнитесь! Или я сверну вашу шею, ясно?

Поттер отполз куда-то в сторону и с безопасного расстояния посоветовал не нервничать. Я зашвырнул в него пустой банкой.

Через какое-то время тело не просто чесалось, оно болело. Несмотря на довольно прохладный воздух, мне стало жарко. Я расстегнул рубашку и, кое-как извернувшись, прислонился лбом к стене. У меня поднялась температура. Уже минут через пятнадцать я перестал обращать внимание на лопочущего Поттера, на зуд, на всё окружающее. По мне градом катился пот, я проваливался куда-то и опять возвращался. У меня не было сил даже попросить воды.

В какой-то из моментов моего забытья (не знаю, был ли это сон или просто бред), я увидел себя совсем маленьким, лет трех-четырех. Я вошел в большую светлую кухню и сразу же заметил на столе огромную корзину свежей клубники. Этот запах был самым потрясающим на земле. Я забрался на стул и с восторгом схватил крупную спелую ягоду. Ее вкус не мог сравниться ни с чем! Когда в корзине оставалось всего несколько ягод, на кухню зашла мама и, увидев меня, в ужасе вскрикнула. Потом схватила меня в охапку и побежала в комнату. А я плакал и кричал, что не доел и хочу еще. Мама поставила меня перед большим зеркалом. В нем отражался мальчик, все лицо которого было покрыто алыми пятнами. Я разрыдался еще громче.

Потом я увидел себя лежащим в кровати, мое лицо было забинтовано. Рядом сидела мама с заплаканными глазами и медленно гладила меня по голове, всё время повторяя: «Ты же мог умереть, мог умереть!»

И я вдруг понял, почему я больше никогда в жизни не ел никаких ягод, почему никогда не прикасался к сладостям, от которых другим детям становилось только веселее. И то, что я проигнорировал закравшуюся тревогу в подвале «Сладкого королевства», можно было объяснить только нестандартными обстоятельствами и полной расслабленностью.

На мгновение мне стало легче. Я открыл глаза, вокруг темнота. Только кто-то сидел рядом ,положив мне на лоб мокрую ткань. Я попытался собрать разбегающиеся мысли, и мне это удалось.

- Поттер, - вышло так хрипло, словно я кричал несколько часов подряд.

- Сэр, вы очнулись? Как вы? – обеспокоенный голос, такой несвойственный для нерадивого студента, звучит около уха. Кто же ко мне так обращался в последний раз?

- Меня не убил Темный Лорд, меня не убили вы, я выжил в страшной войне, на меня еще даже не свалился ни один камень этого ветхого сооружения. Как же обидно умирать оттого, что переел мармелада, - я сделал попытку рассмеяться, но у меня не получилось.

Поттер что-то ответил, но я опять потерял связь с реальностью. Последним моим воспоминанием о пребывании в «Сладком королевстве» является странный шум и вспышка яркого света.


Я очнулся в стерильной белой комнате на неудобной жесткой кровати. В воздухе чувствовался запах различных зелий. Я попытался пошевелиться. Кожа горела огнем. Я поднял руку – она оказалась полностью забинтована, даже пальцев не видно. Тонкая ткань ощущалась и на лице. Я глубоко вздохнул и попытался сосредоточиться.

Минувшие события роем носились в моей голове, с трудом восстанавливаясь в цепочку. Оставалось еще много пробелов, когда дверь отворилась и в проеме показался Поттер. У него в руках было несколько баночек с мазями. Он тихо подошел к моей кровати, не замечая того, что я уже пришел в сознание, поставил лекарства на тумбочку и принялся развязывать бинты.

- Что вы делаете? – спросил я. Поттер отшатнулся с крайне испуганным выражением на лице. По правде сказать, я бы отреагировал аналогично, когда бы ко мне обратились таким голосом. Мне кажется, если бы мумии могли разговаривать, именно так они бы и говорили. Поттер пришел в себя и радостно воскликнул:

- Профессор! Ну, наконец-то! А я-то уж думал, что вы решили спать вечно. Как вы себя чувствуете?

- Отвратительно. Что здесь происходит? Вас взяли на практику в больницу Святого Мунго?

- Почти, - он рассмеялся. – Вы помните, что случилось?

Поттер долго рассказывал мне о том, как нас откопали авроры, как меня, почти бездыханного, привезли в больницу. Целители даже не уверены были, что я выживу. Но, как я понял, самоотверженный гриффиндорец решил проявить свой героизм еще раз - и взял мое лечение под свой личный контроль. Все процедуры по перевязке он делал сам.

- Зачем? – в шоке спросил я.

- Ну, в конце концов, я виноват, что с вами это произошло, - хмуро ответил он. – Может, есть этот злосчастный мармелад я вас и не заставлял, но в «Сладком королевстве» вы оказались из-за меня.

Как оказалось, я провел в бессознательном состоянии больше двух недель и только недавно пошел на поправку. По крайней мере, моя кожа постепенно восстанавливалась, да и температура спала. Когда я спросил, почему нахожусь в такой огромной палате, Поттер ответил, что, когда меня привезли, здесь было очень много пациентов. Больница была переполнена.

- До сих пор еще здесь находятся те, кто серьезно пострадал, но из этой палаты уже всех выписали. Хотя вы это и так видите.

За рассказами я и не заметил, как он перевязал мне обе руки, и теперь в нерешительности замер. Поборов странное чувство, граничащее со смущением, я позволил ему заняться моим лицом.


Еще через неделю я вышел из больницы. Не могу сказать, что был совсем здоров, но оставаться там было невыносимо. И потом, я придумал мазь, которая помогла бы мне гораздо быстрей.

Временно я поселился в том доме, где скрывались Драко и Нарцисса, которые после одного из судебных заседаний смогли вернуться в разоренный Малфой-Мэнор. Оставаться в этом доме я не собирался, но пока не было денег, и выбора особого не было.

Через пару недель ко мне прилетела школьная сова с приглашением от Минервы приехать в Хогвартс.

Создавая видимость нерушимой глыбы, внутри замок был поврежден. И хотя серьезных сражений на его территории не было, в некоторых кабинетах царил хаос. Чувствовалась какая-то безысходность, пока я поднимался по лестнице. Школа оплакивала погибших студентов.

Горгулья, не дожидаясь пароля, которого я, кстати, не знал, отпрыгнула в сторону. Я постучал в кабинет директора и, получив приглашение войти, открыл дверь. Минерва поднялась из-за стола и протянула мне руку. Немного растерявшись, я пожал ее. В кабинете всё было, как прежде, как будто все верили, что Дамблдор еще вернется. Только золотая клетка феникса была пустой. А у окна стоял Гарри Поттер.

Разговор носил довольно дружеский характер, в итоге я получил приглашение вернуться к преподавательской деятельности. Мне даже предоставили выбор: зельеварение (так как Слогхорн всё-таки ушел) или Защита.

- Минерва, если честно, мне нужно время для ответа. Я и так никогда не мог найти со студентами общий язык, а при данных обстоятельствах…

- Я всё понимаю, Северус, но мне кажется, что именно в данных обстоятельствах ты и найдешь общий язык с учениками. Мне бы очень хотелось, чтобы ты работал в школе. Не ошибусь, если скажу, что и Альбус этого хотел бы.

- Профессор, возвращайтесь! – неожиданно обратился ко мне Поттер. – Обещаю, что буду заниматься старательней. Особенно, если вы выберете Защиту.

Такая странная непринужденная обстановка действовала на меня умиротворяюще. Минерва предложила чаю, а я высказался по поводу сохранения Дамблдоровского духа.

- Да, ты прав! – грустно улыбнулась Минерва, пригубив ароматный напиток. – Не могу здесь ничего менять. Знаешь, даже хочу пароль в кабинет придумать в стиле Альбуса, что-нибудь типа «Клубничного мармелада». Думаешь, это будет глупо выглядеть?

Я подавился чаем, а Поттер от хохота сполз на пол. Сначала я подумал, что Минерва специально так пошутила, но, глядя на ее растерянный вид, я понял, что она не знает всех деталей того, почему я оказался в больнице. Я поставил чашку на стол и с иронией ответил:

- Если ты сделаешь паролем фразу «Мармеладная отрава», считай, что мое согласие вернуться преподавать у тебя есть.
...на главную...


ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.