Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

«Я человек маленький!» - говорил Флитвик и бил ниже пояса.

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12679 авторов
- 26934 фиков
- 8611 анекдотов
- 17671 перлов
- 671 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Большие гастроли

Автор/-ы, переводчик/-и: Elza
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Кей Дач и другие
Жанр:General
Отказ:Все принадлежит Мастеру
Фандом:Произведения Сергея Лукьяненко
Аннотация:Трудовые будни бродячего цирка в далекой-далекой галактике, или как закалялась сталь.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013.03.28
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 796 раз(-a)



Булочка манила нежным золотистым боком, блестел загорелый глянцевый кончик жареной сосиски, завернутой в нежный, обязательно хрустящий листик салата, матово белел майонез. Хотдог. Само совершенство. Кей стоял посреди дороги, заворожённый, и исходил слюной, глядя на прилавок, не замечая ничего. Вокруг бурлил людской круговорот — главная ярмарка в Морансане, столице Альтоса, была в самом разгаре. Его толкали, наступали на ноги, ругали — он не реагировал. Запах шкворчащих на гриле сосисок держал незримой цепью. Он не ел три дня — пару кислых яблок, найденных в лесопарке, вряд ли можно считать за обед.
В памяти всплывали ощущения двух полуголодных недель почти без воды в тёмных трюмах корабля, эвакуирующего почти двести миллионов беженцев с обречённых Трёх Сестёр. Это он уже проходил: бегство и голод. Тогда от него ничего не зависело. Быть песчинкой на жерновах судьбы — не сладко, четырех лет мучений с лихвой хватило, чтобы это понять, самому творить свою судьбу тоже далеко не сахар, слишком часто — с привкусом горечи, но, по крайней мере, разнообразно. Он выбрал: почти месяц назад, дождливой тёмной ночью аккуратно прикрыл дверцу садовой калитки ненавистного приюта и вышел на свою дорогу. Холодные капли текли по щекам. Смывали следы.
Это был слабо насыщенный событиями месяц, щедро сдобренный страхом. Днём, если не очень мучил голод, он спал, забившись в какую-нибудь нору. Ночью — шёл. Ему, в принципе, было всё равно куда идти, главное убраться подальше, была бы возможность, он бы покинул планету… На это шансов не было. А вот затеряться в многолюдной столице казалось решением проблемы. Ему везло: он не попался властям, не умер с голоду и даже не сильно ослаб, добрался до Морансана и уже неделю учился выживать в городских джунглях. Голод привел его сегодня на ярмарку, там где много людей, всегда можно раздобыть еды или денег: заработать, выпросить, украсть… Этот урок он уже успел усвоить.
Загипнотизированный чудным видом и сводящим с ума запахом съестного, Кей не заметил, что стал объектом столь же пристального внимания. С противоположенной аллеи его оценивающе изучал тучный мужчина. Увиденное ему явно нравилось: невысокий, тощий пацан, в обтрёпанной одежонке, смугловатый и темноволосый. Даже на первый взгляд — беспризорный. Определенно голодный. Такой точно не откажет в его маленькой просьбе. И обойдется дёшево. Довольно потирая руки и хитро поблескивая глазами, толстяк направился к мальчику, весьма ловко для своей комплекции лавируя среди разношерстной толпы.

— Ой! — выдохнул Кей, и, не удержав равновесия, брякнулся на пятую точку. Перед глазами всё ещё маячил образ вожделенного хотдога.
— Стоит тут посреди дороги, отребье! Порядочным людям проходу нет уже от этих… — Дальше Кей не расслышал, сбившая его с ног пышнотелая мадам удалялась с крейсерской скоростью, злобно бурча под нос проклятья.
На лицо легла тень.
— Пацан, ты как? — спросил участливо, склонившийся над ним крупногабаритный незнакомец, протягивая руку.
— Дяденька, вы мне солнце заслоняете, — выдавил Кей, бросая через плечо мужчины взгляд на прилавок. Поднялся с некоторым трудом, игнорируя предложенную помощь, потёр ушибленное место.
«Дяденька» выпрямился, спрятал руки в карманы необъятных штанов жуткой горчичной расцветки, растянул губы в улыбке, от чего на пухлых щеках заиграли ямочки.
— Мальчик философствует!? — в цепких, глубоко посаженных глазах мелькнуло удивление. — А может, он уже насытился пищей духовной и жаждет телесной? — вкрадчивым тембром, с нажимом произнёс толстяк, забрасывая приманку и зная, что рыбка её непременно проглотит.
Кей мотнул головой в отрицании, осторожно пятясь от странного субъекта, съёживаясь под его натиском, готовый в любой момент сорваться на бег.
— Эй, тихо-тихо, ну чего ты!? — мужчина, отвел взгляд, вытер потный лоб тыльной стороной ладони, развел руки в успокаивающем жесте.
— Меня Яцек зовут, — теперь весь он от обширных залысин до рыжих пыльных башмаков, такой большой и плюшевый, излучал радушие и спокойствие.
— А тебя, мальчик?
— Кей. Кей … Дач.
Кей сам не понимал, как это сказал. Имя прозвучало совершенно непроизвольно, наверное, он просто слишком давно ни с кем не разговаривал.
— Что ж, Кей! У меня к тебе деловое предложение! Маааленькая услуга за достойное вознаграждение, — «дяденька», назвавшийся Яцеком, зубасто ухмыльнулся.
— Два хотдога и пять кредитов, соглашайся!
— Кей опасливо разглядывал мужчину. Голос внутри нашёптывал ему, что надо бы делать ноги, немедленно, но предложение действительно было заманчивым. К тому же он осознавал, что если не удастся поесть сегодня, завтра эти самые ноги таскать он уже не сможет. В подтверждение грустных мыслей в желудке громко и настойчиво забурчало.
— Что нужно делать? — голос звучал обречённо. Но взгляд, который Кей бросил на толстяка, был похож на удар.
— Скоро узнаешь. Пойдем!
— Три хотдога. Два, нет один — сейчас! И семь кредитов, — Кей решился. В конце концов, что с ним могло случиться такого, чего не случалось раньше? Он пережил тогда, сможет и теперь. Очень хотелось жить. Лодыжкой Кей ощущал твёрдую теплоту ножа. Глупо было таскать с собой улику, но выбросить его Кей не смог. Нож придавал уверенность, был символом новой жизни.
— Три хотдога. Всё потом. Не наглей, пацан! — толстяк развернулся и двинулся сквозь толпу праздно шатающихся. Кей поплёлся за ним.

— Что это? — Кей удивлённо таращился на жёлто-синий купол большого шатра.
— Цирк. Обычный бродячий цирк. Никогда не видел? — Яцек уверенно вёл его к входу.
— Видел. На картинках, — Кей крутил головой, его разбирало любопытство.
— Что ж, теперь у тебя есть шанс … приобщиться. Заходи! — Яцек отодвинул полог, и они оказались внутри.
Пока Кей рассматривал ряды порядком потёртых сидений, амфитеатром окружающих арену, мужчина извлек откуда-то ведро с водой, тряпку, веник и совок.
— Вот. Орудия приобщения! Давай, мальчик, действуй, а я пока посплю, что-то я притомился, — толстяк комфортно расположился в более удобном кресле первого ряда и прикрыл глаза.
— Ээээ!? — Кей от удивления дар речи потерял.
— Что эээ? Уберешь здесь всё, получишь десять кредитов. Хотдоги себе сам купишь. Живенько!
Кей взялся за веник. Десять кредитов — это много хотдогов.

— Ты кто такой, и что здесь делаешь!? — увлёкшийся уборкой Кей не заметил, как откуда-то из-за кулис появился ещё один мужчина в смешном клоунском костюме, белом парике, но без грима.
— Работаю, — Кей выжал тряпку и покосился на похрапывающего Яцека, — мне обещали заплатить, и я почти закончил.
— Яцек! — в громком оклике клоуна сквозило явное недовольство, прикрывающее восхищение.
— Выдернутый из дремы Яцек, широко зевнул, потянулся:
— Да, дорогой!
— Яцек, солнце моё незаходящее, — произнес ядовито-ласково, крадучись приближаясь, — насколько я помню, Ред поручил тебе навести здесь порядок. Именно тебе! Кажется, это было наказание! Как думаешь, что он с тобой сделает, если узнает, что ты проигнорировал его приказ? — подобравшись вплотную к вжавшемуся в кресло толстяку, клоун легонько щёлкнул того по носу.
— Нарик, милый, но ты ведь ему не скажешь!? Работа сделана. Какая разница кем? А я… — толстяк покосился на мальчишку, смотрящего на них во все глаза, — я найду, чем тебя отблагодарить.
— Ладно.
Клоун подозрительно быстро согласился, и Кей прикинул в уме, на сколько кредитов тот станет богаче.
— Расплатись с пацаном и пошли, нам гримироваться надо, выступление скоро.
— Стоять! — из густой тени зала на свет шагнул невысокий кряжистый мужчина в чёрном фраке.
Поднявшийся было из кресла Яцек, тяжело рухнул обратно. Нарик обречённо прикрыл глаза.
Мужчина внимательно осмотрел помещение, оценивая результаты уборки и своей фразы. Бесцветный, горящий мрачным спокойствием взгляд, скользнул по Кею рентгеновским лучом. Кей вдруг понял, что его сейчас не просто просканировали, а развинтили, как прибор, неодушевлённый набор железок, рассмотрели в мельчайших подробностях и собрали обратно. Безумно захотелось исчезнуть отсюда как можно быстрее. Но он выполнил работу и хотел получить свои деньги. Как ни странно — это держало.
— Ты! — мужчина направил указательный палец на притихшего Яцека, — будешь неделю Марте по кухне помогать. А ты, Нарик, будешь две недели убирать зал.
— Нарик часто кивал, зажимая при этом обеими руками рот порывавшемуся что-то сказать Яцеку.
— Сколько тебе лет?
Кей даже не сразу понял, что грозный франт обращается к нему.
— Тринадцать. Почти…
Мужчина скептически изогнул бровь, слишком тщедушным и мелким пацан выглядел.
— Где живёшь?
Кей молчал, мысленно прикидывая варианты, как бы половчее соврать. Он плохо знал город. На самом деле врать нужды не было, потрёпанная одежда и общая неприкаянность говорили сами за себя.
— Хочешь остаться? Еда и крыша, немного денег. Может быть. Потом.
Кей вдруг отчётливо понял, что мужчина не спрашивал. Будь у того хоть малейшее сомнение в возможности отказа, он бы не начал разговор. Это злило. У него не было выбора. Оба это понимали. Поэтому Кей просто кивнул.
— Нарик, отведёшь мальчишку на кухню, скажешь Марте, что в труппе пополнение и марш готовиться к представлению! — стремительно и поразительно грациозно для его тяжеловесной фигуры мужчина развернулся и снова исчез в тени.
— Я спас тебя от ещё двух недель отработки на кухне. Как минимум. Ты должен быть благодарен! — только теперь Нарик убрал руки от лица возмущённо сверкающего глазами Яцека.
Тот прокашлялся, открыл и закрыл рот, сказал уже спокойно и миролюбиво:
— Я буду. Моя благодарность не знает границ. Она широка, как просторы галактики, глубока как чёрная дыра, велика как мать чёрных дыр, как…
— Заткнись.
В перебранке этих двоих Кей почувствовал что-то уютное, тёплое, такое, что бывает только у очень близких людей. И чего больше никогда не будет у него. Про него как будто забыли, поэтому он спросил:
— Кто это был?
— А? Это? Это Ред, мистер Редгар Ред. Директор цирка, человек-пистолет, и, по совместительству, — наш царь и бог.
— Нарик, милый, не сбивай мальчика с толку, Ред наш царь и бог, и только потом всё остальное, — понижая голос и оглядываясь, — аккуратнее с ним.
— Пойдем, а то ты, пока мы тут разглагольствуем, того и гляди свалишься в голодный обморок.

Таким было его появление в цирке. Подумать только, четыре года прошло! Кей оторвал взгляд от хотдога, один вид которого в мельчайших подробностях напомнил ему такой же день такой же весной целую жизнь назад. Они снова вернулись в Морансан. Как и прошлой весной. И позапрошлой. Цирк кочевал. Жизнь вертелась.
— Кей, купи мне мороженое! — Диана, капризно надув губки, сегодня у нее было фривольное настроение, указывала на тележку мороженщика. Тоненькая, белокурая, в лёгком голубом платье, она казалась девочкой. И с удовольствием в неё играла.
Кей обошёл по дуге стража порядка — скорее по привычке, бояться разоблачения он теперь почти перестал, — с радостью повёл её к лакомству. Диана почти ничего не ела, чем доводила Марту, считавшую себя первоклассной поварихой, до исступления. Никто не мог заставить, даже Ред, чьей подружкой она была. В хорошем расположении духа Ди мило щебетала:
— Редгар, зайчик, я воздушная гимнастка, я должна порхать как мотылёк! Мной должны любоваться! Восхищаться! Мотыльки не едят, Редгар! Они пьют … нектар! — и упархивала на репетицию или ещё куда-нибудь, лишь бы подальше от нравоучений.
В плохом — пила. Била посуду и Реда. Потом плакала. Просила прощения и на какое-то время снова становилась милой и почти благополучной. Кей никогда не спрашивал, что сделало её несчастной, потому что обычно любопытная, въедливая как ржавчина, Ди не интересовалась его прошлым. Он умел быть благодарным.
Кей купил Диане два шарика шоколадного, а себе фруктовый лёд, и они удобно расположились на лавочке под раскидистым деревом. Ди ковыряла ложечкой мороженое, облизывалась, коварно поглядывая из-под длиннющих ресниц. Ей нравилось вгонять его в краску.
Они уже год работали вместе. Редгар решил, что Кей стал достаточно силён и ловок, для того чтобы быть её партнёром. Диана смеялась:
— Ты делаешь карьеру, мальчик! Сменить метлу на лонжи, какой прогресс!
Редгар тоже улыбался. Кей хотел бы думать, что он им гордится. Подметая арену, помогая на кухне, продавая билеты и ежесекундно умирая от страха быть узнанным, ассистируя клоунскому дуэту, терпя их не всегда невинные шутки и подначки, Кей учился разбираться в людях, в себе. Приобретал бесценный опыт выживания. Он уже знал, зачем. Зачем, пересиливая ужас, с трясущимися поджилками, раз за разом замирал мишенью для великого Редгара Реда, человека-пистолета. Зачем, ощущая тонкую вибрацию ножа у виска, не опускал глаз, чтобы проследить траекторию следующего броска. Зачем сам учился бросать нож и стрелять. Одобрение Редгара было лучшей наградой. Тогда, в день первой встречи, они не ошиблись друг в друге.
— Цирк для тебя лишь этап, возьми от него всё, что сможешь, — Редгар говорил это, рассматривая мишень, на которой Кей пулями нарисовал веселую рожицу.
Задумавшись, он не заметил, как подтаял ядовито-бордовый брусочек лакомства и смачно плюхнулся на бедро, обдав холодом. Оставалось только скептически разглядывать жуткого вида кляксу на светлых брюках. Ди хихикала:
— Кажется, прогулка закончилась. Пойдем домой, пока от тебя не начали шарахаться. Да и обед скоро…
Домой. Кей не считал цирк своим домом, просто местом, где он сейчас жил, временно. У него больше не было дома. И вряд ли когда-нибудь будет.
— Кей!? Где ты опять витаешь? — недовольная Ди хмурила аккуратные бровки, смотрела укоризненно.
— Прости! — Кей поднялся и взял её под руку. Пятно на брюках выглядело устрашающе. Почти так же как то, что поставил ему Редгар, вонзив нож на пару сантиметров ближе положенного. В воспитательных целях. Чтобы Кей точно знал, чего ждать. После этого случая он, будучи мишенью, перестал закрывать глаза.

Открывая дверь трейлера, Кей очень надеялся, что Джассана там нет. Старый лис за время, проведенное среди людей, выработал специфическое чувство юмора, и человеческая неловкость входила в число тех вещей, которое он считал смешными.
Повезло: мршанец, с которым он делил крышу, отсутствовал. Кей сменил брюки, принюхиваясь к еле ощутимому звериному запаху, который пропитал маленькое помещение. Запах напомнил ту гамму чувств, что он испытал, когда выяснил, с кем Редгар его поселил: злость, неприятие, отторжение. Кей не страдал ксенофобией, у него действительно были веские причины не любить чужих, даже союзников. От Реда данный факт точно не укрылся. Понимая, что он не в том положении, чтобы привередничать, Кей смирился. Впрочем, скоро понял, что Ред не издевался, поселив его с чужим. В труппе просто не было больше свободных мест. Редгар жил с Дианой. Клоуны Яцек и Нарик, белый и рыжий, вернее толстый и тонкий, как их за глаза звали циркачи, вели общее хозяйство. Иллюзионистка Марта, умеющая творить на кухне шедевры из ничего, делила трейлер с разнорабочим Томом. И только дрессировщик мршанец жил один в своем доме на колесах. Далеко не сразу Кей понял, как ему повезло, какой на самом деле подарок преподнёс ему Ред, и принялся извлекать пользу из ситуации — пересилив себя, учился понимать чужого.

За общим столом, накрытом в малом шатре, собралась на обед вся труппа. Марта опять превзошла себя, приготовив нечто волшебное из совершенно обыкновенных продуктов. Яцек и Нарик как обычно беззлобно переругивались, успевая отдать должное её поварскому таланту. Диана изучала потолок, на тарелке перед ней сиротливо ютился кусочек отбивной. Сидящий напротив Ред, вдумчиво жевал, не спуская с подруги тяжёлого взгляда. Мршанца и здесь не было. Плюхнувшийся на свое место, подальше от шутников клоунов, поближе к доброй Марте, Кей пожелал всем приятного аппетита и набросился на еду. В последнее время у него проснулся зверский аппетит. Утолив первый голод, он спросил:
— А где Джассан?
— Общается с Таттой, — Ред, закончив есть, отложил вилку, — она сегодня беспокойна, он считает, что не стоит выводить её к зрителям.
— Ты его послушаешь?
Диана оторвалась от созерцания потолка, тихо фыркнула. Ред, наградив её ещё одним пригибающим к земле взглядом, кивнул.
Кей ел, исподтишка наблюдая за обоими. По всему выходило, что надвигалась буря. Как показывал опыт, избежать её не было никакой возможности, а значит оставалось держаться подальше, чтобы не накрыло. Циркачи, закончив трапезу, живенько разбежались по своим делам, подготовка к вечернему выступлению требовала много усилий. Марта меланхолично собирала посуду. Кей, поблагодарив, пошёл искать Джассана, надеясь, что репетиция номера с Ди всё же состоится.
Джассан, как и ожидалось, обнаружился у клетки с пантерой. Татта била себя хвостом по бокам, угрожающе скалилась, мрачным огнём горели янтарные глаза.
— Чем она так недовольна?
— Хочет гулять, — мршанец, ведомый инстинктом, нервно почёсывал бок, чего обычно никогда не делал на людях.
— Ты объяснил ей, что пока никак не получится? — Кей криво улыбнулся, видя замешательство чужого.
— Она не хочет слышать. Она хочет гулять. Сегодня. Сейчас.
В подтверждение его слов пантера, припав на передние лапы, глухо зарычала.
Иногда, когда труппа останавливалась на ночлег в относительно безлюдном месте, Татту выводили погулять на поводке, в сопровождении Реда с верным пистолетом. Пси-мутированной пантере такие прогулки шли на пользу. Она становилась покладистой и чисто отрабатывала номера. Если бы кто-то узнал, что пси-мутированного зверя выпускают из клетки, в клетку посадили бы Реда.
— Её нельзя сегодня на публику… Ред разрешил, — Кей любовался животным, его силой и грацией. Пантера была старой, давно жила с людьми. Оба эти обстоятельства делали её ещё более непредсказуемой и опасной. Татта умела диктовать свои условия. Вот и сейчас, поняв, что работать её не заставят, она успокоилась и, преисполненная достоинства, вольготно развалилась на деревянном полу своего жилища. Джассан совершенно по-человечески развёл руками. Он как никто другой знал свою подопечную и понимал, что расслабляться не стоит.

— Достопочтенная публика! Рад приветствовать вас в цирке Редгара Реда! Лучшем цирке на этой планете и десятке других! Сегодня на арене…
В свете софитов Ред обольщал зрителей: в старинном фраке, при бабочке, с тростью — он выглядел превосходно. Цирк Редгара Реда был верен традициям, приходя сюда, люди забывали, в каком веке они живут. И даже наличие дрессировщика-чужого совсем не портило уютного очарования прошлого.
Ди так и не появилась на репетиции. Заперлась в своем трейлере и не выходила до начала представления. Кей волновался: не за выступление, в конце концов, Диана была профессионалкой, и номер они и так обкатали от и до — за неё. Лишь увидев напарницу в костюме, готовой к выходу, поверив в искренность её улыбки, он почти успокоился.
На арене Яцек и Нарик доводили публику до истерики. У бедных зрителей не было ни единого шанса не накачать пресс — шутки юмора эти двое успешно отрабатывали на всей труппе. Кроме Реда. Даже Татте от них доставалось. Но, по сравнению с Редом в ярости, пантера выглядела домашним котёнком. Кей испытывал некоторую симпатию к клоунам, однако предпочитал проявлять её на расстоянии. Период работы с ними вспоминался как страшный сон. Сегодня дуэт был в ударе — в зале не смолкали взрывы хохота.
Вопреки опасениям Кея, отработали они с Ди хорошо. Редгар даже оттаял и, проходя мимо них объявлять очередной номер, перестал награждать подругу убийственными взглядами. Марта одарила первые ряды вытащенными из шляпы орхидеями…

Представление подошло к концу. Благодарная публика с довольными лицами покидала шатёр, наполняя тёплый весенний вечер шорохом и гомоном. Труппа толкалась в маленькой гримёрке, обсуждая шоу. Клоуны снимали грим. Кей устроился в углу, на безопасном расстоянии, дожидаясь своей очереди. Благодаря прихоти Ди, он выходил на арену в белом атласном костюме, с забелённым лицом и посеребрёнными специальной краской волосами. Ди говорила, что так он похож на мотылька, ей в пару. Клоуны считали, что Кей в таком виде олицетворяет собой небезызвестного, но к счастью давно не встречающегося, паразита человеческого организма. Тем более что в последнее время Кей ел как не в себя, оставаясь при этом невысоким и тощим, — это тоже служило поводом для шуток. Пререкаться с ними было себе дороже. Поэтому Кей и сидел сейчас в уголочке, меньше всего желая нарваться на очередную остроту.
— Всем оставаться на своих местах!
Портьера, отгораживающая гримёрку от остального помещения, отдёрнулась, и в комнату ввалились двое в полицейской форме. Все замолчали, уставившись на оружие в руках вошедших.
— Предъявите ваши документы, пожалуйста!
Кей, скрытый спинами присутствующих быстро соображал, сможет ли он улизнуть по-тихому, и как далеко удастся убежать. На территории цирка залаяли собаки, прогоняя мысли о побеге. Рассудком Кей понимал, что вряд ли стражи порядка явились по его душу, слишком много времени прошло, но сердце бешено билось и ладони вспотели. У него не было документов!
— В чем дело, господа!? — излучающий спокойствие и радушие Редгар, нарочно не вышедший из роли конферансье, небрежно помахивая тростью, появился за спинами полицейских.
— Вы владелец этого … балагана?
— Именно. Чем могу быть полезен?
— Вы и ваши люди подозреваетесь в распространении запрещенного в Империи препарата. Вот ордер на обыск, — под нос Реду сунули руку, коммуникатор на запястье отражал соответствующую запись.
— Документы!
Циркачи в полной тишине, переглядываясь, подставляли под сканер идентификационные карты. Прибор молчал… Кей судорожно перебирал в памяти варианты легенд, которые придумал за эти годы, выискивая ту, что сейчас сыграла бы без осечек.
— Мальчик! — сердце ухнуло в пятки, Кей поднял взгляд, легенды у него ещё не было, открыл рот…
— Кей Дач. С Шедара. Я его опекун. Там очень печальная история… Мы ещё не успели полностью устранить все формальности, посмотрите в базе, офицер! — Редгар был всё также спокоен, а у Кея под белым атласом взмокла спина.
Пока полицейский искал нужную информацию, Кей сверлил глазами Реда, даже не сомневаясь в успехе.
— Да, действительно. Есть. Чист. С Шедара… — взгляд, которым офицер окинул Кея, ожёг как пощечина — на Альтосе презирали нахлебников.
— Капитан Перес! У нас там возникли небольшие проблемы! — из-за портьеры высунулась голова совсем ещё молодого сотрудника органов.
Офицер лишь посмотрел на того вопросительно.
— Там животное! В клетке! Бесится! — докладывающий перевел дух и продолжил такой же отрывистой скороговоркой, — дрессировщик говорит, что выпускать её опасно, он не пойдет на такой риск, а нужно же осмотреть, и…
— Пристрелить!
Парень умолк, подавившись словами, прокашлялся и звенящим шёпотом спросил:
— Мршанца!? Но как же? Он же союзник! Капитан Перес!? — хлопал в крайнем удивлении ресницами, поправляя сползающую на глаза форменную кепку.
— Идиот! — капитан волевым движением остановил стремящуюся к лицу ладонь, вернул руку на кобуру, с убранным туда уже за ненадобностью оружием. Кивнул Реду:
— Пойдёмте! Нужно разобраться.
Они вышли. Остальные, также молча переглядываясь, ожидали завершения обыска. За ними внимательно следил оставшийся полицейский. Лаяли псы, рычала, временами переходя на хрип, пантера. Диана нервно грызла ногти. Ей больше других не понравилась процедура сканирования организма: крайне неприятно знать, что кто-то рассматривает содержимое твоего желудка, да и вообще… Кей тихо радовался своей дальновидности: оставить нож-талисман на кухне было хорошей идеей. За труппу он не переживал, полицейские ничего не найдут, не помогут ни собаки, ни сканеры. А расправляться с пантерой у них нет веских оснований. Вскоре ушёл, даже не кивнув, и охраняющий их человек, очевидно получив приказ об окончании операции.
Диана тут же сбежала в свой трейлер. Остальные тоже потянулись к выходу.
— Эй! — Кей дёрнул за штанину пытавшегося прошмыгнуть мимо него Нарика, — никто не хочет мне ничего объяснить?
— Спросишь у Редгара. Но — не сейчас. Сначала поможешь навести порядок. Эти копы наверное всё перевернули с ног на голову, — уже от порога, не оборачиваясь бросил Яцек.

Часа три циркачи устраняли последствия стихийного бедствия под названием обыск. Ди не участвовала. Редгар тоже не появился. Джассан успокаивал разбушевавшуюся зверюгу.
Закончив помогать Марте устранять беспорядок на кухне (Кей свято чтил верную во все времена заповедь: подальше от начальства, поближе к еде) он решил всё же найти Реда и спросить про документы. Остальные уже разошлись по своим трейлерам, взбудораженные и усталые. Территория цирка погрузилась во мрак, фонари в парке тоже давно выключили. Тёплая ночь окутала безлунной тишиной, лишь еле слышно звучал заунывный напев Джассана. Кей, привалившись к шершавому стволу растущего здесь уже сотни две лет дерева, рассеянно вслушивался, разбирая слова колыбельной для Татты. Совместное проживание с мрашанцем давало свои плоды — Кей успешно учил язык чужого.
Кто-то забыл выключить свет в шатре. Кей, неспешно загребая ногами сухую пыль утоптанной площадки, направился туда — Редгар постоянно напоминал о необходимости экономии. Окинув взглядом арену, ряды кресел, уверившись, что всё в полном порядке, щёлкнул выключателем. Моргал, замерев, привыкая к темноте. На плечо легла чужая рука, чуть сжала, двинулась ниже лёгким касанием. Кей не вздрогнул и не обернулся. Ди. Запах алкоголя витал в воздухе. Жёлтое мршанское. Явно из запасов Джассана… Поверх изрядного количества виски. Буря все-таки грянула.
Тонкое тело прижалось к спине, руки оплели талию, дыхание щекотало кожу шеи.
— Ди! Ди… Что ты делаешь?
Тёплое, мягкое тело перетекло ему в руки, не разрывая контакта, маленькие ладони упёрлись в грудь, пальцы вцепились в рубашку. Глаза в глаза, губы в губы. Кей не отталкивал, не отстранялся. Радовался только, что здесь темно, слишком темно, чтобы увидеть ту бездну, что смотрела сейчас на него глазами Дианы. Они это уже проходили, однажды, но ему хватило, и чтобы понять, что на самом деле видит она не его, смотрит не на него тоже, но легче от этого не становилась. Обнять, прижать к себе, не задумываясь, почему он, почему не Редгар — единственно правильный выход из ситуации. Именно это Кей и сделал. Тело в его руках начало дрожать, она едва слышно всхлипывала, шмыгала носом, рубашка на груди быстро промокла. Подхватив тяжелую, разом обмякшую Ди, устроив её голову у себя на плече, шепча успокаивающие глупости, Кей понёс напарницу домой.
Дверь ему открыл Ред. Молча принял уснувшую уже почти подругу, кивнул — заходи.
Кей привычно рассматривал кошмар, в который превратили дом на колёсах обыск и буйство Дианы. Все, что могло разбиться — было разбито, мебель перевёрнута, уютное обычно жилище вызывало теперь нервную оторопь. Поставив на ножки табуретку, сдвинув со стола осколки вазы, Кей сидел уставившись в никуда. Ситуация с Ди выбила его из колеи.
Вернулся Редгар, задвинул аккуратно непонятно как уцелевшую ширму, отделяющую спальное место, сел напротив. На щеке его подсыхали три параллельные царапины.
— Спрашивай.
— То что они искали… Где тайник? — Кей решил начать с главного, про документы Ред ему расскажет в любом случае.
— Ты меня не разочаровываешь, мальчик! — Редгар, устало улыбнувшись, облокотился на стол, пристально глядя Кею в глаза:
— А сам-то как думаешь?
— В клетке.
— Умный... — мужчина задумчиво потрогал разодранную щеку, скривился.
— Собак сбивает запах пантеры, сканерами тайник не просвечивается, но они все равно бы ничего не нашли. Мы ещё не получали товар.
— Мы? То есть, все в курсе, кроме меня? Почему?
— Не было необходимости.
— А теперь, значит, есть?
Редгар только плечами пожал.
— А что там? Наркотики? — Кей даже не подумал обидеться, Реду виднее, как вести дела.
— Не совсем. Психостимулятор. Физического привыкания не вызывает, но… слышал сказку про забавную зверюшку с Каилиса, забыл, как называется, которая если найдет волшебный цветок, больше от него не отходит? Перестает есть. Пить. Порабощенная ароматом, забывает, как спать. А потом умирает от истощения. Вот и некоторые люди также. А для большинства чужих — это вообще яд. В Империи запрещён.
— Зачем ты с этим связался? — впрочем, Кей уже знал ответ, Редгар лишь подтвердил его умозаключения.
— Мы бродячий цирк. Это плата Семье за относительно спокойную жизнь.
— Мои документы… тоже Семья?
— Да. Почти сразу, — Редгар привалился плечом к стене.
А вот Кей напрягся.
— Расслабься, мальчик. Было забавно наблюдать, во что ты вырастешь, при таких задатках… А те двое — заслужили смерть. Всё. Иди спать. Завтра рано вставать, мы уезжаем.

Этот день начался как любой другой день, когда труппа устраивалась на недельную стоянку в новом городе на их обычном маршруте. Том и Редгар ставили шатёр. Клоуны делали вид, что старательно помогают. Джассан со всевозможными удобствами обустраивал Татту. Остальные тоже были заняты кучей мелких неотложных дел. Даже Диана принимала посильное участие во всеобщей суете. С тех пор как они почти месяц назад спешно покинули Морансан, она почти не разговаривала и всё свободное от представлений время проводила в трейлере. Кей часто задавался вопросом, какая сила заставляла её выступать. В давление Реда он не верил — грозный Редгар был с подругой чрезвычайно мягок. Ответа не находилось.
К вечеру шатёр был установлен и все необходимые приготовления закончены. Представление сегодня не планировалось — все слишком устали. Кей слонялся по территории, не зная, куда себя деть. В город не хотелось, в трейлере было душно, что вовсе не мешало Джассану. Мршанец свил себе странное подобие гнезда из одеял и сладко спал, смешно повизгивая на вдохе. Кей пообщался с на редкость благодушной пантерой: прошлой ночью она гуляла. Заметил, как Том уводит нарядную Марту. Та категорично заявила, что готовить ужин не будет, она все же иллюзионист, а не кухарка, и вообще женщина и хочет в ресторан.
От скуки он согласен был даже провести время в компании клоунов. Но и тут его ждала неудача. Яцек, удобно устроившись на травке в закатной тени трейлера, облапил сидящего у него на коленях, счастливо улыбающегося Нарика. Тот кормил приятеля чипсами. Периодически они делили один хрустящий кружочек на двоих. Помешать сейчас сладкой парочке было бы настоящим преступлением, за которое те бы мстили долго и качественно. Кей не рискнул. С горящими ушами он побрёл в другую сторону, радуясь, что его не заметили.
Ред, как он знал, ещё в обед ушёл в город поставить в известность муниципалитет. Оставалась Диана. Кей подумал вдруг, что будет неплохо сходить в город вместе, как раньше, как тогда, в Морансане. Может быть Ди согласится, развеселится, оживёт…
В трейлере напарницы не оказалось. Значит репетирует! Где ей ещё быть!? Воодушевлённый и обрадованный, он вприпрыжку припустил к шатру. Влетел, обеими руками раздвигая полог. И замер, споткнувшись, будто на стену налетел. Приветственное — Ди! — застыло на губах. Он увидел её глаза. Широко раскрытые, голубые, в них отражался скудный свет закатного солнца, мягко льющийся из-под потолка. И больше ничего. Кей уже тогда всё понял. Стоял над ней, такой маленькой, хрупкой, лежащей на песке арены в белом атласном платье, смотрел на ореол светло-русых слегка вьющихся волос, на неестественно выгнутую шею, на раскинутые как для последнего объятья руки и с ужасом понимал, что рад. Что так — лучше. И Ди, где бы она сейчас ни была, наконец счастлива.

Диана Бекер. Уроженка Терры. Тридцать пять лет. Воздушная гимнастка. Репетиция номера на трапеции без страховки. Перелом третьего шейного позвонка. Несчастный случай… Читая сухие строчки полицейского отчёта, Кей видел живую Ди, мотылька, нашедшего наконец свою свечу. Они развеяли её прах над рекой. Она так хотела.
Следующим вечером Кей зашёл к Реду. Тот был пьян. Это был первый и последний раз, когда Кей видел этого человека выпившим. О том, почему у него красные и опухшие глаза, Кей старался не думать, чтобы окончательно не потерять веру в человечество.
— Ты хочешь знать, почему она была такой, какой была? О-о-о, у неё были веские причины периодически слетать…— Редгар пьяно икнул, — с катушек. Представляешь, океан, обычный круизный лайнер, помпезная свадьба, куча гостей и все родственники. Счастливая новоиспечённая семья. И неважно, что юной жене через три месяца рожать, кто в наше время смотрит на такие мелочи! Ну, они же не знали, что заплыли в район возможного падения обломков случайно встретившейся с метеоритом станции управления погодой! — он залпом осушил очередной стакан, с тяжелым стуком поставил его на стол.
— Вот такой вот морской бой…В яблочко…
Ред вдруг окинул внимательно следящего за ним Кея поразительно трезвым взглядом, нарочито ёрничая продолжил:
— Вся эта компания не практиковала аТан! По религиозным соображениям. «Дети Фатума», слышал о таких? Упёртые… Некоторым приглашённым крупно повезло. Они выжили и их выловили. А вот наша Ди везением похвастаться не может. Из её многочисленного семейства уцелела только она. Ребёнка потеряла, и врачи сказали, что больше не... Вот так то, мальчик. Женщины — слабые существа…
Кей едва выдержал и этот рентгеновский взгляд, как будто Ред прощал его за маленькие слабости подруги, и этот тон, но голос его бы твёрд:
— Не пейте больше, сэр. Не подводите … мужчин.
В лицо ему предсказуемо уставилось дуло пистолета. Усталые глаза шефа вспыхнули опасным огнём. Кей счёл за благо ретироваться.

Без Дианы налаженная жизнь труппы сошла с привычных рельсов. Бурь больше не было. Но это обстоятельство крайне негативно повлияло на характер Редгара. Он стал просто невыносим: циркачи практически шарахались от начальника, всячески его избегая. А Кей начал расти: вытянулся, появились заметные мускулы. Сработала, наконец, заданная генетиками Шедара программа. Абсолютная память, лингвистические способности, быстрота реакции при общей крепости, силе и выносливости организма. Он был задуман как лингвист, но мечтам родителей не суждено было сбыться. Впрочем, это как раз не важно, родители давно погибли. А на вмешательство в геном человека в Империи введен мораторий. Оказаться вне закона, до того как появиться на свет, лишиться всего, даже планеты, которую он считал своим домом, единственным домом, что у него был — кто-то должен за это ответить. И Кей всерьёз намеревался спросить, используя свои вполне мирные способности на тропе войны. Он вышел на неё тогда, из стен приюта тёмной дождливой ночью, с уже открытым счётом. Путь был долог, но Кей не торопился: рос, набирался опыта, выживал. Ждал, когда его внешний облик придёт в равновесие с самоощущением — трудно выглядеть ребёнком, уже давно им не являясь. Но и это он тоже научился использовать себе во благо.
Кей знал, что подходит к концу его последний год в цирке. Он уже взял всё, что мог от этого места и от этих людей. И не людей. Уход мршанца стал последней каплей. На очередной прогулке пантера сорвалась с поводка, а Ред не промахивался.
— Я слишком долго не был на родине, мой маленький друг, — Джассан говорил на общеимперском, Кей ещё не полностью владел интонациями его родного языка, — мой дом мал и печален, я должен родить детей и принести в него радость. Когда наши пути снова пересекутся, я буду счастлив оказаться полезным.
Юноша, едва касаясь, провел рукой по пушистой рыжей шерсти, гладя лицо старого лиса. Тот прикрыл раскосые глаза, разрешая прощальную ласку.
В Морансан цирк прибыл уже без мршанца. Ред целыми днями пропадал в городе, пытаясь найти для труппы подходящих артистов. Кей, пользуясь его отсутствием, просиживал штаны в местной библиотеке, запоем просматривая кадры хроники Смутной войны. Абсолютная память позволяла ему анализировать увиденное в любой свободный момент после.

В тот день Редгар вернулся весьма помятым, сильно хромая и, на чем свет стоит, кляня местные власти, которые не разрешают заходить в публичные места с пистолетом, даже если это почти антиквариат. Утирая кровь, продолжавшую капать из разбитого носа, он окинул Кея мрачным взглядом:
— Зайдешь ко мне после ужина, есть дело.
Кей даже знал, какое. Татту давно закопали, но её пустующая клетка продолжала кочевать с цирком, и тайник внутри был снова пуст. Яцек и Нарик, сменяя друг друга в кассе, продавали много билетов. Цирк Редгара Реда пользовался спросом в любом захолустье. На вопрос, чем же он, наконец, заслужил такое доверие Ред, с усмешкой ответил:
— Ты быстро бегаешь. И у меня твои документы, поэтому ты вернёшься.
— Я вернусь не поэтому. Я не самоубийца, чтобы красть у Семьи.
Дьявольский огонёк промелькнул в зрачках Редгара, вспыхнул и погас.
— Меня, ты, значит, не боишься?
— Тебя я уважаю.
— Прости.
Это скупое «прости» потрясло Кея до глубины души. Он даже подумал, что ослышался. А шеф уже ковылял к своему трейлеру, от уверенной скользящей походки завзятого бретёра не осталось и следа.
Кей получил товар и принёс его Реду; обошлось без происшествий. Тот сидел на колченогой табуретке, точил свои ножи. Трейлер теперь выглядел совсем не так обжито и уютно как раньше. Не глядя на Кея, Редгар достал из кармана ещё утром бывшей кипенно-белой, но теперь замызганной и запачканной кровью рубашки идентификационную карту и кредитку, положил на стол.
— Завтра мы уезжаем. Я хочу, чтобы к этому моменту тебя здесь уже не было.
Кей тяжело опустился на свободный табурет.
— Что? Я всё про тебя знаю, мальчик. Тебе нечего больше делать в моём цирке. Мы научили тебя всему, чему могли. Через неделю тебе будет семнадцать. Совершеннолетие. Ты сможешь вступить в Лигу Телохранителей, как и собирался, — Ред говорил, размеренно роняя слова и также размеренно водя бруском по ножу.
— Здесь хватит на вступительный взнос, — он кивнул на кредитку, — и на первое время тоже. Заработал.
Кей протянул руку, забрал предложенное и спросил:
— Откуда ты знаешь про Лигу?
— А у тебя есть альтернатива? — Ред, закончив с одним ножом, взялся за другой.
— Семья, например. Они же интересовались мной. Правда? — в Кее вдруг проснулся азарт. Размеренное вжиканье камня по металлу раздражало.
— Интересовались. Я сказал, что ты им не подходишь. Что ты не терпишь границ, не умеешь подчиняться. Что ты привык быть один, и что тебе не нужна Семья — в любом смысле этого слова. Что ты всегда должен иметь возможность уйти. Что у тебя свой путь, — теперь Ред наконец смотрел на него — спокойно, даже ласково. — Можешь сказать мне спасибо, этого будет достаточно.
— Спасибо, Ред. — Кей встал и вышел, не оглядываясь. В ушах ещё долго оставался звук натачиваемых ножей.

На кухне было оживлённо. Даже поредевшая труппа чтила традицию чаепития перед сном. У Кея отлегло от сердца: он не хотел уходить совсем по-английски, не попрощавшись. Пожелать всем доброго сна, выслушать очередную пару острот от клоунов, чмокнуть Марту в щёку, кивнуть Тому.
Но заходил он не только за этим — карман оттягивала приятная тяжесть ножа-талисмана. Хорошо, что брезгливую и жутко чистоплотную Марту не впечатлил его вид и нож так и пролежал все время в дальнем ящике, не востребованный. Женщина бы очень удивилась, если бы узнала, что этим непримечательным орудием однажды, в прошлой жизни, маленький мальчик зарезал двоих своих сверстников, которые годами над ним глумились.
Марта не знала, не догадывалась, а Редгар сразу понял, увидел. Рыбак — рыбака, солдат — солдата, убийца — убийцу. Теперь Кей планировал заниматься убийством профессионально. Но, сначала нужно было выжить... В Лиге Телохранителей жесткий отбор.
Он снова вышел в ночь.
...на главную...


август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.08.11
Два паладина [2] (Песнь Льда и Огня)



Продолжения
2020.08.11 18:31:48
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.08.11 16:20:44
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.08.10 12:39:50
Дочь зельевара [189] (Гарри Поттер)


2020.08.10 00:03:28
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.08.08 21:53:11
Змееглоты [6] ()


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.