Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В магазине одежды:
- Ой, гляди, свадебное платье! Примерь!
- Да нет.
- Чего ты? Как раз твой размер!
- Да неудобно!
- Чего неудобно-то? Зайдешь в кабинку и примеришь.
- Ремус, отстань, какое еще свадебное платье, я с утра еще даже не брился...

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26944 фиков
- 8597 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Неперелетная

Автор/-ы, переводчик/-и: Solli
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Локи/Бартон, Тор/Стив Роджерс
Жанр:Fluff, Romance
Отказ:всё принадлежит студии Marvel и богам Асгарда
Фандом:Мстители, Тор
Аннотация:часто самые глупые поступки совершаются во имя любви
Комментарии:фик написан на конкурс «25 кадр» на thorcommunity.diary.ru для команды Romance
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013.02.13 (последнее обновление: 2013.02.13 15:00:23)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 1322 раз(-a)



Саунд-трек к фику:


Асгард, Валгалла
Когда Тор, крепко сжимающий ручку ларца, в который был надежно упакован Тессеракт, и Локи, уцепившийся за вторую ручку, вывалились из воздушного коридора прямо к подножию золотой лестницы отчего дома, в Асгарде как раз только перевалило за полдень. Стоящее в зените солнце пригревало совсем по-летнему, хотя там, откуда они явились, все равно было жарче. К счастью, поблизости не оказалось зевак или даже случайных свидетелей возвращения сыновей Одина - Тор считал разумным до времени не показываться никому на глаза. За исключением отца, конечно - тот как раз появился в дверях и стал спускаться им навстречу.
- Долго вы. Я ждал вас к завтраку, - сообщил он, оглядывая обоих сыновей по очереди ласковым взглядом, - Тор отметил про себя, что Локи досталось столько же приязни и любви, сколько и ему самому, и был несколько удивлен этим фактом.
- Путь неблизкий, - пожал плечами Тор. Один кивнул и взял у них из рук ларец. Мельком глянув на покоящийся внутри Тессеракт, он передал его Тору, а сам подошел к Локи и, расстегнув маску, сковывающую его рот, бросил ее на землю. Локи испустил тяжкий стон, словно молчание мучило его, и с вызовом уставился на Всеотца.
- Серьезная маска, - заметил Один, касаясь пальцем губ Локи и медленно прослеживая их контур. - Могут остаться шрамы. Ты здорово рассердил их.
- Я выполнял твое поручение, - огрызнулся Локи хриплым от долгого молчания голосом.
- Я знаю, - кивнул Один. - Ты справился блестяще.
- Кто возместит мне мои страдания?
- Страдания? Думаю, тебя это порядком развлекло, - хмыкнул Один. - И потом, тебе известно - никто не сделал бы это лучше тебя. Проси, чего хочешь, я обещал сделать все, что в моих силах и не идет в разрез с безопасностью Асгарда.
С этими словами он коснулся запястий Локи, наручники со щелчком раскрылись и упали. Локи недовольно затряс руками.
- Я нашел для тебя одного из лучших воинов, - продолжал он, - но в Мидгарде есть еще. Тот, кто достоин занять место за твоим столом. Если ты позволишь мне...
- Неразумно сейчас покидать Асгард, - возразил Один.
- Есть другие способы, - деловито заметил Локи.
Тор переводил взгляд с отца на брата и назад и чувствовал себя так, словно видит очень глупый сон.
- Что здесь происходит? - спросил он наконец. - Кто-нибудь объяснит мне?
Оба обернулись к нему с одинаковым удивленным выражением на лицах, будто уже успели забыть о его существовании.
- Идемте в дом, вы с дороги, - тотчас сменил тему Один.
- Но разговор не закончен! - уверил Локи и, склонившись к Одину, что-то зашептал ему на ухо. Тор разобрал слово "магия". Один слушал, хмурясь, но, когда Локи отстранился, кивнул:
- О своем решении я сообщу тебе вечером. Ступай.
Локи фыркнул и легко взбежал по ступеням. Один хотел последовать за ним, но Тор удержал его за рукав.
- Отец? - твердо произнес он, давая понять, что не отступит так легко, как Локи. - О чем ты не рассказал мне, когда отправил в Мидгард за братом? О каком поручении он тут говорил?
- Крыльцо - не место для разговоров государственной важности, - начал было Один, но пальцы Тора требовательно лежали на его рукаве, и Всеотец вздохнул: - Да, я давно знаю, что Локи не погиб. У него была своя миссия в Мидгарде, по моему поручению. Я не мог рассказать тебе, поскольку ты стал бы ему мешать.
- Я? Мешать - ему?! - растеряв все царственное достоинство, оскорбленно воскликнул Тор. Его чувства можно было понять - он доставил брата домой как преступника и по дороге подбирал слова, какими будет упрашивать отца смягчить приговор, а теперь выходило, что Локи еще и герой, а его самого, Тора, обвели вокруг пальца, обманули, как мальчишку.
Вероятно, все эти переживания отразились на лице Тора - он никогда не был мастером скрывать свои эмоции, - поэтому Один оставил попытку избежать разговора. Отобрав у старшего сына ларец - чтобы тот ненароком не швырнул его о землю в порыве чувств, Один указал Тору на ступеньки крыльца. Они сели рядом. В нескольких шагах от них валялись забытые наручники и маска.
- Я нашел Локи почти сразу, как только он провалился во мрак, - начал Один. - О том, что он жив, знал лишь я. Поскольку его планы были мне неизвестны, я решил не говорить ничего тебе и Фригг и понаблюдать за ним, выжидая. Ведь вы не удержались бы и раскрыли ему, что знаете о его уловках. Мне же удалось поддерживать в нем иллюзию, что все мы считаем его мертвым. Разорвав связи с нами, он тотчас попал в беду, и, когда дело стало совсем плохо, я отыскал его.
- Почему не сказал мне? - спросил Тор. - Я тоже мог бы и хотел бы ему помочь - разве я не доказал это теперь?
- У меня были причины, - ответил Один. - Если ты перестанешь перебивать, я расскажу тебе о них.
Тор покорно склонил голову, и Всеотец продолжал:
- Я забрал бы его в Асгард сразу, как только его нашли читаури, но у меня возникла другая идея, которая позволила мне сразу решить несколько задач. Ты ведь знаешь то, чего не знает Локи: будет война, что зовется Рагнарек. И нам нужна армия. Я оставил Локи в Мидгарде с поручением найти для меня воинов.
- Найти воинов?! - снова не сдержался Тор. - Должен разочаровать тебя, отец, - Локи не выполнил твое поручение. Он был занят уничтожением мирных жителей.
- Войны никогда не обходятся без жертв, - философски заметил Один. - И нас ждет сражение куда более серьезное, чем все заварушки Мидгарда. От его исхода будет зависеть благополучие всех девяти миров. Я должен жертвовать мелкими фигурами ради крупных. Поэтому, если не хочешь помочь мне - отойди в сторону и не мешай.
Тор вскочил на ноги, онемевший от возмущения. Он прекрасно понимал, к чему клонит отец, но никак не мог смириться с тем, что услышал.
- Я поговорю с Локи, - процедил он, поднимаясь на крыльцо вслед за братом.
- Оставь Локи в покое. Это приказ, - громыхнул ему вслед Один, и в ответ Тор с досадой шарахнул дверью о косяк, едва не сорвав ее с петель.

***
Локи, уже выкупавшийся, сидел возле камина, завернувшись в простыню, и с довольным видом потягивал вино из кубка. Появление разгневанного Тора развеселило его еще больше.
- Ставлю свой шлем на то, что отец запретил твоему королевскому высочеству вмешиваться в дела смертных, - протянул он, ухмыляясь.
Тор молча схватил его за плечо и встряхнул. Локи засмеялся. Он знал: Тор бесится, потому что бессилен что-либо изменить. Чувство собственной неуязвимости наполнило Локи самодовольством, но ненадолго — Тор схватил его за горло. Кубок опрокинулся на ковер. Локи вытаращил глаза.
- Говори, - потребовал старший брат, сжимая пальцы, несильно, но достаточно оущтимо, чтобы показать серьезность своих намерений. - Что ты задумал?
- Ничего, - хмыкнул Локи, храбрясь. - Моей инициативы здесь нет. Если отец не стал говорить с тобой, я и подавно не в праве.
Тор разжал руку, и Локи снова захихикал.
- Любой ценой, - процедил Тор. - Любой ценой я добьюсь того, что ты никогда больше не покинешь Асгард и не спустишься на землю.
- Как ты наивен, братец, - хмыкнул Локи, - если думаешь, что это остановит меня. Не забывай, я бог, а это значит, мне не нужно больше мараться о мидгардскую грязь, чтобы получить свое. Путешествие по снам смертных равноценно прямому контакту с ними. Являясь им во сне, я могу свести с ума любого, не покидая своей комнаты в Валгалле. И все это — магия, которую ты так низко ценил, отдавая предпочтение грубой силе...
- Магия... - повторил Тор. Так вот о чем Локи шептался с Одином. Просил, чтобы его не лишали магических способностей, благодаря которым он сможет убивать так же успешно, как делал это с Тессерактом в руках. - Я остановлю тебя, - заверил он. - Не допущу, чтобы ты добрался до кого-то из моих друзей.
- Друзей, - повторил Локи, кривясь. - Ты знаком с ними всего несколько дней, и уже готов принести им клятвы верности?
- Мы и без клятв верны друг другу! - воскликнул Тор. - Мы стояли плечом к плечу на поле брани. Что закаляет крепче этого?
- Но ты знаешь их всего-ничего, - продолжал гнуть свою линию Локи. - Чем они живут? Может, в свободное от войны время душат котят... Тебе это неизвестно. И ты пойдешь ради этих людей против Асгарда? Против Одина?
Локи знал толк в ядовитых речах. После этих слов Тор растерялся. До последнего мгновения все его мысли были прикованы к новым бедам, которые вот-вот обрушатся на Мстителей, теперь же он подумал о том, что оказался в ситуации самого трудного и неочевидного выбора в своей жизни. Позволить друзьям погибнуть — а он не сомневался, что Локи постепенно доберется до каждого — или бросить вызов отцу.
Тор не мог недооценивать серьезности положения — из пророчеств ему было известно, что однажды Асгарду придется вступить в битву с Воинством Мертвых. Он также знал, что испокон веку Один формирует свою дружину из самых храбрых, самых великих воинов Мидгарда. И что каждый из его новых друзей подходит под это определение. Но если формированием войск теперь занимается Локи — никому из Мстителей он не даст шанса попасть в Валгаллу. Он просто расправится с ними, уничтожит, прикрываясь благими целями.
Тор даже догадывался, на кого младший братец первым делом обрушит свою ярость. Стив Роджерс — их предводитель, их лидер, привыкший встречать грудью все неприятности — он должен был стать для Локи злейшим врагом и стал им.
И разве не затем Один отправил Тора в Мидгард, чтобы остановить Локи, не дать ему сделать больше, чем требовало поручение? Один был мудр и справедлив. Он знал, что, если все славные воины Мидгарда окажутся в Валгалле, человеческий мир станет беззащитным. Именно потому сейчас Всеотец рассказал Тору о своих планах: он хотел, чтобы старший сын сам сделал выбор и поступил так, как велит совесть. Чтобы он защитил своих друзей от коварства Локи.
Тор думал об этом, пока Локи продолжал глумиться над ним, думал, пока шел к Хранилищу оружия, где уже занял свое место возвращенный Тессеракт.
Он решил ничего не говорить отцу — скоро Один и сам узнает, куда подевался его старший сын. Он взял камень в руки и, установив его на постамент, повернул рычаг. Луч в мгновение ока прошил пространство, и, в последний раз оглянувшись — стража, по его приказу, ждала за дверью, и в Хранилище было пусто, — он шагнул в образовавшийся коридор и исчез.

***
Тор был прав почти во всем - он ошибся лишь в мотивах Локи и потому неверно определил его ближайшую цель. Не месть двигала богом Обмана, не она определяла его мысли, хотя Мстители хорошо попортили ему крови - они же и развлекли его. Не считая недавней истории с Халком, по большей части никто из смертных не смог как следует задеть Локи за живое - даже тот, недавно пополнивший ряды воинов в Валгалле... Лишь одного из своих бывших врагов он вспоминал даже чаще, чем того требовали обстоятельства. Бартон-лучник. Он шагнул под завесу, наведенную Локи, так смело и легко, словно всегда хотел именно этого. Локи помнил ощущение своей власти над ним - власть охотника над птицей, гордой, опасной, но глубоко преданной своему господину: как ни разнообразна местность, оставшаяся внизу, как ни высоки небеса, под которыми кружит сокол, - в конечном итоге он всегда высматривает лишь хозяйскую перчатку.
Бартон не был похож на асов, как не был похож и на смертных, ранее встречавшихся Локи на пути. Бартон был похож на Тора - такого Тора, который во всем соглашался бы с Локи, предлагая к его услугам свою силу, надежность и изобретательность. Бартон был тем, кем Тор никогда бы не стал - потому что ни в одном вопросе за все то время, что они росли вместе, Тор и Локи не сошлись безоговорочно.
Волю Тора нельзя было подавить магией - воля Бартона поддавалась магии, но, меняя свои взгляды, лучник оставался таким же несгибаемым, каким мог бы быть Тор, играй он с Локи на одной стороне. В этом заключалась привлекательность Бартона - Локи ни за что не признался бы себе в причинах, потому что тогда ему пришлось бы также признать и то, что он отчаянно нуждается в расположении и одобрении старшего брата - не менее отчаянно, чем нуждался в одобрении Одина. Сейчас Локи предпочитал думать, что ценит Бартона просто за то, что из того получился хороший союзник и помощник. Забираться в глубины психологии ему не хотелось: эдак ненароком можно было разбудить спящую совесть, - а, кто бы что ни думал, у Локи она все же была.

***
Поэтому, как только Тор покинул комнаты брата, Локи тотчас последовал за ним. Он догадывался, что разговор слишком взволновал Тора и что тот не оставит дела так просто. В его лице Локи успел разглядеть даже готовность противостоять отцу. Дальнейшие ходы братца просчитать было нетрудно. Локи даже тихо рассмеялся, когда увидел, что Тор, не заходя к себе, спешит в Хранилище.
- Ого, как взбеленился... даже не пообедал, - пробормотал он себе под нос, когда Тор прыгнул в воронку, и, не теряя времени, отправил вслед за старшим братом наспех наколдованного жучка-шпиона, едва успев до того, как коридор закроется.
Теперь можно было как ни в чем не бывало вернуться в свою комнату и ждать, что будет дальше. Времени у Локи было предостаточно, он не хотел спешить и собирался в полной мере насладиться кашей, которая заварилась в этот раз почти без его участия.


База ЩИТа
Мария Хилл ходила между рядами компьютеров, негромко гудящих в помещении, где больше не раздавалось ни единого звука, несмотря на то, что людей здесь было с полсотни. Она напряженно вглядывалась в мониторы, сама не зная, что хочет там увидеть - уровень опасности по-прежнему оставался низким, но с самого утра у нее было какое-то странное предчувствие - а своим ощущениям она привыкла доверять. Поэтому почти не удивилась и даже прошептала "Есть", когда один из сотрудников в углу поднялся с места и крикнул через весь зал: "Агент Хилл! Вам надо взглянуть на это, мэм". Она тотчас оказалась рядом и уставилась на график, отображенный на мониторе - уровень космической активности в разы превышал норму, но это был кратковременный скачок.
- Гости? - спросила она отрывисто.
- Больше похоже на одиночную вылазку, - отозвался оператор, ожесточенно стуча по клавишам.
- Некоторые личности способны и в одиночку доставить массу неприятностей, - буркнула она. - Анализ атмосферы? Точные координаты?
- Будут через пять секунд, - ответил оператор. - Данные как раз обрабатываются... О... Это Манхэттен, - добавил он в панике. - Где-то в Бронксе.
- Час от часу не легче, - она уже набирала номер Фьюри. - Тип излучения?
На том конце провода пошли длинные гудки, и в тот же момент, когда трубка ответила голосом Директора: "Да?", оператор с упавшим видом произнес: "Гамма".
- Сэр, у нас проблема, - сообщила она без долгих прелюдий. - Излучение типа гамма. Бронкс.
- Кто у нас ближе всего к Бронксу? - мгновенно отреагировал Фьюри.
- Роджерс, сэр.
- Соедини меня с ним. И свяжись с Селвигом. Пусть все проверит своим оборудованием.
Хилл кивнула оператору и переключилась на линию Стива.


Бронкс, Ривердейл
Стив Роджерс выглянул в окно своей новой квартиры, снятой для него ЩИТом, к которой все никак не мог привыкнуть - как не мог привыкнуть и к виду за окном, слишком уж шумной и быстрой была жизнь даже в этом районе - и сразу же заметил то, чего здесь точно быть не могло. Фигура в нелепом красном плаще знакомой походкой двигалась по улице в сторону перекрестка, постепенно удаляясь. Стив моргнул и протер глаза — зрение не обманывало его: он видел Тора, самого настоящего, единственного и неповторимого Тора, который всего пару дней назад был откомандирован в Асгард вместе со своим непутевым разрушителем-братцем Локи. Стив не планировал больше встретить ни первого, ни второго, - он понимал, что Локи еще долго не позволят сунуться в Мидгард, а век богов долог - когда небожители в следующий раз вспомнят об этом мире, даже Стив уже станет глубоким стариком, а возможно, и вовсе не доживет до этого момента, если только современные ученые не изобретут все-таки аналог той сыворотки, которая сделала его супер-солдатом семьдесят лет назад.
И, если Тор снова здесь, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее. Может, Локи сбежал, и не сам, а с чьей-то помощью? Стив выскочил из дому, забыв даже прикрыть за собой дверь - вопросы спасения граждан Америки были для него важнее вопросов сохранности собственного имущества, к которому он вообще относился достаточно философски: есть - хорошо, нет - тоже неплохо.
Он догнал Тора почти на светофоре и положил руку ему на плечо. Тор при виде его изъявил такую радость, словно нашел потерянного брата (сравнение, впрочем, не самое удачное, ведь с братьями Тору, как известно, не везло).
- Я искал тебя! - заявил он, заключая Стива в объятия, столь горячие, что на них стали оборачиваться даже те, чье внимание почему-то не успел привлечь нелепый красный плащ. - Но пришлось приземляться почти наугад. Как же я рад, что ты так быстро нашелся! У меня не самые приятные новости...
Стив поспешил увести Тора к себе. Если дело принимало скверный оборот, ему бы не хотелось сеять панику среди гражданских, которые еще не оправились от недавнего происшествия в Манхэттене.
Оба поднялись на второй этаж. Дверь в квартиру по-прежнему была распахнута, из глубины спальни надрывался мобильный телефон. Даже при том идеальном порядке, в котором Стив держал свои вещи, крохотная трубка каждый раз умудрялась теряться. Вот и теперь ему пришлось разворошить всю постель, прежде чем назойливо верещащий предмет был найден.
- Роджерс, - отрапортовал он.
- Ник Фьюри, - ответила трубка. - Стив, у нас межпланетное проникновение в Бронксе.
- Я уже знаю, - отозвался Стив, оглядываясь через плечо на Тора и жестом приглашая того располагаться. - Это Тор. Он один. Все в порядке.
- В порядке? - скептически переспросил Фьюри. - Если так, зачем он здесь, Стивен?
Стив вспомнил сказанные Тором слова о не самых приятных новостях и вздохнул.
- Думаю, нам надо поговорить, Директор.
Я пришлю за вами машину, - ответил Фьюри и нажал отбой связи.

***
Пока они ждали сотрудника ЩИТа, который должен был отвезти их в штаб, Тор рассказал о цели своего визита в Мидгард: о том, что Стива хотят убить, и что он здесь для того, чтобы помешать этому.
- Я буду теперь всюду сопровождать тебя, - заявил он твердо.
Стив растерялся.
- Это неуместно, - возразил было он. - Мы же не можем все время ходить вдвоем... это только привлечет излишнее внимание... И потом, я собирался найти какую-нибудь гражданскую работу, пока не нужен Директору...
Но Тор не хотел ничего слушать.
- Я пошел против своей семьи ради тебя, - заявил он. - К тому же Локи не ограничится одной целью. Он хочет добраться до каждого из вас. Я рассудил, что ты станешь первой его мишенью.
- То есть ты даже не уверен, что он станет охотиться на меня? - уточнил Стив. - Тогда почему не пошел сразу к Фьюри?
Тор пожал плечами. Он сам не знал, почему в первую очередь беспокоился именно о Роджерсе - ведь Локи не сказал ничего конкретного о своих планах... Но что сделано, то сделано.
Видя, что Тора не переспорить, Стив махнул рукой.
- Пойдем, - сказал он, - тебе надо переодеться во что-нибудь менее броское. Кто знает, на сколько ты здесь задержишься... Если все действительно так серьезно, можешь остановиться пока у меня.
В глубине души он был даже рад появлению соседа, даже такого беспокойного. Среди остальных Мстителей Тор казался ему самым близким по духу, пусть и был инопланетным существом - Стив, хотя родился и жил на Земле, тоже в последнее время ощущал себя здесь инопланетянином.
Когда за окном взвизгнули тормоза черной тонированной машины с номерными знаками ЩИТа, Тор уже ничем не отличался от рядовых жителей Бронкса - одежда Стива пришлась ему по мерке, а Молот они упаковали в спортивную сумку. Пока Стив запирал дверь на ключ, Тор стоял за его спиной, словно даже здесь, в подъезде, на них могли напасть. Стива это порядком позабавило, но у Тора было такое серьезное лицо, что насмехаться над своим асгардским приятелем Капитан не стал.


Номер в мотеле — конспиративное жилище Бартона
Клинт Бартон недолго сидел без дела - вскоре после того, как угроза инопланетного вторжения была нейтрализована, "ЩИТ" перебросил его на вполне заурядное задание по нейтрализации главы русской преступной группировки, орудующей в Америке. Мафиози-эмигрант по фамилии Слипченко был столь нагл и бесцеремонен, что его смерти желали все местные бандиты, однако у Национальной службы безопасности имелись к нему собственные счеты - его обвиняли в передаче секретной информации. Но по тому, как хорошо охранялась резиденция Слипченко, к нему нельзя было подобраться ни с какой стороны, и на то, чтобы внедриться в личную охрану мафиози, могли уйти месяцы - срок, которым служба безопасности не располагала. Бартон сам проявил инициативу осуществить эту миссию, казавшуюся на первый взгляд невыполнимой. Все знали, что так он пытается справиться с собой после смерти Коулсона, под началом которого долгое время прослужил в ЩИТе. Когда Фьюри прямо заявил, что Бартон лезет на рожон, Клинт даже не стал отрицать этого.
"Я принял решение и отдаю себе отчет в том, какими могут быть последствия", - заявил он Фьюри.
- Но, если я потеряю еще и тебя, наша броня станет уязвимой, - попытался остановить его Фьюри.
- Мы и так лишились нашей брони, - возразил Бартон. – Во мне нет ничего особенного, я просто хорошо стреляю. Я не тот, кого нельзя заменить, - договорил он, не сказав ни слова о Коулсоне и тем не менее говоря все время только о нем. Ник Фьюри хорошо понимал это, и потому, скрепя сердце, должен был отпустить лучника в свободное плавание.
Для конспирации Клинт оборвал все связи. Это означало, что уже три дня он жил на новом месте, в новом районе, с новым мобильным телефоном и минимумом вещей, нужных, чтобы поддерживать существование. Он разогревал в микроволновке безвкусный ужин, купленный в супермаркете, и, ковыряясь в нем вилкой, часами просиживал над снимками резиденции русских, полученными со спутников. Фотографии были скверного качества – Слипченко установил силовые поля, создающие радиомагнитные помехи. Тем не менее, военная аппаратура позволила отснять дом и надворные постройки, а непонятные бесформенные кляксы Бартон определил как деревья. Все это мало чем могло помочь, но у него имелся план, главным пунктом в котором была внезапность. Сколько раз мафиози уже пытались «заказать» - он был готов дать отпор целой армии, явись она к его воротам на танках – но он точно не ждал одиночку, вооруженного всего-навсего луком. Клинт понимал, что у него будет всего один шанс, но не испытывал по этому поводу никаких эмоций. Его и прежде нельзя было назвать особенно эмоциональным, теперь же он сам ощущал, как превращается в робота. Психологи ЩИТа сказали бы ему, что таким образом он пытается подавить свои переживания – но он не показывался психологам и выходить из своего состояния в ближайшее время не собирался. Ничего не чувствовать оказалось проще и удобнее. Он хотел как можно дольше продлить это состояние, каким бы тяжелым и мучительным ни стал после процесс выхода из него – при условии, конечно, что головорезы Слипченко не убьют его на месте. В этом случае загадывать на будущее тем более не имело смысла.

***
Перед очередной вечерней вылазкой Клинт собирался немного поспать, поэтому, когда наручные часы просигналили пять, отложил фотографии, прошелся по комнате, проверяя засовы на дверях и окнах, опустил жалюзи и, как был, не раздеваясь, устроился на диване, положив под голову свернутый комом плед.
Перед тем, как закрыть глаза, ему на миг показалось, будто воздух в комнате шевелится, но он сморгнул - и движение исчезло. Он сделал расслабляющую дыхательную гимнастику и вскоре уже спал - это был профессиональный навык, без которого он, наверное, уже рехнулся бы от тех мыслей, что навязчиво преследовали его день за днем.
Сны Клинту снились редко, но сегодняшний вечер стал исключением. Едва смежив веки, он оказался в удивительном пышном цветущем саду, напомнившем ему сады Востока, где когда-то в юности Бартон проходил военную миссию. По центру причудливые яркие цветы разных невиданных сортов произрастали в огромных, симметрично расположенных клумбах, а вдоль высокой живой изгороди тянулись плодовые деревья, растущие так тесно, что создавали своими кронами вторую стену. Между клумбами змеились усыпанные белым песком и мелким гравием дорожки, периодически теряющиеся за невысоким взгорком или ныряющие под сень кустарников.
Сад примыкал ко дворцу причудливой формы, такому огромному и величественному, каких Клинту не приходилось видеть даже в восточных столицах. Его золотые шпили поднимались высоко над холмами и слегка подрагивали в мареве летнего дня. По массивной золотой стене прохаживались охранники, одетые в причудливые костюмы. На Бартона никто не обращал ровно никакого внимания. Неуверенно двинувшись на шум, который уловило чуткое ухо, Клинт вышел к маленькому фонтану - его каменная чаша была выложена разноцветной мозаикой с изображением луны, солнца и других небесных светил - незнакомых. Вода была такой чистой, что, не сдержавшись, он коснулся края чаши губами и сделал глоток (это, конечно, было грубейшим нарушением техники безопасности, но во сне ведь все можно, не так ли?).
Вкус у воды был удивительный. Клин не нашел подходящего сравнения из своего опыта - но точно знал, что никогда не забудет это ощущение: словно свежая фруктовая льдинка на языке, но фрукт - такой, какие не растут на земле.
Он снова оглянулся по сторонам в попытке определить свое местонахождение и скорректировать под полученные данные свою поведенческую стратегию, и спросил вслух, обращаясь к себе самому за неимением поблизости других собеседников:
- Я что, в Нарнии? Не помню, чтобы забирался в шкаф.
Сзади послышался шорох раздвигаемых веток. Клинт обернулся.
- Нарния? - переспросил голос из зарослей цветущего кустарника, но говоривший не спешил показаться. - Никогда не слышал. Ты в Валгалле.
В этот момент он наконец показался - и, несмотря на то, что голос звучал неузнаваемо, да и одежда была совсем иной, чем там, в Мидгарде - напоминающей свободный светлый балахон, Клинт узнал Локи.
Он шарахнулся в сторону, инстинктивно пытаясь найти за спиной лук и колчан - но ни того, ни другого не было.
Локи рассмеялся.
- Будь осторожен, агент Бартон, - сказал он, глядя прямо в глаза Клинту, чьи эмоции, прежде сдерживаемые, вдруг разом вскипели, как в поставленном на огонь котелке. - Ненависть чревата.
- Неужели? Чем? - спросил Бартон, чтобы потянуть время, и стал осторожно пятиться назад.
От Локи этот маневр не укрылся, но он лишь снова рассмеялся и ответил:
- Своей противоположностью.
И, пока Клинт, переваривая услышанное, задыхался от возмущения, исчез, будто в воздухе растворился.

***
Намерения Бартона стали известны Локи сразу, как только нога Тора ступила на землю Мидгарда - в этот момент жук, отправленный вслед за братом, полетел прямиком в пристанище лучника. Насекомое стало ушами и глазами Локи: документы, которые просматривал Бартон, Локи увидел так, словно сам подержал их в руках, домыслить остальное не оставило труда.
Пока Хоукай планировал проникновение на территорию базы русских - планировал довольно дельно для простого смертного - в рядах "Мстителей" уже поднялась тревога. Локи сидел в кресле и слушал разрывающие духоту крохотного номера в отеле звонки мобильника. Трезвон действовал на нервы и Бартону тоже - в конце концов он все-таки ответил. Жук спикировал ему на плечо, оставаясь незамеченным.
- Клинт, ты должен прервать операцию, - говорил Фьюри. - И немедленно приехать в штаб ЩИТа. Унас здесь Тор, он принес из Асгарда информацию о том, что Локи удалось избежать заключения, и он в любой момент может снова объявиться здесь.
- Позвоните, когда объявится, - ответил Бартон резко. - Я уже почти подобрался к Слипченко, и намерен довести дело до конца.
- Бартон, ты что, не понял? - потерял терпение Фьюри. - Речь идет об угрозе, с которой ты справиться не в состоянии! Локи может оказаться где угодно, он может скрываться за любой личиной, за любым встречным на улице, за кассиром в супермаркете, за твоим соседом по лестничной площадке!
Он говорил чересчур эмоционально, вкладывая в свои интонации гораздо больше, чем следовало начальнику - он вкладывал и личное беспокойство за Клинта. Впрочем, даже понимая это, Хоукай был чересчур упрям, чтобы отступиться от задуманного.
- Я не могу бросить дело на полдороге, - сказал он. - У меня есть всего пара недель, прежде чем русские перенесут свою базу на новое место. Я должен успеть, иначе нам придется потратить еще уйму времени для обнаружения их нового укрытия. Я не отступлюсь, директор. Даже если объявится Локи и попытается помешать мне, он лишь задержит меня - но не остановит.
И, не дав Фьюри возразить, он отключил телефон.
У себя в комнатах в Асгарде Локи поднялся с кресла и распахнул окна. Самонадеянность Бартона, готового бросить вызов богу, должна была бы взбесить его, но ничуть. Напротив, она даже импонировала ему. Локи задумался о том, что никогда не пытался узнать, каков Бартон на самом деле. Этот смертный сумел заинтересовать его. Локи хмыкнул, размышляя, какой урок преподнести лучнику - даже запертый в Асгарде, он мог выполнить все угрозы, высказанные Тору, но применительно к Бартону пока не собирался этого делать. В нем проснулся интерес исследователя, встретившего редкий вид насекомого. Прежде, чем вогнать Бартону булавку в спину, он хотел как следует изучить его под микроскопом.


Номер в мотеле
Клинт испытывал досаду - он не ожидал, что Локи доберется до него так скоро. Но на губах уже который день держался тот удивительный вкус - вкус воды из фонтана в несуществующем саду. Клинт ощущал его, просиживая над фотографиями, ощущал, валяясь на постели поверх покрывала и разглядывая потолок с лениво работающим лопастями дешевым вентилятором, ощущал, стоя над очередной полкой в супермаркете и выбирая очередную порцию полуфабрикатов себе на ужин.
Ему следовало, конечно же, рассказать обо всем своим, но он не хотел подвергать опасности и их, и свое дело. Даже если Локи придет за ним - это будут их личные дела, с глазу на глаз, и никто третий не должен вмешиваться. Клинт понимал, что силы Локи в Мидгарде будут теперь ограничены, да и сам бог коварства едва ли решится на открытое противостояние - как-никак, Тор поблизости и быстро скрутит его. Значит, он будет действовать исподтишка. Но Бартона, который нигде не бывает, почти невозможно застать врасплох. Разве что во сне. Но сны на то и сны, что происходящее в них - ложь и вымысел. Значит, опасаться пока нечего. Как бы Локи ни пытался дурить ему голову, Бартон не потеряет контроль над собой и сохранит рассудок ясным.


Асгард, Валгалла
В этот раз Локи был в зеленом - широкий плащ свободно струился по его телу, делая его похожим на статуи Мадонн в католических храмах. Длинные волосы лишь усугубляли сходство. Клинт с досадой подумал, что это уже вообще никуда не годится, и, напомнив себе, что это только сон, шагнул к богу, выжидательно стоящему среди цветущих кустов.
- Чего ты хочешь от меня? - спросил он сердито. - Зачем являешься в мои сны?
- Ты решил, это я чего-то хочу? - хмыкнул Локи. - А тебе не приходило в голову, что ты сам призываешь меня?
- Чушь! - буркнул Клинт неуверенно - он знал, что контролировать большую часть своего подсознания человек не в состоянии, даже восточные практики не позволили ему продвинуться в этом вопросе слишком далеко. Но Локи об этом знать необязательно. - Ты - всего лишь мой дурной сон.
- Неужели? - поднял бровь Локи. - Уверяю тебя, все далеко не так просто, как тебе хотелось бы. Твое тело сейчас спит, но разум твой бодрствует. И ты находишься сейчас именно здесь, в Асгарде, а вовсе не там, со своим телом. Если здесь я отрежу тебе палец, ты проснешься и не досчитаешься пальца и там, в своем жалком мире.
Клинт поморщился.
- Ты притащил меня сюда, чтобы отрезать мне палец?
- Твоя дерзость обратно пропорциональна инстинкту самосохранения! - заметил Локи спокойно и даже как будто с любопытством.
- Тебе меня не испугать, - заверил Клинт. - Я теперь ничего не чувствую, твоими трудами.
- Возможно, я смог бы как-то возместить тебе ущерб? - хмыкнул Локи. - Иди за мной.
Слушаться его было глупо, не слушаться - еще глупее. К тому же, Клинта разбирало любопытство, и на краю сознания он все еще старался держать мысль о том, что все ему только снится.
Они прошли по саду, где все так же пышно цветущие деревья купались в горячих лучах солнца, и поднялись на крыльцо замка, который Клинт прежде видел только издали. Ни страха, ни беспокойства не было, хотя Клинт снова пришел сюда без оружия - каким-то шестым чувством, появившимся у него после того, как он несколько дней пробыл под чарами Локи, он знал, что опасности нет.
Дворец был изнутри таким же золотым, как и снаружи. Огромные коридоры пустовали, и лишь пламя факелов, зажженных даже днем, сглаживало царящую здесь тишину. Их шаги показались ему грохотом. Здесь Клинт поневоле почувствовал если не робость, то, во всяком случае, неуверенность – охота спорить с Локи пропала начисто. Теперь он не исключал варианта, что вероломный ас заведет его куда-нибудь подальше от вероятных свидетелей и попытается расправиться с ним. Ведь в конце концов Клинт был свидетелем его поражения и лично принимал участие в том, чтобы разбить армию читаури.
Впрочем, Локи был настроен, кажется, миролюбиво, и только интерес в его глазах напоминал о том, каков бог обмана на самом деле – интерес недобрый, на грани с холодным любопытством ребенка, который мучит зверушку, чтобы узнать, что из этого выйдет.
Коридоры бесконечно петляли, периодически расходясь в разные стороны, резко спускаясь вниз или взмывая вверх, и Клинту составляло большого труда держать в памяти каждый пройденный поворот и не терять ориентации в пространстве. К счастью, почти все время они двигались исключительно на север. И, когда уже впору стало разбрасывать рис или фасоль, чтобы не заплутаться окончательно, они пришли. Локи остановился около одной из бесконечных одинаковых золотых дверей – и как он сам во всем этом не путался? – и, бросив Клинту: «Жди здесь», скрылся за ней. Клинт успел увидеть зал с такими же, как и везде здесь, высокими потолками, так же освещенный факелами, чадящими по стенам.
Он потоптался на месте несколько минут, приходя в себя. Тревога отступила, на место ей пришла злость и желание любой ценой поквитаться с нахальным асом. Поэтому, когда дверь открылась снова, он уже готов был, наплевав на то, как воспримет это Локи, припереть его к стене и спросить прямо, какого хрена тот добивается, – но это был не Локи. Тот, кто шагнул ему навстречу из ярко освещенного зала в полумрак коридора, был хорошо знаком Клинту, и даже слишком хорошо знаком, так что Бартон не смог удержать сорвавшийся с губ тихий вскрик. В чудной одежде, нелепом шлеме и с болтающимся на поясе мечом, который едва не волочился по земле, перед ним стоял его почивший начальник Фил Коулсон.
Боль утраты была еще слишком свежа, и рана еще то и дело принималась кровоточить, поэтому первый сон с Коулсоном, которого Бартон подсознательно ждал – и подсознательно же опасался – привел его в неописуемое волнение. В этот миг он забыл, что спит, забыл о нелепом золотом дворце, чьи коридоры сейчас измерил своими шагами, забыл о странном костюме Коулсона, больше смахивающем на маскарадный – хотя Старший агент ЩИТа прежде ни в одном маскараде замечен не был и даже на встречу «без галстуков» являлся в пиджаке и жилете – забыл даже собственное имя, так велико было его потрясение.
Он стоял и глупо открывал и закрывал рот, не находя слов, а Коулсон прищурился, разглядывая его, и произнес с типичной мягкостью, с которой говорил с подчиненными в ситуации, когда не надо было никуда спешить и ни над чьей жизнью не нависала смертельная угроза:
- Клинт Бартон? Откуда вы здесь?
В этот момент у Клинта наконец прорезался голос.
- Фил, - выдохнул он и сжал бывшего шефа в столь крепких объятиях, что, будь тот понежнее, наверняка испытал бы массу неприятных ощущений. Но Коулсон не был бы Коулсоном, если бы это доставило ему хоть какое-то неудобство. Он терпеливо позволил Клинту держать себя в объятиях некоторое время, давая тому возможность убедиться в своей материальности, а затем отстранил его жестом таким же мягким, каким был его тон, несмотря на весьма суровый внешний вид – позднее, вспоминая эту встречу, Клинт понял, что на Коулсоне был костюм викинга, вроде тех, какие рисуют в детских энциклопедиях по скандинавской культуре.
Теперь они снова смотрели друг на друга, и Клинт не знал, можно ли повторно обнять Фила, и прилично ли, не скрываясь, плакать перед начальством. Прежде ему не приходилось делать ни того, ни другого, но сейчас внутри как будто сломался какой-то заслон, и он уже громко шмыгал носом, не пытаясь стереть ручьи, бегущие по щекам. Тем не менее, он заметил, что у Коулсона глаза тоже на мокром месте, как бы суперагент ни пытался это скрыть.
- Возьмите себя в руки, агент Бартон, и отвечайте по форме, - наконец произнес он, но в конце его голос все-таки немного сорвался.
Клинт шумно втянул в себя воздух.
- Локи, сэр! – сказал он, отчаянно помогая себе жестикуляцией, поскольку дар речи возвращался к нему с трудом. – Он явился ко мне во сне и притащил меня сюда… Это происходит уже во второй раз… Не знаю, как ему это удается, сэр. ЩИТу пока не известно об этих технологиях… А вы… как вы здесь… откуда?..
Он махнул рукой, и Коулсон позвал его за собой к одному из широких окон. Они примостились на подоконнике, за которым шумел все тот же бескрайний цветущий сад.
Коулсон посмотрел вдаль и перевел на Бартона ласковый взгляд.
- Возможно, ты действительно спишь, - начал он неторопливо, - но уверяю тебя, что наша встреча – не сон. С тех пор, как прервалась моя земная жизнь… кстати, давно это было?..
- Пять дней назад, - отчеканил Бартон, и Коулсон кивнул:
- …здесь время идет совсем иначе… так вот, с тех пор, как по нашим меркам прошло столько, сколько ты сказал, я проснулся здесь.
- Что это такое? – спросил Бартон.
- Валгалла, - поймав недоуменный взгляд лучника, Коулсон пояснил, - дворец, куда, согласно легендам, попадают павшие в бою воины. Я проверил - легенды не лгут. Теперь я служу Одину. Как видишь, я не умер в том смысле, в каком мы привыкли понимать это слово… просто сменил командира и род занятий.
- Чем же вы заняты сейчас? – снова шмыгнул носом Бартон.
Коулсон пожал плечами.
- Жду.
- Чего?
- Момента, когда буду нужен. Вместе с остальными.
- И много вас? – поинтересовался Бартон осторожно. - И что это за странные... тряпки вы на себя нацепили?
- Это не тряпки, а облачение воина, - назидательно ответил Коулсон. - Здесь все так одеваются. Нас много. Целая армия. Все они ждут появления мифического Мертвого воинства, и в грядущей битве – говорят, она не за горами – на нас возложена миссия оборонять Асгард. Пока же мы пируем и набираемся сил.
- Довольно странный способ набираться сил... – заметил Бартон.
- Здесь совсем иные пиры, чем на земле, - возразил Коулсон. – Асгардский мед не пьянит, он разжигает смелость и горячит кровь. Когда у наших стен встанет мертвое войско, мы все до одного выйдем ему навстречу.
- Мертвое войско? – пробормотал Бартон. – Не нравится мне все это… Послушай… те, сэр… Если я смог войти сюда, то вы, возможно, сможете выйти… вместе со мной?
- Возможно, - подтвердил Коулсон, - но я не хочу этого. Моя судьба теперь – быть здесь. Я чувствую, что я на своем месте. Так, как чувствовал себя, пока был в ЩИТе. Пообещай не плакать обо мне, агент Бартон. Пообещай, и скажи всем нашим друзьям, чтобы не оплакивали меня впустую. Их слезы тревожат покой, который я обрел здесь. Скажи им, что я счастлив. И ты сам, – он стер слезы со щеки Бартона, прикосновением, какого никогда не позволил бы себе в прежней жизни, - постарайся запомнить то, что я тебе скажу (эти слова я сказал бы тебе там, на Хеликаррьере, если бы успел, и я счастлив, что судьба подарила мне эту возможность дать тебе свое последнее напутствие): всегда поступай, Бартон, только так, как велят честь и сердце. Даже если весь мир против тебя, будь верен себе. Твое сердце тебя не подведет. А мне пора идти.
Он встал и потрепал Бартона по плечу. Тот сидел не в силах пошевелиться, и смотрел, как Коулсон медленно подходит к дверям, открывает их и исчезает.
- Я обещаю вам, сэр, - прошептал Клинт ему вслед и на неверных ногах направился искать выход – несмотря на то, что коридоры были такими просторными, ему как будто физически не хватало здесь воздуха и хотелось наружу.
Когда явился Локи, Клинт сидел на ограждении фонтана и смотрел на воду и играющие в ней блики солнца. Все это было слишком острым, чтобы оказаться просто сном. Что ж, Локи не поскупился на доказательства. Заслышав шум шагов, Клинт поднял взгляд, почти бессознательно отмечая про себя, что глаза Локи зелены под цвет его плаща и буйной листвы вокруг – в Мидгарде он не обратил на это внимания.
- Тебе пора возвращаться, если только ты не надумал остаться здесь насовсем, - сказал Локи серьезно, так, как говорил с Клинтом в ту пору, пока держал его под своими чарами.
- Это правда, что все павшие воины попадают в Валгаллу? – спросил Клинт.
Локи некоторое время разглядывал его и сел рядом.
- Да, все, - ответил он.
- Выходит, смерти нет? – продолжал Клинт.
- Нет, для тех, кто не жил вразрез с честью и сердцем, вроде твоего знакомого.
Бартон узнал слова, которые недавно сказал ему Коулсон, и снова поднял взгляд на Локи.
- Я еще увижу Фила? – спросил он.
Локи покачал головой.
- Постарайся отпустить его, - посоветовал он. - У тебя свой путь. У него свой.
- Свой… - пробормотал Бартон. - Ему хорошо здесь, - заметил он внезапно. - Лучше, чем было там, у нас.
Локи склонил голову к плечу.
- Я знаю. Здесь всем хорошо.
- Тогда почему ты сбежал? – спросил Бартон. Он что-то слышал от Тора о том, как Локи пропал из Асгарда, хотя и не знал подробностей. Возможно, вопрос был чересчур дерзким, но Локи ничуть не рассердился.
- У меня тоже свой путь, - ответил он. - Я не ас по рождению и всегда был чужим в Асгарде. Мне здесь не место.
Бартон фыркнул.
- Ты выбираешь место, а не место выбирает тебя, - убежденно заявил он.
- А что бы выбрал ты? - спросил Локи с любопытством.
- Мидгард, - твердо ответил Клинт.
- Тогда пошли.
Локи взял его за руку - и от неожиданности Бартон позволил ему это. Они сделали шаг – и как будто угодили в сказочный вихрь – сад исчез, и вместо него раскинулась бездна. Мимо на огромной скорости проносились закаты, моря и звёзды, и все это длилось словно одно мгновение, - Бартон едва успел сделать вдох, как, уже на выдохе, очнулся у себя в гостиничном номере. Над ним все так же серел в сгущающихся сумерках потолок и крутились лопасти вентилятора. Клинт все еще ощущал прикосновение пальцев Локи к своей ладони - но в комнате никого не было и в помине.
Он сел на постели, устало потер глаза и ощутил на ресницах еще не высохшие слёзы.

***
Когда Локи, проводив Бартона, вернулся в Асгард, на крыльце его уже поджидал Один. Локи не собирался скрывать свои проделки от Всеотца, но не думал, что попадется так быстро. С тяжелым вздохом он поднялся вверх по ступеням и остановился неподалеку от Одина.
- Что тебе от него нужно? – спросил тот хмуро.
- Ты ведь не поверишь, если я скажу - ничего? – произнес Локи.
- Нет.
Локи отвел взгляд и неохотно признался:
- Он мне нравится.
- Ты намерен заполучить его себе в рабство, как раньше? – уточнил Один, проницательно глядя на сына.
Локи покачал головой.
- Думаю, это было бы слишком легко, правда? Нет, я хочу, чтобы в этот раз все было иначе. По-настоящему. Чтобы он сам захотел этого. Как считаешь, у меня есть шанс?
- Локи, не дури! – воскликнул Один с досадой. – Если это и есть тот воин, за которого ты просил меня и кого хотел привести в Валгаллу, просто подстрой небольшое сражение и дай ему погибнуть в бою, для тебя это не задача.
Локи снова покачал головой.
- В чем дело? – спросил Один, подходя ближе. – Какие мысли омрачают твое чело, сын мой? Чего ты ждешь от Клинта Бартона? Дружбы? Вы не равны с ним.
- Смертная, которую выбрал мой брат, тоже не равна ему, - возразил Локи. - Однако ты поощряешь его.
- Она женщина. И у Тора иные цели.
- Что ты знаешь о моих целях? – возмутился Локи, поднимая глаза на Всеотца.
Они уставились друг на друга, но Локи, сдавшись, первым отвел взгляд.
- Не дури, - повторил Один тихо. – В каком качестве ты хочешь заполучить его? Намереваешься собрать армию лично для себя?
- Нет, - ответил Локи. – Ты знаешь, что нет.
- Вот и хорошо. Оставь его в покое и сосредоточься на том, что сейчас важнее для нас. Я больше ничего не хочу слышать о Бартоне до тех пор, пока не разберемся с собственной безопасностью. Ты меня понял?
- Да, отец, - ответил Локи мрачно.
- Вот и славно. Я рассчитываю на тебя, потому что Тор теперь снова в Мидгарде, и здесь ты – моя надежда.
- Я не подведу, - пообещал Локи.
Еще недавно он бы все отдал за то, чтобы услышать эти слова, но теперь эгоизм, с которым он не считал нужным бороться, требовал сначала получить желаемое, а уж после приняться за необходимое. Слова Одина не остановили его, а напротив, разожгли: теперь Локи забыл даже о своей мести, - он не хотел думать ни о чем, кроме Бартона.


Штаб ЩИТа
На экстренном заседании, созванном Фьюри, присутствовали все Мстители. Даже Тони с Брюсом изволили оторваться от своих исследований, над которыми совместно трудились в лабораториях Старка, а Наташа прервала свою миссию в Венгрии – куда ее уже в которой раз влекла неведомая сила. Не было в зале только Бартона.
- Он в беде, вы должны найти его своими магическими приборами и привезти в крепость силой, если понадобится, - настойчиво повторял Тор.
- Мы ищем его, - заверил Фьюри сердито, скрывая за злостью нервозность. – Что же до всех вас – вам рекомендовано оставаться здесь до тех пор, пока мы не разработаем четкий план действий. Напомню, что никакого плана у нас пока нет.
- Пеппер ждет нас к ужину, - попытался вставить Старк, но Фьюри глянул на него налитыми кровью глазами и так раздул ноздри, что тот лишь махнул рукой.
- Думаю, Пеппер тоже в опасности, - заметил рассудительный Беннер. – Ее нужно забрать сюда, здесь и поужинаем.
- Я отправлю за ней людей, - согласился Фьюри, остывая. – Всем быть наготове. Доктор Беннер, прогуляйтесь до профессора Селвига. Он предоставит вам свою аппаратуру. Попробуйте найти Локи и Бартона. В прошлый раз у вас получилось… Хотя теперь у нас нет ровным счетом никаких зацепок.
- Попробую сделать что смогу, - пообещал Беннер и ушел, увлекая за собой недовольного Старка.
Стив попробовал в последний раз вмешаться в решение директора.
- Разрешите, сэр? – начал он, откашлявшись. Несмотря на то, что глаза Фьюри снова стали наливаться кровью, он продолжал: - При всем уважении… Мы не можем вечно прятаться, как крысы в норе. Если Локи хочет дать нам бой, лучше сразу отправиться навстречу, чем ждать, пока он, выманивая нас, не начнет уничтожать мирных жителей.
- И тем не менее, вам придется прятаться, - заверил Фьюри. – Вы – надежда Земли. Пусть спецслужбы разбираются с этим делом без вас. Я не думаю, что на этот раз дойдет до убийства мирных жителей – без армии Локи далеко не так смел. А если он доберется до вас, то защищать наш мир от иноземного вторжения будет уже некому. Именно поэтому я отозвал всех действующих агентов. Мы должны мыслить на перспективу. И это мое последнее слово.
Стив, а за ним и Тор, вышли из переговорной и, не сговариваясь, направились в сторону спортивного зала – обоим нечего было делать ни в лабораториях, ни на капитанском мостике.
- Мне все это не по душе, - сознался Стив.
Тор угрюмо промолчал в ответ – но в глубине души он был рад, что Фьюри так быстро отреагировал на его сообщение. Здесь Мстители гарантированно были в безопасности, как бы ни хитер был Локи – пробраться на защищенную базу даже ему будет непросто. Тем не менее, Тор счел своим долгом пока задержаться здесь и проконтролировать всё лично.
Стив, от которого мысли приятеля были скрыты, воспринял его молчание как знак согласия и немного взбодрился. Он решил, что еще поговорит с Фьюри и, при поддержке Тора, может быть, сможет переубедить директора.
- Сыграем в футбол? – предложил он. – Здорово прочищает мозги.
- Ладно, - согласился Тор. – Правда, в Асгарде не знают такой игры.
- Не беда, - махнул рукой Стив. – Это не сложно, я тебя научу.


Номер в мотеле
В этот раз Локи явился к нему наяву. Постучался в дверь, и Бартон, для которого этот стук стал поначалу продолжением сна, с трудом разлепив глаза, ничтоже сумняшеся, открыл, потому что решил, что явилась горничная. У него не было при себе даже ножа, поэтому, увидев на пороге своего номера Локи в мидгардском черном пальто, он мысленно поставил себе в личное дело большую кляксу на графе "профессиональные навыки". Это был провал. Впрочем, Локи пока не собирался его убивать. Только выставил руку вперед - и Бартон отступил. Локи вошел и аккуратно прикрыл за собой дверь. Проследовал вглубь комнаты и сел на незаправленную постель, закинув ногу на ногу и приняв вид самый что ни на есть светский, словно ему было назначено на это время прийти сюда с визитом.
Бартон остался стоять в коридоре, и только привалился плечом к дверному косяку. По номеру потянуло холодом - словно снаружи лето, еще вчера уверенно вступавшее в свои права, в одночасье сменилось зимой.
Глаза у Локи были все такие же яркие, как там, под асгардским солнцем, а длинные ресницы придавали их выражению обманчивую мягкость. Божество, неотличимое в этой одежде от простых смертных, куталось в свое пальто, как будто ему было зябко здесь. Ну, по крайней мере, он не демонстрировал оружия и доспехов, значит, оставалась надежда, что пока удастся поговорить мирно.
- Чем обязан? - ровно спросил Бартон, не отделяясь от косяка, так как не был уверен, что будет выглядеть столь же невозмутимо, если лишится хотя бы этой опоры.
- Будем теперь встречаться здесь. В Асгарде ты уже успел кое-кому примелькаться, - сообщил Локи небрежно, запахивая пальто еще плотнее.
- А, мамочка велела поискать другую песочницу, где не играют гадкие смертные? - фыркнул Бартон, не сдержавшись.
Локи озадаченно посмотрел на него.
- Забудь, - отмахнулся Бартон, рассудив, что подобные шутки по отношению к тому, кто силён и опасен, не слишком разумны, и что, даже если он уже допустил ряд ошибок, это не повод, чтобы усугублять ситуацию. - Кофе?
Поскольку Локи продолжал вопросительно смотреть на него, Бартон тихонько вздохнул и повторил медленно: - Хочешь, сварю кофе?
Локи сделал разрешающий жест и, поднявшись, последовал за Бартоном в закуток, служивший тому кухней. Тщательно следя за тем, чтобы не дрожали руки, Бартон высыпал одну за другой три ложки в турку. Кофе был так себе - но ведь он и не ждал гостей.
- Из закуски только ветчина и сыр, - добавил он, чтобы не молчать.
Локи все так же молча смотрел на него.
Приготовление напитка и прочие сборы на стол прошли в молчании. Наконец, когда кофе был разлит по чашкам, а из глубин бара на свет извлечена упаковка сухих сливок, Бартон решился снова нарушить тишину.
- Как ты нашел меня? - спросил он, не уверенный, что вообще может задавать вопросы.
Локи снисходительно хмыкнул, принюхиваясь к своей чашке, и бросил короткое:
- Магия.
Бартона этот намек на диалог приободрил, поэтому он сразу спросил о главном, что вертелось у него на языке с момента последнего визита в Асгард:
- Почему ты позволил мне увидеть Фила?
- Ты попросил меня об этом.
- Неправда. Я не просил.
Локи осторожно отхлебнул кофе и некоторое время сидел в задумчивости, словно выбирая, проглотить или выплюнуть. Решившись в итоге на первое, он наконец ответил:
- Ну так непременно попросил бы, если бы знал, что я могу это устроить. Видишь, я предугадываю твои желания. Чем ты недоволен?
Клинт отставил чашку и сложил руки на груди.
- Я верно понимаю, что ты захочешь что-то взамен? Чем я должен заплатить?
- А чем ты готов заплатить, Бартон?
- Чем угодно.
- О, я это запомню.
- Думаешь посадить меня в долговую яму? - насторожился Клинт, внутренне подбираясь.
- Как же вы, смертные, любите торговаться, - протянул Локи со скучающим видом. - Я лишь хотел показать тебе, что мои действия принесли твоему другу счастье, а вовсе не страдание, как принято у вас думать.
- Мы и так знали, что он почти не страдал, - ответил Бартон и отвернулся.
Ему не хотелось, чтобы Локи видел его чувства и начал прохаживаться по ним, - но Локи ничего не сказал. Каким бы он ни был засранцем, в нем все же оставалось что-то такое... что-то... Бартон и сам не знал, что. Как будто Локи точно знал, когда нужно промолчать - знал, когда Бартону нужно, чтобы он промолчал. Следовало совсем рехнуться, чтобы принять это за заботливое отношение к зоне его комфорта, но... Возможно - Клинт не мог поручиться теперь, распивая кофе со своим вчерашним злейшим врагом - что он действительно не повредился разумом.
В присутствии Локи кофе начал действовать на Бартона как крепкий алкоголь - в голове зашумело. Возможно, и здесь не обошлось без магии, поскольку стоило Бартону моргнуть, как он уже оказался на полу, прижатым спиной к не первой свежести дешевому ковролину, а Локи оседлал его бедра и, распахнув пальто, извлек из-за пазухи странно гудящий белый камень. Клинт видел, как камень повис в воздухе, ничем не удерживаемый, и медленно опустился вниз. Он ощутил холод в груди, словно ему положили туда ледышку, и дернулся.
- Это бесполезно, - заверил Локи, перехватывая его руки. - Ты снова станешь моим, как прежде. Помнишь, как это было? Тебе ведь было хорошо, не так ли?
Клинт помнил. Часть его сознания уже заволокло туманом, и в нем снова ожило то ощущение единения с Другим — единения, в котором он готов был растворить без остатка свою гордость в обмен на любовь своего Господина.
Но вторая, еще не затуманенная, часть сознания, вопила о том, что это неправильно, и Клинт замотал головой, стряхивая оцепенение.
Лицо Локи оказалось прямо над ним, и его странные яркие глаза впились в Бартона.
- Почему ты не хочешь подчиниться мне, - заговорил Локи почти мягко. - Ведь я все равно сломлю твою волю... Даже без Тессеракта это - только вопрос времени. Ты продержишься два дня, максимум три...
- Почему ты хочешь подчинить меня? - ответил Клинт дерзко, вопросом на вопрос, снова делая попытку высвободиться из захвата. - Понравилось иметь своего мальчика на побегушках?
- Может, и понравилось?
- А мне - нет. Я вольный стрелок и не стану ни перед кем пресмыкаться.
- Отчего-то это не мешало тебе бегать хвостиком за Коулсоном... - заметил Локи почти зло. Глаза его вспыхнули, - казалось, вот-вот, и они засветятся изнутри, как у зверя.
- Коулсон верил в то же, во что и я, - возразил Бартон тихо, сбавляя обороты.
- А во что ты веришь?
- В то, что мир - вовсе не такое дерьмо, как ты думаешь.
- Откуда тебе знать, что я думаю? - вскинул подбородок Локи.
Клинт некстати подумал, что у него красивая линия шеи. Может, эти мысли тоже были частью гипноза, но они оказались еще более неотвязными, чем желание подчиниться и отдать всю свою жизнь до капли за один милостивый взгляд зеленых глаз.
- Ты дал мне свое сознание, - сказал он, стараясь смотреть за плечо Локи, в стену, чтобы непрошенные эмоции не мешали и без того затуманенному рассудку. - Несколько дней я не видел ничего - и не хотел видеть, - кроме тебя. Так что теперь я знаю твои мысли...
- Может, мне это и нравилось - когда ты не видел ничего, кроме меня? - предположил Локи вкрадчиво.
- Для этого есть другие методы. Например - общаться... Разговаривать... Пытаться узнать друг друга получше... - проворчал Клинт. Он постепенно трезвел, и в сознание возвращалась ясность, но от этого все происходящее с ним сейчас не становилось ему понятнее.
Локи отстранился и вскочил на ноги.
- И зачем мне было бы это нужно? - спросил он с видимым раздражением, за которым плохо маскировал смущение.
- Не знаю, - ответил Клинт, поднимаясь следом и потирая грудь, на которую по-прежнему как будто что-то давило, и от этого было трудно дышать. - Это ты мне скажи.
- А зачем это нужно тебе?
- Ты неоднозначная личность. Я хочу тебя понять.
- Ты думаешь, что способен, смертный, понять меня, бога?
- Думаю, ты и сам на это не способен. Но, если ты вдруг захочешь попытаться, - он порылся в кармане джинсов и протянул Локи свой носовой платок. - Переговоры.
- Покорным ты мне нравился больше.
- Тогда подожди два-три дня. Скоро я сломаюсь и снова начну тебе нравиться...
Локи вспыхнул, зло развернулся на сто восемьдесят градусов и вылетел за дверь, сжимая выхваченный из пальцев Клинта платок, так, словно хотел испепелить его прямо в руке.
После его ухода в номере снова стало тепло.


База ЩИТа
Игра в футбол со столь неутомимым соперником, как Тор, подействовала на Стива очень оживляюще. Он так давно не играл, что уже почти позабыл, когда в последний раз ему приходилось проводить время мирно - не сражаться, не готовиться к схватке, а просто гонять мяч. Наверное, это было еще в сороковых, с Баки. Их дворовая команда распалась, когда началась война, а новой компанией Стив пока обзавестись не успел. Тор скоро вернется в свой мир - привыкать к его присутствию не стоило. Стив постарался отогнать от себя мысль о том, что будет скучать по своему новому приятелю.
Тор выглядел довольным.
- Знатное было сражение, - похвалил он.
- Погоди еще, сходим как-нибудь на матч, увидишь, какой жаркой бывает эта битва... - рассмеялся Стив. Стащив с себя пропитанную потом майку и закинув на плечо полотенце, он хлопнул Тора по спине и добавил: - Готово. Прочистка мозгов подействовала. У меня есть план.
Тор, который не мог в этот момент думать ни о чем, кроме ужина, вопросительно посмотрел на него, и Стив пояснил:
- Мы найдем Бартона сами.
Тор нахмурился.
- Но ваш Директор не советовал покидать базу.
- Наш товарищ в беде, - напомнил Стив.
Тор покачал головой.
- Ты ему доверяешь? - спросил он. - Если Локи однажды задурманил ему ум, он может сделать это снова.
- Тогда нам тем более нужно спешить, - сказал Стив. - И да, я верю Бартону. Фил Коулсон верил ему.
Тор подумал и кивнул:
- Ладно. Я с тобой.
Стив просиял.
- Тогда встречаемся через полчаса у главного входа. И никому ни слова. Это будет наша секретная операция.
Тор с торжественным видом приложил руку к сердцу, словно собирался дать клятву, но вслух сказал лишь одно слово:
- Согласен.


Асгард, Валгалла
Локи пришлось использовать все свое мастерство, чтобы попасть во дворец - на дверях внезапно оказалось множество заклятий, столь искусных, что причины их почти не оставляли сомнений. Едва ли кто-то кроме него способен был обойти их. Ругаясь сквозь зубы, Локи скинул последнюю незримую петлю и скользнул внутрь. Если его тут не ждут, то, вероятно, на глаза Одину лучше не попадаться - но он все равно направился прямо в покои Всеотца.
Одина он застал в непривычно сгорбленной позе в кресле возле камина.
На стук двери тот обернулся и поманил Локи к себе.
- Три засова, четыре петли и Головоломка! - воскликнул Локи возмущенно, но Один поднял руку, прерывая его:
- Присядь.
Когда Локи опустился на скамеечку рядом с его креслом, по-прежнему недовольно раздувая ноздри, Один продолжил:
- У границ нашего мира стоит большая армия. Ее ведет Танос, - он выждал, наблюдая за выражением лица Локи, но не дождался никакой реакции - тому никогда раньше не приходилось слышать это имя даже от читаури.
- Чего он хочет? - полюбопытствовал Локи.
- Ничего, - ответил Один. - Они не присылали гонцов. Я полагаю, их цель - вторжение.
Локи слегка побледнел.
- Кто такой этот Танос? - спросил он.
- Он - один из Вечных, пришел с Титана... Едва ли Асгард - его цель. Он хочет отвлечь нас, чтобы нанести удар по Мидгарду.
Локи побледнел сильнее.
- Что мы будем делать? - спросил он.
- Дадим ему бой, - тотчас откликнулся Один. - А Тор встретит его на Земле. Их команда...
- Их команда понесла потери, - напомнил Локи.
- Но благодаря этому мы окрепли и сделаем что сможем. Я не оставлю Тора совершенно без помощи, - пообещал Один.
- Но это ведь не всё, правда? - спросил Локи, пристально глядя на отца.
Один вздохнул и коснулся его щеки, отстраненно, словно пытаясь с помощью этого прикосновения оживить в памяти то, что было давно забыто.
- Я устал от всего этого, - признался он. - Пойди и распорядись подготовкой армии. Я жду тебя вечером с докладом.
Локи встал и поклонился. Его не покидало ощущение, что Один по-прежнему что-то недоговаривает, но он отправился выполнять отцовский приказ.

Номер в мотеле
Бартон уже несколько дней испытывал странное, несвойственное ему томление. В груди постоянно саднило - но это чувство было скорее приятным, чем угнетающим. Порой он впадал в задумчивость сродни мечтательности - то есть по несколько часов сидел, не думая ни о чем. Какой-нибудь шум на улице или голоса за стеной выводили его из этого состояния, и он в изумлении обнаруживал себя над уже остывшей кружкой, или над газетой, которую он так и забыл раскрыть.
Он не хотел себе признаваться в том, что подсознательно все время прислушивается к стуку в дверь. Сны ему больше не снились, и он с возрастающим беспокойством слонялся из угла в угол. Даже Слипченко был забыт. Бартон отдавал себе отчет в том, что как профессионал он, видимо, окончательно выдохся - но сейчас ему было плевать на это. Он подозревал также и то, что находится под действием заклятия того белого камня, который Локи вживил ему в тело. Но элементарные тесты, которые он мог провести в полевых условиях - давление, пульс, сахар в крови - свидетельствовали о том, что никаких особых изменений в нем не произошло. Тем не менее, он ощущал, что какая-то иная, внеземная химия медленно, но верно меняет его разум.
На исходе третьего дня, когда, по словам Локи, его сопротивление уже должно было пасть, Бартон проснулся среди ночи, резко, будто его толкнули, и сел на постели. Сквозь жалюзи едва заметно пробивался свет фонаря. Было очень тихо, непривычно, пугающе тихо, как будто весь мир замер. В этой тишине легкий стук в дверь показался оглушительным, и в первое мгновение Бартон невольно схватился за голову, зажимая уши. А во второе вскочил с постели и бросился к дверям. В этот раз он совершенно точно знал, кого увидит там - знал по тому, как радостно-быстро заколотилось сердце.
Рядом с Клинтом, помятым со сна, в майке и трусах, Локи воплощал собой эталон элегантности в своем как всегда безукоризненном пальто и брюках без единой морщинки.
Бартон впустил его и сам запер за ним дверь. Через пять минут оба уже в молчании сидели на импровизированной кухне и потягивали кофе. Локи выглядел усталым и периодически морщился, как от приступов мигрени.
Наконец, не выдержав вида его страданий, Бартон велел ему снять пальто, сесть на диван и откинуться на спинку.
- Что ты собираешься делать? - подозрительно спросил Локи, но послушался.
- Ничего такого, что могло бы навредить тебе больше, чем ты сам себе вредишь, - заверил Бартон, обходя диван и становясь у аса за спиной. - Тебе нечего опасаться, ведь три дня уже прошли и я - в твоей власти.
- Хм, - протянул Локи.
Бартон принялся массировать его голову, зарываясь пальцами в волосы.
Некоторое время Локи своими напряженными плечами выказывал недоверие, но постепенно расслабился и даже позволил себе тихий стон удовольствия, отозвавшийся у Бартона вибрацией в районе солнечного сплетения.
- У вас множество скрытых талантов, Бартон, - пробурчал Локи.
- Я выучился этому, когда проходил миссию на Востоке, - сказал Клинт. - Так лучше? Теперь нужно немного поспать для закрепления лечебного эффекта.
Он бросил на диван рядом с Локи подушку и плед.
- Побойся бога! - в притворном негодовании возопил ас.
- Спать, и без разговоров! - отрезал Бартон. - Подоткнуть вам одеяло, ваше королевское высочество?
- Справлюсь без тебя! Смертные совсем обнаглели... - пробормотал Локи, укладываясь. - Никакого почтения и страха.
Он поворчал еще немного, и отключился на середине очередной фразы.
Бартон, который все равно не мог теперь спать, зажег свечу и сел на пол возле дивана - сама идея подчинения теперь, когда разум его окончательно сдался под натиском чар Локи, уже не казалась ему пугающей, и он испытывал ни с чем не сравнимое счастье от того, что может просто сидеть здесь и охранять сон своего господина.

***
Когда Локи проснулся, было уже позднее утро, Бартон гремел посудой.
- Кофе, бутерброды, лимонный пирог, - сказал он и, подвинув к дивану журнальный столик, быстро расставил на нем тарелки и кофейник. - Как самочувствие... ваше высочество?
- Нормально, - снисходительно ответил Локи, спуская ноги с дивана. - Бартон, как ты можешь пить это в таком количестве?
- Больше ничего нет, - пожал плечами Клинт. - К следующему свиданию приготовлю бутылочку хорошего вина, - он мог почти безбоязеннно позволять себе такие шутки, поскольку знал, что Локи не разбирается в особенностях мидгардского быта.
Он устроился на полу, сев по-турецки, и Локи, помедлив, поступил так же.
- Не знал, что боги подвержены человеческим недугам, - заметил ненароком Бартон.
- Ты о чем? - отозвался Локи, высыпая в свой стакан седьмую ложечку сахара.
- Я про твою мигрень.
- А... Нет, это не то, что ты подумал, - ответил Локи небрежно.
- Так что с тобой случилось?
- Голоса в голове, - пояснил Локи, хмурясь. - Читаури. Раса, с которой вы расправились в Мидгарде. Это была лишь часть их армии. Есть еще. И они пытаются выйти на связь.
- Чего они хотят?
- Не знаю. Я не отвечал на их вызов. Теперь они злятся.
- Они угрожали тебе? - спросил Клинт, ощущая, как сознание затапливает разливающаяся внутри ярость.
Локи пожал плечами и странно посмотрел на него.
- Угрожали... если можно так сказать. Их язык сам по себе состоит из одних только угроз - иных форм выражения они не знают. Поэтому любой диалог с ними уже чреват.
- Я не позволю им угрожать тебе, - заверил Клинт. - Если придется, я встречусь с ними всеми в одиночку. У меня есть оружие.
Локи хмыкнул.
- Насколько я помню, у тебя были другие планы, - он кивнул в сторону пачки фотографий, перекочевавших с журнального столика на подоконник. - И за их осуществление тебе обещана хорошая сумма, я прав?
- Не все на свете покупается деньгами, - возразил Бартон. - По шкале важного и неважного деньги стоят отнюдь не выше всего.
- Что же стоит выше? - спросил Локи, окуная в кофе кусочек хлеба. Это получилось у него почти как у светской дамы из старых фильмов, и Клинт невольно улыбнулся, отвечая:
- Дружба... и любовь. За любовь ты, не задумываясь, готов отдать самое ценное, что имеешь.
- Что же ты получишь взамен, если отдашь самое ценное?
- Самого себя.
- Звучит довольно глупо, - заметил Локи, но взгляд, устремленный на Клинта, выдавал его любопытство.
- Никто не сказал, что поступки, совершаемые во имя любви - не глупые, - отозвался Клинт. - Возможно, они как раз самые глупые на свете. Но именно они делают тебя истинным богом. Отдавая ценное, ты получаешь бесценное.
- Где ты научился философствовать? Лежа в окопах?
- Нет, - фыркнул Клинт. - Мне хватило для этого провести несколько дней в твоей свите.
- Это не мои мысли.
- Нет, не твои. Но я понял это именно тогда.
- Когда убивал своих?
- Когда был рядом с тобой.
Он пересел к Локи и отвел пряди волос с его лица. Он знал, что никогда не поступил бы так фамильярно прежде, но чары Локи действовали на него совершенно непостижимым образом.
Локи перехватил его руку, отстраняясь.
- Нет, - сказал он быстро и, отставив чашку, поднялся. - Мне надо уходить.
- Да постой же ты! - Клинт догнал его уже в дверях и преградил путь. - Может, объяснишь, что происходит?
Локи страдальчески вздохнул.
- Я не могу... разрешить себе любить тебя.
- Почему? - спросил Клинт.
Локи отвел взгляд.
- У нас в Асгарде грядет большая бойня, и я должен быть там, - пояснил он хмуро. - Мы имеем дело с очень сильным противником, и предсказать, каков будет исход битвы, невозможно. Если мы проиграем, бой продолжится здесь, в Мидгарде.
Бартон кивнул:
- Мы ответим им, если придется.
- Мы сделаем что сможем, чтобы вам не пришлось, - сказал Локи.
- Жаль, что я не могу быть там, рядом с... - начал Бартон, и Локи поспешно перебил:
- Прощай. Может, еще увидимся.
Он коснулся руки Бартона и вложил в нее платок, которой тот дал ему несколько дней назад.
Когда он вышел в коридор, Клинт поднес платок к губам и стоял так, прислонившись лбом к двери, даже когда уже затих шелест шагов на лестнице.

Асгард, Валгалла
В этот раз Локи едва смог преодолеть защитные силовые поля. На подходах к Асгарду ему понадобилось не только его колдовское искусство, но и элементарная физическая сила - за стенами Валгаллы бушевал такой сильный ветер, что почти сбивал с ног. Поэтому к Одину Локи вкатился запыхавшийся и растерзанный. Всеотец стоял на балконе, где никакого ветра не было и в помине - внутри замка работали другие охранные заклятия и асам они не могли причинить вреда - и задумчиво изучал горизонт.
- Ты снова не слушаешься меня, - сказал он, не оборачиваясь.
Локи подошел и, тяжело дыша, встал рядом.
- Тебе так необходимо видеть этого смертного, что ты готов нарушать мои приказы?
- Он любит меня, - ответил Локи, помолчав.
- Хм.
- Он сам сказал мне это, без гипноза. Я снял с него чары в тот же день, когда и навел.
- Хм.
- Он мог не говорить. Но он сказал мне. По-твоему, это не важно?
- Хм-хм.
- Это все, что ты мне можешь ответить? - выкрикнул Локи с обидой.
- А чего ты ждешь? - спросил Один.
Локи стушевался.
- Ты мне не сказал, что Танос ведет с собой армию читаури, - сменил он тему. - Почему?
- Не хотел тебя пугать.
- Неужели? - язвительно начал Локи и осекся: - Постой... ты думаешь, они из-за меня пришли?
- Мне это неизвестно. Но в конечном счете это неважно, - Один вздохнул и повернулся к Локи - лицо у него было усталое, но не сердитое. - Какими бы ни были их требования - мы откажемся. Тебя они не получат.
- Если война все-таки завяжется, мы можем понести потери, - заметил Локи тихо. - Наша армия еще не окрепла.
- Ты стоишь всей моей армии, - возразил Один. - Поэтому я готов рискнуть. Вызову Тора, если понадобится... Я в последний раз прошу тебя не покидать Валгаллу. Иначе мне придется тебя запереть, для твоего же блага.
Он развернулся и покинул балкон.
- Любовь толкает нас на глупые поступки, - вспомнил Локи слова Бартона и, глядя в след отцу, задумчиво уселся на перила.
Сегодня ему о многом надо было подумать.

Номер в мотеле
С момента последнего визита Локи прошла неделя, шесть часов и семнадцать минут. Об этом говорили наручные часы, на которые Бартон периодически поглядывал, сидя за столом у себя в номере. Время он отмечал машинально - это была одна из его привычек. Правда прежде он рассчитывал время до какого-то события, а не после - но с непредсказуемостью визитов Локи ни о каком "до" говорить не приходилось. Тем более, что у богов свои представления о времени - может, пока здесь, на земле, прошла неделя и шесть часов с минутами, там у них едва-едва минул один час, как они расстались... А может, та битва, о которой толковал Локи, все-таки началась, и Асгард стоит в осаде, если только не пал...
Последняя мысль все чаще приходила Бартону в голову. Он бесился от неизвестности, ему хотелось лезть на стены от чувства собственной беспомощности. Боги точно бессмертны? А если Локи все-таки умрет? Или попадет в плен? Если его будут пытать?..
Поймав себя на том, что комкает в руках распечатки, он понял, что еще немного - и расклеится окончательно, поэтому принял решение вернуть себе прежнюю форму, занявшись делом русских.
- Если они меня пристрелят, я могу попасть в Валгаллу, - сообщил он своему отражению, помятому, заросшему щетиной, с темными кругами под глазами. Эта дикая мысль, как ни странно, развеселила его, и он стал вооружаться.

Резиденция Слипченко
Сначала все складывалось удачно. Включив датчик помех, Бартон обезвредил силовое поле, перемахнул через изгородь и при помощи кусачек вывел из строя камеру, следящую за лужайкой возле дома - теперь у него была минута для того, чтобы добраться до контрольного поста и ввести код отключения тревоги. Мелкими перебежками, пригибаясь к земле на случай, если со второго этажа кто-то выглянет в окно, он достиг здания, вырубил охранника и сунул флешку в разъем. Записанный на ней вирус последовательно отключил сигнализацию сначала внизу, затем в верхних комнатах. Теперь у Клинта было еще порядка трех минут, прежде чем система, обнаружив взлом, подаст общий сигнал тревоги. За это время надо было найти и забрать у Слипченко все документы. Приготовив баллончик с газом - для стрел здесь не оставалось должного размаха - Бартон поспешил наверх: внизу, рассудил он, такие важные бумаги русский хранить не станет.
В доме было на удивление тихо и пустынно - самонадеянные русские не ожидали нападения, поскольку представить себе не могли, чтобы кто-то в одиночку смог проникнуть на территорию, защищенную по последнему слову техники.
Наверху ему тоже никто не встретился - согласно его данным, русские днем уехали куда-то кортежем из пяти или шести автомобилей. Взломав дверь кабинета отмычкой - теперь он не церемонился и не осторожничал - Бартон проскользнул внутрь - в комнате царила темнота, поскольку окно было занавешено плотными шторами. Зажав в зубах фонарик, Бартон принялся один за другим выдвигать ящики бюро - бумаги были в основном на русском, и он пожалел, что рядом с ним нет Наташи. Впрочем, нашлись здесь и небезынтересные документы с американскими гербами и печатями. Их он сразу сунул за пазуху, а из русских прихватил часть наугад из разных пачек. В любом случае после этого Слипченко уже не жилец - теперь его сочтут предателем и свои, и чужие.
Мысленно потирая руки, Бартон задвинул ящик и вышел в коридор - и вот тут планы его несколько нарушились. Внизу раздался шум открывающейся двери, а затем тотчас взвыла сигнальная сирена. Он попятился и нырнул обратно в кабинет, запирая дверь изнутри. Тотчас раздался топот ног на лестнице на второй этаж, кто-то стал грубо дергать за ручку.
"Увидели след отмычки", - подумал Бартон с досадой.
Он не слышал, что говорили за дверью, но ясно было одно - он обнаружен, и теперь все по-прежнему решает скорость его реакции. Чтобы выиграть себе время, он припер дверь стулом, так, чтобы ручку было невозможно повернуть. Подбежав к окну, отдернул штору и посмотрел вниз - на лужайке пока никого не было, значит, у него есть шанс. Второго стула поблизости не оказалось, зато нашлась чугунная этажерка для цветов. Сбросив кашпо на пол, он размахнулся и обрушил этажерку всем ее весом на оконное стекло. Осколки с грохотом хлынули вниз, Бартон вскочил на подоконник и прыгнул следом. Он приземлился на газон, - почва здесь была рыхлой и вязкой, трава - сырой после недавнего полива - неподалеку еще валялся шланг. От дома послышались крики и ругательства, а потом зачастила автоматная очередь. Бартон даже не успел удивиться. Не оглядываясь, он наугад кинул через плечо дымовую шашку, сделал несколько выстрелов из пистолета и бросился к ограде. Одна за другой полыхнули вспышки света. Что-то ударило Бартона в плечо, послав по телу волну боли, так что он едва удержался на ногах. Перелезть обратно оказалось труднее, чем забраться сюда - правая рука быстро немела и почти не двигалась, и ему пришлось исхитриться, чтобы вытащить передатчик другой рукой. Отключив силовое поле, он неловко подтянулся на одной руке и снова услышал выстрелы - из стены возле его щеки полетела каменная крошка. Последним усилием он перемахнул через заграждение и мешком рухнул вниз, стараясь только сберечь раненую руку. Перед глазами всё плыло, бежать в таком состоянии он не мог, хотя до места, где он оставил мотоцикл, было всего-ничего. Он сделал рывок, чтобы добраться до овражка с текущей по дну мутной водой, скатился в него и потерял сознание.

Асгард, Валгалла
За окнами дворца поднимался бурый дым - это горели леса на краю Асгарда. Битва уже отгремела, армия Таноса была разбита, но отдельные группировки читаури еще шмыгали поблизости, пробираясь туда, где границы миров были недостаточно укреплены, и мародерствовали. Всеотец выслал за ними несколько боевых отрядов, но, отдавая себе отчет в том, что монстры хорошо умеют прятаться, по-прежнему не снимал с Асгарда военного положения.
Локи, вынужденный по этой причине постоянно находиться во дворце, изнывал от скуки и днями просиживал над магическим зеркалом, разглядывая Мидгард.
- Позволь мне ненадолго спуститься туда, проверить, нет ли там читаури, - просил он, но Один всякий раз отвечал отказом.
- У людей Земли есть свои защитники, - говорил он непреклонно.
Когда Локи в очередной раз примчался к нему, Один сидел над картами.
- Сигурд очень расхваливал мне наше новое приобретение - сына Коула... Я встретился и поговорил с ним, он предлагает свою военную стратегию... Она показалась мне любопытной... - он поднял глаза и удивленно уставился на Локи, чье лицо выражало панику. - В чем дело? - спросил он, указывая на стул напротив себя. - Сядь и говори.
- Мне надо в Мидгард, отец! - заявил Локи. Он остался стоять и только вцепился в спинку стула так, что едва не сломал его.
- Локи, ты же слышал... - терпеливо начал Один, но Локи почти подпрыгнул на месте и перебил с истерическими нотками в голосе:
- Но они убьют его! Они его убьют! Он еще не готов войти в Валгаллу, и они просто уничтожат его! Отец, пожалуйста! Умоляю!
Он бросился на колени и с лихорадочным блеском в глазах зашептал:
- Я сделаю что угодно взамен... Достану любую вещь в любом из миров... Отдам все, что имею... Ты же знаешь, я всегда держу слово... Прошу тебя... - видя, что Один собирается отказать ему, Локи выкрикнул свой последний аргумент: - Забери у меня магию!
Один в изумлении пристально посмотрел сыну в глаза.
- Ты отдашь свою магию ради спасения этого смертного? - спросил он наконец. - Но магия - твоя жизнь. Ты хорошо подумал?
- Да, - ответил Локи поспешно. - Да.
Один жестом велел ему подняться и указал на письменный прибор.
- Я согласен. Пиши расписку.
Локи все еще недоверчиво поглядывая на него встал и нацарапал на клочке пергамента несколько знаков.
- Хорошо, - сказал Один, бросив взгляд на бумагу и убирая ее за пазуху. - А это, - он в свою очередь начертал руны на другом клочке, - ты отдашь Хеймдалю. Он выпустит тебя и впустит обратно ровно через один оборот луны. Не опаздывай.
- Благодарю тебя, отец! - воскликнул Локи и бегом покинул зал.
Один снова достал пергамент и, перечитав его, спрятал лицо в ладонях.

Неопределенное место
Бартон висел между сном и явью – это был отвратительный серый сумрак, похожий на предзакатный туман, когда все вокруг теряет свои очертания и становится пугающе неузнаваемым в быстро наступающей темноте. Иногда ему казалось, что он видит свет, слышит шум воды, бьющейся о дно раковины в своем гостиничном номере, шорох бумаг, которыми играет пробравшийся в неплотно закрытое окно ветер… Иногда ему слышались шаги и голоса… Иногда он чувствовал боль в плече, растекающуюся ледяными волнами по руке до кончиков пальцев… Он чувствовал прохладный ободок стакана на своих губах и сладость воды на языке – сладость, несравнимую с той, что ему довелось почувствовать в Валгалле, но все же достаточную, чтобы знать, что он все еще жив.
Тем не менее, во всем теле была слабость, такая, что даже в редкие минуты прояснения сознания ему было лень определить, на чем он лежит, во что одет – лень даже открыть глаза. Он не хотел ничего знать о себе.
Единственное, чего ему хотелось – возвращения тех ярких цветных снов, в которых он был рядом со своим господином, снов, которые делали его счастливым.
Однажды сквозь ресницы ему привиделся знакомый силуэт. Клинт попытался позвать его по имени, но смог издать лишь хриплый стон. Силуэт дрогнул, расплылся, но не исчез.
- Бартон, - прозвучало над ухом знакомое недовольное шипение. – Только попробуй умереть. Я за тебя отдал лучшее, что у меня было.
- Свой сарказм? – пробормотал Клинт.
Он по-прежнему ничего не видел, но услышал, как Локи поперхнулся воздухом.
- Ты считаешь, что лучшее во мне – это сарказм? – уточнил тот через некоторое время.
- Ну… - протянул Клинт, не без труда выговаривая слова, - еще ты неплохо сложен, и у тебя красивые глаза… Неужели ты отдал глаз?.. Станешь теперь носить повязку, как директор Фьюри?
- Идиот, - прошептал Локи беззлобно. Клинт почувствовал, как его щеки на мгновение коснулась ладонь, но прикосновение было столь мимолетным, что вполне могло быть галлюцинацией или сном.
- Так ты мне снишься? – уточнил Клинт. Он уже устал разговаривать, но некоторые вещи следовало выяснить прямо сейчас. – Или это происходит наяву?
- А чего бы ты хотел? – ответил Локи вопросом на вопрос.
- Ты знаешь, чего я хочу… - Клинт замолчал, чтобы передохнуть и набраться сил. – Ты знаешь все мои мысли... Твои чары…
Где-то за завесой темноты Локи тяжело вздохнул.
- Нет никаких чар, - сказал он. – Я не заколдовывал тебя в этот раз. Поэтому твои мысли принадлежат только тебе, я над ними не хозяин.
- Хозяин, - возразил Бартон. – В последние два триллиона световых лет я думал только о тебе. Я скажу тебе, чего бы я хотел. Я хотел бы проснуться и увидеть тебя. Наяву.
Локи издал тихий смешок, и рука его в этот раз уже совершенно по-хозяйски легла на щеку Клинта.
- Так просыпайся, Бартон, - сказал он мягко.

Асгард, Валгалла
Тор держал в руках расписку и уже битый час недоверчиво рассматривал ее. Один прохаживался из угла в угол. Оба молчали.
Наконец Тор сказал:
- Значит, Локи станет смертным?
- Нет, конечно, - замедляя шаг, отозвался Один. – Со временем магия вернется к нему, потому что божественная сущность подобна сосуду и способна накапливать и приумножать свои силы… Но это произойдет не сразу. Пока же его силы равны силам простого смертного…
- Отец? – спросил Тор, вставая у Одина на пути, и тот неохотно признался:
- Я растерян, потому что не ожидал этого. Пожалуйста, пригляди за ним, пока он не вернет себе хотя бы часть своих способностей.
- Я пригляжу за ним, - обещал Тор. – Где он сейчас?
Один пожал плечами.
- В саду, должно быть.
Тор кивнул и, сжав в кулаке расписку, отправился на поиски младшего брата.
Локи действительно сидел на мраморной изгороди, опоясывающей фонтан, и грелся на солнце. На нем была мидгардская одежда – брюки и рубашка; носком лакированного ботинка он лениво пинал мелкие камешки. Заслышав шаги Тора, он обернулся.
- Я ждал тебя, - сказал он, тоном чересчур уж жизнерадостным для того, кто только что лишился магических сил. – Ты ведь уже слышал, что со мной приключилось.
- И слышал, и видел, - сказал Тор, доставая расписку и показывая ее Локи. – Ты спас Бартона от смерти… такой дорогой ценой…
Локи пожал плечами.
- Я отдал ценное за бесценное, - сказал он.
Тор вздохнул и сел рядом с братом.
- Что это значит, Локи? Объясни мне. Я… не понимаю, - сказал он.
- Представь, что ты подрезал бы птице крылья. Она больше не могла бы летать, но стала бы твоей навсегда. Ты ведь ощущал бы ответственность за нее, правда?
- Ты будешь уверять меня, что дело только в ответственности? – Тор остановил на лице брата долгий взгляд, но Локи лишь беспечно улыбнулся в ответ.
- Я теперь тоже неперелетная птица, и мне нужна твоя помощь, Тор.
- Что я могу сделать для тебя, Локи?
- Помоги мне спуститься в Мидгард. Теперь, когда у меня нет магии, он подходит мне больше, чем дворец Одина.
Тор поднялся, комкая расписку. Идея брата была ему не по душе, но он не мог найти слов для возражений.
Локи молча ждал, и Тор наконец тяжело произнес:
- Хорошо. Я тебе помогу. Пойдем.
Они спустились в хранилище оружия, и Тор повернул рычаг, активируя Тессеракт.
- Локи, - сказал он, оборачиваясь к брату, стоящему за его плечом. - Я обещаю, что мы не бросим тебя. Я буду приглядывать за тобой. И, если тебе понадобится помощь...
Локи покачал головой и положил пальцы ему на губы.
- Нет, не понадобится, - сказал он мягко. - Там есть кому обо мне позаботиться.
Тор улыбнулся.
- Знаю, - ответил он. - Но я все-таки провожу тебя. Мне тоже нужно кое с кем повидаться в Мидгарде.
Они взялись за руки и одновременно шагнули в коридор, связывающий Валгаллу с одной из окраин Манхэттена.

Мидгард
На Земле, как и в Асгарде, светило яркое летнее солнце.
- Скоро полдень, - определил Локи, прищурившись, и выпустил руку брата из своей. – Мне надо торопиться. Моя птичка скоро проснется, и она изъявляла желание увидеть меня наяву.
- Что будешь делать с ним? – спросил Тор немного сконфуженно.
- В ближайшее время – кормить с ложечки и менять повязки, - отозвался Локи. – Там, откуда я его вытащил, его хорошо помяли. Кстати, можешь как-нибудь зайти к нам в гости… со своим приятелем Роджерсом. Ты теперь всегда будешь знать, где я, - с этими словами он достал из кармана цветок и протянул Тору – на лепестках еще свежего бутона примостился большой черный жук.
- Твой гонец? – засмеялся Тор.
- Теперь он твой, - ответил Локи. – Я больше не могу понимать его язык.
- Однажды твой дар вернется к тебе, - постарался утешить его Тор, но Локи лишь махнул рукой:
- Я и без этого не буду скучать.
И он легкой походкой человека, у которого хорошо на сердце, заспешил прочь.

***
Стив Роджерс прогуливался по одной из многолюдных шумных улиц. В последнее время они с Тором столько времени провели на этих улицах, пытаясь найти след Бартона, что Стив сам не заметил, как привык – и к шуму, и к бешеному городскому движению, и к суете. Когда Всеотец отозвал Тора в Асгард, Стив в одиночку продолжал прочесывать район за районом, а Старк с Беннером занимались тем же самым в лаборатории, пытаясь засечь сигнал. Вчера вечером они сообщили ему о перестрелке на базе у русских, но, когда Стив прибыл туда, вслед за опередившей его Службой безопасности, Бартона он там не нашел. Зато на полу в холле обнаружились трупы, покрытые, несмотря на жару, инеем.
Стив готов был поручиться, что здесь побывал Локи. Но, тщательно обойдя здание по периметру, не нашел никаких зацепок. Вся трава на газонах тоже была покрыта инеем и хрустела под ногами, как битое стекло. Старк сказал, что некоторое время назад они действительно засекли над этим районом небольшую вспышку, но след ее терялся в пространстве.
Поэтому Стив рассудил, что до Бартона Локи пока не добрался, и продолжал поиски. Сегодня он успел обойти уже несколько многоквартирных домов и как раз намеревался продолжить в другой части города, когда на перекрестке его догнал Тор, собственной персоной, и, широко улыбаясь, положил руку ему на плечо.
- Опасность миновала, - сообщил он. – С Бартоном все будет в порядке, и с остальными тоже. Я вернулся, чтобы сказать тебе об этом.
- Хорошая новость, - обрадовался Стив и потянулся было к телефону, чтобы позвонить Тони и компании, но решил, что это подождет и несколько минут ничего не изменят. – Значит, - добавил он, - ты теперь снова домой? Мы, наверное, увидимся уже нескоро? Ты к тому времени станешь королем… с седой бородой и в золотой короне?
Тор хмыкнул.
- Вряд ли так уж нескоро. Как насчет четверга? Ты что-то говорил про футбольный матч… Кстати, Локи приглашал нас с тобой в гости – он планирует тоже поселиться в Манхэттене. И... я с дороги… Как насчет того, чтобы немного подкрепиться?
Стив секунду постоял в изумлении, решая, что же потрясло его больше – Локи, ждущий их в гости на Манхэттене, или сам Тор, так спокойно говорящий об этом… и пришел к выводу, что ни в то, ни в другое не следует вникать на голодный желудок.
- Пойдем, - позвал он. – В кафе возле башни Старка готовят отличное фондю.
...на главную...


май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.