Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

А вы знаете, что в квиддиче не запрещен огнестрел и средства пво?

Список фандомов

Гарри Поттер[18272]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12365 авторов
- 26932 фиков
- 8426 анекдотов
- 17063 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Once upon a time in London*

Автор/-ы, переводчик/-и: Evgrash
Бета:Александра; повторная вычитка: Anastasia Mantihora
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:СС/ГП, РУ/ГГ
Жанр:AU, Romance
Отказ:
Вызов:Вместе поневоле
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:В офисе одной большой фармацевтической компании работал простой парень Гарри…
Комментарии:*Однажды в Лондоне

Предупреждение: немагическое AU; возраст героев изменен в угоду сюжету; офисная терминология.

Посвящение: Этот фик писался в подарок совершенно потрясающему человеку, который своим творчеством побуждает к подобным свершениям.
Anastasia Mantihora, этот рассказ написан для тебя с большой благодарностью и признательностью!

Коллаж к фику - Anastasia Mantihora.
Большой размер можно найти здесь - http://s019.radikal.ru/i618/1301/48/41effb5a6752.jpg
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2013.02.05 (последнее обновление: 2013.02.05 08:30:41)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [10]
 фик был просмотрен 8524 раз(-a)



Звуки из открытого окна позволяли медленно и тягуче выныривать из сна. Редкое шуршание шин по мостовой, негромкое дребезжание ролл-ставней, поднимаемых каждое утро бакалейщиком из магазина на первом этаже – город оживал. Но за всеми звуками просыпающегося мегаполиса были отчетливо слышны и звуки природы: немелодичное покрякивание уток – постоянных обитательниц парка – тихий, едва уловимый шелест листвы – какое счастье, что окна выходят на Кенсингтон Гарденс.

Гарри лениво открыл глаза и потянулся всем телом, лежа на узкой кровати. Вставать не хотелось. Мистер Страйз, бакалейщик, всегда открывает лавку в шесть. Это служит Гарри своеобразным сигналом к тому, что и ему пора собираться. Еще ни разу за все четыре месяца, что он провел здесь, в своей квартире в Кенсингтоне, эта примета его не подводила. Мистер Страйз был типичным педантичным англичанином, и Гарри думалось, что тот начал жить по текущему распорядку своей жизни, как только начал ходить. Распорядок данный нарушался лишь дважды в год (как рассказывали словоохотливые соседи): на Рождество и 26 сентября, в годовщину смерти его жены. В остальные же дни, несмотря на погоду, на политическую обстановку, несмотря ни на что – лавочка открывалась ровно в шесть утра и закрывалась ровно в семь вечера. Частенько Гарри опаздывал, приезжая с работы минут через пять после закрытия магазина, и никакие уговоры продать пару булочек с марципаном, которые он так любил, не могли заставить строгого любителя правил снова встать за прилавок.

Молодой человек решительно скинул с себя остатки сна и резко сел на кровати, поставив длинные ноги на пол. В комнате было еще прохладно, и Гарри, поежившись, заставил себя отправиться в ванную. Квартирка у него была маленькая: одна комната, в которой помещались только кровать, небольшой комод и письменный стол; ванная с квадратом душевого поддона, цветастой шторкой и унитазом, на который можно было умоститься, только закрыв дверь в туалет. Но больше всего Гарри любил свою кухоньку. Она была тоже маленькой, но какой-то до невозможности уютной. Когда четыре месяца назад он зашел в эту квартиру на мансардном этаже старого дома, первое, на что он обратил внимание – это маленькие пестрые занавески на небольшом окне. Они были настолько прекрасны в своей нелепости, что Гарри, умилившись, понял, что эти занавески покинут кухню только тогда, когда умрут своей естественной смертью. Стол, две табуретки, газовая двухконфорочная панель и один маленький шкаф для посуды – всё, что помещалось в этой части квартиры. У входной двери, рядом с вешалкой для верхней одежды, немым укором творчеству архитектора стоял холодильник. Несмотря на явную тесноту, Гарри никогда бы не посмел жаловаться на свое обиталище. Это была ЕГО квартира. Первое большое «его» за двадцать три года жизни. До этого молодой человек никогда не жил один. Сначала приют для сирот – по семь человек в комнате, потом общежитие Кембриджского университета. И вот теперь он полноправный хозяин и владелец двадцати шести квадратных метров. Первые дни было странно просыпаться и понимать, что рядом никого нет, никто не сопит, не храпит, но к хорошему быстро привыкаешь, и вскоре Гарри вовсю наслаждался своей частной собственностью.

Об этой квартире он узнал в день своего восемнадцатилетия, когда миссис МакГонагалл, смотритель детского приюта в Хэмпшире, принесла ему его первое личное письмо. Это было первое маленькое «его». До этого ему никогда никто не писал. Письмо было от поверенного. За десять минут чтения Гарри узнал о своем прошлом больше, чем за все восемнадцать лет. Поверенный писал от имени некой Петунии Дурсль, которая, очевидно, приходилась Гарри родной теткой. Петуния искренне сожалела, что ей не довелось пообщаться со своим племянником, но считает своим долгом передать всё то, что так трепетно хранила в память о своей безвременно ушедшей сестре. А именно – наследство, которое чета Поттеров оставила своему маленькому сыну, Гарри Джеймсу Поттеру: квартиру в Лондоне, небольшую, но почти в центре, реквизиты счета, на котором Гарри сможет найти все средства, оставленные родителями на его имя – один лист формата А-4 и черно-белую, потрескавшуюся от времени фотографию. На ней молодой мужчина крепко прижимает к себе красивую, счастливо улыбающуюся девушку с пухлым карапузом на руках. Гарри до сих пор помнил лавину чувств, накрывшую его, когда он понял, кто изображен на этой фотографии. Он сидел и жадно всматривался в каждую черточку, в каждую тень на этом снимке. Мама и папа. Его мама и папа. Да, Гарри знал, что они были молодыми врачами клиники Св. Мунго, что в Шотландии. Да, Гарри знал, что они трагически погибли при крушении поезда Эдинбург-Лондон, в котором выжили четверо счастливцев, одному из которых едва исполнился год. Да, всё это Гарри знал, но увидеть их такими счастливыми, такими живыми он был не готов. Обида на жизнь, на судьбу захватила его с новой силой. Казалось, этот период Гарри уже пережил. Но нет. И почему эта женщина, так называемая родственница, не появилась ни разу? Почему из всех воспоминаний ему досталась только эта старая фотокарточка? Но он быстро смирился и с этой несправедливостью. Дети, росшие так, как рос Гарри, умеют быстро справляться с возникшим эмоциональным коллапсом. Иначе не выжить.

Попрощавшись с женщиной, которая много лет была ему и матерью, и учителем, и просто другом, Гарри ринулся исполнять свое заветное желание, которое стало возможным благодаря свалившемуся на голову богатству. Кембриджский университет с радостью принял нового студента, который хоть и подал заявку на поступление поздно, но сдал вступительные экзамены блестяще, получив грант и оплатив оставшуюся часть обучения сразу на четыре года вперед. На том финансовая часть наследства приказала долго жить, но счастливый юноша, поселившийся в общежитии студенческого городка, даже не думал расстраиваться по этому поводу. Родители дали ему самую главную после его рождения вещь – они позволили ему получить образование, о котором вчерашний воспитанник детского приюта не мог и мечтать.

Гарри, упорный и прилежный ученик, быстро освоился в университете и уже на второй год обучения подрабатывал на кафедре естественных наук, на третий – писал внеплановую работу по математическому анализу, на четвертый – защитил дипломный проект по менеджменту аналитических процессов. И никого не удивило то, что впервые за много лет Совет Университета дал дополнительный грант для получения степени магистра, подарив Гарри еще один год получения знаний.

Молодой специалист честно отработал год после обучения в статистической конторе при Университете и в мае покинул кампус, отправившись в Лондон. Так Гарри и оказался здесь, в квартире родителей, расположенной недалеко от центра мегаполиса, в одном из самых живописных мест Лондона.

Гарри стоял под душем и одновременно чистил зубы. Как всегда, затянул с подъемом, и теперь нужно было торопиться в офис. На ходу проглатывая бутерброд, молодой человек выбежал из квартиры, хлопнув дверью. Дорога его лежала через Кенсингтон Гарденс, мимо зеленых разномастных деревьев, наглых белок и громких представителей пернатых. Затем поход по мосту Серпантин, что рядом с монументом памяти принцессе Дианы. Эх… красивая была женщина, утонченная, статная. Настоящая принцесса. Потом почти бегом через Гайд-парк, любуясь серебряной гладью озера и красивыми лебедями… Они всегда напоминали ему о принцессе. Такие же изящные, такие же красивые и такие же печальные… Последнее Гарри себе, конечно же, придумал, но романтическая его натура позволяла себе подобные вольности.

Выбегая из парка, юноша нырял в подземку. От Ланкастер Гейт до Оксфорд-стрит – три станции метро и пятнадцать минут времени. Гарри прекрасно понимал, что добираться до работы можно не за час двадцать, как он это делал сейчас, а гораздо быстрее, просто сев в метро около дома. Но еще ни разу он не пропустил свидание со своими любимыми парками, перебравшись в Лондон. Лучше встать на полчаса раньше, но пройтись по тихим уютным дорожкам красы и гордости Лондона.

Гарри работал на Оксфорд-стрит уже месяц. Приехав из Кембриджа, первым делом он занялся поиском работы. Как ни странно – хотя чего уж тут странного – достойные компании молодых специалистов без опыта работы в коммерческой сфере с руками и ногами не рвали. И только в начале августа Гарри нашел себе подходящую работу. Аналитик фармацевтической американской компании, занимающейся препаратами от ревматизма. У Гарри первое время даже дух захватывало от того, каким важным он себя ощущал, заняв свое место в большом механизме компании. Работа вызывала душевный подъем и желание свернуть горы. Сегодня он ехал туда с особым воодушевлением. Сегодня был день, который в компании ждали давно. Управляющий директор лондонского филиала возвращался в родные пенаты после запуска глобального проекта и выхода на новый рынок. Компания решила раскинуть свои ветви в направлении развивающихся рынков, и первой станцией на пути их покорения стала большая и малоизученная Россия. Мистер Северус Снейп, который работал в корпорации, когда Гарри и в проекте не было, закончил восьмимесячный запуск бизнеса в Москве и собирался включиться обратно в работу в Великобритании.

Волнующее, беспокойное ожидание началось неделю назад. Административная служба носилась по офису, готовя его к тому, «как любит директор». Милая девушка из административного отдела – Гермиона, с которой он подружился в первый же день работы, – из флегматичного канцелярского планктона вмиг превратилась в сгусток кипящей энергии. Недаром она все эти восемь месяцев в отсутствие управляющего ждала возвращения к своим основным обязанностям, прозябая на мало ее интересующей работе. Гарри так и не смог понять, что же такого в этом руководителе, что умная, целеустремленная, нетерпящая праздности девушка согласилась на «пережидательный» труд только для того, чтобы иметь возможность вернуться к работе с ним. Первое и единственное предположение о влюбленности подчиненной в своего босса было встречено взрывом хохота. Отсмеявшись, Гермиона уверила, что, как только Гарри его увидит, сразу поймет, насколько нелепо это допущение. Во-первых, его нестандартная внешность, да-да, именно так она это сформулировала, а во-вторых, специфический характер. Потом она долго и нудно (как обычно, когда чем-то увлекалась) рассказывала о том, какой неоценимый опыт можно получить рядом с этим человеком. О его управленческих навыках, навыках стратегического планирования, о его видении бизнеса и умении выстраивать отношения с самыми непростыми клиентами. Именно поэтому, когда стало понятно, что на проект в России ее с собой не берут, Гермиона сделала всё, чтобы остаться и дождаться продолжения «самого колоссального опыта работы в её жизни». Интересная картинка выходила: страшный, с непростым характером, гений ведения бизнеса и управления персоналом. Интригующе.

С этим чувством Гарри зашел в бизнес-центр и остановился в ожидании лифта.

7:54

Гарри любил приходить в офис раньше всех – это позволяло в спокойствии и тишине сосредоточиться и выполнить львиную долю всех дел за первый час рабочего дня. Зайдя в лифт, Гарри привычно бросил взгляд на свое отражение в зеркале. От быстрой ходьбы волосы, как всегда, растрепались и представляли собой художественный беспорядок. Он наспех пригладил вихры, одернул слегка задравшийся офисный пуловер, поправил круглые очки – звезда аналитики и бизнес-анализа готов к труду и обороне. Усмехнувшись своей немудреной шутке, Гарри стремительно вышел в открывшиеся двери. Предполагаемая траектория движения была неожиданным образом нарушена препятствием, будто выросшим на его пути. Горячая жидкость впитывалась в только что бережно поправленную одежду юноши:

– Твою…! – отпрыгнув в сторону, Гарри ожесточенно стряхивал с себя остатки кофе.

Несколько секунд потребовалось ему, чтобы осознание того, что в инциденте участвовал не он один, достигло еще не до конца проснувшегося мозга. Рука резко остановилась, взгляд метнулся от многострадального свитера к человеку напротив. Гарри медленно поднимал взгляд: идеально начищенные черные ботинки (с потеками жидкости), идеально отглаженные костюмные брюки (с потеками жидкости), пиджак (да-да, всё с теми же потеками жидкости) и кипенно-белая сорочка (с замысловатым рисунком из кофе). Тишина становилась просто звенящей. Собрав всю волю в кулак, Гарри посмотрел в лицо мужчине, стоящему напротив него. Лучше бы он этого не делал. С такой злобой и ненавистью на него, наверное, не смотрел еще никто и никогда. Темные, почти черные глаза, обрамленные густыми ресницами, метали молнии, крылья немаленького носа хищно раздувались в гневе, тонкие выразительные губы были искажены в жесте отвращения:

– Манеры у молодежи нынче не в чести, как я понимаю?!

Гарри думал, что впасть в еще больший ступор просто невозможно. Как же он ошибался. Голос, которым пренебрежительно была произнесена эта язвительная фраза, бархатом обволакивал сознание молодого человека. Первое, на что обычно обращал внимание Гарри – это голос собеседника. Тембр, тональность, его сила говорили о человеке многое. И первый раз в своей жизни он услышал голос, который не просто завораживал, а гипнотизировал. «Вот как чувствуют себя кролики перед удавом» – мелькнула совершенно неуместная мысль. Гарри мотнул головой, скинув с себя оцепенение, и бросился вперед:

– Сэр, я искренне прошу прощения, – Гарри начал отчаянно отряхивать рукой пиджак и рубашку незнакомца, – я порой бываю так неуклюж. Со мной так всегда происходит, когда я не выспался или куда-то тороплюсь... Да зачем я вас обманываю? Со мной всегда какие-то неурядицы происходят! – он продолжал смахивать уже давно впитавшиеся капли кофе, опуская руки всё ниже и ниже к брюкам. – Вот и сейчас я просто торопился в офис, выскочил не на том этаже, не доехал чуть-чуть, а вообще, вы знаете, я люблю работать утром, когда никого рядом нет, так тихо и спокойно, что…
– Что вы, черт вас дери, делаете?
– Я? – Гарри прекратил свои судорожные движения, с ужасом понимая, что еще немного, и он начнет трогать руками пах мужчины. – Ой, еще раз простите, – он залился краской, – Я, когда нервничаю, не совсем понимаю, что делаю…
– … а еще совершенно не контролируете ваш язык! Хватит! – бархатный тембр перешел в рык. – И уберите свои руки, а то я уже начинаю думать, что заглаживать свою вину вы собираетесь буквально!
Резко развернувшись, мужчина направился в сторону уборных, которые располагались у входа в кафе. Сзади пискнул лифт, и Гарри, вскочив в него, нажал кнопку своего этажа. Как глупо получилось. Молодой человек очень надеялся, что этот мужчина лишь посетитель: раньше он его не видел, а такого уж точно запомнил бы… Подождите… «Заглаживать свою вину буквально»???

– О, черт! – звуковой сигнал оповестил о прибытии на четвертый этаж.




«С добрым утром, сэр!» Anastasia Mantihora


***

К девяти офис начал заполняться сотрудниками. В опен спейсе поднимался негромкий гул: коллеги делились рассказами, кто как провел выходные. Но тема «мистер Северус Снейп» всё так же оставалась главной.

Громко цокая каблучками, к выходу пробежала Гермиона с пакетом в руках. Видимо, босс уже приехал. Что-то Гарри с утра какой-то злобно не позитивный. Хотя, если учесть, как начался этот день, это совершенно не удивительно. Стараясь прикрыть рукой уже высохшее пятно, Гарри прибавил шагу и быстро догнал Гермиону:

– Герм, как выходные?
– О! Супер! В субботу собирался литературный клуб. Оторвались на славу! – весело защебетала девушка.

Да, видимо, определение слова «оторваться» в словарях каждого человека имеет свое значение. Гарри попытался представить «отрыв в литературном клубе». Легкая улыбка коснулась его губ:

– Как жаль, что меня не было, я бы там зажег!
– Гарри, кончай издеваться. Вот если бы ты хоть раз реально со мной туда сходил…
– Нет-нет, такие мучения для меня – это слишком. Думаю, что такие развлечения – прерогатива несчастных бойфрендов прекрасных и образованных дам! – он галантно отвесил поклон девушке, показывая, кого имеет в виду, говоря о «прекрасных и образованных».
– Да ну тебя. Ты же знаешь, нет у меня друга. Моё занудство негативно отражается на личной жизни, – она хихикнула. – Но самокритика же хорошая черта?
– Герми, мы это уже не раз обсуждали, ты слишком строга к себе. Таких девушек, как ты, днем с огнем не сыщешь. Смотри, – Гарри начал загибать пальцы. – Умная – раз, красивая – два, добрая – три, надежная – четыре, умная…
– Уже было. Ладно, Гарри, я поняла, поняла. Что, если бы… не особые обстоятельства – предложение с твоей стороны мне было бы гарантировано!

Гарри театрально приложил руку к сердцу:

– Ты же знаешь, моё сердце принадлежит только тебе, но вот с остальными… составляющими как-то не получилось!

Они задорно рассмеялись. Обратив внимание на пуловер Гарри, Гермиона удивленно подняла брови:

– Облился?
– Ага, так глупо получилось…
– Что за день! Не поверишь, сегодня, – Гарри уже тянул на себя дверь, открывая ее перед девушкой, – утро мистера Снейпа началось с этого же…
– Думаю, молодой человек осведомлен об этом даже лучше вас, мисс Грейнджер, – уже знакомый Гарри голос раздался с порога. – Вы принесли то, что я просил?
– Да, мистер Снейп, – она протянула ему пакет, – а что, тот безалаберный идиот это… – Гермиона поняла, что сморозила глупость, и густо покраснела. Теперь хоть не один Гарри был малинового цвета. Он застыл, с ужасом осознавая, в какое дерьмо вляпался, но, быстро взяв себя в руки, ринулся спасать свою подмоченную (в прямом смысле этого слова) репутацию:

– Еще раз приношу свои извинения, мистер Снейп, позвольте представиться: Гарри Поттер, аналитик, работаю в команде мистера Люпина, – он протянул руку.

Мистер Снейп взирал на него с неприкрытым презрением и, полностью игнорируя жест, обратился к Гермионе:

– Мисс Грейнджер, спасибо за помощь. Вернусь через полтора часа, как договаривались. Встречи с руководителями департаментов согласно графику, который я вам выслал десять минут назад. И, пожалуйста, организуйте пропуск на имя Рона Уизли, это мой водитель. Передадите ему пропуск по возвращении со встречи, на которую благодаря некоторым событиям, – он сделал небольшую, но красноречивую паузу, – я опаздываю. Мистер Поттер, – пожалуй, первый раз его имя прозвучало, как плевок. Едва заметный поклон головой, и мужчина стремительно удалился.

– Гарри, что это было? – свистящим шепотом поинтересовалась Гермиона.
– А что б я знал, – грустно ответил Гарри, только сейчас отпуская дверь, которую, как дурак, держал на протяжении всего разговора.

На ланч Гермиона не пошла, плотный график встреч ее руководителя не позволил спуститься в кафе. Но пятнадцать минут на душещипательную историю Гарри она таки нашла. Некоторые детали произошедшего он, разумеется, опустил, но общая картина всё равно вышла неутешительной. Гермиона сочувственно потрепала его по руке. Как раз этот поддерживающий жест дал Гарри понять, что дело – труба.

День закончился на удивление быстро. Может, потому что Гарри погрузился в работу с головой, так как это было единственным способом избавиться от дурацких мыслей о скоропостижном увольнении, которые разбавлялись еще более будоражащими мыслями о виновнике возможного развития событий.

Что может быть хуже, чем произвести такое впечатление на первое лицо компании в первый же его рабочий день после возвращения? Наверное, только то, какое впечатление это лицо (и не только) произвело на самого Гарри. Он никогда не тешил себя иллюзиями по поводу своих предпочтений лет эдак с тринадцати. Как-то быстро получилось понять, что те эмоции, которые будят в нем представители его же пола, гораздо сильнее и ярче, чем от общения с девушками. И сразу смирился. Может, принять данный факт как само собой разумеющееся ему помогла миссис МакГонагалл, чьим воспитанником он был в приюте. Сейчас Гарри понимал, что она догадалась обо всем раньше, чем он сам позволил себе понять это. Благодаря ей принятие себя таким, каков он есть, прошло естественно и безболезненно.

Но вот сейчас, собираясь домой, Гарри понимал, что он «попал». Зная себя, вести рядом с заинтересовавшим его объектом он будет, как последний дурак. Только сейчас молодой человек удивлялся себе, как никогда ранее – ведь мистер Снейп был совсем не в его вкусе. Старый. Хотя какой старый? Ему не больше сорока.

Некрасивый. Но было что-то в этом хищном профиле и статной фигуре, облаченной в стильный дорогой костюм, в угрюмом бледном лице, обрамленном черными, собранными в аккуратный хвост волосами.

Язвительный. Здесь точно не поспоришь. Но острый, жгучий сарказм этого явно нетривиального мужчины только больше разжигал интерес.

Стремительный, резкий, высокий...

Да, он точно «попал», если уже спорит со своими же утверждениями.

***

За не совсем спокойную ночь Гарри справился с почти непосильной задачей и убедил себя, что вчерашнее наваждение было исключительно из-за шума, поднятого вокруг персоны управляющего. Тому, что интерес возник до того, как он узнал, кто этот мужчина, Гарри решил не придавать значения. Ради своего же блага и спокойствия.

Сидя за компьютером, Гарри внушал себе, что сегодняшний день, в компенсацию вчерашнего, должен быть спокойным. Приглашение на встречу с управляющим директором всего отдела аналитики, пришедшее по корпоративной почте, развеяло его наивные мечты. Да что ж за напасть?

Решив разведать обстановку боем, Гарри позвал Герми «покурить». Курить, конечно, никто не собирался, но пообщаться в отдаленном уголке офиса можно было без свидетелей. К сожалению, информации Гарри не получил, зато хоть отвлекся от неприятных мыслей.

Успокаивая своего друга, Гермиона вдруг заглянула за его плечо, крикнув:

– Рон! Иди сюда, я тебя с Гарри познакомлю!
– Рон? – Гарри повернулся.
Широкими размашистыми шагами к ним подошел рыжий детина, приветливо улыбаясь.

– Привет, – руку Гарри стиснули в отнюдь не легком рукопожатии, – я Рон. Наслышан о тебе, Гарри.

Гарри недоуменно переводил взгляд с Рона на Гермиону.

– Ой, ну хватит уже. Гарри, не обращай внимания. Рон – персональный водитель мистера Снейпа. Вчера утром ездил за костюмом для нашего начальника после… ну… короче, понятно. Естественно, он в курсе, ну и… я ему вчера всё рассказала с нашей точки зрения. Но это исключительно для объективности картины! Рон вчера подвозил меня домой – мне пришлось задержаться, и вот, разговорились…

Мисс Трещетку спасло только одно – совершенно естественная в ее устах формулировка «наша точка зрения».

– Очень приятно, Рон. Думаю, работать вместе недолго нам осталось, но…
– Да ладно тебе, дружище, – Гарри не понял, что его больше удивило – пятерня, хлопнувшая его по плечу совсем не нежно, заставив слегка присесть, или переход в разряд «дружищ» в первые две минуты знакомства, – я мистера Снейпа знаю уже почти год, ну ладно, месяцев восемь. Он мужик хороший. Суровый, неприветливый, но честный. Это ж каким самодуром нужно быть, чтобы за такое хорошими кадрами раскидываться? – Гарри решил промолчать и не спрашивать, с чего вдруг Рон решил отнести его к числу «хороших кадров». – За время работы в Москве он всего двоих уволил. Директивно, без обсуждений. Но эти точно заслужили. Первый реально думал, что бизнес в американской компании можно построить на откатах. За первые три месяца отгрохал такую систему, что мама не горюй. Мистер Снейп почти сразу просек, но ждал весомых доказательств. Не такой он человек, чтобы сгоряча да без аргументов рубить головы. Как только получил подтверждение, на следующий день – прости-прощай. Вторая тетка – тут вообще умора была, но только, ребят, между нами? – ихняя финансовый менеджер, фифа, я вам скажу. Сразу на нашего директора глаз положила. У них там вообще нравы странные – раз иностранец, так сразу бонусные 100 очков бабы … эм… прости, Гермиона, женщины дают. И крутилась же вокруг него, боже мой. Разве что из юбки не выпрыгивала. Так вот, как-то вечером довез мистера Снейпа до квартиры, а она перед подъездом в машине сидит, ждет. Директора аж передернуло, но он-то мужик настоящий. Вышел – пообщались они минут десять, и тут она как сиганет и давай его целовать. Надо отдать должное, аккуратно он ее отодвинул, процедил что-то. Она аж побледнела. Больше мы ее в офисе не видели. Но, к чести мистера Снейпа, надо сказать – он настолько откровенно давал ей до этого понять, что ее порывы неуместны, что какой же дурой надо быть, чтобы так лезть?

«Влюбленной» – подумал Гарри, но вслух решил не озвучивать.

– Говоришь, мужчины-иностранцы в почете? И как, Рон, хорошо поработал на проекте? – Гермиона прищурила глаз и выжидательно уставилась на здоровяка.

– Да, я ж не о том, Герм! Я о мистере Снейпе. И не тебе, между прочим, задавать мне подобные вопросы, – Рон подмигнул Гарри. – Я её, как только познакомились, на свидание зазывал, аккурат перед отъездом на проект, за месяц до этого пришел, как раз под это дело брали, – она мне аккуратненько так отказала, а сейчас смотри… видать, времени подумать хватило. Поняла самую большую ошибку своей жизни – отказать Рону Уизли.

Рон неприлично хихикнул, пихая локтем Гарри в бок. Да, видимо, Рон очень быстро принял Гарри за «своего парня». Гарри был, конечно, не против, но принцип «друг моего друга – мой друг» в его жизни срабатывал нечасто, поэтому такой быстрый переход на теплое дружеское общение был ему удивителен. Приятен, но удивителен. Этот Рон, похоже, действительно неплохой парень. Открытый, позитивный, видно, что любит и свою работу, и свое начальство. Да и к тому же, сразу видно, как он относится к Гермионе. Как ни странно, Гарри в соперники он не записал – и на том спасибо.

– Ладно, ребята, я побежал. Еще пару дел нужно сделать до встречи, – чувствуя, как от одной мысли о том, что придется присутствовать на этом собрании, желудок сделал кульбит, то ли от страха, то ли от предвкушения, Гарри одернул себя и взял в руки. – Пожелайте мне успеха в бою! – пафосно провозгласил он, удаляясь.
– Дурак!
Ого, спелись. Теперь в унисон оказывают поддержку. От этой мысли, как ни странно, стало теплее.

В конференц-зале присутствовали три аналитика отдела и их руководитель, Ремус Люпин. В ожидании начала собрания каждый занимался своим делом: кто-то чиркал что-то в блокноте, кто-то просто смотрел в окно. Гарри нервничал. Не совсем продуктивное занятие, но взять под контроль эмоции было трудно. Ремус, судя по всему, играл в телефон – слишком уж активно жал на клавиши. Гарри даже позавидовал спокойствию своего руководителя. С другой стороны, а что ему было напрягаться? Не он же выставил себя круглым идиотом. «Так, хватит» – притормозил себя Гарри. Самое худшее, что может с ним случиться – это потеря работы. Ничего страшного, и не такое переживали.

Но Гарри ошибался.

Северус Снейп вошел в переговорную стремительно. Поставил свой ноутбук на круглый стол, за которым сидели притихшие сотрудники. Оглядел всех присутствующих и набрал на коммуникаторе чей-то номер. На ленивое «алле» коротко отчеканил:

– Драко, ждем только тебя, – и выключил громкую связь.
– Коллеги, думаю, представляться не буду, со всеми знаком. Большую часть здесь присутствующих лично сам нанимал. Хотя, вижу, в мое отсутствие произошел ряд изменений, – Гарри втянул голову в плечи, но мистер Снейп даже не удостоил его взглядом.

Открылась дверь, и в комнату не вошел – прошествовал – молодой блондин, максимум года на два-три старше Гарри. Он был настолько невозможно красив, что Гарри даже усомнился в его реальности. Но красота молодого человека сохранилась ровно до момента, пока тот не открыл рот. Надменный, слащаво-высокомерный тон и выражение крайней брезгливости на лице кардинально изменили его черты:

– Прости, Северус. Заработался.

А вот это уже интересно… «Северус». Гарри неожиданно ощутил неприятный укол, хотя причины этому просто не могло быть.

– Коллеги, позвольте представить вам Драко Малфоя, советника управляющего по вопросам статистики и аналитики. Драко присоединился к команде на этапе запуска проекта в России, – после упоминания далекой страны советник слегка скривился, как будто в комнате чем-то неприятно запахло. – Теперь я бы хотел услышать отчет о работе вашего отдела за прошедший период и обсудить ряд вопросов, на которых мы будем концентрироваться сейчас.

Ремус кратко и по существу доложил о событиях, проектах и достижениях в работе. Мистер Снейп сосредоточенно слушал, периодически кивал головой, видимо, показывая, что одобряет доносимую до него информацию. Драко Малфой с явно скучающим видом изучал всех присутствующих. Взгляд его лениво блуждал от лица к лицу, не выражая никакого интереса.

– Замечательно, Ремус, – подвел итог мистер Снейп. – Вектор, в целом, верный. Осталось решить один насущный вопрос. Я обещал Драко отпуск по приезду на родину, но председатель совета директоров решил почтить нас своим приездом из Чикаго раньше. Отказать в обещанном не могу, поэтому мне нужен один из твоих аналитиков для сведения результатов, которые мы получили. Проект на две недели. Мне нужен не заученный стандартный подход к обработке и презентации результатов, а умение мыслить за рамками. Достижение результатов – это полдела, другая половина – умение эти результаты «продать». Так вот наша задача – продать эти результаты господину Дамблдору, который через две недели будет сидеть здесь и решать вопрос о движении в сторону развивающихся рынков, исходя из тех результатов, которые мы ему презентуем. Ремус, – цепкий взгляд на Люпина, – кто из ребят больше подходит на описанную роль?

Казалось, что Ремус не сомневался ни секунды:

– Думаю, мистер Снейп, для этого проекта я бы предложил Гарри.

Молодой человек, не ожидавший такого поворота событий, подавился глотком воды. Откашливаясь, он клял себя, на чем свет стоит. Ну почему, почему именно сейчас нужно было утолять жажду? Какой же он идиот. А Люпин, будто не замечая оплошности Гарри, продолжил:

– Молодой, креативный, не испорчен стандартными, накатанными моделями. Трудоголик, – он хмыкнул и, повернувшись к откашливающемуся парню, задал откровенно риторический вопрос. – Ты ведь не против? – и, не давая шанса вставить хоть слово, опять обернулся к Снейпу, – Гарри как раз на днях принес мне совершенно потрясающий законченный проект по нашему новому препарату. Думаю, именно с этими, обработанными Гарри результатами, я буду советовать директорам подразделений выступать на ближайших презентациях.

Выражение лица мистера Снейпа нельзя было назвать довольным: ледяная маска, по которой не читалось ничего.

– Ну, раз ты, Ремус, так говоришь, я склонен тебе верить. Единственная моя искренняя надежда, что твой гений обращается с цифрами лучше, чем с жидкостями. Мистер Поттер, – Северус впился взглядом в побагровевшего Гарри, – сегодня завершаете все свои проекты. Завтра в восемь в моем кабинете. Спасибо всем за внимание.

Спокойно забрав компьютер, мистер Снейп покинул комнату в полной тишине. Хмыкнув, Драко поспешил за ним.

– Кто-то попал…
– Невилл! – одернул остряка Ремус, поднимаясь. – Гарри, я рассчитываю на тебя, – и тоже покинул конференц-зал.

Что он там думал про «не может быть хуже»? Получите, распишитесь. Гарри, застонав, с громким стуком уронил голову на стол.

***

Открыв глаза со звонком будильника, Гарри пребывал в благодушном настроении, вслушиваясь в звуки еще не проснувшегося Лондона. Ему хватило ровно несколько секунд, чтобы утренняя нега была повержена осознанием сегодняшних реалий:

– Твою мать! – жалобно заныл парень, спрыгивая с кровати.

Сегодня Гарри собирался на работу, как на эшафот. Традиционный бутерброд не лез в горло, а прогулка по любимым садам не вызывала положительных эмоций. Подойдя к дверям офиса, Гарри извел себя настолько, что был готов позорно сбежать. И только мысль о том, что уважение к себе он потеряет окончательно, заставило его взять себя в руки и уверенным шагом зайти в место предполагаемой экзекуции.

Гермионы еще было, поэтому Гарри медленно приблизился к открытой двери кабинета управляющего, набрал полную грудь воздуха… собрался, выдохнул и… разобрался. Ненавидя себя за малодушие, он сделал последний шаг и постучался.

Мистер Снейп сидел за своим столом, внимательно смотря в монитор ноутбука. Подняв глаза, резко сказал:

– Проходите, Поттер.

Сложив руки, как подобает примерному ученику, Гарри сел за круглый стол, который стоял посередине кабинета.

– Вводные следующие, – тем временем продолжал его мучитель. – График работы плотный. От вас мне требуется ваша голова, переносной компьютер, – кстати, его-то я и не вижу, – и максимальная концентрация. Объясняю один раз. Вопросы приветствуются. Ответы зависят от уровня тупости вашего вопроса. Старайтесь пользоваться сначала своими мозгами, – а меня уверили, что у вас таковые имеются, – а уже потом засоряйте эфир уточнениями. На данном этапе вопросы, пожелания, жалобы?

Гарри смог только неуверенно кивнуть, а потом, спохватившись, яростно замотал головой, опровергая наличие оных. Мозгов или вопросов - он не уточнил. Одним словом, вел себя, как последний дурак, и, понимая, что с этим нужно срочно что-то делать и как-то брать себя в руки, резко встал и как можно спокойнее сказал:

– Мистер Снейп, вопросов пока нет, комментариев тоже, после получения от вас технического задания сформулирую, что непонятно, а пока что я принесу ноутбук и… приступим?

Северус Снейп поднял левую бровь и издевательским тоном констатировал:

– Значит, умеете внятно выражать свои мысли… Хорошо, мистер Поттер, через пятнадцать минут жду вас здесь. У меня пара звонков, которые я хотел бы сделать прежде, чем мы приступим.

Отцепляя ноут от зарядки, Гарри гордился собой. Очень гордился. А как же иначе? Первая осмысленная, не идиотская и даже уместная фраза была выдана. Начало оптимистичное. Вот так по фразе в день и, гляди, ближе к концу света произведет надлежащее впечатление на руководство.

***

– … нет, смотрите, если взять вот эти наши данные за первый квартал, то сопоставлять их нужно только с аналогичными данными компаний конкурентов в первый квартал их запуска. Наши цифры так смотрятся куда выгодней! А сравнение всё равно остается корректным! – рисуя очередной график, Гарри пылко доказывал свою точку зрения. Почувствовав на себе пристальный взгляд темных глаз, он быстро посмотрел поверх компьютера. Отведя взгляд, мистер Снейп бросил:

– Разумно.

Но Гарри был уверен, что мыслями этот человек был далек от графика продаж. Слишком уж задумчив был взгляд, слишком поспешен ответ. Досадно. Говорит не по теме – принимают за идиота, говорит по теме – вгоняет в тоску. Что же это? Каждый из здесь присутствующих точно хотел бы оказаться в другом месте, но обстоятельства играли против них. Хотя, положа руку на сердце, Гарри получал удовольствие от общения с этим язвительным, суровым мужчиной. Во-первых, всё, что он говорил, было дельным и интересным, и Гарри понимал, что за этот двухнедельный проект – если не сваляет дурака – он научится многому. Во-вторых, сама по себе тема их общения была ему очень интересна: недаром, приехав в Лондон, он искал работу именно по этой специальности. Она его вдохновляла. И, в-третьих, – это то, в чем Гарри меньше всего хотел себе признаваться, но отрицать очевидные факты было просто глупо – это сам человек, этот мужчина. Было в нем что-то такое, чему Гарри точно не мог дать объяснение. Но это что-то периодически напрочь отрубало его мозг и ютилось бабочками где-то в районе солнечного сплетения.

– … и как раз в этом месте мы сможем внести данные по предпосылкам, – Гарри вынырнул из своих мыслей, успев поймать только окончание фразы.
– Простите, мистер Снейп, что? Я отвлекся.
– Миссстер Поттер, – шипяще протянул директор, – если вам интереснее блуждать в своих мыслях, не относящихся к предмету, обсуждаемому тут, то я практически настаиваю, чтобы вы делали это ЗА дверью моего кабинета. Я трачу свое довольно дорогое время на то, чтобы донести до вас информацию, которую человек, делающий вашу работу, должен знать и так. Но, коль обстоятельства сложились таким образом, что я вынужден работать в таких условиях, я, как видите, готов. Но я прошу от вас полной, предельной концентрации. Ваш мечтательный взгляд никак не соответствует тому, что мы тут обсуждаем. Мне не нужен человек, которому неинтересно то, чем он занимается. И, если ваши интересы лежат в другой сфере, я вас не держу. А раз уж взялись за дело – работайте, черт вас дери!

От подобной отповеди Гарри оторопел. Это было обидно, чертовски обидно. Сдерживая клокочущее внутри желание развернуться и уйти (или накричать в ответ), Гарри тихим голосом проблеял:

– Простите, этого больше не повторится.

Тряпка. Ну почему, почему он позволяет этому человеку с собой так разговаривать? Неужели все эти люди, что работают здесь, терпят подобное хамское обращение? Для чего? Ответа на этот вопрос у него не было.

Дальше диалог никак не складывался. Ото всех замечаний Гарри дергался, как от удара, мямлил что-то маловразумительное, короче, вел себя, как обычно. На резкое «на сегодня всё, Поттер» Гарри вылетел за дверь и покинул уже опустевший офис на крейсерской скорости.

Неделя тянулась бесконечно медленно. Каждый день – хождение по канату над пропастью. Каждый день - придирки, внушения, издевательства. Но тенденция для Гарри наметилась. Все было элементарно просто: Снейп не трогает Гарри – Гарри работает качественно и продуктивно, потом ему всё равно приходится обращаться к начальнику, так как именно у него аккумулировалась вся информация. Общение превращается в пытку, Гарри начинает тормозить и тушеваться, мистер Снейп – злиться и шипеть, и, как следствие, Гарри еще больше нервничает и ведет себя как минимум неадекватно.

В четверг терпение директора закончилось:

– Мистер Поттер, – имя опять звучало, как ругательство, – я не понимаю вашего поведения. Я работал с большим количеством разноплановых людей, но вы остаетесь за гранью моего опыта и понимания. Такое ощущение, что я только мешаю вам. Но, к сожалению, осознаю также, что без меня вы не справитесь. Я нисколько не умаляю ваших аналитических навыков. Но проблема том, что входящая информация - у меня, а её интерпретация и презентация – наша совместная задача. Нам нужно работать вместе, а вы ведете себя, как пуганый олень. Не кусаюсь я, в конце-то концов.
– Нет, не кусаетесь, мистер Снейп, но я не могу нормально работать, когда не знаю, чего от вас ожидать в следующую секунду. Точнее, я знаю, что не знаю, когда и что может стать причиной следующего язвительного комментария. То мы с вами, как два взрослых человека, то вдруг начинается детский сад, где, по моим ощущениям, я в шаге от того, что меня поставят в угол. Вы всех своих подчиненных стараетесь превратить в неврастеников? Или это я оказался такой хиленький, что первый поддаюсь на ваши провокации? – Гарри шумно выдохнул. – Простите, но, если вы хотите результата, то, думаю, ваша неприязнь ко мне должна уйти на второй план или, – он замялся, но, решившись, продолжил, – вам нужен другой аналитик.

В кабинете повисла пауза. Гарри, вцепившись в карандаш, как в альпеншток, со страхом ждал реакции.

– Смело. Отчаянно. Но недальновидно. Работайте, Поттер, там посмотрим… – Снейп глядел на него, как на диковинную зверушку, выжидательно и с интересом.

Куда посмотрим, почему посмотрим, на что посмотрим, Гарри так и не узнал. Начальник уже уткнулся в монитор ноутбука и продолжал работать, как ни в чем не бывало.

Но что-то неуловимо изменилось в атмосфере кабинета после этого разговора. Или Гарри расслабился, выразив свое недовольство, или же мистер Снейп перестал нагнетать обстановку. Сие науке не было известно, но на мыслительное процессы Гарри влияло позитивно. День пролетел быстро, и уже к вечеру рубеж в половину намеченных работ был преодолен.

Бросив взгляд на хозяина кабинета и убедившись, что тот погружен в созерцание чего-то на мониторе, Гарри блаженно потянулся, разминая спину. Дверь за его спиной резко распахнулась:

– Северус!..

Гарри обернулся, быстро опуская руки. На пороге стоял Драко Малфой, недоуменно взирая на него. Взгляд визитера скользнул по лицу молодого человека, задержался на плечах и окончательно застыл на оголившемся после потягивания прессе. Недоумение неожиданно сменилось сладострастным выражением лица. Неожиданно. Очень неожиданно.

– О! Ты тут не один, – говорил Драко спокойно, но взгляд практически раздевал застывшего от изумления парня. – Простите, что прервал вашу… работу, но у меня к тебе дело.
– На сегодня всё, мистер Поттер, – беспардонно выпроводил директор удивленного парня.

Гарри взяла злость: его, как щенка, вышвыривают за порог, стоило этому белобрысому принцу дать понять, что ему нужен босс. С одной стороны, он прекрасно понимал принципы субординации, но отчего-то в данном случае было по-человечески очень обидно. Старясь не выдать своих чувств, он быстро закрыл ноутбук. Перестарался. Крышка компьютера захлопнулась с громким клацаньем, ставя под сомнение его целостность. Это разозлило Гарри еще больше, и, злобно взирая на возмутителя спокойствия едва-едва установившегося комфорта в этом кабинете, он выпалил:

– Вам тоже добрый вечер, мистер Малфой. Уже вернулись из отпуска? – и, не дожидаясь ответа, – Мистер Снейп, я правильно понимаю, что с завтрашнего дня освобожден от проекта и могу приступать к своим основным должностным обязанностям?

Брови Северуса Снейпа поползли вверх, выражая крайнюю степень удивления, но что-то в его взгляде говорило Гарри, что эта эмоция была далеко не основной. В глубине темно-шоколадных глаз плескалась задорная заинтересованность, и Гарри в очередной раз почувствовал себя изучаемой зверушкой:

– Нет, мистер Поттер, вы неправильно понимаете. Я обязательно вам сообщу, когда перестану нуждаться в ваших услугах. И определение основных и не основных ваших обязанностей – тоже моя прерогатива. Так что… будьте так любезны, почтите своим присутствием этот кабинет завтра в восемь. А на сегодня, как я уже сказал, всё, – он демонстративно повернулся к Малфою и, кардинально сменив тон, сказал: – Рад видеть тебя, Драко. Как прошла неделя?

Игнорируемый всеми, Гарри тихо вышел из кабинета. Спокойно дошел до своего рабочего места, аккуратно положил компьютер на стол и со всей дури шибанул кулаком по столешнице:

– Сука!

К кому именно относился данный эпитет, Гарри и сам не понимал.

***

Подходя к кабинету мистера Снейпа на следующее утро, Гарри всё еще трясся от злости. Ситуацию усугубляло еще и то, что, будучи в состоянии аффекта вчера, Гарри упустил из виду одну маленькую деталь – сегодня была суббота. Какого черта он вчера не уточнил, не ошибся ли Снейп, говоря о сегодняшней работе?! Но вчера всё просто клокотало от обиды, и думать о заслуженных выходных он не мог. Собираясь сегодня на работу, Гарри ругал себя за это, на чем свет стоит. Представлял себе картины, как он приходит в пустой офис, сидит, ждет руководителя, как верный пес. Восемь утра, девять, десять… А в это время все его знакомые великолепно проводят время, развлекаются, наслаждаются жизнью… Подходя к офису, Гарри был уже на грани жалости к себе. Мазохистские прогнозы не оправдались: мистер Снейп сидел в своем кабинете. Хотя, это с какой стороны посмотреть, сейчас Гарри был уверен в том, что лучше бы его не оказалось на месте. Да, мысли всё последовательней и последовательней, всё-таки превратил этот «гений менеджмента» своего подчиненного в неврастеника.

– Сэр? – Гарри замялся на пороге.
– А, мистер Поттер, проходите. Очень благодарен, что вы решили потратить свое личное время на нашу общую работу. После проекта обязательно возьмите отгул.

Что это, собственно, было? Видимо, проблемами в последовательности поведения страдает не один Гарри.

Гарри сел за отведенный ему стол и сразу приступил к обработке информации, только что присланной ему Снейпом. Работа спорилась. Прошло часа три, когда Северус Снейп устало потер пальцами переносицу, закрыв глаза:

– Как вы смотрите на то, чтобы немного отвлечься, мистер Поттер? Время ланча, – он глянул на часы, – ну, почти. Перекусим?

Молодого человека искренне удивило данное предложение, но отказываться тот и не подумал:

– Конечно, мистер Снейп. В Старбакс? Он тут рядом, на пересечении с Бонд-стрит. Думаю, наше офисное кафе по субботам не работает.
– Вероятно.

Они молча вышли из кабинета. Неловкость ситуации ощущалась очень остро. Гарри бешено соображал, с чего можно начать беседу – идти в полной тишине было неловко. Снейпа же, похоже, данная ситуация нисколько не заботила, он, казалось, был погружен в свои мысли, широко шагая по улице.

– Сэр, а вы давно живете в Лондоне? – о, да! Гениальное в своей оригинальности начало беседы.

Мужчина слегка насмешливо поднял бровь и, к удивлению Гарри, ответил:

– Давно. Я родился и вырос в Шотландии, потом поступил в Кембриджский университет. Сразу после его окончания перебрался в Лондон.
– Да ладно?! – лицо Гарри озарилось радостной улыбкой. – Сэр, вы не поверите, я тоже его закончил чуть больше года назад. А вы жили в кампусе? А какое направление вы заканчивали? А вы помните мистера Панайоти, такого колоритного профессора из Греции, он возглавляет кафедру статистики? Он там, по-моему, со времен основания Кембриджского университета преподает!
– Притормозите, мистер Поттер, – и (о чудо!) Северус Снейп, гроза трудовых будней Гарри, широко улыбнулся. – Во-первых, вы проскочили вход в кафе, – грациозным движением руки мужчина сделал приглашающий жест в сторону двери, около которой остановился, – во-вторых, мне льстит, что вы вспомнили преподавателя, который работает «со времен основания», как вы искусно выразились, как единственного, кого я могу знать. Смею заверить, университет я заканчивал чуть позже, чем в первый выпуск. И, в-третьих, готов ответить на нескончаемый поток вопросов только после того, как получу свою заслуженную чашку кофе, которую, по моему скоромному мнению, вы мне все еще должны.

Залившись румянцем, Гарри бросился к двери. Заходя в кафе, юноше показалось, что его спутник хмыкнул, но он решил, что такого просто не может быть.

Сидя в дальнем уголке зала, молодой человек увлеченно рассказывал собеседнику о том, как защищал свой дипломный проект. О бумажных графиках, которые падали всё время с кафедры, о проекторе, который Гарри умудрился уронить за свою сорока пятиминутную защиту два раза, о стакане воды, аккуратно смахнутом с кафедры под ноги приемной комиссии. Рассказ сопровождался бурной жестикуляцией. Снейп сидел расслабленно, но его внимательный взгляд говорил о том, что он внимательно слушает, а мягкая улыбка, блуждающая по строгому лицу – что ему нравится то, что он слышит.

– … а через два часа нас всех пригласили в аудиторию, и профессор Панайоти озвучивает результаты защиты. Я думал, что большего позора не будет в моей жизни, а он объявляет, что выделяют гранд. Мне. На еще один год! Представляете?! Я сам поверить не мог! Это же всё, о чем только я мог мечтать! А когда поднимался на кафедру за поздравлением, естественно, растянулся у ног оратора. А профессор меня поднимает и так добродушно говорит «Гарри, я думаю, данное достижение полностью твоя заслуга, поэтому в ноги падать не надо, дружочек, не стоит!» Зал хохотал… Ну… вы уже знаете, у меня всегда так.

Гарри наткнулся на изучающий его взгляд руководителя:

– И вот опять, да? Я опять трещу много?
– Не могу с вами не согласиться, мистер Поттер, но я не возражаю. Занимательная история. У вас что-нибудь в этой жизни бывает просто?
– Видимо, нет, сэр. Не создан я для этого.
– Ясно. Ладно, пойдемте в офис, доделаем то, для чего точно созданы ваши мозги.

Вот это да. Комплимент от мистера Снейпа. Улыбаясь до ушей, Гарри поднялся и отодвинул стул. Зацепившись за него ногой, Гарри совсем неграциозно начал заваливаться вбок. Реакция мистера Снейпа была молниеносна: сделав резкий выпад вперед, он схватил Гарри за локоть и слегка прижал к себе.

Гарри уперся взглядом в узел галстука, почти прижимаясь щекой к плечу мужчины. Потом медленно поднял взгляд и посмотрел широко раскрытыми глазами в ожидании его реакции. Снейп спокойно рассматривал лицо Гарри, не торопясь отпускать его локоть. Мгновение затянулось. Юноша чувствовал едва уловимый аромат мускуса с легкой ноткой лимона. Так не могла пахнуть туалетная вода. Это был теплый и живой запах человека. Мужчины. Сильного, яркого, властного, жесткого, сексуального… Гарри вдруг подумал, что не хочет, чтобы эти горячие руки его отпускали, что хочет быть еще ближе. Будто услышав его мысли, Северус отодвинул парня от себя:

– Я понимаю, при защите, но сейчас-то вы что дергаетесь, Поттер?
– Я просто… запнулся. Простите.
– О, прекратите это. Пойдемте.

На обратном пути Гарри всё думал о том, показалось ли ему, что мистер Снейп неохотно отпустил его из своих объятий, или же это разыгравшиеся воображение возбужденного юноши? «Возбужденного? О, черт! Хоть бы он не заметил!» – в ужасе подумал Гарри, бросая быстрые незаметные взгляды на спутника в надежде увидеть хоть какую-то реакцию на его лице. Но Снейп шел спокойно, и ничего в нем не говорило о том, что его хоть что-то беспокоит. «Не заметил».

Остаток субботы прошел спокойно. Гарри казалось, что он привык работать с возмутителем своего спокойствия. Тем более после совместного ланча, узнав немного о своем руководителе, Гарри начал его воспринимать по-другому. Он умеет смеяться, а не только рычать. Он поддерживает разговоры на разные темы. Гарри даже стало казаться, что тот стал ему ближе. Правда, был один большой минус – происшествие в Старбаксе не оставило юношу равнодушным. Теперь, искоса поглядывая на Снейпа, он постоянно вспоминал его прикосновения. Его руки. Его крепкое, жилистое тело. Эти мысли будоражили воображение, заставляя мысли течь в не совсем невинном направлении. И если до этого физического контакта он просто понимал, что ему этот мужчина мог бы понравиться, то сейчас он четко понимал, что тот ему нравится. Очень. Более того, он действительно его хочет. Не просто спонтанным желанием, которое возникает, например, в клубе, когда видишь симпатичного парня, и возникает мысль, что было бы здорово с ним переспать. Это желание простиралось дальше потребности в сексуальном контакте. Хотелось провести пальцами по складочке, залегшей между его бровей, когда он сосредоточенно думает о чем-то, глядя в компьютер. Хотелось дотронуться до его губ, чтобы понять, такие ли они горячие и сухие, какими кажутся. Хотелось запустить руку в его шелковые волосы, чтобы ощутить их тяжесть. Хотелось вдохнуть свойственный только ему, Снейпу аромат: мускус и лимон. Хотелось…

– Мистер Поттер, я могу поинтересоваться, почему вдруг стал объектом столь пристального внимания? У вас вопрос? Или вы что-то хотите сказать?
– Нет… Да... Мистер Снейп, я закончил следующую часть. Сегодня будем приступать к сведению полугодичных результатов?
– Думаю, не стоит, вам следует отдохнуть. Давайте продолжим в понедельник. Хороших выходных.
– Сэр, а вы? Вы еще будете работать?
– Я искренне благодарен за нежную заботу о своей персоне, но, да, я еще останусь. Должен приехать Драко. Кстати, он присоединится к нашей работе в четверг. У него будут два рабочих дня и выходные, чтобы влиться в проект. Рассчитываю на ваше содействие.

Вот так… Драко, Драко… вечно этот смазливый блондинище. Гарри с ним, конечно, еще не работал, но первое впечатление уже сложилось, и желания взаимодействовать с этим субъектом отсутствовало совершенно. И, в конце концов, надо было уже признать, что Гарри банально ревновал. Этот хлыщ называет его руководителя по имени, Снейп явно к нему благоволит. Да и что-то в свой отпуск тот слишком часто наведывается сюда, к Снейпу. А еще вчерашний красноречивый взгляд Малфоя на оголенный живот Гарри подсказывал ему, что интересы этого парня явно… А может Снейп и он...? Нет, быть такого не может! С одной стороны, это говорило бы о том, что его интерес к своему руководителю не такой уж бесперспективный, а с другой – ситуация всё равно была бы патовой. Где он, а где Малфой. Такой лощенный, утонченный, красивый. Гарри при всем желании не мог бы составить ему конкуренции – невысокий, нескладный, эти вечно торчащие волосы, совершенно обычное лицо и убогие очки, которые он никак не может сменить на линзы. Но от мысли о том, что этот … Драко может знать, каковы на вкус эти губы, у Гарри появлялось неприятное тянущее чувство где-то в груди. Нет, ради своего же спокойствия Гарри будет думать, что ничего между этими двумя нет.

– Хорошо. Хорошего вечера, мистер Снейп.

***

Неделя шла спокойно. Больше мистер Снейп не нарушал рамки чисто делового общения. Обедов не было, разговоров тоже. В четверг утром в кабинет вплыл так ненавидимый Гарри Малфой. С ленивым достоинством слушал рассказ Снейпа о том, чего удалось достичь за время его отпуска и какие задачи остались.

– Да, как я и думал. Тебе, Северус, было тяжело. Прости, что так подвел и заставил тебя делать большую часть работы, но ты же знаешь, эти деньки мне были очень нужны. Мы бы с тобой уже справились, но ничего, я сейчас быстренько включусь, и мы всё доделаем.
– Думаю, Драко, работа мистера Поттера нам еще понадобится. Должен признать, он оказал неоценимую помощь, его предложения очень интересны. Ты сейчас посмотришь, что мы успели сделать, поймешь. Мистер Поттер, очень прошу вас позаботиться о Драко. Введите его в частности, я буду на телеконференции следующие часа два. Вы пока поработайте.

Дождавшись, когда дверь за Снейпом закроется, Малфой бросил красноречивый взгляд на Гарри:

– Ну что, я смотрю, освоился. Узнавал о тебе, – быстро перешел он на «ты», – новенький, значит. И сразу работа с управляющим. Причем заслужил одобрение. У Северуса это дело непростое. Как расположил его к себе? Я так понимаю, грани твоего таланта простираются далеко за пределы аналитики…

Злость вспыхнула в груди ярким пламенем:

– Да, Драко, – он выделил последнее слово, – я умею расположить к себе людей, которые ценят мои навыки. Что тебе до этого? Радоваться должен, твою же работу сделал.

Напускное спокойствие и видимое добродушие как рукой сняло, красивое лицо блондина исказилось в отвратительной гримасе:

– А вот здесь, спасибо, не надо. Я сам справлюсь со всей работой, которая принадлежит мне. Предупреждаю тебя, этот проект в подобной связке для тебя последний, и, надеюсь, для своего же блага, ты это понимаешь. Поэтому не выпендривайся, докладывай свои жалкие потуги. Работать до презентации придется, но не более того.

Гарри крутанул свой ноутбук, экран оказался у Малфоя перед лицом:

– Думаю, специалист твоего уровня сам сможет разобраться с «жалкими потугами». А если что-то будет не понятно, – хотя, учитывая, какой ты у нас умница, вопросов быть не должно, – обращайся. Я тут… до конца проекта.

Время тянулось ужасно медленно. Малфой с пренебрежением просматривал наработки в компьютере. Ни одного вопроса задано не было. Гарри откровенно скучал, лелея в себе чувство злобы и обиды. Мысленно он уже трижды четвертовал этого заносчивого ублюдка, дважды утопил в Темзе и для разнообразия повесил в офисе ногами кверху. Тем не менее, когда через два с половиной часа пришел мистер Снейп, Гарри всё еще был раздражен.

– Ну как? Удалось пообщаться?
– Да, Северус, «удалось». Рассказчик из твоего протеже, признаюсь, никакой.
– Драко, прошу соблюдать приличия в стенах этого офиса. Какая-то проблема?
– Нет, ничего такого, с чем я не мог бы справиться…
– Мистер Снейп, – вклинился в разговор Гарри, – пришли последние данные из московского офиса. Может, приступим к обработке?

Снейп удивленно посмотрел на парня, но спокойно ответил:

– Да, приступайте.

Если Гарри когда-то и думал, что работа со Снейпом – это каторга, то сейчас он готов был забрать свои слова обратно. Работа с Малфоем была ужасна. Тот спорил по любому вопросу, все предложения Гарри воспринимались в штыки, а любую идею приходилось отстаивать чуть ли не боем. Зато всё, что говорил Снейп, воспринималось разве что без аплодисментов. Постоянные «да-да, Северус», «это замечательная идея, Северус», «как здорово ты придумал» набили Гарри оскомину. Его искренне удивляло, неужели такой умный проницательный человек, как Снейп, не видит этого откровенного подхалимажа?

К пятнице Гарри был готов пойти на убийство, зверское, с отягчающими. И когда в середине дня Малфой сказал, что ему срочно надо уехать по делам, Гарри был готов запрыгать от радости. Но у Снейпа слова Малфоя не вызвали подобной реакции:

– Драко, ты же понимаешь, что в понедельник нам презентовать работу. Да, почти всё закончено. Но тебе нужно разобраться и ознакомиться со всеми параметрами анализа, чтобы от зубов отскакивали. У тебя сегодняшний день и выходные.
– Знаю, знаю, Северус, я справлюсь. Всё будет просто блестяще! Выходные – я тут. А сейчас мне надо уехать, – он успокаивающе положил руку на предплечье Снейпа.
Гарри на секунду показалось, что блондин даже слегка погладил управляющего по плечу. Блядский Малфой, как же он его ненавидел!

Гарри погасил в себе приступ ярости. Кто он такой, чтобы так реагировать? После ухода Малфоя обстановка в комнате казалась наэлектризованной. Они работали в полной тишине, которую Снейп неожиданно прервал:

– Я так понял, с Драко вы не сработались?
– Метко подмечено, – нет, с приступом злости справиться-таки не удалось.

Снейп удивленно взирал на Гарри:

– Мистер Поттер, каждый день вы меня удивляете или поражаете чем-то новым. То вы кроткий, как овечка, то кидаетесь в атаку на пустом месте.
– Да, сэр, работа с вами пагубно сказалась на моей психике, я вас предупреждал.
– А вот хамить не надо.
– Я не хамлю, я говорю, как оно есть. Малфой смотрит вам в рот, поддакивает подобно болванчику, а вы и рады плебейскому обожанию. За всё время работы он не внес ни одного дельного предложения, только хаял мои и восхвалял ваши. Собственно, толку от него никакого – только затянули последнюю часть из-за всех этих ахах-вздохах да дифирамбах в вашу честь, – Гарри осекся, – нет, я не спорю, ваш опыт сложно переоценить, но по реакции вашего Малфоя вам, как минимум, Нобеля давать нужно…
– Хватит, вашу точку зрения я понял. Достаточно. Но должен сообщить, что Драко ценный член команды, хотя бы только потому, что включился в проект с самого начала, к тому же его опыт в статистическом анализе даст большую фору вашему. Ваше несодействие может плохо отразиться на результатах работы. В понедельник Драко нужно презентовать все результаты перед председателем, а вы…
– Презентовать? – Гарри поперхнулся собственной слюной. – Вы хотите сказать, что всю работу будете представлять не вы, а этот… этот… Ну, знаете что… А, ладно, мне то какое дело? Кто я? Исполнитель. Вот и буду исполнять. А сейчас, прошу прощения, - Гарри демонстративно взглянул на часы, – рабочее время закончилось. Работу свою я доделал. Презентация готова. Поэтому считаю себя вправе уйти на заслуженные выходные.

Гарри быстро схватил ноут со стола и вышел. Вызвав лифт, Гарри на ходу отправил конечную версию работы Снейпу на почту. Когда двери лифта закрывались, Гарри показалось, что он услышал, как Снейп его зовет.

***

Утро воскресенья было ознаменовано ранним звонком телефона. «Опять не дали выспаться» – с горечью подумал Гарри. В субботу он был на взводе из-за событий пятницы и долго не мог заснуть. Нашарив мобильный в около подушки, не открывая глаз, он схватил трубку и рявкнул:
– Лучше бы там кто-то умирал, раз вы звоните в такую рань!
– Гарри, друг, доброе утро! – забасил Рон в трубку. – Ты меня прости, что бужу, но я тут… хотел узнать. Как твои дела? Как субботу провел?
– Рон, ради своего же блага, давай к делу. Ну не верю я в то, что в… – Гарри открыл левый глаз и покосился на часы, – в 9 утра ты возжелал поинтересоваться моей судьбой без причины.
– Да, друг, тут это... такое дело… Гермиона согласилась со мной пойти на свидание!
– Я безумно рад за тебя. Вам нужна дуэнья?
– Ду… кто? Это кто такая?
– Забей. Так чем я могу помочь?
– Понимаешь, я маме обещал, что сеструху свожу в Лондон. Она ж мелкая еще одна ехать из нашей глуши. У нас до метро только час на автобусе. Она меня прибьет. И кормить перестанет. Гарри, помоги!
– Так в чем просьба-то? Сходить за тебя на свидание с Герми?
– Иди ты! Свози Джинни в Тюссо.
– Музей восковых фигур? Ты шутишь? Рон, это же забава для туристов…
– Ты не понимаешь, там новая фигура какого-то их тинейджеровского бога. Если она его не посмотрит на него, выест мозг всем. И маме. А мама… она меня кормить перестанет, друг. А ты не знаешь, как она готовит… я не могу без ее стряпни.
– Ладно, не ной. Куда с Герми-то собрались?
– О! Мы в Национальную Галерею Современного Искусства идем. Там новая иксп…экспозиция.
– Любишь современное искусство?
– А то! Я люблю этих… художников смотреть!
– Рон, назови хоть одного.
– Ну… вот поэтому надо и пойти, чтобы в следующий раз не ударить в грязь лицом!
– Ладно, шагай уже, ценитель искусства, на свое свидание. Где Джинни забрать?
– Я ее сейчас привезу к тебе. Я ж друг хороший, не буду тебя заставлять в наше захолустье ехать… О! Кстати, что рассказать хотел, вчера такая кора была. Вечером забирал мистера Снейпа из офиса. Злой тот был, как черт. Кстати, не знаешь, что за собака его покусала?

По-моему, знаю…

– Откуда, Рон?
– Ну да ладно… Так вот, поехали. Заставил ехать в тусовочный центр. Я аж офигел. Вышел у какого-то бара. Вернулся быстро. С Малфоем. Тот был пьян, как сапожник, прикинь? Что-то бузил. Мистер Снейп затолкал его в машину, сразу окно-перегородку закрыл между водительским местом и салоном, но второпях не до конца… ты представляешь?! Малфой был просто в дым, обвинял мистера Снейпа в том, что тот его всерьез не воспринимает. Я свалился бы, если бы не сидел уже. Говорит, я к тебе со всей душой, а ты меня динамишь, вот чем я плох? Что, нравятся брюнетики? Нет, я, конечно, в курсе, что Малфой педик, эй… ну ты это…не думай, я против ничего не имею, меня просто удивило, что он к начальнику так хамски набивается… мать моя женщина. Мистер Снейп ему что-то прошипел, не слышал. Но тот быстренько утихомирился. Вот думаю, что ж в понедельник с нашим небожителем-то будет? Хотя… с этим-то ничего не сделается. Сам понимаешь, папочка в наследство ему акции компании оставил. Ему теперь всё можно.

Гарри молчал. Значит, вот оно как всё-таки… Гарри скинул с себя оцепенение:

– Да, дела, Рон. Ну и черт с ними. Ты, давай, вези сестру сюда. Я как раз соберусь.

Мысли роем носились в голове. Теперь всё встало на свои места. Покладистость Снейпа. Интерес Малфоя. А он вчера, как какая-то истеричка… Надо будет в понедельник извиниться… если еще не поздно. Какой же он дурак.

***

Знакомство с Джинни было ярким. Высокая не по своим двенадцати годам, рыжая и громкая девочка выскочила из машины и затараторила:

– Привет, Гарри! Я столько о тебе слышала! Рон мне рассказывал! А ты такой симпотный! Рон, сфоткай нас вместе. Вот девчонки офигеют, когда узнают, с каким парнем я ходила в Тюссо! Нет, Рон не так. Ноги, ноги чтобы были видны! – они висела на Гарри и улыбалась в камеру во все тридцать два зуба.

Да, день будет тяжелым…

Рон, виновато улыбаясь, позорно сбежал в машину и отчалил в сторону романтического экскурса в творчество современности.

За недолгую дорогу Гарри узнал много нового и полезного. Например, что совсем недавно в музее установили фигуру «лучшего актера современности» – ну это он, положим, уже знал от Рона. Что этого великолепного и прекрасного мужчину зовут Роберт Паттинсон. Что он вампир. Ну, по кино конечно. И как он играет, как играет! Какие у него волосы, какая улыбка, а какие у него глаза, о, эти глаза… Из всей этой информации Гарри точно понял одно – ребенка-тинейджера у него не будет. Никогда. Вот маленький – хорошо. Взрослый – еще лучше. А на время тинейджерства – в крион…

Отстояв безумную очередь в толпе таких же галдящих восхищенных детей, они, наконец, попали в сам музей. Очередь к «фигуре столетия» была немаленькой. Каждая девочка считала своим долгом как минимум раз десять сфотографироваться с «богом». Когда же очередь дошла до них, Джинни уже разве что не прыгала… хотя, нет, она прыгала. Делая уже непонятно какой по счету снимок Джинни с восковым кавалером, Гарри отступал назад «Ноги, Гарри, ноги должны влезать!». Наступив на чью-то ногу, Гарри, не глядя, извинился.

Знакомый голос с бархатной хрипотцой шепнул где-то над ухом:

– Встреча с кумиром, пусть даже и восковым, лишила вас последних мозгов, да, Поттер?

Резко опустив фотоаппарат, Гарри развернулся.

– Мистер Снейп?
– Поразительное наблюдение. Да, Поттер, это мое имя. Вы не отвлекайтесь, а то вас растерзает очередь и то явно недовольное создание, что обнимает… кого-то там.

Гарри спохватился, сделал еще пару снимков. Развернулся, но Снейпа уже не было.

Лавируя в толпе и не забывая делать бесконечные фотографии Джинни с каждым из экспонатов, Гарри всё высматривал высокую фигуру в черном. Наконец он заприметил его в совершенно нелепой позе с фотоаппаратом в руках (О, да! Есть бог!). Северус Снейп делал снимок мальчика лет девяти, который, выпячивая грудь, позировал рядом с ушастым, хотя и не лишенным обаяния, чернокожим изваянием. Понимая, что просто не может упустить этот момент, он быстро приблизился к мистеру Снейпу и тихим грудным голосом прошелестел:

– Вас тоже не могла оставить равнодушным встреча с вашим кумиром, сэр? Хотите, сфотографирую и вас?

Надо отдать должное Снейпу, он спокойно закончил фотографировать и только потом развернулся на звук голоса и ответил с добродушной усмешкой:

– Один-один, мистер Поттер. Хотя, смею надеяться, что мой кумир хотя бы достойный актер и имеет имя. А вашего зовут…?
– А черт его знает, мистер Снейп. Я здесь с сестрой Рона. Культурный вывод молодняка.
– Насчет культурного я бы поспорил, но факт остается фактом: я тоже не по доброй воле оказался в стенах этого пристанища истерического поклонения.
– Пап! – мальчик, с которым был Снейп, подошел к разговаривающим и бесцеремонно прервал беседу. – Ну что ты там остановился… ой, простите. Я не видел, что ты общаешься. Позвольте представиться, Алистер Тобиас Снейп, – маленькая копия Снейпа протянула руку Гарри для рукопожатия.

Гарри, оторопев от подобного официоза, пожал руку и достойно ответил:

– Гарри Джеймс Поттер. Очень приятно познакомиться, Алистер.
– Ал, «пять» за усердие, – лицо Снейпа озарилось потрясающей улыбкой. Раньше Гарри и не думал, что простая улыбка, несущая в себе столько нежности и любви, может так сильно изменить образ человека. Северус Снейп светился. Гарри невольно засмотрелся на него, просто не имея возможности оторвать взгляд от этого потрясающего человека.

Парень хмыкнул на похвалу отца и уставился куда-то за спину Гарри.

– Гарри, ну куда ты убежал, я там еще хотела с ди Каприо сфоткаться, ой…здрасьте. А это кто?

«Вот она, разница в воспитании» – подумал Гарри и, поймав понимающий взгляд мистера Снейпа, сказал:

– Джинни, это мистер Снейп, руководитель твоего брата…ну… и мой руководитель, конечно. А этот молодой человек – Алистер Снейп, как я понял, сын мистера Снейпа.

Ал сделал шаг вперед и картинно поклонился:

– Зовите меня Ал. А как обращаться к вам?

Джинни, зардевшись, протараторила:

– Джинни я.
– Ал, кончай ломать комедию, – пожурил мистер Снейп, – все уже поняли, что твои манеры великолепны, и оценили это по достоинству.
– Ал, а кто твой любимый актер? Он тут есть? – спросила Джинни, почувствовав что, наконец, кто-то может разделить с ней ее восторги.

Молодежь быстро нашла общую тему для беседы и дружно побежала смотреть еще какого-то молодежного кумира.

Северус и Гарри смотрели им в след:

– Ну что, мистер Поттер, думаю, с этого момента мы с вами избавлены от роли фотографов.
– Да, и это не может не радовать. Мистер Снейп, я… я хотел извиниться за свое вчерашнее поведение. Я понимаю, это не может служить оправданием, но, как вы уже поняли, по каким-то известным только Малфою причинам наши отношения с ним не сложились, – слукавил Гарри, – поэтому я слишком сильно среагировал на то, что презентацию будете вести не вы.
– А вас не смутил тот факт, что Драко принимал участие в непосредственно самом проекте, поэтому имеет все права на данную роль?

Что-то в тоне Снейпа показалось Гарри фальшивым. Поработав, пусть недолго, с Малфоем, Гарри мог с уверенностью сказать, что уровень его как специалиста вызывал вопросы, но понимал, что его мнение в данном случае никого не интересует. Северус Снейп сам всё прекрасно понимал бы, если бы это было так. Но раз он доверяет белобрысому презентацию, то или Гарри ошибается, или у Снейпа есть свои причины так поступать. Ни в том, и в другом случае мнение Гарри никакой роли не играет.

– Да, сэр. Я признаю свою вину. Эм… давайте найдем ребят, а то они куда-то подевались уже.
– Ценное предложение. Я так понимаю, мы с вами компания друг для друга в этом туристическо-фанатском аду.

Поймать ребят оказалось довольно просто. Первая же длинная очередь для фотографирования с фигурой актера – и ребята в ней.

Простояв рядом минут пять, Гарри уже не знал, куда себя деть – все толкались, галдели, что не давало нормально вести беседу. Положение спасла Джинни:

– Ну что вы тут стоите, как на поминках? Тут на первом этаже есть кафе. Что мы с Алом, не справимся тут без ваших нудных взглядов? Мистер Снейп, я за ним пригляжу, не маленькая уже.
– Джинни!!! – возмутился Гарри.
– Мистер Поттер, она права. Мы тут явно лишние. Ал, – Снейп строго взглянул на сына, – ждем вас в кафе. Без нас из музея не выходить. Потеряешься – звони на сотовый.

Ал красноречиво закатил глаза, выражая свое отношение к такой опеке отца, но, конечно, уже после того, как тот повернулся к сыну спиной.

Сидя за столиком кафе и попивая довольно паршивый кофе, двое мужчин вели тихий диалог. Как ни странно, для Гарри эффект неожиданности встречи сыграл хорошую роль. Он совсем не дергался, из чего сделал вывод, что все его нервные неудачи общения со Снейпом – лишь следствие собственного настроя. Эта мысль почему-то была приятна. Может быть, потому что, осознавая это, повторения его идиотского поведения не предвидится… вроде… наверное…

Гарри был удивлен тем, как спокойно мистер Снейп опять перешел на личное общение, оставив модель «начальник-подчиненный» в стенах офиса. Слегка удивился вопросу про жену, – ну, если Гарри правильно оценил эмоцию по слегка изогнувшейся брови, – но рассказал, что его бывшая жена живет в Швейцарии с новым мужем и что Ал приезжает к нему дважды в год: на рождество и летом. В этом году из-за проекта всё сдвинулось.

Гарри же, как обычно, говорил много, рассказывал обо всем. Но, судя по реакциям мистера Снейпа, ему было интересно, и он активно поддерживал беседу, задавая вопросы и рассказывая что-то сам.

По ощущениям прошло совсем немного времени, когда к столику подскочил совершенно счастливый, судя по улыбке до ушей, Ал. Джинни стояла в очереди у стойки кафе.

– Пап! У меня больше 50 снимков получилось! Джинни так здорово фоткает! Улёт!
– Молодой человек, простите, откуда подобный лексикон?

В этот момент к столику подлетела Джинни с двумя стаканами сока:
– Ал, хватай! Я что-то вся тут утомилась, пить охота! Но музей, конечно, шик! Столько новых персонажей с последнего посещения. Улёт!

Снейп тихо вздохнул:

– Вопрос отменяется.

Гарри почувствовал себя не в своей тарелке:

– Ладно, мы с Джинни поедем уже.

Ал быстро допил свой сок и возразил:

– Но мы с Джинни уже договорились, что вы пойдете с нами в зоопарк. Он тут рядом в Риджент-парк. Пап, ты же не против?
– Нет, Ал я не против, но ты же понимаешь, что у мистера Поттера могут быть свои планы.
– Мистер Поттер? Это вы про Гарри, что ли? – встряла Джинни. – Даже я его Гарри называю, а вы-то его много старше и знакомы, почему по фамилии-то? И, нет, у него планов нет. Он сегодня обещал день со мной провести, правда, Гарри?
– Правда Джинни, я с удовольствием прогуляюсь в этой компании в зоопарк, – Гарри тяжело вздохнул, – но твоя словоохотливость просто поражает.
– Ну, раз все определись, то пойдемте, – Снейп последовал за быстро лавирующими между столиками подростками, и, обернувшись, тихо спросил у Гарри, – так удовольствие-то в чем? В этой компании или зоопарке?

Гарри не сразу сообразил, о чем это он. А когда сообразил, Снейп уже удалился, не дожидаясь ответа на свой вопрос. Он сейчас с ним… заигрывал? Да нет, не может быть. Ему показалось… но тогда… что это было?

Прогулка по Риджент-парку была веселой. Ал и Джинни наперебой хохмили, подкалывая друг друга. Мистер Снейп разделял настрой ребят, включаясь в разговор. А Гарри наслаждался теплым сентябрьским днем, чудесной веселой компанией, негромким теплым смехом Северуса, его бархатным с легкой хрипотцой голосом. Гарри всё чаще бросал на него взгляды, любуясь прямым высоким станом, хищным профилем, аристократическими руками с узкими ладонями и длинными красивыми пальцами. Собственно, когда они, наконец, подошли к самому зоопарку, Гарри уже четко понимал, что отчаянно, окончательно и бесповоротно влюбился в совершенно неподходящего для этого мужчину. Досадуя на ситуацию и на весь мир в целом, Гарри пробурчал, смотря в сторону входа в зоопарк:

– Ненавижу зоопарки.
– Хм… вот таким незатейливым образом вы и ответили на мой ранее заданный вопрос, мистер Поттер.

Гарри поднял взгляд на Снейпа, открыл было рот, закрыл, открыл снова:

– А, может, сначала по мороженому? А потом в зоопарк?

Под радостные вопли ребят Гарри направился к лотку с мороженым, и, вернувшись с четырьмя порциями, раздал их всем. Мороженое было вкусное и слегка подтаявшее, и Гарри даже не удивился, когда испачкался. Протягивая ему бумажные платки, мистер Снейп насмешливо протянул:

– Похоже, это действительно ваша карма, Гарри.

В душе у Гарри на долю секунды всё замерло, а потом пустилось бешеным скоком. Безумное биение сердца в груди, взмахи миллионов крыльев бабочек в животе, гулкий стук крови в ушах – всё это звучало в одном, едином ритме – Гарри, Гарри, Гарри… Он никогда не думал, что его имя может звучать так красиво. И если в офисе ему казалось, что «мистер Поттер» звучит, как ругательство, то теперь он точно знал, что имя «Гарри» в этих устах звучит, как приглашение к чему-то волшебному, ранее невиданному.

Подавив неуместные в данной ситуации эмоции, Гарри смущенно буркнул:

– Да, что уж… Так оно и есть.

Сама по себе прогулка по зоопарку ожидаемо не вызвала у Гарри никакого интереса. Но так как предмет его интереса был рядом, она казалась великолепной.

Расставаясь у входа в метро, Гарри не смог сдержаться и протянул Северусу руку. Всю прогулку ему безумно хотелось дотронуться до него и рукопожатие на прощание стало замечательным предлогом. Если мистера Снейпа такой жест чем-то и удивил, то он и виду не подал, сжав протянутую руку в ответном пожатии. Рука у Снейпа была теплая и неожиданно сильная. Гарри постарался почувствовать это касание каждой клеточкой. Мысли роем носились в голове, совсем не помогая самообладанию, подсовывая картинки того, как бы эти руки смотрелись и чувствовались на других частях его тела. Кое-как обуздав свои фантазии, Гарри лишь на мгновение дольше позволенного задержал свою руку в ладони Снейпа. К его удивлению, Снейп сам не торопился разрывать контакт. Но мгновение прошло, и вот Гарри уже смотрел в спину удаляющемуся мужчине.

– Гарри, ну что ты там завис! Пойдем уже! Я тут что в музее услышала…

***

Понедельник – день тяжелый. Данный постулат, как выяснилось, не работает для влюбленных идиотов. Гарри практически летел в сторону офиса. Сегодня вся красота так любимых им парков, утопающих в цвете осени, никак не могла сравниться с его душевным подъемом. Он не был наивным мальчиком и реальность воспринимал адекватно. Вероятность того, что Снейп обратит на него внимание, была равна приблизительно… нулю, но на данном этапе его это беспокоило не так сильно. Первый раз в жизни Гарри испытывал настолько сильные эмоции. Офисный мандраж перед приездом «большого босса из Чикаго» немного сбил его настрой.
В помещении творилось нечто необычное: к восьми весь состав офиса сидел на своих местах и активно работал. Гарри даже засомневался, не ошибся ли этажом. Ближе к девяти бледный и дерганый Малфой, ведомый хмурым Снейпом, быстрым шагом прошел в переговорную. Вот и всё. Проект для Гарри закрыт. Эта мысль радовала и удручала одновременно. Он больше не будет работать с директором вплотную, а значит, ему будет гораздо проще пережить то, что для него этот желанный человек так и останется лишь предметом грез. Гарри не был дураком, он понимал, что этап созидательный быстро сменится на желание действовать, и тогда… лучше не представлять, что будет тогда. Из рассуждений его выдернул телефонный звонок. На экране офисного телефона высвечивалось название переговорки, где сейчас проходила презентация. Гарри бросил взгляд на часы – 9:20. Они точно не могли еще закончить. Слегка оробев, он все-таки снял трубку.

– Мистер Поттер, – деловой и суровый голос Северуса Снейпа звучал по громкой связи, – прошу вас подойти к нам на презентацию. Сейчас. Ждем.

Пока он спешил к месту вызова, мысли быстро сменяли одна другую. Напортачил. Нашли ошибку. Неужели решили прилюдную «порку» устроить? Нет, всё выверялось несколько раз… или… не тот файл конечный отправил. Черт, черт, черт… Ну что ж. Умирать – так достойно.

Гарри спокойно вошел в зал и, вопросительно взглянув на Снейпа, сразу задал вопрос:

– Сэр? Чем могу быть полезен?
– Можете, мистер Поттер. Господин Дамблдор, позвольте вам представить нашего аналитика, который присоединился к проекту уже на этапе консолидации информации. Думаю, он нам сможет внятно, понятно, а главное, ориентируясь в цифрах, – мистер Снейп бросил полный пренебрежения взгляд в сторону сидящего рядом малинового Малфоя, – презентовать результаты, которых мы как команда достигли за восемь месяцев. Мистер Поттер, прошу. Мы остановились на результатах первого квартала.

Моментально выйдя из ступора, Гарри быстро включился в процесс. Все цифры стали уже родными за две недели. Каждый слайд был продуман до мельчайших деталей.

На него смотрело несколько пар глаз, а он уверенно и спокойно продолжил презентацию. Каждый в конференц-зале смотрел на него по-своему: цепкий, заинтересованный взгляд Альбуса Дамблдора, добродушно-горделивый – Ремуса Люпина, откровенно скучающий – мужчины из команды прибывших из Чикаго, ненавидящий – Малфоя. Но лишь один взгляд в этой комнате имел для него значение. И только этот взгляд совершенно невозможно было прочесть. В нем не было ни скуки, ни заинтересованности, только сухая сосредоточенность.

Доклад закончился неожиданно быстро, но, бросив взгляд на часы, Гарри понял, что вещал без малого полтора часа. Судя по реакции «большого босса», результаты были приняты положительно.

– Господин Дамблдор, я рад, что надежды, возложенные на меня и на мою команду, были оправданы. Сейчас я предлагаю обсудить детали и нюансы за ланчем, но, как я вам и обещал, ужин в истинно британском месте за мной и нашими ребятами. Mews of Mayfair недалеко от офиса. Думаю, вы оцените кухню. Всех здесь присутствующих, – Снейп остановил взгляд на Гарри, – мы ждем в упомянутом месте к шести.

Гарри покинул комнату переговоров одним из первых. Пулей долетев до приемной Снейпа, схватил Гермиону за руку и потащил в их любимую «курилку».

– Что случилось, черт тебя подери… Не тяни меня, Гарри… Каблуки!!!!
– Ой, прости, прости, Герми. Ты мне нужна…
– Ох, если бы каждый раз, когда я это слышала… Ладно, давай, жги.
– А почему сразу «жги»?
– Потому как по-другому быть не может, если ты врываешься в приемную с такими глазами, – Гермиона продемонстрировала, с какими именно глазами Гарри появился перед ней. Это немного разрядило обстановку и Гарри, присев на подоконник, смог спокойно рассказать события последних двух недель… все события последних двух недель. За что Гарри любил свою подругу, так это за то, что та реагировала естественно, не заламывая руки, не закатывая глаза, и вообще вела себя совершенно адекватно. Поцокав языком после пламенной речи Гарри, она сказала:
– Так, насчет работы – поздравляю, будущее есть. Редко в кого мистер Снейп так безоговорочно верит. Насчет не-работы… ничем помочь не могу, во-первых, потому что сама от тебя в шоке, а во-вторых, я просто не знаю своего начальника с этой стороны. Но что-то подсказывает мне, что наличие ребенка говорит о том… хотя… кто вас, блин, разберет, о чем оно говорит. Гарри, всё, что могу – обнять и погладить по голове. Из конструктивного ничего. Ну что? Обнимать? Гладить?

Гарри со вздохом уткнулся подруге лбом в плечо. Гермиона, девушка слова, обняла и начала теребить на его макушке волосы.

– Молодые люди, я был бы искренне вам признателен, если бы личные отношения были оставлены вами за стенами данного офиса, – от сурового сухого тона Северуса Гарри как ветром отнесло от Гермионы. – Мисс Грейнджер, я вас искал. Нам с мистером Дамблдором нужна ваша помощь.

Никто из молодых людей не успел издать и звука, а Северус Снейп уже удалялся по коридору в сторону своего кабинета.

– Черт, Гарри Поттер, я тебя удавлю. Агррр… Зла не хватает!
– Герми, а я-то что?! Ты сама… ну… это «обнять, погладить».
– Откуда ж я знала, что мой босс будет тебя действительно ревновать?! Черт, я попала!
– Да с чего ты взяла? Какое нафиг «ревновать»?!
– Да, дорогой мой нежный друг, ревновать. В отличие от тебя, я стояла лицом и реакцию его видела. И явно не отголоски борца за мораль плескались в его взгляде. Черт, ну вот я попала… Знаю только один метод выхода для себя из ситуации: пойду замуж за Рона, – бросила Гермиона уже на ходу, – да, кстати, Гарри, мы с ним вчера наконец переспали, но ты, подставщик из подставщиков, наказан, поэтому тебе я ничего не расскажу.
– Ой, ну и не надо… А Рон на что?! – крикнул Гарри вслед, но его мысли были совсем, совсем о другом.

***

Торжественный ужин в Mews of Mayfair тянулся бесконечно долго и нудно. Снейп о чем-то тихо переговаривался с Дамблдором. Команда, работавшая в Москве, дружно что-то обсуждала. Гарри ощущал себя не в своей тарелке. Вот зачем надо было приходить? Или нет, не так: зачем нужно было его сюда тащить? В этой компании «грели» только взгляды, которые кидал на него белобрысый. Можно даже сказать, больше, чем просто «грели», они просто опаляли своей всепоглощающей ненавистью. Устав быть мишенью для отточки убийственных взглядов Малфоя, Гарри вышел на улицу. Стоя в нескольких шагах от входа в ресторан, он размышлял, что, собственно, могло или не могло показаться Гермионе. Могла ли она все-таки быть права? Поток невеселых мыслей был грубо прерван сильным толчком, впечатавшим его в стену. Пышущий яростью Малфой держал Гарри за грудки, нависал над ним, практически утыкаясь своим носом в нос:

– Знаешь что, сука! Ты попал, ты реально попал. Такие выскочки, как ты, долго тут не работают. Ты что себе возомнил, а? Тварь очкастая…

Резким ударом Гарри развел руки, держащие его за пуловер. Затем, что есть силы, толкнул противника грудью. Не ожидавший отпора Малфой сделал два шага назад, пытаясь удержаться на ногах.

– Малфой, я не понимаю, в чем твоя проблема? Я тебя не трогаю. Лажанулся ты сам, и только по своей вине. Никто тебе палки в колеса не ставил. Да и, честно говоря, дело до тебя никому нет.
– Ага! Значит, ты уже берешься судить, кому до кого тут дело есть! И кому же есть дело до тебя, маленький гадкий педик? Думаешь, я не понял, что за аферу ты тут мутить пытаешься? Думаешь, своими прелестями долго влиять на Северуса будешь? А вот ни хера! Как только трахнет твою задницу, быстро потеряет интерес. А ты, шлюшка, и рад, что на тебя внимание обратил богатенький мужик. Небось, напридумывал себе хер знает чего? Ты запомни, падла, Северус мой и фирма моя, а тебе дорога только…

Большего Гарри вынести не мог.

Хук справа…
– Не смей…
… хук слева…
– … так…
…апперкот снизу…
– … говорить!

Малфой мешком свалился на асфальт. Гарри несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и развернулся, чтобы уйти. В трех шагах за его спиной стоял Северус Снейп.

– Техника, конечно, слегка прихрамывает, но удар хороший, мистер Поттер. И он только что стоил вам работы.
– Ну и пусть. Вы просто не слышали, что он говорил. Поверьте мне, сэр. Это, – Гарри пренебрежительно махнул в сторону стонущего Малфоя, – стоило работы. Даже такой. Даже… с вами.

Мистер Снейп слегка удивленно посмотрел на Гарри и, обойдя его, помог встать Малфою:

– Мистер Малфой, – Снейп брезгливо, с расстановкой выговаривал каждое слово, – я попрошу вас пойти и привести себя в порядок. Такси вызовет распорядитель. И я настоятельно не рекомендую в таком виде возвращаться в зал.
– Северус, этот обнаглевший идиот совсем с катушек слетел, ты видишь, что он сделал?! Он полез на меня с кулаками! Я требую, чтобы ты вызвал полицию!
– Драко, – Снейп ощутимо сжал руку белобрысого чуть повыше локтя так, что тот поморщился, и, цедя сквозь зубы, угрожающе зашипел, – я слышал каждое слово, слетевшее с твоих губ. Каждое. Чертово. Слово. И, поверь мне, если ты сейчас же не испаришься отсюда, то тебе не помогут ни твои акции, ни твой крестный, ни-че-го. Я тоже могу быть убедительным, если надо. Меня ты не напугаешь. И что-то подсказывает мне, что совет директоров скорее будет слушать меня, чем напыщенного, охамевшего, лишившегося последней совести юнца. А сейчас: туалет, распорядитель, такси. Завтра жду у себя. Утром. Я ясно выразился?

Слегка дезориентированный, то ли от ударов, то ли от слов Снейпа, Малфой побрел в сторону ресторана.

– Мистер Снейп, значит, вы всё слышали… поверьте…
– Мистер Поттер, я понимаю, что мистер Малфой спровоцировал вас этими вопиющими обвинениями, – Гарри не мог поверить своим глазам, Снейп явно был смущен, – но ваше поведение тоже не заслуживает особого уважения…
– Сэр, на самом деле…

Мужчина игнорировал попытки Гарри вставить хоть слово:

– … но я вас понимаю. Я осознаю, насколько противные вещи вам пришлось выслушать, но, к сожалению, я всё равно буду вынужден вас уволить.
– Мистер Снейп, да мне, на самом деле…
– Я обладаю достаточным весом, чтобы поставить этот зарвавшегося юнца на место, что и будет сделано. Альбус хоть и крестный, но он разумный человек, вменяемый. После сегодняшней презентации он окончательно убедился в своих подозрениях относительно Драко. Но в случае с вами я не вижу смысла давить на него еще больше. Драко всё равно никуда не денется, и жизни вам не даст, да и работу вы легко найдете, с вашими-то мозгами и моими рекомендациями, так что…

– Северус!!!

Снейп, осекшись, удивленно моргнул и замолчал.

Гарри подошел на шаг ближе, встав почти вплотную:
– Мистер Снейп, мне совершенно наплевать на эту работу. Простите, но вы не единственный работодатель в Лондоне. Меня больше волнует другое – я не хочу, чтобы вы думали, что то, что сказал Драко – правда. Это не так…
– Да, я же сказал, что понимаю, – опять перебил его Снейп, – что вы об этом и подумать не могли…
– Да, дослушаете вы меня, в конце концов, или нет?! – рявкнул Гарри. – Я мог. Мог подумать.

Слегка округлившиеся глаза Снейпа недоверчиво уставились на Гарри.

– Тьфу, я не то имею в виду. Далась мне ваша работа. Дался мне ваш проект! О… как же всё это сложно. Я сам по себе этого хочу. С вами. Очень.

И, зажмурив глаза, Гарри рывком сократил разделяющие их сантиметры и впился губами в губы Снейпа. Мужчина замер, а Гарри нежно касался его губ своими в надежде на ответ. Ну, вот и всё… Гарри медленно отстранился, готовый приносить свои извинения, как вдруг властная рука легла на его затылок, зарылась в волосы, и твердые губы накрыли его рот в пьянящем всепоглощающем поцелуе. Гарри еще никогда так не целовался, еще никогда поцелуй не вызывал в нем такую бешеную бурю эмоций. Зубы Снейпа терзали его нижнюю губу, периодически сменяясь языком, который зализывал эту агрессию. Рука, крепко держащая его за затылок, до боли сжимала волосы, и это было так прекрасно, так… совершенно. Вторая рука легла Гарри на спину, с силой впечатав юношу в грудь Снейпа. Молодой человек уже не мог сдерживаться и протяжный, полный страсти стон сорвался с его губ. Руки Гарри обследовали спину мужчины, когда Снейп, издав практически звериный рык, вдруг отстранился от парня. Глаза, черные, застланные поволокой страсти, взирали на Гарри практически с ужасом. Подобной реакции на поцелуй ни от себя, ни от Гарри Снейп явно не ожидал. И, боясь упустить свой шанс, Гарри схватился обеими руками за предплечья мужчины, приблизился и зашептал ему прямо в губы:

– Квинс Гейт, 9. И только попробуй отказать… Северус.
– С чего бы мне… Гарри.

Дорогу до дома Гарри помнил очень плохо. Все силы ушли на то, чтобы сидеть напротив Северуса в такси и держать себя в руках. Всё его естество тянулось, стремилось оказаться в руках этого сурового мужчины, вроде бы бесстрастно смотрящего в окно. Но Гарри видел уже совсем другого человека, того, у которого на левом виске бешено билась жилка, выдавая всю степень его напряжения.

А потом была ночь, не по-осеннему жаркая, полная мучительных, сладостных стонов. В открытые окна маленькой квартирки под мансардой лишь изредка залетал теплый ветер. Тела двух мужчин, усыпанные бисеринками пота, сплелись на небольшой кровати. Бешеный ритм их танца сменялся более плавными движениями, а потом вновь разгонялся, забирая последние силы. Потом был неясный шепот, ласковые поглаживания лица слегка дрожащими подушечками пальцев и нежность – такая осязаемая, такая трепетная.

Проснувшись от привычных звуков открываемых ставней и утиного кряканья, Гарри потянулся, ощущая приятную истому во всем теле. Мягкое, теплое со сна тело прижималось к его спине. Северус. Он здесь. Он с ним. Безграничное, всеобъемлющее счастье накрыло волной и поглотило без остатка. Но нехороший, вскормленный собственной неуверенностью червячок ворочался где-то глубоко внутри, напоминал о том, что, возможно, Малфой был прав, что он – легкая победа. К черту. Гарри повернулся в объятиях Северуса и, коснувшись губами его уха, прошептал:

– Пора вставать. Сегодня только вторник, и работу никто не отменял, господин директор.
– Во-первых, тебе на работу не надо. Тебя уволили, помнишь? И да, это был я. Что приводит нас к пункту два – директор я или нет? Могу я хоть раз слить рабочий день? – и он подмял Гарри под себя.


Конец
...на главную...


декабрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.12.17 18:50:09
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2017.12.17 13:27:00
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 21:43:20
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.16 15:30:13
Вопрос времени [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 15:29:52
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.12.16 14:51:20
Последнее пророчество [11] (Тор)


2017.12.14 20:51:36
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2017.12.14 17:26:21
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.12.14 10:30:33
Самая сильная магия [5] (Гарри Поттер)


2017.12.11 19:33:38
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.12.10 13:14:38
Слизеринские истории [129] (Гарри Поттер)


2017.12.08 20:47:36
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.12.07 19:24:14
Своя цена [16] (Гарри Поттер)


2017.12.06 20:12:58
Десять сыновей Морлы [42] (Оригинальные произведения)


2017.12.06 19:31:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.12.06 09:51:00
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2017.11.30 09:53:59
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.29 01:18:05
Встречи с людьми (и прочими штуками) [0] (Доктор Кто?, Научная фантастика)


2017.11.28 17:33:10
Дорожки [12] (Гарри Поттер)


2017.11.24 23:51:40
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [13] (Гарри Поттер)


2017.11.24 00:11:52
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.11.23 23:16:37
Просто быть рядом [40] (Гарри Поттер)


2017.11.22 01:07:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.21 18:53:45
Быть женщиной [5] ()


2017.11.21 00:10:33
Мазохист [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.