Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-У Люциуса Малфоя был очень хороший адвокат. Когда Аврорат хотел осудить его на Поцелуй Дементора, этому адвокату удалось добиться...
-Отмены наказания?
-Нет, но дементору было приказано почистить зубы и пожевать "Орбит"...
c Alphius

Список фандомов

Гарри Поттер[18230]
Оригинальные произведения[1148]
Шерлок Холмс[700]
Сверхъестественное[432]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[207]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[22]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12312 авторов
- 26878 фиков
- 8241 анекдотов
- 16964 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Подвиги Маркуса Флинта

Автор/-ы, переводчик/-и: Smaragd
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:МФ/ОВ
Жанр:AU, Humor, Romance
Отказ:Все права на персонажей - у Роулинг
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Фикатон на ПФ. Заявка Таши: Флинтвуд (слэш), рейтинг - не ниже R. Что-то на подобие - 12 подвигов Геракла (т.е. 12 подвигов Маркуса Флинта по завоеванию Оливера Вуда (между ними уже должна быть искра) (можно уменьшить кол-во подвигов)) - в пределах школы (не ПостХог), причем пусть это будет что-то такое же как \"похищение золотых яблок из сада Гесперид\" - к примеру \"похищение золотых булочек из кабинета Дамблдора\". Юмор приветствуется. Налет флаффа приемлем.
Комментарии:ООС
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.12.19 (последнее обновление: 2012.12.18 19:14:22)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1685 раз(-a)



Глава 1. Голем Мекистея

— Раздевайся! – Маркус подтолкнул Оливера коленом под зад. Ему очень хотелось вложить в этот жест много больше нежности и дразнящего напора и проделать его ладонью, но он предвидел реакцию (О! Пробовали подкатывать и не однажды, знаем — знаем, чем эти заигрывания кончаются…) непробиваемого морально устойчивого Вуда, его ворчание и даже, чего доброго, очень легко, зуботычину – и действовал без особых фамильярностей, во всяком случае, без откровенных интимных намёков.

— Почему я? – Оливер так по-детски растерянно поджал губы, что Маркус еле сдержал глухой стон: так захотелось прикоснуться к ним хотя бы кончиком пальца.

— Из нас двоих сносно лепить из глины умею только я, — максимально беспечно пожал он плечами, — так что натурщиком быть тебе.

Вуд нахмурился:

— Слушай, а может, вылепишь какого-нибудь слонёнка или, ну, там, бегемотика? – в его взгляде плескалась паника. – Или рыцаря в доспехах? Что ты привязался к этой идее с Гераклом?

— Ни бегемотики, ни рыцари не относятся к категории Древних магловских мифов и легенд, а задание по голему у нас именно на их тему, — Флинт аккуратно, но решительно снял с Вуда мантию, стараясь не смотреть ему в глаза и дышать максимально ровно и спокойно. – Разве что воины в лёгких латах. Но я не профессиональный скульптор и боюсь, что не смогу сносно вылепить полуобнажённого лучника или копьеносца по памяти. А ты вполне подходишь на роль древнегреческого героя. У тебя, это, торс подходящий, — он бросил на Вуда более чем заинтересованный взгляд и тут же отвёл глаза. — Не Геракл, конечно, но мускулы на глиняном истукане я увеличу отдельно, и причиндалы тоже.

— Что?! – глаза Оливера расширились. – Что ты увеличишь? Какие причиндалы? Мы ни о каких причиндалах не договаривались! – он выхватил мантию из рук Флинта и поспешно натянул на себя.

Тот устало вздохнул:

— Вуд, ты ведёшь себя, как капризный младенец. Разжёвываю в последний раз специально для гриффиндорцев, — он уставился в потолок и продолжил монотонным скучным голосом: — Нам с тобой дали задание сотворить голема на тему Древнегреческих мифов. Так? – он посмотрел на Вуда, словно на непонятливого ребёнка. Тот помялся, но кивнул. – Мы решили — чтобы сделать глиняного истукана лучше, чем у остальных, слепить его в образе Геракла с натуры, то есть с тебя. Так? – Вуд нахмурился («Ничего такого, насчёт «с меня», мы не решали»), но опять кивнул. – Несоответствие ваших с Мекистеем(1), э-э-э, комплекций я исправлю на самом големе. Всё. Есть ещё вопросы? Раз-де-вай-ся! – Флинт снова осторожно потянул Вуда за ворот мантии.

Тот упрямо вцепился в неё:

— Полуобнажённый? – и уставился колючим взглядом в глаза Флинта. – Геракл будет не совсем раздет? Там у него должна быть шкура и палица. Я читал. Ещё лук с колчаном.

— Там, — не смог сдержать усмешки Маркус и кивнул в пах Вуда, — у Геракла будут яйца и пенис. С палицей между ног он будет смотреться несколько экстравагантно. А сверху мы повесим львиную шкуру, ну, или какую найдём. Годится?

— Нет! – обычная решительность наконец-то добралась да головы Оливера. – Не годится. Все будут лепить циклопов, Афродит и Церберов, а ты хочешь, чтобы наш Геракл был с яйцами и при этом походил на меня? И вся школа будет на них… то есть на меня пялиться? Нет, — он попятился к двери.

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Маркус. – Ты лепить умеешь? Я согласен позировать сам. Ничего? Переживёшь вид обнажённого слизеринца? Не заваливать же важное задание из-за твоей скромности и непорочности? — его лицо походило на беспристрастную маску, только в самой глубине глаз плескалось предвкушение близкой победы.

Вуд нахмурился, пытаясь сообразить, в чём же подвох, почесал затылок и неуверенно произнёс:

— Ну… ладно. Если ты сам не против. Я постараюсь вылепить тебя похоже.

— Постарайся-постарайся, — беспечно похлопал его по плечу Флинт. – Завтра? Глину не забудь.






* * *
— Доставай! – Флинт решительно зажёг несколько ярких магических свечей.

— Мы прямо здесь будем? При таком свете? – Вуд с сомнением оглядел пыльную каморку.

— А где? Удобное место. Есть, на чём расположиться, и никто не потревожит. А это для первого раза очень важно.

— Не вылезает, — завозился Вуд. – Застрял. Он очень большой, а тесёмочка мешает.

— Давай помогу. Можно вот так помять – удобнее доставать. Работай пальцами, не останавливайся, а то остынет. А я пока приготовлюсь, — Маркус с трудом помог Оливеру вытянуть из узкого мешка огромный куль тёплой маслянистой глины и начал раздеваться.

Заметив, что Оливер, усиленно разминая светлую глину, косится на него заинтересованным взглядом, он усмехнулся и продолжил снимать одежду преувеличенно медленно и артистично. Такого вдохновенного стриптиза Вуду ещё не приходилось видеть. Стащив через голову джемпер, Маркус пригладил растрепавшиеся волосы и лучезарно улыбнулся. Принял самую соблазнительную позу, на которую только был способен. А способен влюблённый Флинт был на многое! Рубашку он расстёгивал так долго, что сам чуть не застонал от нетерпения, красиво поиграв тренированными мышцами, взялся за пряжку ремня. Оливер часто-часто заморгал и так сильно вдавил пальцы в ком глины, что случайно разделил его на два куска. Когда Флинт, освобождаясь от штанов, как бы ни нарочно завертел перед его носом попой, Вуд судорожно сглотнул и зажмурился. Он так и сидел, не открывая глаз, и дрожащими руками мял-мял-мял тёплую податливую глиняную массу до тех пор, пока на его плечо не легла тяжёлая ладонь.

— Ну, ваятель! Рассматривай внимательнее – и вперёд! Особое внимание уделяй деталям.

Оливер опасливо отодвинулся.

— Деталям? Ладно. Деталям, — и плюхнул глиняный комок на стол.

— Может, хлебнёшь вдохновения? – в руках Флинта, откуда ни возьмись, появилась бутылка эля.

Оливер с сомнением покачал головой и начал лепить толстую глиняную колбаску…

*

— Лепи-лепи! – живая скульптура «юный соблазнитель капитана львят по квиддичу» удавалась лидеру команды соперников на все сто.

— Угу, — на столе перед Вудом возвышалась глиняная фигурка, отдалённо, но, всё же, напоминавшая древнегреческого Мекистея.

— О! Да ты мне льстишь! – рассмеялся Флинт, подойдя поближе.

— М-м-м… Знаешь, мне на расстоянии тебя лучше видно, — смущённый румянец на щеках Вуда настолько воодушевил Маркуса, что это стало заметно, э… невооружённым взглядом. Руки Оливера, работавшие над глиняным человечком, замерли в мисочке с водой.

— Ну… Ты… Он… у тебя чего?

— Тебе не нравится? – тряхнул головой Маркус и придвинулся ещё ближе.

— Почему не нравится? – возмутился Вуд, но быстро понял двусмысленность своих слов и строго покачал головой. – Ты, Флинт, знаешь что? Хватит тут. У меня у самого кое-что есть между ног не хуже, – не подумав, выпалил он и осёкся: — Это… ты… я…

— Верю, — быстро подхватил интересующую его нить разговора Флинт и с вызовом уставился на Оливера.

— Не-е-ет, — тот, наконец, взял себя в руки. – Не дождёшься. И вообще, хватит меня обхаживать!

Флинт молчал и улыбался. Вуд, судорожно сглотнув, с трудом смог отвести взгляд от его возбуждённого члена, красующегося в районе живота.

— Я тебя обхаживаю? – голос Маркуса отозвался в груди Оливера сладостной тяжестью. – Я на чистом английском говорю: давай потрахаемся! Или хотя бы потрогаем друг друга. Ну? Боишься?

— Прекрати! – сердито фыркнул Оливер. – Мы занимаемся важным делом. У нас задание – голем. И вообще я не хочу тебя слушать!

— Не слушай, — Маркус теперь стоял вплотную к Оливеру и внимательно разглядывал глиняного человечка. – А ты не забыл прилепить ему кое-что? Самое важное, между прочим.

Оливер нахмурился, раскатал маленький кусочек оставшейся глины и прилепил его между ног «Геракла»:

— Так? – его взгляд красноречиво сообщал, что он сейчас либо уйдёт, хлопнув дверью, либо даст Маркусу по яйцам.

— Не знаю… Ты конечно художник, то есть скульптор, но не хочешь сопоставить произведение с натурой? – Флинт быстро схватил Вуда за руку и стремительно приложил его вмиг поледеневшую ладонь к своему паху. Оливер подёргался, но быстро затих. Пальцами он пошевелить боялся и вообще дышал через раз, но руку с члена Флинта не убирал. Так они простояли некоторое время: Флинт — елейно улыбаясь, выпятив грудь и подрагивая животом, а Вуд — тяжело дыша и мечтая о том, чтобы его пальцы или отсохли, или… уж намертво приклеились…

Очнулся Вуд только когда услышал горячий шёпот:

— Нравится? – Маркус приобнял его за талию и прижался бёдрами, одна его рука осторожно скользнула на ягодицы Оливера, другой он обнял его за шею и нежно потёрся бархатистой щекой о его щёку. Когда губы Маркуса, влажные, чуть-чуть дрожащие, взволнованные, потянулись к нему и приоткрылись – Оливер глухо вскрикнул и, толкнув Флинта, отскочил в сторону.

— Ты о чём вообще думаешь?! – спрятался он за стол.

— О том же, о чём и ты! – Маркус остался стоять на прежнем месте, только взгляд его тянул Оливера, словно обёрнутый вокруг шеи кнут.

— Я ни о чём таком не думал!

— Так подумай, — вкрадчивый голос разливался по телу Оливера тревожными всполохами опасного предвкушения.

— Нечего мне думать про всякие глупости! Ты изображаешь Геракла для дела, для нашего голема – вот и изображай!

— Я и изображаю, — Маркус принял «героическую позу»: встал в красивую стойку, напрягся изо всех сил, сделал вид, что держит в руках невидимый лук, натягивает тетиву и стреляет: — Дзыньк! – незримая стрела почти физически ударила Оливера в грудь – от неожиданности он поморщился и покосился на то место, в которое она «воткнулась».

Маркус стремительно перескочил через стол. Миг – и Вуд лежит на спине, прижатый, с заломленными руками и широко раскрытыми от ужаса глазами. Флинт налёг на него всем весом и упёрся членом ему между ног.

Губы Маркуса уже почти поймали рот Оливера, отчаянно вертевшего головой, когда тот вдруг прекратил сопротивление, перестал вырываться и только выдохнул горячо:

— Нет! Если ты сделаешь это – то это будет наш последний поцелуй. Клянусь!

Флинт замер на Вуде, как тот голем, у которого завершилась «программа»: отказ, означающий надежду услышал он только что?! Боясь отпустить свою добычу, Маркус, тем не менее, растерял весь эротический напор и отпустил руки Оливера, сместился губами к его щеке и уху: может быть хоть так, совсем невинно? Тот отвернулся и расслабился полностью: делай что хочешь, если намерен всё испортить!

— Прости. Прости, прости! – зашептал Маркус сначала совсем тихо, почти по-змеиному. – Я не буду ничего делать без твоего согласия. Я не это хотел. Я хотел тебе доказать, — его голос набирал обороты. — Что ты тоже хочешь. Но зря сопротивляешься. Я ведь нравлюсь тебе? Я это чувствую, вижу. У тебя на лбу написано и на других местах: «Мне нравится этот слизеринец, я хочу близости с ним, но боюсь самому себе в этом признаться». Вот я и решился доказать тебе.

— Доказал! – улучив момент, Вуд распрямился, как сжатая пружина, стремительно и порывисто, вскочил на ноги с повисшем на нём Флинте. Никакого испуга, никакой растерянности или неуверенности! Капитан Вуд! – Нравишься! Признаю! – в его взгляде плясали дьяволята. У Флинта от возбуждения заломило зубы. – Ты мне нравишься, Геракл! – озорно сверкнул он глазами.

— Тогда в чём же дело? – Маркус внезапно почувствовал дискомфорт от своей неодетости и, тщательно скрывая смущение, поспешил прикрыться мантией. – Чего ты тогда бегаешь от меня? Прячешься, как Еврисфей. Вот точь-в-точь. За высокими микенскими стенами, в бронзовом пифосе(2) под землёй.

— Не сравнивай меня с этим слабым и трусливым царём древних маглов, — то ли в шутку, то ли всерьёз обиделся Вуд. На его надутые губки и сердито заморгавшие ресницы член Маркуса среагировал так активно, что его хозяин плотнее завернулся в мантию. – Я бы охотнее вообразил себя Гиласом или Абдером, – хитро прищурился Оливер и опустил хулиганский взгляд в пах Флинта.

— Ничего себе! – поднял тот брови. – Одним из молодых возлюбленных Геракла? – и присвистнул. – Оливер! Да ты не так безнадёжен, как пытаешься казаться. Может, у меня всё-таки есть шанс? – мантия начала медленно соскальзывать с его бёдер.

— Нет-нет-нет! – замахал руками Вуд. – Шанс? – Край мантии целомудренно повис на выступе внизу живота Флинта – Оливер облегчённо вздохнул. – Что за шанс?

— Ты невозможен! – возмущённо вздохнул Флинт. – Как девчонка. («Может, поэтому так меня и заводишь?»). Шаг вперёд – шаг назад. Я должен ухаживать за тобой? Ты этого хочешь? – Оливер неистово замотал головой. – Тогда что ты хочешь? Знаешь… Давай… заключим соглашение? Спор, пари – как угодно. Я Геракл? Значит, я выполняю несколько подвигов для тебя, и ты… э… ну…

— Что я? – щёки Вуда запылали румянцем, он насупился, словно бык перед тореадором.

— Ты взглянешь на меня… чуть благосклоннее. Назовём это так. И поцелуешь. В губы. Сам. С языком.

Вуд возмущённо засопел, набрал в грудь побольше воздуха и гневно выдохнул:

— Фли-и-инт! Ты нарываешься!.. Идёт!

Маркус опешил только на пару секунд. Уже в следующее мгновение его рука протянулась для закрепления пари. Спорщики стиснули друг другу ладони.

— Двенадцать? – хищно усмехнулся Вуд. – Двенадцать подвигов будешь для меня совершать, Мекистей?

— Ну, не-е-ет! Давай три? Я же не за задницу твою сражаюсь… пока… Всего лишь за поцелуй. Идёт?

— Идёт! – после секундного раздумья кивнул Вуд.

— Замётано? Я три подвига – ты три поцелуя.

— Не наглей! – рассмеялся Вуд. – Замётано! Разбивай!

— Разбиваю!

— И какой первый подвиг мне совершать? – Маркус совершенно по-гречески закинул край мантии себе через плечо.

— Ну, какой там был у Геракла? – Вуд пожал плечами. – Немейский лев. Чудовищное существо. От одного его громоподобного рыка бежит всё живое.

— Я надеюсь, ты не хочешь поручить мне содрать шкуру с миссис Норрис? – поморщился Маркус. – Брр.

— Достаточно, э… не знаю… — Оливер мечтательно закатил глаза, – пушистой кисточки с её хвоста! Вперёд, Геракл! На немейского льва!

………………………………………………………………….

(1) Эпитет Геракла

(2) Большой кувшин, бочка



Глава 2. Первый подвиг Маркуса Флинта. Немейский лев



… Кис-кис-кис … Хорошая девочка … Кис-кис-кис … Хочешь котлетку? … Ай! … Вот дрянь! … А ну полезай в мешок! … Не смотри на меня так! … Чтоб тебя! Чего шипишь?… Отцепись, тварь! … А-а-а! … Когти убери, гадина! … Помогите! Мистер Филч! … Спасите!



Глава 3. Второй подвиг Маркуса Флинта. Похищение Цербера



… Привет, Клык! А Хагрид дома? Погулять не хочешь? Хорошая собачка. На кабанов поохотиться? … Какие у тебя большие зубки! Это для того чтобы лучше грызть косточки? Смотри, что у меня есть: самая сахарная косточка во всём Хогвартсе … Какой у тебя большой язычок! Это для того, чтобы лучше облизывать? Ну, всё. Ладно-ладно. Хватит, Клык. Хва-а-атит. Я понял, что ты меня любишь. Ласковая собачка. Отстань уже! Убери свой язык! Ты меня уже всего измусолил! Не знал, что в тебе помещается столько слюней! Фу! Отста-а-ань! … Какой у тебя большой, э-э-э… Клык, не смей! Клык, я не сука! Клык, спрячь немедленно! Клык, это моя нога! Клык, не роняй меня! Клы-ы-ык! Хагрид! Помогите! Хагрид! Пожалуйста! Заберите своего озабоченного волкодава! Держите его на цепи! Отвяжись, похотливый кобель, извращенец! Не-е-ет!



Глава 4. Третий подвиг Маркуса Флинта. Золотые яблоки Гесперид



— Смотри! Опять! – Маркус отвернулся от своего места за столом Слизерина и толкнул сидящего за его спиной Оливера. – Снова булочки! Опять. Золотые, — зашептал он.

Вуд возбуждённо закивал и уставился в сторону преподавательского обеденного стола.

Директор Дамблдор с лёгкой, но завораживающей улыбкой поднял серебряную крышечку над блестящим блюдцем и с видимым удовольствием причмокнул губами. Он аккуратно взял в руку некий золочёный предмет и воодушевлённо вздохнул, огладил серебристую бороду. Пошептал что-то и начал медленно разворачивать золотую фольгу. Булочка! Почти правильной округлой формы, румяная, светло-пшеничная, с глазурью, аппетитная до невозможности… Дамблдор медленно поднёс её ко рту и с благоговением впился зубами в сдобную мякоть.

Вуд проглотил слюнки. Флинт пихнул его под локоть: «Смотри!»

Дамблдор с таким блаженством жевал и так вкусно глотал, запивая компотом! Жмурился от наслаждения, охал и поминутно поправлял очки.

— Как ты думаешь, — заговорщическим тоном поинтересовался Маркус, — что такого особенного в этих булочках? Дамблдор раз в неделю с завидной регулярностью и неземным наслаждением на лице уплетает эти булки. Всегда по одной. А где он их берёт? На кухне таких не выпекают – я интересовался. И почему они золотые? Странно, — он прищурился. – Какое-то грандиозное колдовство.

— Вот-вот, – закивал Оливер и хищно усмехнулся.

Маркус озадаченно уставился на него, неприятная догадка пронзила сознание.

— Нет, — он всё ещё не хотел верить, что только что сам своими руками, вернее своим любопытным несдержанным языком, подписал себе… нет, не смертный приговор, конечно, а всего лишь невероятно сложное, невыполнимое задание. Всего лишь… — Ты не можешь, — он толкнул Вуда так, что привлёк внимание и своих соседей по столу и гриффиндорцев. – Нет, Вуд. Давай что-то другое загадывай. Всё что угодно: оседлать фестрала, признаться в любви Безголовому Нику или Трелони, провести ночь в Запретном лесу, вымыть туалет, заплести косичку на хвосте кентавра, обуздать единорога. Хочешь, я прямо сейчас станцую на столе, поцелую Паркинсон или на весь зал прокричу, что люблю тебя?

— Не-е-е-а, — от улыбки Вуда у Маркуса всё обмерло внутри. – Булочки. Добудешь мне хоть одну золотую булочку Дамблдора. Узнаем, что же в них такое особенное. Из-за чего господин директор так балдеет, вкушая их? – Флинт тряс головой, словно заведённая кукла: «Нет, нет, нет, нет!» — Я хочу золотую булочку! — Вуд ещё никогда не был так решителен с Маркусом. – Ты, Геракл, и так не выполнил ни одного моего задания. А настоящий Мекистей, между прочим, украл у нимф-Гесперид золотые яблоки. Так что, давай, включайся, герой.

— Я старался, ты же знаешь, — Флинт потёр расцарапанную щёку.

— Значит, плохо старался. Тебе всего-то надо было отрезать помпон от хвоста кошки и привести собаку в назначенное место. Слабак! – как пощёчина! Маркус насупился и обиженно засопел, отвернулся к своему столу. – Мне не нужен парень–растяпа и парень-хвастун! – теперь Оливер толкнул его в спину. Он склонился к самому уху Флинта и быстро зашептал: — Добудешь булочку Дамблдора – получишь поцелуй. И даже больше! – многозначительно крякнул он и отодвинулся вместе со стулом.

Маркус переводил нерешительный взгляд с преподавательского стола, за которым Дамблдор аккуратно подбирал крошки с блестящей тарелочки, на Оливера, начавшего что-то громко и весело обсуждать с соседом-гриффиндорцем. «На-сколь-ко боль-ше?» — проговорил он Вуду одними губами и вопросительно поднял бровь.

Уже выходя из-за стола в компании приятелей, Оливер громко и внятно сообщил над плечом озадаченного хмурого Флинта:

— Насколько войдёшь!




* * *
Флинт судорожно сглотнул и отвернулся к преподавательскому столу. Директор как раз выходил из-за стола, дорогу ему, услужливо шаркая ножкой, преградил эльф и что-то спросил на счёт завтрашнего меню. Дамблдор, задумавшись на ходу, отмахнулся и буркнул нечто похожее на «девонширский яблочный пирог»…

Маркус, прогуливаясь по коридору, случайно услышал кусочек разговора Гарри Поттера и Рона Уизли о том, что директора Дамблдора нет в школе…

Огромный каменный монстр при его приближении с препротивным хрустом повернул оскаленную зубастую морду. Флинт постарался улыбнуться как можно более приветливо и независимо. «Меня пригласил господин директор». Горгулья пошевелила драконьим хвостом и едва выставила в сторону посетителя директорской башни чешуйчатое плечо. Этого еле заметного жеста ужасного каменного изваяния хватило, чтобы заставить голос Маркуса неприлично пискнуть:

— Привет! То есть здравствуйте. Добрый вечер. – Горгулья повела ушами. – Ах, да… Пароль? Возможно, э… миндальное печенье? – как можно увереннее выпалил Флинт. — Засахаренная клюква? Нет? – он с видом истинного сладкоежки почесал затылок. – Наверняка, цукаты. Лимонные цукаты? Апельсиновые цукаты? Цукаты из папайи? – сложил он руки на груди. Горгулья приняла прежнюю бездвижную позу и стала абсолютно походить на обычную скульптуру, большую и грозную. Во время вдохновенного монолога Флинта ни один мускул не дрогнул на её каменной серой морде. Она только изредка косила на надоедливого школьника переливчатые равнодушные глаза. – Пудинг? – не унимался тот. – Черничный пудинг? Смородиновый пудинг? Гремпширский? Чизкейк? Ванильный пудинг? Лимонный? … Шербет, лукум, монпансье, пастила, марципан, карамельные ириски, сливочные помадки? … Слоёный трайфл? Меренги? Пончики? Кекс? Кекс с изюмом? Кекс с цукатами? Ромовый кекс? Ореховый? Уэльский? Кекс с бекмесом? Шоколадные эклеры? Клубничные корзиночки? – Маркус почувствовал тошноту и поморщился. – Свадебный пирог? Трюфельный торт? Овсяное печенье? – он перебирал все сладости, какие только мог вспомнить, по алфавиту, вразнобой, классифицировал их по начинкам, форме, виду теста, стране происхождения. Перед его глазами мелькали горы всяческой сладкой снеди и заваливались на него, обрушивая сахарную пыль, бисквитные крошки и кокосовую стружку. – Мусс? Йоркширский пудинг? Торт с крыжовником? Торт с вишней? Шортбред? Саварен? – Горгулья закрыла глаза, Маркусу показалось, что он слышит её тихий храп. Внезапно он вспомнил директора, задумчиво отмахнувшегося в обеденном зале от эльфа. – Девонширский яблочный пирог!

Каменный монстр внезапно вздрогнул и отошёл в сторону.




* * *
Кабинет директора был тёмен и ярок одновременно. Круглое помещение с множеством узких витражных окон и разномастных портретов предшественников на стенах, свечи ни то обычные, ни то колдовские. Повсюду столики и стеллажи с бесчисленными хрупкими серебряными приборами: безостановочный звон, треск, тиканье, пыхтение. Полки с книгами, рукописями, папками, рулонами. Посередине кабинета на постаменте – переливающийся всеми цветами радуги, мерцающий светлыми бликами сосуд. Возле громоздкого стола – феникс крепко спит на специальном насесте. В самом дальнем углу между книжными полками – узорчатая тумба и распределительная шляпа на ней… Никаких булочек не видно…

Ну, не лазить же по ящикам директорского стола и вообще не обыскивать же кабинет? Маркус пошёл по кабинету, суетливо завертел головой и, случайно взмахнув рукой, задел шляпу Гриффиндора. Она неуклюже сдвинулась и пискнула:

— Осторожнее, молодой человек! – в воздухе запахло пылью и слежавшимся фетром.

Под отогнувшимся краем широкого шляпного поля Маркус заметил блеск золотой фольги. Неужели булочка?!

— Извините, — промямлил он и хотел снять шляпу с тумбы. Та прижалась полями к своему месту и ворчливо запыхтела:

— Ничего себе! А вам, юноша, никто не говорил, что неприлично вот так хватать ценные предметы, которые вам не принадлежат? Я, между прочим, символ школы, одно из самых прозорливых и умных существ Хогвартса.

— О, да, уважаемая, — вежливо кивнул Флинт. – Ваши заслуги перед Хогвартсом и всей магической Британией невозможно переоценить. Мне просто стало любопытно, а что это блестит под вами? Такое золотистое? Удобно ли вам лежать на этой штуке?

— Это? – шляпные поля приподнялись, открывая прозрачный горшочек с несколькими позолоченными булочками разных размеров: самая большая была похожа на ту, что ел в столовой Дамблдор, самая маленькая была размером с грецкий орех. – Это затея господина директора. Что-то он там выращивает. Я не в курсе. Мне ни к чему, но, вероятно, нечто ценное, иначе он не доверил бы охранять это мне — самому надёжному стражу во всём Хогвартсе. – «Да уж», — сдержал усмешку Флинт. – Кажется, я слышала из его уст что-то насчёт мечтальных булочек и булочек радостных снов.

— О! — восхищённо поцокал языком Маркус. – А можно я посмотрю, что это за булочки такие, — он потянулся к шляпе.

— С какой это стати! – возмущённо заверещала та. – Прекрати распускать руки! Иначе я подниму тревогу! Караул! Грабят!

— Тише. Тише, уважаемая! Не трогаю, не трогаю я вас, — Флинт отступил. – Если господин Дамблдор доверил вам охранять своё колдовство – то, значит, это действительно что-то особо ценное. Только такая умная шляпа может надёжно сохранить тайну господина директора.

— Вот-вот! – шляпа гордо взмахнула полями и сдвинулась в сторонку. – Удивительное колдовство! – заявила она с такой гордостью, будто сама принимала в нём непосредственное участие. – Растут. Булочки растут. Такой особенный хрустальный горшочек. Когда-то давно в нём росли всякие мелкие детские болезни – заикание, картавость, кривые передние зубы. Но господину Дамблдору удалось его… э… перепрофилировать. Знаете такое слово, юноша?

— Пе-ре… Что? – вполне убедительно притворился Флинт. – Пере-фифи-ровать?

— Да! – горделиво качнула шляпа своей длинной острой тульей. – Я знаю много таких редких слов!

— О! Верю! – подобострастно поклонился Флинт. – Вы чрезвычайно умны и эрудированны. Это сразу видно. Не может шляпа знаменитого Годрика Гриффиндора быть глупым зачарованным приспособлением. Я в это никогда не поверю. Может, испытаете меня? Ну… Например, загадаете несколько загадок? Отвечу – получу приз. Нет – побегу громко кричать по всей школе, что нет во всём Хогвартсе и во всей Британии магического предмета умнее и прозорливее вас. Идёт?

Шляпа скукожилась и поджала острый конец, заелозила на своей тумбе. Если бы у неё было лицо, то на нём, наверняка, отразились бы мыслительные мучения, пытавшие её волшебный разум.

— Конечно, — наконец, радостно воскликнула она, — бегите и кричите!

— А вопросы? Загадки? – осторожно поинтересовался Маркус. – И приз? Ну, если только предположить, всего лишь предположить, что я смогу ответить на ваши загадки? Я получу… например… вот эту булочку? Всего одну. Вон там в вашем горшочке сколько их растёт.

— Хорошо, — лёгкое сомнение всё же промелькнуло в голосе шляпы, но, натолкнувшись на растерянную не слишком сообразительную физиономию Флинта, быстро исчезло. – Получите булочку, — хитро пообещала она. Слушайте первую загадку, — и надолго задумалась. Маркус уже хотел поторопить её, но шляпа, наконец, заговорила торжественным тоном:

— У мистера Локонса была очень дорогая книга. Она стоила сто тысяч галлеонов. Но мистер Локонс сжёг её. Да-да, вот взял и сжёг, — закивала шляпа острой тульей. – Что это на него нашло?

«Дурак этот Локонс, — чуть было не выпалил Маркус. – Такую ценную вещь уничтожить!»

Для разгадывания первой загадки ему потребовалось всего лишь поставить себя на место Златопуста Локонса.

— У мистера Локонса наверняка было две одинаковых книги, — усмехнулся он. – И когда он сжёг одну, то, как минимум, удвоил стоимость оставшейся.

— М-м-м, — недоверчиво замычала шляпа, — откуда знаешь? Сам Локонс, небось, где-нибудь проболтался?.. Ладно… — задумалась она и выпалила скороговоркой: — А без чего ничего никогда не бывает?

— Без названия! – так же стремительно выдал ответ на совершено детский слоган Флинт и только потом сообразил, что забыл притвориться мучительно размышляющим. Шляпа от раздражения чуть не соскочила с тумбы. Она долго поджимала свои поля, ворочалась и вертелась на месте.

— Хорошо, — процедила она, словно сквозь зубы. – Хорошо... Ладно-ладно… Вот тебе третья загадка. Математическая. Какова вероятность встретить на улице Мерлина? Рассчитай!

Флинт сперва немного опешил. Вероятность? Э-э-э… Победная улыбка озарила его лицо, и он беспечно пожал плечами:

— Либо встречу – либо не встречу! Вероятность фифти-фифти, пятьдесят на пятьдесят.

Распределительная шляпа так обиженно и грозно запыхтела, что Флинт опасливо отодвинулся от неё: ещё укусит!

Он долго стоял в сторонке, но потом не выдержал и кашлянул. Шляпа неохотно сдвинулась с хрустального горшочка. Маркус быстро запустил в него руку и вытянул самую большую булочку в золочёной фольге. Yes! Victory and Oliver!






* * *
— Ты чего? – Оливер оторвал свои взволнованные губы от бесстрастных, будто неживых губ Маркуса и недоумённо захлопал ресницами. У Флинта внутри разорвалась бомба с этикеткой «Хочу!» Но он гордо поднял подбородок и даже смог на негнущихся ногах отступить от Оливера:

— А мне мало поцелуя. Да. Ты обещал нечто большее. Я, между прочим, совершил для тебя настоящий подвиг. Вот булочка, — кивнул он на красовавшийся в ажурной салфетке позолоченный трофей. – А где «насколько войдёшь»? Я выполнил задание моего Еврисфея. Я испытал много мытарств. Я сражался с каменным монстром и с… самым хитрым существом на свете. Я победил! Где моя награда?

Вуд так озадаченно уставился на него и так нервно закашлялся, что Флинт пожалел о том, что смог сдержаться и не принять долгожданного поцелуя.

— Я думал… — промямлил Вуд и покраснел. – Я думал, что ты хочешь… Я же обещал поцеловать. Но если тебе не надо? – он гневно сверкнул глазами и насупился. – Тогда ладно. Уговор — есть уговор, — теперь глаза Вуда стали похожи на две колючие льдинки. – Выполнил задание, Геракл? – криво усмехнулся он. – Получи свою награду! Ну? Чего ждёшь? Можешь хоть «насколько войдёшь», хоть с краешку потыкать. Я разрешаю! Вперёд! Как мне повернуться? Лечь? Раздеться самому?

«О, Мерлин! Что же ты так нервничаешь, Оливер? Что бесишься? Неужели думаешь, что я смогу вот так взять тебя? Я же… Я же готов для тебя… Потому что… Я тебя…»

— Ты мне очень нравишься, — Флинт взглянул в лихорадочно блестевшие глаза Оливера так спокойно и уверенно, как только смог. – Я всего лишь хотел, что бы ты поцеловал меня не из-за этой булочки. Понимаешь? Мне за булочку не надо, — склонил он голову.

Ярость Вуда, набравшая почти максимальные обороты, внезапно будто натолкнулась на что-то мягкое, податливое, тёплое, настоящее. Завязла, притухла, заскользила на холостых…

— А не за булочку? Надо? – Оливер подошёл к Маркусу и взял его за руку.

Вот тут терпение Флинта закончилось разом! От порывистого движения они оба чуть не упали. Ухватились, зашевелились судорожно, вжались друг в друга и долго балансировали между стремлением держать равновесие и устойчиво стоять на ногах и желанием не разнимать горячих торопливых губ и жадных настойчивых языков. Оба задохнулись переполнившим их счастьем и нежностью. Страстью. Желанием. Оба почти одновременно опустили руки друг другу между ног. Улыбки, пробивающие проходы в скалах недоверия и сомнений! Глаза, искрящиеся желанием дать больше, чем взять!.. Золочёная фольга хрустнула под спиной Оливера, салфетка с булочкой от резкого движения руки Флинта отлетела со стола в угол.

— Мне остановиться, Оливер?

— А ты сможешь?

— Я постараюсь для тебя.

— Ты, Геракл, уж старайся не останавливаться!

— Я тебя…

— Молчи!

— Ты мне очень нравишься!

— Да! Да, Маркус!




* * *
— Давай съедим её напополам? – Вуд поднял с пола золотую помятую булочку.

— Как хочешь, — Маркуса всё ещё немного лихорадило, и он боялся отлепиться от стола: вот ещё подумает Вуд, будто он такой слабак, что раскис после первого раза!

— Всё-таки интересно, что в этой булочке особенного, — Оливер развернул фольгу и разломил мягкую сдобу. Принюхался, попробовал крошку на зуб. – Булка как булка. Съедим и пойдём спать. А там видно будет?

— Как скажешь, — рассеянно улыбнулся Флинт. Вуд озорно взглянул на него и усмехнулся:

— Или ещё э-э-э… поцелуемся?

— Как знаешь, — Флинт, словно лунатик протянул к нему руки.

— Нет, – решительно отстранился тот. – Знаешь, хорошенького понемножку. Мы и так перевыполнили программу первого свидания. И третьего тоже, — он быстро провёл ладонью по своей ширинке. – Если и дальше так будем торопиться, то через неделю тебе придётся на мне жениться. Или как там? Брать в супруги?

— Как скажешь, — ещё более широко улыбнулся Флинт. Вуд смутился, покраснел и вручил ему половинку булочки:

— Ешь. То же мне… Нашёлся… Ешь! Не зря же ты геройствовал, Мекистей.

— Слушай, Вуд, а для тебя больше никакого подвига совершить не надо? Я могу…

— А платить я чем буду? – напрягся Оливер. – Мы же вроде… это… всё попробовали.

— Не всё, Вуд, поверь мне, не всё…



Эпилог

Они засыпали в разных спальнях, в разных кроватях, под разными пологами – красным и зелёным. Они засыпали с разными именами на устах: Флинт твердил сквозь дрёму: «Вуд, люблю, Оливер, хочу…», а Вуд шептал, вздрагивая: «Маркус, Мекистей, Маркус, только ты…»

На резной тумбе в директорском кабинете ворчала, пыхтя древней магической пылью, самая умная и прозорливая шляпа на свете и прикрывала от посторонних глаз чудесное колдовство – растущие в хрустальном горшочке золотые булочки. Раньше, до тех пор, пока Великий Чародей не э… перепрофилировал этот волшебный сосуд, в нём на потеху ведьмам росли детские неприятности, а теперь… Булочки радостных снов и лёгких мечтаний? На одну ночь в неделю делающие умудрённого сединами колдуна немного счастливее?..

*

— Что тебе снилось? – нерешительно, но заинтересованно склонился к Флинту Вуд. Тот опасливо огляделся и начал жарко шептать ему на ухо. Оливер только воодушевлённо кивал, одёргивал руки Маркуса, всё время норовившие пристроиться на его талии, опуститься в пах или соскользнуть к ягодицам и восклицал возбуждённо: «И мне! И я это видел! Вот точно! Так и было!»

Чересчур любопытный и внимательный слушатель, найдись в Хогвартсе такой безумец, рискнувший подобраться достаточно близко к двум тискающим друг друга в тёмном уголке капитанам квиддич-команд, смог бы с интересом выслушать историю древнегреческого героя Маркуса совершавшего ради своего возлюбленного Оливера многочисленные подвиги и геройства, очищавшего от скверны земли Британии, сражавшегося со страшными порождениями тьмы, уничтожавшего лютых зверей и небывалых чудовищ, приносившего к ногам любимого драгоценные дары... И получавшего в награду восторженные взгляды, нежные пальцы на ранах, страстные поцелуи и шёпот в гулких коридорах древнего замка: «Мой Мекистей! Мой Маркус».



...на главную...


август 2017  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

июль 2017  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.08.11
Новости второй свежести [4] (Гарри Поттер)


2017.08.10
Потанцуем, профессор? [7] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.08.16 16:50:28
Змееловы [0] ()


2017.08.16 09:44:58
Обреченные быть [4] (Гарри Поттер)


2017.08.15 19:50:11
Десять сыновей Морлы [37] (Оригинальные произведения)


2017.08.14 21:12:47
Право серой мыши [5] (Оригинальные произведения)


2017.08.14 13:42:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [10] (Гарри Поттер)


2017.08.13 18:59:51
Список [7] (Гарри Поттер)


2017.08.13 17:53:09
Последняя надежда [1] (Гарри Поттер)


2017.08.12 22:11:10
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [11] (Гарри Поттер)


2017.08.12 12:30:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2017.08.11 16:50:57
Camerado [6] (Гарри Поттер)


2017.08.11 16:34:00
Когда ты прикасаешься ко мне [5] ()


2017.08.11 14:26:31
Превыше долга [2] ()


2017.08.10 02:54:45
Рассыпая пепел [3] (Гарри Поттер)


2017.08.09 22:02:33
Своя цена [14] (Гарри Поттер)


2017.08.09 17:42:40
Мои стихи и иже с ними [2] (Оригинальные произведения)


2017.08.08 21:36:15
От Иларии до Вияма. Часть вторая [13] (Оригинальные произведения)


2017.08.08 13:05:50
Быть женщиной [0] ()


2017.08.04 24:50:09
Слишком холодно [41] (Гарри Поттер)


2017.08.04 13:40:01
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2017.08.03 22:59:44
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2017.08.03 17:03:45
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.08.02 18:42:19
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.07.30 20:13:03
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.07.30 17:08:24
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2017.07.29 01:21:21
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.