Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Бал в Министерстве Магии. Распахивается дверь, входит Люциус Малфой. Машет рукой:
- Заноси!
Дюжина домовых эльфов тащат большой унитаз, устанавливают на обеденном столе. Гости смотрят на это, ничего не понимая.
Малфой подходит к Фаджу:
- Министр, вы же говорили, что нам нужен хороший толчок...

Список фандомов

Гарри Поттер[18336]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12454 авторов
- 26876 фиков
- 8379 анекдотов
- 17256 перлов
- 640 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Glass witnesses («Стеклянные свидетели»)

Автор/-ы, переводчик/-и: tinuviel-f
Бета:Мирамина
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:Шерлок/Джон, упоминается Майкрофт/Лестрейд.
Жанр:Fluff, Humor, Romance
Отказ:Sherlock BBC принадлежит своим создателям
Фандом:Шерлок Холмс
Аннотация:«- Ни в коем случае! - возмущённый Шерлок прижал чашку к своей груди. - Из неё пил покойный Джим!»
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.03.13
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 3699 раз(-a)



Необходимость в уборке назревала давно, но по разным причинам - Грег то подкидывал им новое дело, то заваливался с внеплановым обыском - постоянно задвигалась сознанием Джона в самый дальний угол. В зонах ответственности Уотсона порядок поддерживался по-военному чётко и методично, а в бардак друга доктор старался лишний раз не соваться, чтобы потом не выслушивать полуторачасовые вопли на тему «Куда делась шестнадцатая салфетка из третьей непочатой пачки на столе, там был расшифрован геном человека!».

Однако, как ни крути, наличие в их квартире территории общего пользования в виде кухни, ванной и коридоров предполагало хоть и редкое, но проявление взаимного уважения соседей друг к другу в общем и к интерьеру в частности. И если Джон видавшую виды мебель в доме 221В по Бейкер-стрит уважал уже за то, что она была способна функционировать, имея Шерлока в виде хозяина, то сам Холмс с окружающей обстановкой обращался крайне бесцеремонно. Взять хотя бы сковородку (единственную, между прочим, сковородку!), которую Уотсон безуспешно разыскивал по всем кухонным шкафам целую неделю и которую, как случайно обнаружилось, детектив «временно одолжил» для очередного эксперимента. Когда несчастную, наконец, достали из-под ванной, Джон обнаружил в ней такую развитую колонию плесени, что, опоздай доктор на день-два, и можно было бы наблюдать за парламентскими выборами... в этой самой сковородке.

Её абсолютно новую товарку Уотсон принёс домой на следующий день: отдавать свою импровизированную чашку Петри Холмс отказался наотрез, да и есть пищу со сковородки, в которой не жарились, а росли грибы, обычно небрезгливому военврачу как-то не улыбалось. Джон поставил утварь на положенное ей место (третий слева верхний шкафчик, аккурат над плитой) и с чувством выполненного долга отправился заканчивать «Танцующую ленту». В конце концов, пара незначительных фраз в конце истории про абсолютное незнание Шерлоком принципов кулинарии - это та маленькая месть, которую он мог себе позволить без угрызений совести.

Консультирующий детектив ввалился домой под вечер - запыхавшийся, встрёпанный, но стандартно на взводе из-за отличного преступления. Ураганом пронесшись по гостиной и оставив на полу грязные следы, Шерлок залетел в кухню и захлопал дверцами шкафчиков.

- Еды нет, - как бы между прочим заметил Джон, и что-то металлическое в ответ брякнуло по столешнице. Сыщик, видимо, не поверив, ещё раз прошёлся по всем полкам, пошумел и только минут через пять появился в гостиной с тем самым расслабленно-удовлетворённым выражением лица, которое Джон видел у него только в постели. - Что, ты раскрыл не только то убийство, но попутно и парочку других преступлений?

- Я в душ, всё потом расскажу, - воодушевлённо пообещал сыщик, раздеваясь на ходу - пальто, шарф, рубашка (без кровавых пятен, странно) - и хлопнул дверью ванной. - Джон, сделай кофе! - раздалось уже оттуда, а последняя попытка возмущённого отказа была заглушена шумом полившейся из кранов воды.

- О да, конечно, - Уотсон фыркнул, но всё же выбрался из уютного кресла, оставив лэптоп на столе. - Для чего ещё я здесь нужен? - поинтересовался он у черепа, проходя мимо камина. Череп, горделиво зиявший провалами носовых пазух, ответил предсказуемым молчанием.

В свою очередь осмотрев полки кухонных шкафов, Джон не нашёл открытой пачки Whittard, хотя вчера утром, он помнил это совершенно точно, в ней оставалось ещё больше половины. Задаваться вопросом, что Шерлок сделал с почти что целой двухсотграммовой упаковкой молотого кофе, было чревато для неподготовленного мозга весьма неприятными последствиями, а Уотсон, несмотря на многолетнее сожительство в качестве просто соседей и полугодовое - в качестве любовников, прослыть ещё одним психом не хотел. Достав из тайника новую пачку, он вскрыл целлофановый пакет и уже наклонился к мусорному ведру, как обнаружил в нём что-то подозрительно знакомое... и за ручку вытащил новую сковородку.

- Шерлок! - чистый и благоухающий после душа Холмс обнаружился за компьютером Джона. Забравшись с ногами в кресло, консультирующий детектив, кривясь и морщась, читал последнюю запись в блоге своего партнёра, ещё несохранённую, между прочим. - Шерлок, это что? - Уотсон воинственно потряс сковородкой, когда тот соизволил, наконец, повернуться.

- Если я не утратил способности логически мыслить, то это сковородка.

- Ну да, - Джон утёр со лба испарину. Видит Бог, только благодаря многолетним тренировкам в такие минуты ему удавалось держать себя в руках. - Но что эта новая, только сегодня купленная сковородка делала в мусорном ведре, гений дедукции?!

Не дожидаясь ответа, доктор отправился обратно, чтобы вернуть утварь на место, но не успел он и порога переступить, как в комнате что-то грохнуло.

- Джон!

Молясь всеми известными и неизвестными молитвами, чтобы шумопроизводителем не был Шерлок, уронивший ноутбук, Уотсон уже начал открывать шкафчик, когда сыщик вбежал в кухню, случайно захлопнув за собой дверь.

- Джон, мне же нужно было его куда-то поставить!

Детектив со страдальческим выражением лица в стиле «Всё, что угодно, только не разбивай!» попытался перехватить его руку, но доктор уже остановился сам в преддверии привычного фэйспалма. На том месте, где благодаря Джону Уотсону пару часов обреталась сковородка, теперь стоял бокал. Круглый, пузатый коньячный бокал.

- Шерлок, для таких целей у нас есть две полки вон там, - доктор за неимением свободных рук мотнул головой, указывая в угол, изловчился и поменял местами посуду. Непривычный фужер оказался слишком большим для его ладони, и Джон аккуратно подхватил сосуд под донышко, чтобы не уронить. - И ради Бога, зачем нам такой бокал, тем более, один? Я не люблю коньяк, а ты вообще не пьёшь.

- Идиот Лестрейд не верит, что Саксона сначала усыпили клофелином и лишь потом застрелили! - оскорбился сыщик. - А всё потому, что наш уникальный обладатель пустой черепной коробки при осмотре стёр доказательства!

Джон перевёл взгляд на бокал, который сжимал пальцами, и торопливо отставил его на столешницу, потом, подумав немного, вытер ладонь о брюки. Неплохо бы ещё помыть руки с мылом... дважды, а то, судя по довольно блестевшим глазам партнёра, в этом бокале уже был не только клофелин.

- Тогда поставим вопрос по-другому: когда ты вернёшь его Грегори?

Шерлок вполне ожидаемо пожал плечами, что обозначало весьма широкий диапазон ответов, начиная от «когда сделаю все анализы» и заканчивая «а не обойдётся ли он». Тяжело вздыхая, Уотсон подобрался к шкафчику для посуды.

- Хорошо, если этот бокал так важен, ты мог бы...

Не закончив фразы, Джон остановился, рассматривая открывшиеся взгляду стройные ряды разномастных фужеров. С видом философа, размышляющего о смысле бытия и происхождении мира, доктор пытался произнести хоть слово, но, как назло, в его голове была только отборная нецензурщина на пушту, оставшаяся со времён Афгана.

Собственно, в этот момент Джон Уотсон и понял, что время «у», оно же «уборка», настало.

- Шерлок, - и без того невесёлое лицо детектива стало кислее некуда, когда Джон протянул его имя. - Ты помнишь, что говорила миссис Хадсон насчёт уборки?

Почуявший неладное Холмс попятился и врезался задом в захлопнувшуюся дверь. Открывалась она, благо, на себя, и Уотсон успел перехватить друга до того, как Шерлок развернулся и бросился вон. Симуляция кратковременной потери сознания на Джона тоже не произвела впечатления: сыщику, как всегда, не хватило терпения, он то и дело поглядывал на партнёра, тем самым выдав себя.

- Стой смирно! - консультирующий детектив, видимо, вообразил себя тряпичной куклой, потому что, стоило Уотсону его отпустить, тут же заваливался на бок. Рявкнув, взбешённый Джон почти что швырнул Холмса на стол и с каким-то мазохистским наслаждением хлопнул ладонью себя по лицу, помедлив, заговорил уже куда спокойней: - Слушай, если ты выбросишь хотя бы одну из тех старых посудин, он, - доктор ткнул в коньячный бокал пальцем, - туда запросто влезет. Шерлок, я никогда не поверю, что тебе нужно всё это, так что, раз у тебя выдалась свободная минутка, перебери своё барахло!

Холмс, уже успевший усесться на столе, смотрел на Уотсона как на старшего брата, пришедшего забрать очередное «крайне интересное, но совершенно небезопасное для тебя, Шерлок, дело». То есть, как на смертельного врага. Даже под снайперским прицелом дышалось намного проще и свободней, но военное прошлое не дало доктору шанса на отступление: ощущая себя на поле очередной битвы, Джон тяжело вздохнул и потянулся за первым бокалом.

- Давай сделаем так, - добродушно предложил он, решив, что компромисс не помешает, - я буду показывать, ты... ну хотя бы моргнёшь в знак того, что в этой посудине не написано, кто убил Кеннеди или Лору Палмер!

Угрюмо молчавший Холмс вдруг встрепенулся:

- Кто это?

- Лора Палмер? - с раздражением поинтересовался Джон, закатив глаза. Ну конечно, разве такая ерунда, как телесериалы, могла храниться на его жёстком диске?

- Нет, Кеннеди, - абсолютно серьёзно возразил тот, и Уотсон сквозь пальцы смерил любовника недоверчивым взглядом. Не шутил... Ну и чёрт с ним, решил доктор и вернулся к своей первой «жертве»: его пальцы сомкнулись на рюмке - высокой, с тонкой ножкой и чашкой треугольной формы. - Это чьё?

Гениальный упрямец не проронил ни звука, но всё-таки удостоил его взглядом - раздражённым и, как показалось Джону, чуть-чуть испуганным. Что, из-за какой-то стекляшки?!

- Шерлок? - мужчина сделал глубокий вдох. - Чёрт возьми, или ты сейчас скажешь, почему тебе так нужен этот чёртов кусок стекла, или я его разобью! Серьёзно!

Детектив сверкнул глазами так, будто Уотсон выпытывал у него секрет спасения после прыжка с Бартса, пожевал губами, но после очередного зверского рыка отрывисто произнёс:

- Та женщина, - опешивший Джон маловразумительно замычал, и Холмс не замедлил огрызнуться: - Ты сам начал, не спрашивай теперь, откуда у меня её бокал для мартини.

Доктор захлебнулся воздухом. В самом деле... дьявол, и это правда, Уотсон настоял и получил в ответ шокирующее откровение. Но непонятно, почему вдруг признание так его зацепило: ни для кого не было секретом, что даже по прошествии времени отношение Шерлока к Ирен Адлер оставалось крайне сложным и не поддавалось никакой классификации. Ревновать, учитывая, что гениальной прохвостки, умудрившейся обвести вокруг пальца самого Майкрофта, уже давно нет, было глупо и поздно, да, наверное, Джона больше смутило неожиданно поведение любовника, чем его слова... Но всё равно, отставив рюмку на дальний край стол, Уотсон долго медлил перед тем, как продолжить.

- Ты прав, - Холмс уставился на него с неприкрытым удивлением, а доктор, усмехаясь, потянулся к полке за следующим бокалом. Пожалуй, им предстояло довольно неплохо провести время. - Я не буду спрашивать, откуда он взялся, мы, кажется, договорились не вспоминать прошлое, верно?

Мягко сказано - «договорились». Скорее, то был ультиматум, причём, до сих пор непонятно кем выдвинутый. Джон, имея преимущество, мог спустить Шерлока с лестницы, но всё вышло так, что это ему пришлось принять условия друга и распрощаться с надеждой узнать ответы на самые животрепещущие вопросы. А вот сегодняшняя ситуация, кажется, давала ему шанс... Уотсон ухмыльнулся своим коварным мыслям.

- Хм, ну ладно, а что ты скажешь вот о нём?

Но едва Шерлок увидел в руке друга литровый бокал для пива, как тут же возмущённо завопил:

- Не смей трогать его пальцами!

Содрогнувшись от такого окрика, Уотсон едва не уронил посудину на пол. Дышать и проявлять признаки нормальной жизнедеятельности детектив начал, только когда Джон клятвенно заверил его, что коснулся драгоценной улики совсем чуть-чуть и только донышка - сказывалась многолетняя практика сопровождения несносного сыщика на местах преступлений.

- Это единственная вещь, на которой есть чёткие отпечатки Андерсона, - грозно начал сыщик, - и если, Джон, они стёрлись...

- Что? - уж кому-кому, а Уотсону Шерлок угрожать совершенно не умел, и Джон беззлобно фыркнул. - Лишишь секса на месяц? Или в погоню за маньяком не возьмёшь? - жаль, под рукой не было телефона, чтобы сфотографировать лицо мистера Кульминация, который не нашёлся, что ответить. - Шерлок, ты и так легко отличаешь его отпечатки от других, зачем тебе подсказка?

Ответ напрашивался сам собой и, как доктор ни надеялся, он всё же был достаточно далёк от «чтобы фильтровать следы этого идиота на месте преступления». Напомнив себе поднять большой шум, если вдруг сосуд исчезнет со своего места, Джон поставил его рядом с фужером Ирен Адлер. Пока что два - ноль в пользу Шерлока, но они только начали!

- Я так понимаю, этот мы тоже не выбрасываем?

- Нет, если не хочешь обнаружить рядом не только сковородку, но и лэптоп.

Не обращая внимания на возмущённое фырканье партнёра, Уотсон встал на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть содержимое шкафа. Мужчина долго скользил рассеянным взглядом по полкам, прежде чем издать победоносный клич.

- Не отвертишься, Шерлок! - посмеиваясь, Джон достал небольшой стакан, предназначавшийся для виски. Его гладкую внутреннюю поверхность покрывал тонкий чёрно-серебристый налёт, поблёскивавший в свете лампы. - Да помойка просто плачет по этому красавчику, - доктор помахал стаканом перед носом своего любовника. - Ничего сказать не хочешь в своё оправдание?

Детектив, в этот момент пародировавший Джона в его любимой позе, наконец, отнял ладонь от лица и... округлил глаза, приоткрыл рот, словно снова увидел перед собой «адскую гончую» из болот Гримпен Вилледж. Уотсон недоуменно нахмурился. Нет, определённо, пора хватать Холмса в охапку и ехать на отдых от криминальной деятельности: чем ещё, кроме переутомления, можно было объяснить, что Шерлок вдруг начал моргать азбукой Морзе?! Друзья магнитили друг друга взглядами, и по мере того, как всё ожесточённее становилось лицо сыщика, подаваемые им сигналы воспринимались гораздо отчётливей. Джон похолодел, и в глазах у него потемнело, едва нервическое моргание Шерлока превратилось в «Поставь стакан на место и заткнись».

- А это, Джон, то, из-за чего дорогой брат не может отказать в моих маленьких просьбах, - вполголоса процедил он, когда доктор с виноватым видом спрятал стакан среди другой посуды на столе. - Мышьяковое зеркало. В самом начале карьеры Майкрофту поднесли виски с мышьяком - абсолютно простецкая идея, ринин хотя бы соответствовал его статусу* - и не вмешайся я, то занимал бы сейчас «весьма скромный пост в правительстве», а по воскресеньям ходил к брату на могилу.

- О, - словарный запас доктора Уотсона резко сократился до одного междометия. Джон кашлянул, вспомнив о камерах, расставленных в самых разных комнатах этого дома, но любопытство пересилило, и он шёпотом добавил: - Но ты же вмешался.

Шерлок фыркнул:

- Естественно! Пираты не работают на правительство! - в кухне повисла тишина, которая прервалась смешком доктора, первым сообразившего, о чём Холмс проболтался. Джон, улыбаясь, чмокнул любовника в вихрастую макушку и почти не обиделся, когда его немедленно отпихнули, а детектив, кривясь, с деланной брезгливостью взъерошил волосы. - Из-за тебя придётся его перепрятывать.

- А я полагал, что всему виной непомерная братская любовь, - Уотсон хмыкнул. Ничто не могло быть нормальным, если речь заходила о Холмсах, и, раз Шерлок имел свой рычажок влияния на брата... - Твоего первого бокала я здесь не обнаружу, верно? - друг гордо отвернулся. - Наверняка он стоит где-нибудь у Майкрофта в секретере под двумя звуковыми сигнализациями и ампулой с кислотой.

Убедившись, что сыщик, имитировавший крайнюю степень безразличия к происходящему, вновь принялся наблюдать за ним, Джон вернулся к полке:

- Продолжим? Так, что тут у нас, - подумав, мужчина вытащил тот предмет, который казался самым безобидным, - это же шот, я прав? - крошечный стаканчик выглядел смешно, и доктор совершенно не представлял, что с ним могло быть связано. Да в него и яд-то не поместится!

- Что ты думаешь? - Холмс откинулся назад, оперевшись руками о стол, из-за чего воротничок бордовой рубашки распахнулся ещё больше, обнажая ключицы.

Засмотревшись, Уотсон не сразу понял, что ему только что дали свободу воображения, правда, вряд ли Шерлок имел в виду именно это, хотя, чёрт побери... Глубоко вдохнув, Джон отвернулся: как ни соблазнительно выглядел сейчас его любовник, предложенное «угощение» могло и подождать... пока что. Ещё один вздох, и доктор склонился над столом, пристально изучая стопку, как будто где-нибудь на ней было выбито имя прежнего владельца. Как там Шерлок делал? Лаконичная вещь, без излишеств, используется только для чистого алкоголя, а его при огромном выборе коктейлей предпочитают люди действия, которые не любят полутона...

- Лестрейд? - он вопросительно взглянул на Холмса и улыбнулся.

- Хорошо, - детектив медленно обвёл пальцем верхнюю губу - чёртов дьявол! - и кивнул. - Что ещё?

- Хочешь, чтобы я за тебя придумал отмазку, почему не стоит её выкидывать? - Уотсон неловко рассмеялся, борясь с реакциями своего организма. - Ладно, посмотрим, - и нахмурил брови, делая вид, что усердно соображал. При виде Шерлока, раскинувшегося на столе, все разумные мысли сделали доктору ручкой и умчались в неизвестном направлении со скоростью личного самолёта Майкрофта. Джон и с владельцем вытащенной на свет утвари угадал совершенно случайно, спасибо Грегу, что зазывал его на посиделки в облюбованном полицейскими пабе. А, между тем, надо было что-то делать, иначе инициатива окончательно перейдёт к Шерлоку, и – прощай, долгожданный порядок!

Но через пару минут мужчина сдался. Теперь и слова были не особенно нужны, Холмсу хватало лестно-просительного взгляда, и на эту уловку он попадался ежедневно - доктор не забывал ею пользоваться при удобном случае.

Гениям всегда нужно, чтобы рядом был кто-то восхищающийся. Влюблённым гениям - тем более.

- Здесь нет никакого секрета, Джон, - консультирующий детектив пожал плечами, и рубашка подалась в стороны, открывая сливочно-прозрачную кожу. - Первое дело, когда я согласился, подчёркиваю, согласился им помочь. Естественно, арестованный им подозреваемый оказался невиновен, а убийцей - тот, кого наш доблестный идиот-инспектор отмёл первым. Мне понадобились два часа, три чашки кофе и шесть фунтов на кэб.

- Дай-ка я угадаю, - тот выпрямился, уперев руки в бока. - С присущим тебе тактом и вежливостью ты объяснил Лестрейду неправильность его действий, уровень интеллекта и профессиональных способностей? Если тогда Шерлок Холмс был такой же занозой в заднице, как сейчас, - сыщик мурлыкнул, - то я понимаю, почему Грег напился до полной невменяемости, - широченная улыбка детектива как нельзя лучше говорила, что Джон оказался прав. А тут и гадать нечего, зная характер Грегори и несносность Шерлока, всё было слишком... слишком предсказуемо. - Ставлю свой... наш пистолет, что пока он плакался в баре своим коллегам, ты вытащил у него удостоверение и с того момента не прекращаешь этого делать!

Промелькнувшая на лице любовника досада подсказала Уотсону, что местонахождение нового тайника с незарегистрированным оружием по-прежнему останется для Шерлока тайной. Поэтому когда тот потребовал объяснений, доктор лишь рассмеялся в ответ и стал нашаривать рукой следующую жертву. Если Холмсу не хотелось демонстрировать всю цепочку дедуктивных выводов, он отвирался, что «спросил у секретарши», «подсмотрел в зеркало», «поискал в Yahoo» или что-нибудь в этом роде; Джон не стал выдумывать что-то новое и просто воспользовался его опытом. Рассказ про то, что однажды доведённый до белого каления Лестрейд изливал душу в жилетку Джона, грозил превратить уборку в очередное обсуждение Грегори и Майкрофта.

Хотя «уборкой» этот очередной вариант игры «Прояви свою дедукцию» уже нельзя было назвать даже с большим натягом... и, похоже, не один Джон начал получать удовольствие от процесса. Шерлок широко и невероятно притягательно улыбался, ноздри его раздувались, а в глазах читалось явное нетерпение поделиться частичками истории, которые до поры скрывались в пыльном шкафу вместе с бесполезной утварью. Прислушавшись к ощущениям, доктор понял, что против такого развития вечера особенно не возражал - до поры, конечно же. А подробности из бурной детективной жизни только придадут дополнительной остроты записям в интернет-блоге.

Следующим предметом, извлечённым на свет, оказалась прозрачная стеклянная чашка для пунша. Повертев её немного в руках, Джон вздохнул и одновременно с Холмсом произнёс:

- Миссис Хадсон.

Шерлок лукаво посматривал на него и, ожидая расспросов, постукивал большим пальцем по столешнице.

- Ничего пояснить не хочешь? - Уотсон потряс чашкой. - Мне всегда было любопытно, как ты довёл мистера Хадсона до электрического стула во Флориде, не покидая Лондона? Не та ли это улика, благодаря которой он отправился на тот свет раньше положенного срока?

- Джон, я когда-либо говорил, что ты идиот?

- Много раз.

- Беру назад последние три, - детектив довольно кивнул, сверкая бесовскими огоньками в глубине серых глаз. Придвинувшись к самому краю стола, Холмс торопливо заговорил, порой проглатывая окончания слов: так сильно ему хотелось поделиться умозаключениями, которые своевременно не оценили по достоинству. - Мистер Хадсон мог дать фору многим нашим лондонским преступникам, Джон. Он долгое время успешно отводил от себя подозрения даже в том, что он мог быть свидетелем в серии странных и, по мнению доблестных остолопов в форме, совершенно не связанных между собой отправлений. Когда к делу привлекли меня, Аллен Хадсон уже успел покинуть страну...

- Но гений Шерлока Холмса не знает границ, - улыбнулся Джон. Для друга это было всё равно что простой детский ребус, и он щёлкал такие загадки десятками в своём замечательном уме, а доктору всё становилось понятно только после того, как Шерлок рассказывал. Несмотря на то, что сбивчивые и обильно приправленные специфической терминологией объяснения иногда приходилось слушать по два-три раза на дню, Уотсон знал, они ему никогда не наскучат - например, потому, что голос любовника обладал силой самого убойного афродизиака на свете.

- Американцы арестовали его после первой же аналогичной смерти, - несмотря на презрение в голове детектива, ощущалось, что полицию США за этот поступок Шерлок уважал чуточку больше, чем местный Скотланд-Ярд. - Однако и у них не было прямых улик, хотя всё лежало на поверхности, - Холмс набрал побольше воздуха в грудь перед запальчивой речью. - Не заметить, что чай с молоком налили в чашку для пунша!

Уотсон не удержался и хмыкнул:

- Это имело значение?

- Последние два раза забираю, Джон! - поправился детектив, разозлённый тем, что его прервали. - Каждая деталь имеет значение, когда попадаются такие восхитительные, такие замечательные маньяки! Его побег стал ключом: в штатах до сих пор фиксируются случаи молочной лихорадки, которая нашим экспертам неизвестна, потому что Eupatorium rugosum, выделяющий в коровьем желудке треметол, у нас не растёт. Мистер Хадсон был вынужден пользоваться синтезированным треметолом, чьи следы я и обнаружил на стенках этой чашки.

Шерлок замолчал, переводя дух и искоса посматривая на любовника. И, хотя в гениальности Холмса не было возможности сомневаться, и Уотсон прекрасно знал, на что тот способен, он всё равно не переставал восхищаться его ментальными подвигами. После войны Джону, как воздух, требовался адреналин, теперь - очередное сумасбродное расследование и чтобы его личный детектив обязательно препарировал преступление своим острым как скальпель языком. С наслаждением дослушав окончание истории про то, каким образом сыщик получил фантастическую скидку на аренду их квартиры (за которую друзья всё равно платили с большим опозданием), Уотсон кивнул и опять полез в шкафчик. Рассказы рассказами, но создать хотя бы видимость уборки не мешало...

- Может быть, выбросим её? - мужчина обернулся, держа в руках маленькую белую чашку с чёрным рисунком в виде карты Островов. Испещрённая трещинками и многократно отполированная реактивами, на взгляд Уотсона, чашечка не представляла собой никакой ценности - тем более, что остальные предметы из этого сервиза уже год как приказали долго жить, разбитые о непутёвую голову вернувшегося Холмса. Повезло же ей уцелеть, как, интересно?

Однако его детектив, всегда отличавшийся необъяснимой любовью к странным и бесполезным вещам, имел в отношении этой посудины совсем другие намерения. Охнув, Холмс соскочил со стола и буквально вырвал чашку из рук партнера.

- Ни в коем случае! - возмущённый Шерлок прижал её к своей груди. - Из неё пил покойный Джим!

- Ладно, ладно, спокойно, - Уотсон поднял руки в знак поражения.

Сыщик почти любовно примостил чашку на ту сторону стола, которую его партнёр мысленно окрестил как «оставить». Отсутствие посуды в зоне «выбросить» уже начало напрягать, но не так сильно, как нежное поглаживание фарфоровой кромки, которое только что продемонстрировал Шерлок. Сглотнув, Джон заставил себя вспомнить, что оба раздражителя - Ирен и Джим - единственные, к кому действительно можно было приревновать Холмса, уже давно мертвы, и волноваться не из-за чего. Хотя, кажется, ещё никому не приходило в голову проверять любовника на некрофилию...

Конечно, без Мориарти преступники помельчали, и Шерлок не то, что скучал, тосковал по тому времени, когда друзья, скованные наручниками, убегали от своих же союзников. Образовавшуюся пустоту только усугубила разлука, а возвращение Холмса в привычную жизнь не смогло окончательно закрыть чёрную дыру в его душе... душах их обоих, и Шерлок иногда срывался - вот как сейчас, и тогда Джону ничего не оставалось, как скрепя сердце стараться его отвлечь, чтобы не стало совсем уж пронзительно больно.

- Ммм, - Уотсон, с трудом преодолевая зарождающееся в груди отвращение, обвёл взглядом оставшиеся фужеры, - я даже не знаю, а это тогда что?

Консультирующий детектив обернулся, чтобы принять из его рук благородный бокал с широким основанием и слегка сужающимся горлышком. От Джона не ускользнуло промелькнувшее на лице Холмса уважение, и Шерлок произнёс одно-единственное слово, которое всё объяснило:

- Букингем.

- Понятно, - Джон благоговейно задержал дыхание, отодвинул фужер, небрежно поставленный партнёром, подальше от края стола, чтобы случайно не уронить. - Но я думал, ты прихватил только пепельницу.

- Это было потом, - эхом отозвался детектив, - уже после моей «смерти». Майкрофт настоял, чтобы я расследовал ещё одно их дело, обещал в случае отказа всем раскрыть, что я выжил.

Последние слова прозвучали как оправдание, хотя Уотсон на этот раз ни о чём не спрашивал и даже не собирался. Прошло то время, когда доктору до боли хотелось врезать Шерлоку по холёному лицу, а его брату по чересчур длинному носу; всё равно с Холмсами можно было сделать только одно - смириться. Но жаль, чертовски жаль, что Майкрофту в тот раз - да и вообще никогда в спорах с младшим - не удалось настоять на своём.

- Думаю, тогда ты усердствовал, как никогда, - детектив резко помрачнел, заметив жестокую улыбку любовника, а Джон заставил себя отпустить спинку несчастного стула, в которую он вцепился от безысходности. - Две недели без экспериментов, и я оставляю всё это на вашей с Майкрофтом совести, - Шерлок настороженно кивнул, принимая условия сделки, и теперь Уотсону хватило сил, чтобы расслабленно улыбнуться. - Клептоман ты мой гениальный...

- Кстати, о Майкрофте, - многообещающим тоном протянул Холмс-младший, и его мрачноватое лицо озарилось той самой «чеширской» улыбкой, которую Джон так любил, если она не относилась к нему или кому-то из его знакомых. Посмеиваясь про себя, сыщик достал с уже изрядно опустевший полки небольшой бокальчик интересной формы - с сужавшейся чашей и расширявшейся к основанию ножкой.

- Судя по тому, что ты достал эту вещь сам, нам потом не придётся её экстренно перепрятывать, - сделал гениальный вывод Уотсон, с предвкушением и одновременной опаской ожидая новой истории.

Мечтательное лицо Шерлока яснее слов говорила, что его старшему брату сейчас хорошо икается и что дальше, возможно, последует раскрытие какого-нибудь правительственного секрета среднего масштаба. Доктор, в общем-то, не протестовал - при условии, что через четверть часа в их доме не появится Антея, вооружённая профессиональной улыбкой и пистолетом с глушителем. А то прецедент уже был... хотя Шерлок продолжал утверждать, что тайну британского двора под кодовым названием «Грег спит с твоим братом?!» у них не купили бы даже WikiLeaks. Ну и, что засылать высокооплачиваемого киллера, которая потом потребовала сверхурочные, под таким банальным предлогом на Бейкер-стрит было лишь очередной иррациональной тратой денег налогоплательщиков.

Джон Уотсон, прятавшийся в тот день по всем углам, платить налоги зарёкся раз и навсегда.

- Очень точно подмечено, Джон. Очень-очень точно.

Ухмыляясь, как показалось доктору, очень плотоядно, Шерлок слегка изменил позу - ровно настолько, чтобы бокал в его руках попал в поле зрения камеры - той самой, что висела под потолком кухни. Нет, не той, которая в правом углу, а которая усердно прикидывалась половником... или другой, прятавшейся под абажуром лампы, а, может, и всех сразу - после того, как Майкрофт открыл несколько изменившийся характер взаимоотношений своего брата с его соседом, количество камер в их квартире увеличилось на порядок. Пожалуй, Уотсон не хотел знать, для чего старшему Холмсу нужно столько записей.

- Разве я могу забыть, кто подарил Майкрофту такое замечательное умение использовать свою Musculus mentalis** за пределами человеческих возможностей, когда его что-то не устраивает?

Отсутствие постоянной медицинской практики в последнее время на знаниях Уотсона сказалось негативно, но, вспомнив уроки латыни и случай, на который намекал любовник, Джон прыснул от смеха. Хотя тем утром, когда Майкрофт, наконец, их застукал (с подачи Шерлока, естественно), доктора больше волновало не выражение его лица, а как бы у мистера Британское правительство не случился банальный сердечный приступ.

- Такой вид фужеров тебе незнаком, я прав? Это сауэр, предназначается для коктейльных дижестивов, - Холмс ловко вертел в пальцах несчастный сосуд, постоянно рискуя уронить его на пол, - и однажды Майкрофт решил, что он уже достаточно взрослый, чтобы употреблять их за обедом.

В его глазах светилась неоновая надпись «Ну же, скажи, разве это не замечательно?», но доктор на провокацию не поддался.

- И?

Шерлок ответил не сразу, как обычно надеясь, что партнёр дойдёт до этой элементарщины своим умом, но всё же, придвинувшись к нему так близко, как только можно было, с придыханием зашептал ему на ухо:

- Сауэры - кислые коктейли. Очень кислые, Джон.

Уотсон удивлённо приподнял брови, раздумывая, и совершенно не заметил, что Холмс нетерпеливо увивался вокруг в ожидании восхищённой реакции. Разгадка упрямо ускользала из пальцев доктора, но вдруг, когда мужчина в очередной раз покосился на фигурное стекло в руке друга, картинки замелькали перед его глазами, как кадры военной хроники. Майкрофт, ужасно самодовольный (тогда ему, наверное, ещё не удавалось так хорошо контролировать свои эмоции), держа в руке коктейльный фужер, наверное, слишком занят непринуждённой светской беседой за столом, чтобы заметить испытующий взгляд брата-экспериментатора.

- Шерлок! - Холмс обиженно засопел, услышав совсем не то, на что надеялся. - Только не говори, что там была кислота, - игнорируя Джона, детектив ещё раз показал бокал всем видеокамерам и поставил к его остальным собратьям. - Шерлок?!

- Лимонная! - наконец, повысил голос сыщик, когда возмущённые причитания Уотсона стали ему уж очень докучать. - Даже не соляная,- удручённо заметил он и тут же повеселел, - зато в какой концентрации!

- Господи, теперь понятно, почему он тебя так любит, - это было совсем не смешно, но Джон, утирая невольно выступившие слёзы, привалился к плечу партнёра. Майкрофт в его воображении фыркал и плевался, юный Шерлок, навалившись на стол, жадно пожирал его глазами, запоминая реакцию, а консультирующий детектив из настоящего требовательно полез за причитавшейся наградой в виде поцелуя. Отпихнув его ладонью, доктор хрюкнул и сдавленно добавил сквозь смех: - Если тебя не держать под присмотром, враги не нужны, сам ему стрихнин в чай подсыплешь.

Шерлок тут же отстранился с видом оскорблённой невинности:

- Пфф, за кого ты меня принимаешь, Джон, за дилетанта? Мой мозг умер бы только от одной мысли использовать стрихнин, это несовременно, но вот таллий, о, таллий совсем другое дело! Преступники помельчали, им и в голову не придёт его использовать, а зря: если взять дозировку немного ниже смертельной, то признаки отправления сначала схожи с симптоматикой гриппа и...

Мгновенно почувствовав себя в своей тарелке, Холмс пустился в пространные, но идеально логически выстроенные рассуждения относительно того, почему таллий оказался несправедливо забыт современным криминальным миром. Джон знал, это надолго, и хорошо поставленным движением закрыл лицо рукой, уныло признавая, что всё-таки лучше было отвлечь партнёра поцелуем, и плевать на камеры...

- Шерлок, возвращаясь к нашему делу, - наконец, решительно произнёс доктор, вынуждая того замолчать.

Подыскивая подходящие слова, Уотсон посмотрел на уже практически пустой шкаф и расстроенно вздохнул. Выслушивать занимательные истории из прошлого - это здорово, однако Джон расшевеливал друга не затем, чтобы кивать и посмеиваться, а чтобы привнести хоть какое-то подобие упорядоченности в кухонную обстановку. Но вдвоём они перебрали обе полки, и на каждый «экспонат» у Холмса находился неоспоримый аргумент, что тут можно было сделать? Даже хуже, уловка детектива, как запоздало понял Джон, удалась на все сто, и он сам теперь не мог поднять руку на стеклянную братию, выстроившуюся на столе. Всё невозможно плохо, доктор понимал, что проигрывал и, что, наверное, придётся поддаться, терпеть самодовольную ухмылочку Шерлока и, переставляя старые бокалы, втискивать новый в переполненный шкаф. А переговоры, скорее всего, ничего не дадут: сыщик заявит такие условия, что...

- Подожди, - Джон моргнул, осознавая, что каким-то образом пропустил очевидное. - Тут осталось ещё кое-что.

Этим «кое-что» оказались два абсолютно одинаковых бокала для белого вина: высокие, со стандартными округлыми чашами правильной формы. Оба стояли, задвинутые в самый дальний угол шкафчика, и, судя по слою пыли вокруг, доставались крайне редко, если вообще доставались. Взяв в руки по фужеру - они как нельзя лучше подходили под его ладонь - Джон, в конце концов, позволил себе улыбнуться. Расстановка сил кардинально изменилась, на его стороне преимущество, настоящие кандидаты на выброс, которые Шерлоку точно уж не нужны.

Он торжествующе продемонстрировал бокалы любовнику. Как же, детектив легко не отступит, но хватило бы и тени растерянности, сомнения - уже их одних можно засчитать в пользу Джона, ратовавшего за справедливость и чистоту. Однако сыщик отреагировал не так, как Уотсон рассчитывал: не смутился, не рассердился, не вырвал у него фужеры и даже не проорал его имя на половину улицы. Всё произошло совсем наоборот, и доктор невольно напрягся, услышав вкрадчиво-тягучее:

- Джо-он?

- Что? - автоматически переспросил он. - Хочешь сказать, и эти покрывшиеся пылью стаканы имеют за собой какую-то историю? Ну и откуда они? С крестин братьев Крэй?***

Молчание, взгляд тяжёлый, обвинительный - обычно так консультирующий детектив смотрел на полицейских, сморозивших в его присутствии очередную глупость, но только сейчас невидимый гнев и раздражение Шерлока обрушились на его партнёра. Джон, уже проклинавший себя за идиотскую затею с переборкой шкафа, поставил бокалы на место и нагло посмотрел на Холмса, уперев руки в бока. И что же Его Гениальное Величество придумал в этот раз? На что ещё пытался давить, кроме отношений партнёра с их общими друзьями, знакомыми и врагами?

- Ты действительно не помнишь?

- Шерлок, ты сам говорил, что человеческий мозг запоминает только шестьдесят два процента зрительной информации, естественно, я их не помню! - Джон почти готов был зарычать. Ну, почему при всей своей гениальности сыщик не мог нормально излагать собственные мысли? - Может быть, ты объяснишь, у тебя это прекрасно получается.

Холмс вздёрнул нос, сиявшие серые глаза подёрнулись ледяной дымкой; детектив не изменил позы, но от него тут же повеяло прохладой и отстранённостью, и Уотсон невольно отступил. Смутное сомнение закралось ему в душу, залегло под сердцем, нашёптывая ответ, увы, ещё слишком тихо.

- Не думал, что мы для тебя попадаем в оставшиеся тридцать восемь процентов, - обычно скупой на эмоции Шерлок так выделил голосом это «мы», что волна холода, пошедшая от него, окатила Джона с головы до ног, заставила содрогнуться всем телом. Где-то в подсознании зашевелилась мысль, но не успела она окончательно оформиться, как друг жёстко бросил: - Анджело.

- Ты... что?! - Уотсон, совершенно потрясённый, перевёл взгляд на бокалы и пошатнулся, вцепился побелевшими пальцами в дверцу шкафа. - Они из ресторана Анджело? Шерлок? - тот молчал. - Ты, что, украл их и хранил с того самого ужина...

- Нет, - резко оборвал его Холмс, и сердце Джона ухнуло куда-то вниз. Если это, эти фужеры не с того вечера, когда они «официально» стали считаться парой, то с какого же? - С нашего самого первого ужина, Джон.

И сокрушительные десять - ноль, самое время застонать от отчаяния и осознания собственного идиотизма. Уотсон так и поступил, невидящими глазами сверля прозрачное стекло. Перед его мысленным взором проносилось совсем другое: возвращение в незнакомый Лондон, встреча в Бартсе, первое появление на Бейкер-стрит в компании странного молодого мужчины - не особенно и красивого, но привораживающего к себе одной аурой - убийство, засада на преступника, кэбмен... И как ещё что-то можно сказать в оправдание, если Джон, постоянно упрекавший Холмса в полном пренебрежении к некоторой символике отношений, сам только что наплевал на собственные принципы? А Шерлок стоял рядом и ждал ответа, и был прав, как никогда!

Джон снова тяжело вздохнул, пытаясь подобрать слова извинения и раскаяния и одновременно разрываясь от только что пришедшей ему в голову мысли. Да, значит, детектив дорожил этими отношениями, и иначе как «милым» его поступок назвать было нельзя, однако... однако почему же тогда бокал Ирен горделиво стоял впереди, а эти фужеры были задвинуты к самой стенке?

- Я поставил их назад не потому, - вырванный из тяжёлых раздумий, Уотсон обратил на Шерлока непонимающий взгляд, как будто в первый раз столкнулся с его шокирующей способностью «читать мысли» через свои дедуктивные выводы. Холмс, засматривая ему в глаза, подобрался ближе, наклонился, дразня дыханием. - Чем дальше они стоят, тем меньше риск, что разобьются.

- О, - выдохнул Джон в ответ. Смысл услышанного до него дошёл не сразу, достаточно оказалось лишь самих слов произнесённых слишком интимно для человека, которого сегодня дразнили предостаточно. Остановившись на несколько секунд, доктор прошептал уже ему в губы: - Господи, Шерлок, - и запустил пальцы в лохматые кудри на затылке.

Поцелуй был хорош, как отвлекающий маневр краткосрочного действия, а вот то, что за ним обычно следовало, задерживало Джона гораздо дольше. Но, избавляясь от рубашки, Шерлок всё же подумал о том, что оставшуюся часть стеклянных улик - из нижних кухонных ящиков, коробок под письменным столом, чулана миссис Хадсон, со средней полки книжного шкафа и из тумбочки Джона - неплохо бы перепрятать.

Особенно из тумбочки Джона.

Примечания:

*Ринин считается ядом спецслужб.

**Шерлок говорит о подбородочной мышце из группы мимических мышц, которая поднимает кверху кожу подбородка (на ней образуются небольшие ямочки) и подаёт кверху нижнюю губу, придавливая её к верхней.
В исполнении Майкрофта это выглядит примерно так:


*** Близнецы Регги и Ронни Крэй - самые знаменитые гангстеры Англии 20 века.
...на главную...


июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.07.19 19:59:40
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.07.19 19:53:32
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2018.07.17 21:47:39
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.07.17 17:52:46
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.07.16 19:30:38
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.16 14:56:27
И это все о них [2] (Мстители)


2018.07.13 11:17:06
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.07.12 23:20:32
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.12 09:37:17
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [3] (Гарри Поттер)


2018.07.12 09:36:47
Camerado [7] (Гарри Поттер)


2018.07.12 07:12:33
Слишком много Поттеров [38] (Гарри Поттер)


2018.07.09 01:34:24
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.07.07 13:49:20
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.07.07 11:56:38
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.07.02 20:59:43
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:07:11
Научи меня жить [2] ()


2018.07.01 20:13:41
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.06.30 00:32:55
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.06.29 08:47:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [12] (Гарри Поттер)


2018.06.24 17:50:38
Список [8] ()


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.