Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Локхарт гордо шел по обеденому залу поражая всех своим достоинством. Даже Снейп удивленно поднял бровь. После он с усмешкой оглядел студентов. Девушки слали ему улыбки в ответ на взгляд, а парни смущенно опускали взгляд.

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8583 анекдотов
- 17658 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Параллельный уикенд

Автор/-ы, переводчик/-и: Toriya
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Размер:миди
Пейринг:Хибари/Мукуро
Жанр:Action/ Adventure, Romance
Отказ:Все принадлежит Амано
Цикл:KHR! Фики с разными пейрингами [1]
Фандом:Учитель-мафиози Реборн!
Аннотация:Хибари и Мукуро получают от Савады общее задание
Комментарии:Фик написан на Сикрет-Санту-2012 в подарок для Ю-Эр
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.03.04
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 1573 раз(-a)



Савада Тсунаеши звонил в двух случаях: когда ситуация требовала сбора всех хранителей или когда знал, что ему нужен только Хибари Кея. Первые случаи были редки: времена битвы с Бьякураном миновали, и ничего такого же масштабного в ближайшее время не предвиделось. Вторых было больше, но Десятый Вонгола ненадежным нейтралитетом в их отношениях не злоупотреблял, используя свою гиперинтуицию в полную силу. Каждый раз, отправляясь в особняк Вонголы, Хибари был уверен на девяносто девять процентов, что от дела, предложенного Савадой, не откажется. Однако сегодняшний вызов оказался крайне неприятным исключением.

Первым, кого Хибари увидел в кабинете Десятого, был с комфортом расположившийся на кожаном диване хранитель тумана. Хибари застыл на пороге, жалея о потраченном времени, – проходить смысла не было. В группах или в парах он не работал, и Савада знал это лучше других. Видимо, поэтому у него был такой виноватый вид.

- Входи, Хибари-сан. Мы тебя ждем.

- И долго ждем, Кея.

Мукуро выглядел довольным. Впрочем, как и всегда с тех пор, как выбрался из Вендикаре. Нельзя сказать, что Хибари часто его видел, но этого хватало, чтобы понять – роль хранителя его вполне устраивает. Пока. В том, что однажды из союзника Мукуро превратится во врага, не сомневался никто. Но пока Мукуро откровенно наслаждался жизнью, ввязывался в самые опасные и безнадежные операции и, насколько было известно Хибари, проводил в особняке Вонголы едва ли не больше времени, чем хранитель урагана, и этим доводил последнего до взрывоопасного состояния. Трудности так называемой Правой руки Савады Хибари не волновали, как, впрочем, и чьи бы то ни было еще, он просто ждал, когда Мукуро надоест развлекаться и можно будет, наконец, закончить начатое.

Хибари не умел забывать поражения. Может быть, потому что их на его счету было не много, и он уже вернул почти все долги. Этот же, давний, неоплаченный, по-прежнему был на вершине его личного рейтинга, раздражал и мешал относиться к Мукуро так же, как ко всем остальным. Все остальные были неизбежным злом, которое портило картину мира, но в целом жить не мешало. Мукуро – мешал. В первую очередь тем, что существовал не только в реальности, но и в мыслях – постоянной тенью, навязчивым воспоминанием и предвкушением развязки, которая произойдет не завтра, не через три дня, а в туманном «когда-нибудь». Мукуро не вписывался ни в один план, не встраивался ни в одну схему, он существовал параллельно, в одном времени и пространстве, близкий и в то же время недосягаемый, неуловимый как воздух и неотвратимый как смерть. Оставалось следовать к точке, в которой параллельные однажды пересекутся. Что рано или поздно это произойдет, Хибари не сомневался.

- Я ухожу.

- Постой. Просто выслушай.

- Даже чаю не выпьешь?

Что заставило его задержаться – уверенность в глазах Савады или издевательская ухмылка Мукуро, которую немедленно захотелось стереть, а еще лучше смыть – кровью, Хибари не знал. Кольцо Вонголы на пальце полыхнуло фиолетовым, в глазах потемнело. Контролировать гнев с годами стало проще, и все же… все же Хибари предпочел бы закончить все прямо сейчас, а не сдерживаться, сжимая разом онемевшие пальцы на гладком металле тонфа.

Савада вскочил, примирительно вскидывая руки, чистое оранжевое пламя лизало пальцы правой. Небо отзывалось на ярость облака. Перед глазами окончательно прояснилось, и Хибари, выпустив тонфа, прислонился спиной к косяку. Что ж, если Савада так уверен, он задержится. Хотя бы для того, чтобы узнать, ради какого противника Десятый нарушил правила.

- Карпассо. Они вернулись.

Савада сказал волшебное слово. Для Хибари их было не много – имена, попавшие в его собственный черный список. Охоту на братьев Карпассо Вонгола вела давно и безуспешно. Во время их прошлого пребывания в Италии Савада никак не мог решиться на прямой приказ – уничтожить. Дело закончилось двумя взрывами – на площади Синьории во Флоренции и в миланской торговой галерее. После этого братья исчезли прямо из-под носа Кусакабе, отправленного на перехват. Хибари счел это личным оскорблением. Савада – армагеддоном вселенского масштаба. Наблюдать, как рушится выдуманный наивный мир Десятого босса, который, несмотря на все усилия Реборна, никак не хотел взрослеть, Хибари не пришлось – он существовал отдельно от Вонголы, но Кусакабе исправно приносил новости, и иногда Хибари его даже слушал.

Отправленная по следам беглецов Вария вернулась ни с чем – братья умели прятаться, и еще, в отличие от Савады, их не волновали возможные жертвы. О том, что трое членов семьи Карпассо были некоторое время заложниками Хибари, Савада не знал и не узнает – хранитель урагана почему-то не счел нужным просвещать обожаемого босса. В любом случае, проверенные методы дознания результатов не принесли.

Двое, похоже, действительно ничего не знали, от них можно было избавиться и забыть, но третью заложницу Хибари помнил отчетливо: пустые глаза, изломанное тело. Она дышала с трудом, воздух выбивался из легких неровными толчками, хрипами, смешиваясь с кровью, которая обильно текла по подбородку и тонкой напряженной шее. Что-то было не так. Именно это необъяснимое ощущение заставило Хибари остаться в комнате, дожидаясь конца. Что-то знакомое было в том, как словно бы сгущался вокруг нее воздух, как тело охватывала почти неразличимая дымка, как нехорошо тянуло в солнечном сплетении, когда Хибари пристально вглядывался в ее лицо. Не наследственная, как у Савады, а своя собственная, личным опытом приобретенная интуиция не подвела – девчонка не испустила последний вздох – она просто растаяла, не оставив после себя на полу ни пятен крови, ни кучки пепла.

Хибари ненавидел иллюзии. Хибари ненавидел иллюзионистов. Хибари собирался лично уничтожить братьев Карпассо.

Как оказалось, братьев нашел Мукуро. Особняк неподалеку от Рима был окружен такой мощной иллюзией, что не мог не привлечь его внимание. Что хранителю тумана понадобилось в окрестностях столицы, Хибари уточнять не стал – ему было все равно, он уже предвкушал сражение с желанным соперником, он уже знал, как именно убьет их. Мукуро интересовал иллюзионист, на остальных он не претендовал. После очень долгой паузы Хибари под напряженным, ожидающим взглядом Савады наконец кивнул и бросил в сторону нежданного напарника:

- Если найду его раньше - убью.

- Если он позволит себя найти, я сам приведу его к тебе. Меня не интересуют посредственные иллюзионисты. - Мукуро с удовольствием потянулся, закидывая руки за голову, его длинное, гибкое тело выгнулось, напряглось, а потом он одним движением поднялся с дивана и почти сразу оказался прямо перед Хибари, пристально и насмешливо смотрел сверху вниз. Сейчас разница в росте почему-то чувствовалась особенно остро, и Хибари вскинул подбородок, мрачно глядя в разноцветные глаза. – Хм. Повеселимся, Кея?

- Забью. До смерти, - пообещал Хибари и, круто развернувшись, вышел в коридор. Самолет Вонголы должен был вылететь в Рим через два часа.

***

Полет порадовал Хибари двумя вещами – небольшой длительностью и отсутствием в обозримом пространстве хранителя тумана. Можно было даже представить, что все как обычно – он летит один, и когда дело дойдет до схватки, никто не будет путаться под ногами. Можно было. Если бы присутствие Мукуро не ощущалось так остро, несмотря на закрытые глаза. Тот умудрялся действовать на нервы, сидя даже где-то в конце салона и не подавая никаких заметных признаков жизни. Сладковатый пряный запах преследовал Хибари с тех пор, как он вышел из особняка Вонголы. Так должны были пахнуть какие-нибудь мерзкие цветы, ночные кошмары, безумные иллюзии и, конечно, Мукуро.

В самолете запах стал насыщеннее, не помогали даже кондиционеры, Хибари сглатывал сладковатую слюну и игнорировал навязчивый образ, который то и дело прорисовывался под веками. Тонкие губы насмешливо изгибались, длинные пальцы ласково скользили по остриям трезубца, из тонкой кожи на кончиках сочилась кровь, наверняка ядовитая, но все же красная и соленая – как у всех. Кольца ада, багровые всполохи в глазах – все это очередные иллюзии, за которыми скрывается человек. Опасный, но смертный. Мясо, кости, сердце – ничего нового. Кости хрупки, мясо бесполезно, сердце – можно остановить. Хибари нравилась эта мысль. Однажды Мукуро станет одним из многих, смешается с безликой, серой массой, которая не заслуживает ничего кроме забвения, и не нужно будет больше думать о нем. Никогда.
***

Чтобы добраться до отеля на окраине, взяли такси – Савада все же не забыл о правилах: никаких личных водителей, гостиниц в центре, охраны и контактов. Хибари Кея не принадлежал Вонголе и не нуждался в ней. Хибари Кея работал один и только так, как считал нужным. Правда, теперь заднее сиденье пришлось делить на двоих, и это было бы менее отвратительно, если бы не переполненные римские дороги, не удушающая тяжелая жара и не Мукуро рядом. Мукуро, которому явно наскучил перелет в тишине.

- Ты любишь Рим, Кея? Он удивительный, не так ли?

Если бы Хибари счел нужным ответить, он сказал бы, что к Италии в конце концов можно привыкнуть, несмотря на обилие крикливых особей обоих полов, режущие глаз краски и гнетущую жару, но к Риму привыкнуть невозможно. Этот город будто был создан личным врагом Хибари - беспорядочный, нелепый, с обшарпанными домами и древними развалинами, с золотыми колоссами и грязными тротуарами, с сияющими витринами и тесными лабиринтами улиц. Он кишел потными туристами, попрошайками и развязными подростками, выплевывал из подъездов толстых итальянок с орущими детьми. Заманивал в распахнутые двери забегаловок и дорогих ресторанов. Обрушивал на головы по вечерам мгновенную непроглядную тьму с редкими всполохами крошечных фонарей. Перекидывал мосты через мутную, желто-зеленую воду, вздымался к небу мраморными громадинами, лохматыми макушками пальм и острыми навершиями обелисков. Этот город был воплощением хаоса и лжи. Хибари ненавидел Рим.

- Ты не меняешься, Кея. – Хибари не смотрел на Мукуро, но мог бы поклясться, что тот улыбается. – Это даже к лучшему. Когда ты можешь в любой момент изменить почти все, что захочешь, иногда приятно видеть кого-то настолько… хм… неизменного. Даже Савада изменился. Но не ты. Все так же невыносим, да?

Хибари молчал, прожигая взглядом затылок водителя. Тот вел себя так, словно на заднем сиденье не было пассажиров: не прислушивался, не смотрел в зеркало, не проявлял никакой заинтересованности – совсем не похоже на итальянца. Ясно.

- Что ты с ним сделал?

- С кем? Ах, это, - Мукуро махнул рукой. – Ничего особенного. Когда доберемся до места, он вспомнит о нас. Или ты хочешь, чтобы тебя разглядывали, засыпали вопросами и всячески проявляли дружелюбие?

- Нет.

- Вот и я не хочу. А еще не хочу, чтобы у нашего разговора были свидетели.

- У нас нет разговора. – За окнами плавился асфальт, разрывали загустевший от жары воздух истеричные сирены, в салоне было прохладно и почти спокойно, даже не хотелось хвататься за тонфа. Пока.

- Верно. У нас есть неконструктивный диалог с перевесом в сторону монолога. Моего. - Мукуро откинулся на спинку, завозился, пытаясь вытянуть в тесном пространстве длинные ноги. Хибари чувствовал его взгляд, который будто тек по спине, раздражал. – Жаль, что ты не любишь компанию, я мог бы показать тебе этот город. Уверен, ты еще никогда не видел такого Рима. Ты ведь помнишь, что мы напарники - забавное слово, верно? – так что нам в любом случае придется работать вместе. Отчего же не устроить… прелюдию? Заодно обсудим наши планы. Соглашайся, Кея. Я обещаю, это будет незабываемый уикенд.

- Ты меня бесишь. – Хибари закрыл глаза. – Я хочу тебя убить.

- Прямо сейчас? – Мягкий насмешливый голос будто просачивался сквозь поры, пробегал неприятной щекоткой по коже и тоже раздражал. – Или немного позже?

- Хочу – сейчас, но убью позже.

Мукуро тихо рассмеялся и снова зашевелился. Хибари поморщился. Иллюзиониста было слишком много – движений, голоса, смеха, присутствия. Нужно закончить здесь все как можно быстрее и избавиться от его общества.

- Я буду ждать с нетерпением, Кея. И все же… нам нужно кое-что обсудить, ты не согласен?

- Выезжаем в десять. Машина будет. Я поведу. А сейчас заткнись. Иначе… - Хибари не договорил, впрочем, этого и не требовалось. Мукуро снова рассмеялся, но все же заткнулся.
До отеля оставалось совсем немного.

***

Поездка к вилле Карпассо проходила в блаженной тишине. Последние несколько миль ехали почти вслепую. Ночь была такой темной, что не помогал даже дальний свет. А потом шоссе оборвалось, дальше не было ни проселочной дороги, ни тропы, только деревья, которые стояли сплошной стеной, загораживая путь. Хибари вдавил педаль газа, машина рванулась вперед, прямо на стволы и кустарник. Он не мог видеть сквозь иллюзию, не мог даже отчетливо ее почувствовать, но подозревал, что они уже внутри, а то, как подобрался сидящий рядом Мукуро, превращало подозрения в уверенность. Хранитель тумана, прямой и напряженный, будто вглядывался в одному ему видимую реальность – вероятно, так и было.

Деревья не расступились, не растаяли, они выгибались навстречу, бились ветками о машину, липли листьями к стеклам, не задерживая, но и не выпуская. Внизу, под слоем иллюзии, наверняка были асфальт и съезд с шоссе на старую дорогу, которая, если верить карте, вела к очередным древним развалинам. На их месте теперь располагалась вилла Белла Нотте, недавно проданная на закрытом аукционе французскому меценату. Каким образом он был связан с Карпассо, еще предстояло выяснить.

- Здесь, – бросил Мукуро. Хибари вывернул руль влево, проехал еще немного и остановился. Мукуро кивнул. – Наша цель – главные ворота, я скажу, когда будем на месте.

Хибари не слушал. Захлопнув дверцу, он уверенно шагнул в вязкую тьму, наполненную неясным шепотом, шорохами и влажной листвой. Иллюзионист Карпассо наверняка считал, что его лес и чавкающий под ногами мох отпугнут случайных туристов, отведут глаза и отобьют желание лезть в заросли. Но Хибари Кея случайным не был, его не пугали ни ожившая фауна, ни создавший ее фокусник. Он собирался войти через главные ворота, и ему было плевать, кто и как их защищает.

- Стой. – На плечо легла рука. Хибари дернулся, сбрасывая ее, но Мукуро только крепче сжал пальцы и зашептал, склонившись к уху: - Подожди. Внешней охраной займутся мои… люди, а мы в это время проникнем внутрь, я прикрою. Наше с тобой присутствие пока лучше скрыть. Ты же не хочешь снова упустить Карпассо?

Влажное дыхание обжигало ухо и шею. Сквозь деревья проступали смутные, едва заметные вдалеке очертания виллы – глаза привыкли к темноте или хранитель тумана ослабил иллюзию?

- Отцепись, - сквозь зубы сказал Хибари. Можно было просто сжать запястье Мукуро и без предупреждения переломить. Так легко – одно неуловимое движение, и разожмутся безвольные пальцы. Слишком легко и слишком не вовремя.

- Ох, Кея. Какой же ты…

Рука исчезла. Волосы Мукуро скользнули по щеке, и Хибари молча отошел в сторону. Любое терпение имеет пределы. Савада еще заплатит за это. В висках от напряжения стучала кровь, Хибари сжал зубы. Мукуро повезло, что впереди сражение - будет куда выплеснуть гнев. Он на всякий случай проверил пистолеты. Тупое оружие для тупых травоядных – в битве нет радости, если не приближаться к противнику, не драться с ним, глядя в глаза, чувствуя его боль и отражая его ярость. Хибари признавал только ближний бой, но отказываться от пистолетов было бы глупо – они могли пригодиться. Тонфа привычно и успокаивающе легли в ладони. Пора.

- Ну?

- Сейчас. – Мукуро стоял в нескольких шагах, вскинув трезубец. Вспыхивали и гасли его кольца ада, и только кольцо Вонголы горело ровным темным огнем. – Неплохо для новичка, - сказал он. – Это может быть забавно. Дай мне две минуты, Кея. Просто смотри.

Они появились из ниоткуда: люди в черных облегающих костюмах и масках. Хибари поморщился – что за маскарад? Неужели нельзя без этого? Взвыла сигнализация. В окнах виллы зажегся свет. Тишина разбилась мгновенно: воздух наполнился шумом, топотом, криками. Отвратительно.

- Что скажешь? – Мукуро опустил трезубец и теперь спокойно наблюдал за происходящим. Похоже, ему нравилось то, что он видел.

- Толпы, - выплюнул Хибари.

Мукуро рассмеялся.

- Точно. В толпе легко пропустить кого-то действительно важного.

Черные напирали на ворота, штурмовали ограду. Люди Карпассо отвечали беспорядочной стрельбой – они еще не знали, что противник неуязвим, потому что его не существует. Им еще казалось, что оружие находит цель – черные очень натурально орали и валились на землю. Но их было много. Когда первая пятерка перебралась через стену, Хибари рванулся вперед. Мукуро его не останавливал.

Вокруг было слишком шумно, но Хибари все равно слышал хруст гравия под ногами. Свалка у ворот осталась позади. С охраной у дверей возиться не пришлось – пара секунд, и двое валялись у его ног со сломанными шеями, даже не успев понять, что происходит. Двух других застрелил появившийся сзади Мукуро.

- Открой меня! - потребовал Хибари.

- Уже. Удачной охоты, Кея.

Ничего не изменилось, только Мукуро растаял в воздухе, и заголосила выскочившая в коридор девчонка-горничная. От истеричного крика зазвенело в ушах. Заткнуть ее было легко, и она, в отличие от охранников, успела заглянуть в глаза своей смерти.

Хибари двигался быстро и бесшумно. Он любил это ощущение – когда тело вспоминало, что оно не только примитивное устройство для переваривания пищи и удовлетворения естественных потребностей. Кровь быстрее бежала по венам, мышцы пели от напряжения, все чувства обострялись до предела, и каждая клетка подчинялась ему. Тело, ставшее по воле хозяина смертельным оружием. Оно угадывало его желания даже прежде, чем он успевал их осмыслить. Это было почти идеально.

Мраморные лестницы, лепные потолки, наборный паркет, статуи, канделябры, гобелены, роскошные ковры, в которых утопали ботинки, – вилла Белла Нотте радушно показывала внезапному гостю все свои сокровища, распахивала двери в темные галереи и пустые залы, запутывала гулкими коридорами и тупиками. Но гость оказался ей не по зубам. Чутье вело Хибари наверх. В доме еще оставалась охрана, видимо, Карпассо сильно волновались за свои шкуры. Такая толпа травоядных, и все безмозглые. Хибари не считал, сколько тел осталось за ним: ему было все равно. Он пришел убивать, но все еще не видел своей цели. Это начинало раздражать.

Он нашел Витторио Карпассо в кабинете. Тот сидел у разожженного камина и никуда не торопился. Старший из братьев, он считался в неуловимом дуэте вторым номером. Хибари видел фотографии, но никогда не сталкивался с ним лицом к лицу. Теперь он смотрел и понимал, что не ошибся. С этим противником можно было драться. Его хотелось убивать медленно, дегустируя каждую секунду уходящей жизни. Темные миндалевидные глаза смотрели прямо, в них не было ни паники, ни волнения, только спокойное любопытство. Личная охрана Витторио, люди, на счету которых были десятки жизней, стояли по бокам его кресла. Шесть человек, которые не интересовали Хибари. Они были здесь лишними.

- Хибари Кея, верно? – Витторио закинул ногу на ногу и усмехнулся. – Так я и думал. Вонгола. Савада Тсунаеши оказывает мне честь, посылая своего лучшего человека, да еще и с целой армией. Жаль, ты не сможешь передать ему мою благодарность. Но ничего, при случае я выскажу ее лично. Как печально, что мы не встретились с тобой при других обстоятельствах. Поверь, работать на меня было бы гораздо выгоднее. Ну да ничего не поделаешь. Пока Альфредо развлекается с твоим другом, мне придется убить тебя.

- Слишком много болтаешь, – сказал Хибари и прыгнул вперед.

Пистолеты – тупое оружие, но только не тогда, когда они стреляют в упор, а если их сразу шесть, жизнь становится гораздо веселее. Отбивать пули несложно. Для этого требуются только тонфа и тренированное тело. У Хибари было и то, и другое. В замкнутом пространстве под перекрестным огнем всегда бывают случайные жертвы. Хваленые киллеры Витторио Карпассо об этом забыли или понадеялись на меткость и количество. Они просто никогда не пытались остановить Хибари.

Отбиться от последних пуль, добить еще держащихся на ногах. Тело знало свою задачу, а Хибари не выпускал из вида Витторио, тот стоял у камина, перед ним валялось перевернутое кресло. Отшвырнув последнего охранника, Хибари остановился и услышал аплодисменты.

- Браво, сеньор Хибари. Это впечатляет. Всегда знал, что эти идиоты ни на что не годятся. И все же жаль, что вы не со мной. Очень жаль. Вы клялись в верности своему сюзерену? Или ваш юный босс слишком гуманен для этого? Может быть…

- Нет. – Хибари приближался к нему очень медленно. Противник разочаровывал его – он явно избегал драки и снова болтал.

- Настолько верны Вонголе?

Хибари мог бы сказать, что ему плевать и на Вонголу, и на Саваду, но объясняться со старшим Карпассо у него не было никакого желания.

- Ты умрешь.

- Обязательно, но не сейчас. В отличие от тебя. – Витторио вскинул руку и швырнул в Хибари обычную зажигалку. Она взорвалась в воздухе, разлетелась искрами и осколками пластмассы. Хибари не обратил на нее внимания, ринувшись вперед, и только потом понял, что что-то не так. Горло будто сжали стальным обручем, перед глазами встала мутная пелена. Заколотилось сердце, ноги стали ватными. Хибари вцепился в тонфа, металл казался горячим. Мокрые от пота пальцы скользили, не слушались, но оружие все еще было здесь. И Хибари был здесь. Он не собирался так просто терять сознание. Это всего лишь тело. Тело, которое подчиняется только его воле.

- Неплохо, правда? - Голос Витторио отдалился. – Последняя разработка моих мастеров. Странно, что ты до сих пор на ногах. Но это ненадолго. Такая дозировка вырубит даже слона. – Послышался странный звук – будто тащили по полу что-то тяжелое. Хибари закрыл бесполезные сейчас глаза, он все еще способен защищаться. А очень скоро, да, уже совсем скоро, сможет напасть. Для того чтобы убить, не обязательно видеть. – Прощай, Хибари Кея.

Хибари ждал чего угодно: щелчка взводимого курка, едва уловимого движения воздуха вокруг занесенной для удара руки, но услышал только шорох, а потом все стихло. Витторио исчез из комнаты – Хибари больше не чувствовал его присутствия. Потайная дверь? Похоже на Карпассо, они всегда умели исчезать. Но не в этот раз.

Хибари медленно двинулся туда, откуда в последний раз доносился голос Витторио. Ладонь легла на острия каминной решетки. И только потом, гораздо позже, чем следовало, скользнула по мрамору. Хибари с усилием открыл глаза. Очертания все еще расплывались, но пелена исчезла. Тяжелая чугунная решетка действительно была сдвинута. В камине потрескивали дрова. Стоять у огня было жарко.

Хибари ненавидел иллюзии. Он стер проступивший на лбу пот и шагнул в пламя.

***

Коридор, в котором он оказался, был узким и темным. Хибари огляделся и побежал, задевая локтями старую каменную кладку. Куда бы ни направлялся Витторио, он не успел бы уйти далеко. Самонадеянное травоядное не пожелало драться, оно не пожелало даже добивать противника. Странный альтруизм для известного террориста-мафиози.

Пол резко уходил вниз, из-за очередного поворота пахнуло сыростью, послышался скрежет, потом – приглушенные ругательства. Хибари остановился, прислушался и, мягко ступая, пошел на звук.

На полу валялся фонарик, свет был слабый, но Хибари хватило его. Витторио стоял у массивной, обитой металлом двери, в руках у него было что-то вроде ключа – тяжелый, по виду старинный, с витиеватым навершием и толстой бородкой, он скрежетал и лязгал о замок и не желал проворачиваться. Хибари улыбнулся. Жертва попалась в свою собственную ловушку. Теперь она не сможет сбежать.

Он был уже в нескольких шагах, когда Витторио почувствовал что-то – резко обернулся, неуловимым движением выхватывая пистолет. Палец лег на спусковой крючок.

- Нет, - сказал Витторио. Смуглые щеки заметно посветлели, на лбу проступила испарина. Но рука с оружием не дрожала, а глаза были по-прежнему спокойны. – Нет. Ты не должен быть здесь.

- Я сам решаю, где мне быть. - Хибари не смотрел на черное дуло – в нем не было ничего интересного. Витторио мог выстрелить в любую секунду – пытаться избежать этого было бы глупо.

- Я видел твои фокусы с пулями. Со мной они не пройдут. Я хороший стрелок.

- Возможно.

- Дай мне уйти, и я сохраню тебе жизнь.

- Нет. – Хибари отшвырнул ногой фонарь. Стекло, врезавшись в стену, разлетелось вдребезги. Свет погас.

- Чего ты хочешь? – В голосе Витторио послышалось нетерпение.

- Убить. – Хибари надоел этот разговор. Ему вообще надоели разговоры. За сегодняшний день их было слишком много. Пора заканчивать с этим.

Витторио действительно неплохо стрелял. Его прицел не сбивало отсутствие света. Видимо, он тоже умел ориентироваться на звук и движение. Но он слишком полагался на пистолет и проигрывал в скорости. От стрельбы заложило уши. Хибари больше не слышал врага, но он чувствовал его: слабый запах пота и напряжения, пульсацию сердца и крови, участившееся дыхание. Рубашка взмокла и неприятно липла к спине, по предплечью стекало горячее – последняя пуля прошла по касательной, пробила ткань и кожу, но остановить не смогла. Свистнула, рассекая воздух, тонфа, и мертвое тело грузно повалилось на бок. Со звоном отлетел выпавший из руки кинжал – Витторио рассчитывал на последний удар, но Хибари был быстрее.

Теперь в коридоре было по-настоящему тихо. Хорошо.

Он ткнул носком ботинка в пока еще мягкий бок. У смерти тоже был свой запах, сладковатый и безнадежный, но он слишком быстро выветривался, сменяясь запахом тлена и разложения.

Хибари ощупал дверь. Ключ намертво застрял в тяжелом литом замке. Возвращаться обратно не было времени. Альфредо Карпассо мог оказаться более везучим чем его брат. Нужно было торопиться, а значит, следовало выходить здесь. Хибари достал из кармана коробочку и зажег кольцо.

Старое дерево трещало и разлеталось в щепки, толстый металл корежился под напором игл. Еще одно небольшое усилие − и на месте двери зиял темный провал, за которым расстилалась удобная, покрытая плитами площадка и сияло крупными звездами итальянское небо. Хибари очень не понравился звук, доносящийся снаружи. Вертолет был где-то совсем близко, и это могло означать только одно.

- Возвращайся, Ролл.

Коробочку Хибари прятал уже на бегу. Он слышал крики, шум лопастей, выстрелы. Земля дрожала, в плитах появились глубокие, расползающиеся трещины. Когда из ближайшей вырвался ослепительный столб огня, Хибари выдохнул и ускорился. Автора этой техники он знал слишком хорошо, чтобы хоть на секунду поверить.

Плиты рушились под ногами, проваливались в зияющую черную пустоту, молнии разрывали небо, высокие воронки смерчей вбирали в себя огонь, разрастались до огромных огненных вихрей. Вилла исчезла. На ее месте вздымался обглоданный ветрами и временем каменный остов – обещанные картой руины. В лицо летели комья земли, осколки камней, обжигающие всполохи. Хибари перепрыгивал через трупы, горящие, корчащиеся тела и подозрительные ямы, за края которых цеплялись чьи-то пальцы.

Мукуро, раскинув руки, стоял на опрокинутой статуе. Яростный ветер трепал его волосы и полы длинного плаща. Острия трезубца сияли каким-то призрачным серебряным светом. Вокруг Мукуро вырастал черный лес, лезли из-под земли корявые деревья, тянулись гибкими хищными ветками-щупальцами к его ногам, дергались, иссыхали прямо на глазах и рассыпались в пыль. А рядом с ним с выжженного участка в кольце огня поднимался вертолет. Хибари должен был успеть. Но он не успевал. Его вторая цель уходила прямо из-под носа, пробивая брешь в иллюзиях, устремляясь вверх, к спокойному и чистому небу.

Хибари стоял, сжимая тонфа, и провожал вертолет взглядом. Изнутри поднималась горячая, пульсирующая ярость.

- Альфредо, - сказал подошедший Мукуро. – Этот, - он ткнул трезубцем в распростертого на земле мальчишку. Тонкое, совсем юное лицо, растрепанные светлые волосы и запах смерти. – Отдал все свои силы, чтобы прорвать мою иллюзию и вытащить его. Даже убивать не пришлось. Но это еще не конец. Мы найдем...

Хибари резко развернулся и с ненавистью уставился на него. Плевать на Саваду. Плевать на Вонголу и на весь мир. Эта цель, самая главная, все еще здесь. Ее можно убить прямо сейчас. Убить и больше никогда не вспоминать ни об улыбке на тонких губах, ни об иллюзорных лепестках сакуры на коже, ни об этом неуместном, отвратительном «мы», от которого стучит в висках и пережимает горло.

- Мне жаль… Кея, – едва слышно сказал Мукуро и вдруг пошатнулся и тяжело осел к ногам Хибари. Пальцы разжались, выпуская трезубец, запрокинулось побледневшее до синевы лицо. На белоснежной рубашке алое пятно на груди казалось особенно ярким.

***

Дорога никак не заканчивалась. Мимо проносились редкие машины, из открытых окон орала музыка, доносились смех и пьяные выкрики. Хибари пристально смотрел на летящий навстречу асфальт и не прислушивался к доносящимся с заднего сидения редким хриплым вздохам, не задумывался о том, что каждый из них может стать последним. Его не интересовали умирающие враги. Его не интересовал Рокудо Мукуро. И ничего не значили несколько десятков очень долгих минут, когда Хибари возвращался вместе с ним к машине.

Сначала волок, подхватив под мышки, потом попытался взвалить на плечо – рубашка сразу набухла кровью, пришлось вернуть все как было. Потом нес, решив, что так будет гораздо быстрее. Мукуро не приходил в себя. Безжизненно болтались руки, волосы волочились по земле, цеплялись за траву. Можно было оставить его у разрушенной виллы, можно было бросить позже, когда Хибари взмок от бесплодных попыток совладать со слишком длинным и неуклюжим телом, разом потерявшим привычную гибкость. Не бросил. Было что-то неправильное в том, чтобы главный враг, убитый непонятно кем, валялся где-то под Римом, а Хибари Кея спокойно пил чай в своем номере. Чай можно выпить позже. Сначала – добраться до отеля и сдать полумертвый груз на руки знакомому врачу. Хибари не был уверен, что такое лечится, но после десяти лет в Вендикаре было бы глупо умереть от шальной пули, Мукуро не должен был так просто сдаваться. Иначе все это не имеет смысла.

- Кея…

- Ну?

- Спасибо, что не забыл… его. - Хибари взглянул в зеркало. Мукуро едва заметно касался лежащего на его груди трезубца. На кончиках пальцев наверняка темнела кровь. - Отмени вызов. Гаспару не нужно приезжать. Я… в порядке.

- Заткнись.

Взвизгнули тормоза. Парковка у маленького частного отеля была тесной, всего на несколько машин. Хибари аккуратно втиснулся между синим феррари и порше неопределенного цвета, вышел на улицу, открыл заднюю дверь. Мукуро, тяжело опираясь на сиденье, подался вперед.

- Я могу… сам.

Хибари молча сгреб его на руки и, захлопнув ногой машину, пошел к темному зданию. Ключ от черного входа легко повернулся в замке. Сейчас все было гораздо проще – Мукуро казался легким, льнул, обхватив за шею, и разница в росте почти не мешала.

- Восьмой, - сказал Мукуро. – Открыто.

Хибари чувствовал, как прижимается к шее его пылающий лоб и, касаясь ключицы, шевелятся губы, как сильно и неровно бьется сердце, как упираются в ладонь выступающие позвонки. Все эти новые ощущения сбивали с толку. Они были ненужными, лишними, но почему-то не раздражали. Наверное, потому что Мукуро почти не разговаривал. И почти умирал.

Хибари толкнул дверь, вошел в типовой, ничем не отличающийся от его собственного номер, включил ночник и положил Мукуро на кровать. Миссия выполнена. Скоро приедет Гаспар. Его можно дождаться и у себя. Хибари Кея не сидит ни у чьих постелей.

Он выпрямился, встретил вполне осмысленный, изучающий взгляд и замер, глядя, как изгибаются в знакомой улыбке губы.

- Отмени вызов, Кея. Я не собираюсь умирать. – Мукуро медленно расстегивал рубашку. Кровь словно впитывалась в ткань, исчезала, возвращая ей первозданную белизну. Выскользнула из петли последняя пуговица, обнажая чистую гладкую грудь, в которой не было никакой пули. – Но я устрою представление на бис, если ты пообещаешь снова доставить меня в номер таким способом.

Чернота перед глазами взорвалась алым. Хибари не помнил, как оказался на кровати, вжимая в нее Мукуро, не помнил, как выхватил оружие. Он очнулся, когда Мукуро захрипел и задергался, пытаясь отвести тонфа, пережавшую его шею. Хибари давил обеими руками, Мукуро обеими руками отталкивал. Откуда в его тщедушном теле взялось столько силы, было непонятно, но Хибари знал, что победит, один рывок – и все будет кончено, если он сейчас же не остановится.

- Забью… - выдохнул Хибари, совсем немного ослабляя нажим.

- Лучше… трахни.

- Что?

Мукуро воспользовался секундным замешательством, чтобы высвободить шею. Он рванулся вверх, перенося основное давление на плечи и теперь часто дышал, облизывая губы.

- Брось, Кея. Мы давно не подростки. Я знаю, чего хочу. Ты ведь тоже? Тебя возбуждают боль, кровь, жажда убийства или… я? Ты очень удачно лежишь.

Хибари всматривался в мерцающие глаза, жадно втягивал носом тот самый мерзкий сладковатый запах и пьянел от него. Он все еще удерживал тонфа, потому что выпустить ее – означало выпустить из рук ускользающий контроль, уступить яростному, почти звериному желанию – овладеть. Привычной спасительной дистанции больше не было, Мукуро лежал под ним, почти поверженный, возбужденный, и не собирался сдаваться. Хибари это нравилось. Больше чем нравилось. Он хотел дойти до конца.

- Зачем ты это сделал?

- Я же обещал… незабываемый уикенд. Помнишь? О Мадонна! Кея! Какого дьявола ты тянешь? Убьешь меня позже. Ты столько лет ждал, подождешь еще… несколько.

Хибари медленно выпрямился, второй раз за ночь глядя на Мукуро сверху вниз - необычное и приятное ощущение. Сел, сжимая бедрами его бока. Неуловимый, вечно ускользающий туман был пойман, засунут в смертное слабое тело, которое так легко поддается первобытным инстинктам. Поднималась и опускалась худая грудь, руки безвольно лежали на покрывале. Хибари сбросил с кровати трезубец, перехватил тонфа вертикально и, слегка надавливая, провел ею по шее Мукуро. Тот дернулся, судорожно сглотнул и запрокинул голову, подставляя беззащитное горло.

Тонфа двинулась ниже, между ключиц, пересчитала выступающие ребра, вжалась в пупок, звякнула о пряжку ремня. Мукуро потянулся к ней, но Хибари ударил его по пальцам. Мукуро зашипел и закинул руки за голову, хватаясь за спинку кровати. Мышцы на его втянутом животе сокращались. Плащ сбился и застрял под поясницей, распахнутая рубашка задралась. Узкие брюки натянулись в паху. Мукуро тяжело дышал, а Хибари пристально смотрел на него, запоминая каждую деталь. Он еще ни разу не видел это тело так близко, ни разу не вдыхал этот острый мускусный запах, который сейчас перебивал привычную сладость, щекотал ноздри и мутил разум.

Хибари отложил тонфа, расстегнул ремень, провернул в петле пуговицу и с силой дернул брюки вниз. Затрещали рвущиеся нитки, Мукуро застонал, выкручиваясь из стянувшей бедра черной кожи. Бесполезная тряпка раздражала Хибари, и он не успокоился, пока не зашвырнул в угол оставшиеся от нее клочья.

Член у Мукуро оказался длинным и идеально ровным. Хибари долго рассматривал его, тугую мошонку, широко разведенные худые ноги, острые колени. Напряжение нарастало с каждой секундой, оно копилось в каждой мышце, в каждой клетке, впивалось раскаленными иглами в позвоночник, скручивалось болью в яйцах, приливало обжигающей кровью к лицу и члену. Хибари снова взялся за тонфа, вставил ее между ягодиц, прижал к темному сжатому отверстию и резко надавил.

- Porka Bastardo! – Мукуро выгнулся, вскрикнул, когда тонфа вошла глубже. – Ублюдок! Che cazzo!

Хибари медленно потянул тонфа назад и вставил снова, глядя, как расходятся под напором края сфинктера и сжимаются вокруг матово поблескивающего металла.

- Pezzo di merda! Прекрати!

- Останови меня. – Хибари поднял голову, по вискам стекал пот. Взгляд Мукуро плыл, яркие волосы рассыпались по подушке, он часто дышал, приоткрыв рот, в напряженных пальцах сминалось желтое покрывало.

- Нет.

- Тогда заткнись.

Он резко вытащил тонфа, чувствуя, как вздрагивает и расслабляется Мукуро. Расстегнул брюки, высвобождая член, плюнул на ладонь. Время замедлилось. Почти остановилось на самом краю, на последнем спокойном выдохе, на последней связной мысли о том, что тощий хранитель тумана совсем не привлекательный, раздражающий тип с острыми коленками и выпирающими ребрами. А потом в кармане пиджака запищал мобильник, и Хибари сорвался.

Тонкий корпус треснул в кулаке, отлетел в стену и заткнулся. И остался только резкий, срывающийся смех Мукуро, перешедший в долгий надрывный стон, который ввинчивался в мозг и отдавался в члене.

Гладкие горячие мышцы сжимались вокруг. Острое, болезненное удовольствие, сухой жар, пальцы, вцепившиеся в плечо. Мукуро раскрывался, подавался навстречу быстрым толчкам, бормотал итальянские проклятья. Хибари крепко держал его за бедра, не давая сбежать от расплаты, от себя. Яйца бились о ягодицы, от напряжения и скорости сладко ныли мышцы. Мукуро извивался под ним, зажимался, вскрикивал и яростно дрочил. Шумный, лживый, отвратительный. Невозможный. Хибари вколачивал в него всю свою злость, накопившуюся за годы глухую ненависть, сегодняшний провал и самую первую боль поражения. Он мстил за ночное шоу, за кровь на рубашке, которой там никогда не было, за странные мысли и разбитый мобильник.

Хибари не остановился, когда Мукуро конвульсивно задергался под ним и обмяк, Член вспорол податливое, несопротивляющееся тело еще несколько раз, Хибари рыкнул, чувствуя, как сжимается все внутри, готовое вот-вот взорваться, и, зажмурившись, кончил.

***

Звонок резанул по ушам и заставил поднять тяжелые веки. Рядом выругались и завозились. Хибари напрягся. Мысли медленно ворочались в голове, а тело уже привычно повиновалось, готовое в любой момент отразить удар.

- Привет, Савада Тсунаеши. Давно не слышал тебя. Уже соскучился.

Хибари оторвал голову от подушки, нахмурился и перевернулся на другой бок. В номере было светло, все еще горел ночник, и в окна лезло утреннее солнце.

Мукуро сидел, прижимая к уху мобильник, прямо перед глазами маячила его тощая спина с выпирающими лопатками, тонкими росчерками старых шрамов и колтуном спутавшихся волос. Хибари поморщился.

- Не совсем. Хм. Ну, скажем, примерно на две трети. Да. Все подробности после возвращения. Нет, не сегодня. Два-три дня. Да, и билеты до Пуэрто-Рико и обратно. Ну, как сказать. Нет, не звони ему, он уже согласен. Конечно, спрашивал. Не за что, Савада, я знаю, как ты любишь с ним общаться. Все передам, да. Чао.

Мукуро нажал на отбой, бросил трубку на тумбочку и обернулся.

- Савада беспокоится о твоем самочувствии и спрашивает, не скажется ли оно на безопасности римских граждан.

- На что я согласен? – Хибари прищурился. Нужно было еще ночью вернуться в свой номер, начало дня в одной постели с этим… хранителем не предвещало ничего хорошего. Впрочем, Хибари не стал бы возражать против драки, но что-то подсказывало ему, что драться Мукуро не собирается.

- На полет в Пуэрто-Рико. Наш уикенд еще не кончился. А Карпассо уже там, вместе со своим телохранителем, который вчера чудесным образом выжил. Он мой, Кея, я вижу его глазами и слышу его ушами. И я мог бы уже убить Альфредо. Но ты ведь хочешь сделать это сам, не так ли?

Хибари выбросил вперед руку, схватил Мукуро за волосы и рывком притянул к себе.

- Я работаю один, - раздельно сказал он, сильнее сжимая пальцы.

- А спишь? – Мукуро улыбнулся и перехватил его запястье. – Перестань, Кея, ты же знаешь, что без меня будешь искать Карпассо еще несколько лет. Зачем отказываться от помощи, если она выгодна?

- Я не нуждаюсь в помощи.

- Я знаю. - Улыбка исчезла. Теперь Мукуро смотрел прямо и серьезно. – И все же предлагаю ее. Соглашайся, ты же ничего не теряешь, а я хочу убедиться, что этот мальчишка иллюзионист был всего лишь талантливым самородком, а не учеником какого-нибудь таинственного мастера. Ну что? Мне позвонить Саваде и сказать, что за Альфредо лечу только я?

- Нет. – Хибари разжал пальцы и откинул край одеяла. Нужно было вернуться к себе и выпить, наконец, чаю. И еще отослать обратно Гаспара, который наверняка до сих пор дежурит на коврике у входа или сидит в машине на стоянке.

- Кстати, Кея. – Вокруг шеи обвились руки, от которых захотелось немедленно избавиться. Но Хибари не пошевелился, только приподнял бровь. – Я не буду возражать, если ты прямо сейчас в своей неповторимой манере затрахаешь меня… до смерти. Хм?

- Когда-нибудь я убью тебя.

- Я помню, Кея, помню. Это обязательно случится. Когда-нибудь.


The end
...на главную...


апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.