Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У маленькой Розы Уизли проявилась стихийная магия. Когда девочка вслух называла кого-либо из членов семьи, этот несчастный обязательно умирал. Вспомнила Роза дедушку - умер Джеральд Грейнджер, упомянула брата - умер Хьюго. Позвала папу... Рон заранее заказал себе гроб, улегся в него и стал морально готовиться к смерти, но его прервала Гермиона:
- Ты чего тут разлегся?! - плакала она. - Гарри умер!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17684 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Проснулся слеп от слишком ярких снов

Оригинальное название:And I wake Up Blind, Like My Dreames Were Too Bright
Автор/-ы, переводчик/-и: strangeandcharm
пер.: Kirrsten
Бета:bitterherb
Рейтинг:R
Размер:макси
Пейринг:Дин/Кастиэль
Жанр:AU, Angst
Отказ:отказываюсь
Фандом:Сверхъестественное
Аннотация:однажды Джимми Новак очнулся, хотя ему и не полагалось вовсе
Комментарии:Примечание: В названии используется строчка из песни Crowded House «Pour Le Monde»
Ссылка на оригинал: http://strangeandcharm.livejournal.com/60085.html
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2012.02.18 (последнее обновление: 2012.02.17 21:00:33)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 2757 раз(-a)



Едва очнувшись, Джимми Новак понял: что-то не так.

Хотя бы потому, что очнуться ему не полагалось вовсе.

Жизнь в качестве ангельского весселя походила на бесконечный сон, вот только более фантастичный сон и представить трудно: ослепительные фейерверки и ощущение полета, ветер в лицо, воздух, чище которого не бывает на свете, невыразимо прекрасные и одновременно пугающие голоса. Сон, непонятный ему, возможно, нереальный вовсе. Изредка даже выпадала минутка подумать, куда их занесло - обычно после схватки, пока Кастиэль исцелялся и на пару минут терял над ним власть. Бывало ли его тело на Небесах? Или в Аду? Парило ли птицей или камнем падало вниз?

Но все изменилось.

На самом деле ему нечасто удавалось побыть собой без боли, Джимми уже привык к ней. Сейчас боль чувствовалась как не своя, словно приглушенная фильтром чужого восприятия. Стало ясно, что левая нога сломана, а в груди рана. В ушах звенело, лицо залило кровью, слезящиеся глаза жгло огнем, и открыть их не получалось, потому что Джимми не контролировал тело.

Оно ему не принадлежало. Джимми отдал тело Богу. Чтоб его и этих крылатых засранцев, которые разрушили ему жизнь и лишили семьи. С тех прошла целая вечность, но злость не угасла.

Так что теперь?

Судя по звукам сверху: металлический скрежет и лай собак, - его похоронило под грудой щебня.

Собаки? А собаки-то зачем?

- Нашел! - закричал кто-то, и давление на грудь ослабло.

Ах, да, поисковые собаки. Но почему он вообще оказался тут? Почему просто не переместился?

- Кастиэль? - робко позвал он, но не уловил и намека на присутствие ангела. Что, надо сказать, выглядело хреновей некуда, ведь Кастиэль всегда пребывал в нем. В настоящее время Джимми - гость в собственном теле. Он не мог читать мысли ангела (да не очень-то и хотел), эмоции - правда, эмоциональностью тот не отличался - впитывал как губка, удивляясь, как такая скудость в чувствах побуждает к действию столь могущественное создание. А вот тебе - ничего, пусто.

И все же тело не слушалось, но почему-то казалось, что ангел в нем ещё жив. Так какого хрена молчит?

- Кас? Ты там?

Волна чужих мыслей нахлынула резко и стремительно - Кастиэль проснулся. Что тоже было чертовски ненормально, ведь он никогда не спал. Да как он вообще потерял сознание? Ангелы не падают в обмороки. Его ранили слишком сильно? Судя по тому, что их погребло заживо, рвануло знатно. Битва?

От ужаса его затрясло так, что щебенка вокруг начала осыпаться. Джимми закашлялся, воздуха не хватало, а затем шок сменился привычной непрошибаемостью и спокойствием. Наверное, хорошо, что Кастиэль вернулся. Неважно, что случилось с ними, но ситуация снова под контролем.
Вот только...

- Э-ээй? - Кастиэль открыл глаза. Взгляд Джимми затянуло пеленой перед тем, как он едва не ослеп, когда бетонные плиты сдвинулись, и в лицо хлынул поток пыли и грязи. Склонившийся над ним пожарный в защитном костюме выглядел космическим пришельцем на фоне синего неба, а звуки окружающего мира оглушали.

- Как вы, сэр?

- Я... я не знаю, - ответил Кастиэль, и Джимми опешил. Ангел не должен быть таким растерянным и озадаченным. Его захлестнуло волной страха - Кастиэль... Кастиэль был напуган. Да с каких пор он чего-то там боится?

И затем провал.

Кастиэль отключил его.


***


Джимми пришел в себя в машине скорой помощи, когда парамедики переговаривались с больницей. Он услышал, как Кастиэль спрашивает о случившемся, и как медсестра заверяет, что все обойдется.

И Джимми снова потерял сознание.


***


Очередной раз он очнулся в здании скорой помощи, забившись в угол набитой людьми палаты. Перед ним, подвывая от боли и прижимая к груди правую руку, стоял на коленях санитар, чуть позади двое белых как мел охранников направляли оружие Джимми в лицо.

- Не двигайся! - крикнули ему, и Кастиэль примирительно вытянул руки перед собой.

- Простите, я не знаю, что на меня нашло, - заговорил он, и Джимми ощутил его смятение. - Я только хотел уйти. Что случилось?

- Ты сломал ему запястье, урод, вот что случилось! - один из охранников щелкнул предохранителем.

- Ого, ничего себе, - не сдержался Джимми, начиная психовать. - Кас, ты что творишь?

- Кто это? - подпрыгнул от неожиданности Кастиэль. - И кто такой Кас?

Джимми даже не успел подумать над ответом, когда раздался окрик:
- На пол, немедленно!

- Явно обдолбыш, - заметил кто-то слева, но Джимми даже не мог повернуть головы. - Гребаный фрик симулировал! Кто в своем уме на такое способен? И на кой?

Так, тормозить нельзя. Значит, Кастиэля ранили серьезно, он сам чувствовал повреждения и знал, что дела плохи. Но больше их нет. Раны исчезли, и доктора обвиняют его в фальсификации. И потом все почему-то полетело к чертям. Ничего хорошего.

- Немедленно на пол! - потребовали снова, и Джимми почувствовал, как Кастиэль просчитывает варианты. Он ждал, что переместится или, воспользовавшись ангельскими силами, отнимет оружие, или пусть даже даст себя застрелить, потому как пули все равно его не возьмут. Но вместо этого Кастиэль упал на колени, закладывая руки за голову, пока охрана вытаскивала наручники.

- Гребаный наркоман, - бросил стоящий слева, и Кастиэль повернулся к нему, давая Джимми увидеть разъяренного доктора. А затем все поплыло, и Джимми уснул.


***
Ситуация ухудшилась.


Кастиэль сидел в полицейской камере. Что, по сути, проблемой не являлось, ведь будучи ангелом он мог скрыться в любой момент, засовы для него значили не более, чем пылинки в воздухе. Но сам факт, что он находится там не один час, судя по видневшемуся через окошко темному ночному небу, привел Джимми в недоумение. Пока он осмысливал, что к чему, Кастиэль рассматривал свои руки, сжимая и разжимая пальцы, словно никогда не видел их прежде.

Джимми молчал. Понятно, что они сцепились с кем-то. Кастиэля ранили достаточно сильно, чтобы выбить из сознания, и, несмотря на ангельскую способность к исцелению, он так и не пришел в себя. Выходит, соперник был непростым. Да кто вообще в силах так потрепать ангела?

Вариантов имелось два: Люцифер или другой ангел. Или несколько ангелов. Джимми большую часть времени был отрезан от мира, но иногда Кастиэль говорил с ним, держа в курсе событий. Так что Джимми знал об отступничестве Кастиэля. Знал, что подобное поведение считалось из ряда вон. Джимми был благодарен, что Кас поступал так ради людей, и одновременно огорчен, что тот сменил сторону немного поздновато и не помешал Сэму Винчестеру убить Лилит и освободить Люцифера. Но тогда напрашивался вывод, что Кастиэль - и Джимми лично - по уши в дерьме, по их душу пустились не только демоны, но и ангелы. Несправедливо, но выхода нет.
По всей видимости, до них добрались. И, пожалуй, спросить лучше, чем строить домыслы. В конце концов, что ему терять?

- Кастиэль?

Он вскинул голову и огляделся: двое в дальнем углу, судя по виду, торговцы наркотиками, хотя Джимми не спец. Кастиэль потаращился на них с минуту и снова вернулся к своему занятию.

Придется, похоже, попробовать заново.

- Кас? Это Джимми. Я знаю, ты меня слышишь.

На сей раз тот вскочил на ноги, озираясь вокруг.

- Кто ты?

Один из незнакомцев подтолкнул другого и расплылся в ухмылке. Джимми хотелось прикрикнуть на него, но так делу не поможешь. Он понятия не имел, чувствует ли Кас его эмоции, но в ругани смысла не видел.

- Джимми. И не стоит глазеть по сторонам. Я у тебя в голове. В принципе, правды ради, это ты у меня в голове, но не будем вдаваться в детали, - он умолк, потому что Кастиэль все ещё с подозрением косился по углам. Судя по лицам сокамерников, их мысли менялись от «чувак совсем уехал крышей» до «если что, мы ему рога-то пообломаем», и Джимми внезапно представилось, что Кас, не осознавая собственной силы, убивает их. Его не покидало ощущение, что история со сломанным запястьем имеет все шансы повториться здесь, только будет гораздо хуже.

Впредь нужно взвешивать каждое слово.
- Слушай, Кас, ты должен рассказать мне, что творится. Ты с кем-то сцепился? Помнишь хоть что-нибудь?

- Где ты? - прошипел Кастиэль, сжимая руками голову. - О чем ты говоришь?

- Да черт тебя дери! - Джимми начисто забыл данное себе обещание сохранять спокойствие. - Я, кретин ты недоделанный, Джимми Новак! Ты захватил мое тело для воплощения своих грандиозных ангельских планов, помнишь? И что? Ведешь себя как идиот!

- Заткнись! - приказал Кастиэль, разворачиваясь, чтобы убедиться, что сзади никого нет. Сокамерники неловко мялись в сторонке, но смотрели с угрозой.

- Какие-то проблемы, чувак? - спросил один из них, и Кастиэль попятился к стене.

- Кто такой Кастиэль? И Джимми?

- Ты что несешь? Шизик что ли?

Замешательство ангела сменилось чем-то, что даже не сразу удалось распознать. Ужас. Кастиэль ещё держался, свойственная его сущности уравновешенность не давала сорваться, но было ясно, что он на пределе. И не знает, ни кто он, ни где он, ни, важнее всего, что он такое.

- Ну же, Кас, что с тобой стряслось, а? Почему ты ничего не помнишь? Они тебе, что ли, память стерли?

Кастиэль снова сжал голову в ладонях, надрывно дыша. Их сокамерники заржали и отошли немного, когда в окошко камеры заглянул полицейский:
- Эй, все в порядке? - и Джимми удивился, когда Кастиэль шагнул вперед.

- Со мной что-то не то. Вы здесь главный? Скажите мне, что случилось. И кто все время говорит со мной? Кто-то невидимый разговаривает со мной, но ведь такое невозможно. Помогите мне!

Полицейский задумчиво уставился на него.

Если бы Джимми мог побиться головой о стену, он бы так и сделал.

- Хреновая затея сказать полицейскому, что ты слышишь голоса. Это добром не кончится.

В чем они и убедились.

***


Полицейские так настойчиво выспрашивали, какую дрянь он потребляет, что Джимми захотелось им как следует двинуть. Как зовут, откуда и кто он, чем занимался в тот день, и в сотый раз – чего ради притворялся раненым и засыпал себя щебнем на заброшенной фабрике, где произошел подозрительный взрыв газа.

– Я не знаю, – снова и снова отвечал Кастиэль, и в конце допроса голос у него заметно дрожал.

Никогда в жизни Джимми так не боялся. Заключенный в его теле ангел абсолютно не представлял, на что способен: не подозревал о том, как слабы и хрупки люди, от которых, как ему казалось, он ничуть не отличается (ну, не считая невидимого собеседника). Но Кастиэль сломал санитару руку одним только случайным движением.
За что и поплатился, оказавшись в заключении под присмотром психиатров. Джимми не знал, где именно, потому что сознание снова помутилось, пока Кастиэля перевозили. Вот и ещё одна проблема – Кастиэль, похоже, включал-выключал его, как лампочку, по своему желанию. Не владеть собой было невыносимо. Джимми привык, что кто-то посторонний управляет телом, но вот непредсказуемые прыжки взад-вперед между бессонницей и забвением, сводили с ума.

С другой стороны, лучше места, чем психушка, для чокнутого ведь и не придумать? Все в точности как он и представлял себе: белые стены, линолеум на скрипучем полу, окна в решетках. Воняло антисептиком, отбеливателем и мочой; персонал выглядел скучающим, а пациенты – точь-в-точь как в «Пролетая над гнездом кукушки».
Джимми понимал, что на сумасшествии нельзя зацикливаться – все равно не поможет, а он сам всегда боялся обзывать кого-то дебилом, особенно в присутствии Клэр. Но постоянно кричащие или нарезающие круг за кругом старики, или же те, с чьих лиц не сходила блаженная улыбка... для него это оказалось слишком.

Джимми был обычным парнем, хорошим семьянином. Отнюдь не сумасшедшим. И теперь вот в нем застрял ангел с провалами в памяти, но, опять же, амнезия – не идиотизм. Ему не место здесь. И, получается, заперли не только в больнице, но и в собственном теле. Зашибись просто.

Каждый раз, когда их с Кастиэлем оставляли в покое, он пытался растолковать ему ситуацию, но безрезультатно. Кастиэль никак не мог понять, кто с ним говорит. И как, мать твою, доказать ангелу, который возомнил себя человеком, что он ангел?

– Кас, пожалуйста, выслушай меня. Нужно быть осторожней. Ты не такой, как остальные. Намного сильнее, и можешь их поранить. Просто следи за собой, а?

– Сгинь.

– Нужно позвонить Дину. Я... Вот же подлость, я не знаю его номера... как же достало. Но ты умеешь перемещаться, ты в курсе? Если бы ты захотел, мог бы переместиться к нему в тот же миг.

– Замолчи.

– Кас, ну же, я на твоей стороне. Ты не должен здесь находиться. Ты ангел, значит, можешь отправиться куда угодно. А я просто… ну, типа транспорт. Может, тебя и шарахнуло по мозгам, но ведь я-то все понимаю.

– Вон из моей головы!

Кастиэль закричал, и Джимми пришлось замолкнуть. Что бы он ни делал, только нервировал Кастиэля. Тот считал себя человеком, а люди не слышат голосов, которые толкуют об ангелах.

***

Немного позже выяснилось, что выстроенная Кастиэлем стена в сознании рушится, потому как рациональный и не привыкший к эмоциям разум не справляется с такой нагрузкой. Джимми нельзя перегнуть палку, иначе его разметает по свету.

Ситуацию усугубляло то, что Кас уже объявил во всеуслышание о сожителе по телу.
– Говорит, что его зовут Джимми, – честно объяснял он одному из докторов, пока Джимми раздумывал, не попросить ли его заткнуться. Впрочем, толку от этого не будет: Кастиэль лишь станет еще разговорчивее.

– И Джимми говорит тебе, что делать? – сразу стало ясно, куда клонит врач: голос приказывает кого-то ударить? Или повредить себя?

– Он хочет, чтобы я связался с неким Дином Винчестером. Говорит, мне нужно встретиться с ним. И что я умею летать. Выходит, я псих? Джимми просит следить за собой и никому не причинять боль. Он говорит, что я ангел. С чего бы? И почему он в моей голове?

– На самом деле его там нет, Джон, – Джимми аж передернуло – необходимость отзываться на Джона Доу бесила не на шутку. Ну бред же. Как в дрянном детективном сериале. Он уже устал повторять Кастиэлю его настоящее имя, тот все равно не верил.

– Ну да, как же, – совершенно по-человечески вздохнул Кастиэль. – Как мне его заткнуть?

– Когда ты последний раз спал?

– Я н-не... знаю. Не помню, чтобы я когда-нибудь спал.

– Тогда тебе стоит хорошенько отдохнуть. А завтра назначим лекарства и попробуем не выпускать Джимми на волю, а так же попытаемся выяснить, кто ты, откуда, и как оказался здесь. Договорились?

От облегчения, которое испытал Кастиэль, Джимми тряхануло. С каждой минутой эмоции Кастиэля становились сильнее, он пытался осознать события как ангел и терпел крах. Казалось, что все воспоминания и сдержанность выкинули прочь, заполняя пустоту новыми для него чувствами.
Хуже всего было то, что Кастиэль настолько силен, что любой срыв приведет к катастрофе. Джимми когда-то сказал Дину, что впустить в свое тело ангела сродни полетам верхом на комете. Сейчас ему казалось, что он прикован к атомной бомбе.

– Только не трепыхайся, а? – умоляюще попросил он, когда двое санитаров вели его по коридору в комнату, которая станет домом на ближайщее время. – Сохраняй спокойствие, Кас, пожалуйста.

– Тебя здесь нет, – послышалось в ответ.

Джимми и сам мечтал, чтобы его здесь не было.

***

Ночью Кастиэль так и не сомкнул глаз, ангелы же не спят. Впрочем, как и Джимми, ведь тело ему не принадлежало, только сознание. Он не мог спать, если не спал Кастиэль.

Ночь тянулась очень, очень долго.

Поначалу Джимми пытался поговорить, успокоить Кастиэля насколько возможно, но довольно скоро вновь нарвался на вопли «проваливай», а после мощного всплеска отчаяния почел за благо замолчать. Шум привлек внимание санитаров, и показалось, что они собираются дать ему снотворное. Джимми был без понятия, сработают ли лекарства на ангеле, но решил не рисковать и оставить его в покое.

Они так и лежали в темноте, не двигаясь – самое долгое время, что Джимми пребывал в сознании, не считая тех двух дней, когда Кастиэль находился в заточении. Что, в свою очередь, заставило задуматься об Амелии и Клэр: где они сейчас, скрываются не только от демонов, но и от полиции. Их объявили в розыск, обнаружили уже в доме трупы? Хорошо ещё, если полицейские решили, что он убил всех и сбежал, взяв в заложники жену и ребенка. Не хотелось, чтобы Амелию сочли убийцей. И не хотелось, чтобы убийцей сочли самого Джимми, но поделать все равно ничего было нельзя.

Он видел, как Дин перерезал горло одержимому демоном Роджеру. Бедняга Роджер. Еще детьми они играли в бейсбол в его дворе и случайно разбили окно в отцовском гараже, именно Роджеру звонил Джимми, чтобы рассказать о первом свидании с Амелией, и о том, что она для него единственная.
Джимми очень скучал по прежней жизни, эта тоска причиняла ему почти физическую боль.

– Я не сумасшедший, – шептал Кастиэль в темноту, пока Джимми предавался воспоминаниям. – Я не сумасшедший.

Конечно нет, равнодушно соглашался Джимми. Это они все чокнутые, а не мы.

***

В течение следующего дня Джимми без предупреждения несколько раз полностью вырубало, а потом он так же неожиданно возвращался в сознание. В сочетании с дискомфортом от нового места обитания и полной неспособностью Кастиэля владеть ситуацией, было вовсе погано. Может, сказывалось ранение, но что бы там ни произошло, Джимми придется мириться с нервными припадками ангела, когда Кастиэля осматривают и допрашивают по нескольку раз и пичкают наркотой.
Лекарства, как быстро понял Джимми, создали проблему.

Они делали Кастиэля сонным. Технически, сонным они делали тело Джимми, но как бы там ни было, на ангела они тоже действовали, даже притом, что не должны. Он вырубился прямо на стуле перед окном какой-то особенно голой палаты, в то время как в Джимми на своем привычном месте – в мозгах – был весьма активен и страстно желал предпринять хоть что-нибудь. Но он застрял пленником в собственном теле, время летело, и постепенно стало ясно – выхода нет. С беспомощным Кастиэлем толку не будет. Связаться с Винчестерами нет возможности, даже знай он, как. Уговорить ангела взять себя в руки не получалось. Он не сумеет защититься, объявись тут демоны. Джимми всего лишь пациент психушки, которого накачивают наркотой, чтобы снять агрессию – вроде неплохо, учитывая силу Кастиэля, но на самом деле хуже не придумаешь.

Джимми знал, что Люцифер восстал и от Кастиэля многое зависит в этой войне. Ему нужно поправиться. Джимми давно забил на себя, но волновался о жене и дочери.

– Что с тобой, Кас? – мрачно поинтересовался он, пока они оба смотрели сквозь зарешеченное окно. – Ты хоть когда-нибудь вернешься?

Кастиэль не отвечал, и Джимми был близок к отчаянию.


***

Однажды в общей комнате появился новый пациент. Кастиэль немедленно переключился на него, и Джимми увидел, как медсестра ставит инвалидное кресло перед телевизором. Старик, лет семидесяти или восьмидесяти, похоже, дышал на ладан: у него были тусклые голубые глаза и пустой взгляд. По подбородку текли слюни. И почему Кастиэль уставился как завороженный? Впрочем, Джимми уже давно оставил попытки понять мотивацию ангела.

К его удивлению, Кастиэль поднялся и пошел прямо к старику. Медсестры настороженно наблюдали за тем, как он усаживается перед креслом с таким видом, что и мертвого озадачил бы. Старик, правда, не обратил внимания вовсе. Видимо, пребывал в своем мире.

– Ты прожил праведную жизнь, – тихо сказал Кастиэль немного охрипшим от долгого молчания голосом. – И скоро обретешь покой, мой друг.

Старик моргнул.

– Да, – Джимми мог поклясться, что он отвечал на так и незаданный вопрос. – Я тот, кого ты ищешь.

Старик не двигался, Кастиэль тоже, сидел и неотрывно смотрел на него, пока Джимми не отключился. Очнувшись, он увидел, что Кастиэль завис над тарелкой супа, а медсестра безуспешно уговаривает его поесть.

***

Старика звали Биллом. Кастиэль продолжал пялиться и называл его Билли. Он садился рядом каждый вечер во время просмотра телепрограмм. И вывозил в сад каждое утро. Иногда он поглаживал Билли по руке. Джимми недоумевал, не переставая, хотя персонал больницы радовался, что «Джон» общается хоть с кем-то.

На пятый день Билли умер.

Кастиэль уже лег спать. В тот раз ему не дали снотворное, так что в полной темноте он поднялся и вышел в коридор. Джимми не знал, что и думать. Кастиэль прошел в палату к Билли и присел на кровать. Судя по дыханию, старику стало хуже, и Джимми не удержался.

– Надо позвать врача.

Кастиэль просто погладил морщинистый лоб и вытер слезы с глаз Билли.

– Он умирает, Кас. Ты ничем не поможешь.

– Он уже не здесь. Но я могу облегчить переход.

Итак, мы снова разговариваем?

– Ты ангел, так что да, можешь, – согласился Джимми, рассудив, что сейчас не лучший момент выяснять отношения.

Кастиэль не стал спорить. Он так и сидел, поглаживая Билли по руке, и когда старик сделал последний вдох, склонился и коснулся губами его губ.
– Покойся с миром, – сказал он, и Джимми был глубоко тронут.

Пять минут спустя ночная сестра нашла Кастиэля у постели покойника. Никто не знал, зачем он там оказался; выходить из палаты ему не разрешалось. Несколько часов спустя Джимми услышал, как они обсуждают, есть ли связь между смертью Билли и внезапным желанием Джона Доу прогуляться ночью. Они думают, что Кас задушил его, что ли? Но следующий день ничем от других не отличался, а ночное приключение даже не упоминалось.

Но с тех пор Кастиэлю регулярно назначали снотворное.

***

Кастиэлю снова что-то снилось. Такое случалось нечасто, а после того раза Джимми и вовсе счел за лучшее не лезть ангелу в мозги. Сегодня, однако, он изнывал от скуки и не смог побороть искушение. И чем бы ни грозило новое путешествие, едва ли ему откроется что-то более шокирующее, чем сцена с поцелуями в Аду.

Как же он ошибался.

Начиналось все вполне мирно. Он птицей парил в небе, и Джимми чуть не расхохотался, представив себе Кастиэля на облаке с арфой и нимбом над головой, поглощенного… ну, чем обычно занимаются ангелы? Но там было красиво, и близость Рая делала Кастиэля счастливым.

А в следующий миг он падал: ужас сковал тело, облака исчезли, и раскаленное пекло жаждало заключить его в свои объятия. Кастиэль не ударился о землю, но очутился в темноте на стоянке в окружении груды разбитых автомобилей. Он подошел под дождем к распластанной на асфальте мертвой девушке и в новой для него безмерной печали присел рядом, пытаясь понять, что происходит.

Да она же ангел, подумал Джимми. Это воспоминания или просто фантазия?

Картинка, тем временем, сменилась. Кастиэль смотрел на полицейские машины, что неслись к автостоянке. Но стоило повернуться обратно, девушка исчезла, на её месте лежал Дин, с ужасом в мертвых глазах уставившись в черное небо.

– Нет! Нет, не надо. Неправда…

– Это сон, Кас! – позвал Джимми, пытаясь справиться с охватившим Кастиэля приступом паники. – Все не по-настоящему.

– Он умер. Дин … только не Дин! – Кастиэль кинулся к нему, крепко прижимаясь губами к губам. Джимми хотел отвести взгляд, но его словно загипнотизировали. Поцелуй отличался от того, что Джимми видел в аду, Кастиэль словно пытался вдохнуть в Дина жизнь, заполняя его своим дыханием и отчаянно желая вернуть обратно, как когда-то, вытащив из преисподней.

Не помогло. Дин не воскрес.

Кастиэль склонился над телом, и слезы текли по щекам. Сновидение затянулось: бесконечный кошмар, который никак не исчезал, отвратительный и до боли реальный. Джимми мутило, но он никак не мог отвести глаза и уйти.

Когда он вернулся в сознание, Кастиэль плакал во сне.

***

На следующий день Джимми был на грани, Кастиэль – по обыкновению невозмутим. Очевидно, своих снов он не помнил. Логично. Зато Джимми помнил за двоих.

Значит между этими двумя все куда сложнее, даже при том, что Кас – ангел. Догадывался ли Кастиэль, что есть такая особенность у снов – вытаскивать на свет Божий подсознательные желания? Хотя Джимми мог просто отстать от жизни – увиденное позволяло предположить, что Кастиэль и Дин вместе с первого дня. Он проспал целый год. А за время спячки кто знает, что там случилось.

И если оно так, то… какого хрена? Если они трахались… блин, это же его тело, а? Могли бы и спросить для приличия. Мало того, что он везде и всюду таскался за Кастиэлем, постоянно подвергаясь опасности, не говоря уж о психушке, быть может, на остаток жизни, и теперь вот, получите. Джимми женат. Он не хотел кувыркаться в постели ни с кем, кроме жены. Он же поклялся хранить верность!

С другой стороны, даже спроси Кастиэль разрешения, мог бы он отказать? Неважно, что там кроется, неважно, просто ли подсознательное желание, и только со стороны Кастиэля или нет, проблема на лицо. Кас ангел. И фактом, что у него чувства к смертному, пренебрегать нельзя. Нет, Джимми не страдал от предрассудков. Любовь, в конце концов, есть любовь, и пол тут ни при чем. Если Кастиэль чувствует к Дину то же, что сам Джимми к Амелии, разве можно лишить его шанса?

И Бог знает, что там ещё с Дином в этом отношении. Кастиэль и так иногда пугал до полного амока, представить невозможно свою реакцию на ангельские признания в любви.

– Я в полных непонятках, – заметил Джимми как-то вечером. – Надо бы перестать подсматривать твои сны, Кас. Они меня убивают. Тебя мучают кошмары, ты в курсе?

Кастиэль молча смотрел в экран телевизора. Опять CNN. По неведомым причинам персонал больницы все время включал новости вместо паршивых мыльных опер или телешоу, чем вернул Джимми веру в человечество. Он не хотел, чтобы его считали идиотом, да и кого-то другого тоже. Хотя новости были неутешительны: крушение поезда в Мичигане, несколько сотен человек пропали без вести, предположительно утонули в ближайшей реке.

– Ужасная трагедия, – подойдя, прокомментировала Венди стоявшему рядом коллеге, Кастиэлю она не сказала ни слова с того самого дня. А под формой уже обозначился животик.

– Говорят, сектанты, – заявил Саймон, один из санитаров вечерней смены. – Положили что-то на пути, чтобы поезд сошел с рельсов. Кретины проклятые. Расстрелять их всех, и баста.

– Ты о сатанистах? Думаешь, они занимаются такими вещами?

– Сектанты же поубивали детей в Юте? И они все уверены, что служат дьяволу. По-твоему, они в своем уме?

Джимми основательно тряхануло от электрического разряда по телу, как будто сунул палец в розетку. Не успел он прийти в себя, как его накрыло шквалом дикой, необузданной ярости, что сочилась через кожу, пока Кастиэль цеплялся за стул, пальцами разрывая обивку.

– Что происходит? – но ответ он уже и так знал – Люцифер. Люцифер явил знамения своим приспешникам на земле.

– Я должен остановить его, – Кастиэль был настолько зол, что часть гнева передалась и Джимми.

– Что такое, Джон? – подошел к нему Саймон. – Ты вернулся к нам?

Телевизор позади него дребезжал и мигал.

– Эй! Кас, поаккуратней там. Ты же не хочешь… – Слова Джимми прервал взрыв экрана, мириады осколков засыпали комнату отдыха. Лампочки на потолке затрещали. Кастиэль тяжело дышал, его глаза сверкали, а тело покрылось потом.

– Какого черта? – выдавил Саймон, а Венди с криком побежала за подмогой.

Джимми охватил благоговейный страх. Кастиэль вернулся? И к нему вернулись ангельские силы? Но радость была преждевременной. Кастиэль осел в кресле, словно его придавило невидимым грузом, и все прошло.

После долгой неловкой паузы Кастиэль поднял взгляд на совершенно выбитого из колеи Саймона.
– Я не знаю, что случилось, чувак, – санитар оглядел осколки на полу, – но или я сбрендил, или ты причастен к этой фигне. – Он заметил порванную обивку кресла. Разодрать ее мог разве что кто-то супер-сильный.

– Люцифер здесь, – тихо ответил Кастиэль.

– Ну да, – кивнул Саймон. – Точно.

На следующий день и Венди, и Саймон подозрительно косились на него, как и остальные представители медицинской братии, которых, очевидно, просветили о вечернем происшествии. В забытьи Кастиэль вернулся к привычной молчаливости, а Джимми раздумывал, было случившееся шагом вперед или нет.

***

Джимми не собирался подглядывать. Правда. Тех двух раз хватило, а если Кастиэль в данный момент лучился счастьем, это не значило, что таковым и останется. Везение не бесконечно. У Джимми не было ни малейшего желания смотреть его безумные сны.

Но он смотрел.

А что еще оставалось, кроме как лежать в темноте и скучать по Амелии и улыбке Клэр?

Первое, что он услышал – смех. Джимми очутился в парке – на небе ни облачка, вокруг играют дети. Холодно, но это был тот приятный холод, что заставляет дышать глубже, полной грудью. И в отличие от других сон казался поразительно реальным, как очень давнее воспоминание. Может, Кастиэль здесь уже не впервые?

Тем временем, Кастиэль обернулся к сидящему рядом Дину. Оба они безмятежно улыбались, глядя на детей. Их умиротворение передалось и Джимми.

– Так значит, ты больше не следуешь приказам? – покосился на него Дин.
Джимми вдруг снова почувствовал себя самим собой, лишь сейчас осознав, что до сих пор был не в себе. Странно.

– Я свободен, – ответил Кастиэль, не отводя глаз. – Я предпочел тебя Богу.

– Но ведь приказы исходили не от Бога? Ты предпочел меня кучке мудил, играющих по собственным правилам. Бог не имел к ним никакого отношения.

– Я ослушался, что непростительно в глазах Господа. Причины неважны. Я сделал выбор, Дин, я не смог тебе отказать. Только не когда ты нуждался во мне. Я никогда не смог бы сказать тебе в реальности. Сны – мое единственное спасение.

Ага-ага, значит, они все же не были вместе. Хвала небесам.

– Я всегда готов выслушать тебя, Кас. Ты и сам побывал у меня в башке, помнишь? Да ты меня по клочкам собирал, каждый дюйм тела знаешь. Мысли вон читаешь. Выходит, прекрасно знаешь, что я чувствую. Я просто не знаю, что с этими чувствами делать. Вроде как… я словно превратился в птицу, но тебе придется показать, как махать крыльями.

– Я в ловушке. А крылья подрезаны. И я скучаю по тебе, Дин.

Картинка потемнела. Джимми подумал, что Кастиэль переходит на более глубокий уровень сна. Когда зрение вернулось, он смотрел в глаза Дину настолько близко, что чуть не заорал.

Кастиэль целовал его. Они оба были раздеты, и никаких сомнений в том, чем занимаются на кровати гостиничного номера, не возникало. Изображение слегка мерцало – нереально, значит. Кастиэль трахал Дина, и Джимми словно участвовал в процессе – о боже, он чувствовал все! – а Дин выгибался и стонал так, что Джимми невольно вторил ему (неужели он сам тоже умел издавать такие звуки?) Он наблюдал достаточно долго, чтобы полностью раствориться в эмоциях Кастиэля, прежде чем его вышвырнуло. Потребовалось время, чтобы смириться с увиденным.

Переживания Кастиэля ещё долго отдавались эхом в сознании. Впервые Джимми воспринимал его как обычного человека: раздираемого противоречиями и поглощенного страстью. Но было ещё что-то – привязанность, возможно даже любовь, Джимми понятия не имел, как точно обозначить то чувство.

Все, что он знал – Дин нужен Кастиэлю.
Прямо сейчас Кастиэль спал и видел, как трахает его, используя тело Джимми.

Ого, подумал он. Мой ангел, оказывается, вырос.

***

Как всегда, на следующий день Кастиэль был тих. И через день тоже. И снова, и снова, и снова, пока Джимми не потерял счет дням. Месяца два как минимум, а то и больше. Ночи бодрствования. Дни небытия.

Словно попал в Чистилище.

И благодаря отцу Морено ситуация ухудшится.

***

От одного из санитаров Джимми услышал, что в клинику собирается священник. Честно говоря, удивительно, что до сих пор никто из этой братии не объявлялся. Учитывая, сколько душ нуждалось в наставлении, тут должно быть паломничество из священнослужителей. Отчасти грустно, что ими пренебрегали.

– У нас небольшое пополнение, отец, – пояснял доктор Палмер, которого Джимми ненавидел с тех самых пор, как тот предложил держать Кастиэля на снотворном. Голос доносился откуда-то сзади, но повернуться он не мог. Потому что Кастиэль смотрел в окно.

– Думаю, этот парень заинтересует вас больше остальных, – продолжал доктор, подходя ближе. – Поступил к нам в июне, и мы так и не узнали, кто он и чем обусловлено его состояние. Почти не говорит, но, подозреваю, что все не так просто.

– И вы зовете его Джоном? – немного удивленно спросил кто-то. Похоже, священник.

– О, да. Давненько у нас уже не было Джона Доу.

– Очень изобретательно, – священник неожиданно оказался перед Кастиэлем, заслоняя солнце. – Привет, Джон.

И Кастиэлю сорвало крышу.

Случилось все настолько внезапно, что Джимми даже не понял. Только что растением сидел под наркотой и вот уже несется через палату со спринтерской скоростью. Далеко убежать, впрочем, не успел: лекарства отняли много сил, и он упал на колени прежде, чем добрался до выхода. А пока пытался встать снова, Саймон уже сжимал его как в тисках.

– Эй, дружище, все в порядке. Перестань!

– Не сопротивляйся! – Джимми представил, чем может закончиться инцидент. – Ты же намного сильнее, Кас! Не вздумай дать сдачи!

Кто знает, сработало предупреждение или нет, но напряженные мышцы немного расслабились. Вместо того чтобы ударить противника кулаком, Кастиэль отдернулся на расстояние вытянутой руки и пальцами коснулся лба Саймона. Тот моментально упал, а Кастиэль с загнанным видом, спотыкаясь, развернулся к отцу Морено, который даже не двинулся с места.

– Не приближайся ко мне!

– Все в порядке, Джон, – священник шагнул к нему. По лицу ничего нельзя было понять – солнце светило ему в спину, делая видимым лишь силуэт. – Я не трону тебя.

Возможно, подумал Джимми, Кастиэля пугало в нем то, что никто больше не видел. Демон? Страх разливался по телу, охватывая и самого Джимми.

– Не подходи ко мне! – Кастиэль попятился к двери. Снаружи раздавались крики, кто-то вызвал охрану. Джимми понятия не имел, где находится остальная часть персонала, потому что Кастиэль не спускал глаз со священника.

– Ладно, ладно, – отец Морено остановился, его лицо все ещё было в тени.

– Ты не заберешь её! – надрывно закричал Кастиэль. – Я не предатель, в отличие от тебя! Я не отдам её!

Он говорит о благодати, догадался Джимми, теперь осознав, что здесь твориться. Священник связан с церковью. Бог. Ангелы. Отец Морено ассоциируется со всем, от чего бежал Кастиэль, более чем достаточно, чтобы перепугать до смерти. В его понятии священник запросто выглядел Захарией или другим ангелом, посланным покарать. Неудивительно, что он в панике.

Без предупреждения отец Морено схватил Кастиэля за руки. Очень зря. Заваливая палату горячими осколками, начали взрываться лампочки. Затряслись стены. Кастиэль отбросил от себя священника. Высокие зарешеченные окна по обе стороны палаты задрожали, с треском посыпались стекла.

– Ну, перестань же, – умолял Джимми. – Кас, остановись! Ты покалечишь кого-нибудь! Пожалуйста, успокойся!

Чужие ладони вновь опустились ему на руки, но слишком поздно.

Один из санитаров отлетел шагов на пятнадцать и кулем рухнул в углу палаты. Судя по возгласу, без перелома не обошлось. Пациенты подняли крик, чувствуя опасность, Кастиэль же обернулся к вошедшему охраннику и без труда отшвырнул его в сторону, затем заблокировал удар от человека, напавшего сзади, выкручивая ему руку, пока тот не заорал от боли.

– Остановись! Перестань, немедленно!

Кричал отец Морено, и Кастиэль тут же оказался перед ним. Священник вышел из солнечного света, и Джимми увидел, наконец, полную картину – ужас и изумление во взгляде, мечущемся между четырьмя поверженными санитарами и Кастиэлем.

– Я не подчиняюсь тебе, – отрезал Кастиэль. – Я не служу тебе. Я сам по себе. У меня есть собственная воля, и я не последую больше твоим приказам.

– Конечно, у тебя есть добрая воля, сын мой. У всех детей Божиих есть.


– Я выбрал Дина, – дрожащим голосом продолжал Кастиэль. – Я предпочел человека моим братьям. Я ангел, отец, но у меня теперь собственная воля.

– Да! – взволнованно прошептал Джимми. – Вот именно, Кас! Ты вспомнил!

– Дин. Я должен найти Дина.

Что-то коснулось шеи. Укол. Чтоб им провалиться. Кастиэль упал лицом в пол, и все пропало.

Дальнейшее Джимми ничуть не удивило. Его погрузили на носилки и перетащили в другую часть больницы. Не то чтобы он видел, куда. Затем переложили на кровать и привязали запястья и лодыжки. Смешно, право, вряд ли такой пустяк удержит ангела, но после очередного укола настроение упало.

Его будут постоянно пичкать снотворным.

Кастиэль, наконец, вспомнил, кто он, и теперь его просто будут накачивать всякой дрянью, пока не решат, что с ним делать дальше. Черт их дери.

Случившееся обсуждали все. И, кажется, пришли к выводу, что Кастиэлю такую силу придали лекарства – больше ничего не смогли придумать. Некоторые, однако, оказались более суеверными. Кто-то утверждал, что он обладает суперсилой. И много споров вызвало, как ему удалось взорвать лампы на потолке и разбить стекла. Остальные отделения не пострадали. Каждая версия объясняла лишь что-то одно, и ни одна не годилась.

***

Кто знает, сколько ждал Джимми, прислушиваясь к каждому звуку, пока Кастиэль спал мертвым сном.
«… Саймон свалился без сознания от одного прикосновения, словно ему приказали уснуть. И придурку Рики руку сломал. Поделом ему, как по мне... Отец Mорено сказал, что вернется, но меня уж точно не будет, когда чувак увидит его снова… А слышали, он наперед знал, что Венди беременна? И тот старик, что умер пару недель назад… Может, Джон что-то сотворил с ним?»

И все в таком-то духе, пока Кастиэль дрых вечер напролет и целый день после. Джимми бесился от беспомощности, слушая, как доктора назначают повышенную дозу снотворного, и как санитары ставят капельницы, едва Кастиэль начинает подавать признаки жизни. На сей раз действие лекарств ощущалось по-другому. Сильнее. Джимми ловил каждое слово и из разговоров сестер заключил, что дозировку удвоили, потому что иначе Джона Доу не унять.

Просто прекрасно.

Им чертовски повезло, что никого не оказалось рядом, когда Кастиэль проснулся. Он открыл глаза, и Джимми чуть не взвыл от радости, завидев снова дневной свет, хотя картинка была расплывчатой и неясной. Его тошнило, и рот словно набили опилками. Что за убойную дрянь ему кололи? И не столько хотелось спать, сколько колотил озноб.

Кастиэль поднял голову от подушки и понял, что не может сдвинуться с места. Он закрыл глаза и застонал.

– Тссс, – зашипел Джимми. – Нельзя, чтобы узнали, что ты проснулся. Иначе опять дадут наркоту. Нужно собраться и валить отсюда, Кас.

– Джимми… Новак… – удалось выдавить Кастиэлю, и если бы он был в состоянии управлять телом, Джимми бы подпрыгнул от счастья.

– Да! Да! Это я! Ты вернулся! Помнишь что-нибудь?

– Почему я… что это? – он, морщась, подергал связанными руками. Голова кружилась. Но времени на объяснения не было.

– Ты можешь освободиться, Кас. Только разорви их. Давай, задействуй свои ангельские трюки, и линяем куда подальше. Дергай себя за нос и перемещайся*, – он остановился, признавая, что цитата из телешоу 60-ых скорее всего мало что значит для Кастиэля. – Сосредоточься. Ты ангел. И сумеешь сбежать.

– Я… Дин. Нужно найти Дина, – Кастиэль напрягся, и кожаные ремни на руках разорвались, подобно тонкой бумаге. Справившись с дезориентацией, спустя секунду он проделал то же самое с ногами. Когда он сел на кровати, игла выскользнула из вены. Кастиэль сидел, уронив голову в руки, пытался собраться и придти в себя. Тошнило теперь ещё сильнее. Очень бы не хотелось тут сблевать.

– Пожалуйста, успокойся, – даже не верится, что скоро все закончится.

– Нужно найти Дина, – выпрямившись, повторил Кастиэль и поднялся на ноги. Знакомый прилив энергии показал, что сейчас последует перемещение…

… в коридор, где он тут же рухнул мешком на пол.

– Что за… Охрана! Вызовите охрану! – закричал кто-то, и все завертелось. Джимми не видел происходящего, потому что Кастиэль валялся на полу, но подозревал, что прикасаться к нему никто не рискнет. Никто не знал, чего ещё от него ожидать. У людей были причины бояться.

– Джимми, – Кастиэль скреб пальцами по полу. – Что со мной? Почему я не могу…

Инъекция – и Джимми чуть не закричал от злости. Он был настолько близок! После всего, что пришлось пройти, закончить вот так? Да что ж за невезуха такая!

– Дин, – простонал Кастиэль, проваливаясь в беспамятство.

***

Ох, плохо дело, очень плохо. Кастиэлю больше не позволят проснуться. Он стал их личным монстром, и никому не хотелось с ним связываться. Он разорвал путы. Он каким-то образом сбежал из запертой комнаты и незаметно оказался в коридоре. Он обладает чудовищной силой и раскидывает людей как кегли. Все были в шоке, но главное заключалось в том, что угроза нависла над каждым, и можно было лишь усыпить его, тем самым отложив решение проблемы.


Дело в том, что Джимми спать не мог, и, обреченный лежать в темноте, снова и снова вспоминал, как близка была свобода, но Кастиэль не справлялся с лекарствами. Джимми не понимал, почему они действуют на него, если остальное – ножи, пули – абсолютно бесполезны, и пришел к выводу, что Кастиэль болен, и его защита сильно ослабла. Хотя, какая разница? Он замечательно играл роль Спящей красавицы, и Джимми оставалось только ждать, пока врачи не передумают.

Чем он, собственно, и занимался.

И думал. Пытался примириться с последним сном Кастиэля, со знанием, что у неземного, непостижимого и бесконечно сильного существа, весселем которому он служил, такие низменные плотские помыслы. Его больше не волновало, что по отношению к Дину Винчестеру – честно говоря, определенный смысл имелся. С кем ещё он мог быть связан? Ну, кроме самого Джимми? Больше всего поражало то, что Кас оказался способен думать о сексе. Недавние события доказали, что ангелы не столь чисты и невинны, как принято считать, а вовсе интриганы и неуправляемые мудаки. Но секс? Ангел и секс? Джимми бы отродясь в голову не пришло.

Впрочем, чего уж теперь. В голове так и крутился Дин из того самого сна… Джимми помнил все ощущения, все звуки, такие непривычные и чуждые ему. Он знал, что у него нет никаких чувств к Дину, но вот чувства Кастиэля просто зашкаливали.

Что, черт возьми, ответить, спроси Кастиэль разрешения перейти к действиям в отношении Дина?

Но осознает ли Кастиэль собственные чувства? Взаимны ли они? Джимми знал, что верность ангела Дину необычайно сильна. Что, если ему пришлось оставить его? Что, если Дин послал его куда подальше? Что, если… если и если.

Не впервые Джимми понял, что ему жаль Кастиэля. Люди, по крайней мере, привыкли чувствовать. Люди, по крайней мере, влюблялись в людей.

***


Он уже целую неделю прождал, когда заслышал в коридоре голос священника. Приглушенно, будто тот понижал голос, и что-то в его тоне заставило навострить уши.

– Не одержимость, я уверен. Что-то очень странное, но не злое. Считайте, интуиция, но я, парни, гораздо дольше вас этим занимаюсь. Я чувствую зло.

С кем это ты разговариваешь, недовольно подумал Джимми.

– И он упоминал ангелов? – уточнил… Дин Винчестер!

Джимми не слышал ответа. Все, о чем он мог думать: слава тебе, Боже, сотни тысяч раз спасибо! Он едва не ошалел от радости, осознав, что больше не одинок. Его вытащат отсюда!

– Я бы сказал, на сто процентов, одержимость, – донесся голос Сэма.


– Понимаю ход вашей мысли, – усмехнувшись, ответил отец Морено. – Он здесь, без сознания – под завязку напичкан наркотой, по вполне понятным причинам. И на всякий случай, поосторожней там. Может, и притворяется.

Ручка двери повернулась, раздались шаги.
После непродолжительного молчания послышался севший от потрясения голос Дина:
– Вот дерьмище! Кас? Кас!

– Долго же ты добирался! – заорал Джимми, даже зная, что никто не слышит.

Кто-то погладил его по щеке, а затем рука опустилась к шее – проверить пульс. Джимми не мог пошевелиться, но отчаянно стремился показать хоть чем-нибудь, что не спит.

– Какого…почему он здесь? И как сюда попал? – Сэм был озадачен.
Голос звучал от изножья кровати, так что рука на шее, по всей видимости, принадлежала Дину. Предположение подтвердилось, когда раздался ответ:
– Он в полной отключке. Как им удалось накачать ангела?

– Ангел? – недоверчиво переспросил отец Морено. – Ты знаешь его, и это действительно ангел?

– Был, во всяком случае. И нет, я понятия не имею, кто он теперь.

– Он звал тебя, говорил, что должен связаться с тобой. Я не обратил внимания. В мире очень много Динов... Даже не подозревал, что звали тебя.

– Господи, – Джимми так и не распознал эмоции, что послышались в голосе Дина. – Кас…

– Точно Кастиэль? – спросил Сэм. – Не Джимми? Кас оставил его?

– Мы оба здесь!

– Он воспользовался силой, – ответил Дин сухо. – Нас бы тут не было, не разнеси он ту комнату. Это Кас.

– Да, – голос Сэма звучал грустно. Жаль, что Джимми не мог их видеть.

Дин осторожно коснулся закованных в наручники запястьев, выматерился и принялся расстегивать. Несколько секунд спустя, Сэм сделал то же самое с ногами.
– Бред. Как, черт возьми, он оказался тут? А мы и понятия не имели все это время.

– Его привезли больше трех месяцев назад, – объяснил отец Морено. – И где, вы думали, он находится?

– В покойниках, – тоскливо отозвался Дин. – Он не хило так сцепился со своими очаровательными родственничками и буквально исчез на глазах. Несколькими неделями позже один из них признался, что они заманили Каса в ловушку и убили. Да кто мог подумать, что ангелы врут не хуже демонов.


Джимми почувствовал, что наручник на правом запястье подцепили пальцы, и он открылся: Дину не потребовался ключ – обошелся отмычкой. Когда Дин перегнулся через него, чтобы открыть другой, у него дрожали руки.

Наверное, то еще потрясение, наведаться в психушку и найти там «мертвеца».

– Что ему давали? – снова Сэм. – Только успокоительное?

– Я не уверен, - отозвался отец Морено. – Он здесь уже долго, так что, скорее всего, гремучая смесь. Спал, считай, неделю с того самого инцидента.

– Наверняка он уже был чем-то ослаблен, – прошипел Дин. – Иначе никакие лекарства не взяли бы ангела. Ты можешь отвлечь персонал, пока мы не выберемся с ним отсюда? Ему нужна помощь. И прости, что втягиваю тебя…

Кто-то осторожно коснулся лба, и Джимми захотелось разрыдаться. К нему уже сто лет никто не прикасался, кроме санитаров и врачей; не прикасался кто-то, кто знал его и хотел помочь – лучшее в мире чувство.

– Без проблем, – бодро согласился отец Морено. – Я притащу кресло-каталку. Дайте мне пять минут.

Священник вышел, и повисла неуютная тишина. Рука Дина оставалась на лбу Кастиэля, вспомнились слова Дина из сна: «Ты же знаешь, что я чувствую к тебе. Я просто не имею представления, что с этим делать».

– Мы же не знали, Дин.

– Столько времени. Сэм, он был заперт здесь, и мы не знали. Нужно было искать.

– Когда? В промежутках между неудачными попытками достать Люцифера? Или в те пару часов, что выкраивали на сон? Между спасением мира и постоянными охотами? Мы думали, что он умер. И не было оснований считать, что ангелы солгали.

– Он все еще ангел. Он не пал и сохранил благодать. Независимо от того, что ублюдки с ним сделали, её не отняли.

Джимми вздрогнул, когда Кастиэлю вдруг начало что-то сниться. Ну надо же. Он не видел снов всю неделю, наверное, из-за снотворного. Но теперь? Тем более настолько печальный. Свернувшись где-то в глубине его сознания, Джимми ощущал горе Кастиэля.

– Эй, ну ты и нашел время для сновидений!

Дин отнял руку со лба. Раздались шаги у двери, и появился отец Морено.
– Я не справлюсь один. Кто-то должен привезти кресло, пока я отвлеку санитаров.

– Я пойду, – предложил Сэм. Остался ли Дин? Непонятно. Интересно, а что потом? Чувство потери, которое овладело сознанием спящего Кастиэля, было трудно переносить. И по прошлому опыту Джимми догадывался о содержании сна. Он всегда страдал, когда снился Дин.

– Поверить не могу, – значит, Дин ещё рядом.

Как будто отвечая на его слова, Кастиэль застонал.

– Эй, все хорошо.

– Нет,– Кастиэль метался во сне. – Дин...


– Я тут. Я с тобой, Кас, – Дин взял его за руку. Джимми перепробовал все, чтобы передать ощущения Кастиэлю, но тот по-прежнему спал. Печаль, исходящая от него, была почти осязаема. Он полностью погрузился в сновидение о смерти Дина, как и раньше, и Джимми мог лишь удивляться выбору времени. Дин наконец объявился, а Кас убежден, что он мертв. Отлично.

– Я думал, ты умер, – еле слышно проговорил Дин, убирая ему волосы со лба – Черт возьми, Кас, я думал, ты умер. Почему не сообщил мне? Разве ты не мог явиться ко мне в сон? Что, черт возьми, случилось с тобой?

Кастиэль не отвечал, но Джимми понял, что сон заканчивается. Горе сменило глубокое забытье. Кастиэль сейчас находился далеко ото всех.

В дверях послышался шум – вернулся Сэм.
– Помоги мне его перетащить, – нежность из голоса Дина исчезла, как не бывало. Пальцы со лба – тоже, как и рука, которая прежде лежала в его руке. – И смываемся на хрен.

Получилось на удивление быстро и легко. Братья выкатили его из клиники и устроили на заднем сидении. Час спустя он лежал в кровати в номере мотеля, а Дин и Сэм прощались с отцом Морено.

Джимми так и не сумел открыть глаза и посмотреть на них.

***

Отец Морено не только отвлек внимание санитаров, но и выкрал историю болезни Джона Доу – подвиг, который убедил Джимми, что он не столько священник, сколько охотник с совмещением обязанностей. Интересно, как он выпутается? Впрочем, ему явно не впервой. И Джимми ему по гроб жизни обязан. Настанет день, и в коробке с пожертвованиями отец Морено найдет не жалкие несколько центов, уж Джимми об этом позаботится.

– Точно, классический случай, – раздался с другого конца номера голос Дина, пока Сэм ходил взад-вперед, вероятно, распаковывая вещи. – Кас, наверное, сначала твердил всем, что слышит голос в голове, и что он ангел. Угадай с трех раз, кто был голосом.

– Джимми.

– Бинго! Несчастный хотел, видимо, объяснить, что к чему, но Кас решил, что спятил. Классно, да? А Джимми, кажется, застрял там, и не мог ничего сделать.

– Неудивительно, что они пичкали Каса всем подряд. Как заткнуть голос в башке, если он настоящий?
На насколько минут наступила тишина: Дин, должно быть, продолжил читать историю болезни.
– Ничего странного в том, что Кас попросту перестал разговаривать. Не велика радость: оказаться между врачами, объявившими его шизофреником и Джимми, доказывающим, что он нормален, – послышался шелест бумаги, и Дин присвистнул. – Ничего себе, только посмотри. Они удвоили дозировку, когда стандартная не сработала.

Мне ли не знать, уныло подумал Джимми. И когда уже Кас проснется? Пожалуй, не раньше чем через пару часов. Вернется к нему память, или так и останутся провалы?

– Значит, он ничего не помнил, когда попал к ним? – спросил Сэм. – Хоть какие-то намеки?

– Нет. Что бы с ним ни сотворили, Кас даже не знал, что он не человек. И как никого не прикончил? Мог ведь выжечь всем глаза в этой богадельне и не заметить.

– Но Кас говорил отцу Морено, что он ангел. Значит, теперь вспомнил?

– Выясним, когда очухается.

Давай же, мысленно подгонял Джимми Кастиэля. Я хочу вернуться к своей жизни.

Тогда-то до него и дошло: вероятность нулевая. Как только Кастиэль станет собой, его опять отправят в небытие. Жизнь проходила мимо, пока ангел пребывал в нем. И Джимми не будет контролировать тело, не увидит жену и дочь. Он останется таким же узником, как и в клинике.

Ему стоило трудов не скатиться в истерику. Кастиэль говорил, что есть шанс оставаться весселем и сто, и тысячу лет. Ангелы живут подолгу. И все время без сознания... Но, по крайней мере, он не увидит. Спасибо ещё сказать должен. Кстати, его тело используют во благо. Кас все-таки хороший парень, здорово, что не Уриэль им владеет. Могли быть варианты и похуже.

Но как же сам Кастиэль? Джимми никогда не думал об этом прежде, но в свете последних событий… Днями напролет приходилось жить в полной темноте – ни поговорить, ни пошевелиться, ни дотронуться до чего-нибудь. Минута длилась вечность. Час был невыносим. День, неделя, месяц … время тянулось, неумолимо и одиноко. Вот так, наверное, и живут ангелы: бесконечно, вечно, занимаясь лишь исполнением приказов. Ангелы могли любить только Бога. Никакой свободы воли. Такие же пленники, как и Джимми.

Кастиэль сбежал.

Возможно, именно поэтому он хотел Дина. Единственный шанс почувствовать что-то, разделить жизнь и эмоции с кем-то, пусть даже на миг по сравнению с вечностью. При некотором везении Дин протянет ещё лет пятьдесят. Кастиэль бессмертен.

Вот же дерьмище. Что ж я раньше не подумал, а?

Осознание жестокой реальности лишь подстегнуло желание Джимми хоть как-то помочь.

Он понятия не имел, в котором часу Кастиэль начал приходить в себя, но Винчестеры молчали – похоже, спали. Веки Кастиэля дрогнули, и Джимми отчаянно захотел увидеть что-нибудь. Его привычно знобило и мутило, во рту пересохло. Ужасно, конечно, но осталось недолго.

– Кастиэль? – осторожно позвал он. – Проснись. Ну же, мы теперь у Винчестеров. Все кончено.

– Дин, – простонал Кастиэль, борясь с остатками сна.

Джимми был поражен, когда Дин сразу же ответил:
– Я здесь. Очнись, соня.

Плечо сжали. Кастиэль открыл глаза, щурясь от света прикроватной лампы. Джимми чуть не завопил от восторга, увидев, наконец, что-то после недели с лишним во мраке, пусть даже порванные занавески на темном окне в уродливом зеленом номере. Сэм крепко спал на соседней кровати. Дин, склонившись и загораживая большую часть обзора, сидел слева от Кастиэля.

Дин. Джимми почувствовал, как при виде него на Кастиэля нахлынула волна невыразимого облегчения и радости. Он улыбнулся, и Дин удивленно моргнул. Он выглядел усталым. Старше, будто прошедшие несколько месяцев добили его совсем. Но глаза сияли, когда Дин улыбнулся в ответ.

– Ну, привет. И как отдохнул? Мог бы хоть открытку послать.

Лекарства еще действовали, и слова прозвучали нечленораздельно:
– Я ангел. Кастиэль.

– Надеюсь, иначе мы вытащили из психушки не того парня.

Ну и доза, даже Джимми ощущал последствия, что уж говорить о Кастиэле.
– Сколько?.. – удалось выдавить ему, хотя в глазах двоилось.

– Достаточно долго, – ответил Дин грустно. – Мы понятия не имели, где ты. Решили, умер.

Кастиэля замечание, похоже, немного развеселило. Он облизал сухие губы и, запинаясь, ответил:
– Слухи о моей … смерти сильно… преувеличены.

Тихо, чтобы не разбудить Сэма, Дин засмеялся.
– Да ты вернулся с чувством юмора. Как себя чувствуешь?

– Свободным, – не раздумывая, сказал Джимми.

– Свободным, – повторил Кастиэль мгновение спустя.

– Джимми здесь? В сознании?

– Да, – ответил Кастиэль и добавил мысленно: «И мне жаль, что тебе пришлось пройти через все это».

За долгое время он впервые говорил с ним так. От удивления Джимми не сразу нашелся с ответом.
– Не твоя вина. Главное, ты вернулся.

– Джимми, что ж ты не заставил его нам позвонить? – с наигранной суровостью спросил Дин. – Неужели трудно было?

– Кас, скажи, пусть не выделывается.

– Джимми приложил все усилия. Но я… не очень слушал советов.

– Да уж не сомневаюсь Ты и в лучшие времена упрямый сукин сын.

Кастиэль закрыл глаза: комната кружилась – удивительно, как он вообще ворочал языком. Дин, казалось, все понял и ободряюще похлопал по плечу:
– Отдыхай, Кас. Тебе и так досталось.

– Братья хотели убить меня. Им бы удалось, но отвлекла армия Люцифера.

Рука Дина по-прежнему лежала на его плече.
– Тебе будет приятно узнать, что по части отвлечения и мы неплохо потрудились. А с твоим возвращением надерем им всем задницы.

Кастиэль снова открыл глаза. Завороженный, Джимми наблюдал за тем, как расплывчатый силуэт сменился фигурой Дина. Теперь даже в тусклом свете можно было разглядеть каждую веснушку на его носу.

– Я останусь с тобой, Дин, – уверенно сказал Кастиэль.

– Рад слышать, – улыбнулся Дин.

Джимми несколько секунд наслаждался теплом, накрывшим сознание ангела, и принял решение в доли секунды. Он кучу времени провел, думая и размышляя и ещё раз думая, и сам поразился, как быстро сделал выбор. Но он казался правильным и хорошим, и Джимми знал, что никогда не пожалеет.

– Да Бога ради, Кас! Поцелуй его уже и все дела.

Кастиэль застыл.

Он наверняка и выглядел соответственно, потому что Дин переменился в лице.
– Кас? Что такое?

Джимми не собирался останавливаться на достигнутом.
– Я разрешаю, ясно? Поступай, как нужно тебе самому. Жизнь слишком коротка для людей и слишком долгая для тебя. Ты достаточно натерпелся, Кас. Он любит тебя. Я уверен. Да ты и сам знаешь. Так что поцелуй его, как тогда, в твоем сне. Я могу и не смотреть, если тебе неловко.

– Джимми говорит, что я должен кое-что сделать, – пояснил Кастиэль так, словно давился словами. – Но, боюсь, он неправ.

Дин выжидающе посмотрел на него.

– Мне лучше не обращать внимания, – продолжил Кастиэль. Он сел, оказавшись лицом к лицу с Дином. От слабости его повело, но он быстро справился с собой: видимо, ангельские силы возвращались с удвоенной скоростью.
– Ты три месяца не обращал внимания, если мне память не изменяет, – озадаченно ответил Дин. – И что он советует? Наверное, стоит прислушаться. Он знает, о чем говорит.

– Вот именно, знаю, – согласился Джимми. – Следуй велению сердца, Кас.

– Он знает, – сообщил Кастиэль, поднимая руку и касаясь щеки Дина. – И я послушаюсь.

В момент, когда губами он коснулся губ Дина, Джимми уснул.

Когда Джимми очнулся, он стоял на берегу и смотрел на рассвет. Стая чаек облаком кружила на фоне солнца. Надо же, старый плащ никуда не делся, хотя, судя по жаре и волшебном запахам, он оказался где-то в тропиках. Правда, по большей части ему было без разницы.

– Сколько я спал?

«Месяц», – ответил Кастиэль мысленно.

Джимми глядел на золотистую рябь моря.
– За это время случилось что-нибудь интересное?

«Люцифер потерпел поражение. Мы объединились с ангелами. Он становился слишком силен, и они испугались».

– Лицемерные ублюдки.

Кастиэль засмеялся. Джимми изрядно удивился, услышав смех, но прекрасно понимал, почему Кастиэль стал так легко проявлять эмоции.
– Значит, у вас с Дином все хорошо?

«Если я скажу да, ты удивишься?»

– Нисколько. Вы с ним отличная команда.

«Благодаря тебе. Я рад, что выбрал тебя, Джимми. Мне очень жаль, что твоя жизнь не будет такой, как ты хотел. Но я благодарен за твой дар.

Джимми помолчал немного.

– Как моя семья, Кас? Они счастливы?

Кастиэль сунул руки в карманы.

«В данный момент Амелия улыбается, наблюдая, как твоя дочь играет с котенком».

Джимми попытался прогнать тоску.
– Котенок, ха? У меня была на них аллергия. А теперь они смогли завести котенка. Хорошо.

«Клэр назвала его Касом».
И этот факт явно забавлял Кастиэля.

– Да, похоже на неё, – усмехнулся Джимми. – Смело смотрит в лицо своим страхам. Надеюсь, она знает, что у Каса острые зубы и он может пустить их в ход.

«Уверен, что Кас постарается больше так не делать».

У Джимми перед глазами внезапно появилось изображение Дина, и он не удержался.
– Надеюсь, ты не о своей половой жизни говоришь?

Кастиэль не ответил, прочитать эмоции не получилось, но ангел явно пребывал в затруднении.

Джимми с минуту полюбовался океаном, и, наконец, решился.
– Пообещай мне кое-что.

«Все, что будет в моих силах».

Джимми бросил последний взгляд на небо.
– Отправь меня спать, Кас. Я не хочу проснуться снова, пока ты не закончишь свои дела здесь, на Земле.

«Ты уверен?»

Он помолчал, взвешивая решение, но давно уже знал, что так будет лучше.
– Теперь тело твое, Кастиэль. Возвращайся. Спаси мир. Получи парня. И самое главное, пожалуйста, никогда не давай мне проснуться, пока ты наслаждаешься жизнью с ним, хорошо?

На душе потеплело.
«Как пожелаешь. Ты будешь спать спокойно, Джимми Новак».

Кастиэль сдержал обещание.


*телешоу о ведьме Саманте Стефанс, обладательнице волшебного носа



...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.