Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Если сова летит попой врерёд, значит ветер очень сильный.

© Рем-Рем

Список фандомов

Гарри Поттер[18493]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26965 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Убейте ее, мой Лорд

Автор/-ы, переводчик/-и: Severus_divides_into_H
Бета:чайка-
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:ТЛ/БЛ, ЛМ/НМ, СС
Жанр:AU, Angst, Drama, POV, Romance
Отказ:Все права принадлежат ДЖ.К.Роулинг.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:"Из всех безумных она, наверное, лучшая".
И даже теперь.
Комментарии:POV Нарциссы

Предупреждение: идея оказалась схожа с рассказом Стивена Кинга "Долгий Джонт", хотя я прочла его значительно позже. Источником вдохновения послужили слова Роулинг об Арке в Отделе Тайн.
Каталог:нет
Предупреждения:смерть персонажа, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2011.08.11 (последнее обновление: 2011.08.11 23:48:11)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [18]
 фик был просмотрен 4117 раз(-a)



Люциус.
Он скоро придет.
Очередная вспышка молнии заставляет меня вздрогнуть и закрыть уши руками, потому что я знаю, что за этим последует.
Мощный раскат грома сотрясает стены, тяжелые капли дождя начинают барабанить по подоконнику еще усиленнее, и эти звуки медленно сводят меня с ума. Неожиданный порыв ветра распахивает окно, комната наполняется свежим влажным воздухом, и я приподнимаюсь, подставляя разгоряченное лицо, делаю глубокий вдох и вновь откидываюсь на подушку.
Половина четвертого. Они давно должны были вернуться.
Я тяну на себя одеяло и накрываюсь им с головой, чувствуя, как отчаяние и страх все больше парализуют тело. Уговариваю себя подождать еще немного.
Не срабатывает.
Впервые я жалею о том, что Драко сейчас в Хогвартсе: если бы он был рядом, мне бы не было так страшно и ожидание не казалось бы настолько мучительным.
Пустой огромный дом, в котором у меня больше нет никаких прав. Одиночество и вечный ужас от осознания того, что произойдет, если Люциус не вернется.
Я боюсь, что его задержат авроры.
Я боюсь, что его захватит Дамблдор, этот покровитель грязнокровок.
Я боюсь, что его убьет Темный Лорд.
Опасность окружает нас со всех сторон, и непонятно, кого следует остерегаться в первую очередь.
«Зачем? — никак не оставляет меня мысль, — зачем ты предложил ему остановиться в Малфой-мэноре?»
Разумеется, я знаю ответ, но ведь понять не значит принять. И я все еще не уверена, считает ли Темный Лорд провинности Люциуса искупленными.
Содрогнувшись от очередного раската грома, я закрываю глаза и пытаюсь расслабиться.
«Все изменится, — говорю я себе. — Еще немного — и Люциус вернется…и все будет так, как прежде. Мне больше не придется быть одной».
Мне почти удается поверить в это и заснуть, когда внизу вдруг раздаются приглушенные голоса.
Тут же вскочив с кровати, я бросаюсь к двери, но, к счастью, вовремя успеваю взять себя в руки. Остановившись и глубоко вздохнув, я разворачиваюсь и направляюсь к высокому громоздкому зеркалу, висящему на стене невдалеке от кровати. Придирчиво осматриваю собственное отражение, беру гребень и начинаю осторожно расчесывать волосы, укладывая их в прическу.
Конечно, до моего внешнего вида никому уже нет дела: все слишком заняты исполнением приказов Темного Лорда, но забывать о своем происхождении я не намерена ни при каких обстоятельствах. Может быть, тем грязным животным, что наводнили мой дом, плевать на то, как они выглядят — что ж, я не разделяю их точку зрения. Надо помнить о том, кем ты являешься.
В последний раз изучив себя взглядом, я открываю дверь и начинаю спускаться вниз по лестнице, пытаясь сохранять на лице холодную невозмутимость.
Как только я оказываюсь на первом этаже, сразу же понимаю: что-то не так.
Темный Лорд стоит, склонившись над диваном, и не переставая шепчет непонятные мне слова, при этом выводя палочкой узоры над чьим-то бесчувственным телом. Все остальные выстроились полукругом, наблюдая за каждым его движением, словно от этого зависят и их жизни тоже.
Неужели кого-то настолько серьезно ранили, что потребовалось вмешательство самого Лорда? Во всяком случае, обычно он не снисходил до своих слуг.
А где Люциус?
Быстро оглядевшись, я нахожу его стоящим с самого края. Он тоже неотрывно следит за действиями своего Повелителя.
Да что же произошло?!
Не в силах справиться с любопытством, я обхожу диван, осторожно заглядываю за плечо Темного Лорда…и в ужасе зажимаю рот рукой, лишь в последнюю секунду сдерживая крик.
Беллатрикс. Моя сестра, или, точнее, существо, когда-то являвшееся ею.
Ее волосы абсолютно седые: нет ни единого черного волоска. Лицо неестественно бледное, вокруг глаз — огромные, темные синяки, и я почти физически ощущаю безумие, волнами исходящее от нее.
Темный Лорд заканчивает произносить заклинания, снова направляет на нее палочку и выдыхает:
Энервейт.
Внезапно я понимаю, что вовсе не хочу, чтобы Беллатрикс очнулась. По крайней мере, эта Беллатрикс.
Она неожиданно резко поднимает голову, и я отшатываюсь назад, в то время как Темный Лорд, наоборот, наклоняется еще ниже.
Ее глаза красные. Красные, потому что в них лопнули все кровяные сосуды. Но не это пугает меня больше всего…
Взгляд. Словно она видела Вечность. Словно она знает то, чего люди знать не должны.
— Белла?
Молчание…а потом вдруг она издает вопль — вопль настолько громкий, что мне кажется, он может выбить все стекла в доме. Темный Лорд хватает ее за плечи, что-то шипит, и она замолкает на мгновение. После этого начинает хохотать, истерически и безумно, и я чувствую, как кожа покрывается мурашками. От ужаса я не могу пошевелиться, а моя сестра продолжает смеяться, вытаращив глаза и извиваясь всем телом для того, чтобы вырваться, освободиться от захвата.
— Знаю! Намного сильнее! Я видела! — вопит она.
Сомнеус капер, — из палочки Темного Лорда вырывается серебристый луч и окутывает Беллатрикс. Она тут же замолкает и обессилено падает обратно на диван.
В комнате стоит напряженная тишина. Я оглядываюсь, вижу бледные, испуганные лица и понимаю, что не мне одной хочется убежать, скрыться от этого безумия.
Темный Лорд еще несколько секунд смотрит на Беллатрикс, а потом зовет:
— Люциус.
Мое сердце тут же начинает бешено колотиться, и я в панике смотрю на мужа. Ему тоже явно не по себе, но он пересиливает себя и подходит ближе к дивану.
— Мой Лорд?
— Приведи Снейпа. Немедленно.
«Не спрашивай, больше ничего не спрашивай», — молю я про себя, чувствуя, что одно лишнее движение, одно неправильное слово — и Люциуса я лишусь навсегда.
Поколебавшись, он быстро отвешивает поклон и пятится назад, в сторону двери.
Я смотрю на него до тех пор, пока он не скрывается из виду, и только тогда разворачиваюсь, вновь обращая внимание на Темного Лорда.
Белла всегда восхищалась моей интуицией. Наверное, не зря.
Я успеваю броситься к лестнице, когда в воздухе звучит первое «Круцио». За моей спиной раздается полный боли крик, с грохотом разбиваются несколько зеркал, затем — еще одно заклинание, на этот раз незнакомое, и теперь задыхаются в истошном вопле уже все. Глухие звуки падающих тел, шум от сыплющегося стекла — я не хочу оборачиваться, не хочу знать, что это все значит. Нет, к дьяволу: я просто хочу жить.
Темный Лорд либо не смотрит на меня, либо предпочитает игнорировать, поэтому я влетаю в первую попавшуюся комнату, захлопываю дверь и падаю на пол. Меня всю трясет, я чувствую, что еще немного — и не выдержу, сломаюсь. К глазам подступают слезы, и я вынуждена с силой, до крови прикусить губу, чтобы взять себя в руки.
«Это ужасно, — вертится у меня в голове, — это ужасно, Мерлин, как же это ужасно…»
То, что случилось с Беллой. То, что сейчас происходит внизу. Я не хочу всего этого! Я хочу вернуть свой дом и свою семью!
Слезы все-таки начинают бежать по щекам, и я утыкаюсь лицом в ковер, надеясь хотя бы заглушить рыдания, вырывающиеся из груди.
Не знаю, сколько это продолжается, но мне кажется, что проходит вечность, прежде чем все замолкает. Еще через некоторое время дверь открывается, и кто-то протягивает мне руку.
Люциус.
Обняв его за шею, я прижимаюсь к его плечу и судорожно шепчу:
— Где он?
— Я привел Снейпа. Темный Лорд и он на втором этаже, вместе с твоей сестрой, — его голос хриплый. Что с ним?
Кричал. Люциуса тоже пытали.
Я еще сильнее вцепляюсь в его мантию и только тогда спрашиваю:
— Что произошло? Белла…ваше задание…ведь все должно было пройти хорошо.
— Там было опасно, — Люциус крепче прижимает меня к себе. — Сама подумай, Нарцисса, разве в обычный рейд отправились бы все мы вместе с Лордом?
— Но я думала, что он хочет всего лишь проконтролировать вас. Знаю, в последнее время он очень недоволен, и мне казалось, что это — очередное наказание…Что с Беллой, Люциус? Неужели это Он сделал?
— Темный Лорд? С твоей ненормальной сестрой? — он смеется, но его смех, злой и отчаянный, заставляет меня вздрогнуть. — Нет, Нарцисса, с кем угодно, но только не с ней. Ты ведь знаешь, что он всегда ставит ее выше других. Всегда, даже когда она ошибается. Нас и теперь наказали только потому, что он снова недоволен…Потому, что мы позволили этому с ней случиться.
— Случиться чему, Люциус?
Некоторое время он молчит, а потом, решившись, тихо начинает говорить. Его голос то и дело срывается: сказываются последствия пыток, и я нежно глажу его ладонь, надеясь, что это отвлечет от боли.
Все кажется мне простым и сложным одновременно.
Темный Лорд решил, что пришло время открыто объявить войну Волшебному миру. Этой ночью должен был состояться захват Министерства Магии, но как только Пожиратели пробрались внутрь, их тут же встретили отряды авроров. Очевидно, в наших рядах есть шпион, который успел проинформировать вражескую сторону о сегодняшнем нападении, и план застать всех врасплох провалился. Тем не менее, Темный Лорд предпочел вступить в битву, и, естественно, никто не посмел ослушаться. Сражение велось в Отделе Тайн, и Белла, как всегда, своим поведением привлекала к себе слишком много внимания. Когда число ее противников выросло до четырех, она не успела блокировать одно из заклинаний, и ее отбросило прямо в сторону Арки, о предназначении которой люди могут только догадываться. Она оказалась частично за завесой: еще не там, но уже и не здесь. Темный Лорд тут же вытащил ее, но Белла больше не выглядела так, как прежде. Всего несколько секунд, проведенных за гранью — и она стала такой, какой увидела ее сегодня я.
Непонятно, что случилось. Непонятно, что вообще произошло там.
Сразу после этого Темный Лорд отдал приказ аппарировать, и те, кто сумели сбежать, вернулись в Малфой-мэнор. Остальных захватили авроры, и, по всей видимости, их домом в ближайшее время станет Азкабан.
Люциус постепенно замолкает, и я вижу, как тяжело ему оставаться в сознании. Действительно, день выдался не из легких.
Я осторожно поднимаю его и веду в спальню, надеясь, что сегодня он больше не понадобится Темному Лорду. Не думаю, что ему удастся продержаться еще хотя бы несколько минут на ногах.
Есть еще много вопросов, на которые мне хотелось бы получить ответы, но я решаю подождать, чтобы дать Люциусу возможность выспаться.
Как только он оказывается в постели, его глаза тут же закрываются, и через несколько секунд до меня доносится глубокое, хриплое дыхание. Я мягко провожу рукой по его волосам, прижимаюсь крепче к его телу и тоже закрываю глаза.
«Когда-то все это закончится, Люциус, — обещаю я молча. — Когда-то все снова будет хорошо».


***


— Нарцисса! Нарцисса, проснись!
Вздрогнув, я резко выпрямляюсь, пытаясь понять, где нахожусь. Увидев взволнованное лицо Люциуса, я тут же вспоминаю события прошлого дня, и меня охватывает нехорошее предчувствие.
— Что случилось?
— Темный Лорд хочет, чтобы мы спустились вниз.
— Зачем?
Он смотрит на меня так, словно я сошла с ума, и я прикусываю губу, словно со стороны видя собственную глупость.
— Хорошо, но мне нужно несколько минут, чтобы привести себя в порядок.
Люциус согласно кивает, и я замечаю, что он уже успел принять душ. Он выглядит практически идеально, если не считать бледного, все еще измученного лица, и я пытаюсь справиться с неожиданным порывом нежности и жалости.
Когда я, полностью переодевшись, стою перед зеркалом, заплетая волосы, не могу удержаться от вопроса:
— Зачем Лорду Северус? Вчера он послал тебя за ним…
— Точно не знаю, но, как мне кажется, это связано с Беллатрикс.
— С Беллой? — я посылаю в его сторону удивленный взгляд. — Я думала, все дело в доносе, из-за которого ваш план провалился. Мне казалось, Темный Лорд хочет выяснить, кто именно его предал.
— Боюсь, это он будет выяснять сейчас, — мрачно качает головой Люциус. — Что касается Северуса, ему наверняка нужно какое-то зелье, которое смогло бы вернуть Беллатрикс рассудок.
— Моя сестра не сумасшедшая! — гневно восклицаю я.
Люциус скептически смотрит на меня.
— Неужели?
— Да, она импульсивна, может быть, слишком эмоциональна, но это — последствия Азкабана!
— Нарцисса, она и раньше не была образцом душевного здоровья, но то, что случилось вчера…Ты же видела ее. Она совсем тронулась умом.
— Это временно, — в моем голосе начинают появляться истерические нотки. — С ней все будет хорошо, иначе Темный Лорд не стал бы пытаться помочь, он ничего не делает просто так!
Люциус несколько секунд молча смотрит на меня, а потом шепчет:
— Ты не понимаешь…
— Что? Что ты имеешь в виду?
— Не важно. — Он медленно проводит рукой по лицу и поднимается на ноги. — Идем. Не нужно заставлять его ждать.
Вот с этим я абсолютно согласна.
Когда мы спускаемся вниз, все уже сидят на своих местах. Судя по выражению лиц и несколько нервным движениям, ни один из присутствующих не горит желанием встретиться со своим Повелителем, и я осознаю, как же сильно хочу избавиться от них всех. Вернуть свой дом обратно.
Темный Лорд появляется, как всегда, неожиданно. Стоит ему приблизиться к столу, как тишина становится еще глубже, все взгляды устремлены на отвратительную огромную змею, которая всюду следует за хозяином. За Лордом идет Северус, и я беспокойно хмурюсь, отмечая, что он выглядит еще хуже, чем мой муж. Кажется, этой ночью он вообще не ложился спать.
— Итак. — Холодный, бесстрастный голос Лорда заставляет меня опустить глаза вниз и поежиться. — Вчерашний провал обернулся для нас большой неприятностью. Произошел он исключительно из-за вашей неподготовленности, и теперь я спрашиваю себя: нужны ли мне такие слуги? Слуги, не способные справиться с обыкновенными аврорами.
Никто не говорит ни слова, хотя я уверена, что каждый считает претензии Лорда несправедливыми. Всеобщий страх становится таким ощутимым, что я еще сильнее вжимаюсь в спинку стула, в очередной раз благодаря судьбу за то, что в свое время не послушала Беллу и не стала принимать Метку.
— Каждый из вас подвел меня. И каждый понесет наказание, — оглядев белые, как мел, лица всех Пожирателей, Темный Лорд усмехается. — Не думаете же вы, что вчерашнего урока достаточно? Вы получили небольшой выговор за то, что не помогли своей стороннице в нужный момент. А сейчас пора отвечать за собственную глупость, благодаря которой Министерство теперь знает о наших планах и, несомненно, усилит охранные позиции.
Я не хочу здесь находиться и видеть все это. Я хочу назад, в комнату.
— Антонин, встань.
Долохов вздрагивает и медленно поднимается на ноги. Делает несколько шагов в сторону Повелителя, а потом вдруг опускается на колени. Темный Лорд без особого интереса разглядывает его.
— Ты хочешь что-то сказать?
— Да, милорд…Простите нас! Мы сделаем все возможное, чтобы выполнить ваше приказание. Клянусь, мы никогда не подведем вас снова.
— Разумеется, не подведете, Антонин, — произносит он спокойным голосом, и это пугает меня настолько, что я забываю дышать. — После сегодняшнего урока, я надеюсь, никому из вас не придет в голову вновь рисковать моим расположением.
Он вытаскивает палочку и лениво наводит ее на своего слугу. На бледное лицо Долохова ложится пепельный оттенок, губы начинают дрожать, и я неожиданно жалею, что сижу так близко.
Круцио.
Мужчина падает на пол, корчится в судорогах, но, несмотря ни на что, молчит первые десять секунд. Потом из его груди вырывается стон, а затем — громкий вопль. Еще через некоторое время он начинает кричать без остановки, и я вижу, как на его лбу вздуваются вены. Лицо становится бордовым, глаза выпучены — я уверена, что через минуту-другую все сосуды в них лопнут, как у Беллы.
Темный Лорд опускает палочку и насмешливо дает Долохову отдышаться. Тот, скрючившись на полу, с хрипами вдыхает воздух, не в состоянии даже пошевелить рукой. Мне кажется, он хочет попросить у Повелителя о пощаде, но не может открыть рот, собраться с силами.
Лорд вновь наводит палочку, только на этот раз говорит несколько незнакомых мне латинских слов.
Не знаю, что они означают, но вой, вырывающийся из горла Антонина, не оставляет никаких сомнений, что это что-то до отвратительности болезненное.
Я вижу, как на его коже постепенно проступают уродливые ожоги странных форм, которые сразу же начинают сочиться какой-то бесцветной жидкостью. Долохов продолжает издавать нечеловеческие вопли и, словно пытаясь остановить действие заклинания, впивается ногтями в щеки и делает резкое движение вниз. Его лицо тут же заливает кровь, и я чувствую тошноту, подкатившую к горлу.
Фините, — улыбается Лорд, но его взгляд ледяной и равнодушный. — Могу ли я считать, что ты усвоил этот урок, Антонин?
Тот силится что-то сказать, но не может, только хрипит.
— Я не слышу ответа.
Новая попытка — но я уже понимаю, что ответить ему не удастся. Его сил не хватает даже на то, чтобы кивнуть.
— Жаль… — Темный Лорд задумчиво гладит свою мерзкую змею, которая, я могу поклясться, наслаждается происходящим. — Вижу, ты так ничему и не научился. Акутэн Фалчис.
Несмотря на полную обессиленность, Антонин хватается обеими руками за грудь и орет. На его рубашке медленно расплывается кровавое пятно, и вскоре я уже ничего не могу разглядеть из-за обилия красного. Да я и не стремлюсь.
— Я хочу, чтобы ты понял, какие ошибки совершил вчера. Думаю, я проявлю милосердие и объясню тебе. — Темный Лорд, словно не замечая диких воплей, начинает медленно двигаться вдоль комнаты. — Ты не был готов к появлению авроров, и поэтому они сумели застать тебя врасплох своей атакой. Более того, ты словно забыл о всех своих навыках и сразу же послал «Круцио». Но ты же знаешь, Антонин, что это заклинание требует большого количества магии и поэтому быстро истощает тебя после многократного использования. Может быть, ты решил, что обладаешь такой же силой, как я? Что тебе удастся применять его раз за разом, ничего при этом не теряя? Разумеется, после этого ты взял себя в руки…но, не скажешь ли мне, что случилось в Комнате времени? Не скажешь…Что ж, я отвечу за тебя. Ты попытался ослепить противника — и промазал. Тот даже не воспользовался щитом. Вот из-за таких мелких оплошностей наша битва…была…проиграна, — Лорд резко разворачивается и взмахивает палочкой. Поток крови останавливается, но Долохова, перевернувшегося на живот, рвет. Я отрешенно думаю, что он захлебнется этим фонтаном рвоты, когда внезапно все останавливается.
— Северус, — зовет Лорд и кивком указывает на измученного, едва дышащего слугу.
Не проронив ни слова, Снейп поднимается, приближается и склоняется над Антонимом. В его руке появляется пузырек с каким-то зельем, и я невольно задаюсь вопросом, сколько же ему приходится их варить.
Почему-то Северуса Лорд использует не только как зельевара, но и как некое подобие колдомедика. После таких «работ над ошибками» именно он приводит всех в относительный порядок, если, конечно, сам может двигаться. Хотя нельзя не заметить, что его редко наказывают. Чаще, чем Беллу — той вообще почти постоянно все сходит с рук, — но все же реже, чем остальных.
Я продолжаю размышлять, но по-прежнему отстраненно. Со мной часто происходит подобное, но на этот раз…
Я оцепенела, так это называется. Я наблюдаю это ужасное, чудовищное представление, но не пытаюсь осознать его. Я просто ничего не чувствую. Учусь не чувствовать.
Но теперь все не так, как раньше. И держаться мне намного труднее.
Темный Лорд еще никогда не наказывал своих слуг так: обычно он ограничивался чем-то незначительным, приберегая более изощренные способы доставить боль для пойманных грязнокровок или предателей крови. Конечно, провалившаяся операция была очень важной, но это уже слишком.
Лучше бы Люциуса посадили в Азкабан.
Ужаснувшись собственной мысли, я опускаю взгляд, но чувство вины продолжает разрастаться с каждой минутой все больше.
— Макнейр, — негромко бросает Лорд, и следующий обреченный поднимается на ноги. Лицо Уолдена уже знакомого серого оттенка.
На то, что происходит дальше, я стараюсь не обращать внимания. Я думаю о Драко, о том, как он гордился своим первым правильно произнесенным заклинанием. О том, как мы ходили в Косой Переулок, чтобы купить ему вещи для первого курса. О том, как Люциус старался сдерживаться, но все же улыбался, наблюдая за ним.
Крики, стоны, звуки ломающихся костей, вонь пота, мочи, крови и рвоты существуют где-то там, независимо от меня. Я сейчас в прошлом, в далеком 1991, и моя семья счастлива: мы с Люциусом учим Драко, готовим его к школе, а вечерами подолгу сидим в кабинете, пьем кофе или коньяк, разговариваем и вместе придумываем письма для тех или иных родственников…
Прозвучавшее имя моего мужа вдребезги разбивает идиллическую картину, которой я наслаждаюсь. Вздрогнув, я возвращаюсь в действительность и медленно осматриваю нашу некогда красивую комнату.
Весь пол покрыт самыми разными субстанциями. Все те же кровь, рвота и моча. Многие лежат и слабо стонут, не в состоянии пошевелиться, а над ними незаметно кружит Северус, дает зелья и бормочет заживляющие заклинания.
Я смотрю на Люциуса, который, как мне кажется, готов лишиться сознания еще до пытки. Он выглядит…жалко, и я знаю, что от этого ему вдвойне хуже.
«Держись», — думаю я про себя, хотя понимаю, что он не сможет. А я не смогу спокойно наблюдать и непременно что-нибудь испорчу.
Помощь приходит оттуда, откуда я ее не жду. Совершенно случайно я сосредотачиваюсь на непроницаемом взгляде Северуса и мгновение вижу в его глазах отражение моих собственных страхов.
Он тоже привязан к Люциусу и боится за него.
Наверное, на моем лице написано откровенное отчаяние, потому что Снейп вдруг передвигается к пострадавшему рядом со мной и начинает заниматься им, при этом неотрывно изучая меня взглядом.
«Смотри на меня, — я словно слышу его голос у себя в голове. — Не на Люциуса, не по сторонам…только на меня».
И я смотрю, даже когда Люциус начинает кричать, а Темный Лорд холодно разъясняет его ошибки.
Вероятно, если бы не Северус, я бы сошла с ума. Каждая секунда кажется мне вечностью, но я смотрю ему в глаза, изучая их глубину, и все остальное представляется мне ненастоящим. Ирреальным.
Стоит воплям Люциуса утихнуть, как Снейп резко разрывает наш контакт, разворачивается и почти бегом направляется к нему.
«Спасибо», — думаю я, чувствуя, как по щеке стекает слеза.
В последнее время я слишком часто плачу. Но ничего, скоро это все закончится. Всё ведь будет хорошо, верно?
Когда все более или менее приходят в себя, Темный Лорд негромко говорит:
— Я надеюсь, вы усвоили урок и в следующий раз не допустите таких нелепых просчетов. В ближайшее время мы ничего не будем делать — пускай в Министерстве немного спадет напряжение. После этого повторим удар, и я не ожидаю от вас ничего, кроме успеха. Это понятно?
Стройный хор хриплых голосов.
— Что ж, в таком случае вы можете быть свободны. Северус, Люциус, задержитесь.
Я поднимаюсь на ноги, но цепенею, когда безжалостный взгляд останавливается на мне.
— Ты тоже.
Я медленно опускаюсь обратно на стул, пытаясь сообразить, зачем Темному Лорду могу понадобиться я.
Дождавшись момента, когда все вышли, Лорд снова начинает поглаживать змею и, не глядя на нас, произносит:
— Дело касается Беллатрикс. Так как причины ее состояния все еще остаются не до конца ясными — как и способы ее излечить, — Северус станет частым гостем в этом доме. Я хочу, чтобы ему была предоставлена отдельная лаборатория для экспериментов, по крайней мере до тех пор, пока он не найдет противоядие.
— Противоядие, милорд? — я сама не понимаю, как с моего языка срываются эти слова. — Но я думала, у Беллы какое-то…помутнение рассудка.
Темный Лорд изучает меня безразличным взглядом, и я чувствую, как желудок завязывается в узел от страха. Но мне действительно нужно знать, ведь Беллатрикс моя сестра и я люблю ее.
Наверное, эти эмоции явно отражаются в моем лице, потому что Лорд вдруг вполне спокойно отвечает:
— Да, из-за глупой случайности во время битвы психика Беллатрикс нарушилась. Однако это не значит, что не существует способа ее восстановить. Процесс может быть долгим и сложным, но Северус является хорошим специалистом в области зельеварения, ему приходилось сталкиваться и с более необычными ситуациями. Лаборатория должна быть подготовлена сегодня же. Люциус, я ожидаю, что ты обсудишь с Северусом все необходимое ему оборудование и займешься его немедленным приобретением.
— Да, мой Лорд, — кивает он, избегая встречаться с Хозяином взглядом.
— Осталась лишь одна вещь, которую мне хотелось бы обсудить.
Понятия не имею, что это такое, но почему-то ощущение паники только усиливается.
— Беллатрикс нужен постоянный, круглосуточный присмотр. Ее поведение непредсказуемо, вполне вероятно, что она может попытаться навредить сама себе. Также я хочу быть в курсе любых, даже самых минимальных изменений в ее поведении. Именно поэтому ты, — он кивает в мою сторону, — будешь все время находиться рядом с ней. И только попробуй сделать что-то неправильно.
Какое-то время в комнате стоит тишина: все пытаются осознать слова Темного Лорда.
Присматривать за Беллой? Это однозначно не то, чего бы я хотела. В последнее время мне вообще было сложно найти с ней общий язык, она казалась мне еще более ослепленной своим фанатизмом, чем раньше, но теперь…Это странное, непонятное существо, которое привело меня в ужас еще вчера…
Разумеется, я не настолько глупа, чтобы высказать все это вслух, поэтому киваю и осторожно спрашиваю:
— А мне будет позволено иметь при себе волшебную палочку?
— Да. Но использовать ее только по необходимости.
— Но… — я ведь понятия не имею, что для него означает «по необходимости». — Что мне делать, если она начнет вести себя агрессивно? Я могу использовать заклинания, чтобы остановить ее?
Взгляд Лорда снова становится ледяным, и я невольно вздрагиваю.
— Парализующее заклятие, и только. Исключительно в экстренном случае.
«Петрификус Тоталус? — думаю я и чувствую, как меня захлестывает волна ужаса. — Как, интересно, я смогу справиться с Беллой, используя магию уровня первого курса?»
Лорд кривит губы в улыбке.
— В твои обязанности входит уделять все внимание базовым потребностям твоей сестры. Три раза в день ты будешь ее кормить, поскольку сама она есть не в состоянии, и давать ей те зелья, которые будет приносить Северус. Если что-то случится, всегда можно послать за помощью, но даже не думай вызывать кого-то, а тем более меня, по пустякам.
Я заставляю себя кивнуть, а потом неуверенно спрашиваю:
— Разве Белла не сможет аппарировать?
— Комната окружена антиаппарационным барьером.
Вот как. Что ж, значит, и мне сбежать не удастся, как бы сильно я этого не хотела.
— На этом все. Ты можешь идти. Второй этаж, последняя дверь по коридору.
Усилием воли я подавляю начавшую закипать ярость. Да как он смеет говорить так, словно является полноправным хозяином в нашем доме!
Понимая, что, стоит чем-то выдать свои чувства, — меня тут же настигнет убивающее проклятье, я поднимаюсь на ноги и, опустив глаза, направляюсь к лестнице.
— Нарцисса, — Темный Лорд впервые зовет меня по имени. Замерев, я медленно оборачиваюсь. В его взгляде читается угроза. — Если ты посмеешь причинить ей хоть какой-то вред — и меня не волнует, специально или нет, — за это расплатишься не только ты, но и твои муж и сын.
На этот раз мне удается кивнуть с огромным трудом. В горле пересыхает, сердце бьется где-то в желудке.
Больше Лорд ничего не говорит, и я снова иду вверх на второй этаж.
Я изо всех сил стараюсь не думать об испуганном, беспокойном взгляде, которым меня провожает Люциус.


***


В комнату я вхожу с некоторой опаской, но, как оказывается, зря. Белла спокойно спит на широкой кровати, и я даже рискую приблизиться на несколько шагов, чтобы получше рассмотреть сестру.
Беллатрикс всегда казалась мне очень красивой. После Азкабана ее красота поблекла, однако довольно скоро начала возрождаться вновь. Теперь…теперь мне трудно описать то, как она выглядит. Она просто другая. Все такая же красивая, несмотря на седые волосы, но кажется мне старше, чем само время. И даже сейчас, спящая, она вселяет то неприятное чувство, от которого хочется убежать как можно дальше. Не представляю, смогу ли провести здесь хотя бы один день.
Пересилив себя, я подхожу еще ближе и неуверенно глажу ее руку.
— Что же с тобой случилось, Белла? — тихо спрашиваю я. Ответа, естественно, не следует, и я возвращаюсь обратно, в другой конец комнаты. Там, недалеко от двери, стоит еще одна кровать, и я усаживаюсь на нее, продолжая наблюдать за сестрой.
Чем же мне заниматься здесь столько времени? Какая же я глупая. Нужно было задать Темному Лорду еще несколько вопросов, например, можно ли мне взять с собой несколько книг.
Как только представится возможность, спрошу. На самом деле, я надеюсь, что мое заключение не продлится долго: ситуация с Беллатрикс не может быть безнадежной, иначе Лорд бы просто избавился от нее, а не возлагал такие надежды на ее выздоровление.
Скорее бы это произошло.

…Не знаю, сколько часов проходит, — я вдруг слышу чей-то хрип, открываю глаза и понимаю, что каким-то образом уснула. Оглядываю комнату и вижу Беллу, которая сидит, скрестив ноги. На ней длинное, светло-серое ночное платье, напоминающее мне одежду психически неуравновешенных из Святого Мунго, и я невольно задаюсь вопросом, кому пришло в голову одеть ее в нечто подобное.
Хрип повторяется, я перевожу взгляд на лицо Беллы и вижу, что ее губы кривит злобная усмешка. В глазах — к счастью, они больше не красные, — горит огонь безумия, и мне в который раз становится не по себе.
— Привет, Беллатрикс, — как можно спокойнее говорю я. — Как ты себя…
Я осекаюсь, когда она подается вперед и снова хрипит.
Это меня пугает.
— Зачем ты делаешь это? — мой голос начинает дрожать. Белла продолжает таращиться на меня. Открывает рот — и из ее горла опять вырывается звук, словно у нее приступ удушья.
Но я вижу, что это не так. Вижу, что она просто притворяется.
— Белла. Прекрати.
Она хихикает, а потом вдруг пронзительно вскрикивает, будто подражая какой-то птице. Вскрикивает еще раз, и я жалею, что не поинтересовалась, а можно ли накладывать на нее «Силенсио».
Решаю просто игнорировать и делать вид, что занята своими делами.
Я откидываюсь на подушку, изредка поглядывая на сестру. Она все еще не отрываясь смотрит на меня, ее губы беззвучно шевелятся.
— Что? — не выдерживаю я, наконец. — Ты хочешь что-то сказать?
— Вечность, — Беллатрикс вскакивает с постели и подходит ко мне. — Вечность. Видела. Намного сильнее. Дольше, чем кажется.
— Да, конечно, — соглашаюсь я, отодвигаясь как можно дальше к стенке. Нахожу рукой палочку и сжимаю ее.
— Зеленый, — Белла смеется, но затем резко замолкает и внезапно хватает меня за волосы. Я взвизгиваю, пытаюсь вырваться, но она держит крепко, и выражение ее лица кажется мне еще более безумным, чем минуту назад.
— Зеленый, — шипит она. — Цвет — зеленый. Вечность — зеленая.
— Зеленая, да! А теперь отпусти меня. Отпусти меня, Белла, немедленно!
— Видела, — она больно дергает меня за пряди, и я безуспешно стараюсь разжать ее пальцы. — Прошла мимо. Ждала! Много лет!
Я уже собираюсь произнести заклинание, когда она неожиданно отстраняется и пошатываясь бредет к окну. Я думаю, что Беллатрикс намеревается разбить стекло, но нет: она просто останавливается и, запрокинув голову, смотрит куда-то на небо.
Я вытираю лоб дрожащей рукой и еще крепче сжимаю палочку. Ни за что не выпущу ее и, если Белла попробует приблизиться вновь, произнесу Парализующее.
Проходит немало времени, а она все так же неподвижно стоит у окна. Я начинаю расслабляться, но внезапно дверь открывается и на пороге появляется Северус.
Никогда прежде я не была так рада его видеть, как сейчас.
— Наконец-то, — выдыхаю я и, опасливо косясь на Беллу, подхожу ближе к нему. — Я уже думала, о нас все забыли.
— Пока здесь Беллатрикс, не забудут, — сухо произносит он и указывает мне на тарелку с едой, висящую в воздухе. — Поешь. А я напою зельем твою сестру.
Хоть одна неприятная обязанность отпала!
Облегченно вздохнув, я усаживаюсь на край кровати и принимаюсь за обед, краем глаза следя за происходящим.
Северус подходит к Белле и осторожно обнимает ее за плечи. Она недоуменно смотрит на него, а потом улыбается этой омерзительной улыбкой, которую я уже успела возненавидеть.
— Идем, — Снейп ведет ее к постели и вытаскивает из кармана флакон с зельем. — Это нужно выпить.
Белла недовольно хмурится.
— Не нуждалась. Хотелось, но ничего не было. Одна. Зеленый. Вечность.
— Вечность закончилась, Беллатрикс, — Снейп подносит к ее губам пузырек, придерживая ее за голову. К моему удивлению, она покорно пьет, а потом кривится и рассерженно шипит.
Верно, вкус у этих зелий мерзкий. Не понимаю, почему такой талантливый зельевар, как Северус, не придумает какую-то добавку.
— Ты покормишь ее? — спрашивает он у меня.
Я с сомнением качаю головой:
— Может, ты? Раз уж ты здесь…
Он усмехается, а потом подзывает тарелку ближе к себе.
— В первый раз я покажу тебе, но дальше занимайся этим сама. У меня, судя по всему, свободного времени в ближайшем будущем не предвидится.
— Мне кажется, ей уже лучше… — говорю я через несколько минут, все еще недоумевая, почему Белла стала настолько покорной после прихода Снейпа.
— Правда? — вежливо интересуется он.
Я хмурюсь.
— Да. Еще вчера она, стоило ей прийти в себя, закатила настоящую истерику: кричала, смеялась, не сказала почти ни одного связного слова…а теперь ведет себя довольно спокойно.
Северус фыркает.
— Это потому, что я пою ее успокаивающим зельем. Причем приходится давать двойную дозу: иначе оно на нее просто не подействует.
— Ты думаешь, тебе удастся изобрести то, что поможет вернуть ей рассудок?
— Этого желает Темный Лорд.
Уклончивый ответ. Мне он не нравится.
— Но ты считаешь, что шансы невелики?
— Нарцисса, я в любом случае придумаю что-нибудь. Но что это будет и когда оно придет мне в голову, — сказать не могу.
Я молчу, размышляя, сколько времени Лорд захочет ждать, перед тем как признает затею безнадежной и убьет Беллу.
— Северус.
— Мм? — он уже заканчивает кормить мою сестру.
— Мне можно несколько книг? Скучно сидеть весь день, ничего не делая.
— Я спрошу у Лорда и, если он позволит, принесу что-то.
— Северус.
— Что? — он начинает сердиться.
— А можно накладывать на Беллу «Силенсио»?
Его бровь приподнимается.
— Не советую.
Так и знала. Черт бы побрал этого Темного Лорда.
Следующие три минуты проходят в тишине, а потом Снейп убирает тарелку и поднимается на ноги, окидывая Беллатрикс последним изучающим взглядом.
— Ты уже уходишь? — разочарованно спрашиваю я, и он молча кивает. — А Люциус? Он может зайти ко мне?
— Пока нет. Темный Лорд поручил ему подготовить для меня лабораторию, ты же слышала.
— Зачем тебе лаборатория, что, в Хогвартсе чего-то не хватает?
Он насмешливо смотрит на меня.
— Если мне придется исправлять какое-то зелье в срочном порядке, я не смогу постоянно появляться в школе и исчезать из нее. Дамблдору это покажется подозрительным.
— Ах да, ты же отчитываешься перед старым дураком.
Снейп никак не комментирует мою реплику.
— В любом случае, почему Люциус должен все готовить? У нас полно домашних эльфов.
На лице Северуса появляется плохо скрываемое раздражение.
— И ты считаешь, я доверю обустройство подобного места, равно как и подготовку ценнейших ингредиентов, слабоумным созданиям?
Я ничего не могу с собой поделать и смеюсь.
— Ты меня убедил.
Поджав губы и больше не сказав ни слова, Снейп выходит за дверь.
Оставляя меня наедине с моей сумасшедшей сестрой.


***


Когда за окном начинаем темнеть, я чувствую, что сама скоро тронусь рассудком. Белла практически не переставая говорит всякий бессвязный бред, постоянно повторяет свои глупости про чертову «зеленую вечность». Уже трижды она ни с того ни с сего начинала биться в окно, и мне приходилось силой ее оттаскивать и подолгу просить успокоиться. Не то чтобы она меня слушает. Просто рано или поздно ей надоедает, и она придумывает себе новое занятие.
Сейчас, например, она сидит на полу, внимательно рассматривая Метку на своем предплечье. Кажется, она ей нравится, потому что прошло уже минут двадцать, а Беллатрикс до сих пор не сдвинулась с места, ее взгляд — загипнотизированный, полный интереса и чего-то еще, но я никак не могу понять, чего именно.
— Ждала, — наконец шепчет она. — Просила забрать. Помочь. Страшно. Слишком светло. У меня болят глаза.
Я уже даже не пытаюсь осознать то, что она говорит — просто молча слушаю и наблюдаю.
Белла начинает нежно поглаживать Метку, при этом напевая себе под нос какую-то глупую песенку и раскачиваясь из стороны в сторону.
Да ведь она совсем спятила. Не думаю, что Северусу удастся излечить ее: с подобным ни один специалист не справится.
Еще одна сестра, которую я потеряла.
Вздрагивая от неожиданной острой боли, я закрываю лицо руками. Это самая настоящая пытка — находиться здесь, в этой комнате, наблюдать, как один из немногих близких мне людей медленно движется навстречу смерти. Ведь Темный Лорд ни за что не оставит ее в живых, если ничего не получится, а я уверена, что весь план потерпит поражение.
Значит, вскоре я окончательно попрощаюсь с Беллатрикс.


***


Северус принес мне книги и две тарелки с едой. Я покормила Беллу, но это было самым настоящим испытанием. Чертова сумасшедшая вылила на меня весь свой сок, после чего мне пришлось принимать душ и переодеваться. До сих пор не понимаю, как мне в конце концов удалось заставить ее хоть что-нибудь съесть — обычный ужин занял почти два часа. Люциус так и не появился, и я окончательно упала духом.
Сейчас за окном уже совсем темно, Белла кружит по комнате, натыкаясь на стены, хрипло что-то рассказывает сама себе. Странно, что у нее еще совсем не сел голос: столько говорить просто невозможно. У меня уже в ушах гудит.
Я читаю книгу до тех пор, пока Белла не падает на кровать и не начинает оглядываться по сторонам. Я нехотя поднимаю на нее взгляд и интересуюсь:
— Тебе что-то нужно?
Ее прищуренные глаза останавливаются на мне, и мне кажется, что она о чем-то напряженно думает.
Ха. Как будто бы у нее еще осталась такая способность.
— Белла?
Она поднимает руки, и я почти физически ощущаю, как вокруг нее собирается магия.
— Беллатрикс, да что ты…
Резкое движение — и неожиданно все зажженные свечи падают на пол. Тут же шкаф, шторы и картины охватывает пламя, и я в ужасе подскакиваю над кроватью.
— Что ты наделала, идиотка! — воплю я, хватаю палочку и кричу: — Аква Эрукто!
Огонь мгновенно исчезает, но мое сердце все еще бешено стучит в груди. Белла, черт бы ее побрал, истерически хохочет, откидываясь на спину и колотя руками по простыни.
— Психопатка! — снова кричу я, но она не слышит — или делает вид, что не слышит. Ее смех настолько громкий, что я закрываю уши, с трудом подавляя порыв подскочить и отвесить ей хорошую пощечину.
Будь ты проклята, Белла! Из-за тебя постоянно одни неприятности!


***


Через два часа эта ненормальная, наконец, засыпает, и я тоже закрываю глаза, надеясь, что, когда проснусь, все случившееся окажется обычным кошмаром.
Кажется, еще вчера я думала, что у меня нет прав в собственном доме. Что ж, теперь я изменила свое мнение. Согласна на все, что угодно, лишь бы не быть заключенной в одной единственной комнате: от клаустрофобии я точно скоро сойду с ума, не говоря уже о моей спятившей сестрице.
По крайней мере я ни один раз не позвала на помощь, что само по себе является достижением, учитывая, сколько всего произошло сегодня. Северус сказал, что, если мне кто-нибудь потребуется, я должна только снять заглушающие чары с комнаты и закричать. Глупый способ, но все же лучше, чем ничего.
Я натягиваю одеяло повыше и делаю глубокий вздох. Как же мне не хватает моей спальни и свежего воздуха…и Люциуса рядом. Этот год просто ужасный, но, как ни парадоксально, он только укрепил наш брак, усилил нашу привязанность друг к другу. Я люблю его и знаю, что он любит меня.
Этого достаточно для того, чтобы я могла держаться. Мне кажется, он думает так же.
А Белла? Что есть у нее?
Родольфус, ее муж. Я знаю, что они никогда не любили друг друга, но все-таки между ними сохранялись теплые дружеские отношения. Что же осталось после Азкабана? Он вообще больше напоминает живого мертвеца, а она, наконец, сошла с ума. Если подумать, всё, начиная с того, как она приняла Метку, шло к этому…но это несправедливо.
Я помню дни перед ее судом так хорошо, словно это было совсем недавно. Помню недоумение, шок и ужас, которые почувствовала, когда осознала, что Белла не собирается отказываться от Темного Лорда и своих убеждений. Что ей легче провести всю жизнь в самом отвратительном месте на земле, чем заявить об «Империусе». Ей предоставляли множество шансов: всем было известно, что она одна из самых приближенных к Лорду сторонников и может дать бесценные сведения, которые помогли бы поймать всех до единого Пожирателей Смерти. Легилименция не помогала, Белла слишком хорошо закрывала сознание, а Веритасерум в то время достать было практически невозможно.
Я уверена, что ее пытали. Доказательств этому нет, однако я догадываюсь о методах проклятых авроров. Но она не сдалась, нет. Оставалась преданной своим идеалам до конца.
И, наконец, сам суд. Пожизненное заключение…и четырнадцать лет, во время которых она сумела сохранить рассудок. Сумела выдержать то, что не под силу почти никому из живущих.
Я до сих пор не понимаю, как ей это удалось. За какую мысль, какое чувство она держалась? Неужели это было настолько сильно, что смогло противостоять дементорам? Конечно, не одна Беллатрикс была обречена на подобный ад, но те, что вернулись с ней спустя столько лет, были, во-первых, мужчинами, а во-вторых, они больше не являлись людьми. Нет, лишь жалким подобием, пустой оболочкой, машиной для выполнения приказов. А моя сестра оставалась все такой же яростной, яркой, эмоциональной и живой.
Как?
Жаль, что я не спросила ее.
Больше такой возможности наверняка не будет.


***


Что-то не так.
С этой мыслью я медленно открываю глаза, моргаю несколько раз, привыкая к темноте, и поворачиваю голову налево, чтобы выяснить причину дискомфорта.
Тут же из моего горла вырывается испуганный вопль.
В первый момент мне кажется, что я вижу саму Смерть, и даже сердце на несколько секунд перестает биться…однако я практически сразу понимаю, что это всего лишь Белла.
Она стоит прямо надо мной. Ее взгляд — пустой, седые волосы торчат во все стороны, а лицо кажется неестественно бледным.
— Ч-что ты хочешь? — я с ужасом понимаю, что заикаюсь, но ничего не могу поделать. Потрясение до сих пор не прошло. — Беллатрикс, что случилось?
Она молчит, только продолжает смотреть на меня. Не двигаясь. Не моргая. Не дыша.
«Может быть, она умерла стоя?» — возникает абсурдная мысль, но я тут же от нее избавляюсь и стараюсь взять себя в руки.
— Иди спать.
Никакой реакции.
— Беллатрикс, иди спать! Возвращайся в свою постель, немедленно! — я чувствую, как внутри меня закипает ярость. — Убирайся отсюда, Беллатрикс! Не заставляй меня использовать магию! Пошла вон!
Чертова психопатка не шевелится, и я решительно поднимаюсь на ноги.
— Отлично, — шиплю я. — Если тебе так хочется, стой здесь до самого утра, а я, если не возражаешь, займу твое…
Договорить я не успеваю. С неожиданной силой Белла хватает меня за плечо и толкает обратно, и я, теряя равновесие, падаю, больно ударяясь головой о стену.
— Будь ты проклята! — на глазах невольно выступают слезы, я трогаю затылок, подношу ладонь к глазам и вижу, что она окрасилась кровью. — Ты ненормальная, Белла! Посмотри, что ты наделала! Все из-за тебя!
Она не отвечает. Кусая губы в надежде сдержать всхлип, я отворачиваюсь и крепко зажмуриваюсь, мысленно умоляя, чтобы она ушла как можно быстрее.
Не уходит. Я все же засыпаю, хотя и с трудом, но даже сквозь сон ощущаю ее присутствие.

Утро наступает внезапно. Когда я открываю глаза, чувствую себя совершенно не выспавшейся.
Раздраженная, я приподнимаюсь на кровати, машинально трогаю затылок, смотрю в сторону окна и замираю.
Беллы в постели нет, она спит прямо на полу, свернувшись в позе эмбриона.
Я нехотя подхожу к ней. Что мне делать: разбудить ее и заставить лечь нормально? Не хочется, но ведь она простудится, тогда придется просить помощи у Северуса, а если об этом узнает Темный Лорд, то накажет именно меня.
Я присаживаюсь рядом и трясу сестру за плечо.
— Белла. Белла, проснись…только на секунду, я всего лишь помогу тебе добраться до кровати. Белла!
Она отрывается от пола, сонно смотрит на меня. Какое-то время ее взгляд остается рассеянным, но потом начинает проясняться. В нем…О, Мерлин. В нем появляется злоба.
Не успеваю я отстраниться, как Белла плюет мне прямо в лицо.
Ошарашенная, я не сразу понимаю, что произошло, а когда до меня доходит, то внутри вспыхивает гнев такой силы, что, кажется, еще минута — и я просто сгорю.
— Чертова сука! — забыв о последствиях, я размахиваюсь и с силой бью ее по лицу. Беллатрикс вздрагивает, отшатывается, осторожно зажимает разбитую губу рукой…молчит. Потом снова смотрит на меня и с диким воплем вцепляется мне в волосы. Не выдерживая ее веса, я падаю вниз, пытаюсь отползти в сторону, но она приземляется сверху и, по-прежнему не отпуская мои пряди, начинает бить меня затылком о пол.
Первый удар практически ослепляет меня, второй — и я перестаю слышать звуки, третий — и сознание меркнет.


***


Прихожу в себя я все так же лежа на полу. Голова раскалывается, во рту пересохло. Застонав, я сажусь и борюсь с острым приступом тошноты.
Беллатрикс, как ни в чем не бывало, стоит возле окна, теребит свои волосы и напевает песенку. До меня долетает слово «зеленый», и ярость вспыхивает с новой силой.
С трудом поднимаясь, я бреду в ванну, смотрю в зеркало и не могу сдержать еще один стон. Волосы липкие от крови, лицо испачкано, платье разорвано в нескольких местах.
Я быстро, но тщательно привожу себя в порядок и возвращаюсь назад в комнату. Белла оборачивается на звук моих шагов и — поверить не могу! — улыбается.
— Нет такой вещи, — говорит она. — Нет такой вещи! Нет такой вещи!
Я только смеряю ее злым взглядом.
— Больше нельзя смотреть. Нечего резать! Не смотри!
— Идиотка, — цежу я и направляюсь к своей кровати.
— НЕТ ТАКОЙ ВЕЩИ НЕТ ТАКОЙ ВЕЩИ НЕТ…
— ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ! — не выдержав, ору я. — ЗАТКНИСЬ, ГЛУПАЯ, ЖАЛКАЯ…
Я осекаюсь, когда дверь неожиданно открывается. На пороге стоит Северус, и, судя по высоко поднятой брови, он успел расслышать мою последнюю фразу.
— Все в порядке? — сухо интересуется он.
— Ни черта не в порядке! — захлебываясь, я начинаю говорить, но меня то и дело перебивают истеричные выкрики Беллатрикс.
Снейп прерывает мой рассказ взмахом руки, подходит к Белле и вытаскивает флакончик с зельем. Она старается выхватить его, но Снейп умело уворачивается и, грубо ухватив ее за шею, буквально вливает ей в горло зелье.
Белла надрывно кашляет, падает на колени, но спустя несколько секунд затихает и молча вытирает губы. Смотрит на Северуса.
— Нечего резать, — шипит она. — Нет такой вещи, ясно, нет такой вещи, нет.
— Нет, — соглашается он и отступает на несколько шагов в сторону.
Она еще некоторое время являет собой каменное изваяние, а потом ползет к окну и, придерживаясь за подоконник, поднимается на ноги.
Теперь внимание Северуса приковано только ко мне.
— Ты ударила ее, — это не вопрос.
— Она заслужила!
— Нисколько в этом не сомневаюсь, но, Нарцисса, неужели ты забыла об угрозе Темного Лорда? Если он это увидит…
— Я просто не сдержалась! — в моем голосе появляется страх. — Она совсем сумасшедшая, Северус, ни одно зелье ей не поможет! Вчера она устроила пожар, сегодня напала на меня…А ночью вообще стояла и смотрела, не давала мне ни заснуть, ни встать! Это же ненормально, я не могу постоянно контролировать себя, когда она ведет себя подобным образом!
— Придется научиться, если жизни Драко и Люциуса для тебя важны. Темный Лорд всегда исполняет свои угрозы, и, каким бы ни было поведение Беллатрикс...
— Ты придумал хоть что-нибудь? — перебиваю я его. Снейп хмурится, но все же отвечает:
— Некоторые наброски есть. Сегодня вечером я попробую применить одну из своих разработок, но за результат поручиться не могу.
— Я согласна на все, что угодно, только бы избавиться, наконец, от этого кошмара…
Он иронически усмехается.
— Там не лучше, можешь мне поверить.
— Люциус…как он?
— Возможно, сегодня он навестит тебя, если Темный Лорд даст свое разрешение.
Я нервно кусаю губу.
— Хорошо.
— Завтрак, — Снейп кивает на две тарелки, висящие в воздухе. — Удачи, Нарцисса.
«Вот уж что бы мне не помешало», — думаю я, провожая его взглядом.
Успокаивающее зелье подействовало, и мне удается накормить Беллатрикс почти без всяких сложностей. После этого я устраиваюсь на своей кровати, беру в руки книгу и погружаюсь в чтение, изо всех сил стараясь не вслушиваться в глупое бормотание.


***


Зелье, которое Северус приносит вечером, не дает никакого эффекта. Я знаю, что он ожидал этого, однако не могу не заметить выражение разочарования на его лице. Я и сама испытываю то же самое.
— Но ты ведь попробуешь снова? — спрашиваю я, когда он убирает пустой флакон в мантию и собирается уходить.
— У меня есть выбор? — язвит он. Я медленно качаю головой, а потом вдруг невольно говорю:
— Это несправедливо…то, что с ней случилось. Она пережила Азкабан и при этом сохранила рассудок, а по какой-то нелепой случайности во время битвы все же его лишилась.
— Не жалей ее, — голос Снейпа полон пренебрежения. — Подумай лучше о других. Хотя бы о себе и своей семье.
— Но она — тоже моя семья.
— С ней все будет нормально. И, поверь мне, она — последняя, кто заслуживает сострадание.
Больше не говоря ни слова, Северус уходит, а я еще долго продолжаю смотреть ему вслед с открытым ртом, не в силах справиться с шоком.


***


Ночью ситуация повторяется. Я просыпаюсь и вижу Беллу, стоящую надо мной с отрешенным видом.
На этот раз я не повторяю свою прошлую ошибку. Я не кричу и не пытаюсь встать. Молча поворачиваюсь на другой бок и засыпаю, хотя мне кажется, что она в любую секунду может наброситься на меня сзади и задушить.
Мне страшно.
Но я игнорирую свой страх.


***


Следующая неделя проходит для меня как в кошмарном сне. Северус каждый день приносит зелья, иногда по два сразу, но Белле это, похоже, лишь вредит. Она постоянно кричит, часто бросается на меня, через раз устраивает пожары, а ночью неизменно стоит над моей кроватью, не давая мне спокойно уснуть.
Люциус приходит всего трижды. Он говорит, Лорд в ярости из-за неудач Снейпа, и это отражается на всех Пожирателях. Так что, действительно, еще вопрос, где хуже: там или здесь.
Я тоскливо наблюдаю за тем, как Беллатрикс стоит, задрав голову вверх, и раскачивается то вправо, то влево.
Право…Лево. Право…Лево. Право…
Дверь открывается. Вздрогнув, я смотрю туда и вижу Темного Лорда вместе с Северусом.
Сердце тут же подскакивает, и я напряженно выпрямляюсь.
— Милорд, — бормочу я. Он не обращает на меня внимания — смотрит в сторону Беллатрикс.
— Объясни, Северус, чего ты хочешь добиться зельем Обострения воспоминаний, — шипит он. — Какая от него польза?
— Мой Лорд, после принятия определенной дозы Беллатрикс вспомнит только самое основное, что занимало ее мысли во время…отсутствия. Таким образом, вполне возможно, нам удастся понять, в каких обстановке и атмосфере она находилась, что пыталась сделать, и это увеличит шансы на изобретение противоядия.
— И ты думаешь, она сможет вспомнить что-то конкретное? Возможно, прошли тысячелетия, пока она находилась за гранью, вряд ли ее мысли концентрировались на чем-то одном.
— Так и есть, мой Лорд. Однако ничто не мешает проверить, и если мои догадки неверны, я непременно придумаю что-то еще.
— У тебя остается не так много времени, Северус, — Лорд пристально изучает его взглядом. — Приступай.
Снейп приближается к Белле, которая удивленно смотрит на него, стоит ему дотронуться до ее плеча. Без лишних разговоров он резко закидывает ее голову назад и вливает ей в рот зелье.
Она начинает кашлять и уже привычно падает на пол. Я вижу, как губы Лорда сжимаются в тонкую полоску, но он не двигается и не произносит ни слова.
Проходит несколько минут, в течение которых Беллатрикс сидит на коленях, уставившись в одну точку. Затем ее взгляд оживает и приобретает осмысленность, и она медленно поднимает глаза.
— Мой Лорд? — шепчет она, и на секунду мне кажется, что ее рассудок восстановился и она, наконец, пришла в себя…Но нет. Она смотрит куда-то сквозь Повелителя, на ее губах блуждает странная улыбка. — Мой Лорд, — теперь в ее голосе звучит нежность. — Мой Лорд…Мой Лорд…
Снейп недовольно хмурится, Лорд молча наблюдает за Беллатрикс, однако его взгляд меняется. Я не могу его прочитать, но уверена, что ничего подобного раньше мне видеть не доводилось.
Я даже не думала, что Темный Лорд может смотреть на кого-то…так.
— Твой план не удался, Северус, — он говорит холодно, но в его тоне больше не слышно угрозы. — Я жду следующего предложения.
Снейп отвешивает поклон и направляется к двери. Лорд еще некоторое время следит за Беллой, которая, к моему недоумению, выглядит по-настоящему счастливой, а потом тоже уходит, так и не удостоив меня взглядом.


***


Следующий день начинается с вопля моей сестры. Я резко встаю и вижу, что она сидит на полу, зажав уши руками.
— Что случилось? — я рискую приблизиться, хотя каждую секунду готова отстраниться. — Беллатрикс, что?
— Не может быть, — всхлипывает она. — Неможетбытьнеможетбытьнеможетбытьнеможетбыть…
— Что не может быть, Белла?
Она толкает меня, я чудом удерживаюсь на ногах и, развернувшись, иду назад, к кровати.
«Это сумасшествие — думать, что она когда-то придет в себя», — мелькает у меня мысль.
Северус приходит через два с половиной часа, когда истерика Беллы достигает своего пика. Ей удается разбить ему губу, перед тем как он, невозмутимо заломив ей руки за спину, вливает в нее успокоительное, и я невольно злорадствую. Не все же мне одной получать ушибы.
— Она должна немного отдохнуть, а потом я принесу сюда кое-что, — говорит Снейп. Его взгляд, как всегда, бесстрастный, но я знаю, что под маской скрываются совсем другие чувства.
— Что именно?
— Я предложил Лорду попытаться вернуть ей воспоминания о жизни в этом мире.
— Что это значит? — хмурюсь я.
— Она должна вспомнить то, что чувствовала, будучи Пожирательницей Смерти. Свои ощущения, инстинкты, желание причинять боль, хоть что-нибудь. Тогда последует эмоциональный всплеск, с помощью которого я смогу проникнуть к ней в голову и, наконец, понять, что случилось и что можно сделать, чтобы это исправить.
— А сейчас ты не можешь воспользоваться Легилименцией?
— Нет, — Северус раздраженно поджимает губы. — Иначе давно бы все выяснил. Сознание Беллатрикс закрыто настолько мощным блоком, что ни я, ни Темный Лорд не можем через него пробиться, и именно поэтому нужна некая встряска.
— И как ты это устроишь? Дашь ей палочку в руки и выпустишь на улицу?!
— Нет.
— Северус! — восклицаю я, когда он поворачивается, чтобы уйти.
— Ты сама все увидишь. До скорого.
Дверь закрывается.
Я завтракаю, потом кормлю Беллу, принимаю душ, переодеваюсь, беру в руки книгу...и наше уединение снова прерывается.
Внутрь заходит Снейп, с выражением брезгливости на лице. Перед собой он левитирует чье-то безжизненное тело.
— Что…что это? — осипшим голосом спрашиваю я.
— Я тебе уже объяснял.
— Но…это?! Что ты хочешь, чтобы она с ним сделала?!
— Пока не знаю, — он опускает тело на кровать, и я замечаю заинтересованный взгляд Беллы. — Не мешай ей, что бы она ни вытворяла. Я вернусь через час.
С этими словами он опять уходит, а я слишком поражена, чтобы сказать что-то еще.
Первые пять минут Беллатрикс лишь недовольно рассматривает принесенный труп, занявший место на ее кровати. Потом поднимается на ноги, осторожно подходит и склоняется настолько низко, что их лица практически соприкасаются.
Я чувствую вспышку омерзения, хочу отвести взгляд, но у меня не получается.
Белла ощупывает тело руками, снизу вверх. Добравшись до глазниц, она некоторое время колеблется, а потом вдруг яростно впивается в них пальцами.
Захлебнувшись вскриком отвращения, я резко отворачиваясь и теперь только слышу неприятные звуки, сопровождающиеся тяжелым дыханием моей сестры.
Я не знаю, сколько это еще продлится, но, кажется, Беллатрикс входит в азарт. Судя по всему, она разрывает тело погибшего голыми руками, и, видимо, это действительно в ней что-то пробуждает. Изредка до меня доносится ее довольное хихиканье или же радостный, возбужденный смех.
Где-то спустя сорок минут мне надоедает бороться с любопытством и делать вид, что я увлечена чтением. Мерзкая вонь, заполнившая уже всю комнату, все равно не дает сосредоточиться. Глубоко вздохнув, я разворачиваюсь…и тут же жалею об этом.
Белла по-прежнему сидит на кровати вполоборота, перед ней — ошметки тела. Ее волосы торчат в разные стороны, она вся выпачкана в крови, на губах — знакомая безумная улыбка, а глаза сияют так, словно сейчас самый лучший момент в ее жизни.
Почувствовав мой взгляд, она смотрит на меня, широко улыбается, и я не могу удержаться от крика.
Ее губы, подбородок, зубы тоже яркого красного оттенка, словно она…она…
Будто спеша подтвердить мою мысль, Белла склоняется над телом, которое уже потеряло свои очертания, и вгрызается куда-то в область шеи. Я снова кричу, а потом разворачиваюсь спиной и клянусь больше никогда, никогда к ней не прикасаться…никогда не смотреть в ее сторону.
«Северус, — бьется мысль у меня в голове, — Северус, ну где тебя носит? Час ведь уже должен был пройти…иди сюда, останови это безумие…»
Тем не менее мы с Беллатрикс по-прежнему одни. Чтобы заглушить отвратительные звуки, я начинаю петь песню, которую выучила за те дни, что провела здесь, в этой комнате. Странным образом она помогает мне сконцентрироваться, и я повторяю одни и те же слова снова и снова до тех пор, пока дверь, наконец, не открывается.
Снейп заходит внутрь, останавливается и изучающе смотрит на Беллу.
— Ты знал, что так будет? — дрожащим от злости голосом спрашиваю я.
— Ты имеешь в виду, знал ли я, что она начнет есть его? — Северус удивленно вскидывает брови. — Я тебе не Трелони. Будущее предсказывать не умею. Но я был готов ко всему: в конце концов, в твоей сестре всегда было очень мало от человека и очень много от животного.
— Да как ты смеешь!.. — задыхаюсь я.
— Что, скажешь, я не прав? Тогда посмотри на нее.
Это — не моя сестра! Я любила Беллу, но это…это чудовище!
— А как по мне, разница небольшая, — Северус пожимает плечами и направляется к Беллатрикс.
Я всерьез подумываю над тем, чтобы запустить в него проклятье, но он вынимает палочку, одной рукой хватает Беллу за подбородок и поднимает ее голову вверх.
Рассерженно шипя, она начинает вырываться, но его хватка слишком сильная.
— Не думай, что я мечтал копаться у тебя в мозгах, — в голосе Снейпа звучит отвращение. Направив на нее палочку, он произносит: — Легилименс!
Около минуты стоит тишина, и я отстраненно размышляю, за что Северус так ненавидит мою сестру. Я знаю, что он является отличным специалистом в Легилименции и может проникать в сознание абсолютно незаметно и безболезненно, однако сейчас лицо Беллы искривляет гримаса самой настоящей муки.
Еще немного — и Снейп, наконец, отстраняется. Он все еще стоит ко мне спиной, и я не вижу, какое впечатление на него произвели воспоминания Беллы, однако когда он говорит, его голос звучит потрясенно:
— Я никогда не предполагал…я даже не догадывался.
— Северус? — осторожно зову я. Он поворачивается, и я вижу выражение растерянности, ужаса и…сострадания на его лице.
— Северус! Что, что ты увидел, что там такое?
— Это неважно, — он качает головой, а потом нетвердой походкой направляется к двери. Перед тем как выйти, он еще успевает сказать: — Я ошибался. Есть такие вещи, которые никто, даже Беллатрикс, не заслуживает.
И, прежде чем я могу ответить, уходит.
Некоторое время я сижу в прострации, пытаясь осмыслить случившееся. Из раздумий меня выводит стон Беллы. Я оборачиваюсь и вижу, что она сидит на кровати, обхватив голову руками, и раскачивается вперед и назад всем корпусом.
Последствия Легилименции?
Не успевает эта мысль до конца оформиться, как вдруг дверь снова открывается. В комнату снова заходит Северус, все еще бледный и явно не пришедший в себя. В его руке темно-зеленый флакон.
— Выпей, — шепчет он и протягивает зелье Беллатрикс. — Выпей, тебе станет легче…
Я изумленно смотрю, как он гладит ее по волосам, словно стараясь успокоить. Потом встает, взмахом палочки очищает и ее, и постель от пятен крови и уничтожает остатки тела несколькими заклинаниями.
— Спи, — тихо говорит он и повторяет слова, которые я не так давно слышала от Темного Лорда: — Сомнеус капер.
Серебристый луч — и Белла затихает. На ее лице светится умиротворение.
— Что все это значит? — звенящим от напряжения голосом спрашиваю я, наблюдая, как он укрывает ее одеялом. — Северус, что ты увидел? Что происходит, объясни мне!
Он безразлично отмахивается.
— Я должен поговорить с Лордом. В ближайшие дни мне будет, чем заняться, так что прошу меня извинить.
И он уходит, несмотря на все мои возмущенные протесты.
Прекрасно. Кажется, каким-то образом Беллатрикс завоевала себе настоящего союзника: того, кто всего несколько мгновений назад ее ненавидел.
Я ничего не понимаю.
Я устала от этой неизвестности.


***


Поздним вечером, когда я уже начинаю засыпать, ко мне приходит Люциус.
Я счастлива ровно до той минуты, пока не замечаю на его лице еще свежие, не зажившие шрамы.
— Что это? — выдыхаю я, от страха даже боясь к нему прикоснуться. — Что случилось, Люциус? За что?
— Я просил его убить ее, — тихо говорит он, и мне не нужно уточнять, кого именно он имеет в виду.
— Ты просил Лорда…но зачем?
— Неужели ты не видишь? Беллатрикс никогда не станет прежней, Нарцисса. Это уже даже не она, лишь ее оболочка. Мы только теряем время, ты каждый день рискуешь абсолютно зря.
— Ты с ума сошел?! Как тебе в голову пришло говорить такое Темному Лорду?!
— Я больше не могу так, — он утыкается лицом мне в плечо, совсем как маленький ребенок, и я обнимаю его, глажу по волосам. — Ты нужна мне, я боюсь за тебя. Без тебя я…я не справлюсь. Я хочу, чтобы ты была рядом.
— Люциус, — я чувствую, как к глазам подступают слезы, но все же не плачу. Не могу. Сейчас не время. — Все будет хорошо, Люциус…
— Да. Да, будет — после того как Лорд убьет ее, — он кивает в сторону кровати, на которой до сих пор спит Белла. — Со мной все согласны. Никто не думает, что есть хоть какая-то вероятность того, что Северусу удастся придумать что-то. Мы все видели Беллатрикс, мы видели, чем она стала, и из ее безумия нет выхода. Только смерть.
— Если Темный Лорд так категорически против, значит, надежда есть!
Люциус хрипло, печально смеется.
— Ты иногда кажешься мне настолько наивной…сейчас именно такая минута.
— Почему? — обиженно интересуюсь я.
— Я думал, ты понимаешь гораздо больше, Нарцисса.
Он наклоняется и находит мои губы. Я подаюсь ему навстречу, обнимаю за шею — и на какой-то миг все вокруг исчезает, остаемся только мы вдвоем.
Ненадолго. Когда Люциус отстраняется, мне кажется, что я снова попала в кошмар, который никак не закончится.
— Ты не знаешь, что такого обнаружил Северус? В воспоминаниях Беллы…
— Нет, — он качает головой. — Но что-то шокирующее, это точно. И он, и Лорд выглядели потрясенными.
— Темный Лорд? — мне почему-то сложно представить потрясение на этом змееподобном лице.
— Да. Нам ничего не рассказывают, но многое удается замечать.
— Как и всегда, — я тяжело вздыхаю и снова глажу его по волосам. — Обещай мне, что будешь осторожным, Люциус.
— Ты тоже, — его улыбка вымученная. — Ты тоже, Нарцисса…


***

Следующий день проходит до тошноты скучно. Люциус ни разу не появляется, и только Северус левитирует завтрак, обед и ужин. Он не сказал мне ни слова, и я чувствую себя так, словно меня предали.
Глупо, наверное.
С тяжелым вздохом я открываю книгу «Тысяча забытых древних проклятий» и начинаю читать, изо всех сил стараясь игнорировать Беллу. Сегодня она пребывает в особенно мерзком расположении духа и делает все возможное, чтобы вызвать меня на конфликт.
— Зеленый, — злобно шипит она, наматывая круги по комнате и постоянно натыкаясь на стены. — Зеленый — видела. Вечность — зеленая. Зеленый — красиво. Ненавижу их всех.
— Помолчи хотя бы минуту, — раздосадовано бросаю я, прекрасно понимая, что она проигнорирует мою просьбу.
— Я убралась уползла исчезла. У меня получилось? Ха-ха. Мы знаем это. Мы знаем это! ЗНАЕМ ЭТО! И ТАКОЙ ВЕЩИ БОЛЬШЕ НЕТ! — внезапно ее голос перерастает в вопль, и в нем звучит бешеная, неконтролируемая ярость. — НЕТ ТАКОЙ ВЕЩИ И НЕ БУДЕТ, ОНИ ВСЕ ЗАБРАЛИ, БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ РЕЗАТЬ! НЕЧЕМ! НО Я НЕ ХОЧУ ЖДАТЬ! НЕХОЧУНЕХОЧУНЕХОЧУ ЖДАТЬ! Я ХОЧУ ОБРАТНО! Я УСТАЛА И Я ХОЧУ ОБРАТНО!
— Заткнись, Беллатрикс! — не сдержавшись, кричу я. В ответ она хватает с тумбочки тяжелый подсвечник и, размахнувшись, швыряет им в мою сторону.
Я не успеваю среагировать. Удар настолько сильный, что моя голова откидывается назад, из носа потоком начинает хлестать кровь, заливая губы и подбородок. Я чувствую соленый привкус во рту, пытаюсь вытереться, но вдруг продолжающая издавать вопли психопатка бросается на меня и принимается наносить удары.
— Отвали! — я пытаюсь схватить ее, но наши силы неравны. Несколько пощечин — и перед глазами все начинает плыть. Из последних сил вывернувшись, я хватаю палочку, стараюсь прицелиться в Беллу, но она постоянно в движении и при этом беспрестанно трясет меня за плечи. Со второй попытки мне удается снять с двери заглушающее заклятье, и я ору так громко, как только могу:
— Помогите!
Еще больше разъярившись, Беллатрикс выхватывает из моих рук палочку и с треском ломает ее пополам.
От ужаса я кричу, а потом и сама набрасываюсь на нее, горя отчаянным желанием отомстить, причинить боль.
У меня снова ничего не получается, так как главным преимуществом Беллы является опыт.
Она бьет в лицо, прямо по сломанному носу, и от дикой боли из моих глаз начинают бежать слезы. Беллатрикс ногтями впивается мне в плечи, оставляя глубокие царапины, а потом с такой силой дергает за волосы, что в ее руках остается несколько длинных белых прядей.
От боли, страха и ненависти я не переставая кричу и пытаюсь дотянуться до нее, но тут внезапно Беллу кто-то оттягивает в сторону. Из-за крови, заливающей лицо, я ничего не вижу, но продолжаю орать:
— УБЕЙТЕ ЕЕ! УБЕЙТЕ ЕЕ К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ, УБЕЙТЕ ЕЕ, УБЕЙТЕ ЭТУ ТВАРЬ, ОНА БОЛЬШЕ НЕ ЧЕЛОВЕК!
Кое-как мне удается разглядеть Северуса, Люциуса и Темного Лорда, и я пытаюсь докричаться до него:
— МОЙ ЛОРД! УБЕЙТЕ ЕЕ, МОЙ ЛОРД, ОНА БОЛЬШЕ НЕ…
И тут меня настигает «Круцио».
Вопя, срывая голос до хрипоты, я скатываюсь с кровати и начинаю извиваться на полу. Каждую клетку моего тела разрывает дикая боль, кости, кажется, вот-вот расплавятся, но почему-то вижу я как никогда отчетливо. В поле моего зрения попадает Темный Лорд, этот змееподобный ублюдок, и, хоть палочка направлена на меня, его взгляд прикован к Беллатрикс.
На этот раз мне удается его распознать.
И я все понимаю.
Сразу после этого происходящее погружается в туман, и помимо своего крика я слышу отчаянный возглас Люциуса:
— Милорд! Милорд, хватит, вы же ее убьете! Милорд!
Боль прекращается, но я не успеваю насладиться облегчением: сознание окончательно оставляет меня.
И наступает темнота.


***


Когда я прихожу в себя, в первый момент мне кажется, что в комнате, кроме спящей Беллы, больше никого нет. Однако я тут же понимаю, что лежу у кого-то на коленях, а чьи-то дрожащие руки судорожно гладят меня по лицу.
— Нарцисса?
Люциус.
И тут я все вспоминаю. Боль до сих пор отдается в каждой части тела, но я делаю над собой усилие, приподнимаюсь, смотрю мужу в глаза и спрашиваю:
— Он любит ее? Любит, ведь так?
Мне не нужно ничего объяснять — Люциус понимает, и его взгляд становится задумчивым.
— Я не думаю, что Лорд вообще умеет любить, — наконец хрипло говорит он. — Но то, что он испытывает к Белле, возможно, в его понимании и есть любовь.
— Как это?
— Я имею в виду… — Люциус снова надолго замолкает, а потом, тщательно обдумывая каждое слово, медленно проговаривает: — Он бы никогда не встал под «Аваду Кедавру» вместо нее. Ради нее он бы ни за что не отказался от своих планов, и, если бы пришлось выбирать между войной и Беллатрикс, он, безусловно, выбрал бы первое. Но в то же время он заботится о ней. Позволяет ей быть рядом. Ограждает от необдуманного риска, лишней опасности. Когда есть возможность, всячески поощряет. Только с ней он разговаривает — по-настоящему разговаривает. Если бы возникла необходимость доверить кому-то свою жизнь, нет сомнений, что Темный Лорд выбрал бы Беллатрикс.
Почему-то подобное открытие настолько ошеломляет меня, что я еще несколько минут не могу говорить.
— А она? — наконец выдавливаю я из себя.
— Что — она?
— Ее чувства? Неужели ей этого достаточно?
— Нарцисса, ты же ее сестра, — Люциус невесело смеется, — тебе виднее. Но, если ты ждешь ответа от меня — я уверен, что Беллатрикс влюблена в Лорда. Более того — она одержима им. Он знает, и ему это нравится. То, что он демонстрирует по отношению к ней — максимум, который он может дать, и Белле этого более чем достаточно.
— Но если так…если так, Люциус, он же никогда не убьет ее сам, — шепчу я, снова откидываясь назад и закрывая глаза.
— Знаю.
— И это никогда не закончится?
— Закончится, — он наклоняется и целует меня в лоб. — Закончится, Нарцисса, и уже скоро. Мне кажется, Снейп что-то придумал: после их разговора Темный Лорд выглядел весьма воодушевленным…Осталось подождать чуть-чуть. Совсем немного.
Как же мне хочется в это верить.


***


Через три дня я полностью восстанавливаюсь физически. От боли остались лишь отвратительные воспоминания, а в душе поселилось тревожное чувство.
Вокруг что-то происходит, я точно знаю. Напряженное ожидание витает в воздухе, и, хотя больше я ни с кем не говорила, уверена: со дня на день мое заключение в этой комнате с обезумевшей сестрой закончится.
Но почему-то беспокойство только усиливается.
Раздраженная, я смотрю на Беллу, которая сидит, забившись в угол, и что-то непрерывно бормочет себе под нос.
В последнее время я просто ненавижу ее.
— Глупая сука, — она слышит мое шипение, удивленно смотрит в мою сторону, но даже не пытается встать. — Ты просто глупая бесчувственная сука, как и твой Лорд. Северус прав: ты всегда была ненормальной, а я отказывалась это замечать. Посмотри на себя! Провела лучшие годы жизни в паршивом Азкабане, живя мыслью о возвращении чудовища. Чего ты добилась своим упрямством, своей идиотской гордостью? У тебя нет ничего! Ты нужна только самому страшному существу в этом мире, и если тебя это устраивает, то ты и правда чокнутая!
Выкрикнув последнюю фразу, я замолкаю, тяжело дыша. Беллатрикс меня игнорирует и, отвернувшись, снова начинает что-то рассказывать стене.
Сумасшедшая.
Я делаю глубокий вздох, собираюсь лечь на кровать, но тут из-за двери доносится отчаянный голос Северуса:
— Прошу вас, мой Лорд! Ведь все можно сделать по-другому, только дайте мне время, и, клянусь, я что-нибудь придумаю!
— Отойди, Северус.
— Мой Лорд, пожалуйста! Ведь это не является необходимостью, я мог бы…
— Я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать. И, Северус, я могу допустить, что ты привязан к Люциусу — все-таки старый школьный друг. Однако к девчонке все это не должно иметь никакого отношения.
— Мой Лорд…
— Довольно. Отойди от двери, Северус, иначе я сделаю то, о чем впоследствии мы оба будем жалеть. Ты один из моих самых лучших и верных слуг, и я награжу тебя за твою преданность, но позже. А теперь — отойди.
Я понятию не имею, о чем они говорят, но все равно меня охватывает чувство ужаса.
Еще никогда я не слышала, чтобы Северус Снейп умолял Темного Лорда.
Дверь открывается, Лорд заходит внутрь и некоторое время рассматривает Беллатрикс. Она поднимается на ноги и шатаясь бредет к нему.
Неожиданно он идет ей навстречу. Когда между ними остается всего несколько шагов, он направляет палочку прямо ей на грудь и произносит:
Сомнеус капер.
Глаза Беллы закрываются, она начинает падать, но Темный Лорд подхватывает ее и поднимает на руки.
— Займись миссис Малфой, Северус. И без всяких глупостей.
Когда он выходит, я тут же спрашиваю Снейпа:
— Что происходит, в чем дело?
Его лицо бледнее обычного, губы болезненно кривятся.
— Мне жаль, — наконец произносит он. — Мне так жаль, Нарцисса, но у меня нет другого выхода. Если бы только Орден…но я нужен еще и мальчишке.
— Что? — я не могу понять смысл этих бредовых слов. — Объясни, Северус…
Но больше он ничего не говорит. Направляет на меня палочку, шепчет что-то — и мое тело наливается свинцовой тяжестью. Ноги подгибаются, я чуть не падаю, однако он ловит меня и, прижимая к себе, несет по направлению к лестнице.
Сознание остается четким, но я едва ли могу пошевелиться.
Что происходит? Куда меня несут, почему Северус так расстроен? И где Люциус?
Вскоре мы оказываемся внизу, в той самой комнате, где обычно проходят все собрания Пожирателей. Но теперь обстановка в ней изменилась: в центре, вплотную друг к другу, стоят два стола, на тумбочке — целый ряд разноцветных флаконов. Невдалеке я замечаю Долохова, обоих Лестрейнджей, Кэрроу, Нотта и Люциуса.
На лице моего мужа — паника, ужас и отчаяние.
Мое сердце начинает биться быстрее.
Что же происходит?
На одном из столов уже лежит Беллатрикс. Рядом с ней стоит Темный Лорд. Северус подносит меня ко второму, опускает, а потом отходит на несколько шагов назад.
— Нет, — этот испуганный, умоляющий голос принадлежит Люциусу. — Нет, не надо, пожалуйста! Мой Лорд! Для обряда Обменом Сознания ведь можно использовать кого угодно — прошу вас, только не Нарцисса!
— Ты же знаешь, Люциус, что родственная связь даст лучший эффект. К тому же не думай, что я забыл о твоих прегрешениях. Можешь считать это наказанием, которое ты заслужил. Радуйся, что я не выбрал для расплаты твоего сына.
«Только не Драко», — отстраненно думаю я. Я уже все поняла, но даже ужас, который я теперь испытываю, не идет ни в какое сравнение со страхом за моего мальчика.
За мальчика, которого я больше не увижу.
— Мой Лорд!
Силенсио! — Лорд нетерпеливо взмахивает палочкой, и Люциус замолкает. Родольфус и Нотт держат его с обеих сторон, не давая вырваться, но на их лицах написано что-то, отдаленно напоминающее сострадание.
— Приступай, Северус.
Я слышу, как дрожащий голос Снейпа начинает произносить длинные, непонятные слова, хочу посмотреть на Люциуса — но не могу.
Я остаюсь в сознании до тех пор, пока мне в рот не вливают несколько капель горького зелья.
Свет начинает гаснуть.
Последний, кого я вижу, — Темный Лорд, который держит за руку Беллатрикс.


***


Зеленый он всегда зеленый.
Ха.
Свет ушел, света теперь нет, а еще нет того, что они забрали у меня. Больше нечем резать.
Я ушла оттуда, я уползла, я исчезла и испарилась. Песок шел за мной, но ведь его сейчас нет в мире, да? Нет, потому что нет такой вещи, нет такой вещи и все тут.
Дольше, вот что я скажу. Дольше, чем я думала.
Какие-то шаги. Какие-то противные голоса.
Ко мне подходит женщина с короной черных волос на голове, с короной, ха-ха. Где-то я ее видела. Эй, конечно, конечно видела, разве нет? Мы же были в ней, внутри нее. Я и ты. Все они. Мы.
Ха.
— Цисси, мне жаль, что все так произошло…Но я нужна Темному Лорду. Нас ждет война, и еще многого предстоит добиться. Иногда приходится идти на жертвы…
Как мерзко она говорит. Рядом с ней стоит змея, ха-ха, змея с ногами.
— Я обещаю тебе, что присмотрю за Драко. Клянусь, он станет одним из лучших Пожирателей Смерти, ты будешь им гордиться!
— Белла. Пора, — нет нет как я ненавижу это шипение ненавижу это шипение НЕНАВИЖУ ЭТО ШИПЕНИЕ!
— Цисси, поверь, так будет лучше.
Наставляет на меня какую-то палку, что это, зачем оно мне, ведь этим нельзя резать, больше нельзя резать, они все забрали.
Авада Кедавра.
Зеленый. Зеленый — красиво.
Зеленый — это цвет Вечн…
...на главную...


ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.