Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Заглядывает МакГонагалл к Дамблдору в кабинет:
-Директор, там у ворот Хогвартся стоит нищий. Он просит дать ему хоть что-нибудь!
-Ну, хорошо, Минерва, дайте ему две задачки по арифмантике!

Список фандомов

Гарри Поттер[18265]
Оригинальные произведения[1169]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[446]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[50]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12352 авторов
- 26920 фиков
- 8403 анекдотов
- 17037 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Суперхакер

Автор/-ы, переводчик/-и: Anatta
Бета:без беты
Рейтинг:PG
Размер:мини
Пейринг:Николай / Виктория
Жанр:Drama, Humor, POV, Romance
Отказ:
Цикл:Безвременье [2]
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:Потеря доверия к миру и к собственным чувствам, взгляд на людей, как на мыслящие машины, существование по накатанной колее, нежелание выбирать свой путь, который судьба всё-таки однажды заставит выбрать... Для выхода из тупика ничто меньшее, чем полный разрыв с прошлым, не поможет. История вторая - история убеждённого циника.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.04.14 (последнее обновление: 2011.04.14 15:07:50)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 713 раз(-a)


Иногда на досуге стоит поковыряться в своей голове.
Там могут обнаружиться прелюбопытные вещи…

Все началось в тот день с долбаной микросхемы. Честное слово, жил себе спокойно двадцать пять лет, даже не подозревая, что у меня в башке находится. Узнать об этом мне помог любвеобильный водитель «КАМАЗа», ехавший по встречной в шесть утра со скоростью сто десять километров в час. С ним мы успешно состыковались где-то посередине пригородной трассы. Водила был полон экстаза и алкоголя в крови, поэтому мою подержанную «девятку» не воспринял, как серьёзное препятствие на своём пути.
Я был абсолютно трезв, но после бессонной ночи не отличался хорошей реакцией. Запоздалая попытка свернуть с дороги рычащей громадины спасла мне, если не рёбра и левое бедро, то, по крайней мере, жизнь.
Первое, что я помню, после чёрной тьмы, в которую мгновенно погрузился от жуткого удара - соболезнующее лицо пожилой медсестры.
- Очнулся, милок? А я вот пришла тебе укольчик сделать…
- Что со мной? – прохрипел я, обнаружив, что пошевелиться не могу, да и дышится как-то с трудом.
- Пять рёбер сломано у тебя, милок. Открытый перелом бедра, сотрясение мозга, множественные ушибы и вывихи, - охотно разъяснила ситуацию медсестра. – Подлатали мы тебя маненечко. Жить будешь, не помрёшь.
- И на том спасибо.
В голове сильно гудело. С другой стороны, череп мой ощущал себя странно опустевшим. Не то чтобы я потерял память... Я отлично помнил всё случившееся до аварии, однако почему-то меня преследовало странное ощущение потери чего-то значительного и именно в области головы.
«Должно быть, последствие сотрясения», - решил я про себя и успокоился.
Олимпийское спокойствие моё продолжалось недолго. Ровно до прихода лечащего врача.
- Здравствуй, Николай Астахов. Как себя чувствуем?
- Спасибо, док! Лучше, чем в аду, безусловно.
Врач рассмеялся басистым смехом, с левой стороны рта блеснули золотом многочисленные вставные зубы.
- Раз юмор не пропал, жить будешь! Посмотрим…
Он долго разглядывал мою медицинскую карту. Наконец, изрёк.
- Кости срастаются с поразительной быстротой. Ты живуч, как кошка, парень.
- Приятно слышать это. Лучше быть раненой кошкой, чем дохлым львом, - отметил я.
- Э, да мы и острить умеем, - усмехнулся врач. – Если так дело дальше пойдет, через пару-тройку недель ты выйдешь отсюда, как новенький, на своих двоих. Кстати, мне велели тебе передать, твоя микросхема от удара нисколько не пострадала.
- Какая микросхема?
Я не помнил, чтобы вёз с собой нечто подобное.
- Откуда мне знать? – раздражённо откликнулся доктор. – Я в технике не разбираюсь. Смотри сам.
И он кинул мне на край кровати маленький чёрный прямоугольник со вставками из цветных металлов, размером с половину детской ладони.
– Что, скажешь, не твоё?
- Не знаю, - я вертел в руках микросхему, пытаясь припомнить её происхождение.
- В любом случае, никому другому она принадлежать не могла, - продолжал рассуждать врач. – Ее нашли в луже крови возле твоей головы. Всего в десяти сантиметрах. И ты, видно, пытался дотянуться до нее, прежде чем потерял сознание. Удивительно, как это она не разбилась при ударе? Повезло! И ей, и тебе, парень. Ну ладно, мне пора идти к другим пациентам. Не скучай! – и доктор отправился совершать дальнейший обход больных.
Я неподвижно лежал на кровати, забыв про свои раны, про гипс, про боль, которая пронзала мое многострадальное тело при каждом вздохе, разглядывая неожиданное приобретение…
Микросхема. Интересно, откуда?
Все эти томительные недели, пока я лежал в гипсе, загадочная микросхема не выходила из моих мыслей. Я потел от напряжения, пытаясь припомнить, откуда она могла взяться. Наконец, за день до выписки память неохотно отдала мне бессовестно зажатое где-то в дальнем уголке любопытное воспоминание…
Я снова ехал в «девятке», будто в тягостном кошмаре видел надвигающийся с необыкновенной скоростью корпус «КАМАЗа», поворачивал руль, стремясь избежать столкновения, но оно было неизбежным. Бок моей машины зацепило. Скрежет металла, звон бьющегося стекла, брызги осколков, летящие фонтаном в лицо. Я поднимаю обе руки, чтобы защитить глаза, и тут неведомая сила выбрасывает меня прочь из-за руля автомобиля, и я лечу сквозь разбитое лобовое стекло кубарем в кювет. Краем глаза вижу, как моя «девятка» летит следом и молюсь про себя, чтобы она не догнала меня, иначе мне крышка.
Удар! Кажется, я вписался всем телом в лежащий у обочины ствол поваленного дерева. Потом – тьма. Впрочем, нет. Теряя сознание, я увидел, как изнутри моей головы вылетело нечто сверкающее всеми цветами радуги и плюхнулось на землю рядом со мной. Я потянулся к этому предмету, но тут как раз отключился. И забыл об этом по пробуждении.
Разумеется, это воспоминание ещё больше разожгло мое любопытство. Поэтому первое, что я сделал, выйдя из больницы – отправился к своему хорошему другу, Серёге Пахомову, классно шарившему в технике, и дал ему посмотреть микросхему.
- Чудная штука, - сделал заключение Серега, внимательно осмотрев вышеозначенный предмет. – Похоже, она предназначена для обеспечения работы некоего устройства, подобного компьютеру. А где остальные части?
Я задумался. Должно быть, остальные части тоже находятся внутри моего черепа. Но делиться подобными выводами с Серёгой мне почему-то не хотелось.
- Понятия не имею, - отозвался я, пожав плечами.
- Тогда я ничем тебе помочь не смогу. Мало ли, откуда ты спёр эту штуковину? Может, из секретной лаборатории? - он до неприличия громко заржал, полагая верно, что удачно сострил.
- Однако ты можешь хотя бы предположить, какие функции она должна выполнять? – не сдавался я.
- Я даже не пойму, кто ее изготовил. На ней ничего не написано, а ведь должно быть… И надписи «Made in China» нет… А я так к ней привык за последние годы, - бормотал он себе под нос. – Можно сказать, сроднился… Могу предположить только, что эта микросхема, вероятно, блокирует какие-то сильные сигналы, а на выходе выдает их очень ослабленными, искажёнными, либо не выдает вовсе. Похоже, в этом заключается ее главная функция. Но какие сигналы – извини, не знаю! Что с тобой? – опасливо покосился Серёга на меня, заметив, как болезненно искривилось мое лицо после его слов.
- Ничего. Последствие аварии. У меня ведь сотрясение головного мозга было!
- А-а, сочувствую, - промычал Серёга, обнюхивая микросхему, будто это действие могло дать ему какую-то дополнительную информацию о ее происхождении. – И пахнет странно, - прибавил он по истечении некоторого времени. – Запах белкового вещества, начавшего портиться…
- Достаточно, - я поспешно забрал у него микросхему.
- Слушай, оставь у меня, - заныл вдруг Серёга. – Очень любопытная вещица! Я бы повозился с ней на досуге.
- Спасибо, сам повожусь с удовольствием. Пока, приятель!
Выйдя от Серёги, я направился к автобусной остановке.
Я выбрал себе в качестве мишени пустую банку из-под «Клинского» и начал ее сосредоточенно пинать впереди себя, одновременно стараясь не отдавить ноги случайным прохожим.
Это была моя лично изобретенная медитация, помогавшая успокоиться и разобраться в себе в трудные периоды жизни. Ситуация была совершенно нелепой. Если раньше у меня время от времени и появлялись проблемы на работе, с женщинами, с родителями, с друзьями, то никогда при этом из моей головы не вываливалось никаких гвоздей, болтов, шестерёнок, а тем более – микросхем! Считать ли произошедшее со мной шагом вперед или окончательным регрессом? Почему ни с кем больше этого не случалось, а случилось именно со мной?
Банка, жалобно звякнув, ударилась об основание светофора и выкатилась на проезжую часть. Отъезжавшая от обочины «маршрутка», припарковавшаяся, как всегда не по правилам, немедленно превратила это маленькое алюминиевое чудо в плоский блин. В этом заключался главный недостаток моей медитации. Любой кретин мог случайно отнять у меня священный объект, даже не подозревая о том, ЧТО он разрушил. Пинать больше было нечего. Я вздохнул с сожалением и поднял глаза на светофор. Для пешеходов всё ещё горел «красный».
В задумчивости я перевел взгляд на мужика, читавшего газету возле ближайшего киоска «Роспечати», и из уст моих едва не вырвался крик ужаса. Сквозь ставший почему-то прозрачным мужской череп я отчётливо увидел то самое устройство, о существовании которого всего полчаса назад гипотетически предположил Серёга. Устройство прекрасно функционировало, и в него неотъемлемой частью входила микросхема, подобная моей!
Безумным взором я окинул остальных граждан, обступивших меня возле светофора.
Содержимое их голов ничем не уступало содержимому головы мужика с газетой. И на противоположной стороне улице, и вдали, насколько хватало глаз, шли, плелись, бежали, смеялись и болтали эффективно работающие машины.
- Ай-яй-яй!!! – завопил я, прижимаясь спиной к фонарному столбу, не в силах выдержать этого зрелища.
- Парень, что с тобой? – сочувственно обратился ко мне кто-то. – Тебе плохо?
Слово «плохо» даже отдаленно не передавало мое состояние. Я готов был залезть на столб, возле которого стоял.
Спустя пару минут я все же нашёл в себе силы оторваться от своей точки опоры, перейти улицу, сесть в автобус и доехать до дома.
Придя в квартиру, я достал из холодильника бутылку пива, купленную перед походом к Серёге, открыл ее и плюхнулся на диван.
- Должно быть, я рехнулся, - сделал я единственно возможный вывод, когда пиво кончилось. – Не иначе. Кто-то видит чертиков, кто-то НЛО, а я вот – микросхемы. С другой стороны, ведь мою микросхему видел не только я, но и Серёга, и лечащий врач в больнице, и тот человек, который подобрал ее на месте аварии и отдал доктору? Стало быть, микросхемы реально существуют. Но что они делают в головах людей?!
Найти ответ на этот экзистенциальный вопрос представилась возможность буквально через какие-то три часа. Я открыл дверь на пронзительный звонок, полный страшного нетерпения, и обнаружил на пороге Викторию, учительницу хореографии из музыкального училища, расположенного неподалеку от моего дома.
- Привет, Ник! – поприветствовала она меня, входя в коридор и скидывая обувь на условно-чистый палас. – Прости, никак не могла прийти к тебе в больницу. Муж, скотина, пасёт с утра до вечера!
Я печально посмотрел на ее элегантную обувь, небрежно брошенную посреди коридора.
- Ты как себя сейчас чувствуешь? Лучше? – она прильнула ко мне всем телом и поцеловала в губы. – Нигде не болит? – наманикюренные ногти, щедро накрашенные ярко-алым лаком скользнули по пуговицам моей рубашки сверху вниз.
Мой грустный взгляд уперся в ее пышный бюст и застыл в безразличной неподвижности. Смотреть в лицо Виктории я не желал. Я и так отлично знал, что там увижу. Бесконечную ложь, утомившую меня похоть и… микросхему в черепе!
А ведь было время, когда я часами простаивал под окнами училища с букетами цветов, под проливным дождем, в жару и на морозе, дожидаясь, когда услышу милый сердцу стук высоких каблучков туфелек или изящных каблуков модных сапожек, спускающихся по лестнице вниз.
Наш роман тянулся уже достаточно давно, чтобы я успел устать. Виктория не считала измену грехом, поэтому изменяла всегда легко, не испытывая угрызений совести. Когда-то, помню, я с горя ушел в недельный запой, узнав, что Виктория не хранит верность не только своему мужу, уважаемому профессору химии и биологии, преподававшему в трёх университетах, но и мне.
Впрочем, кем я был тогда? Простым студентом филфака, единственными достоинствами которого были смазливая внешность и умение обольщать словами. Виктории же было мало красивых шмоток, подаренных мужем, и безудержного секса со мной. Ей хотелось красивой жизни во всем. Она считала, что полностью заслуживает этого.
- Смотри, Ник, Господь создал такую огромную Вселенную, – обычно говорила она, лёжа рядом со мной в постели и пуская тонкими колечками дым сигарет в потолок. – Значит, было из чего создавать. Неужели ему жалко подарить мне пару миллионов баксов на личные нужды? Это же капля в океане!
Ее вера в Бога была почти детской. В Господе она видела всемогущего отца, который обязан дарить любую понравившуюся ей игрушку. Не то чтобы Вика не любила свою работу в школе, но она отнюдь не мечтала просидеть в учителях всю жизнь. Замуж она вышла рано, едва ей исполнилось восемнадцать, за пожилого профессора, благодаря чему ее обучение в педагогическом университете значительно упростилось.
- Замужество по большой дури, - призналась она мне как-то, – но у моего мужа хорошие связи, поэтому разводиться с ним я не стану. Кроме того, он меня обожает, хотя и жутко ревнует. И я привыкла к нему. Как знать, будет ли меня так же сильно любить другой мужчина?
Но я любил Викторию, хотя никогда не говорил ей об этом прямо. Или мне тогда это лишь казалось? Она была для меня образцом совершенства. Имей я власть и деньги, я подарил бы ей эти вожделённые два миллиона баксов, не колеблясь.
Мне нравился ее голос, тихий и низкий, возможно из-за того, что она чересчур много курила, ее маленькие ладони, будто у четырнадцатилетнего подростка, хотя ей было уже под тридцать, соблазнительная, покачивающаяся походка, а особенно длинные светло-русые волосы, которые она заплетала в толстую косу, отправляясь на занятия.
Мне нравилось видеть Вику обнажённой, когда золотистые пряди струились вдоль её тела почти до колен, и она утопала в этих шелковистых волнах. Ее губы всегда пахли медом… Не знаю, отчего… Она была похожа на Афродиту.
Потом очарование пропало, и я стал видеть в ней просто женщину со всеми ее достоинствами и недостатками. Это открытие отнюдь не мешало мне продолжать желать ее, но романтика исчезла бесследно, и я бы не сказал даже, что мы двое что-то утратили при этом.
Теперь я тоже мог время от времени найти утешение в объятиях другой женщины. И находил. Однако все равно Виктория возвращалась ко мне. После новых любовников, новых побед и неудач она приходила в мою квартиру, и мы праздновали встречу. Больше не было обид и упреков.
Я окончил университет, поступил на работу в издательство. С финансами стало немного лучше, но всё же не так, как мне хотелось. Впрочем, человеку свойственно постоянно искать большего. Именно эта вечная неудовлетворенность толкает нас вперед.
«Лучше бы ты стал преуспевающим бизнесменом, - сказала как-то мне Вика. – Тогда бы я могла навсегда бросить остальных моих мужчин…»
Я лишь улыбнулся. Мечта сделать Вику своей законной супругой уже не мучила меня. Я вырос из этой мечты. Меня вполне устраивало существующее положение вещей. Пусть Виктория не была мне женой, но каждый раз, когда я ощущал тоску по ней, она всегда приходила.
Так продолжалось ещё пару лет. И вот наши встречи стали просто привычкой, слегка утомительной, но пока в чём-то приятной. Как вкус марочного вина во рту, когда бутылка уже пуста, но ты не испытываешь желания открыть новую.
Разумеется, не муж помешал Виктории навестить меня. Если бы она действительно захотела прийти, ее бы не удержало даже войско бешеных сарацинов. Я знал это. Причина, наверное, была в том, что Вика нашла очередного поклонника и встречалась с ним, пока я был «списан в ремонт».
Но я не мог упрекать Викторию. Сомневаюсь, что я сам пошел бы в больницу, если бы в аварию попала она. Зачем притворяться, что нас связывает вечная, нерасторжимая любовь, если теперь это уж точно не так?
- Ты сегодня какой-то тихий. Сам на себя не похож, - удивлённо произнесла Вика. – Наверное, у тебя что-то болит после аварии? Я не вовремя появилась?
- Сейчас мы проверим, болит или нет, - я подхватил ее на руки, по-прежнему избегая смотреть ей в лицо, и понес в спальню.
- Ох, Никки, - она запрокинула голову назад и довольно засмеялась, потом умолкла. – Слушай, может, не надо? Ты же недавно гипс снял!
- Угу, - кивнул я, - а если быть точным, два дня назад. Доктор сказал, что на мне всё зажило, как на кошке!
- И всё-таки тебе не стоит переутомляться…
Я усадил ее на кровать и осторожно вытащил шпильки из её волос. Тяжёлые золотые пряди упали на округлые плечи.
- Ты все так же красива, как семь лет назад, - прошептал я, целуя ее колени.
Все произошло потом точно, как я запланировал. Ей нужно было мое тело, сигарета и здоровый сон в течение пяти часов. Чтобы сон продлился по возможности дольше, я напоил ее чаем с лимонной мятой, который всегда действовал на Вику, как сильнодействующее снотворное.
Когда она уснула, я наконец-то отважился прямым, а не боковым зрением взглянуть на ее голову. Хорошо, что я не сделал этого раньше, иначе мои мужские качества могли бы изменить мне в самый ответственный момент!
Лицезрение крупным планом того самого устройства, которое я ранее видел у людей на улице, могло выбить из колеи кого угодно. Осторожно поворачивая голову спящей Виктории, я тщательно осмотрел странную штуковину со всех сторон.
Серёга сказал, что это устройство по принципу действия должно быть подобно компьютеру. Следовательно, если я хочу узнать, как оно функционирует, мне придется для начала изучить компьютер, и отнюдь не уровне пользователя, а гораздо глубже.
Именно этим я и занялся в свободное от работы время в следующие несколько месяцев. Я подкопил денег и записался на курсы программистов.
Вторым шагом была самостоятельная сборка компьютера дома. Я специально сделал это в гордом одиночестве, не прося ничьей помощи, чтобы получилась своего рода тренировка перед решающим матчем.
Одновременно с изучением компьютерных программ и внутренностей компьютера, я регулярно пользовался изучением содержимого головы Виктории, как опытным образцом, для выяснения строения интересовавшего меня устройства.
Кроме того, в моей жизни происходили и другие волнующие события. Моя способность проникать взглядом сквозь предметы, позволившая мне видеть содержимое голов людей, с каждым днем становилась всё острее. Дошло до того, что я начал видеть молекулярные структуры, а затем и атомы в молекулах. Я видел, как меняются структуры молекул, когда человек волнуется, возбужден или лжёт. Когда моя способность достигла своего пика, я неожиданно понял, что можно, не причиняя вреда жизни человека, вынуть из его головы часть устройства. Я задумывался, конечно, и над тем, нельзя ли вынуть все устройство целиком? Но потом решил не рисковать понапрасну.
Если в моей голове не хватает одной микросхемы, но я от этого не умер, значит с большей или меньшей степенью уверенности можно сказать, что от потери одной детали не происходит ничего фатального. Однако с Викторией я был очень осторожен, вынимая из ее головы запчасть, напоминавшую процессор. Я с трепетом смотрел на Вику, готовясь, если ей станет хуже, немедленно вернуть «процессор» на место. Но Виктория только повернулась во сне на другой бок, блаженно улыбаясь, прошептала сквозь сон:
- Как тихо…
Я осмелел.
На следующий день я вынул «материнскую плату» из головы нашего главного редактора. Редактор перестал орать по утрам, что мы все – кретины.
Я вдохновился. И извлек сразу две мелкие запчасти из черепа вахтёра. У вахтёра прошел радикулит двадцатилетней давности.
В конце концов, через три с половиной месяца я получил все необходимые составляющие загадочного устройства. И в канун майских праздников, почти через год после того, как началась эта эпопея с микросхемой, приступил к сборке.
Из памяти, правда, не шел завхоз Сидоров, из которого мне пришлось извлечь последнюю недостающую деталь – «жесткий диск». Он стал моей первой и единственной невольной жертвой. Почему-то открыв глаза после моей процедуры, он спросил:
- Where am I? Who am I? – хотя никогда двух слов не мог связать по-русски, не говоря про другие языки.
Впрочем, после произведенного мною изъятия он вообще перестал говорить на русском, полностью перейдя на международный язык, английский, то бишь. Пришлось директору его уволить, потому что мы совсем перестали понимать Сидорова. Никто из нас не владел английским на таком высоком уровне.
Пара часов возни, мне удалось собрать прибор, напоминающий тот, который я видел в головах людей. С трепетом я собрался подсоединить к устройству монитор компьютера, дабы посмотреть, что оно мне выдаст, и в этот момент в дверь раздался звонок.
Выругавшись про себя, я накрыл устройство черной тряпкой и пошел открывать.
За дверью стояла Виктория с несвойственным ей выражением лица, я даже ее сразу не узнал. Только потом я понял, что Вика была сильно расстроена. Я впервые видел ее такой. Ни капли косметики на лице, и она сняла с себя те дорогие шмотки, которые были подарены ей другими любовниками. В руках Виктория держала потрёпанный чемоданчик.
- Ник, я к тебе. И, похоже, надолго. Только не прогоняй, пожалуйста.
Удивление сыграло свою роль. Я невольно отступил назад, позволяя ей войти.
Вика осторожно сняла туфли и аккуратно поставила их одну к другой возле стены.
- Что стряслось? – спросил я.
- Я ушла от мужа.
- Почему?! Ты ведь раньше не собиралась этого делать?
- Слишком много лжи. Я устала, Ник, - она поставила чемодан на пол и тихо расплакалась. – Я лгала всем вокруг: мужу, тебе, себе… Я даже не понимаю, зачем я это все делала! Ты мог бы меня простить?
- Вика, - потрясённо прошептал я, потом притянул ее к себе за плечи. – я вовсе не держу на тебя зла… Живи у меня, сколько хочешь!
- Я была такой… самодовольной гадиной! Я не понимала, что мои поступки могут причинять другим людям боль! Я не желала замечать этого! – не унималась Виктория, ее тело сотрясалось от рыданий, но тем доверчивее и плотнее прижималась она ко мне. – И теперь боль вернулась бумерангом. Я чувствую в себе боль тех, кого ранила когда-то. Мне следовало быть честной, но я…
- Ш-шш, не надо, - мои губы коснулись ее волос. - Всё прошло. Не плачь. Давай я заварю тебе чаю. Хочешь, ступай в зал и присядь? Или прими душ. Тебе станет легче.
Серо-зелёные глаза, обрамленные слипшимися от слёз ресницами, взглянули на меня снизу вверх.
- Ты, действительно, не держишь обиды? Я убила твою любовь, а ты простил меня?
Странное чувство давно забытой нежности шевельнулось в душе. Я снова смотрел на Вику, в которую влюбился когда-то. Невинную девушку, обожавшую музыку и танцы, милого ребенка, чьи капризы пока еще приятны, а не раздражают.
- Я сам убил свою любовь, - со вздохом признался я. – Вернее, может быть, я тоже не был с тобой честен до конца, поэтому я – последний человек, который станет упрекать тебя за твои ошибки.
- Ник, ты…
- Не нужно ничего объяснять. Иди, присядь и успокойся.
Виктория вошла в зал и опустилась на диван, продолжая всхлипывать. Я отправился на кухню и поставил чайник на плиту, чтобы вскипятить воду. Поведение Вики было весьма необычным. Вероятно, это началось после того, как я извлек из нее ту деталь…
Желание поскорее узнать, чем же является это устройство, стало просто нестерпимым. Положив в заварочный чайник побольше лимонной мяты, я залил его доверху кипятком и стал ждать…
Вика молча допила целую чашку, поставила ее на столик.
- Слишком резкий запах. Ты положил чересчур много мяты, - едва приметно улыбнулась она. – Хотел, чтобы я заснула? Впрочем, наверное, сейчас так для меня будет лучше, - проговорив это, она опустилась на диван и свернулась клубочком. – Спасибо, Ник…
Я мечтал когда-то, чтобы она стала такой, но теперь уже чересчур поздно. Я склонился над ней и поцеловал в щёку, отдавая последнюю дань ушедшим чувствам. Когда её дыхание во сне стало спокойным и ровным, я вернулся в свою комнату и продолжил эксперимент.
Пришлось подключить устройство через собственную голову, но мне было не страшно. Как истинный экспериментатор, я пошёл на эту жертву.
«Обработка входящего сигнала, - выдало мне на монитор устройство, а затем. – Проверка структуры памяти закончена. Загружаю стандартный пакет программ».
«Что ещё за программы?» – подумал я, и тут же получил ответ.
«Имитации реальности. В стандартный пакет входят: программа социальной адаптации, психологической коррекции и ослабления работы интеллекта».
«Я требую подробной расшифровки каждого пункта», - я уже догадался, что клавиатура и мышь мне не понадобятся. Устройство отлично понимает мои мысли.
«Программа социальной адаптации включает модуль языкового программирования, где один язык выбирается в качестве основного, а другие будут добавляться в базу при необходимости как вспомогательные. Сопутствующие программы политического, религиозного программирования будут зависеть от выбора основного языка. На данный момент основным языком является русский. Загрузить другой язык и сопутствующие ему программы?»
«Нет, - ответил я. – Покажите сопутствующие программы».
И тут вся отвратительная сторона реальности предстала передо мной. Руки дрожали всё сильнее по мере того, как я просматривал содержимое программ.
- Что это? Программа генерации чувства страха? Ненависти? Влюблённости?! Морали и этики? Религиозной принадлежности? А это… Генерация идеи того, что ты смертен?!! Чёрт побери, и такая штуковина работает в моей голове тоже?!! Кто же автор этого софта?
Ответ последовал незамедлительно.
- Корпорация «Sansara Inc.» счастлива представить своим потребителям совершенно новый продукт в сфере нано-биоинформационных технологий – стандартное рабочее устройство и пакет программ SANSARA + 2000. Пакет полностью отвечает запросам потребителей, блокируя любые сигналы из реального мира, искажая их и заменяя соответствующими эквивалентами, генерируемыми программами-приложениями, число которых не ограничено. Приложения обладают функцией саморазмножения до бесконечности, самосовершенствования, адаптации к любым сверхсильным сигналам из реального мира. Потребители нашего продукта могут не беспокоиться. Мы оградили их от реальности на все сто процентов. Наш девиз – полная безопасность и контроль. Вместе мы завоюем мир. Будьте с нами, спите сладко и наслаждайтесь жизнью! С уважением, Корпорация иллюзий.
Я выключил монитор и отшвырнул в сторону провода детектора, тянувшиеся от моей головы к устройству. Мысли исчезли, наступил полный ступор. Так я сидел достаточно долго, тупо глядя на опустевший монитор. Наконец решительно встал и отправился на кухню. В заварочном чайнике оставалось ещё довольно много чая.
Я вылил крепкую заварку, невыносимо пахнувшую лимонной мятой, себе в стакан и выпил залпом, как водку. Стало немного легче, но руки продолжали дрожать. Бессильная ярость подкатила к горлу. Я едва удержался, чтобы не грохнуть стакан об стену.
Осторожно поставил его на стол и отошёл подальше, пока это желание не стало нестерпимым. Всю свою жизнь я думал, что совершал поступки по доброй воле, а на самом деле в меня при рождении вживили машину, механизм, и мои желания в счёт не шли. Бог мой, да я даже не знаю, какие желания являются моими! Целая жизнь оказалась подделкой! Я всего лишь двигался по заранее заложенной программе. Как там было сказано? "Стандартный пакет программ"?!
Я застонал и вцепился себе в волосы, сел на пол, скрестив ноги.
- Дешёвка, дешёвка, дешёвка! – повторял я в исступлении. – Вся моя жизнь… Что же делать? Пустить пулю в лоб? По крайней мере, тогда эта дьявольская машина остановится… Нет, так просто я не сдамся! Я выясню, где у нее слабое место, и я заставлю ее остановиться, а сам буду жить! Клянусь!
Еще немного посидел в тишине, слушая тиканье часов и шум проезжающих автомобилей за окном.
«А как же другие люди? Виктория, Серёга, родители… Да тот же Сидоров, будь он неладен, - я невесело усмехнулся. – Они-то живут в сладком неведении. Скажи я им правду, меня бы заперли в психушку! Поэтому я не скажу ничего…»
Я вошёл в зал и приблизился к спящей Виктории.
- Вика, теперь я понимаю, ты никогда не была виновата в том, что совершала. Тебе не за что просить прощения. Раньше у меня не было цели в жизни. Вернее, она была, но не моя… Мне навязали мои ценности, идеалы, мои достоинства и недостатки, – всё было насквозь ложным, фальшивым! – я провел рукой по гладким, блестящим волосам Вики. – Теперь я знаю свою цель, знаю, ради чего буду жить. И это уже моё, не навязанное никем!
Вика улыбнулась во сне, будто могла слышать мою речь. То, что меня в ней раздражало в последнее время, ушло без следа. Невероятное сострадание к людям, вынужденным носить в голове отвратительное устройство, переполнило меня, и я заплакал, как давно не плакал. И уж точно это были самые чистые слёзы из всех, что я пролил за свою жизнь!
Я вернулся в комнату, подключил к голове сенсоры и снова сел за монитор.
- Сейчас будем ломать чёртову машину, - решительно сказал я себе.
Мне повезло. Программы, заложенные в моей башке, давно работали вполсилы из-за отсутствия одной из микросхем, блокировавшей с рождения мой интеллектуальный потенциал.
По экрану побежали строки:
- Ты смертен, это аксиома…
- Смерть – это тьма…
- Ты идёшь во тьму…
- У тебя нет души…
- Единственное, что есть – это тело…
- Телу нужны удовольствия…
- Ради них ты пойдёшь на всё…
- Но за удовольствия нужно платить…
- Если плата – жизнь другого, переступи через него…
Ошибка! Программа социальной адаптации активизирована!
- Жизнь другого – это святое!
- Любить себя – эгоизм, любить другого – добродетель!
- Работать надо на благо других, жертвуя собой!
- Общество лучше знает, что тебе нужно!
- Родители тебя воспитают, как надо! Слушайся родителей!
- Слушай других, другие знают, как надо верно поступать!
- У тебя есть душа, и за твои грехи она попадет в ад!
- Прекрати грешить, пока не поздно!
- Любить чужую жену – это грех!
- Любить много женщин – это грех!
- Ты православный христианин. Любой неверующий – грешник.
Страх… Ненависть… Осуждение… Боль…
Волна боли обрушилась на меня, сминая сознание. Скорчившись перед монитором, не в силах сдерживать рыдания, я продолжал смотреть… Просто смотреть… Такая пытка!
- Ты любишь свою страну, уважаешь ее ценности!
Я ненавижу эту страну! Ненавижу себя! Я ничтожество!
- Я люблю Вику. Она нужна мне. Я бы отдал все, чтобы быть с ней.
Я ее ненавижу! Она причинила мне такую боль! Я готов убить её, потому что из-за неё я потерял веру в чистую любовь!
- Я уважаю других людей, их свободу, идеалы.
Я готов перегрызть горло тем, кто встает на моем пути! Почему у кого-то есть то, чего лишен я? Почему деньги, власть, престиж у каких-то идиотов, а НЕ У МЕНЯ? Я бы гораздо лучше ими распорядился!
- Я жертвовал собой ради других, но не получал ничего взамен!
Я понятия не имею, что такое настоящая верность, любовь, самопожертвование…
Ошибка! Ошибка! Запуск программы психологической коррекции. Опасность нервного срыва. Конфликт подпрограмм. Вспомогательная программа срочной коррекции поведения.
- Достань сигарету.
- Закури.
- Теперь ты не убьёшь никого из окружающих.
- Ты спокоен.
- А сейчас ты будешь чувствовать то, что положено и приемлемо. То есть, почти ничего.
- Упокойся с миром.
Где же, чёрт побери, где ядро этой долбаной программы?! Где главный код? Она убьёт меня, если раньше я не уничтожу её!
Голос матери:
- Делай что-нибудь полезное, Николай! Хватит слоняться без дела!
Голос отца:
- Жить без цели, все равно что не жить вовсе. Ты попросту станешь балластом для общества. Надо стремиться что-то осуществить, что-то важное…
Голос учителя:
- Лентяям здесь не место! С такими знаниями тебе не светит даже ПТУ!
Голос лектора:
- Если квинтэссенцией всего бытия является божественная сверхсущность, сверхсознание, сверхправда…
Незнакомый голос:
- Когда люди начинают слышать голоса, а тем более – говорить сами с собой, это является признаком развивающейся шизофрении. Николаю Астахову пора лечиться, лечиться срочно…
Я старался игнорировать весь этот бред. У меня было занятие поважнее, чем слушать иллюзорные бредовые лекции изнутри собственной головы.
Лазая по дереву каталогов, то и дело запуская на исполнение не те файлы, (к счастью, из-за отсутствия одной микросхемы далеко не все они шли на исполнение), я наконец обнаружил программу, которая меньше всех весила по объёму, и открыл ее.
Там было лишь два слова, но я сразу осознал, как важны эти слова. Я думал сначала, что ключевая программа-ядро, которая отвечала за функционирование системы имитации реальности, должна быть огромной по объёму. Но она оказалась ничтожно малой… И там сидела моя лживая сущность. Если бы её не было, никому бы не удалось засунуть мне в башку машину. Главная программа существовала во мне с самого начала, раньше, чем я родился. Возможно, она была бы вполне безобидной, если бы «Sansara Inc.» не распространяла свой софт по всему миру в принудительном порядке. Главная программа являлась столь предельно простой, но из этой на первый взгляд святой простоты вырастали все сложности, весь ад. Отнюдь не «Sansara Inc.» сварганила ее.
Я сидел и смотрел на два слова, высветившиеся передо мной на мониторе, и не знал смеяться или плакать.
«Я ЕСТЬ», – вот и всё, что гласила главная программа. Разумеется, я моментально понял: оттого, что я сейчас сотру эти слова, наберу вместо них «МЕНЯ НЕТ», абсолютно ничего не изменится. Поэтому я с чистой совестью сказал:
- Удалить.
«Ошибка! Активизирована защитная подпрограмма», - появилось сообщение на мониторе.
Дикий ужас пронзил всё моё существо.
- Смерть!
- Суицид!
- Тьма!
Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Липкий пот мгновенно покрыл тело с головы до ног. В сознании пульсировало лишь одно:
- ОТМЕНИТЕ УДАЛЕНИЕ! – требовала программа. – ОТМЕНИТЕ УДАЛЕНИЕ!
- Нет! - не сдавался я. - Удалить немедленно!
Чувство ужаса достигло предела.
Я умираю. Почему? За что?
- А ты считал, я позволю тебе спокойно стирать всё, что тебе вздумается? «Sansara Inc.» - мелкая сошка, - загремел чей-то голос в моей голове так, что мне показалось, будто внутри мозга лопаются кровеносные сосуды. – Хакер хренов! Эта программа существовала, существует и будет существовать во веки веков! Ты сгниёшь, и твой прах развеется по ветру, а программа продолжит жить дальше в умах людей!
- Неправда, - вдруг спокойно заявил я.
- Что? – голос замер.
Ужас внутри меня внезапно утих, как утихает буря.
- Я не умру, если удалю твою программу, - повторил я. – Я понял, как она функционирует. Она создает ложный круг бытия, вовлекая в него настоящее сознание. С этим пониманием я проник сейчас в неё, потому-то мне и удалось зайти так далеко. Она давала мне лживое бытие и дала бы ложную смерть, поэтому она мне больше не нужна. Я не хакер, как ты выразился. Я просто перестал быть ребенком. Мне не нужны игрушки, я хочу видеть настоящую жизнь.
- Глупец! – загремел снова голос, но в нём уже не хватало былой решительности и силы. – Ты не видел реальной жизни никогда! Я защищал тебя от нее все это время! Ты умрёшь, не сделав и шага! Ты даже не представляешь себе, что такое реальность, которую ты так жаждешь!
- Знаю, - ответил я. – Защита была столь успешной, что мне не доставалось ни лучика солнца. Но даже если мне суждено ослепнуть, я все равно взгляну на свет! УДАЛИТЬ ПРОГРАММУ!
Прощально мигнув, монитор погас.
Внутри меня тоже всё погасло.
Я умер? - спросил я себя.
Возможно, смерть такая и есть?
Время исчезло.
Нигде.
Никто.
Кто-то неподвижно сидел целую вечность в кромешной тьме… Вдруг он заметил нечто, не похожее на всё, что ему доводилось видеть прежде: из самой сердцевины существа на поверхность пробивался мягкий свет. Тихий, прохладный, подобный сиянию луны.
Тишина и пустота оглушали. Вечный гул в голове стих. И как только я раньше не замечал, что у меня в голове постоянно гудит, словно в осином улье или доменном цеху?
За окном светало. Краски проступили ярче. Восход солнца показался невыносимо прекрасным. Голоса птиц проникали сквозь меня, уходя в бесконечность, растворяясь в синем небе. Будто сотни окон распахнулись внутри, и я сам исчезал в этой пустоте. Блаженный трепет разливался по телу, кожу покалывало, будто по ней пропустили лёгкий электрический ток.
Я отключил провода от монитора и откинулся на спинку стула. Потом встал на ноги, прошёлся по комнате, шатаясь, словно пьяный. Впервые я был пьян соком жизни, неведомым мне прежде вином счастья.
- Ник? – раздался позади удивлённый голос проснувшейся Виктории.
Я обернулся, но даже пелена слёз в глазах не могла скрыть от меня прекрасный облик любимой женщины.
- Ник, что с тобой? Ты не заболел?
Я отрицательно покачал головой. Подошел к ней и обнял её за плечи.
- Только сейчас я впервые узнал, что значит здоровье, - шёпотом произнес я ей на ухо.
Внезапно Виктория заметила стоявшее в комнате устройство, собранное мною из краденых запчастей. Она разжала объятия, подошла к нему ближе, оглядывая со всех сторон.
- Что это за штука у тебя появилась, Ник? Новый компьютер?
- Ага, - стараясь казаться безразличным, сказал я. – Вот, провожу испытания.
- Можно посмотреть?
- Обязательно. Только не сегодня, хорошо?
Она согласно кивнула.
- Ничего. Я не спешу.
- Ты права, спешить не надо, - подтвердил я. – Впереди у нас целая вечность.
- Вечность? – удивилась Вика.
- Да, вечность, не смерть. Я тебе это обещаю!
...на главную...


ноябрь 2017  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.11.14
Гарри Поттер и Человек, который выжил. Часть II [39] (Гарри Поттер)


2017.11.13
Биение этого хрупкого сердца [6] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.11.19 19:08:07
Я, арестант (и другие штуки со Скаро) [0] (Доктор Кто?)


2017.11.19 17:20:32
Только ты [0] (Одиссея капитана Блада)


2017.11.18 20:51:17
Мир, каков он есть [20] (Гарри Поттер)


2017.11.18 03:00:15
Дама с Горностаем. [7] (Гарри Поттер)


2017.11.18 01:24:55
Фейри [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.17 17:43:21
Бывших жен не бывает [0] (Гарри Поттер)


2017.11.17 17:42:41
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2017.11.17 10:18:01
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.11.15 09:05:11
Игры разума [26] (Гарри Поттер)


2017.11.14 20:15:40
Отвергнутый рай [9] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.11.14 11:27:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2017.11.12 15:32:34
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.11.11 23:18:50
Правнучка бабы яги. Кристаллы воспоминаний [11] (Гарри Поттер)


2017.11.11 15:07:07
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.11.10 12:47:54
Слизеринские истории [128] (Гарри Поттер)


2017.11.10 10:26:11
Место для воинов [14] (Гарри Поттер)


2017.11.09 22:18:44
Raven [23] (Гарри Поттер)


2017.11.07 04:21:15
Рассыпая пепел [5] (Гарри Поттер)


2017.11.06 20:17:27
Свет в окне напротив [132] (Гарри Поттер)


2017.11.06 09:00:22
Змееловы [3] (Гарри Поттер)


2017.11.05 18:24:07
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2017.11.03 15:29:26
Аутопсия [8] (Гарри Поттер)


2017.11.03 12:55:34
Последствия тайной любви Малфоя [2] ()


2017.11.01 12:51:30
Драбблы [6] (Гарри Поттер)


2017.10.31 20:25:27
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.