Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В ответ на 1153:
Снейп в подземелье моет хрустальные колбы и мензурки. Неподалеку Лонгботтом натирает котлы. Вошедший Дамблдор:
-Северус, надо поговорить. Пусть Невилл поможет тебе с мытьем посуды.
Снейп, не прерывая своей деятельности, сквозь зубы:
-Благодарю покорно, лучше я сам все разобью.

***

Снейп в подземелье моет стакан. Неподалеку Лонгботтом натирает котлы. Вошедший Дамблдор:
-Северус, надо поговорить. Пусть Невилл поможет тебе с мытьем посуды.
Снейп в ужасе закрывая от взгляда директора вожделенный стакан:
-Благодарю покорно, лучше я сам его разобью.

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8583 анекдотов
- 17658 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

One rainy day in an endless summer

Автор/-ы, переводчик/-и: AyaKudo
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:CC/ГП
Жанр:AU, Darkfic, Drama, Romance
Отказ:Мир и персонажи принадлежат своим правообладателям. Я не извлекаю никакой материальной выгоды.
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:После победы над Волдемортом, незадолго до собственной свадьбы, Гарри просыпается в незнакомом доме. Это очень странный и страшный дом - кроме того, каким-то образом там оказывается погибший на войне профессор Снейп.
Комментарии:Это в какой-то степени хоррор, в какой-то - сюрр, не очень рекомендую читать людям с нестабильной психикой.
Каталог:нет
Предупреждения:смерть персонажа, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010.06.21 (последнее обновление: 2010.06.21 00:30:21)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 5856 раз(-a)



- Если дождь будет идти ещё хотя бы один день, я точно сойду с ума, - уткнувшись подбородком в колени, черчу пальцем по запотевшему стеклу узоры.
- Было бы с чего сходить.
- Перестаньте. Вам не надоело?
- Поттер, мне уже давно всё здесь надоело. От тебя даже после смерти не избавишься, – он размешивает в кружке сахар – в моей кружке, себе в чай он сахар не добавляет – протягивает её мне. Кивнув, прижимаю к себе кружку в тщетной надежде хоть немного согреться. Такое впечатление, будто это я во всём виноват.
А я здесь ни при чём.
Я здесь вообще ничего не понимаю.
Этот дом доконал меня, этот сад доконал меня, эта деревня доконала меня, этот мир доконал меня. Этот дождь доконал меня тоже.
Что за глупые шутки?

***
Вчера, наверное, от безысходности, а может, это место начало сводить меня с ума – я вышел в сад и заорал, я кричал на эту реальность, выл, чтобы она нас отпустила, стоял на коленях посреди аккуратной садовой дорожки, цеплялся за гравий пальцами и орал во весь голос. Я не знаю, с чего вдруг взял, что это чему-нибудь поможет. Я орал под неизменным дождём несколько часов подряд, сорвал голос и в кровь стёр о гравий ладони. Я орал бы ещё дольше, если бы он не спустился вниз и не утащил меня обратно в дом – за шкирку и без разговоров.
Сегодня с утра я обнаружил, что исчезли ворота. Теперь мы не можем даже выйти из поместья.
А ведь хотелось как лучше.
***

Я не помню, сколько мы уже здесь находимся. Я был бы очень благодарен, если бы мне объяснили, что происходит.
Однажды утром я просто открыл глаза и обнаружил, что лежу в незнакомой комнате на кровати, заботливо укрытый одеялом. Война оставила по себе привычку долго не размышлять, поэтому я сразу же вскочил на ноги и прямо так, босиком вымелся из спальни за дверь. К сожалению, привычки думать, прежде чем делать, за время войны у меня не образовалось. Сперва мне показалось, что я попал в самое настоящее ничто – я ничего не видел и не слышал, я даже не чувствовал пола под ногами, просто висел в пространстве. А потом оказалось, что я стою на лестничной площадке, вцепившись в перила, а на несколько ступеней ниже стоит Снейп и без особого интереса изучает меня.
- Надо же, - отметил он слегка удивлённо. – Готов поклясться, что ещё вчера здесь не было этой двери.
- Где? Какой двери? – не понял я, но он уже отвлёкся.
- Доброе утро, Поттер. Располагайся, – и ушёл.
Не знаю, что он хотел сказать своим «располагайся» - сделать это на лестнице было бы слишком неудобно. Впрочем, как потом выяснилось, в этом доме это вообще было невозможно сделать. Дом жил своей жизнью, причем логики его поступков ни один человек понять был бы не в силах. Мышление дома полностью отличалось от человеческого. Страшный конфликт психики, на самом деле – мы ведь всегда воспринимаем дом как место, где можно укрыться от всех своих страхов. Именно поэтому так сильно бьёт по мозгам, когда дом становится твоим страхом.
Поначалу он нас прекрасно отпускал. Первый день я честно пытался его изучать – бесконечные коридоры, теряющиеся где-то в дымке моих собственных представлений о длине, высокие потолки, двери, аляповато торчащие из стен то тут, то там, но всего одна кухня. Всего один камин. Всего один человек, кроме меня. Было очень страшно, поэтому я ни на минуту нигде не задерживался – я всё ходил и ходил, искал какую-то ясность, хоть что-то, что могло бы ответить на мои вопросы. Видимо, моя беготня начала утомлять дом, потому что двери в комнаты стали открываться всё хуже, а когда я пытался выйти наружу, они становились ужасно тяжелыми и душераздирающе скрипели.
- Поттер, спустись вниз и сядь, наконец, - я так и не понял, как он умудрился меня найти.
- Что здесь происходит? – в изнеможении спросил я, прислоняясь к стене. Я больше не мог никуда идти. Даже вниз. Я так устал, что даже стенка стала казаться удобной – я словно чувствовал, что она принимает контуры моего тела.
- Полагаешь, что найдёшь ответ, если тебя втянет в стену? – он с любопытством приподнял бровь, наблюдая за мной. Я шарахнулся в центр коридора, с ужасом обернулся назад. Штукатурка шла волнами, но не осыпалась.
- Господи… - меня трясло, я был напуган и устал, кроме того – в доме стоял невыносимый холод, я и не замечал этого поначалу, потому что страх перекрыл все остальные ощущения. – Какой… кошмар.
- Да, - просто кивнул он, аккуратно взял меня за плечо и повёл вниз, к камину. Мы спустились, и я осел на пол, упал головой на подлокотник дивана, закрыл глаза. – Да, это кошмар, - повторил он, вздохнул и сел рядом. Чувствовать рядом другого человека, пусть даже и его, было очень хорошо. Страх отступил, не ушёл совсем, но затаился, и сейчас этого было достаточно. – Поттер, расскажи, что последнее ты помнишь, перед тем, как попал сюда.
- Я… - я задумался. А что последнее я помню? Отчётливо помнился Хогвартс, да, и, кажется, Джинни – мы вроде бы сидели у окна, она составляла список гостей, а я рисовал план расположения столов, а потом я посмотрел в окно – был закат – и мне почему-то захотелось дождя. На дворе-то стоял август, душный и жаркий, и хотелось дождя, а ещё хотелось вырваться на пару минут из этого бешеного ритма жизни. Почему-то Англию все представляют себе спокойной, чопорной страной, с традициями, обычаями и лондонским дождём. Если бы. – Ничего особенного, обычный день. Просто сидели с Джинни на подоконнике до ночи.
- Понятно.
Я открыл глаза и посмотрел на него.
- Вы ведь умерли.
- Мне тоже так казалось, - согласился он.
- А как тогда это…
- Я не имею ни малейшего понятия, Поттер, - честно сказал он. – Но у меня есть несколько вариантов. Вариант первый: ты вывалился из окна вчера вечером, и теперь мы застряли здесь вместе. Вариант второй: я сошёл с ума и всё это мне кажется. Вариант третий: ты сошёл с ума и тебе это всё кажется. Ну и дальше в том же духе.
- Многообещающе, - я поёжился. Он почувствовал, поднялся на ноги, вытащил из-за пояса волшебную палочку и разжёг огонь в камине. Он был без мантии, только брюки и свитер, а в остальном – не изменился. – Здесь можно использовать магию?
- Именно этот факт не позволяет мне счастливо уверовать в то, что мы оба умерли.
- То есть кто-то из нас сошёл с ума, - догадался я.
- С чего ты взял? – он действительно удивился, даже обернулся через плечо.
- Оставшиеся варианты.
- Поттер, вариантов можно придумать ещё сколько угодно, было бы воображение.
Я понял, что могу задавать вопросы хоть до посинения, всё равно никакого внятного ответа на них не получу. Он сам не знает, что ответить. Понятно было только то, что он здесь находится уже давно. Раз уж он сумел меня найти и не дать стенке меня сожрать.
- Почему этот дом хочет убить меня? – наконец спросил я, глядя на огонь и удивляясь тому, как равнодушно прозвучал мой голос в полной тишине.
- Сейчас – не хочет. Просто ты слишком суетишься, слишком любопытный и весь день ходил туда-сюда. Ему надоело, он хотел хоть как-то тебя успокоить, - он пожал плечами.
- А почему тогда из него нельзя выйти?
- С чего ты взял? – повторил он. Я огляделся по сторонам, но дверей было столько – одну я даже заприметил под самым потолком – что понять, которая из них ведёт на улицу, было абсолютно невозможно.
- А вы пробовали выходить?
- Да.
- И что там снаружи? – продолжал настаивать я.
- Сад, - так же немногословно ответил он.
Тут-то меня и накрыло. Я сидел непонятно где, оказался там непонятно как, делал там непонятно что, разговаривал то ли с собственной галлюцинацией, то ли просто с человеком, который умер несколько месяцев назад – что ненамного лучше. Этот дом, он был не похож ни на что, с чем мне приходилось сталкиваться, он был мыслящим созданием, и у него могло меняться настроение, и он что-то пока не был сильно настроен в мою пользу.
А ведь я был у него внутри.
Меня не оставляла надежда, что я проснусь завтра утром, и всё будет в порядке. И мы с Джинни закончим с бумажной суетой, посетим торжественный вечер памяти погибших, а потом… Но для того, чтобы проснуться, нужно было сначала заснуть. Мне совсем не хотелось засыпать в этом доме. Вообще не хотелось спать.
Самое дурацкое ощущение в жизни – это когда ты не можешь понять, что происходит; самое страшное – ощущение затянувшегося ночного кошмара; самое безнадёжное – это отсутствие динамики. А я сразу понял, что динамики от этого места ждать не придётся, разве что в обратную сторону.
- Поттер, успокойся, - попросил он, - Если ты начнёшь истерить, может произойти ещё что-нибудь, а мне на сегодня хватит новых впечатлений. Постарайся уснуть, завтра сходим в деревню, это должно тебя отвлечь.
То есть отсюда действительно можно выйти. По крайней мере, ему можно.
- А может, сходим прямо сейчас? – мне не хотелось оставаться в этом доме ни минутой дольше.
- Ночью нельзя выходить, - жестко припечатал он.
- Хорошо, - я сразу согласился с этим правилом, нельзя – значит нельзя, у него было такое выражение лица, что я сразу понял – он проверял. – Но что, если выйти отсюда днём, а потом уже не возвращаться?
- Я не знаю и не хочу знать, - отрезал он.
- Вам здесь так нравится? – не понял я. Тут он вдруг наклонился очень близко, его холодные пальцы легли на мою шею сзади, сжимая. Он смотрел на меня.
- Слушай, Поттер. Слушай меня очень внимательно, возможно, это самое важное, что ты услышишь от меня в этой жизни, – он проговаривал каждое слово очень чётко, будто боясь, что я могу его неправильно понять. – Я умер, Поттер. И это неприятно. Поверь мне на слово, это гораздо, гораздо хуже, чем неприятно. Может быть, это покажется тебе странным, но мне не хотелось умирать. Любой человек, что бы он ни говорил, очень хочет жить. Больше всего на свете хочет жить. Так устроен человеческий организм. К сожалению, настоящую цену жизни можно узнать только после смерти. Я не знаю, как я оказался здесь, меня не интересуют причины, я просто знаю, что почему-то снова жив, и даже если это просто игра твоего воображения, я хочу растянуть это как можно дольше. Я не уверен, что останусь жив, если не буду играть по правилам этого места. Поэтому я просто делаю то, что от меня требуется. Ты понял меня?
- Я понял вас, - ответил я, - Но я тоже умирал. Приходилось, знаете ли. И у меня это тоже не вызвало особенного восторга. Но это был единственный способ спастись, и я пошёл на это.
- А я никогда и не отрицал, что ты идиот, - он отпустил меня. – Ты предпочитаешь чёрный или зелёный чай?
- Чёрный, - я перевёл дыхание. В какой-то момент мне показалось, что он сейчас меня задушит.
- В правом шкафчике от плиты. Завари, - он подвинулся, давая мне пройти. Пришлось вставать – сразу стало неуютно, я перестал ощущать спиной диван, и снова почувствовал себя потерянным посреди этой огромной гостиной. – Ну что ты встал? Тебя проводить? – язвительно поинтересовался он.
Я готов был послать к черту свои принципы и попросить его проводить меня, если бы не понял: он только этого и ждёт. Он специально ничего не говорит мне, заставляет меня чувствовать себя неуверенным, он не успокаивает – только пугает ещё больше. Он хочет почувствовать свою власть хоть над кем-то. Я же не знаю, сколько он уже тут находится. Возможно, этот дом уже довёл его до ручки, скорее всего, так и есть.
А ещё я понял, что он сам тоже боялся встать и подойти к буфету, потому что ночь неотвратимо приближалась, а это значило… Ну, похоже, это что-то значило.
Но я же герой.
Я встал, переступил через его ноги и пошёл к плите. Открыл шкафчик, достал банку с чаем.
- А где чайник? – неловко поинтересовался я. В том, чтобы делать чай Снейпу, было что-то категорически не то. Впрочем, здесь вообще всё было не то и не так.
- На плите, - откликнулся он, и снова повисла тишина. Я набрал в чайник воды из-под крана, зажёг плиту – она была здесь старая, газовая, я думал, таких уже давно не делают – поставил чайник на конфорку и развернулся к нему спиной.
- Профессор…
- Я тебе больше не профессор, Поттер.
- Хорошо. Как мне вас называть? – уточнил я, подходя ближе. Была бы моя воля, я бы вообще никак его не называл, но обстоятельства вынуждали налаживать контакт. Одному мне здесь жизни не было.
- Меня зовут Северус Снейп, - раздражённо напомнил он. Я фыркнул себе под нос. Да ради Бога.
- Северус Снейп, где чашки? - язвительно уточнил я.
- Поттер, у тебя есть глаза. Целых четыре. Вот и посмотри ими.
Я решил не обращать на него внимания, вернулся к плите и начал поиски. Нашёл сахар, соль и корицу в одинаковых банках, в конце концов чашки обнаружились на сушилке около окна. Это было первое окно, которое я встретил в этом доме – до сих пор мне попадались только двери. Оно было плотно задёрнуто тяжелой бордовой шторой, которая к тому же была подоткнута со всех сторон – и я благоразумно решил не выглядывать сейчас на улицу. Я смотрел на штору и почему-то вспомнил Джинни – у неё было похожее платье. Точнее, это было не её платье, это было платье Молли, но оно было единственным нужного размера, а на Бал Победы нужно было что-то надеть, а мы не успевали в магазин, потому что провели три счастливых часа на Тауэрском мосту, целовались и смеялись, и нам было совершенно всё равно, что подумают туристы… Я тряхнул головой.
Я хотел на ней жениться.
Для этого надо было вернуться обратно.
Я всегда предпочитал верить в лучшее, поэтому понадеялся, что всё решится завтра.
Чайник вскипел, я насыпал в каждую чашку заварки, залил её кипятком, щедро добавил сахара – Люпин всегда говорил, что сладкое снижает стресс – и с двумя чашками в руках проследовал обратно к камину. Поначалу всё шло неплохо, но по мере удаления от плиты напряжение росло, и последние метры я преодолевал почти бегом.
Снейп по-прежнему сидел на полу, глядя в пустоту. Он даже в пустоту глядел так, как будто бы он её ненавидел.
- Ваш чай, - сказал я, протягивая ему чашку, и добавил ехидно, - Северус Снейп.
- Вполне достаточно чего-то одного, Поттер, - поморщился он, принимая её из моих рук, - Хотя, конечно, я понимаю, что тебе будет очень трудно разделить мои имя и фамилию. Но ты всё же… - тут он отпил глоток, и лицо у него стало каким-то совсем кислым.
- Что? – спросил я, сел напротив него, прислонившись спиной ко второму дивану и стараясь не касаться его ноги.
- Я… понимаю, что у тебя есть причины меня не любить, но это всё-таки слишком по-детски, не находишь? – уныло спросил он, и тут я тоже сделал глоток.
Собственно, я всего лишь перепутал соль с сахаром, было бы из-за чего… ох, какая же гадость.
- Простите… - выдавил я из себя, намереваясь объяснить, что в моих действиях не было никакого злого умысла, но он уже встал, отобрал у меня чашку и пошёл к плите. Не знаю, как он смог просидеть здесь добрых двадцать минут, пока я готовил чай – мне хватило первых пяти, чтобы подхватиться и поспешить за ним.
- Ты его ещё и кипятком заливал, да? – спросил он, тщательно промывая чашки под струей холодной воды. Я внимательно следил за его руками – трудно было поверить, что мы не на уроке зелий, что это просто чашки из-под чая, что он умер несколько месяцев назад.
Хотя если рассмотреть все варианты…
- А, конечно, наверное, его надо было заливать ледяной водой, - саркастически ответил я, еле удержавшись, чтобы не покрутить пальцем у виска.
- Поттер, не хами. К твоему сведению, чай заваривают в заварочном чайнике, а не прямо в чашках. И не крутым кипятком, а водой чуть более низкой температуры… Да перед кем я распинаюсь? Перед человеком, который перепутал сахар с солью, – он достал откуда-то чайник поменьше, насыпал туда заварки, залил её «водой чуть более низкой температуры» и закрыл крышечкой.
- Каждый хоть раз в жизни путал сахар с солью.
- Не я. Я никогда не путал сахар с солью, идиот, – он устало вытер руки.
- У вас есть отличный шанс сделать это посмертно.
- Очень смешно, - он закатил глаза.
За этим разговором я совсем забыл про дом – и неожиданно обнаружил кое-что новое для себя. Стоило забыть про дом, дом забывал про тебя в ответ – и становился обычным домом, разве что с причудливой архитектурой.
Зря я про него вспомнил.
Где-то наверху чуть слышно скрипнула дверь, но этого оказалось достаточно.
- Вы видели здесь других людей? – спросил я.
- Здесь – нет. В деревне – да, - он вернулся к своему обычному равнодушному тону, но мне было всё равно, главное – не молчать.
- А вы уверены…
- Нет.
Разговор не клеился. Но я не мог просто вернуться к камину – теперь, когда я не смотрел на него, я вообще не был уверен, что камин на месте. Трезвая оценка происходящего – это именно то, что здесь не действовало.
- Не пытайся ничего понять, - неожиданно мягко сказал Снейп, - Просто расслабься. Если я прав, и тебе это кажется, значит, ты просто сошёл с ума. Сумасшедшему человеку не дано понять себя. Если я прав, и ты умер, значит, бояться тебе нечего. Никто не может умереть дважды.
- Но вы же живы.
- А ты уверен? – и тут он странно улыбнулся. Лучше бы он не улыбался, мне хватило одного вопроса. – Расслабься, Поттер. Это единственное, что ты можешь сделать сейчас полезного.
Разумеется, это было единственным, чего я не мог сделать.
Он разлил по чашкам чай, разбавил его водой, взял чашки и пошёл обратно.
- А сахар? – печально спросил я.
- Чай пьют без сахара.
Я схватил было банку, потом понял, что по-прежнему не знаю, в которой из них что, а остаться и попробовать – значит, остаться на кухне одному. Я предпочёл сахару Снейпа.
Мы снова сели, не глядя друг на друга. Я смотрел в огонь.
Джинни как будто всё время была со мной невидимой тенью, она постоянно была рядом – но появлялась перед глазами только когда я был более-менее спокоен. Я вспомнил, как делал ей предложение. Это была довольно комичная ситуация – мы были в Норе, она красила губы перед зеркалом, а я сидел на её кровати и в десятый раз рассматривал альбом с её детскими фотографиями. У меня появилось свободное время, но по-прежнему не было официального повода находиться в её комнате, и я продолжал заходить «посмотреть фотографии» и «послушать музыку». Рон, как всегда, вошёл именно в тот момент, когда я уже почти решился её поцеловать.
И тогда я вдруг понял, как же меня уже всё это задолбало, что я не могу даже прийти в комнату к своей любимой девушке, потому что её брат, и её мама, и даже её лучшая подруга каждый раз ждут, что в следующий раз мы выйдем из комнаты вместе, и Джинни будет хихикать. Я понял, как они все ждут нашей помолвки, ждут каждую минуту, хотя никогда и не признаются. Как они боятся, что это продлится ещё немного, а я ничего не сделаю.
А мне было семнадцать, и ей тоже было семнадцать, и нам не оставили выхода.
Ну и я просто встал на колени и сделал ей это предложение, честное слово.
И мы наконец снова поцеловались, и тут уже даже Рону пришлось выместись из комнаты.
- У тебя сейчас очень глупое лицо, - заметил Снейп.
- Вы с самого моего поступления в Хогвартс пытаетесь всем объяснить, что это моё нормальное состояние, так что, пожалуйста, не надейтесь, что сейчас сказали что-то новое и оригинальное, - ответил я.
- А я вообще редко надеюсь. Но сейчас я надеюсь, что ты прекратишь грызть ручку чашки – меня это раздражает.
- Как вы жили здесь один? – мне ещё хотелось спросить, как долго, но я не смог.
- Счастливо и беззаботно. А потом с какой-то радости принесло тебя. И счастье, как всегда, на этом закончилось.
Я отставил чашку, снял очки, свернулся клубочком на ковре у камина и закрыл глаза.

***
- Ну и что мы теперь будем делать? – спросил он. Он не был зол на меня, хотя, по сути, это была моя вина, что мы оказались заперты в поместье. Он спросил просто, без претензий, рассчитывая, что я смогу дать какой-нибудь ответ.
- Подыхать с голода? – предположил я, глотая сладкий чай.
- Вряд ли. Здесь всё очень хорошо рассчитано – у нас не получится здесь умереть по собственному желанию.
- Тогда я не знаю.
- Богатая фантазия, Поттер.
- Гарри, мы же договорились.
- Придумай что-нибудь получше, Гарри.
***

На следующий день я снова проснулся в комнате наверху, заботливо укрытый одеялом. Когда прошёл первый приступ отчаяния – во мне всё-таки жила надежда, что я проснусь в Хогвартсе, рядом с Джинни – меня обеспокоила другая проблема. Я прекрасно помнил, что уснул внизу. Комната же располагалась под самой крышей, для неё был придуман отдельный этаж, к ней вело в общей сумме штук пять лестниц, и проделать весь этот путь во сне своими ногами я явно не мог.
Поверить в то, что Снейп меня сюда принёс, я не мог тем более. Картинка просто не возникала в воображении, хотя я очень старался – под конец уже из чистого упрямства.
Я поднялся, обнаружив, что я по-прежнему в той же одежде.
Меня впервые обеспокоил вопрос душа.
Я выскочил за дверь, сбежал вниз, в надежде встретить Снейпа там – но, разумеется, в гостиной было пусто. Мне снова стало немного не по себе, но зато я точно знал, что сейчас день, а днём, по моему старому убеждению, с людьми ничего сверхъестественного не происходит. Взяв себя в руки и стараясь думать о чём угодно, только не о доме, я обошёл весь первый этаж. Что забавно, нашёл душ, точнее, ванную комнату, причем во вполне приличном состоянии и с каплями воды на раковине. Значит, ей недавно пользовались. Значит, Снейп мне вчера не померещился.
Если, конечно, этой раковиной пользовался именно Снейп.
Содрогнувшись при мысли, что, возможно, никогда не выйду отсюда, я снял рубашку, понюхал её и решил всё-таки вымыться. Принял душ, вымыл голову, выстирал рубашку, белье, носки и джинсы – к счастью, на двери висел банный халат, поэтому вопрос с одеждой был решён. Ходить и вонять мне никогда особенно не нравилось.
Я вышел из ванной спустя полчаса, мечтая о покое и уединении – и, естественно, сразу же наткнулся на Снейпа.
- Доброе утро, Поттер. С лёгким паром.
- Вы что, принесли меня вчера ночью в кровать? – выпалил я. Он посмотрел на меня в таком изумлении, что мне даже стало неловко.
- Поттер, вы в своем уме? С какой радости я должен был?
- Я проснулся в кровати на четвёртом этаже сегодня утром, - продолжал настаивать я. – Но вы должны помнить, что заснул я с вами.
- Поттер, я повторюсь: вы в своём уме? – он приподнял бровь, ясно давая понять, что это риторический вопрос. – Вы заснули… со мной?
- Так. Стоп. – попросил я, схватившись за голову, - Я заснул рядом с вами, а проснулся у себя в кровати. Я не страдаю лунатизмом. Объяснения?
- Я же говорил. Не пытайся понять.
- Ага. – легче мне не стало, зато тематика диалога изменилась. – Я очень голоден.
- Одевайся, мы идём в деревню. Там и поешь.
- Я не могу одеться. Я выстирал одежду, - признался я. Как ни странно, он не стал издеваться, а просто протянул мне стопку вещей, которую, оказывается, держал всё это время подмышкой.
- Похвально, Поттер. Возможно, проведёшь здесь ещё пару дней и научишься думать. Чего только в жизни не бывает, - он зевнул, - Я слышал, как ты пошёл в душ. Вот, оденься.
- Почему вы мне помогаете?
- Не хотелось бы в это верить, но ты вполне можешь оказаться причиной моего неожиданного возрождения из мёртвых. Не люблю быть неблагодарным.
- А если нет?
- Поттер, - он вздохнул, потирая переносицу, и мне захотелось быстро заткнуться и пойти переодеваться. Это было привычное ощущение – я постоянно чувствовал себя по-идиотски рядом с ним ещё в школе. – Ты мой бывший ученик, - будто угадывая мысли, добавил он, - Я тебя в два раза старше. Я любил твою мать. Почему бы мне тебе не помочь?
Наверное, потому, что ты семь лет подряд, руководствуясь теми же причинами, делал всё, чтобы мне понадобилась помощь специалистов.
Я молча взял вещи и ушёл обратно в ванную. Брюки были длинны, пришлось их закатать, свитер жал в плечах, хоть и не слишком сильно. Судя по всему, это были его вещи – но это я, к сожалению, понял, когда их надел. Я мельком бросил на себя взгляд в зеркало. Увиденное не порадовало. Ночь, проведённая в доме, весьма отрицательно сказалась на моём внешнем виде. Я казался безумно усталым – проступили скулы, под глазами синяки… О Боже, а ещё я забыл побриться.
- Северус, я… - я выглянул из ванной.
- Держи, - он протянул мне бритву, - Я всё думал, когда тебя озарит.
Когда я, наконец, закончил, мы вернулись в гостиную. Выход оказался, как ни странно, там, где и должен был – парадная дверь под лестницей, прямо напротив камина. Дверь поддалась легко.
На второй день дом всё ещё был спокоен.
Мы вышли на улицу. Шёл дождь. Зонта у нас не было, поэтому пришлось мокнуть.
- Мог бы и в своей одежде пойти, всё равно буду такой же мокрый, - пробурчал я, всё ещё чувствуя себя несколько неловко из-за того, что мне пришлось надеть его вещи.
- И это вместо спасибо.
Забавно, но он перестал меня раздражать. Я смирился. Это было лучше, чем ничего – страх продолжал цепко держать меня за горло, ожидая удачного момента, чтобы начать душить. Я просто запрещал себе думать о том, почему и как я сюда попал, запрещал себе думать вообще – жил моментом.
Жаль, от Джинни не получалось откреститься так легко.
Я скучал по ней.
С Джинни вообще была довольно странная ситуация. Она должна была поддерживать меня в самые трудные мои минуты. Она никогда от меня и не отступалась, собственно. Но почему-то именно в самые трудные минуты её не было рядом. Она меня любила. И я её. В те моменты, когда мы целовались на мосту, в те моменты, когда мы планировали свадьбу.
А всё остальное время мне было, если честно, плевать и на неё, и на других. Вся моя жизнь должна была цепляться за неё. А моя жизнь ни за что не цеплялась. Мы существовали рядом, очень близко. Но не пересекались. И что-то я не так представлял себе любовь. Хотя, возможно, я просто чего-то не понимаю в жизни.
Вокруг дома действительно был сад – судя по всему, большой, в классическом стиле, хотя и несколько заброшенный. Выглядел он, по крайней мере, гораздо более уютно, чем дом. Я поднял глаза на место своего заточения.
Дом как дом.
- Поттер, я бы хотел тебя попросить. Смотри на забор и перестань думать о доме, иначе мы не сможем выйти. Думай о воротах.
Я стал послушно думать о воротах. И тогда я увидел их – высокие, чугунные, плетёные в какой-то удивительный узор – он как будто бы был бесконечен, не начинался ни откуда, никуда не уходил – а ведь это просто ворота, почему я не могу перестать на них смотреть? Я хотел подойти ближе, но не мог, просто стоял на месте, и ничего не делал, и смотрел.
- Плохо дело, Поттер. Кажется, ты понравился дому. Он не хочет тебя отпускать, - слегка обеспокоено заметил Снейп, а потом я почувствовал хороший подзатыльник.
- Вы что, последнего ума… - обернулся я, и тут вдруг заметил, что вместо него я всё равно вижу ворота, и куда бы я ни посмотрел – везде был этот узор, он как будто бы пропитал собой всё окружающее. – Боже, - хрипло выдал я, - Что это?
- Мог бы уже и привыкнуть. Закрой глаза, - попросили меня ворота голосом Снейпа. – Закрой глаза и постарайся вспомнить, как я выгляжу. Должно помочь.
Мне не сразу удалось справиться с собой – для этого надо было преодолеть страх, а это всегда непросто. Я справился, представил себе Снейпа, открыл глаза снова – нормальная картинка вернулась. А вместе с ней пришла и интересная мысль. Я не могу быть уверен, что передо мной именно он, это может быть кто угодно, просто когда я тогда в первый раз вышел из комнаты и завис непонятно где, моё подсознание почему-то подкинуло мне его образ, и он появился тут. А всё остальное – всё, что он говорит, всё, что делает – это игры моего воображения. Как он уже успел справедливо заметить.
Понятное дело, тут мне стало совсем плохо.
Я почувствовал, что начинаю понемногу сходить с ума.
Он открыл передо мной калитку в воротах, и мы вышли. Непонятно, с чего я взял, что, выйдя за периметр, почувствую себя лучше. В любом случае, мои ожидания не оправдались. Всё осталось по-прежнему, только где-то внутри возникло гнетущее ощущение опасности. В доме не было спокойно, но в доме опасности можно было ждать только от дома. Здесь опасность могла идти отовсюду.
Мне на плечо легла ладонь.
- Ты знаешь о собаках?
- Что именно? – уточнил я, сглотнув ком в горле.
- Если собака почувствует, что ты её боишься, она бросится на тебя. Если же ты пройдёшь мимо, не глядя на неё – она сделает вид, что тебя не заметила, - он чуть сжал моё плечо, - Перестань сейчас же трястись. Мне дорога моя заново обретённая жизнь. Я не хочу потерять её только потому, что какой-то глупый подросток рядом со мной не умеет контролировать свои эмоции.
В кои-то веки мне захотелось ему напомнить, что я – Гарри Поттер, дважды победивший Вольдеморта, а не просто глупый подросток. Но я промолчал, потому что я не хотел сейчас говорить о войне. Говорить о войне – удел тех, кто никогда не был там. Или, может быть, писателей. Но точно не так называемых героев.
Вместе с войной в тебе что-то ломается. Что-то хрупкое ломается, когда умирают один за другим близкие люди, когда ты узнаешь сразу слишком много правды. У всех есть вопросы, нам кажется, что мы хотим ответов, но на самом деле эти ответы никому не нужны, на самом деле нам просто хочется спрашивать. Когда вопросы остаются внутри тебя, они разрывают тебя на части.
Пусть уж лучше они разрывают кого-нибудь другого. Поэтому мы спрашиваем.
А ответы… Это просто расплата.
Я подумал про Дамблдора. Это явно не способствовало контролю над эмоциями.
Трудно представить, но, наверное, я всё-таки его простил.
Хорошо бы ещё простить Снейпа, но, оказывается, трудно простить человека, который любил твою мать. Просто за то, что он её любил.
- Это уже лучше, - похвалил он, - По крайней мере, от тебя не пахнет так отвратительно страхом на всю улицу.
- Вы чувствуете эти запахи? – удивился я.
- Я зельевар, Поттер. К тому же – бывший Пожиратель Смерти. Я чувствую гораздо больше запахов, чем обычный человек.
- Прямо как Сириус, - улыбнулся я, вспомнив, - Он тоже сохранял способности своей анимагической формы – ну, после Азкабана.
- Я так понимаю, следующим шагом ты сравнишь меня с оборотнем, и мне всё же придётся тебя убить, - равнодушно отметил он.
- Простите, но они мои друзья, - я упрямо дёрнул плечом, сбрасывая его руку.
- Были, Поттер. Они были твоими друзьями.
И тут показался первый человек.
Беда в том, что именно показался. Попытавшись разглядеть его повнимательнее, я понял, что могу легко смотреть сквозь него. Но это уже не напугало. То ли я и правда взял себя в руки, то ли просто предел новых впечатлений был пройден, и всё остальное теперь только воспринималось, но не задерживалось в голове.
- Все местные жители такие? – только и спросил я.
- Пройдёт немного времени, и они будут казаться тебе обычными людьми.
- Я надеюсь выбраться отсюда. Я уже говорил, что я собираюсь сделать.
- Не выйдет, - вдруг хмыкнул он. Я похолодел.
- Что вы имеете в виду?
- Ты слишком сильно боишься, чтобы остаться в городе ночью один. А я не останусь с тобой. Поэтому ты будешь сидеть в доме до тех пор, пока что-нибудь не случится.
Пока что-нибудь не случится.
***
- Ты всё ещё хочешь сбежать отсюда? – он подсел на подлокотник моего кресла, наклонился, заглядывая в мою книгу.
- Я хочу сбежать отсюда как можно скорее, - кивнул я, закусив губу. И добавил, прежде чем он успел отодвинуться, - Я хочу сбежать отсюда с тобой.
***


Первые два дня я запомнил хорошо, потому что тогда я ещё был относительно нормальным. Дальше начиналась какая-то путаница, потому что время здесь существовало только для тех, кто помнил, что это такое. Я не смог бы выйти ночью один на улицу просто потому, что не был уверен, когда начинается ночь.
Я постоянно продолжал изучать дом. Поскольку я так и просыпался каждое утро – предположительно, это всё-таки было утро – в комнате под чердаком, я решил начать с неё. Там тоже было окно, только оно было закрыто деревянными ставнями, поэтому я поначалу его не замечал. Ещё там был шкаф, распахнув дверцы которого я нашёл некоторое количество вполне сносной одежды. Но я не хотел ей пользоваться – чёрт его знает, может быть, очередные происки дома, и она в самый неподходящий момент начнёт меня душить. Я по-прежнему носил то свои рубашку с джинсами, то свитер Снейпа, который он, видимо, отдал мне в постоянное пользование. Свитер растянулся на плечах и стал почти по размеру, правда, мне никогда не нравился серый цвет, но выбирать было особенно не из чего. Я всё хотел спросить его, откуда у него была сменная одежда, но вопрос был из разряда личных.
На личные темы мы не разговаривали.
Однажды, впрочем, он спросил меня, ждёт ли меня кто-нибудь обратно, кроме моих друзей.
- Весь магический мир, я полагаю, - я даже не подумал о Джинни. Точнее, я подумал о ней, но он ведь сказал «кроме друзей».
- А ты уверен? – он иногда задавал этот вопрос, и после этого у меня начинало что-то нарушаться в голове, потому что я не был уверен. Это место научило меня только одному – нельзя ни в чём быть уверенным до конца, обязательно что-то будет не так, как ты думаешь.
- Нет, я полагаю, - повторил я.
- Я говорил о любви, Поттер.
- А. Джинни, - я смутился, осознав, что даже не подумал отделить её от «друзей».
- Понятно.
На этом тема была закрыта, и мне не хотелось поднимать её снова. Если я сошёл с ума, значит, сейчас я лежу без сознания в госпитале Святого Мунго, а Джинни безутешно плачет около моей кровати. Ужасная картинка. Если я умер, сейчас я лежу в гробу под слоем земли, а Джинни безутешно плачет около моей могилы. Немногим лучше. Представлять себе безутешно плачущую Джинни мне не нравилось.
Правда, по прошествии времени я решил, что она, может быть, и не плачет сейчас. В конце концов, ей семнадцать. Вряд ли её жизнь закончилась с моей смертью.
Если я умер, разумеется.
Я удивлялся сам себе – я должен был скучать по ней гораздо больше, чем по остальным. Я должен был скучать по остальным. Но этот дом перестраивал моё сознание, приглушал чувства, учил каким-то другим вещам.
Война сломала, а он восстанавливал из этих кусков какого-то другого меня. Не то чтобы мне нравились перемены, но я ничего не мог сделать.
Больше в моей комнате ничего не было – только шкаф, кровать и окно. За окном всё время шёл дождь, однажды я набрался наглости и отдёрнул штору на кухне. Именно тогда я и начал путать день с ночью – была ночь, а за окном стоял пасмурный день и шёл дождь. Унылые капли ползли по стеклу. Я отшатнулся от этого зрелища, обернулся к Снейпу.
- Почему?
- Я не зря задёрнул штору, Поттер, - он лениво потянулся, открыл книгу и вытянулся на ковре, - Я так и думал, что тебя это собьёт с толку.
- Но ведь сейчас должна быть ночь! – настаивал я, сбитый с толку скорее его спокойствием.
- Кому должна? – без особого интереса уточнил он. – Подай плед.
- Но ведь вы сами говорили, что ночью нельзя выходить! – возмутился я, бросив ему плед. Он методично развернул его, укрылся и посмотрел на меня с лёгкой неприязнью.
- А ты за окно посмотри. Там что, сейчас ночь?
- То есть я могу выйти в сад? – уточнил я.
- Иди, - он махнул рукой, словно отогнал назойливую муху, и вернулся к книге.
Книга.
- Здесь есть книги?
- Разумеется. Здесь есть библиотека, - процедил он сквозь зубы, не отрываясь от чтения, - Если тебе это слово хоть о чём-то говорит.
К этому моменту я уже настолько осатанел от наших ежедневных развлечений – походить по дому, найти какой-нибудь новый жуткий коридор, отправиться в деревню, выйти в сад – что наличие библиотеки меня невероятно обрадовало.
- И какие там книги? – спросил я. Он посмотрел на меня с такой ненавистью, что я сразу вспомнил, как дядя Вернон в детстве учил меня, что нельзя отвлекать взрослого человека, который читает газету. Видимо, чтобы я лучше его понял, учил он меня этой самой газетой по шее.
- Разнообразные. Выйди уже в сад, порадуйся отсутствию ночи. От переизбытка твоего общества у меня начинается несварение желудка.
Я вышел в сад, прямо под дождь, разумеется. Зонта я в доме так и не нашёл, хотя, собственно, никогда его прицельно и не искал. Я любил летний дождь.
До определённого времени.
Сад вокруг дома был большой, в основном – яблоневый, хотя кое-где встречались и другие деревья. В саду была беседка – бело-голубая, каменная, с деревянными скамьями по окружности. Я полюбил эту беседку – она давала возможность наблюдать за всем садом сразу, и я чувствовал себя в относительной безопасности.
Ничего ужасного за всё время пребывания в доме со мной так и не произошло, но уже, честно говоря, хотелось, чтобы произошло. Напряжение копилось, и от этого было только хуже.
Хотя, конечно, я так и не научился чувствовать спиной, когда ко мне кто-то подходил. Вероятно, потому, что со спины подходил только Снейп, а он всегда ходил почти бесшумно.
Я не особенно хотел домой – в этом месте вообще ничего не хотелось. Я просто хотел выбраться отсюда, мне уже было неважно, как именно. Меня раздражало здесь абсолютно всё.
И однажды я сорвался.
Я понял, что дом слышит нас, что он хочет, чтобы мы вели себя соответственно ему, не раздражали, просто были внутри и все.
А если он нас слышит, пусть услышит и наши вопли.
И я спустился вниз и орал, выл под дождём несколько часов подряд, и сорвал себе голос, пытаясь заставить этот мир отпустить нас, потому что сил уже не было никаких, и Джинни, как всегда, не было рядом, чтобы спасти меня, и рядом не было никого – только это ужасное дождливое лето, этот день, который не заканчивался, этот дом и полная, отвратительная безысходность.
Я готов был орать там бесконечно, пока у меня не лопнули бы лёгкие.
Я знал, что я заслуживаю обычной жизни, у меня и так не было детства, у меня не было даже времени повзрослеть, меня просто заставили повзрослеть все эти события, вся эта война.
Меня кто-нибудь спросил?
Мне было всего семнадцать, а я уже знал, как убивать.
Мне было всего семнадцать, а я уже знал, как умирать.
Это было чертовски неправильно, и мне даже не дали возможности построить свою жизнь так, как я хотел – наконец просто жить вместе с Джинни, ходить на работу, в конце концов, я даже не успел купить себе нормальный галстук!
И поэтому я выл там, на дорожке, посыпанной гравием, цеплялся за мокрый гравий пальцами. От безысходности. От холода. От собственной глупости, может быть.
А потом он вышел в сад, грубо схватил меня за шкирку и втащил в дом, и бросил на ковёр у камина, и от души надавал по щекам, так, что я подавился собственным криком и замолчал, бездумно глядя на него.
Смысла в его действиях не было никакого.
В моих, впрочем, ещё меньше.
- Как же ты мне надоел, глупый ты мальчишка, - просто сказал он, рывком стягивая с меня мокрый свитер и развешивая его на подлокотнике кресла. – Я не очень люблю людей, но обычно уживаюсь с ними. А тебя мне с каждым днём всё больше хочется ударить.
- Ну так ударьте, - прохрипел я, приподнимаясь на локтях. – Если от этого кому-нибудь станет легче. В чем я очень сомневаюсь.
- Даже не сомневайся, мне станет легче. Но это непедагогично, - он отошёл в кухню и быстро вернулся с чашкой в руках, которую сунул мне под нос. Я принюхался. – Это просто куриный бульон, прекрати его нюхать, Гертруда из тебя не то чтобы. Пей. Нам только твоей горячки ещё не хватало.
Я взял чашку в ладони, начал пить мелкими глотками – пить было очень больно, горло нещадно саднило. Я начал понимать Гермиону, она однажды рассказывала мне, что после истерики накатывает такое тупое, бессмысленное состояние, и только всё тело ломит, а горло болит.
Болело всё. Но на какое-то время действительно стало легче.
А ещё было очень холодно, особенно без свитера. Колотило. Он заметил, снова тяжело вздохнул, и подался вперёд. А потом неожиданно подтянул меня ближе, обнял поперёк груди и крепко сжал руки. В первый момент я настолько удивился, что даже не стал вырываться. А потом стало как-то всё равно. Я расслабился, положил голову ему на плечо и закрыл глаза. Поставил чашку с недопитым бульоном рядом на пол.
За окном шёл дождь.
***
Я проснулся в комнате на четвёртом этаже. Он продолжал держать меня в руках. До этого в комнату перекидывало только меня, и я задумался. Выходит, если мы засыпаем вместе, мы просыпаемся тоже вместе. Я лежал, смотрел в окно – а потом взгляд зацепился за грубо прибитые доски под ним. Они были похожи на лестницу.
Я осторожно высвободился из его рук, встал и подошёл к ним. Они действительно напоминали лесенку, только нарисованную – горизонтальные полосы, скрепленные двумя вертикальными досками.
Похоже, дом откровенно начал сводить меня с ума, но мне показалось, что я всё понял.
- Северус, просыпайтесь, - тихо сказал я.
- Я не сплю, Поттер, - донеслось с кровати.
- Гарри, если можно. Вы всегда умудряетесь произнести мою фамилию как нечто отвратительное.
- Это так и есть, - я услышал, как он хмыкнул, - Горло не болит?
- Немного. Неважно. Смотрите, что я нашёл, - я отошёл в сторону, показывая ему ступеньки.
- А. Ты только что заметил. Да, мне тоже пришло это в голову.
- Может быть, настоящий выход – здесь? Как там, дерево проще всего спрятать в лесу? Я просыпаюсь здесь каждое утро. Здесь столько дверей, а выход через окно. Попробуем? – я лихорадочно взмахнул рукой, мне хотелось действовать, мне казалось, я нашёл верный путь, ведь это же так просто – он кажется самым абсурдным, значит, он правильный.
- Поттер, стой. Мне нужно тебе кое-что рассказать, - он сел в постели. Я присел на край кровати, заставив себя успокоиться на пару минут – пара минут ничего не решала, только пара минут. – Вчера, когда ты был в саду и оплакивал свою загубленную юность. Я выглянул в окно. Была ночь. Не дождь. Ночь. Поэтому я и выскочил на улицу за тобой. И на улице была ночь.
- Я видел день… - немного обескуражено отозвался я. – Я был под дождём, вокруг был серый мокрый сад. День. Вы что-то путаете.
- Я ничего не путаю, Поттер.
- Гарри.
- Гарри. Была ночь. А это говорит только об одном. Мы с тобой живём в разных домах, понимаешь?
- Твою мать! – взвыл я, вцепившись в волосы, - Ну почему? Сейчас ты сможешь уйти, а я нет, и я буду торчать здесь всегда, и так далее?
- Успокойся, - он осторожно отвёл мою руку от лица, заглянул в глаза. – Нет. Я никуда не собираюсь, я тебе уже говорил. Скоро здесь станет невыносимо скучно, и тогда покину это место. Но пока что я никуда не собираюсь. Тебе просто нужно будет уйти со мной.
- Я хочу домой, - стоило мне это произнести, я сразу понял, насколько фальшиво это звучит. Я уже не понимал, где мой дом. Если бы я хоть что-то понимал. У меня начинала болеть голова. Страха не было. Я посмотрел за окно. Там была ночь.
- А у меня там сейчас день, Поттер, - он проследил за моим взглядом и все понял. – Как только ты перестаёшь бояться, наступает ночь. Беда в том, что мы не совпадаем по фазам. Вот сейчас ты можешь уйти. Я так думаю.
- Знаешь, чего я боюсь? – спросил я, подошёл к окну и закрыл ставни. – Я боюсь уйти один. Я боюсь, что не попаду домой, я боюсь быть один там, куда я попаду.
- Я тоже этого боюсь, - он кивнул.
- Ну вот и совпали. По фазам. – я криво ухмыльнулся, вернулся в кровать и обнял его. Он был тёплым, непозволительно тёплым для мёртвого человека.
- Ты хоть убил его? – неожиданно спросил он, и я в первый момент даже не понял, о чём он говорит.
- А? А. Да. Конечно, убил.
Мне очень хотелось сбежать отсюда. Мне очень хотелось сбежать отсюда с ним.
Я завесил окна шторами, я не выхожу в сад – всё равно это бессмысленная трата времени.
Мы учимся совпадать по фазам, чтобы когда-нибудь уйти из этого дома.
Если всё это, конечно, мне не кажется.


...на главную...


апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.