Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что значит сообразить на троих по-упиванцевски?
Это когда двое пьют, а третьим закусывают.

Список фандомов

Гарри Поттер[18371]
Оригинальные произведения[1199]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[454]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[18]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12491 авторов
- 26836 фиков
- 8458 анекдотов
- 17412 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Арт-попурри

Автор/-ы, переводчик/-и: AyaKudo
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ДУ/ШХ
Жанр:Drama, Humor, Romance
Отказ:все персонажи принадлежат своим правообладателям.
Цикл:Страницы из тетради [3]
Фандом:Шерлок Холмс
Аннотация:об одиночестве, близости и разлуке.
Комментарии:Первая зарисовка из цикла "Страницы из тетради".
Посвящается Яношу в день рождения.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2010.06.18 (последнее обновление: 2010.06.18 18:04:32)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 5247 раз(-a)


Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.
Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим "ты",
за горами, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты
как безумное зеркало повторяя.

И. Бродский, «Ниоткуда с любовью».

Это даже была не тоска. Щемящее, ноющее, тупое ощущение в груди, от которого хочется бежать подальше, спрятаться, скрыться, хочется распахнуть грудную клетку и выпустить его наружу, чтобы не давило… но нельзя. Ватсон понимал, что это чувство – его наказание за неправильный выбор, его крест до конца жизни, и делать с ним ничего не надо. Нужно принять его с достоинством, смириться с ним. И у него получалось. Ужесточились складки в уголках рта, взгляд доктора теперь часто бывал рассеянным, как будто он находился совсем не здесь. Но в целом он являл собой именно тот образ, которым ему всегда хотелось стать. Добропорядочный джентльмен, любящий муж, заботливый врач. Его обожала молодая жена и боготворили пациенты; часто приглашали на званые обеды. По выходным они с Мэри нередко гуляли в парке, обсуждая колонку последних новостей. Ездили в театр.
Ещё были ночи.
В спальне пахло мятным маслом и розмарином, и каждый вечер, гася ночник, Ватсон смотрел на спящую жену в зеркало. Иногда она смотрела в ответ, нежная, почти прозрачная, и её отражение тонко улыбалось ему. Ей казалось, она его понимает. Он знал, что она не понимает ровным счётом ничего. Иногда, когда он смотрел на неё вечером, она уже спала, подложив под щёку ладонь и даже во сне продолжая улыбаться. Он смотрел на неё подолгу, присев на корточки возле кровати. Она была хорошей женой, Мэри, урожденная Морстен. Она ни в чём не была виновата. Ей не слишком хорошо давались сложные блюда, и она не испытывала любви к шумным званым вечерам. У неё была родинка под левой лопаткой. Она мазала мочки ушей мятным маслом, чтобы не так болела голова – с наступлением весны мигрени становились всё чаще, и тогда она, казалось, становилась маленькой в своих скромных изящных платьях. Её нужно было защищать.
Здесь не на что было злиться, но подчас Ватсон готов был задушить её голыми руками, потому что он не любил её. Ни одной минуты, даже в те мгновения, когда под покровом ночи исполнял супружеский долг. Она молчала в постели. Молчала и смотрела на него, осмысленно и грустно, и ему казалось, что он над ней издевается: он видел, как вздёргивается тонкое светлое тело, как она прикрывает глаза на мгновение, и он не чувствовал ничего, кроме бешенства. Удовольствие? Про своё удовольствие он больше не вспоминал, а в её способности его испытывать теперь уже сильно сомневался.

В те моменты, когда тоска становилась невыносимой, в горле першило и перехватывало, становилось тяжело дышать в этом доме, Ватсон подходил к окну. Он смотрел на улицу, невидящим взглядом провожал экипажи. Вечерний Лондон не приносил умиротворения; душу доктора выворачивало наизнанку; он жался лбом к холодному стеклу, чувствуя за спиной присутствие жены, и отчаянно не думал о ней. Он думал о доме, который покинул, о друге, которого оставил, думал о той жизни, которой у него никогда больше не будет, и всё потому, что он слишком хорошо воспитан. Моральные устои выжгли в его жизни огромную дыру, и та продолжала расползаться вширь, съедая всё больше. Ватсон чувствовал, что от него остаётся всё меньше. Неизменны были лишь воспоминания.
Каждый вечер, подходя к окну, Ватсон всматривался в лондонское низкое небо и вспоминал.

***

… как отчаянно-весело смотрел на него Холмс, когда они завершали очередное дело; как плескался в его глазах весёлый ужас и дрожали длинные тонкие пальцы, прикуривая трубку. Ватсон никогда не признался бы себе в этом, но наибольшее удовольствие от дела он получал, когда приходилось драться. Холмс искал факты и выводы, но Ватсон искал крови. Запах крови зачастую мешался потом с запахом пота и спермы, и Холмс всё так же отчаянно стонал, цепляясь пальцами за его плечи, за каменную кладку, за то, что было под рукой.
Он прекрасно понимал, что именно делает с доктором хорошая драка. С хорошей драки всё и началось когда-то, и дальше без кулаков дело не пошло. Своё место в жизни доктора Холмс тоже отвоёвывал с кровью, зубами вырывал, и занял он его плотно, уютно свернувшись где-то внутри. От драки у Ватсона застилало глаза, он утрачивал способность связно мыслить, и Холмс ловил этот момент, пил его с его губ, перехватывая инициативу. Нередко оказывалось, что пальто Холмса всё в подозрительных пятнах чужой крови и спермы, и он смотрел на Ватсона большими глазами, улыбаясь бешено. Доктор всегда хотел этого – безудержного драйва, который позволял ему на несколько минут забыть о действительном положении вещей; тяжело думать о морали, когда твой член у кого-то во рту; да не у кого-то – «Будем знакомы, меня зовут Шерлок Холмс».

От таких воспоминаний хотелось выть, потому что в жизни добропорядочного гражданина нет места подобному безумия, к тому же одному совершенно невозможно пережить все эти ощущения. Говорят, люди скучают не друг по другу, говорят, люди скучают по тем чувствам, которые были между ними, но это не имеет значения. Не вернуть чувства, как не вернуть Холмса, который лежит на дне водопада, и больше никогда уже не улыбнётся так задорно, лукаво, хитро.

К одним воспоминаниям примешивались другие – ещё более трепетные, и потому вскрывающиеся куда болезненней.
Однажды они просто уснули вместе, хотя Ватсон всегда был против того, чтобы делить постель. Секс был прекрасен, пока он был, но как только все заканчивалось, и мир вновь становился осязаемым, доктор стремился уничтожить все последствия так быстро, как только мог. Он уходил, судорожно смывал с себя чужой запах, менял одежду и возвращался – так быстро, что Холмс каждый раз застывал на месте. Обычно Холмс даже не успевал одеться – он лежал расслабленно и одиноко там же, где Ватсон его оставил, курил и ждал его возвращения. Чтобы в очередной раз отвести глаза.
Но однажды было слишком хорошо, и Ватсон почему-то не вспомнил про будущее, он вообще не вспомнил ни о чём, даже о том, что нужно в душ. Он просто уснул, прижимаясь губами к напряжённому плечу, удерживая ладонь на руке Холмса, пока тот не расслабился, не прибился к нему вплотную с тяжелым выдохом – Ватсон смутно подумал, что тот, вероятно, всё это время задерживал дыхание – и уснул. Они спали недолго, часа три. Но доктор запомнил их. Жаркое тело рядом, постоянное желание чувствовать кожей: здесь? Не ушёл?
Запомнил так, что теперь не мог перестать думать и корить себя за эти три часа. Потому что их было только три.

А ещё они гуляли по Лондону на закате, останавливаясь у мостов и разговаривая обо всем, что не касалось их двоих. Ватсон помнил осторожные соприкосновения рукавами и случайный обмен взглядами, он помнил, как нервно улыбался, не зная, в какой момент у него закончится терпение. Он не смог бы и не хотел забывать, как однажды поймал Холмса на том, что тот смотрит на него. Он провалился в полудрёму на четверть часа после секса, а потом резко очнулся и увидел, как Холмс на него смотрит.
Жадно, не дыша почти. Боясь, что этот момент закончится. В его глазах было столько чувства – непонятного, неправильного, собственнического – что у доктора помутилось в глазах, и они продолжили сразу же. Когда он перевернул Холмса на спину, одним движением подминая под себя, и поймал этот взгляд, ему стало жарко и холодно одновременно. Ватсон застыл, но потом Холмс опустил ресницы, и его снова стало можно поцеловать – так, чтобы было уже не до взглядов, от которых хочется прямо здесь и сейчас достать из груди сердце.

***

В те моменты, когда Ватсон отходил от окна, задвигая тяжелые шторы по просьбе жены, он бросал последний взгляд сквозь крыши на другой конец Лондона, не переставая надеяться.
Обыкновенно в это время Холмс начинал играть на скрипке. У него не было жены и не было дома, которые нельзя было оставить, но была скрипка, и скрипка рыдала, закрывала глаза и мучилась за него. Это нельзя было назвать игрой, это были крики, и Холмс подчас сам не понимал, как умудряется извлекать из инструмента звуки, столь резонирующие с натянутой струной у него внутри. Иногда ему казалось, что играет именно эта струна, а скрипку он просто держит в руках, чтобы никто не догадался.

В отличие от Ватсона, ежедневно воскрешающего воспоминания, Холмс безуспешно учился забывать. Он превратил введение кокаина в ритуал. Он садился на кровать, вводил препарат и долго, задумчиво разглядывал собственную руку. Он думал о докторе – почти отстранённо и почти спокойно, не пытаясь сделать себе хуже, чем уже было. Думал о том, как легко можно потерять то, что имеешь, и как страшно будущее, в котором нет надежды. Ему нельзя было позволять себе надеяться. Надежда могла навлечь опасность на доктора. Сказаться живым – подставить под удар Ватсона и его жену, а это было бы, по меньшей мере, ниже его достоинства.
Единственное, о чём Холмс позволять себе жалеть – о тех редких мгновениях, когда Ватсон приводил его в порядок после боксёрского поединка или очередной драки. Когда его пальцы бережно касались кожи, потом их грубую ласку сменяла острая игла или влажный бинт, в ноздри ударял резкий запах медицинского спирта, и можно было представить себе, что всё происходящее – вечно. Что они останутся в этом моменте, когда так хорошо, и солнце только проникло за портьеры, дразнясь, поглаживая лучами голые ноги Холмса.

По всему остальному скучать было нельзя, и за Холмса скучала его скрипка, рассыпаясь в болезненных, дёрганых нотах.

***

Есть годы, которые надо пережить, когда единственным утешением служит соломоново «И это пройдёт». Эти годы ломают нас, меняя неуловимо нашу жизнь, оставляя в ней след на будущее. Но любая рана заживает. Как бы это ни казалось неправдоподобно, заканчивается всё. Закончился и этот год.
Потом закончились ещё два.
После было многое.

Лёжа головой у Ватсона на коленях, Холмс задумчиво изучал его лицо, пока тот листал свои вечные заметки, выискивая какой-то особенно забавный пассаж. В гостиной было тихо и тепло, в камине потрескивали поленья, а из приоткрытого окна доносился стук копыт – конец недели, многие ехали в оперу или в ресторан. Но лучше всего было здесь, где Ватсон отложил, наконец, записную книжку и почти нежно, насколько умел, улыбнулся Холмсу в ответ, отставив бокал с вином на столик.
...на главную...


декабрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.12.04
Без слов, без сна [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2018.12.10 14:06:11
Заметки в дорожной пыли [1] (Оригинальные произведения)


2018.12.09 21:32:12
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.12.09 21:31:36
Аутопсия [10] (Гарри Поттер)


2018.12.08 21:38:36
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.12.07 16:40:05
Рау [0] ()


2018.12.06 12:21:51
Истории о [0] (Сверхъестественное)


2018.12.06 03:48:43
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.12.04 14:54:24
The curse of Dracula-2: the incident in London... [11] (Ван Хельсинг)


2018.12.03 21:02:52
Змееносцы [9] (Гарри Поттер)


2018.12.03 10:21:27
Ноль Овна. Астрологический роман [2] (Оригинальные произведения)


2018.12.02 20:49:42
Браслет [5] (Гарри Поттер)


2018.12.01 08:58:51
Не забывай меня [6] (Гарри Поттер)


2018.11.26 16:30:40
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.11.24 20:38:50
Игра вне правил [28] (Гарри Поттер)


2018.11.22 01:17:16
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.20 22:34:54
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [106] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [1] (Оригинальные произведения)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [235] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.