Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Турнир Трёх Волшебников. Приём делегации Дурмстранга. Дамблдор:
- Северус, принеси мне, пожалуйста, чай, а этим трём дебилам кефир.
Голос из делегации:
- Не трём, а двум! Я переводчик!

Список фандомов

Гарри Поттер[18177]
Оригинальные произведения[1129]
Шерлок Холмс[686]
Сверхъестественное[431]
Блич[260]
Звездный Путь[244]
Мерлин[225]
Робин Гуд[215]
Доктор Кто?[205]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![178]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[165]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[130]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[15]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[7]



Немного статистики

На сайте:
- 12232 авторов
- 26773 фиков
- 8195 анекдотов
- 16896 перлов
- 637 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Quelle Catastrophe

Автор/-ы, переводчик/-и: Kamoshi
Бета:нет
Рейтинг:R
Размер:миди
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Drama, Humor, POV, Romance
Отказ:отказываюсь
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Вечная тема ученичества...
Комментарии:Для Zerkalo, пожелавшей любви
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010.06.02 (последнее обновление: 2010.05.31 23:27:35)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 6658 раз(-a)



Вагон дернулся, лязгнул, и я схватился за штору. И понял, что уже не сплю, а пытаюсь удержать сползающее на пол пухлое больничное одеяло. Ненавижу дрыхнуть, когда день в разгаре. Но ночью я не спал, а смотрел страшные картинки, которые подсовывало воображение.

Когда поезд сходит с рельсов, вагоны сплющиваются, будто жестянки из-под колы. Лопаются стекла, трескается и крошится хрупкий пластик. Обязательно визжат женщины и плачут дети. Потом начинается пожар… вонь горящих трупов, дымовое удушье, коллапс.

Последнее слово я вычитал наутро в медицинской карте, заглядывая через плечо врачихи.

Я нащупал под волосами зрелую шишку. Все почти обошлось, напечатали в «Чикаго Трибюн». Три первых вагона даже не опрокинулись, а проломали тоннель в кустарнике и засели в болоте по самые окошки.
А потом прямо на насыпь приземлились вертолеты «скорой помощи», и это, наверное, грохот винтов буравил вязкую глухоту, залившую уши.

- Гарри, Гарри. - Чужая ладонь мазнула по щеке, и я поднял веки. – Не спи так, пожалуйста. Сядь повыше.

Вот не повезло с медсестрой. Крахмальная косынка на мелких седых кучеряшках, нос в загогулинку – и заполошные интонации. Я уже знал, что у нее трое замученных заботой внуков моего возраста, и явно сходил ей за четвертого.
Я уныло улыбался, пережидая, пока она накудахчется и умчится к другим несчастным, потом вылез из-под одеяла и подошел к окну.
Впереди и внизу за двойным стеклом громоздились красно-кирпичные кварталы. Повсюду между домов круглились разноцветные кроны деревьев. Сбоку торчал большой собор, довольно красивый, с каменной башней.
Я разглядел, что снаружи скучно сыплет дождь, и тут за моей спиной хлопнуло, брякнуло – и меня повлекли за шиворот в кровать. Толкнули, и я повалился кулем на мягкий матрац.

- Лежа-ать, Поттер, - скомандовал Снейп, присаживаясь поверх одеяла.

Он сунул мне мои очки. Я надел их и разлегся, уперевшись пятками в кроватную спинку. Металлические прутья холодили босые ступни. Кровати тут короткие, может быть, меня поместили в детское отделение. Я поджал пальцы. Я радостно растянул рот, кажется, до ушей.
На Снейпе была новенькая, с иголочки, одежда. От Снейпа несло уличной свежестью, сырой прелью осенних садов. Нагулялся. Я позавидовал ему.

- Узнаешь меня? – спросил он формальным, терапевтическим таким тоном. Я ухмыльнулся, хотя шире вроде бы некуда. – Серьезно тебя спрашиваю!
- Еще как! А что, не должен?
- Вчера не узнавал…
- Да? Ну-у-у...
– Голова болит?
- Есть немного, - определил я. – Ходят-колют мне в задницу всякое-такое…этот…целебролезин.
- А, - сказал он. – Для чего?
- Ну, подозревают сотрясение мозга.
- Шутники! – Глаза его заблестели.

Я же набычился, засопел и, обхватив снейпово запястье, потянул на себя. Он вырвал руку и запрятал за спину. Сел опять ровно. Как доску приколотили.

- Ты что себе позволяешь?
- Как что? – Я стал закипать. – Опять вы?! Нам пожениться сначала надо?

Он сжал губы, я увидел, как натянулась кожа вокруг рта.

- Ну жертв же нет! - воскликнул я.
- Нет, - кивнул Снейп. – И жертв нет, и мозгов нет.
- Значит, все равно не гожусь? Да?!

Мы уставились друг на друга, и он в три секунды ухитрился вернуть мне комплекс идиотизма.

- Ты что, все помнишь? – сказал он. – Еще не хватало.

Я обозлился на все на свете! Подтянул колени и глянул на Снейпа как на личного врага. Благо не привыкать.

- Каждое свое слово, - с наслаждением высказался я. – Каждое ваше слово. Я помню, как вагон залязгал будто ржавая водокачка…

…и уже набирал скорость, а я все пыхтел точно больная корова. Плавали душные запахи, мягко скользили под пальцами теплые поверхности плюшевых подушек, бархатных штор. Но я не мог согреться и хлюпал носом. Снейпа это раздражало, как всегда раздражал любой звук, не укладывающийся в норму. Я хлюпал и ломал его планы безмятежно следовать в поезде сквозь дождь, отвлекаясь от мыслей разве что на газету. Никак не на Поттера, который увязался, получил отказ, закатил немыслимую сцену, был малодушно допущен и в итоге чуть не опоздал.
И почему он вообще решил ехать поездом?! Свободно мог бы аппарировать куда ему надо.
А я разучился в круглый ноль, я тормозил даже в парном перемещении – из-за меня мы с Роном однажды плюхнулись в озеро и едва выплыли. Он потом со мной два дня не разговаривал.
В общем, пришлось тащиться на вокзал подземкой. И время я не рассчитал.
Я примчался к вагону вымокшим и промерзшим до отупения, своротив на платформе чью-то багажную тележку. Снейп с остервенелым лицом караулил на ступеньках. Он поймал меня за руку и рявкнул: "Здравствуйте, ваше величество!". Он проволок меня по коридору, распугивая пассажиров, и так втолкнул в купе, что я едва не протаранил башкой окно.
Чудом выжил, кое-как стянул мокрую куртку и устроился на пружинистом диванчике.

- Чай с ромом и плед для мальчика, - распорядился Снейп, глядя в мою насупленную морду очень внимательно. Дверь поехала вбок и стукнула, и официант пошел выполнять.

Вагон болтало. Дребезжала металлическая сетка над моей головой. Я припадочно, рывками размотал шарф, воткнул его комом в сетку, и дребезжание стихло.

- Угомонись, - сказал Снейп. - Не то я приведу тебя в чувство.

Я бросил растирать щеки и выставился на него.

- Ботинки долой, - Снейп грозно двигал бровями. – А то натечет грязи.

Я молча затолкал обувь под сидение. Остался в вязаных носках. Так было даже уютнее. По-домашнему. За окошком совсем стемнело, в стекле сквозь тонкую занавеску размыто отражались придиванные светильники.
Снейп проследил, куда я смотрю, и задернул плотную штору.
Вредничал. Я хмыкнул, укололся о снейпов острый взгляд и скорчил рожу.

Мы сидели вдвоем в маленьком купе, как в коробочке, друг напротив друга. Снейп изучал меня, точно не видел бог знает сколько лет, хотя встречались мы буквально утром. И он имел возможность рассмотреть все что хотел, пока импровизировал спич на тему моей никчемности. За то, что разжижаю и без того порченый мозг, целыми днями носясь над квиддичными полями и так.

Но это только внешняя причина, по правде говоря. Главная, глубинная трудность заключалась в том, что он упорно желал проживать один, а тут я. И куда меня девать?
Прогонять бесполезно: я все равно возвращался, переварив дежурную порцию оскорблений. Скребся в дверь и вторгался. Он почему-то не умел меня выдворить раз и навсегда. И я оставался ночевать, делая вид, что зачитался. Книг у него было дофига. А я… ну не совсем же я болван. Я рассматривал ломкие манускрипты с цветными эмалевыми печатями и мечтал о Востоке. Хотя едва представлял, что там такое. Иногда Снейп забывался и начинал рассказывать мне о чем-нибудь, целую лекцию, бывало, прочитывал. Я слушал разинув рот. Он интересно рассказывал, увлеченно так. И до меня постепенно доходило: он столько всего знает и умеет, а кому это нужно и кто ценит? Может, я смогу? И я старался, честное слово. Только, видимо, не очень убедительно у меня выходило. Или ему на это вовсе было наплевать.

В дверь деликатно побарабанили, и она отъехала. Всунулся официант. Снейп принял у него валик пледа в красную шотландку и перебросил мне. Я раскатал его и завернулся в плотный шерстяной кокон. Официант грохнул на столик поднос с посудой. Повеяло сладким и спиртным.
Снейп набулькал полную чашку и протянул мне. Я взялся за горячие фарфоровые бока, согревая пальцы. Плед пополз с плеч. Снейп пересел ко мне и заново укутал. Его волосы все время падали на лицо, и я не мог поймать выражения. Может статься, там цвела ласковая любящая улыбка. С такой же вероятностью это могла быть кислая гримаса. Я ничего про него не понимал. Он противоречил сам себе каждый миг.
Как я хотел, чтобы он остался сидеть рядом. Обнял бы за плечи. Или даже разрешил прислониться.
Дулю тебе с маком, Поттер.

Снейп встал и вышел вон.
Месяц назад я бы заподозрил, что он отправился в туалет, чтобы самому укромно проделать с собой то, что не разрешал мне, грубо сбивая руки всякий раз, когда я лез ими куда не звали.

Но я знал уже, что в туалет – это ничего другого. Однажды я подглядывал за ним в душе. Мыться вдвоем – о таком даже речей не заводилось, он и один запирался на сто замков и занавешивал окно клеенкой. Я изводился от болезненного любопытства и угнетался мыслями, что вот он там раздетый и совсем близко, а меня не пускает. И я дозрел до потери приличий. Как-то вечером я оставил на столе исполинскую энциклопедию подмигивать картинками и прокрался в ванную, напялив мантию-невидимку. Она была мне впору, потому что я ни черта не рос – пять футов пять дюймов, над которыми Снейп часто острил с высоты своих шести и одного. Я сел в засаду и не прогадал: Снейп вошел, поозирался (я съежился на кафельном полу за стиральной машинкой), запер двери. Стал раздеваться. А снимать ему оказалось почти нечего – один халат. Правда, я заволновался от зрелища голого безволосого Снейпа, но освещение в этой проклятой ванной было такое дохлое, что никаких увлекательных подробностей я не высмотрел. Я вытянул шею, но он полез в ванну и открутил все краны. Потом торчал под душем и мылся. И все. Мылился губкой. Подставлял лицо струйкам воды. И все! Иногда он переступал и поворачивался ко мне передом. Но там все обмякло, висело и не требовало вмешательства, сколько я ни щурился. Ванную скоро заволокло паром, мои очки запотели, и я чуть дотерпел, пока он вылез, и стал вытираться, и распахнул наконец двери.
В общем, пустая оказалась затея. В туалет я за ним подглядывать не бегал, но был уверен, что и там он отдавался исключительно процессу срочной надобности.
Как будто секс ничегошеньки не значил для него.

Я допил чай, который с каждым глотком делался крепче, - видимо, ром скопился на дне. Я отставил чашку и забрался на диван с ногами. Малый рост иногда кстати, я умудрился натянуть колючий плед чуть не до ушей. Я снял очки и прилег щекой к диванной спинке. Вагон так уютно покачивало, что я неотвратимо стал засыпать.

Я не слышал, как вернулся Снейп, и сквозь сонное одурение мне показалось, что я падаю с дивана. А это он укладывал меня головой на свои колени. Шея неудобно вывернулась, и я никак не мог устроиться. Он слегка проехался рукой по моим волосам. Может быть, проверял, как они высохли. Вдоль моего хребта побежали мурашки, а к лицу хлынул внутренний жар.

- М-м-м, - недовольно промычал я, маскируя внезапное смущение. Пальцы исчезли.

Засыпая, я раздумывал, почему головой на колени можно, а вместе спать ни за что.

Я числился его мальчиком, но я им не являлся. Рассказать кому, так смех. Но и не расскажешь.

Я коротышка, но мне уже семнадцать, у меня заросло пузо волосами и все в порядке с гормональным фоном, у меня были две девушки и почти был один парень. Ни с кем из них не получилось того, что называют личной жизнью и серьезными отношениями.
Но у меня никогда не было Снейпа, с которым все очень, просто катастрофически серьезно.
Я поместил ладонь на его колено - твердую костяную выпуклость. Колено подрагивало от вагонной качки.

Пробудился я оттого, что из-под головы уехала опора, и мне опять показалось, что я валюсь на пол. Я очухался ровно настолько, чтобы сообразить, что у Снейпа соскользнула нога с ноги. Я передвинулся, устроился затылком поудобнее, зевнул и окончательно проморгался.
Поезд стоял, и снаружи шуршали гравием шаги. Лампы в купе были погашены, но из-за отвернутого уголка шторы сочился оранжевый свет фонарей. Ярко бликовали металлические заклепки на двери.
Я глянул вверх, на Снейпа.
Снейп спал, откинувшись назад и приоткрыв рот с узкой полоской зубов. Он походил на вампира. Я обнаружил на своем животе с задравшейся майкой его руку. Он была ни легкая, ни тяжелая - обыкновенная. Я потрогал ее и замер. Ничего особенного. Теплая. Костяшки.
Я повернул голову вправо - и почти уткнулся лицом в его пах. Складки материи отдавали затхлым лекарством.
У меня тряслись руки, так я боялся, что он проснется. Панически вскидывая глаза – спит?! – я прокопал норку между сходящимися полами сюртука и зацепился ногтем за первую пуговку. Потом за вторую. Еще одну. И еще… Снейп шевельнулся, и я, наплевав на осторожность, внедрился всей пятерней. Великий Мерлин, там оказалось так горячо, что моя ладонь моментально взмокла. Аптечный запах лез в ноздри. Он чем-то смазывается, что ли? Болеет чем-то?! Так в этом причи…

- Как же мне это надоело, - шелестящий полушепот ударил сверху как громовой вопль. Я дернулся, и тут же был схвачен за плечи и стащен с колен. Я сел, вытирая ладонь об штаны. Снейп, запустив пальцы под полу, исправлял учиненную мною разруху.

- Когда это прекратится? – тихо произнес он.
- Что? - спросил я глупо. Целую секунду я думал, что он советуется со мной насчет своего лечения. О боги!

Снейп же прямо весь перекосился.

- Я тебя…
- Это что-то кожное? – перебил я испуганно. – Или…ну…то есть я понимаю…но…
- Что ты мелешь? – изумился он.
- Чем вы болеете? – выдал я напрямик. – Это опасно? Заразно?
- Что за чушь? Совсем рехнулся?
- Ну хорошо. – Я подобрался ближе. – Тогда ладно, нестрашно. - Я взял его за щеки очень крепко и повернул его лицо так, чтобы луч с улицы уперся в переносицу. Я хотел увидеть глаза – но глаза тонули в глубокой тени глазниц. И вот там - да, было очень опасно.

Он отдирал от лица мои руки и отталкивал, я не давался и размещался все вольготнее по его телу – руками за шею, одним коленом в многострадальный пах, вторым – в напряженное бедро. Наконец я уперся лбом в его лоб и каменно пригвоздил лопатками к диванной спинке, попробуй сдвинь меня.
Снейп временно сдался и опустил ладони на мои плечи. От его мнимой, но все-таки покорности у меня затрепыхалось сердце и заныло возле пупа. Я закрыл глаза. Еще и потому что смотреть исподлобья впритык очень трудно.

- Что, Гарри, - сказал он ласково. Я чувствовал на щеке его дыхание и ловил его носом, будто живительную струйку кислорода. – Что? Надеешься посредством прямого контакта голов позаимствовать немного интеллекта?
- Вы же хотите меня, - сказал я сквозь сжатые зубы. – Вы же…
- Пре-кра-ти.
- Скажите, что это не так? – Я надавил лбом. Я чувствовал биение пульсирующих венок – своих или его, не понять. Он молчал. – За каким чертом нужно это…это умерщвление плоти, блин?!
- Прекрати. – И дыхание участилось. – Прекрати, пока я не занялся твоим умерщвлением.
- Да, только это и знаете. - Я обнаглел до последней стадии и приложился губами к его носу. Кончик был холодный и мокрый. – У вас насморк?
- Ссажу с поезда, Поттер… Отвяжись. – Я мог поклясться, что в голосе звучала растерянность.
- Попробуйте, ссадите. Черта с два.
- Это не насморк. Это твои слюни. – Он утерся тыльной стороной ладони.
- А-а-а…
- Ну все, довольно.
- Опять.
- Великий Мерлин и его братья! Тебе-то это все зачем?!
- Затем, что мне надо…
- Да ничего тебе не надо! Как до тебя не доходит, что не в этом состоит ученичество.
- Чего?
- И кто все это натолкал тебе в голову. Не иначе Малфой, этот юный эротоман. – Я вытаращил глаза. – Запомни: ученик не обязан оказывать сексуальные услуги.

Я откинулся назад, не удержался и съехал с дивана на коврик. Не знаю, что меня огорошило больше – то, что он угадал про озабоченного постельными делами Малфоя, или то, что он воспринимает меня учеником. Значит, не зря я к нему таскаюсь!
Но был и третий момент, рождающий во мне тоскливую пустоту. Обязан – не обязан… При чем тут это?

- Ну при чем тут это?!

Молчит. Глаза опять ушли в тень.

- Вы же сами хотите…
- Упертый, как папаша! Вон диван, оглянись. – Я машинально повернул голову. – Ложись и спи.
- Нет…
- Нет? Тогда проваливай отсюда, пока поезд стоит! Что уставился?! Одевайся и уходи!

У меня поплыло перед глазами. Я сжал челюсти до ломоты в висках.
А Снейп нервничал, ерзал и морщился, потом дернулся, нашарил над головой в сетке мой скомканный шарф и швырнул в меня. Ком распустился и лентой пал на мои колени. Я накрутил конец с пушистой бахромой на запястье. Достал палочку и, стукнув по шарфу, прошептал нужное слово. Примитивные заклинания у меня получались. Мягкая шерсть затвердела, обвисший конец спружинил и змеей рванулся к Снейпу, окольцевав его руку. Теперь мы были скованы как наручниками. Снейп тут же попытался содрать шарф, но кольцо сидело крепко.
Поезд качнулся. Я потянулся и откинул штору. Фонарь за окном уплывал, погружая купе в сумрак, но тут же наплыл новый поток света – и вновь сменился темнотой. Фонари мелькали все стремительнее, поезд ускорялся, по стенам и по лицу Снейпа проносились быстрые отсветы, выхватывая белый бледный нос, мотающиеся пряди и злющие глаза. Потом фонари закончились. Мы выехали в поле и мчались по открытой насыпи среди пустошей.

- Какого черта! – зашипел Снейп, нависая. Ему белесо подсвечивала луна. Значит, мы выскочили из полосы дождя.
- Теперь не скажете «отвяжись», - объяснил я, еле ворочая пересохшим языком. Слюна не глоталась, застревала комком в горле.

Снейп махнул рукой, и шарф чуть не вывернул мне кисть. Теперь зашипел я. На лбу выступили капли пота.

- Проклятый мальчишка, - сказал Снейп и выругался.

Я молча вытирал вспотевший лоб о его твердые колени. Я не умел, я не знал, как рассказать ему о том, что я сойду с ума, ограблю, убью и с радостью огребу пожизненное даже вот за этот тонкий мизинец с косо обрезанным ногтем.

- Ну делай! – сказал он вдруг. – Делай что хотел. Сексуальный террорист.

Вопреки всему мне стало смешно. И видимо, это было нервное, потому что сразу же захотелось заплакать. Я продолжал сидеть в оцепенении.

- Поттер. Тебя поуговаривать? – голос был сладчайший и опаснейший. От такого голоса со мной случилось сразу все: бешенство отторжения пополам с истерическим обожанием.

Я ребром вдвинул свободную ладонь между его ног, обтянутых тонкой шерстяной тканью, сунулся пальцами в пах и обнаружил, что пуговки он так и не застегнул. Я вскинул голову, отдувая волосы с глаз.
Снейп смотрел сверху, полуприкрыв веки. Окольцованная рука свисала с дивана. Вторую руку он убрал за спину. Он действительно не собирался мне мешать.
Я проникал дальше, и там, внутри его брюк, становилось все теснее. Я потянул за пояс книзу, ослабил ремень. Сделалось просторнее. Почему-то я не стал ощупывать все, что само выпирало и толкалось в мою потную ладонь, а протиснулся вбок и ниже. Вдруг моя рука ощутила голую ягодицу - и я обомлел.

- Что? - сказал он. - Ошеломляющее открытие? Представлял в уме, что я ношу сзади хвост, или что?

Никакой хвост меня настолько не впечатлил бы, как эта податливая под пальцами, мелкопупырчатая от мурашек голая задница.
Ее - у него! - я же видел, видел! Но никаким умом вообразить на ощупь не мог - и теперь обреченно лапал. Что-то переключилось в моей голове, я приложился к его развороченной застежке лицом и старательно слюнявил теплое тело вместе с попавшим в рот краешком ткани.
Поезд загромыхал по гулкому мосту, в окошке замелькали фонари, и я отпрянул. Снейп шевельнулся, и я глянул вверх. Его лицо, в очередной раз озаренное ускользающим светом, выражало смесь брезгливости и превосходства высшего существа над низшим. Как будто я не человек, а ручная обезьянка.
Я высвободил руку и отодвинулся, вжавшись спиной в край своего дивана. Мост закончился, и мы вновь мчались ночными полями.

- Я предупреждал, - голос звучал глухо, будто растворялся во мраке вместе с чертами смутно белеющего лица, – что ни мне, ни тебе это не доставит удовольствия. А ты как несмышленое дитя, пока не лизнешь, не убедишься.

Он подобрал мою палочку и потыкал в воздух, избавляя нас обоих от пут.
Я молчал, потому что да, убедился, но совсем не в том, о чем он вещал над моей опущенной головой.

- Спать, - велел Снейп. Я поежился, унимая дрожь. Она не унималась и колотилась в теле как простудный озноб. А он застегивался, возился там впотьмах.

Я встал, покачиваясь и хватаясь за стену, толкнул вбок дверь (блин, незаперто!) и как был в носках вывалился в ярко освещенный коридор. В черном стекле напротив отразилась моя голова, волосы дыбом. Я метнулся в конец вагона – и выскочил в узкий тамбур. Дверь за мной захлопнулась. Зато отворилась напротив, и в тамбур, вкатывая высокую тележку, битком набитую напитками и едой, втиснулась девчонка в синей форме. Она раздраженно глянула на меня и хотела пройти в вагон, но я потянулся к тележке и цапнул за холодное горлышко бутылку. Это оказалась маленькая "Гордонс Драй".

- Сколько? – спросил я, запуская пальцы в карман и нащупывая бумажки.
- А лет тебе сколько? – осведомилась она, сузив глаза.
- Много, - пробурчал я и, не обращая на нее внимания, зубами содрал с бутылки жестяную крышечку и стал глотать горькую и обжигающую горло жидкость. У меня даже слезы выступили от крепости.
- Деньги, - зло сказала девчонка. Я отдал бумажку, получил сдачу монетками – и снова присосался к скользкому горлышку. Девчонка наблюдала, как я пью. Я оторвался от бутылки и подмигнул ей.
- Психованный какой-то, - проговорила она и взялась за дверную ручку.
- Мисс, вы че? - удивился я. – Че обзываться-то? Давайте мило по…болтаем!
- Да иди ты нафиг, - сказала она, но ушла сама, волоча громыхающую стеклянными боками тележку.

Я допил джин, вышвырнул бутылку в ящик и потащился к себе. В теле рождалось противное, хмельное возбуждение. Хорошо бы подраться с кем-нибудь. Хорошо бы найти эту нервную девчонку и оттрахать прямо в коридоре. Или где угодно.
Я знал, что никого не пойду бить или трахать, а прокрадусь обратно и залягу спать как послушный мальчик.
Меня шатало от стенки к стенке по ходу поезда. В коридоре дуло. Я набрел на наше купе и, осторожно отодвинув дверь, просочился в темное теплое нутро. Голова закружилась, и я осел на свой диван. Снейп лежал на спине, вытянувшись и сложив на груди руки, точно в гробу. Он раздобыл еще один плед и укрылся им до пояса. Туфли - я разглядел в слабом свете луны - ровно, носок к носку стояли под столиком. Я зачем-то проверил на плотность шерстяной свисающий край снейпова пледа, посидел еще с минуту, покачиваясь вместе с вагоном и приходя в себя. Потом полез к Снейпу на диван, без смущения тыкаясь локтями и коленями в его расслабленное тело. Он почему-то не сопротивлялся, не сталкивал меня на пол. Я расположился буквально на нем, разместив задние конечности между его ног. Я маленький, мне удобно. Ноги эти вдруг согнулись в коленях, отчего я съехал задницей к диванной спинке. Я тронул его лицо и втянул побольше воздуху, чтобы не задохнуться. А он ничуть не спал. Уставился на меня блестящими глазами и вдруг обнял поперек спины, прижимая к себе.
Обалдев, я привалился своей головой к его и попал носом к уху. Очки свалились и хрустнули под моим локтем. Я нашарил их и спихнул на коврик.
Снейп погладил меня по затылку, и я приподнялся, заглядывая ему в глаза. Без очков и в полумраке я ничего толком не увидел, а он дышал мелко и часто, и от губ пахло ментолом, как будто перед сном он сгрыз мятный леденец.

- Поттер, - сказал он очень тихо. – Поттер, Поттер… Ну что, сбегал виски наглотался?
- Дж…джин.
- Полегчало?
- Вы же знаете, - выдавил я.
- Да ничего я не хочу знать, - ответил он. – С тобой было куда проще, когда ты меня терпеть не мог.

Хоть бы он заткнулся. Мои губы прыгали, и когда я попытался прижаться ими к его рту, сорвались куда-то вбок. Я поцеловал его под глазом и совершенно одурел оттого, как много я хочу и как мало получается.
Я вспомнил как уверенно мял губами напомаженные девчоночьи рты. Что ж я не могу-то теперь вообще ничего?
Я снова склонился к его лицу и выискал губы. Они были сухие, вялые, но очень скоро повлажнели и ожили. Мне не хватило дыхания, потому что через нос воздух почему-то не поступал.

- Послушай меня, - Снейп тоже не мог отдышаться. Я снова тронул кончикам пальцев его щеку, и он поймал и стиснул мою руку. – Я… все равно тебя прогоню к черту…
- А я не уберусь…
- Да пойми ты, глупая голова, я должен оставаться один, иначе толку не будет…

Прошептанная в нашей общей тесноте толчками горячего дыхания, фраза прозвучала дико.
Я бы спалил к троллям и дементорам его проклятый дом, набитый проклятыми книжками и проклятыми манускриптами. Если бы знал, что это поможет, и решился!
Если бы я мог хотя бы не пустить его в эти дурацкие "Каньоны", где он засядет в подвал с такими же сумасшедшими и начисто позабудет обо мне на целый месяц. Я хотел привычного Снейпа, а не свихнутого мага с туманным взором и неспособностью применить свой корявый отросток как велит природа, а не тайное знание.
Но я мог, видимо, лишь бессильно скулить.

- Какие-то трухлявые свитки вам дороже живого человека!
- Это все что мне осталось. Я и так достаточно лет потратил на...
- Я ради вас слинял из Англии!
- А я думал, ты сбежал от своего воскресшего крестного папочки…
- Ну…и это тоже!
- Кстати, почему такое отсутствие энтузиазма?
- Я же говорил! Он какой-то бешеный со своей партией оппозиции. Достал! Они все там рехнулись с этими реформами. А мне тоже плевать на политику, блин!
- Что означает твое «тоже»?
- Вы-то самый первый смылись.
- Выбирай выражения.
- Угу.
- Мало ли у меня было причин.
- А я, между прочим, разругался со всеми из-за вас!
- Я тебя не просил об этом.
- А меня и не надо просить! – Отчаяние брало оттого, что он такой непрошибаемый даже сейчас, нервы у меня никуда не годились. – Я сам знаю, что делать.
- Поттер, ты не понимаешь, какое ты для меня бедствие.

О чем только я мечтал, идиот. Наверное, я и правда в его глазах был ни для чего не годен – давно уже выяснилось, что в зельях я навсегда останусь профаном, да и не привлекало меня копошение с котлами. Аврором я быть расхотел, не говоря уж о нулевом потенциале. Я на метле носился просто потому, что не знал, куда еще себя такого приспособить. Мне и с палочкой колдовать было непросто.
Я сел и спустил ноги на пол, но он схватил меня за руки и потянул к себе. И держал крепко, я не мог даже хорошенько вздохнуть.

- Пустите! – выдирался я. – Я понимаю, великим волшебникам полагается трахать только великих волшебников… пус…тите…
- Значит, ничего не можешь, Поттер? Окончательно ни на что не годишься? Хуже сквиба.
- Чем это?!
- У них нет выбора. А ты испугался, разнюнился и сдался. Жалкий дурачок.

Я завелся с пол-оборота, и если бы он не отдернулся, откусил бы ему нос. Но одежду я ему разодрал, и пуговицы посыпались как круглые конфеты. Мелкие и твердые, они потом чувствительно втыкались в голое тело.
И все время, все эти десять…двадцать минут в горячем качающемся пространстве, скользя в испарине и теряя себя по молекулам, я силился понять, отчего так сладко пахнет чужими растениями. Восток, догадался я. Хочу туда. Хочу вместе.
Меня скрутило, вдавило всеми костями в живое тепло, которое оказалось снизу и сверху и сбивчиво дышало в мое ухо, и я наконец рухнул мокрым пылающим лицом в подставленные ладони – и не понимал, почему я все падаю и падаю, падаю и падаю…
«Кель катастроф! – верещал кто-то очень далеко. – Катастро-оф!»
Больно стукнули чем-то по затылку – как поставили точку.

…- Ну и кого же из нас треснуло по башке? – спросил я, свесившись с койки. – Я-то ничего не забыл.

Снейп встал и прошелся вдоль белой крашеной стены, не сводя с меня пристальных глаз.

- Да не хотел я сталкивать поезд с рельсов, поймите!

Я сел, но он шагнул и пихнул ладонью в грудь, заставляя лечь. Я хлопнулся на спину.

- Силу почуял, – сердито высказался Снейп.
- А что! Скажете, нет силы?! – Где-то за свежеиспеченным комплексом вины я серьезно гордился мощью своей вновь вспыхнувшей магии. С обеда я напроверялся до полной одури – срабатывали без палочки любые чары. На закуску я трансфигурировал стакан с градусником в лягушку, и она упрыгала и затерялась.
- Сила? Есть. Магия без хотя бы зачатков интеллекта – очень страшная сила.

Я взвыл и кинул в Снейпа свернутой газетой. Он легко отклонился. Я прикусил губу, превратил газету в извивающегося ужа и… И тут распахнулась дверь, впуская медсестру.
Я громко, демонстративно вздохнул, а Снейп поклонился и отступил.
Возле моих тапок зашлепала маленькая бурая лягушка, и ужик немедленно начал ее преследовать, елозя хвостом по паркету. Обе наколдованные твари скрылись под кроватью. Медсестра выпучила голубые глазки, потом наклонилась и заглянула под свисающий край одеяла.

- Достало меня все, - сообщил я ей. – Миссис…э-э-э…Нилсен, пусть этого….субъекта не пускают сюда больше никогда! Сэр, валите в свои вонючие горы, а то еще без вас они рассыплются!
- Дурачье! – сплюнул Снейп.

И хлопнул дверью.

Я бухнулся головой в подушку. Боже, я же для него старался. Я нарочно корчил из себя клоуна и провоцировал скандалы. Пусть хоть что – только не это одинокое прозябание, от которого не спасали его никакие свитки. Как бы он ими ни прикрывался от меня.

Я провалялся допоздна. Так и заснул. И никто ко мне не входил. Хуже того, когда я захотел выскочить среди ночи в туалет, выяснилось, что я заперт.
Я мог попытаться аппарировать – но не решался. Я боялся разлететься на составные части. Я вовсе не был уверен, что сумею сконцентрироваться.
Тогда я применил "алохомору", но дверь вместо того чтобы отомкнуться, стала тлеть.
Я пнул ее мягким тапком, погасил нечаянный пожар, затем сотворил из цветочного горшка обыкновенный и, стараясь не брызгать на пол, сделал в него свои дела. И назло местному персоналу не стал осушать чарами, а выплеснул в окошко.

Под утро приснился мне Снейп. Как будто он стоит над моей кроватью и зачитывает приговор, а из приговора следует, что я получил магические силы за счет утраты разума и меня надлежит на всю жизнь поместить в закрытое отделение Мунго. «Я буду регулярно приносить тебе игрушки, Поттер, - говорит Снейп с высоты нереального роста, - ты слышишь меня, Поттер? Поттер…»

- Поттер!

Я подскочил. В палате было совсем светло. Крик долетал с улицы. Нашарив босой ногой тапочки, я кое-как обулся, подошел к окну и налег грудью на подоконник.

Снаружи было тихо, солнечно, над кучками листьев курился пар. Под окном располагался газон, далее каменный пятачок, за ним еще один газон, утыканный обвислыми ивами, – и кирпичная ограда. За оградой на тротуаре торчал Снейп и пялился на окна. Завидев меня, он помахал растопыренной пятерней, и жест этот был странен. Я потер глаза. Ну я же не сплю?
В двух шагах от него зевающий дворник в шляпе сметал листья с тротуарных плит. Я заметил, что он из-под своей чумовой шляпы все время косится на Снейпа - опасается, наверное, что тот распинает аккуратную рыжую кучку. У Снейпа выражение было такое, будто он готов не только распинать листья, но наподдать ногой любому, кто встанет на пути к цели.
А цель имелась - я видел, как блестят его глаза, даже с высоты своего окошка.

- Поттер!
- Ну? – я откашлялся и крикнул: - Чего?
- Ты еще не передумал становиться великим волшебником, чтобы тра...?!
- Я на вас кобру нашлю! - завопил я. - Если вы не перестанете...

Где-то наверху взвизгнула поднимающаяся рама. Вот, сейчас всю больницу перебудим.

- Так ты пойдешь ко мне учеником?
- Я?! - я обалдел и не мог взять в толк: шутить он, что ли, явился с утра пораньше?
- Да! Ты оглох там?!
- А… алхимик должен жить один!
- Ученик не в счет!
- А…
- Что?!
- А я же дурак! – заорал я.
- Вот именно! Сейчас ты швыряешься ужами и кобрами, потом начнутся драконы! Твою магию надо контролировать!
- А…
- Что?!
- А правда, что ученик не обязан! Оказывать! Сексуальные услуги?!

Дворник бросил сгребать листья, выдернул из ушей проводки плеера и обрадованно уставился на меня. Он был молодой и небритый. Снейп обратил к нему взгляд и что-то проговорил. Дворник подхватил метлу подмышку и заторопился через дорогу прочь. Обернулся и показал мне большой палец. Я хихикнул. Снейп провожал его глазами.

- Эй! – крикнул я, и Снейп повернулся.
- Не обязан! – проорал он. – И не оказывать тоже!

Дошло до меня через полминуты, не раньше.
Я мог гордиться собой и подпрыгивать от счастья. Но я только поковырял пальцем щепастый наличник, соскребая пыль. Наконец нашел силы посмотреть вниз.
Мощеный дворик, засыпанный листьями, горбился подо мной. По листьям стелился утренний ветерок. Снейп стоял, запрокинув голову. Он имел авантюрный, диковатый вид, точно прискакал сюда на коне. Волосы качались над худыми плечами.

- Спускайся! – крикнул он. – Все равно симулируешь!
- Меня заперли и выставили пост!
- Лезь в окно! Я подстрахую!

Я оторопел. Потом сел на подоконник и перекинул ноги наружу. Третий этаж. Снейп ждал. Я нащупал подошвами карниз, стал осторожно пробираться к водостоку.

- Обувь сними! - руководил Снейп. Я скинул тапки, и они улетели в траву. Прижимаясь к холодной мокрой трубе, я обморочно сползал к фундаменту. И конечно сорвался за метр от земли. Грянулся коленом и задницей, постанывая, вскочил и бросился к невысокому забору. Я припадал на ушибленную ногу и действительно походил на дурачка в своей пижаме с арбузными дольками.

Снейп сидел на заборе верхом и постукивал по колену палочкой. Черные полы свисали до земли и были перепачканы кирпичной пылью. Он протянул мне руку, и я влез и умостился на влажной черепице. Ряды больничных окон одинаково отсвечивали солнечными зайчиками. Я сощурился и сквозь ресницы заметил кое-где за бликующими стеклами силуэты людей. На нас глазели.

- Что ты сделал с поездом, Поттер? Не могу же я всерьез считать тебя террористом.
- В "Каньоны" не хотелось, - признался я.
- А куда хотелось?

Я замолк и стал счищать с пижамы липкие ржавые потеки. Жгло ободранное колено, глухо стреляло в копчик, а босые ноги застыли и покраснели как гусиные лапы. Только все это такая ерунда была по сравнению с тем, что меня еще ожидало в ближайшую сотню лет.

- Пойдешь в ученики?
- Еще бы! – буркнул я, ожидая каверзы.
- Отлично! – Снейп легко соскочил на тротуар. – Слушай первое задание.

Я уставился на него с выражением идиотского прилежания.

- Возьмешь билет до Камбрии.
- Поедем дальше?
- Ты поедешь. Сейчас мы с тобой трогательно попрощаемся, и я аппарирую…
- Я тоже…
- Нет, тебя надо заново учить.
- Ну вместе тогд…
- Вместе мы рискуем спикировать прямо в Ниагарский водопад!

Я вытаращил глаза. Ну не Рон же ему нажаловался?!

- Я не хочу один!
- А я не хочу взваливать на себя ученичество никчемной бестолочи, которая не способна сдерживать сиюминутные эмоции. Доберешься без приключений, тогда верну тебе палочку и...
- Но ехать целые сутки!
- Именно столько я потерял из-за тебя.
- А…
- Отправляйся на вокзал, - сказал Снейп кротко, и я заткнулся. – Надеюсь, это у тебя получится. Это не ужей метать. Немного сообразительности, немного расторопности...
- Не сомневайтесь. Получится!

Снейп прицельным придирчивым взглядом окинул меня с головы до босых ног, ухмыльнулся и исчез. Видимо, так он понимал трогательные прощания.

Наверху стукнула рама. Открылось еще одно окно.
Я слез с забора и торопливо двинулся по дорожке, спеша поскорее завернуть за угол. Придется отловить такси, потому что сам я в этом городе ничего не найду. Через минуту я сообразил, что так и шагаю в пижаме и босиком. Улица – неширокая и залитая солнцем – была пустой. Я быстренько сотворил себе из пустой коробки от "Космостарз" кроссовки, потом надергал лопушистых листьев из травы – листья сгодились для штанов и свитера.
Самый маленький листик я применил для стодолларовой банкноты.

Поезд оказался точно таким же.
И я точно так же едва не опоздал.
Я замерз до отупения в тоненьком свитерке и вдобавок споткнулся в тесном коридоре об чужой чемодан, испугав девочку в длинном платье. Я влетел в свое купе и снова еле устоял на ногах - в купе обнаружился Снейп.
Сидел себе на диване, сплетя на коленях пальцы. Подле него стояла плотно упакованная сумка. Он глянул на меня сурово, уставился под ноги и сказал хрипло:

- Успел?

Я плюхнулся напротив и возмутился:

- Вы чего тут делаете? – Я решил, что он явился контролировать мое отбытие. – Я же обещал, что на этот раз без катастроф. Я давал слово!
- А я нет, - известил он свои туфли, и длинные волосы как обычно занавесили его лицо.

2007 г.
...на главную...


май 2017  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

апрель 2017  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.04.26
\"Рейхенбахские хроники\". Интерлюдия. 1886 год. Дело мадам Перрокет [0] (Шерлок Холмс)


2017.04.25
Папаши [41] (Гарри Поттер)



Продолжения
2017.04.30 11:21:06
Из тьмы приходит утро [3] (Гарри Поттер)


2017.04.29 15:04:55
Глюки. Возвращение [236] (Оригинальные произведения)


2017.04.28 21:23:14
Своя цена [13] (Гарри Поттер)


2017.04.25 15:01:39
Люк — в переводе с латыни «свет» [6] (Звездные войны)


2017.04.24 19:22:25
Право на поражение [4] (Гарри Поттер)


2017.04.24 12:54:19
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2017.04.22 12:27:04
Пазлы [6] (Гарри Поттер)


2017.04.22 07:34:19
Список [6] (Гарри Поттер)


2017.04.21 15:13:59
Испорченный подросток [0] (Гарри Поттер)


2017.04.21 15:13:01
A contrario [43] (Гарри Поттер)


2017.04.21 12:40:45
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2017.04.21 11:08:30
Возрождение Феникса [14] (Гарри Поттер)


2017.04.19 09:44:59
Обреченные быть [2] (Гарри Поттер)


2017.04.18 18:20:49
Слизеринские истории [125] (Гарри Поттер)


2017.04.17 15:35:01
Игра вне правил [25] (Гарри Поттер)


2017.04.17 15:34:20
Полёт хищной птицы [1] (Оригинальные произведения)


2017.04.16 23:34:07
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2017.04.15 18:52:53
Ненаписанное будущее [9] (Гарри Поттер)


2017.04.12 15:29:53
Дорожки [9] (Гарри Поттер)


2017.04.12 14:19:43
Виктория (Ласточка и Ворон) [11] (Гарри Поттер)


2017.04.09 14:58:00
Beyond [10] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер)


2017.04.09 13:11:53
Вынужденное обязательство [0] (Гарри Поттер)


2017.04.06 14:28:48
Свет в окне напротив [120] (Гарри Поттер)


2017.04.06 07:29:43
Десять сыновей Морлы [35] (Оригинальные произведения)


2017.04.06 00:05:01
В качестве подарка [52] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.