Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Барти Крауч в облике Грюма в первый же день работы приходит к Дамблдору: -Альбус, скажи — класс по Защите от Тёмных Искусств находится в подземельях? -Нет, на третьем этаже! -Вот тебе и на... Выходит, вышвырнутый мной в Запретный Лес Снейп был прав...

Список фандомов

Гарри Поттер[18417]
Оригинальные произведения[1224]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12556 авторов
- 26901 фиков
- 8510 анекдотов
- 17529 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Хорошо проснуться мёртвым

Автор/-ы, переводчик/-и: kasmunaut
Бета:Беты: netttle, black tiger Гаммы: mummi, Индрик, Jenni
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ГП/CC
Жанр:Romance
Отказ:На тараканов Роулинг не претендуем, своих хватает.
Вызов:Тараканьи бега
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:романс-странствие, сюр
Саммари: Странное путешествие по прекраснейшей в мире реке, из смерти в жизнь.
Комментарии:EWE; обусловленный сюжетом ООС главного героя:
“он тоже не прочь себя таким видеть”(с) black tiger, бета :)
Все использованные в тексте фотографии взяты с сайта Google Panoramio и из Википедии и являются превью.

Достопримечательности долины реки Северн изучены на сайте wikimapia.org.
Все географические названия реальны. Автор старался объективно описывать гипотетическое плавание по Северну, насколько это возможно сквозь призму изменённого состояния сознания героя.

Примечание: Фик написан на игру «Тараканьи бега» на «Астрономической башне» на тему «Снейп думает, что он умер, но на самом деле он жив».

К фику сделан коллаж-анимация
Автор - Anarda
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Книги 1-7, Психоделика
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010.05.02 (последнее обновление: 2010.05.02 13:19:47)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 9586 раз(-a)






Хорошо проснуться мёртвым


Когда он умер, за ним прилетела большая райская птица.

Сначала она оплакала его, омыла слезами, слёзы капали прямо на пальцы, всё ещё судорожно зажимавшие рану. Пальцы устало разжались. Частая-частая капель, жемчуг с порванной нитки... Один за другим падали ему на шею всплески потустороннего холода. А больше он не чувствовал ничего, как и положено мёртвому. Потом птица рассердилась, очень рассердилась на его убийц. Алым полыхнул глаз, посыпались искры с хохолка и хвоста, от искр мгновенно истлела одежда, потом и пепел опал. Густой грустный переливчатый звук выплыл из птичьего горла. Стены Хижины пошли рябью, размывая границы миров. Расселась крыша.

Нездешний посланец взмыл в воздух, увлекая мёртвого за собой. Птичья лапа крепко вцепилась в предплечье.

Как и положено, нагим покидал он этот мир. Где-то внизу, качаясь, прощалась-вращалась земля. Большое тёмное небо раскрывалось ему навстречу.


***

В новом, небесном, мире птица мягко опустила его в колыбель. Накрыла широкими тёплыми крыльями – пуховым одеялом, и была с ним до первого рассвета. Ангелы выйдут навстречу завтра, подумал он, засыпая.

***

Он лежал в лодке, привязанной к причалу, на пахнущем резиной надувном матрасе. Всё виделось удивительно чётко. Мелкие трещинки в сером некрашеном дереве, брошенная игрушка, баночка крема для загара, пустая бутылка. У каждой вещи был свой запах, стократ сильней, чем в земной жизни. У воздуха был вкус, вкус свежего хлеба.

Конечно же, это та же земля, только лучше, совершеннее. И не может быть счастья без таких вот мелочей. Без сухих прошлогодних травинок, запутавшихся в волосах. Без болтливых весенних ласточек и зябликов. Без молодых побегов хвоща на берегу речки, у самой воды, где покачивала его лодка-люлька.

Чей-то двор, частная пристань. Сад с юной зеленью, спящий на рассвете дом. Бельё на верёвке, беспечно не снятое на ночь, – в раю не воруют. Или это одежда, оставленная специально для него? Трусы, удобные разношенные джинсы, футболка с ангельскими крыльями – спереди и сзади по паре. Конечно же! И бутылка с холодным чаем.

Он жадно пил, роняя капли на белые нарисованные крылья, – футболка пузырилась и перья шевелились под утренним ветерком.

Он теперь не мёрзнет и не испытывает голода. Свободный от всего и навсегда.

***



Пара вёсел терпеливо ждала его под кустом жимолости, гудевшим от невидимых пчёл. Старый канат, державший лодку, расплёлся сам, стоило протянуть к нему руку. Магия теперь была просто продолжением пальцев, движением мысли, дуновением ветра. Босые ноги будто сами грели прохладную весеннюю землю.

Лодка легко качнулась, салютуя гнутым боком уходящему берегу. Спокойная зелёная вода приняла весло. Обретая при каждом толчке опору в стеклянной, масляной массе, лопасть мягко входила в толщу и выскальзывала обратно, роняя капли. Стать частью этого движения было так же правильно, как ощущать всей подошвой дерево днища.

Осторожно пристроив вёсла, он откинулся на сложенный пополам надувной матрас. Лодка, разогнавшись, уже шла сама. Ивы, ракиты и другие плакальщицы, согнувшиеся над водой, были сейчас спокойны и неподвижны так же, как он. Так же, как у него самого, у них не было имени. Только у реки имён было множество. Стикс, Лета, Тигр и Евфрат, вытекающие из Рая, Нил, несущий тростниковую лодку Осириса... Как бы река ни звалась, каждой волной она смывала и уносила память, каждым поворотом закрывала и закрывала прошлое, перечёркивая очередным мостом.

Где-то мелькнула табличка «Severn river». Он понял – река забирала себе и его память, и его имя, добавляя к череде собственных имён.

***
Shrewsbery



С низин наплывал туман. Сначала казалось, что в его беловатой мгле по берегам встаёт призрак города. Пакгаузы, островерхие дома, колокольни. Затем мираж исчез, только склонившиеся над водой деревья неожиданно выступали то справа, то слева. И вдруг сама река тоже пропала под ним, провалилась вниз. Лодка, легко спланировав по воздуху, следуя воле хозяина, опустила его в пенную бороду порога и рванула вперёд, с течением наперегонки. Запрокинув голову, он увидел чёрную радугу моста, далеко позади прочертившую небо, и дома красного кирпича, вдруг выступившие по сторонам реки, – такие же, как в Галифаксе. Он навсегда попрощался с ними.


***
Ironbrige

Следующий мост оказался тем самым игольным ушком. Только очень большим. Или воротами. Призрачная, отражённая арка и арка реальная, встречаясь, образовывали идеальное кольцо, в которое ему предстояло проплыть.



От белого домика по спускавшемуся к воде ровному лугу бежал подросток. Тощий, черноволосый. Совсем как он сам в детстве. Только очень счастливый. Сел на скутер, качавшийся у мостков, и заложил вираж – взревев мотором, подняв на крыло пару уток.

Без труда обогнал лодочку, снова повернул, подкинув волной... И ещё, и ещё, – всё ближе и ближе. Вот хулиган. Сейчас он ему покажет! Спокойная отстранённость вмиг исчезла. Он забыл, где оказался и почему. А может, не забыл – наоборот!

Два мощных гребка, потом весло опускается в воду, как огромная волшебная палочка, антенна для магии. Лодка задирает нос к небу, круто разворачивается и несётся к опешившему мальчишке. Азарт в глазах у обоих. Бросая друг другу вызов, они кружат, едва уворачиваясь, чтоб не столкнуться. Ревёт мотор скутера, гудит магия под днищем лодки.

Наконец, сделав прощальный пируэт, он чуть повернул весло, снова выправляя курс, махнул на прощанье рукой и снова откинулся в кресле из старого матраса.

Белый домик, зелёный луг, мальчишка на скутере тоже становятся частью прошлого, скрывшись из виду. Частью его прошлого, вытесняя воспоминания о несчастливом детстве, несбыточной мечте о полёте. Теперь дышится ещё легче, полной грудью. Он готов встретить новый поворот.

***
Jackfield Bridge

Синий мост глянул на него единственным круглым глазом на одинокой башне. Страж, молчаливо пропустивший его.




Лишь только мост уплыл назад, впереди закачалось над водой что-то огненно-рыжее. Он услышал громкий визг и всплеск, но даже не вздрогнул: здесь нет места страшному. Тут же всё повторилось снова. Две рыжие головы мелькали в реке, когда брызги немножко опадали, а смех не умолкал ни на секунду.

С дерева свисала, болтаясь, тарзанка. На траве стояла корзинка для пикника. Две абсолютно одинаковые десятилетние Лили Эванс вылезали на берег.

Потом они натянули пёстро-зелёные платья на мокрые купальники и принялись возиться с корзинкой. Он отсалютовал им веслом и крикнул: «Привет!» – «Привет!!!» – откликнулись они хором.

Лодка ткнулась в берег, недовольно затрещал под её носом подвернувшийся куст, тут же пойманный верёвкой.

– Я ненадолго, хочу попробовать, как работает ваша штука. – Он кивнул на тарзанку. – Далеко можно улететь?

– Ну, если очень постараться, то на тот берег, – ответила первая Лили.

– Но лучше всё-таки в речку попасть, – подхватила вторая. И обе тихонько хрюкнули, смешно сморщив тёмно-рыжие брови.

Подумав, что нечего смущать пигалиц отсутствием плавок, – гм, а тело-то было у него сейчас под одеждой? – прямо как был, в джинсах и футболке, уцепился за канат, земля в очередной раз качнулась, – и вот он уже в реке, волосы то шевелятся водорослями, то липнут к ушам.

Должно быть, жалкое, но весёлое зрелище – тощий и мокрый носатый дядька с чёрно-сивыми патлами, неловко выбирающийся на берег. Смеясь, они протянули ему по яблоку.

Он никак не мог решить, от которого откусить первым.
Наконец, хрустнув тонкой тугой кожицей, слизнул каплю, побежавшую к подбородку.
И тут одна из девчонок тихонько взвизгнула. Маленькая чёрная змейка с жёлтыми «ушками» бодро ползла к ним от реки.

– Всего лишь ужик, смотрите! – Он ловко поймал нахалёныша пальцами и, как чёрную струйку, слил в ладонь. Маленький змей зашипел почти беззвучно, мягко соскользнул на землю и пополз дальше по своим делам.

Лёгкий холодок тревоги прокрался в сердце. Надо бы скорее плыть дальше, пока иллюзии не покинули его. Вдруг, доев яблоки, он увидит что-то, что совсем не хотел бы видеть?

Когда лодка уже отчаливала, ему сунули пахнущую летом и праздниками корзинку. А потом долго махали, подпрыгивая на уходящей за поворот лужайке.

***
Бесконечный день всё тянулся, как ему и положено в вечности, но всё же, как ни странно, снова наступила ночь. С удовольствием опустошив корзинку, он пустил её плыть по реке. Может, она совершит круг и вернётся обратно, если эта река окольцовывает плоский мир, лежащий на трёх китах и бессчётных черепахах?

Причалив к пологому, белевшему в темноте пляжу, он вытащил лодку на песок, разложил в ней матрас, завернулся в припасённое кем-то одеяло и стал смотреть на звёзды. Вскоре между ними замелькали кометы с пушистыми рыжими хвостами. А потом над лодкой склонилась Лили, светившаяся в темноте, и положила прохладную руку ему на лоб. Такая, какой он видел её в последний раз. Наконец пришла, и – милосердно – одна. Видимо, её Поттер спит здесь по ночам невинным ангельским сном.
Глаза Лили горели, как два зеленоватых светлячка в тёплой ночи, и улыбка светила ему.

– Спасибо за моего мальчика, за веритасерум, за лань, за меч. За то, что сказал ему всё.

Кажется, он вспыхнул от стыда, впервые за столько лет, – розовые отсветы заплясали у неё на щеках. Пришлось спросить, слова давались с трудом:

– Он тебе уже всё рассказал, да? Мне нечем гордиться.

– Нет ещё, но я и так всё знаю. Всё хорошо, не беспокойся.

– Но ты ведь видела его уже? Как он?

– Да, видела совсем недавно. Он храбрый мальчик, я горжусь им.

– Я тоже, хоть и не имею на это права.

– Имеешь. Спи спокойно.

И она вспорхнула в чёрное небо, присоединившись к стае райских птиц, огненным клином летящих куда-то на север.

***

Утром его разбудила стрекоза, нахально присевшая на торчавший кверху нос, чтобы протереть лапками свои выпуклые глаза.

Пустая бутылка из-под чая пустилась догонять давно уплывшую корзинку, унося в себе послание.

***
Arley



Над зеркальной водой далеко разносились звуки – кряканье уток, шлепки вёсел по воде, рокот далёкой моторки. Незаметно к ним присоединился переливчатый свист, задорный и весёлый. Шуберт, «Форель».

На обрывчике сидели рядышком два бодрых старика с удочками. Похоже, рыбалка была только поводом. Ведь громкие мелодичные звуки наверняка сообщили об их присутствии всей рыбе на мили вокруг.

У свистуна были те самые классические усы, которые баварцы на рекламных картинках окунают в пивную пену. Его приятель весело посматривал на приближающуюся лодку пронзительными голубыми глазами поверх сдвинутых на нос тёмных очков. Вокруг в каком-то немыслимом количестве валялись пустые бутылки из-под пива. Хорошее настроение волнами расходилось от радостных рыбаков, шевеля листья ракит и пуская по воде мелкую рябь.

Не присоединиться к ним было невозможно.

Не задавая никаких вопросов, ему вручили пенящуюся бутылку и хотдог – остыл уже, собака!

Вечно юный свист перемежался нескончаемой беседой.

– Что может быть лучше бесконечных каникул...

– ...Особенно если мы их наконец заслужили.

– Главное – не расставаться с тем, кто тебе по-настоящему дорог.

– А вы что молчите, молодой человек? У вас есть кто-то, кого вам пришлось оставить, пускаясь в странствие?

Он впервые задумался над этим. Пожалуй, единственное, чем страшна смерть – тем, что она разлучает нас без твёрдой надежды на будущую встречу. Всё остальное можно пережить. И да, он счастливый человек, – все, кто ему дорог, уже здесь.

Он помотал головой:

– Нет, надеюсь, я плыву к ним навстречу.


***

И когда через три моста он увидел Поттера, то ничуть не удивился.


***
Bewdley Bridge, Bewdley



Мальчишка сидел на спускающихся к воде ступеньках и изучал какую-то мятую бумажку. Рядом валялись бутылка из-под чая и корзинка для пикника.

Он преодолел подъём в пару прыжков – оставшаяся внизу лодка черпанула воды и закачалась, – и сделал то, что, оказывается, так хотел, но не решался при жизни. Сгрёб Гарри в охапку прямо с бумажкой и со всем его недоумением и обнял крепко-крепко, зарывшись носом в волосы на затылке. И даже поцеловал легонько куда-то в шею.

– Так гораздо лучше, да? Теперь не страшно. Теперь ничего не страшно. Теперь не случится больше ничего плохого.

Потом немного отстранился и стал разглядывать худого, встрёпанного и довольно бледного Поттера. Странно, ничуть не изменился. Видимо, тяжело дались мальчишке последние дни и минуты. Впрочем, он сам пока не понимал, по каким законам течёт в этом мире жизнь. Собственные полуседые волосы остались при нём, но тело будто омолодилось, стало лёгким, подвижным, нечувствительным к холоду. Если холод вообще существовал здесь, в чём он лично не был уверен.

Гарри смотрел на него совершенно ошалело: на шею в вырезе футболки, на дырявые тёртые джинсы, на босые ноги. Потом быстро скомкал и спрятал в карман бумажку и зачем-то поднялся на ноги, неловко, слегка пошатываясь.

– Э-э-э, профессор... сэр... Вы тот, кто я думаю? Вы не ошиблись? Чёрт. То есть я не ошибаюсь, что вы меня узнали?.. А я не знаю... узнал ли я вас... узнал бы я вас, если не... Тьфу. То есть... – Он пнул ногой открытую бутылку, и та заскакала по ступенькам к воде. Оба зачарованно провожали её взглядом. Слова у них пока кончились.

Когда бутылка легко шлёпнулась на воду и поплыла, Гарри, видимо, снова собрался с мыслями.

– Вообще-то я выловил в реке корзинку, а на ней был адрес... И плыл, чтоб отдать её. Одолжил моторку.

– Она твоя теперь, я думаю. А у них будет десяток таких же, стоит им только захотеть.

– У кого у них?

– У девочек, очень похожих на твою маму.

Гарри посмотрел на него вопросительно, но ничего не сказал.

– Ну так вот... Я доплыл до Беудли и заметил на воде бутылку, в которой что-то было. Остановился, чтобы выловить и посмотреть, что там внутри. И... надолго задумался.

– Ты знаешь, о некоторых вещах даже сейчас мне пока тяжело разговаривать прямо.

Гарри снова опустился на каменные ступеньки, спускавшиеся с набережной по зелёному склону к воде – рядом с Северусом.

– Я понимаю. Мне тоже трудно начать... Я понимаю, каково вам, сэр... В общем, много и не нужно проговаривать, у нас с вами теперь общие воспоминания. Но кое-что я обязан сказать и объяснить, и извиниться, и... и поблагодарить.

– Не спеши. У нас впереди вечность.

– Ну... в каком-то смысле да. Спешить теперь некуда... – неуверенно ответил Гарри. Он сорвал травинку и начал посасывать сладкий стебель.

– И незачем! – Северус, опустив голову, разглядывал свои пальцы в синих чернильных пятнах. – Я знал, что тебе тоже предстоит пройти через это. Но тогда не был уверен, что мы встретимся после. А теперь думаю, очень важно и правильно, что всё-таки встретились. Это я... должен благодарить.

И уже начал это делать, подумал он, вспомнив, как, случайно отыскав в лодке ручку и тетрадь, неловко изобразил – пару деревьев, меч, горделивого оленя и лань, склонившую перед ним голову. В тетрадке уже было накарябано что-то детской рукой. Универсальный язык. Вроде петроглифов в пещерах древних людей. Лучший способ произнести признание, если нет мужества высказать его прямо, глядя в глаза. Он не сомневался, что в этом дивном новом мире, живущем по законам удивительной гармонии, послание найдёт своего адресата.

– И всё-таки, что с вами произошло? Как вы здесь очутились? – вдруг выпалил Гарри.

– То же, что и с тобой. Я умер, – спокойно ответил Северус. Сейчас это звучало уже совсем не страшно.

Гарри растерянно улыбнулся. Похоже, его постепенно отпускало напряжение, смущение и беспокойство. Северус тоже запретил себе смущаться, вспоминая о своём признании, скомканной бумажкой лежавшем у Гарри в кармане.

Он продолжил:
– Давай поговорим по дороге. Мне кажется, пора двигаться дальше. Бери корзинку с собой. Меня очень интересует вон тот лесок за городом. Тебе не хочется его исследовать?

Поттер молча поднялся, прихватив корзинку. Они спустились к уже заскучавшей лодке, приветствовавшей их радостным постукиванием деревянного бока о бетонную кромку берега.

Подождав, пока Гарри усядется на корме, Северус парой лёгких движений весла послал судёнышко вниз по течению и немного наискосок. Там действительно начинался праздничный лиственный лес.

Наверху смыкали кроны буки и грабы, в подлеске шныряла и шебуршила невидимая мелочь. Снейп уверенно направлялся куда-то в чащу, и вскоре перед ними возникло чудо-дерево, необъятных размеров орех, протянувший в стороны и опустивший к земле не то стволы, не то гигантские ветви. Словно распахнул руки навстречу гостям, приглашая в необъятные объятия. Даже в Запретном лесу не было подобного великана.

***
Ореховое дерево в Беудли



– Ну вот, хорошее место для беседы и размышлений. – Северус присел на будто специально изогнувшуюся ветку и жестом пригласил Гарри присоединиться. – Мне кажется, оно само способно дать ответы на наши вопросы.

– Ну вообще-то и я мог бы вам кое-что рассказать... – Гарри осторожно присел рядом. – Вы... вы не хотите спросить меня, что случилось в Хогвартсе? – произнёс он с некоторым недоумением. – Вы были там? Вы видели? Вы знаете, что мы... мы победили?

– Я лично покинул окрестности Хогвартса в момент своей смерти, – хмыкнул Снейп. – Конечно, твой опыт может быть другим. Но сейчас ты здесь, и не можешь знать достоверно, что происходит в оставленном нами мире.

– Честно говоря, я собирался туда вернуться...

– Ты знаешь способ? – Северус смотрел на Гарри с иронией.

– Ну, верну моторку хозяину в Чипстоу – это рядом с Годриковой Лощиной, и аппарирую...

– Мне кажется, у тебя ничего не выйдет, – улыбнулся Северус какой-то детской, но мудрой улыбкой.

И Гарри почти поверил ему.

Честно говоря, он не понимал до конца, кого он встретил. Человек с внешностью Снейпа и памятью Снейпа, но – словно негатив. Вторая половинка грецкого ореха. Человек, собранный из черт и качеств, которых как раз не доставало тому Северусу Снейпу, каким он знал его уже семь лет.

Мерлин, может, они действительно умерли, Снейп не шутит?!

Действительно, это было Очень Странное Место. Это почти говорящее дерево в лесу. И Снейп на ветке, улыбающийся, как Чеширский кот, – обнажая по-прежнему жёлтые и кривые зубы, с обаянием лёгкого безумия.



Северус позволил исполниться ещё одному своему давнему желанию. Он протянул руку и взъерошил и без того встрёпанные вихры Гарри, словно дав ему наконец разрешение на всю некогда раздражавшую его в мальчишке неправильность и неприглаженность. Он думал, что и сам сейчас выглядит взъерошенной пегой птицей с загнутым клювом, примостившейся на ветке.

Гарри задумчиво склонил голову навстречу руке, не отстраняясь, будто прислушиваясь к непривычному ощущению как к новой, неожиданной мысли. Он не мог понять, что должен чувствовать к этому человеку. Что чувствует на самом деле. И что должен сказать именно ему – здесь и сейчас. Ненавидел много лет он точно кого-то другого. А вот к кому он испытывает благодарность, густо смешанную со стыдом, и горячее, пульсирующее кровью, прилившей к щекам, чувство вины?

Ещё сегодня утром на сердце было так тяжело. От того, что он не смог предотвратить смерть... чью смерть?..

Машинально Гарри достал волшебную палочку и принялся вертеть её в руках, пытаясь сосредоточиться и поймать убегающую мысль. Полированная поверхность пустила мягкий солнечный блик – отдельные любопытные лучи заглядывали под широко раскинувшуюся ажурную крону.

Северус краем глаза поймал этот блеск и машинально перевёл взгляд на палочку, далеко не сразу сообразив, что он видит перед собой.

Что-то пошло не так. Волшебные палочки никак не укладывались в сложившуюся у него картину его новой жизни. Особенно такие хорошо знакомые палочки.

– Что это?

– Ну, вы знаете... Или не знаете?.. Она была сломана... Но я починил её, а Старшую палочку вернул в гробницу Дамблдора.

– Гробницу?..

– Ну да, уже после гибели Вольдеморта.

– Вольдеморта?..

Это имя точно не могло существовать в его прекрасном посмертии.

– ...А потом отправился в Годрикову Лощину. Это недалеко от Чипстоу, отсюда вниз по реке, ну, вы знаете... А дальше я уже рассказывал. Корзина, моторка...

Снейп посмотрел на свои босые ноги с прилипшими к ним мелкими листочками молодой кислицы и спрятал лицо в ладонях. Где он? Что происходит? Палочки, гробницы... Кто из них бредит или грезит? Может, один просто снится другому? Может, этот Гарри – тоже не настоящий, как и две маленьких Лили или Альбус с Геллертом?

– Ты настоящий? – так и спросил он беспомощно, опустив руки и вглядываясь в лицо Поттера.

Побледневший шрам, мелкий прыщик над бровью, прилипшая в уголке глаза ресница... Всё слишком земное, слишком реальное. Последний безумный эксперимент, и тогда можно будет умереть снова, теперь уже от стыда.

Он целует Гарри в этот влажный уголок глаза с ресничкой. Ресница остаётся на губах. Глаз удивлённо моргает.

Целует в бровь и в краешек губ, спрашивает снова:
– Ты уверен, что всё это на самом деле?

Гарри замирает, но не отшатывается. Только чуть-чуть поворачивает голову к нему, прежде чем заговорить.

– Честно говоря, я не знаю. Мне кажется, что я настоящий, а вот вы...

И тут оба, не сговариваясь, смотрят на побледневшие контуры Чёрной метки. Наверное, она всё время была видна на обнажённом предплечье, но Северус совершенно не замечал её. Не видел или не хотел видеть.

И тут его охватывает настоящий ужас, до тошноты, до крупной дрожи. Он испытывал подобный всего трижды в жизни. Когда узнал, что он на самом деле сделал, передав пророчество Тёмному Лорду. Когда услышал от Альбуса о предназначенной Гарри судьбе. И перед самой смертью, когда понял, что не успевает исполнить последнее, что был ещё должен. Тогда внезапное появление Гарри избавило его от этого ужаса – всё прочее стало сразу неважно. Теперь же то, что Гарри был сейчас рядом, этот новый ужас только усугубляло.

Северус вскочил и побежал, не разбирая дороги – туда, где должна была быть река. Он опять оказался где-то между жизнью и смертью. Но теперь – наоборот. Между смертью и жизнью. Новое, уже третье, его рождение? Мучительный стыд, сам являвшийся болью, жёг его изнутри. Реки всё не было. Чутьё изменило ему.

Он зацепился за корень, пролетел вперёд и скатился в какой-то овраг. Тело снова чувствовало всё: жжение в содранных локтях и коленях, сырость непрогретой земли, собственную неподъёмную тяжесть. В нём не было сейчас ни капли той лёгкой, пузырящейся магии, которая помогла бы взлететь. Ни капли магии, чтобы согреться. Все телесные потребности сразу заявили о себе, будто прекратилось действие какого-то наркотика. Он облизнул губы и почувствовал вкус собственной крови. Солёной и совершенно настоящей.

Сзади и сверху послышался хруст ломающихся веток. Кто-то спускался в овраг. Надо найти в себе силы встать самостоятельно. Да, жалкое зрелище он сейчас представляет. Порывшись в поисках остатков гордости и найдя какие-то жалкие клочки, он рывком поднял себя на ноги. Задрал слегка пострадавший нос и постарался именно что прошествовать наверх. Хотя наверняка выглядел от этого ещё более смешным и жалким.

Он не видел, с каким восхищением смотрит Гарри на эту метаморфозу. Не знал, что тот понимает наконец, кто перед ним, и видит, что две половинки стали единым целым. И от этого понимания рождается совершенно новое чувство – восхищения и нежности.

– Поттер, нужно вернуть корзинку, – бросил Снейп сквозь зубы, не оглядываясь. Он уже уверенно и быстро шёл по собственным следам назад к дереву и оттуда – к реке. – Вы в состоянии воспринимать зрительные образы?

Он резко остановился, обернулся к Гарри и пристально взглянул ему в глаза. Поттера слегка мотнуло: картинка берега с тарзанкой была мысленно брошена ему с такой силой, что он почувствовал почти физический толчок.

– Аппарируйте и оставьте там. А потом вернётесь и займётесь вашей моторкой. Прощайте.

Снейп резко развернулся, махнув почерневшими от грязи нелепыми нарисованными крыльями, и ещё быстрее стал спускаться к берегу. Гарри остался стоять, не смея ослушаться. Потом с криком: «А корзинка?!» бросился следом. Корзинку ему вышвырнули из отплывающей лодки.

***

Северус грёб изо всех сил. Без всякой магии. Струйки пота стекали по вискам и между лопаток. Крылья на футболке поникли, прилипнув к спине. Прочь, прочь. Прочь от Поттера, прочь из Англии, прочь от такой прекрасной и так быстро рухнувшей иллюзии.

Или не иллюзии? Он вспомнил огненную Лили на чёрном небосводе, вспомнил так похожего на Альбуса рыбака, неожиданную и закономерную встречу с Гарри...

Задумавшись, он грёб всё медленнее и медленнее. И не сразу услышал настойчивый рокот моторки, нараставший, вытесняя прочие звуки.

Гарри, с совершенно нахальным видом надевший корзинку набекрень, правил лодкой, заставляя её задирать к небу нос: повыше, чем сам Снейп – в лесу! Резкий рывок – его взяли на буксир и нагло потащили за собой в бурлящей волне. Ну нет, Поттер, не на такого напал! Северус безрассудно сиганул в воду, с трудом, но выплыл и из последних сил широкими гребками стал толкать себя к берегу. А там дёрнул в кусты и затаился в какой-то яме.

Через некоторое время вокруг затрещали и зашуршали, приглушённо ругаясь. С полчаса кто-то рыскал то дальше, то ближе, потом всё стихло. Северус облегчённо вздохнул и расслабился. И тут раздалось оглушительное «Акцио Северус Снейп!». Он полетел куда-то головой вперёд и врезался во что-то мягкое и тёплое, ойкнувшее под ним. И тут же наподдал ещё, чтоб неповадно было использовать его в качестве метательного снаряда. И незамедлительно получил сдачи.

Сцепившись, они покатились по земле и застряли где-то в кустах. Снейп отбивался ожесточённо, из последних сил защищая остатки собственного достоинства. Но в конце концов его подмяли, обездвижив без всякой магии, – просто весом длинного тощего тела, нахальством, упрямством и чем-то ещё, неуловимо притягательным. И пригвоздили к земле поцелуем-укусом: куда-то в шею, но показалось, что прямо в сердце.

Лёгкая, тёплая, немного шершавая рука отвела с лица мокрые волосы, перепачканные в глине.

– Ты ошибся. Но это к счастью. Мы живы. Оба. И это охренительно хорошо. Хочешь убегать – убегай, но я буду всё время преследовать тебя, чтобы, не уставая, доказывать, как ты ошибался.

Ещё один неловкий, горячий, влажный поцелуй лишил Северуса всякой возможности что-либо возразить.

***
Chepstow



Впереди ажурный лёгкий мост, удивлённо поднятые брови арок. Такого же беззаботно-голубого цвета, как весеннее небо над ним. Моторка летит вперёд, вперёд смотрит тот, кто ею правит. Деревянная плоскодонка на буксире. Лениво развалившийся в ней человек смотрит в прошлое и вверх.

Он пытался драться – за себя, за право быть мёртвым, за право не знать и не помнить. Годрикова Лощина где-то здесь, за ближайшим перелеском. Возвращаться к жизни очень больно. Хоть ему и предложили анестезию. Что-то вроде дружбы и любви. Он проговаривает эти слова про себя, зная, что не скоро скажет их вслух.

Но глядя на лёгкое светлое небо, аккуратные домики и непричёсанные деревья, он говорит себе, что лучший, прекрасный мир всегда где-то рядом. Всё зависит только от того, какими глазами, под каким углом ты на него смотришь. Можно попробовать улыбнуться – теперь он знает, что это не трудно, – и река улыбнётся в ответ. А если нахмуришься – нахмурится небо.

А вот тот, кто скоро причалит, чтобы вернуть моторку, всегда улыбается первым. Независимо от того, улыбаешься ты или злишься. И значит, совершенно точно существует. В отличие от лодок, мостов и деревьев. Потому что непредсказуем. Разные глупые или неожиданно мудрые слова, которые можно от Гарри услышать, – точно не плод воображения. Потому что сам Северус не додумался бы до таких глупостей, а мудрости от Поттера ждать не привык. Но, похоже, придётся привыкать и удивляться.

– ...А ещё мне надо разобраться с домом, который я снял в Лощине. Думаю, он мне в ближайшее время не понадобится. Ты подождёшь меня здесь?

– Нет, схожу с тобой. – Тут он уже сам удивляет себя. Значит, и он существует на самом деле.

Он не пойдёт ни на кладбище, ни к памятнику. Боли и так много. Но в итоге её оказывается куда меньше, чем Северус ожидал. Потому что, когда надёжно держат за руку, не отпуская, – не так болит.

Потому что все самые ужасные поступки в его прошлой жизни и те поступки, которыми он мог бы гордиться, сложившись, дали такой вот неожиданный результат. Рядом идёт тот, кого он так и не уничтожил, хотя, не зная того, пытался – пытался сначала не дать ему шанса родиться, потом, тоже невольно, не дать шанса выжить. Конечно, после были уже усилия обратного свойства.

И всё, как оказалось, для того, чтобы сегодня в маленьком тёмном пабе Гарри угостил его пивом и горячим пирогом с почками, а потом они возвращались обратно к реке, по очереди гребли, и, смертельно устав, напившись чаю из термоса, спали в лодке, завернувшись в то самое единственное одеяло.

И плыли, плыли, плыли, ни разу не обернувшись назад.

Калдикот, Ньюпорт, Клеведон, Уэстон-Сьюпер-Мэр...

***
Устье Северна

В том месте, где река Северн неторопливо вплывает в Кельтское море, среди бескрайней ряби под кружевными арками мостов, над опрокинутым в воду небом, по нежно-розовым предзакатным облакам тихо плыла маленькая лодка, совсем затерявшаяся в этом просторе. Она почти стояла на месте. Стояла во времени.

В лодке на синем резиновом матрасе дремал щуплый человек с горделиво выдающимся носом. Его босые ноги были заботливо укутаны одеялом, а костлявое тело самоотверженно прикрывал собой вихрастый мальчишка лет восемнадцати, время от времени ёрзая, чтобы устроиться поудобнее, а может – чтобы, словно невзначай, пощекотать чьё-то бледное немного унылое ухо взъерошенными волосами.

Мальчишка думал о том, что оба они рождались уже не один раз, возвращаясь к себе и друг к другу. И значит, смерть совершенно точно не сможет их разлучить.



----------------------------

Приложение:

Рисунок Северуса



(художник - Nat.K.)
...на главную...


июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.06.09
По эту сторону границы [1] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.06.14 12:24:28
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.06.13 08:42:26
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.06.12 12:58:18
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.10 03:58:25
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [1] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.09 21:43:11
Игры с браком [3] (Гарри Поттер)


2019.06.08 15:03:20
Рау [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [2] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.27 00:43:57
Быть Северусом Снейпом [242] (Гарри Поттер)


2019.05.25 09:01:18
(Не)профессионал [1] (Гарри Поттер)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [15] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.