Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гермиона пытается пройти по дорожке через лужайку, на которой МакГонагалл кормит голубей. Голуби заняли всю дорожку и раздражённая Гермиона с громкими криками «Fuсk оff!» пытается отогнать птиц. Профессор Мак-Гонагалл:
- My dear, dо nоt usе suсh wоrds! Just sау «shоо, birds, shоо!» - аnd thеу will fuсk оff...


Список фандомов

Гарри Поттер[18422]
Оригинальные произведения[1217]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12586 авторов
- 26892 фиков
- 8551 анекдотов
- 17642 перлов
- 648 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Ценность непонимания

Автор/-ы, переводчик/-и: Autumnx
Бета:Solli
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:СС/ГП
Жанр:AU, Humor, POV, Romance
Отказ:Все права на героев и мир Гарри Поттера принадлежат Дж.К. Роулинг; материальной прибыли не извлекаю
Вызов:Тараканьи бега
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация: Гарри навещает профессоров в Хогвартсе после войны. Но что происходит? Все, сказанное им, окружающие воспринимают совершенно наоборот!
Комментарии:Фик написан как внеконкурсная работа для игры «Тараканьи бега» на «Астрономической башне».
Тема задания: «Все, что говорит герой, окружающие воспринимают наоборот».
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010.05.04 (последнее обновление: 2010.05.04 22:14:34)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [5]
 фик был просмотрен 4232 раз(-a)



Одним небывало жарким летним днем молодой человек приятной наружности появился на пороге старого замка.
Замок явно ожидал его. Еще издали подмигивал провалами стрельчатых окон, манил укрыться от зноя в тени вековых каменных стен.
Знакомое с детства колдовство радостно приветствовало гостя, щекотало вдоль позвоночника, шевелило волосы на голове, покалывало кожу на руках. И человек подумал, что зря откладывал свой визит на столько лет, сочиняя разные отговорки, зря стремился оттянуть встречу с прошлым.
Ведь здесь, в замке, он был по-настоящему счастлив.
«Вот оно, пристанище моего детства. Как любопытно побывать под его кровом и поговорить с давнишними знакомыми. Мои старые учителя — какими они покажутся мне сейчас?»
С такими мыслями Гарри Поттер переступил порог Хогвартса через несколько лет после войны.

~***~

Замок встретил его безмолвием.
Молчал Большой Зал, пустынный в дни летних каникул, молчали стены, лестницы и коридоры, когда он шел к кабинету директора, молчали старинные доспехи в темных нишах, каменный пол молча припадал к ботинкам, и лишь портреты изредка перешептывались между собой. Во всем ощущалась таинственная неспешность, словно замок что-то от него скрывал. Нечто секретное и, безусловно, забавное.
Когда Гарри подходил к лестнице с горгульями, некий портрет вдруг привлек его внимание, показавшись странно знакомым.
— Снейп?! — воскликнул Гарри.
— Профессор Снейп, Поттер! Как был хамом — так и остался, — заявило изображение профессора.
— Но вы же оказались живы! Зачем здесь ваш портрет?
— Так что мне теперь — совершить самосожжение? Не дождетесь, — сообщил нарисованный Снейп и развернулся спиной.
Гарри пожал плечами. Разговаривать с этим портретом в надежде услышать что-то приятное было бессмысленно. «Как и с оригиналом», — подумал герой.
Вытащив из кармана измятую бумажку с паролем, он громко прочитал:
— Концептуальная трансфигурационная аномалия, — а шепотом добавил:
— М-да уж. Никогда бы не запомнил. Это тебе не «мятная сладость».
Горгульи пропустили его, но посмотрели с неодобрением.

~***~

— Проходите, мистер Поттер, — МакГонагалл сделала приглашающий жест. — Рада, что вы нашли время посетить Хогвартс.
За прошедшее с их последней встречи время она совсем не изменилась.
Не изменился и кабинет, пленяющий роскошью обстановки и интригующий обилием магических артефактов.
— Я тоже очень рад вас видеть, директор.
Гарри повертел головой в поисках Фоукса. Но птица явно не пожелала показываться ему на глаза.
— Гм. Вы могли бы разговаривать и повежливее, — сухо ответила МакГонагалл. — Ну, что ж, присаживайтесь.
— А? В каком смысле повежливее?
«Наверное, старушка слегка оглохла», — подумал Гарри.
— Что привело вас в Хогвартс, мой ма… гм, мистер Поттер?
— Ну, понимаете ли, у меня «острый приступ ностальгии по детству», так говорит мой психоаналитик. Или, выражаясь простыми словами, я соскучился.
— Гм. Ваши мотивы мне непонятны. Но все равно я рада вас видеть.
— Ээ. Чего же тут непонятного?
«Или это директорская должность начинает на ней так сказываться? Маразм подкрадывается незаметно...».
— Хотите лимонную дольку?
— Честно признаюсь, меня со студенческих времен от них уже тошнит.
— Как странно, что мармелад не приелся вам за годы студенчества. Или так проявляется ностальгия по Альбусу? Вот, пожалуйста, у меня здесь целый ящик.
«Точно, маразм», — решил Гарри.
Вычурная до невозможности позолоченная коробка со сластями подлетела к нему и зависла на уровне глаз. Гарри взял одну конфетку и положил в рот. Коробка не улетала.
— Со времен Альбуса остался прямо неиссякаемый запас, — МакГонагалл вздохнула.
Портрет Дамблдора подмигнул со стены левым глазом.
— Мнээ, все ли преподаватели здоровы? — осторожно осведомился Гарри.
— У вас удивительная манера строить предложения, мистер Поттер. Меня несколько возмущает тот факт, что вам так откровенно плевать на здоровье преподавателей Хогвартса. А также та непосредственность, с которой вы делаете подобные заявления...
— Я...
— Но я понимаю, конечно. Послевоенный стресс... — МакГонагалл закивала.
Нарисованный Дамблдор сокрушенно покачал головой.
— Я не это имел в виду... — попробовал возразить Гарри.
— Все преподаватели находятся в добром здравии. Включая и профессора Снейпа. Он, наконец, оправился от полученных ран. И сейчас с успехом совмещает преподавание Зельеделия и Защиты от Темных Искусств.
— Никто больше не хочет преподавать Защиту?
— Вы зря полагаете, что на место преподавателя Зелий так много желающих, мистер Поттер.
— Да я...
— Конечно, профессор Снейп очень сильно устает.
— Я только хотел сказать: профессор Снейп молодец, что со всем справляется, вот и все.
Минерва МакГонагалл внимательно уставилась на своего бывшего студента.
«Кошка в очках», — подумал Гарри.
— Что ж, вы сделали интересное предложение школе, мистер Поттер. Я как-то не представляла вас в этом качестве, но, что ж, всякое бывает. Мы обсудим это с другими преподавателями за обедом, — сказала она, поднимаясь.
— Да я же ничего не предлагал, — попытался возразить Гарри, но безуспешно.
Тем временем директор достала из кармана старые дамблдоровские часы на цепочке и, внимательно изучив циферблат, сообщила:
— А время обеда наступит через десять минут. Пойдемте, мистер Поттер. И, если по пути в Большой Зал вы не успеете передумать, мы с удовольствием посвятим профессора Снейпа во все детали вашего решения.
— А? — только и успел произнести обескураженный Гарри, прежде чем направиться к выходу вслед за МакГонагалл.
«Непорядок и со слухом, и с мозгами», — подумал он.
— Удачи, мой мальчик, она тебе понадобится! — пожелал портрет Дамблдора и подмигнул.

~***~

За учительским столом в Большом Зале царило некоторое оживление. Учителя рассаживались, готовясь к утренней трапезе.
Особенных изменений в их облике и повадках Гарри не заметил.
«В бороде Хагрида ворона до сих пор не успела свить начатое когда-то гнездо, — меланхолично подумал он, — Флитвик — все тот же шустрый коротышка. У Трелони знакомый потусторонне-придурковатый вид. Снейп почему-то не надел гавайскую рубашку к моему приезду, а я так надеялся, но нет, он в черном, как и всегда. А вот и Синистра, далекая от проблем окружающих, как свет неоткрытой звезды».
Биннс скорбной тенью завис посреди стола, по-видимому, решив своим присутствием оживить обеденный разговор коллег.
— Приятно сознавать, что где-то в шумном мире есть такой уголок, где годами ничего не меняется, — пробормотал призрак, ни к кому особенно не обращаясь.
Гарри усадили между Флитвиком и Спраут. От Спраут пахло удобрениями.
МакГонагалл откашлялась и произнесла маленькую речь: «Мы все очень рады приветствовать героя магического мира, почтившего своим присутствием нашу скромную трапезу. Каждому из вас, коллеги, наверняка хочется сказать ему несколько слов», — и обвела профессоров ястребиным взглядом.
— Гаре, у меня там вылупилась новая зверюшечка, — сообщил Хагрид, — пойдем потом, покажу.
— С удовольствием, Хагрид.
— Как это никуда не пойдешь? А чего?
— Несчастья будут преследовать вас, мистер Поттер, и, хотя вы успешно избегали их до сих пор, настанет время — и вы не сможете уйти от судьбы, в вашей карме я вижу смерть!
— Вообще-то мы все когда-нибудь умрем, профессор Трелони, так что меня не сильно это испугало.
— Рада, что вы наконец стали относиться к моим словам серьезно, молодой человек.
«Какая-то у них странная реакция на мои слова».
— Как вам живется, мистер Поттер? У нас, как видите, все по-старому, — сказала Синистра.
— Да так, без бед, ничего особенного не происходит, — попробовал Гарри отделаться общими фразами.
Синистра поджала губы:
— Я, конечно, понимаю, что ваша жизнь — не моего ума дело, но не надо мне об этом так открыто заявлять.
— Да я же...
«У них у всех тут развилась глухота и сумасшествие?»
— Что ж, ваше хамство с возрастом прогрессирует, и слава этому только поспособствовала. Я ничуть не удивлен.
— Рад видеть вас в добром здравии, профессор Снейп.
— Я давно подозревал, что вы не желаете мне здравствовать.
— Но я...
— Теперь у вас хватило наглости заявить об этом вслух. Мне приятно разочаровать вас, мистер Поттер, после курса лечения в Святом Мунго я абсолютно здоров.
— Абсолютно здоровых людей не бывает, Северус, — поправила его любящая точность формулировок Помфри, — надо говорить: практически здоров.
— Может, наконец, приступим к трапезе? — осторожно предложил Флитвик, — а то еда остынет.
— Самое разумное из сказанного сегодня за этим столом, — подытожил Снейп.
На первое был густой гороховый суп. Гарри грустно болтал ложкой в тарелке.
— Будешь еще супчик, Гарри? — запросто обратилась к нему чуждая условностей Спраут.
«Вместо духов она, наверное, использует свежий компост».
— Нет, спасибо. С детства горох терпеть не могу.
— Вот, пожалуйста, — радостно ответила Спраут, доливая ему суп щедрой рукой, — тебе надо больше кушать, ты такой худюсенький.
— Ээ, мне больше нравится слово «подтянутый»...
— У нас что теперь, филиал вегетарианской коммуны? — раздался раздраженный голос профессора Зелий, — я не могу постоянно питаться пловом из риса с изюмом, а от морковной халвы мне ночью снятся кошмары.
— Надо уважать предпочтения других членов коллектива, Северус, — сухо ответила МакГонагалл.
— Тогда почему никто не уважает мои? — удивился Снейп. — Поездка некоторых членов коллектива в Индию плохо подействовала на их неокрепшие умы, — он выразительно покосился на МакГонагалл, — а я должен из-за этого страдать?
— Вы не любите индийскую кухню, Северус? — уточнил любознательный Флитвик.
— Попробуйте фрукты из теплиц, Северус, они — изумительны, — вещала Спраут.
Гарри молча грыз яблоко.
— Хочу бифштекс, — заявил Снейп.
— Кушать зверюшечек?! — возмутился Хагрид.
«Да, — подумал Гарри, — гуманизм среди преподавателей явно прогрессирует. Маразм тоже».
— Гарри, у меня в теплицах расцвели орхидеи. Можешь нарвать для своей девушки. У тебя же есть девушка, правда? — приторно проворковала Спраут.
— Да, мы с Джинни к осени решили пожениться...
— О, вы с такой легкостью сообщаете о своей нетрадиционной ориентации, мистер Поттер, — встрял Флитвик, — это так свежо и неизбито. И давно вы предпочитаете мужчин?
— Эээ...
— У меня и так аппетита нет. А тут еще и Поттер со своими откровениями, — проворчал Снейп.
Но взгляд у него был скорее заинтересованный, чем сердитый. Или Гарри только показалось?
— Хватит зыркать на Гарю своими глазищами, ишь, засмотрелся, нечестивый, — раздался вдруг с противоположного конца стола громовой голос Хагрида.
— Что ты там плетешь, дитя леса? — сухо осведомился Снейп.
— Скормлю зверюшечкам, — пригрозил лесничий.
— Очень мне нужен ваш Поттер, как же. Как будто за семь лет я на него не насмотрелся, — огрызнулся Снейп и стал пристально разглядывать содержимое своей тарелки.
— Кстати, Северус, нам нужно поговорить о Поттере, — произнесла МакГонагалл громким шепотом, перегнувшись к Снейпу через голову Флитвика, — посттравматический стресс, конечно, налицо, но...
— Может быть, позже это обсудим? — предложил Снейп.
Гарри навострил уши. «МакГонагалл всегда была прямолинейна в своих высказываниях, как рельсы на пути Хогвартс-экспресса», — подумал он.
Повысив голос, директор продолжила:
— Дело обстоит так: в приватной беседе мистер Поттер признался мне в своем страстном желании преподавать Зелья.
— Что?! — хором воскликнули Снейп, Гарри и, почему-то, Флитвик. Остальные продолжали сосредоточенно пережевывать пищу.
— Но это же полный бред! — громко возмутился Снейп.
— Я ничего такого не говорил! — ахнул Гарри.
— Да, да, мистер Поттер, мы уже поняли: вы очень хотите учить детей Зельям. Только не надо так кричать, — устало произнесла МакГонагалл.
— Только через мой труп! — воскликнул профессор Зелий.
— Никто особо не расстроится, — меланхолично заметил Биннс.
— Ну, перестаньте, Северус. Я же вижу, как вы надрываетесь. Оставьте себе Защиту. А Поттер пусть займется Зельями. Других желающих все равно нет.
— Да я вовсе не хочу никого учить Зельям. Я и сам их толком не знаю! — простонал Гарри.
— Безответственность ваших заявлений сравнима только с вашей распущенностью и не перестает удивлять меня, мистер Поттер. Как вы смеете утверждать, будто идеально знаете Зелья? Я бы сам с удовольствием поставил вам «Тролля» по этому предмету... — тут Снейп надрывно закашлялся и схватился за горло.
— Вот видите, Северус, до чего вы себя довели. Вам нельзя так переутомляться. Все, я решила. Поттер станет профессором Зелий. Это больше не обсуждается.
— Но он же ничего не знает и не умеет, — просипел Снейп.
— А вот вы сами его и научите. До осени — уйма времени. И я не хочу об этом больше говорить.
— Минерва...
— Ммм. А рис — хорош.
«Они сошли с ума. Все сразу, — решил Гарри, — не знаю уж, что на них так влияет: возраст, вирус фестральего гриппа или, может, радиация, но ведут они себя — страннее некуда. Какая-то непонятная реакция на мои слова. Что с ними случилось?»
Проще всего было развернуться и уехать, но как он мог оставить своих старых профессоров в таком явно ненормальном состоянии?
«Комплекс героя, чтоб его!», — вспомнил Гарри слова знакомого психоаналитика.

~***~

Спускаясь в подземелья вслед за раздраженным Снейпом, Гарри был полон дурных предчувствий
«Надо попытаться объяснить ему, что меня неправильно поняли, желательно, чтобы он от этого не сильно расстроился, вдруг он решит меня проклясть, ведь запрет на Аваду пока не отменили...», — лихорадочно размышлял герой.
— Послушайте, профессор, — начал Гарри робко, — произошла какая-то дикая ошибка, я вовсе не хотел становиться зельеделом. Ни сейчас, ни потом, ни когда-нибудь вообще...
Не удостоив его ответом, профессор распахнул дверь в печально известный всем студентам кабинет.
— Вот ваша личная алхимическая лаборатория, мистер Поттер,— сообщил Снейп злобно, — надеюсь, вы ее не взорвете.
— Я тоже на это надеюсь, — искренне сказал Гарри.
— Что значит, надежда умирает последней? — рявкнул Снейп. — Впрочем, Хогвартс уже разок отстроили, отстроят еще раз, — добавил он уже спокойнее, и, одарив Гарри испепеляющим взглядом, продолжил:
— Согласно указаниям директора, я обязан ввести вас в курс предмета, хотя не представляю, как мне удастся за два месяца осуществить неполучившееся за годы.
— Я тем более не представляю, профессор... — прошелестел Гарри.
— Ваш оптимизм весьма похвален, Поттер. Ну, что ж, пожалуй, приступим. Для начала, вычистите эти двадцать пять котлов. Без магии.
Растерявшись от столь радужного начала своей зельеварческой деятельности, Гарри не нашел, что ответить.
— Я приду через полчаса и проверю, — с этими словами Снейп развернулся и покинул лабораторию, хлопнув дверью.
— Словно я никуда и не уезжал, — вздохнул Гарри.
В течение последующих пятнадцати минут Гарри Поттер, герой магической Британии, кавалер Ордена Мерлина первой степени, самый известный из молодых магов туманного Альбиона и просто успешный, состоятельный, уважаемый человек, усиленно чистил котлы в алхимической лаборатории при помощи выданного ему профессором облезлого ершика.
Еще через пять минут, угнетенный скудностью результатов, он вымыл котлы с помощью очищающего заклятия за три с половиной секунды.
И, переведя дыхание, стал с интересом изучать разнообразные предметы, аккуратно расставленные по всем горизонтальным поверхностям лаборатории.
Предметов было много, их назначение — не до конца понятно.
Еще через пять минут появился Снейп.
— Вижу, с простейшей задачей способен справиться даже такой безмозглый дилетант... что это вы вытворяете, Поттер? Немедленно поставьте нефритовый алхимический набор на место!
— Просто захотелось рассмотреть поближе эти ступку и пестик. Я не разобью, не волнуйтесь. Такой красивый материал, так гладко отполирован, поверхность чрезвычайно приятная на ощупь, особенно у пестика...
— Что значит фаллоимитатор? — вспыхнул Снейп. — Вы в своем уме?
— Вы, наверное, плохо слышите, профессор, может, мы вместе сварим вам капли для ушей? — осторожно предложил заботливый Гарри.
— Нет, мы не будем варить любрикант! — проревел Снейп, — мы сварим зелье для стимуляции умственной деятельности...
— Профессорам бы не помешало, однако... — заметил Гарри.
— И нет, мы не будем варить зелье для усиления потенции «этих старых маразматиков», как вы изволили выразиться о заслуженных профессорах. Режьте зеленых слизняков Поттер, и чтоб я больше не слышал от вас ни звука!
Следующие полчаса они работали практически молча, изредка тишину нарушало злобное шипение Снейпа:
— Вот сюда, Поттер... не размазывайте слизняков по доске, это не бутерброд с джемом, ...как вы держите нож? Мне еще жить охота... в тот котел, а не в этот... вам бы работать пекарем... разотрите когти летучей мыши пестиком в ступке... еще раз услышу слово «дилдо» — зааважу... мешать надо плавно, а не рывками... заглядывайте иногда в инструкцию, я дал вам ее на случай, если вы вдруг умеете читать...

Вытирая трудовой пот со лба, Гарри взирал на содержимое котла с опаской.
Зелье было невыносимо зеленого цвета.
— Так, что-то пошло не по плану, — заметил вдруг Снейп, — оно должно иметь бледно-салатовый оттенок...
Только интуиция опытного шпиона и сноровка бывшего ловца позволили им оказаться под столом одновременно и в нужный момент.
Потому что в следующую секунду содержимое котла издало протяжно-грустное «Уфф» и взорвалось...
Когда Гарри вылез из-под стола и осмотрелся, он на мгновенье ощутил себя персонажем маггловских фильмов ужасов, забредшим в покинутое логово опасного монстра, облепленное продуктами монстровой жизнедеятельности.
От пола до потолка алхимическая лаборатория была покрыта слоем зеленой слизи.
Слизи было невероятно, нечеловечески, немыслимо много...
Липкая субстанция капала с потолка на немытую профессорскую голову, затекала Гарри за шиворот, стекала со стен, плескалась в котлах и чавкала под ногами.
Пахла слизь сногсшибательно... в смысле — от ее запаха просто сшибало с ног.
— Поттер, не вы ли, случайно, ухитрились положить в котел хвост сушеной сколопендры за те короткие десять секунд, в которые я имел неосторожность от вас отвернуться? — вкрадчиво спросил Снейп. Ручейки слизи, сбегающие по лицу, придавали ему несколько сюрреалистичный вид.
Гарри робко кивнул. И тихонько добавил:
— Я все делал по инструкции.
— Так я и знал, Поттер, — процедил Снейп сквозь зубы. — Берите швабру. Во избежание цепной реакции магию сейчас применять нельзя...

~***~

Ужин прошел в ледяном молчании.
Профессора уже были в курсе мрачной истории с зельем и предпочитали помалкивать, дабы не раздражать Снейпа.
Скорбные попытки Гарри объяснить профессорам, что он все делал по выданной зельеваром инструкции, не привели к желаемому результату.
Гарри молча жевал картофель, тушеный в ореховом соусе, и усиленно размышлял над причинами неверного понимания своих слов профессорами. Ничего путного, правда, в голову не приходило.
Идею сходить в библиотеку он отмел как несостоятельную: «Только Гермионе удавалось раскопать нужную информацию в этом нагромождении замшелых книг».
Прежде других окончив ужин, профессор Снейп удалился к себе, пожелав коллегам беспокойной ночи.
Вскоре стали расходиться и остальные.
В конце ужина Гарри был счастлив узнать, что у них со Снейпом смежные комнаты.
— Мы уже приготовили ваши покои, разожгли камин, расстелили постель и отутюжили вам пижамку, мистер Поттер, сэр. А еще мы отчистили лабораторию от остатков зеленой слизи, которую вы не дооттирали своей шваброй, — радостно сообщили ему домовые эльфы.
При воспоминаниях об уборке, о титанических усилиях, которые он прикладывал, дабы смыть зеленую мерзость со всех возможных поверхностей, об иезуитски выверенных комментариях Снейпа, сопровождавших все это нелепое действо, Гарри захотелось немедленно залезть под стол и заночевать там.
«Всё, решено, уезжаю завтра», — думал Гарри. — Черт с ней, с разгадкой тайны непонимания. Я вдоволь нахлебался невкусного овощного рагу. И общением с преподавателями я сыт по самое горло".
Герой магического мира с радостью переночевал бы в совятне, в палатке или в сарае, но сил сопротивляться маленьким лопоухим тварям уже не осталось.
Скрепя сердце, Гарри направился в подземелья.

~***~

Предоставленная ему комната являлась образчиком классического стиля и хорошего вкуса, и не имела ни единого недостатка, если не считать таковым близкое соседство с покоями Снейпа.
Весело потрескивал огонь в камине, мерцали на полированных поверхностях старинной мебели рыжеватые отблески горящих свечей.
Огромная кровать под балдахином так и манила окунуться в недра шелкового белья. Сверху на постель заботливые эльфы положили пижаму из мягкой ткани.
«К счастью, ночью темно и ничего не будет видно», — облегченно подумал герой, рассматривая вышитые на пижаме сцены Последней Битвы. Он разделся, в задумчивости изучая образчик эльфийского творчества. Фигурки на ткани начали двигаться.
Гарри уже собрался облачиться в пижаму, когда его внимание привлек чей-то храп.
В нише возле кровати он заметил портрет Дамблдора. Изображенный на внушительных размеров холсте директор мирно спал.
«Ночевка в комнате с его портретом навевает грустные мысли, — подумал Гарри. — Как я хотел бы снова, пусть ненадолго, стать ребенком. Мир казался мне таким простым и однозначным когда-то...».
От окончательного погружения в мысли о пусть не безоблачном, но с трепетом вспоминаемом детстве, его отвлекли приглушенные голоса из-за неплотно прикрытой двери в смежную комнату.
Старые привычки исчезают с трудом. А Гарри с детства обожал подслушивать чужие разговоры.
Подкравшись к двери, он стал усиленно прислушиваться.


— Это же ужас что такое, всю лабораторию мне зеленой слизью облепил. Соображать стал еще хуже, чем раньше, — донесся до его ушей голос Снейпа.
— Мда, у мальчика явный непорядок с мозгами... — отозвался второй голос, принадлежащий МакГонагалл, — он говорит такие вопиюще бестактные и непозволительно грубые вещи. И ведь раньше Гарри таким не был.
— Мда, избыток славы испортил его окончательно.
— А может, он просто болен?
— Шизофрения? Эпилепсия? Маниакальный психоз?
— Быть может, обратимся к специалисту? — предложила директор.
— Изолировать от общества? — выразил надежду Снейп.
— Я думаю, амбулаторного лечения будет достаточно, — сдержанно ответила МакГонагалл.
— Пускай Помфри свяжется с психиатром из больницы Святого Мунго.
«Пора уносить отсюда ноги, — решил Гарри, — пока и вправду в психушку не упекли».
— Пойду, поговорю с Помфри прямо сейчас, — каблуки МакГонагалл застучали по каменному полу.
«Надо им срочно как-то помешать», — лихорадочно подумал Гарри.
Но мешать не потребовалось, коварные планы декана и директора нарушил некто, очень вовремя постучавший в дверь покоев Снейпа.
— Кто там? — осведомился Снейп.
— Это я, Филиус Флитвик.
« А этот зачем пришел?»
— О! — вскрикнула МакГонагалл.
— Да, как некстати почтенная директриса зашла навестить одинокого мужчину в его покоях перед сном, — злорадно прошипел Снейп.
— Что же делать, Северус? — тревога в ее голосе показалась Гарри весьма необычной.
«Чего она так волнуется?»
— Что делать? Не выбирать кавалеров, которые могут достать вам только до пупка, наверное? Хотя для определенного рода утех и этого вполне достаточно, — задумчиво протянул Снейп
«Э?» — не понял Гарри.
— Ваше ехидство неуместно, а подтекст шуток — вульгарен. Спрячьте меня, Северус!
— А что мне за это будет? — в голосе Снейпа зазвучали издевательские нотки.
— Я не стану вас увольнять, — ответила МакГонагалл.
— Вы и не смогли бы меня уволить, если, конечно, не захотели бы преподавать три предмета одновременно.
— Гм.
— Да и потом, директор навестил преподавателя, что здесь такого?
— Северус? Позвольте мне войти, нам надо поговорить!
— Я не одет.
— А! Зачем вы это сказали? — возмутилась МакГонагалл, — теперь он никогда не поверит, что ничего не было!
— Лучше скажите, зачем вы подсунули мне Поттера в качестве зельевара? Хотели поиздеваться?
— Вовсе нет.
— Звучит неубедительно.
— Почему вы не открываете, Северус? Вам плохо? Вы не можете отпереть дверь? Я захожу!
— В шкаф, быстро!
Послышался треск и скрежет. Хлопнули створки шкафа.
— Алохомора!
— Гм. Флитвик. Я же сказал, что не одет.
— Но вы же одеты.
— Я пошутил. Не стоило ко мне так врываться.
— Я испугался за ваше здоровье, коллега. Возможно, у вас был, мнээ, припадок?
— Припадок здесь только у Поттера. Хотя, кажется, это заразно, — фыркнул Снейп.
— Да, несчастный юноша. Он явно не в себе, о чем я и хотел с вами поговорить первоначально. Но теперь...
— К чему это вы так интенсивно принюхиваетесь?
— Этот запах...
— После печального инцидента с испорченным зельем я принимал ванну в течение часа, и голову помыл, — отрезал Снейп.
— Нет, я не о результатах ваших с Поттером сомнительных экспериментов. В воздухе витает аромат духов Минервы...
— А, да.. Я тоже иногда такими пользуюсь. Они так интересно пахнут...
Гарри зажал себе рот, пытаясь сдержать смешок.
— Ах, вот как?
— Да, вот так.
— У вас всегда были странные наклонности...
— Вы вломились ко мне поговорить о моих наклонностях?
— Нет, о Поттере. Первоначально. Но разговор будет иным!
— О ваших наклонностях?
— Сегодня вечером у вас в покоях была женщина, и я знаю, кто! Я чувствую запах ее духов, я слышал отзвук ее голоса, когда стоял за дверью.
— Полный бред.
— И я требую сатисфакции!
— Уберите палочку, вы выглядите смешно, — произнес Снейп лениво, — я не потерплю разговоров со мной в таком тоне, убирайтесь.
— Нет, я не уйду! Признайтесь в содеянном, или вам не избежать магической дуэли.
— Признаться в чем? — спросил Снейп устало. — В умерщвлении младенцев, ношении фиолетовых трусов или сексе с Дамблдором?
— В романе с Минервой МакГонагалл.
— Наш уважаемый директор как женщина меня совершенно не интересует, — холодно ответил Снейп.
Через узкую щель Гарри не было видно происходящего, а открыть дверь пошире он не рискнул, чтобы его не заметили. Но слышно все было преотлично.
Представив пышущего праведным гневом, багрового от ревности коротышку Флитвика, потрясающего палочкой перед вдвое превосходящим его в росте брезгливо-равнодушным Снейпом, Гарри тщетно пытался сдержать смех. И сдавленно фыркнул.
Что немедленно услышал не в меру ушастый Флитвик.
— А!А!
— Неподходящее время для демонстрации отсутствия вокальных данных, вы не находите?
— Что у вас за той дверью?
— Гостевая комната.
— Немедленно откройте ту дверь!
— Вам надо — вы и открывайте.
Гарри считал себя прытким молодым человеком, но, разогретый до состояния бурного кипения идеей незапланированной рогатости Флитвик оказался ловчее.
Прежде, чем Гарри успел отскочить, дверь распахнулась.
Представшие его взору Снейп и Флитвик выглядели, как он и предполагал.
— Мистер Поттер? Это вы?
— Флитвик, вы очень наблюдательны, — заметил Снейп.
— Э, — сказал Гарри.
Оттенок бордовости на лице профессора чар сгустился до нежно-фиолетового.
— Прошу меня простить, — сдавленно произнес он. — Северус, мистер Поттер, спокойной вам ночи.
С этими словами обескураженный ревнивец покинул комнату, развив нешуточную скорость.
— Э? — спросил Гарри.
— Б...ь, — ответил Снейп и открыл шкаф.
Из шкафа выпала притрушенная пылью МакГонагалл, обнимающая банку с заспиртованной ящерицей.
— Прекрасно смотритесь, коллега, — прошипел Снейп, — поставьте инвентарь на место.
— Не сообщайте в Мунго, я уеду завтра, — выпалил вдруг Гарри.
— Ах, вот оно как. Вот, оказывается, в чем причина вашего странного поведения, — МакГонагалл хихикнула. — Что ж, я по-видимому, здесь уже не нужна, — подмигнув, она направилась к двери.
— Северус, надеюсь, у нас обоих хватит такта не обсуждать прилюдно личную жизнь друг друга? — обернувшись с порога, игриво поинтересовалась она прежде, чем удалиться, сжимая банку с ящерицей в руках.
Проводив явно повредившуюся в уме директрису печальным взглядом, Гарри перевел глаза на Снейпа.
— Поттер, — интонация этого голоса не предвещала ничего хорошего.
— Профессор? — пролепетал Гарри.
— Поттер, почему вы в одних трусах?
— Я уже готовился ко сну, собирался переодеться в пижаму, когда профессор Флитвик неожиданно распахнул дверь...
— Нет, я не хочу, чтоб вы сняли и их! Даже не думал об этом! — рявкнул Снейп.
— Да я и не собирался снимать трусы, вы плетете полный бред! — вспыхнул Гарри
— Что значит, вы всегда мечтали меня поцеловать? Верится с трудом, если честно. Зато очень похоже на глупую шутку!
— Я в жизни не мечтал о поцелуях с вами. Ну, может, иногда... Но исключительно с целью эксперимента!
«Боже мой, что я сказал?»
— Ваша распущенность беспредельна, ваша наглость не знает границ. В течение стольких лет вы своими гадкими словами и глупыми выходками отравляли мне жизнь, а теперь смеете признаваться в любви? Не верю не единому слову!
«Похоже, возражать не имеет смысла».
— Пожалуй, мне пора уйти. Спокойной ночи, профессор.
— Вы уверены, что хотите провести эту ночь со мной? Я предпочел бы спать один. Возможно, у вас менингит в острой форме?
После такого беспрецедентного заявления Гарри не осталось ничего другого, как развернуться и уйти к себе в комнату.
Вслед ему прозвучало злобное:
— Поттер, вы всегда спите в стрингах? Они вам не натирают?

~***~

— Ведь так было написано в инструкции, — жаловался Гарри следующим утром перед портретом Дамблдора.
— В инструкцию, по-видимому, закралась ошибка, мой мальчик.
— Но почему Снейп меня не предупредил?
— Он не ожидал от тебя такого рвения в закладке ингредиентов в котел, — ответил Дамблдор гораздо веселее, чем следовало.
— Он меня заставил отмывать все шваброй, без магии. Ненавижу уборку!
— Физический труд закаляет, — ответил директор бодро. Сочувствия в нем не было ни на грош.
— Но хуже всего — Снейп решил, будто я признался ему в любви и хочу, мнээ... близких отношений.
— Что ж, бывает.
— И вообще, что бы я ни сказал — меня понимают наоборот! Профессора приписывают мне какие-то безумные высказывания, а я говорил совсем другое. Что, черт возьми, происходит? Может, они сошли с ума?
— На все есть причина, — загадочно ответил Дамблдор, — как сказал поэт: есть многое на свете, мой мальчик, хе-хе.
— Так профессорский состав не спятил?
— Боюсь, что нет.
— Может, все же, коллективный маразм? — с надеждой спросил Гарри.
— О нет, все дело в магии Замка, — директор замерцал очками.
— А?
— Понимаешь ли, Гарри, после реконструкции магия Замка изменилась. Пробужденное старое волшебство вступило в загадочное взаимодействие с новыми чарами. В результате этих метаморфоз мы можем слышать непроизнесенные слова, совершать необъяснимые поступки, ходить по не существовавшим ранее залам и коридорам. Замок меняет пространство и звук внутри себя...
— Не могли бы вы выражаться яснее? И короче...
— Замок — живое существо, он любит иногда пошалить, как любой из нас, — закончил Дамблдор и подмигнул.
— А? Так это происки Замка? Но какой в этом смысл? Или никакого?
— Возможно, Хогвартс, в благодарность за победу над злом, захотел устроить твою личную жизнь?
— Скорее, захотел устроить мою жизнь в Святом Мунго.
— Ну, ну, зачем так мрачно.
— А что же мне делать с профессором Снейпом? Как-то неудобно получилось...
— А ты напиши ему письмо...
— А это поможет?
— А ты попробуй, — с видом заговорщика посоветовал Дамблдор.
— Ну, раз вы советуете...
— Да, да, советую и настоятельно рекомендую.
Весь облик директора выражал искреннюю уверенность в отсутствии каких-либо глобальных проблем в этом мире, кроме, конечно, недостаточного количества леденцов на душу населения.
«Директорские глаза так ярко излучают доброту, как автомобильные фары излучают лучи дальнего света, улыбка светится пламенной любовью ко всему живому», — подумал Гарри.
— Нам пора прощаться. Удачи тебе, Гарри, я должен спешить, меня очень ждут.
— Кто? — спросил Гарри тупо.
— Видишь ли, мой портрет висит в кабинете директора, — объяснил Дамблдор, — чтобы поговорить с тобой, я поменялся на одну ночь местами с другим изображением.
— И чей же портрет висел здесь?
— Тролля с далеких-предалеких гор. Как он забрел в Хогвартс, мне неизвестно, но примерно в 1095 году у одной из тогдашних учительниц от одного его вида случились преждевременные роды.
— Э.
— Не переживай, младенец выжил.
— Ээ, при чем же здесь...
— Боюсь, обнаружив его портрет с утра в своем кабинете, Минерва не оценит этого зрелища. До встречи, мой мальчик.
— Был рад видеть вас, директор.
— Я тоже, я тоже...— Дамблдор подмигнул и исчез с холста.
«Вот так, ушел, как всегда, в самый неподходящий момент. Мне еще о стольком надо было его спросить...».
За МакГонагалл Гарри почему-то не волновался.

~***~

Прощание было недолгим.
— Эта записка... — молвил Снейп, вертя в руках клочок бумаги, — неужели все так и было?
Гарри кивнул.
— Магия Замка?
Гарри кивнул еще раз.
— Странно, но я вам верю.
Гарри испустил облегченный вздох.
— Я сам поговорю с МакГонагалл.
Гарри ответил кивком.
— Счастливого пути, мистер Поттер.
— До, свидания, профессор, — не выдержал Гарри.
— Целоваться взасос не будем. Можно — в щеку, — услышал Снейп.

~***~


Месяц спустя кошмары перестали мучить героя.
Цветные сновидения с участием Снейпа сменились обычной паутиной черно-белых снов.
Однажды утром Гарри проснулся от неприятных гулких звуков. Вначале он решил, что стук возник в его голове и ему снится очередной кошмар. Проснувшись окончательно, он понял — кто-то ожесточенно колотит в дверь.
Вылезти из теплой постели оказалось совсем не просто.
«Может, если не открывать, им надоест и они уйдут?», — подумал герой, пытаясь попасть ногами в тапки.
Но нет, навязчивый стук не прекращался.
— Кто там? — спросил он раздраженно, добравшись, наконец, до двери.
— Я, ваша соседка, миссис Фигг.
«Странно, Фигг жила раньше рядом с Дурслями. Она что, сюда за мной переехала? И голос у нее какой-то подозрительно низкий. Ну, ладно».
Гарри пожал плечами и отворил дверь.
И обомлел. Он был готов ко встрече с воскресшим Волдемортом или тенью Дамблдора.
Но увидеть на пороге его — не ожидал.
— Ээ… Как поживаете, профессор Снейп? Как здоровье?
— Не дождетесь, Поттер.
— Что привело вас в мой дом?
— Соскучился.
— Вы решили меня навестить?
— Именно так.
— А почему с чемоданом?
— Я очень соскучился, Поттер. Может, дадите мне, наконец, войти?
— Аа. Да, пожалуйста, проходите.
— Вы очень любезны, Поттер, — процедил Снейп и прошествовал по коридору прямиком в гостиную.
Закрыв дверь, Гарри направился вслед за зельеваром, стараясь, однако, не подходить слишком близко. Мало ли что? Вдруг тот окончательно спятил?
— У вас тут уютно, Поттер, — сообщил нежданный гость, разглядывая комнату, — и гораздо чище, чем я мог надеяться.
— Ээ. Мне ваше одобрение очень приятно, но все же не стоило ставить чемодан на персидский ковер...
— Я что, сказал, будто я вас в чем-то одобряю? — перебил Снейп.
— Нет, но..
— Я — за четкость формулировок, — безапелляционно заявил зельевар.
— Целиком поддерживаю вас, профессор. Хотелось бы внести ясность. Зачем вы приехали ко мне?
— Весь месяц, прошедший с вашего визита в школу, я пребывал в тягостных раздумьях...
— Многообещающее начало, — пробормотал Гарри.
— ...я думал о многом. Решение далось мне с трудом, но я принял его, — Снейп выжидающе посмотрел на Гарри.
Гарри с интересом посмотрел в ответ. Тогда Снейп продолжил:
— Конечно, меня терзали смутные сомнения. Разница в возрасте, происхождении, образовании, жизненном опыте и, наконец, в интеллектуальном уровне — ошеломляющая, не скрою, — Снейп тяжело вздохнул. — Вы не можете не понимать, о чем я говорю, мистер Поттер.
— Я как раз ничегошеньки не понимаю, профессор...
— Я имею в виду, что, несмотря на эти, казалось бы, непреодолимые препятствия, я думаю, попробовать стоит. В конце концов, мы оба теперь — взрослые люди, а жизнь — слишком коротка, чтобы без конца откладывать судьбоносные решения на потом.
— Профессор, — произнес Гарри как можно мягче, — послевоенный стресс и хроническое переутомление на нервной работе, конечно, сильно повлияли на вашу способность говорить связно. Вам непременно надо съездить в отпуск, и отдых нельзя постоянно откладывать, тут я с вами совершенно согласен...
— Поттер...
— И, раз уж вы заехали меня навестить перед отпуском, можно посплетничать о старых знакомых, например, за чашечкой чая.
— Я...
— Будете, чай, профессор?
— Чай? Потом, Поттер. Вначале — к делу. Не будем тратить драгоценное время нашей жизни на ненужные разговоры, тем более, понять друг друга нам явно не грозит...
С этими словами Снейп одним движением распахнул мантию.
— Профессор? Вам жарко?
— Да, Поттер. Я буквально сгораю от желания.
— Включить кондиционер?
— Не стоит. Лучше скажите, похож ли я на античную беломраморную статую?
— Э.
— Или это были враки одного старого пройдохи? — проронил он еле слышно.
— Похож, очень, — честно признался Гарри, — вот только у статуй есть еще такой листик. На причинном месте. А у вас — его нет.
— Листик? И как бы он там удержался? Не вижу логики.
— Приклеить? — предложил Гарри, интенсивно пятясь.
— Куда же вы, Поттер?
— В ванную, в душ, я быстро.
— Я могу и передумать.
— Очень надеюсь на это, — сообщил Гарри, очутившись в ванной комнате и защелкнув замок.
Прошел примерно час, прежде чем он услышал стук в дверь.
— Вы там не утонули, Поттер?
— Не дождетесь.
— Я жду не дождусь вас, Поттер.
— Можете и не дождаться.
— Могу помочь вам вымыться в самых труднодоступных местах. И не один раз, — предложил Снейп.
— Я в вашей помощи не нуждаюсь.
— Могу и уйти, — обиделся Снейп.
Гарри сделал глубокий вдох и медленный выдох. Да, иногда приходится принимать судьбоносные решения, и не всегда эти решения должны касаться уничтожения темных лордов. В конце концов, может он хоть раз в жизни позволить себе уступить искушению? Пора перестать стоически сопротивляться своим желаниям, а то еще войдет в привычку, и какая тогда личная жизнь?
Рывком распахнув дверь, он столкнулся со Снейпом нос к носу.
— Я ухожу, — заявил Снейп, — я осознал свою ошибку.
— Не так быстро, — прошептал Гарри и поцеловал его в губы.
Затянувшийся поцелуй подтвердил соображения Гарри: поддаться соблазну стоит.
— А я — похож на античную статую? — спросил зардевшийся герой, отстранившись.
— Из розового мрамора? Возможно. Впечатление сильно портит полотенце, скрывающее самые интересные детали.
— А теперь? — полотенце упало на пол.
— Скульптура идеальна.
— Что ж, применим наши скульптуры по назначению? — предложил Гарри.
— Наконец-то мы поняли друг друга, — ответил Снейп.

~Fin~

...на главную...


сентябрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

август 2019  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.14 01:51:44
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.09 07:27:12
Дорога домой [1] (Гарри Поттер)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [25] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.02 20:10:13
Змееносцы [10] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:26:51
Бессмертные [2] ()


2019.09.01 18:25:46
Prized [4] ()


2019.08.30 19:16:22
(Не)профессионал [3] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [3] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.17 16:01:20
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [3] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:03:37
Я только учу(сь)... Часть 1 [53] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.25 20:04:47
Чай с мелиссой и медом [1] (Эквилибриум)


2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.