Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пожиратели смерти классический пример работы администрации любого сайта:
-Волдеморт-главный амдин
-рядовые упсы-модерация
-магглы-обычные зарегистированные юзеры
-Гарри Поттер-неуловимый баг

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12699 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17683 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


В духе сюрреализма

Автор/-ы, переводчик/-и: Anima Obscuri
Бета:Талина
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:СС, ГГ, АД
Жанр:AU, Action/ Adventure, Humor, POV
Отказ:Автор отказывается нести ответственность за написанное.
Вызов:И пусть творится волшебство!
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Хулиганский фик на тему: «без темы» с параноидальной шизофренией, отсутствием логики и прочими странностями крупным планом.
Комментарии:Написано для участия в конкурсе «И пусть творится волшебство!» на «Семейных архивах Снейпов».
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Психоделика
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010.04.29 (последнее обновление: 2010.04.29 19:42:51)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 3864 раз(-a)



Как я оказалась в этом бреду?.. В этом жутком непрекращающемся бреду, что проглотил мой разум и терзает его, словно голодный волк заблудшую овцу…

А началось всё с того, что во мне не было сил отказать директору Хогвартса, когда он с полными надежды глазами попросил меня о «небольшой» услуге. Я, подпитываемая чувством сострадания к преклонным летам профессора и тревожным предчувствием очередной кошмарной неурядицы, обнаружила себя в кабинете Дамблдора с чашкой чая в руках и лимонной долькой в зубах. Умеет же глава любимой школы ненавязчиво впутывать в неприятности. Будь у Тома Риддла хоть капля манипуляторских задатков директора Хогвартса, он бы уже давно правил миром, а не покоился сейчас в, Мерлин знает каком, небытие. А вообще Мерлин – маг исключительной осведомлённости, о его знаниях начали слагать легенды ещё со времён основателей (если я не преуменьшаю). Но оставим Мерлина в покое на время.

Альбус Дамблдор, пока я запивала лимонную дольку чаем, добродушно рассказывал какую-то чепуху, содержание которой никак не укладывалось в памяти, а смысл ненавязчиво ускользал, словно песок сквозь пальцы. За этим милым разговором «обо всём, о чём только можно, только не о самом главном» мы ожидали появления профессора зельеварения, чтобы серьёзно обсудить возникшие проблемы.

И, наконец, третьей чашкой был ознаменован приход Северуса Снейпа. «Приход» как всегда сопровождался угрюмым расположением духа и недобрым выражением лица. Едва переступив порог директорского кабинета, зельевар метнул в меня недоумённый взгляд на долю секунды, затем перекинул его на удовлетворённо улыбающегося директора. И вместо ответа на повисший в воздухе вопрос: «А эта что здесь делает?», Снейп вынужден был сесть в предложенное кресло и с кислой миной благодарить за чай.

- Ну, вот теперь я могу приступить к объяснению задачи, которую вам вскоре нужно будет разрешить, - Дамблдор взял небольшую паузу, чтобы набрать воздух в лёгкие, и этим тут же воспользовался декан Слизерина:

- Альбус, я не намерен… - он осёкся, но я уверена, что продолжение начатой фразы наверняка могло быть следующего содержания: «не намерен терпеть присутствие этой гриффиндорской выскочки». – Я работаю один и точка.

- Конечно, работай, как тебе больше нравится. А мисс Грейнджер тебе поможет. Правда, Гермиона? – в этот момент я почувствовала себя настоящей неудачницей, вымучивая «конечно-я-с-вами-согласна» улыбку.

- Один – это значит без мисс Грейнджер, - Северус Снейп никогда не сдаётся без боя.

- Ну, как же без очаровательной мисс Грейнджер, Северус?! Она будет для тебя отличным подспорьем, - отвечал директор с сахарными интонациями, подмигивая мне, потерявшей всякую надежду на мирное разрешение возникших разногласий.

- Сомневаюсь. Одному мне будет легче и быстрее управиться с заданием.

- С этим заданием один ты не справишься, Северус, - судя по загадочному блеску в очках-половинках, с этого момента директор готовился нанести решающий удар.

- Не хотите объяснить, почему?

- Что-то не очень, мой мальчик. Но всё дело в гармонии, понимаешь? – это было то самое слово, которое поставило галочку напротив очередного пункта в списке миссий директора Хогвартса.

Альбус Дамблдор, досконально изучив психологические особенности каждого из профессоров в школе, с особенным удовольствием пользовался плодами своих трудов. Директор знал, что одной из слабостей зельевара было его весьма уязвимое эго учёного, который, обладая в высшей степени незаурядным умом или, как бы он сам про себя сообщил, потрясающими умственными способностями, не может себе позволить не понять какую-то там глупость. Например, фразу «всё дело в гармонии».

Я была готова руку дать на отсечение, что даже хвалёные мозги Снейпа довольно часто не способны изъять хотя бы крупицу смысла из той невнятной околесицы, что время от времени порождает на свет божий наш достопочтенный старец. Вполне возможно, что та странная фраза про гармонию представляла собой очередную манипуляторскую уловку. По крайней мере, такое объяснение видится простым и вероятным.

Но Альбус Дамблдор далеко не «старый маразматик», каким принято его считать; даже в самых загадочных его словах всегда присутствует нечто рациональное и осмысленное, сложность заключается лишь в способности уразуметь это.

Позже директор объяснил, что от нас с зельеваром потребуется ликвидировать источник аномалии, которая вызывает сбои в работе магии и, как следствие, несчастные случаи в восточном крыле замка. Самому Дамблдору удалось выяснить, что этот «источник» находится в так называемом Сознании Хогвартса.

Сознание - это ментальная сторона магии любого старинного здания, где веками скапливалась энергия от мыслей и эмоций, которые вкладывались в произнесение заклинаний десятками поколений волшебников, когда-либо колдовавших на его территории.

Другими словами Сознание – это тот же шкаф со скелетами: скопление страхов, предрассудков, предубеждений, странностей и шокирующих откровений во всей своей жуткой красе. У каждого человека есть свой «таракан», а то и несколько. У меня, наверно, таких животных не один десяток в голове копошится, а о профессоре Снейпе даже заикаться не буду.

А теперь, думаю, самое время рассказать о наших с Северусом Снейпом взаимоотношениях. С тех пор как я стала профессором Рунологии в Хогвартсе, меня начало преследовать чувство собственной стервозности: я постоянно огрызалась на зельевара либо в ответ на его подначки, либо просто так, «в отместку за прошлый раз». И всегда мне становилось безумно стыдно за своё неподобающее поведение.

Но стоит его увидеть, я словно превращаюсь в какую-то мегеру.

Мы никогда в открытую не ругались, друг на друга не кричали, всего лишь упражнялись в язвительности. Взаимные оскорбления, завуалированная критика, открытая недоброжелательность – все самые острые блюда в исполнении гриффиндорско-слизеринского тандема.

То, что мы со Снейпом постоянно перекидываемся ядовитыми пожеланиями, никого из профессорского состава никогда не удивляло, потому как школьный зельевар «ладит» таким же образом практически со всеми. Только со мной подобные словесные экзерсисы превратились в некоторую приятную традицию.

Да, вы не ослышались, именно приятную! А разве я не могу получать удовольствие от создания и прослушивания извращённо витиеватых конструкций, начинённых самым злословным соусом? Ведь пока я молода, полна энергии и амбиций, нужно развлекаться, как того ведьминской душе угодно, разве нет?..

Мне самой иногда становится жутко от одной только мысли, что я превратилась в гибрид Снейпа и какой-нибудь стервозной личности наподобие Малфоя. Нет, во мне ещё сохранилось прекрасное, доброе и вечное. Я это знаю. Я в этом уверена. Да. Абсолютно. Хотя и складывается такое впечатление, что я оправдываюсь или занимаюсь самовнушением. Нет! То есть, да! То есть…

Ладно, Мерлин с ним. Мерлин вообще всегда и со всеми. На него и возложим всю ответственность за происходящее.

А происходящее имело следующую реализацию.

Директор Дамблдор сопроводил нас с профессором зелий в восточное крыло замка. Там всё уже было готово для перемещения. Как оказалось, всего-то и нужно было – вскрыть старый колодец, который представлял собой старый железный выступ без прикрас, а именно – различных выгравированных рунических символов, цветочков с завитушечками и всего того прочего, что приличествует быть в наличие на всяких мистических порталах в другие миры.

Колодец лишь пульсировал синим светом, словно неоновый прожектор. После немногословного и, я бы даже сказала, мрачного пожелания Альбуса о скорейшем возвращении (словно речь шла о скорейшем выздоровлении), мы с Северусом взялись за руки, и моё сердце ухнуло в пятки – я сделала шаг в пропасть.

По законам физики люди, прыгнувшие в колодец, должны начать падать вниз, но, по моим ощущениям, мы с профессором полетели вверх. Может, это происходило вниз головой, точно сказать сложно. Единственное, в чём я была уверена, так это то, что кругом стояла тьма, и пахло сыростью.

Через несколько минут я почувствовала твердь под ногами. Мрак постепенно рассеялся, уступив место густому туману, который клубился серым и плыл куда-то в сторону. Дул лёгкий ветер, а пространство казалось безразмерным.

- Нам нужно идти вперёд, - уверенно сообщил профессор Снейп.

- Ну, если вы тут ориентируетесь и знаете, где «вперёд», а где «назад», то пошли, - с лёгкой горчинкой язвительности согласилась я.

- Профессор Грейнджер, когда же вы научитесь искусству рассуждения без помощи справочников? – бровь традиционно ползёт вверх одновременно с увеличением концентрации яда в интонациях.

- Голос разума подсказывает мне, что вы сейчас предлагаете заняться алгоритмизированным анализом безвременного пространства и подсчётом коэффициентов возможных направлений воздушных потоков. Уж простите, на это уйдёт ни один день. Так что, если вас не затруднит предложить свою версию, - я закончила фразу приглашающим жестом.

- Грейнджер, вы вообще хоть что-нибудь знаете о Сознании, кроме общеизвестных всем зубрилкам очевидных фактов? – Снейп раздражённо дернул плечом. – Нужно идти за туманом.

И мы пошли за туманом, который неспешно плыл в никуда.

О Сознании я знала лишь то, что в нём нет течения времени, его нельзя объяснить логически, ибо это один сплошной бред, в котором варится ещё больший бред и заправляется бредом до такой степени несусветным, что познать его можно только эмпирически, а понять даже надеяться не стоит.

Пока мы шли «вперёд», профессор Снейп поведал мне, что в этом мире нужно рассуждать строго аналитически и никак иначе, не пытаться находить смысл происходящего (его просто нет), не поддаваться эмоциям и подобным глупостям и не тратить свои силы на объятие необъятного, ибо наша задача состоит только в том, чтобы устранить «искривление».

Вышеизложенное я поняла так, будто профессор прекрасно себе представляет, что нужно искать и где. Это меня очень обнадёжило, потому что я понятия не имела, кто такая эта «аномалия, которая вызывает сбои в работе магии», чем её устранять и самое главное: каким образом возвращаться назад.

Когда туман несколько рассеялся, я увидела, что идём мы в никуда, как и шли, но зато появилась возможность созерцать дорогу. По ощущениям мы шагали по обычной тропе, но, взглянув под ноги, я невольно вскрикнула: кругом было бесконечное море, ребристая гладь которого, отливала тёмной сталью.

- А ногам совершенно не мокро, - возмутилась я вслух.

- Привыкайте, Грейнджер, в этом месте когнитивный диссонанс станет вашим самым верным спутником, - злорадно ухмыльнулся профессор, которого, несомненно, мучил точно такой же «диссонанс».

- Чудно, - внезапно мне в голову пришла странная мысль. – Такое ощущение, словно нас кто-то благословил, и теперь мы умеем ходить по воде…

- Не хочу вас разочаровывать, но благословил нас Дамблдор, а это – не вода, и мы не идём.

- И что же мы делаем? Плывём? Или стоим?

- Понятия не имею, - буркнул профессор и на мой вопросительный взгляд уточнил. – В данный момент мы с вами находимся за пределами разумного, поэтому постигнуть процессы, происходящие с нами в данный момент, не представляется возможным.

- Но…

- Обман чувств, мисс Грейнджер. На самом деле мы, быть может, спим… или, как вы предположили, плывём.

- И вы предлагаете рассуждать аналитически за пределами разумного? – мне вдруг непреодолимо захотелось поддаться эмоциям и совершить какой-нибудь абсолютно нелогичный и до страшного неразумный поступок.

Профессор Снейп как будто почувствовал это моё желание, отшатнулся в сторону и вытянул обе руки в защитном жесте, грозно рявкнув:

- Только посмейте, Грейнджер, и вы об этом очень сильно пожалеете!

- Вы боитесь… эмоций? – анализировать себя мне сейчас хотелось меньше всего, поэтому я переключилась на реакцию зельевара.

Однако вопрос, что же такое на меня нашло и насколько это хорошо или плохо, остался висеть давящей на психику неразгаданностью.

Вместо ответа коллега указал куда-то вверх и сообщил:

- Пришли.

Я подняла глаза и увидела парящий над нашими с профессором головами замок. Хогвартс висел, обёрнутый серой плёнкой редкого тумана, его стены были почему-то тёмно-синего цвета, а ворота казались обычной проволокой.

- Надеюсь, вы знаете, как туда попасть? – не отрывая глаз от странной картины, спросила я.

Снейп посмотрел на меня как на главную бездарность класса, тем самым окунув «зазнавшегося представителя гриффиндора» и в детство, и в грязь одновременно. Однажды Дамблдор обмолвился, что «Северус способен погнаться за целым стадом зайцев и поймать ещё в два раза больше». Теперь я понимаю, что наш директор имел в виду.

- Мисс Грейнджер, - глубоко вздохнув, изрёк зельевар, - вы меня расстроили. Я уже давно ни в ком так не разочаровывался. Ваш ум мне казался даже…

Что «даже» я решила не слушать, опасаясь очередного приступа жажды неразумного и нелогичного, а потому грубо перебила своего бывшего учителя, нагло заявив:

- Да, профессор Снейп, я – обычная зубрилка и понятия не имею обо всех тонкостях функционирования этого магического измерения! Но, зная, что принципам логики данный мир не подчиняется, я даже не пытаюсь строить каких-либо умозаключений, так что, если вы в курсе – не тяните мантикору за усы, излагайте.

- Я бы так не расстроился, если бы вы были обычной зубрилкой, Грейнджер, - отозвался на мою отповедь зельевар.

И действительно логика здесь совершенно не работает. По всем законам жанра Северус Снейп должен был бы придумать на мой провокационный выпад что-нибудь до зубовного скрежета едкое и по традиции крайне унизительное. Мне даже в голову пришла страшная мысль, что профессора могли подменить, пока я любовалась парящим Хогвартсом в синих тонах.

Но я не успела отреагировать должным образом на происходящее, потому как прямо к нашим ногам из замка со свистом упала верёвочная лестница.

- Какой милый сервис, - пошутила я и принялась взбираться.

Профессор Снейп промолчал. Видимо, моя твердолобость огорчила его непомерно.

И опять же всю дорогу наверх меня настойчиво преследовало чувство, будто я спускаюсь вниз.

- Когнитивный диссонанс, мисс Грейнджер, - лекторским тоном отозвался Северус на моё возмущенное пыхтение.

Я промолчала, потому как была слишком занята физическим трудом. Верёвочные лестницы весьма выматывают в прямом смысле этого слова: болтаешься на них, как сосиска в кастрюльке. Отвратительно.

Синий Хогвартс предстал перед нами во всём своём ослепительном сиянии – больше походя на тень луны в озере – искрящийся, в тумане, словно нарисованный маслом на холсте. Словом, ненастоящий. Но тем не менее прекрасный и величественный, каким я его привыкла ощущать.

У первого же поворота в сторону большого зала мы наткнулись на одного из обитателей здешней фауны. Это создание представляло собой очеловеченную особь, вероятно, какого-нибудь парнокопытного. Из его головы росли приличного диаметра рога чёрного цвета. Такие «украшения» однозначно весьма недурно сочетались бы с глазами Северуса Снейпа. Существо было одето или, скорее, обёрнуто в какие-то серые лохмотья, которые ошмётками разлетались из-за дуновений ветра, словно клочья линялой шерсти. Его лицо было мне смутно знакомым, но я никак не могла вспомнить, где видела такие незапоминающиеся черты. Быть может, на каком-нибудь портрете?..

- А вот и воитель со своим надзорным, - существо сделало приглашающий жест. – Я демонически приветствую вас с жаром адского пламени и прочими дружественными объятиями, - бесцветно пробубнил «рогатый» и щелкнул пальцами.

Не успело раздаться эхо от щелчка, как чья-то крепкая рука (ладно, определённая профессорская рука) оттащила меня шагов на пять назад. И тут же вспыхнуло здание Хогвартса, в доли секунды охваченное злыми желто-красными языками пламени; а потому вместо того, чтобы разразится возмущённой отповедью по поводу неприемлемости грубого обращения с рукавами моей мантии, я выпалила:

- Каким нужно обладать извращённым воображением, чтобы поджечь Хогвартс?!

- Обыкновенным! – язвительно выплюнул Снейп и продолжил:

- Без сомнения даже Дамблдор при такой работе время от времени об этом мечтает!

Меня словно током пронзила страшная мысль:

- Так это ваша, Северус, фантазия?!

- Нет, Гермиона, это моё стабильно традиционное состояние во время уроков Гриффиндор – Слизерин, - наверно, даже василиск не смог бы произвести на свет столько яда единоразово.

Возможно, мне не следовало пугаться, когда, после того, как я подумала про василиска, он вдруг начал выползать из горящего Хогвартса. Но подобная эмоция была неизбежна в связи с отчётливостью воспоминаний о нашей последней встрече. Профессор Снейп, кажется, подумал о том же, так как затащил меня себе за спину, будто это могло спасти от страшных ассоциаций. Хотя этот его жест произвёл на меня самое положительное впечатление: я была безумно польщена столь трогательной заботой о моей гриффиндорской персоне.

Пока я удивлялась, пугалась и погружалась в воспоминания, а профессор прятал меня от ужасов внешнего мира, начали происходить ещё более странные вещи.

- Привет, Бэзил, - поздоровался крупнорогатый с пресмыкающимся.

- Здорово, Ано, - тучным басом ответила гигантская змеюка, продолжая выползать из огня.

Вглядевшись пристальней в «Бэзила», я обнаружила, что между клыков у него торчала огромная помятая папироска, а глаза были прикрыты солнечными очками на резинке. Вскоре из пламени появился его хвост, кончик которого держал зажжённую спичку.

- Я за огоньком… заполз, - демонстрируя спичку и прикуривая, объяснил Бэзил.

- Для них, - кивая в нашу с профессором сторону, сказал «Ано», - ты скорее выполз, чем заполз.

- А! Воитель с надзорным, - отмахнулся Бэзил, затягиваясь дурманно пахнущим дымом. - Ремонтировать пришли, что ли? – уточнил василиск так, словно мы с профессором были какими-нибудь сантехниками или электриками.

- Да, этот их бородатый мухомор заслал, - сочувственно покосился в нашу сторону Ано и добавил, доверительно понизив тон:

- Гармонию наводить, - после чего оба обитателя Сознания совершенно неприлично заржали.

- Да вы проходите, не стесняйтесь! – махнул хвостом в сторону пылающего Хогвартса Бэзил.

- Вам налево и потом налево, - проинструктировал Ано безразличным тоном, и они с приятелем повернулись к нам спиной, зашагав в глубь дыма, чёрными жирными клубами валившего из горящего замка.

- Будешь? – через мгновение донёсся приглушённый бас

- Бэзил, когда ты, наконец, запомнишь, что я не курю. Пятое столетие уже знакомы…

- Я – василиск, и у меня не такой развитый интеллект, как у тебя, мне положено быть тупым и ползать…

Продолжение этой занимательной беседы нам было не суждено услышать, потому как голоса вскоре притупились настолько, что слова стали неразличимыми. Переглянувшись, мы с Северусом решили последовать указаниям рогатого и пойти налево.

Как так могло произойти, что вместо пылающего адским огнём Хогвартса мы неожиданно обнаружили гигантских размеров картину, изображающую горящий замок? Как будто и не было никакого пожара, дыма, разговаривающих василисков и полного безумия. Быть может, коллективная галлюцинация?..

За полотном обнаружился хаос из хогвартских стенок, дверей, арок и лестниц, представляющих собой нечто среднее между лабиринтом Минотавра и дурдомом.

- Нам налево и потом налево? – робко поинтересовалась я у зельевара.

Снейп пожал плечами:

- Думаю, нам туда, куда мы придём, а как мы пойдём, не имеет значения – это же, - Северус развёл руками, - Сознание…

- И логика здесь отсутствует, - закончила фразу я.

- Да, - согласно кивнул профессор.

Я улыбнулась и, взяв своего коллегу за руку, вступила на обкусанный старыми пыльными пятнами паркет галлюциногенного Хогвартса.

И мы бодро зашагали вперёд, полностью уверенные, что большего бреда и представить себе невозможно.

Я не стану говорить: «О, как мы ошибались!». Нет, в дальнейшем нам просто не повезло пережить один из самых страшных кошмаров, который вообразить здоровому рассудку вряд ли представляется возможным.

Всё началось с того, что мы повернули налево, открыли перекошенную, слабо вписывающуюся в проём дверь, после чего она с грохотом рухнула, разлетевшись каменными метеоритами во все стороны.

Видимо из-за произведённого шума проснулись или очнулись различные обитатели этого престраннейшего места и потянулись к источнику, ставшему причиной произведённых звуковых колебаний, то есть к нам с профессором.

Когда рассеялся гул эха, из-под обломков двери выползло нечто несуразное: серое тучное морщинистое желе на заострённых паучьих ножках размером со стул. Это чудовище шустро передвигалось, покачиваясь и пружиня; но самым жутким было то, что от него отвратительно пахло канализацией.

- Мерлин, что это?! – не смогла сдержать удивлённый возглас я, утыкаясь носом в плечо зельевара.

Существо тут же замерло, и над ним из воздуха материализовалась надпись, повиснув большими объёмными буквами, глася следующее:

Объект: Мозги Волдеморта.
Цель объекта: Поиск хозяина.

- То есть это мозги Волдеморта, и они ищут своего хозяина? – неуверенно пролепетала я.

- Да, очень полезное дополнение к полученной информации, - саркастично обронил зельевар.

Я не успела съязвить в ответ, потому как надпись пропала, и субъект на паучьих ножках оттаял, засеменив в нашу сторону. Мы с Северусом синхронно отпрянули к стенке и замерли, боясь дышать. При этом профессор загородил меня своей спиной, а я вцепилась в его плечо мёртвой хваткой.

«Мозги Волдеморта» всей своей желеобразной массой внимательно уставились на нашу скульптуру, будто разглядывая. Я почему-то ожидала, что они вот-вот прыгнут на нас. Но, к счастью, это недонасекомое не признало ни во мне, ни в Снейпе своего обладателя, потому как через мгновение юркнуло в какую-то щель, и больше мы его не видели.

- Что здесь делают мозги тёмного мага? – спросила я вслух, хотя намеревалась сделать это про себя.

- Наверно, он обронил их здесь, когда учился, - невозмутимо ответил Северус. - Возможно, теперь у коё-кого с этим связана психологическая травма.

- Ясно. Это – чей-то таракан.

- Не обязательно «чей-то», - возразил зельевар. – Может, он – коллективный.

Я хотела пожать плечами и, быть может, даже подискутировать на эту тему, но очередной грохот, точнее топот чьих-то конечностей обрёк все мои планы на безжалостное истребление.

Мимо нас вихрю подобно пронёсся какой-то взлохмаченный субъект в чёрной мантии, который, затормозив на повороте, подбежал к нам и оказался точной копией профессора Снейпа.

- Ты ничтожество!!! – злобно проорал истошным воплем двойник своему оригиналу в лицо, забрызгав последнего слюной, и унёсся в глубь лабиринта.

- Это неправда! – горячо возражала я, пока ошеломлённый зельевар вытирал свои щёки рукавом. – Вы же гений и…

Я не смогла договорить, потому что кто-то, оказавшийся ещё одной копией Снейпа, дёрнул меня на себя и с жаром впился в мой рот поцелуем. Я не стала отвечать на эти неоспоримые знаки внимания, хотя мне было безумно приятно. Даже ноги подкосились от удовольствия. После поцелуя двойник растаял словно облако из пыли, а я сфокусировала взгляд на поражённом увиденным настоящем Снейпе и спросила:

- А это ещё один ваш «таракан»?

- Да как вам такое в голову могло прийти?! – занервничал профессор. – По всей видимости, это либо ваш «таракан», либо «таракан» моего «таракана».

Ещё до того как профессор закончил оправдываться, и я успела подумать: «А что, если он прав, и это мой “таракан”?»; а день резко сменился непроглядной тьмой. Я привычным жестом вцепилась в Снейпа. Неожиданно грянул гром, и низкий сиплый мужской голос устрашающе провыл фразу, которую я целиком не смогла разобрать. Начиналась она так: «И вы будете…», дальше следовало что-то неразборчивое, а заканчивалось всё словом «вечно». После чего свет вернулся так же резко, как и пропал.

- Что мы будем вечно? – хором спросили мы с профессором друг друга.

- Ты ничтожество!!! – бешеный двойник Снейпа, вероятно, бежал в обратную сторону и не преминул вновь забрызгать слюной своего оригинала.

- Я считаю, этого монстра следует уничтожить! – возмущённо сказала я, доставая палочку.

Но моё колдовство всё равно оказалось бы бесполезным, потому как бешеная копия профессора уже давно унеслась словно ураган и скрылась из виду. Настоящий зельевар схватил мою кисть и грозно прошелестел:

- Вы что, потеряли последние крупицы разума?

Я набрала в лёгкие воздуха, чтобы сказать какую-нибудь язвительную фразу со смыслом «для тебя же стараюсь», и даже почувствовала праведный гнев, но как всегда неожиданно случилась очередная бредовая эскапада чьего-то больного воображения.

Откуда-то из-за угла выпрыгнуло безобразного вида чудовище и с рёвом стало стремительно приближаться к нам. Профессор выхватил свою палочку из рукава мантии и сотворил, вероятно, чёрную магию, мне не известную, но которая, что обидно, не произвела никакого воздействия ни на сам враждебный субъект, ни на его явно недоброжелательные интенции.

Монстр имел ярко жёлтый окрас и представлял собой нечто несуразное: скорее овальное, чем прямоугольное (я не поручусь за адекватность своего восприятия на тот момент). У него не обнаружилось ног, зато наличествовали какие-то белые волосяные наросты, страшными клоками разных размеров свисающими вдоль туловища. Всё его тело было покрыто отвратительными белыми гнойниками и слизью. Подобно мозгам Волдеморта это порождение тьмы не обладало лицом, но зато издавало злобное рычание и неминуемо надвигалось на нас с профессором.

Какие только заклинания мы не испробовали, чтобы заставить монстра хотя бы сменить направление своего передвижения: его не взяла даже Авада Кедавра. Пришлось спасаться бегством.

Должно быть, такое случается только в кошмарах, когда ты испытываешь сильный страх и хочешь убежать и даже бежишь, переставляешь ноги, но не двигаешься с места; паника нарастает, кровь стучит в ушах, тебя почти настигли, а ты не сдвинулся с места ни на шаг. Твой бег не имеет смысла.

Я не знаю, как я оказалась в этом жутком непрекращающемся бреду. Пожалуй, он действительно поглотил мой разум, и теперь я безумна…

- Грейнджер, остановитесь! Это бесполезно, - запыхавшийся профессор схватил меня за плечи и развернул к себе. – Скажите ту фразу… Когда мы увидели мозги Волдеморта!

Мне не нужно было доказывать, что это поможет нашему плачевному положению:

- Мерлин, что это?! – тут же выкрикнула я.

Как и в прошлый раз, монстр замер, а над ним повисла объёмная надпись:

Объект: Лимонная долька.
Цель объекта: Быть съеденной.

- Мерзость какая, - хором сказали мы со Снейпом.

Пока наш дружный тандем синхронно предавался отвращению, «лимонная долька» отмерла и продолжила своё нашествие.

- Ты ничтожество!!! – пронёсся мимо двойник Снейпа.

Я даже испугаться не успела. Зельевара, вероятно, крайне разозлило идиотское поведение своей бешеной копии, потому как он со всей силы врезал жёлтому монстру по той части туловища, где технически должно было находится лицо.

Лимонное недоразумение покачнулось и шумно упало на пол, рыча; после чего начало извиваться, словно таракан, завалившийся на спину. Впрочем, так оно, в сущности, и было.

В тот же самый миг всё вокруг окутала беспросветная тьма, будто её кто-то вылил из огромной бадьи, и знакомый низкий сиплый мужской голос угрожающе и всё так же неразборчиво пророкотал свою эпохальную реплику:

- И вы будете, - далее неразборчиво, - … вечно!

Когда мрак растаял, я решила испробовать старый метод выявления информации:

- Мерлин, что это? – спросила я куда-то в стенку, где, по моим ощущениям, находился источник голоса.

У стены тут же появились буквы:

Объект: Стена.
Цель объекта: Стоять.

- Ты ничтожество!!! – двойник Снейпа продолжал бегать туда-сюда.

А я начала впадать в уныние. Но, безусловно, продолжительным этот процесс не получился бы даже при большом желании из-за внушительного переизбытка происшествий на долю печально застрявших в чьих-то кошмарах двух профессоров Хогвартса.

На этот раз нас обоих внезапно обуяло сильное чувство неконтролируемой ненависти. И мы начали ссориться, повышать друг на друга голос и злобно жестикулировать. Поводом послужила недавняя надпись об объекте «стена».

- Грейнджер, это не особенность данного мира, а ваш личный «таракан»! Вам вечно нужно знать ответ на какой-нибудь дурацкий вопрос, - голос профессора сочился ядом.

- В таком случае, это полезный «таракан» и избавляться от него я не собираюсь! – я была зла и непреклонна.

- Полезный?!! Он раздражает!!! Вы всегда были невыносимы, Грейнджер!

- А это уже ваш «таракан»! Моя любознательность раздражает только вас, Снейп.

- Меня раздражает не сам факт проявления этой вашей любознательности, а то, чем оно продиктовано!

- А чем ещё может быть продиктована любознательность, как не желанием узнать ту или иную информацию?

- А чем продиктовано желание всё знать? Вы хотите быть самой лучшей во всём! А зачем? Чтобы выделиться, вот зачем! Вам нужно постоянное внимание к своей драгоценной персоне! Вы и секунды прожить не можете без этого!

- Вы очень сильно ошибаетесь в своих более чем нелогичных выводах! Вы так рассуждаете только потому, что сами лишены внимания и восхищения, которого, судя по всему, страстно жаждете, а потому каждому, на чью долю выпадает хоть капля, пусть и нежеланная, популярности, вы просто жгуче, до ненависти завидуете!

- Я никогда не жаждал популярности, как вы выразились. Я всегда её сторонился! А вы…

- А я не вижу логики в вашей несуразной выкладке рассуждений! Любознательность – это качество, присущее любому исследователю, любому учёному, и вам в том числе!

- Любознательность здесь ни при чём! Хотя ваша любознательность переходит все границы допустимого, нельзя интересоваться всем и сразу, это – непродуктивно и глупо! Выбрали себе раздел в науке – и специализируйтесь в ней, зачем лезть в то, что к вашей компетенции не имеет отношения?!

- А вам никогда не приходило в голову, что мне просто интересно! Я интересуюсь, потому что это большое удовольствие! У меня поднимается настроение, когда мне интересно, поэтому я постоянно чем-то интересуюсь. И в этом нет никакой погони за чьим-то вниманием или что там вам примерещилось!

- А ещё вы получаете удовольствие, когда вас выделяют из толпы и восхищаются вашими обширными познаниями во всём, в чём только можно! И не отрицайте этого, потому что вы всегда ищете таких ситуаций, когда можно при большом количестве свидетелей продемонстрировать свои необъятные знания, чтобы потом прослушать хвалебные оды в свою честь!

- Ничего подобного, уважаемый профессор Снейп! Вы просто пытаетесь переложить с больной головы на здоровую! Теперь мне понятно, почему вас так раздражают чужие успехи: вы жаждете признания, которого всё ещё не получили! Так вот: никогда вы его не получите, пока будете так страстно желать! Признание, внимание, восхищение достаётся только тем, профессор, кто этого больше всего на свете ненавидит!

- Вы несёте полную чушь, профессор Грейнджер!

- А вы не несёте полную чушь?! – разозлилась я и топнула ногой от возмущения.

Возможно, причиной последующего землетрясения стало именно моё гневное движение, я не уверена, зато рушащиеся стены, грохот и шатающийся пол были весьма убедительны.

Не знаю, какой рефлекс сработал у профессора Снейпа, но я вдруг обнаружила себя в его объятиях, более того мы сидели на корточках, прижавшись к уцелевшей стене, хотя из моей памяти совершенно вывалился тот кусок истории, как мы у этой самой стены абсолютно непостижимым образом оказались.

А потом стал рушиться потолок. Огромные тяжёлые булыжники с оглушающим громыханием ухали вниз со страшной скоростью. Пол, разрезанный трещинами начал проваливаться вниз. Кругом стояла пыль, летела острая щебёнка, грохот закладывал уши, душа падала в пятки, паника перекрывала кислород: казалось, рушится целое мироздание, и нет никакой возможности пережить этот кошмар.

Я очень смутно помню, что произошло дальше. Внезапно мы потеряли опору и начали лететь вниз вместе с камнями. Мы словно проваливались в небытие, нас поглощала чернота огромной пастью неизвестности. В висках стучала кровь: «Что с нами будет, великий боже!».

Страх умереть пронзил моё сердце до дикого крика, и мне отчаянно захотелось в последнюю секунду своей жизни сделать что-нибудь прекрасное, мудрое, вечное, чтобы доказать существование незыблемости бытия, любви и созидании, и почему-то в тот самый миг мне подумалось о Северусе Снейпе. Потом волной накатило сожаление, что во тьме я его не смогу разглядеть, посмотреть в глаза в последний раз. А затем я смутно начала соображать, что для одной секунды я слишком мучительно думаю и слишком долго падаю.

- Гермиона! – раздался крик зельевара откуда-то снизу. – Гермиона, где ты?! Гермиона!!!

- Здесь! – я испытала настоящее счастье, наверно. – Ты не ранен? Ты ещё падаешь?

- Нет! Нет! Ты ничего не сломала, не порезалась? Чувствуешь боль?

- Нет! Я так рада, что ты жив!!! Но я ещё не упала до конца…

И тут нежданно, хотя уже давно пора было привыкнуть, раздался знакомый сиплый мужской голос со своей непонятной грозной тирадой:

- И вы будете, - далее неразборчиво, - … вечно!

Зато после включился свет. Первое, что я увидела, лежащий среди развалин профессор; у него была разбита губа слева, и кровоточил нос. Оказалось, что я «всё ещё падаю» из-за зацепившейся о каменный выступ мантии, к тому же меня подвесило на достаточно приличную высоту, что предвещало сделать заключительный этап процесса падения довольно болезненным. А находились мы в месте, сильно напоминающем пещеру: кругом всё было каменное и грязное.

- Я попробую снять тебя оттуда при помощи магии! – поднимаясь на ноги и доставая палочку, крикнул Северус.

- Ты ничтожество!!! – и откуда только здесь возник двойник Снейпа?

Копия профессора всё так же резво бегала и всё столь же бешено орала дурным голосом. Возможно, мне показалось, но у моего коллеги начал дёргаться левый глаз. Мне захотелось его приободрить:

- Не слушай этого монстра, ты самый замечательный и… И дети тебя на самом деле любят! – зачем я сказала про детей, это же чистой воды бред.

Декана Слизерина испокон веков все боятся, даже некоторые преподаватели.

- Ах ты ж, злостный дух идиотского маразма и треклятого полоумия! – выругался профессор. - Магия не работает!

После чего произошло содрогание воздуха, меня тряхануло, раздался треск ткани – и моё тело понесло к земле. Кажется, я приземлилась на Северуса.

- Мерлин, что это было? – слабым голосом спросила я, пытаясь подняться на ноги.

- По-моему, даже Мерлин не в курсе, - усмехнулся Снейп, поддерживая меня за руки, пока я пыталась поставить стопы на горизонтальную поверхность.

- Да, да, только он не Мерлин, а Мёрлин, - возле нас материализовалось уже знакомое нам рогатое существо по имени Ано.

- Почему это Мёрлин? – и откуда только во мне взялись силы удивляться.

- Вероятно не потому, что он давно умер, а по какой-то иной причине, - с видом знатока провозгласил рогатый.

Ано стоял со скучающим видом, словно Мефистофель, скрестив ноги и положив локоть на высокий булыжник, по всей видимости, в прошлом представлявший собой четвёртую часть пола.

- Чего звали-то? – поинтересовался рогатый, когда мы оба, наконец, справились со стоячим положением.

- Мы никого не звали, - в интонациях профессора проскользнула подозрительность.

Ано закатил глаза и раздражённо всплеснул руками:

- А кто только что орал на всё Сознание «Злостный дух идиотского маразма и треклятого полоумия»?!

- Вы – дух маразма? – осторожно поинтересовалась я.

- Нет, что ты, милочка, я просто откликаюсь на длинные вычурные ругательства, произнесённые профессорами зельеварения, - совершенно серьёзным тоном ответил рогатый.

- А где Бэзил? – зачем-то спросил профессор.

- А, Бэзил, - отмахнулся Ано и безразлично добавил, указывая в сторону. – Умер.

Мы со Снейпом одновременно посмотрели в означенном направлении: посреди пещеры стояла могильная плита, на которой возвышался памятник мраморного унитаза с надписью на бочке: «Бэзил, буйствуй с хаосом».

- Надо было меньше курить и больше думать. А он только и делал, что ползал за всякими дурнопахнущими мозгами, - вынес свой вердикт Ано.

- Я был стар и малограмотен, - раздался бас Бэзила откуда-то сверху.

- Так он жив! – почему-то обрадовалась я.

- Он так же жив, как вы не мертвы, - язвительно ответил Ано.

- Мы не мертвы, - уверенно ответил Снейп.

- Так и Бэзил не жив, - тоном «ну ты и редкостный идиот» сказал рогатый.

- Не злоупотребляйте силлогизмами, - посоветовал тучный голос Бэзила.

- Ты хоть знаешь, что это такое? – саркастично поинтересовался Ано, обращаясь к потолку и скрестив руки на груди.

- Для того, чтобы давать дельные советы не обязательно знать, что такое «силлогизм», - обиженно пробубнил василиск.

- Прекрати психовать! Это вредит моему здоровью, - раздражённо ответил рогатый и изобразил кашель для убедительности. – Кхе, кхе!

- Ты ничтожество!!! – пробежал мимо бешеный двойник профессора.

- Отвались мои рога, ну когда же вы уже соберётесь с духом и прихлопнете этого таракана?! Тапок дать? Бэзил, хочешь быть тапком? – засуетился «дух маразма».

- Каким ещё тапком? – смущённо пробасил василиск.

- Модным, Бэзил, модным, - пояснил издевательским тоном Ано. – Такой сейчас чёртова бабушка носит на левой пятке в домашних условиях. Для давки тараканов, естественно!

- А, мечом! – обрадовался змей. – Конечно, хочу. Я был создан для этого, в конце концов, тобой, между прочим.

- Да, - обращаясь к нам пояснил рогатый, - Бэзил был взращен моими шальными руками в данном дурдоме… Хоть ваш мухомор и настаивает, что это не сумасшедший дом.

Мы с профессором переглянулись и синхронно пожали плечами. Тараканы, тапки, мечи, мухоморы… Бред какой-то!

- Так, - упёр руки в бока Ано. – Вас что, не просветили? О, тридцатый пантеон богов шумерского происхождения!

Рогатый отчаянным жестом шлёпнул себя ладонью по лбу и страдальчески вздохнул.

- Ваш директор, Дамблдор, - начал «дух маразма», как мне померещилось, женским голосом, - наверняка заслал вас сюда, чтобы что-нибудь исправить. Так?

- Так, - кивнули мы с Северусом хором.

- Но он, конечно же, не объяснил вам как это сделать. Так?

- Наверно, профессор Снейп знает, как, - неуверенно предположила я.

- А я думал, директор сообщил тебе эти подробности, пока меня не было, чтобы не терять время, - настороженно ответил Снейп.

- О, горе Орфея! Опять он всё перепутал! – взвыл Ано. – Этот мухомор ваш сказал мне, что вы сами поймёте, куда бежать и что делать. Но как же вы сможете понять, если вам главного никто не объяснит?!

- Дамблдор действительно что-то говорил про гармонию, - задумчиво протянул Северус.

- И что для этой гармонии нужно двое, - добавила я и покраснела.

И о чём я только подумала! Нехорошая Гермиона, плохая девочка!

Я так себя ругаю, потому что, скорее всего, мои несуразные мысли стали спусковым крючком появления на сцене очередного персонажа из сказки о страшных монстрах. На этот раз из-под земли вырвался какой-то человекообразный демон огромных размеров. У него была красная кожа, зелёные пупырышки, ирокез на непропорционально маленькой голове, серьга в носу и торчащие квадратные уши; он постоянно пускал слюни и противно надувал пузыри. Это создание имело длинных размеров худощавое телосложение и сальный взгляд; горбилось и шмыгало сопливым носом.

- Мерлин, что это?! – само собой вырвалось у меня.

Над чудищем привычно сложились в текст объёмные буквы:

Объект: Подростковый секс.
Цель объекта: Учинить кровавый разврат.

- Бэзил, энтропия ты гигантских размеров, а ну давай влачи быстро своё змеиное существование сюда! – проорал Ано. – Работать пора!

Тем временем подростковый секс избрал себе жертв, а именно – нас с профессором, что в общем-то весьма ожидаемо, и двинулся совершенно развязной походкой в нашу сторону.

- Какого гремлина! – зашипел Северус. – Мы же не подростки!

- О боги! – воскликнула я, посмотрев на профессора. – Ты помолодел!

Зельевар стал испуганно ощупывать своё лицо.

- Бэзил, гадюка, где тебя носит?! – запаниковал Ано.

А во мне проснулся голос протеста. Я гневно подумала, что всё вокруг – бред, а значит, происходящее нереально, возможно, это мой сон, зачем тогда поддаваться нелепым страхам, когда можно лишь силой мысли исправить положение.

Я закрыла глаза, пытаясь очистить своё сознание, представила просторное поле, покрытое снегом, и посреди него – одинокое дерево с серыми веточками.

- Не смотря на присутствие логики в твоём исполнении с отсутствием логики, ты чрезвычайно права, - мелодично раздался голос Ано в моей голове.

От неожиданности я вышла из «транса». Перед моими глазами предстала следующая картина: профессор Снейп (уже обратно постаревший) метает в слюнявого монстра водные шары, а тот истошно смеётся и подобно огромной жабе прыгает с камня на камень, увёртываясь от заклинаний.

«А вот и воитель со своим надзорным», - вспомнилось мне приветствие рогатого, когда мы только поднялись по верёвочной лестнице.

Интуиция подсказывала мне, что рогатый не такой уж и дух маразма, возможно, это единственное разумное существо во всём Сознании (ну кроме Бэзила), и к нему стоит прислушаться.

Если я – надзорный, то что может входить в мои обязанности? На что я способна? Что мне делать? Кажется, последний вопрос я задала вслух.

Ано подошёл ко мне и вложил в мою руку какой-то мягкий предмет. Я опустила глаза и шокировано уставилась на обычный белый домашний тапок.

- Ну что стоишь столбом? – с упрёком спросил рогатый. – Иди и победи!

- Тапком? – возмущённо воскликнула я.

- А мозг тебе ради объёма в голову вставили? Ты же сама сказала, что это всё, - Ано обвёл рукой пространство вокруг, - бред, а значит, можно лишь силой мысли исправить положение. Так исправляй!

- Мы здесь с профессором, чтобы устранить аномалию, а не сражаться с подростковым сексом и лимонными дольками!

- А из-за чего ещё может возникнуть аномалия, как не из-за дисбаланса полезных веществ в организме? – словно последней бестолочи объяснял мне рогатый.

- Полезных? Это же тараканы! Вы мне тапок дали! Этот подростковый секс вообще бешеный! Он вреден!

- А получать от Мерлина ответы на вопросы вредно? – с издёвкой спросил «дух маразма».

Я нахмурилась.

- Ага! Свой таракан ближе к телу!

- А это чей таракан? Он же стар как мир… Это даже не таракан… Или… Я опять запуталась, - мне вдруг стало страшно и горестно почти до слёз.

- Слушай, иди к своему надзорному и поговори с ним. Он достаточно в жизни всякого насмотрелся, и сможет тебе объяснить, чем отличаются древние инстинкты от навязчивых идей и маний. Давай! – Ано кивнул в сторону Снейпа, который всё ещё кидался водными шарами в скачущего по камням монстра.

- Что? Снейп надзорный? А я? Я что, воитель?! – весь этот сумбур начал казаться мне каким-то дурным спектаклем.

- Конечно, ты воитель, не я же! Всё, иди уже! - Ано подтолкнул меня в сторону профессора.

- Северус, - подбежала я к Снейпу, достала палочку и тоже начала бросать в демона водные шары. – Мне дали тапок…

- Я слышал ваш разговор, можешь не пересказывать. Давай лучше подумаем, возможно, этот… и есть наша аномалия?

- Каким образом он может быть связан с восточным крылом?

- А каким ещё образом подростковый секс может быть связан с подростковым сексом? Будто ты не знаешь, что из-за множества коридоров туда ходят всякие парочки предаться ночным утехам в каком-нибудь пустом заброшенном классе.

- Но ты же их постоянно там ловишь, какой смысл?

- Всех поймать сложно, особенно когда патрулируешь не всю ночь. Представляешь, я тоже сплю.

- А я и не сомневалась. Но в чём смысл? Почему это – таракан, а не древний инстинкт размножения?

- Во-первых, он страшный, во-вторых, страсть и похоть – разные вещи, в-третьих, вспомни его цель…

- Учинить кровавый разврат…

- А секс – это разврат, когда…

- Думаешь, могло произойти изнасилование?

- Да всё, что угодно. Возможно, сейчас жертва насилия, испытывая муки психологической травмы, каким-нибудь образом создаёт аномалию здесь…

- А если всё наоборот? Если там случился переизбыток положительных эмоций, слишком много любви, например…

- Тогда бы нам попался другой таракан с другими намерениями. И не такой уродливый…

- А если этот таракан был вызван кем-нибудь из нас?

- Подростковый секс?

- Например, из-за того, что мы постоянно пытаемся его предотвратить в стенах школы. Он стал нашим пунктиком, и мы просто смотрим на него слишком…

- Консервативно?

- Да, навешиваем ярлыки, загоняем в рамки… - я осеклась, потому что сказанное изрядно напомнило цитату из какого-нибудь пуританского пособия по педагогике. – Может, швырнуть в него этот тапок и посмотреть, что получится?

- Согласен, вполне нелогичный себе поступок. Давай.

Я прицелилась и запустила белым тапком в монстра. Как ни странно, тапочное ультрасовременное оружие против демонов попало точно в цель, после чего слюнявое создание уселось на камень и разревелось. Обиделось, что ли?..

К нам подошёл Ано и воодушевлённо сообщил:

- Для таких идиотов, - рогатый кивнул в сторону хныкающего демона, - тапок может стать очень болезненным уколом. Но запомните: одни идиоты уходят жевать слёзы и сопли, а другие начинают огрызаться, мстить и плеваться ядом, так что кидать тапок во всех подряд – плохая идея. Тем более, это же Бэзил!

- В следующий раз мы будем аккуратнее, - заверила я рогатого.

- Что скажешь, Бэзил? – спросил «дух маразма», обращаясь в пространство за моей спиной.

Возле моего уха раздался бас василиска:

- Я вполне доволен, - змеиная голова уютной тяжестью опустилась на моё плечо. - Воитель – профессионал. Признавайся, на ком ты училась метать тапки?

Я ласково потрепала пресмыкающегося по чешуйчатому лбу, краем глаза заметив саркастичную ухмылку зельевара.

- Бэзил, - раздражённо начал объяснять Ано тоном да-что-ж-ты-за-кретин-такой, - для воителей кинуть тапок всё равно, что для тебя изобразить Медузу Горгону.

- Уже нет: я на пенсии, - пожаловался василиск.

- Ты вообще умер. Тебя убили. Помнишь парня в очках со шрамом на лбу? – вкрадчиво поинтересовался «дух маразма».

- И тут Поттер! – в сердцах воскликнул Северус. – Это когда-нибудь прекратится?!

- Не воспринимайте всё близко к сердцу, профессор Снейп. А то эта ваша зацикленность превратится в очередного таракана, - хитро улыбнулась я.

Наверно, права была поговорка: стоило мне вспомнить про тараканов, как один из них, шустро вырулив из ниоткуда, понёсся выкрикивать безумным голосом своё сакраментальное «ты ничтожество» и забрызгивать слюной моего коллегу.

Я даже не задумывалась, прежде чем подставить подножку этому представителю рода сумасшедших. Двойник Снейпа, вероятно, совершенно не ожидавший подвоха, комично взмахнув руками в сопровождении вскрика и грохота, оказался распластанным на камнях в облаке пыли.

«Никто не смеет говорить всякие гадости про моего надзорного, даже он сам!» - торжественно подумала я, празднуя победу.

Но как оказалось, я слишком рано обрадовалась. Копия профессора резво поднялась на ноги, шумно отряхнулась и побежала дальше, будто никакого позорного падения и не случалось с ней вовсе.

После чего у меня заслезились глаза, словно в них попала грязь, я часто заморгала, позволяя реальности затуманиться. Когда дискомфорт прошёл, и морок слёз отступил, явь передо мной приобрела несколько неожиданные очертания. Я, Северус, Ано и Бэзил стояли возле картины с горящим Хогвартсом, а земля перед нами заканчивалась обрывом, кругом клубился серый туман и краткими порывами дышал прохладный ветер. Пропасть впереди чернела тем же цветом, что и небо над нами.

- Мы должны исправить аномалию, - нарушил молчание Северус.

- Вы даже не знаете, что это такое, - хмыкнул рогатый.

- Какой-то дисбаланс, - пожала плечами я.

- Думаю, мы бы поняли, когда увидели, - предположил профессор.

- Да, это как у меня с силлогизмами! – обрадовался Бэзил, но, не обнаружив поддержки своей радости на наших лицах, задумчиво кашлянул. – Пойду, покурю.

- Такое ощущение, будто тебя в детдоме воспитывали, - проворчал «дух маразма» в спину уползающему василиску. – Никаких манер!

- Может, нам вернуться и попробовать ещё раз? – подала я идею.

- В этом есть логика, - нахмурился Снейп. – Не поможет.

- Сознание не является бредом, каким бы несуразным оно не казалось, - глубокомысленно заметил Ано.

- А ты не можешь нам помочь? – с надеждой спросила я.

- Гармония, - вздохнул рогатый, - не является частью этого мира. Её можно достичь только у вас. К несчастью, некоторые тараканы имеют идиотизм вырываться из моего уютного хаоса к вам в замок в своём демоническом обличье.

- Их притягивает магия и коллективное бессознательное в состоянии помешательства, - пояснил Бэзил, вернувшийся с зажженной папироской.

- Нет, мой неразвитый друг, их притягивает желание найти приключений на свои пупырышки и кретинизм, достойный награды «Рождённый ползать летать не может». Так вот, - продолжил «дух маразма». – В Хогвартсе таких оболтусов ловит директор школы и, как правило, уничтожает, потому что обратно их загнать крайне затруднительно. Несколько веков назад для этих целей даже пришлось подобрать специального воителя, а потом и надзорного, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Об этом можете почитать в специальной книжке, которая хранится у вашего Дамблдора, если интересно.

- Там и про меня написано! – гордо пробасил василиск.

- Бэзил, наивное дитя природы, думает, что в его честь написан целый опус, - обманчиво ласковым голосом пропел Ано и погладил змея по голове. – О, сей опус представляет собой целых три предложения. В сноске.

Бэзил пригорюнился и свернулся колечком у моих ног. Рогатый продолжил:

- А недавно в ваш мир пробрался таракан, который своим отсутствием здесь нарушил гармонию у вас. А директор на него возьми и нечаянно наступи. Таракан сдох, образовалась аномалия. И вообще, чем меньше тараканов, тем выше энтропия. А это опасно, поэтому советую вам взять с собой эту Горгону на пенсии и приступить к общественно полезным работам.

- Так как исправить аномалию? – робко поинтересовалась я.

- Профессор Грейнджер, я поражаюсь вашей наблюдательности с каждым разом всё больше и больше, - язвительно сообщил Снейп. – Вам же сказали, таракан дезактивировался. Правильный вопрос звучит так: «А какой таракан был уничтожен?».

- И какой? - прикинулась я бесстрашным воином, хотя чувствовала себя последней дурой.

- Понятия не имею, - развёл руками «дух маразма». – Их тут столько, я даже половины в лицо не знаю.

Далее Бэзил мечтательно произнёс фразу, которая надолго потрясла нас с профессором, распоров кокон истины и освободив невероятное знание:

- А один раз в этом её хаосе сам Чёрт ногу сломал, мы так гордились…

- В чьём в её? – не поняла я.

У профессора Снейпа задёргался уголок рта. Я взглядом спросила, что такого смешного он нашёл в моём более чем разумном вопросе. Зельевар вернул мне пристальный взгляд «пять баллов с Гриффиндора за непроходимую тупость» с приподнятой бровью.

- Бэзил всё правильно сказал, - подтвердил «дух маразма» настороженно. – Наконец-то.

- Прости, мы думали, что ты мальчик, - мягко сказал Северус.

- Ты девочка?! – и до меня тоже дошло, правда, как до дракона.

- А где ты на мне видишь атрибуты принадлежности к мужскому полу? – возмутилась Ано.

- У Хогвартса женское сознание! – я даже захлопала в ладоши от переизбытка положительных эмоций.

- И только попробуй сказать мне хоть что-нибудь феминистской направленности, - угрюмо посоветовал Снейп. – Я даже при Тёмном Лорде с Дамблдором за компанию не подвергался такому маразму, какое свалилось на меня здесь.

- Конечно, воочию увидеть собственных тараканов, да ещё и в телесной оболочке, некоторые бы с ума сошли, ваш мухомор бы так точно, - вздохнула Ано и затараторила:

- Но вас не просто так избрали на ваши должности, подумайте на досуге и ощутите ответственность. А ещё вам пора возвращаться, иначе вы тут застрянете. Проблему решите уже там. Поколдуйте, в конце концов, для чего у вас талмуды заклинаний в библиотеке пылятся?! Бэзил, идёшь с ними, нечего тут прохлаждаться без дела.

В мою руку ткнулась змеиная голова, и мгновение спустя ладонь почувствовала рукоять холодного оружия, короткого кинжала, если точнее.

- Возникнут проблемы – обращаться к моему портрету, - опередила мой вопрос рогатая. – Где висит, поинтересуетесь у директора.

- А… - начал что-то выведывать профессор, но Ано неумолимо его перебила:

- Спросите у директора!

После чего «дух маразма» столкнул нас в пропасть. Мы долго летели вверх, к нам приближалось лазурное марево, а воздух обжигающе целовал лицо и руки. На какое-то мгновение я провалилась во тьму, а когда очнулась – стояла на своих двоих на дне колодца, стены которого пульсировали синим. Рядом профессор Снейп обнимал меня за плечи. Никогда раньше я не чувствовала себя настолько живой, до такой степени реальной. Я обняла своего надзорного в ответ. Кошмар закончился.

На пол с бряцанием что-то упало.

- Бэзил! – хором вспомнили мы с профессором.

- Вы там живы? – раздался взволнованный голос директора над нашими головами.

- Мы-то живы, - ядовито отозвался зельевар. – А вот к вам, Альбус, есть разговор!

- Конечно, Северус, - согласился Дамблдор, вытаскивая нас с профессором из колодца при помощи магии. – Вот завтра и поговорим, всё подробно обсудим.

А сегодня нам было велено отдыхать и «приходить в себя». Перед тем как разойтись, Северус предложил:

- Гермиона, думаю, нам стоит сегодня вечером встретиться, например, у меня в подземелье и заранее обговорить все детали грядущей беседы с Альбусом, во избежание…

- Да, я поддерживаю, - разнервничалась я, почему-то подумав, что он заодно предложит выпить вина или ещё что-нибудь.

- Могу угостить вас своим вином, раз нам предстоит вместе сражаться с… - зельевар потёр переносицу, пряча смешок, - тараканами.

Я засмеялась. По-моему, звучит ужасно, но что поделать, раз реальность в нашем странном мире по воле судьбы переплелась с овеществлёнными плодами человеческого подсознания, нужно возвращать всё на круги своя.

И потом я рада, что именно профессор Снейп стал моим надзорным; не представляю никого другого в этой роли. С ним, я уверена, мне покажется незамысловатой любая трудная задача. И я ему об этом сказала, на что он искренне улыбнулся, и мы разошлись, чтобы через несколько часов встретиться вновь. И я уже ждала этой встречи с нетерпением.

«Наверно, теперь моя жизнь кардинально изменится. А как же иначе? Постоянное общение с Северусом Снейпом, ловля тараканов, чтение книжек по психологии и долгий процесс выпытывания информации у директора», - думала я, поднимаясь по лестнице, на ходу закалывая Бэзилом волосы.

Конец.

P.S.

Снейп - Дамблдору:
- Знаете, что нужно сделать, чтобы всякие бешеные тараканы по замку не бегали? Завести школьного психоаналитика!

Ано - тараканам:
- Люди – страшные создания: они, как ни приходят, всегда из безобидного хаоса делают зловещую преисподнюю!

Бэзил – портрету Ано:
- А мне здесь нравится, тут есть такой интересный туалет с привидением…

Гермиона: А ты не знаешь случайно, почему Мерлин не Мерлин, а Мёрлин?
Безил: Лучше спроси у переводчиков…

Теперь точно конец.
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.