Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Это когда сидишь и усердно вырезаешь себе из дерева канцелярским ножом волшебную палочку, а потом бегаешь за братом и насылаешь на него Империо.
(real story)

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12701 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17684 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Охота на тэнгу

Автор/-ы, переводчик/-и: MarInk
Бета:Катори Киса
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:РЛ/ЛМ
Жанр:AU, Action/ Adventure, Angst, Romance
Отказ:Мне таки ничего не принадлежит, обидно, да?))
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Ремус Люпин — известный специалист по волшебным тварям. Убивает их, изгоняет, добывает органические ингредиенты — согласно пожеланиям заказчика. Однажды у Люциуса Малфоя возникают проблемы с магическим созданием, злоупотребившим гостеприимством его поместья, и нет ничего естественней, чем взять у знакомых адрес квалифицированного специалиста…
Комментарии:Написано в подарок замечательному человеку под ником Samira. С днём рождения Вас, счастья, здоровья и всех возможных благ! ♥
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Книги 1-6
Предупреждения:слэш, насилие/жестокость, UST, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010.01.13 (последнее обновление: 2010.01.13 20:19:56)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [3]
 фик был просмотрен 2262 раз(-a)



Ремус сполоснул чайник, засыпал в него заварку и налил кипятка. Сияющий солнечный день за окном и пение птиц отлично гармонировали со свежим запахом чая, и единственным, что выбивалось из общего ряда, была испуганно-несчастная физиономия Симуса Финнигана.
— Расслабься уже, — посоветовал Ремус, пододвигая поближе к Симусу развёрнутую шоколадку. — Всё в порядке.
— Ничего себе в порядке! — вскинулся Симус. — Этот чёртов тролль чуть меня не сожрал! Знаете, как у него из пасти воняет?..
— Знаю, — Ремус принялся резать хлеб для бутербродов. — Помнится, когда меня в первый раз утащил под мост речной тролль, меня вывернуло наизнанку от этого запаха, хотя, казалось бы, какая мне разница — всё равно мне с троллем не целоваться…
Незамысловатая шутка возымела своё действие — Симус улыбнулся и отломил от плитки полоску шоколада.
— В поездки за ингредиентами я больше ни ногой, — категорично заявил он. — Никакие перья прыгуна не стоят смерти в пасти тролля.
— А в этот раз отчего поехал?
— Так ведь заказ большой и срочный, — вздохнул Симус. — Вот, только что отправил клиенту с совой связку перьев. Надо бы ещё запастись, для аптеки… — он смолк, и Ремус кивнул, скрывая понимающую улыбку.
— Я схожу один, — заверил он. — Сегодня же вечером.
— Спасибо! — просиял Симус, на глазах воспрянув духом.

Тем же вечером они активировали портключ до Лондона. Была уже глубокая ночь, но, Симус, тем не менее, отправился в аптеку, где работал приказчиком — перья прыгуна, используемые преимущественно как ключевой ингредиент Веритасерума, не стоило приносить домой, где до них мог добраться малолетний братишка Симуса. Ремус же, распрощавшись со своим бывшим учеником, аппарировал домой.
Строго говоря, на высокое звание дома эта крохотная квартира в непрестижном маггловском районе Лондона не тянула, но зато она была его, Ремуса, собственная, — первая собственная квартира за долгие годы; всякий раз, материализуясь с тихим хлопком посреди отделанной в пастельных тонах гостиной, он чувствовал себя защищённым и умиротворённым. Это было его единоличное логово, где он праздновал победы и переживал поражения; причём первых за последние пару лет было куда больше, чем вторых.
После войны министром Магии стал Кингсли Шеклболт. Влияние чистокровных семей на политику резко уменьшилось — хотя бы потому, что Кингсли сам был магглорожденным; одним из первых изменений стала директива об уравнивании в правах и статусе людей и разумных магических существ — кентавров, вейл и многих других, в число которых входили и оборотни. Популяризации директивы немало способствовали герои недавней войны, и более всех Ремус; кто из пугливых домохозяек и консервативных клерков мог не усомниться в звероподобности оборотней, видя, как на фотографии в «Пророке» Гарри Поттер обнимает за плечи смущённо улыбающегося неприметного оборотня средних лет, совершенно безобидного на вид?
Нельзя, конечно, было ожидать, что общественное мнение поменяется раз и навсегда, но волна победной эйфории и чувство безопасности, нахлынувшие на Магический Мир, позволили Ремусу заняться тем, чем он всегда хотел, — волшебными тварями. Ему предлагали остаться в Хогвартсе и преподавать ЗОТС, но он отказался — в старом замке слишком явственно воняло прошлым на каждом углу. Тонкое обоняние оборотня страдало от этого запаха.
Раз в месяц в «Пророке», которым распоряжалась сейчас Анджелина Джонсон, в «Придире», вотчине Лавгудов, и в «Ведьмополитене», куда за плату могли взять всё, что угодно, появлялось объявление: «Специалист по волшебным тварям. Выводит бандиманов, гномов, вурдалаков, докси, пикси, хорклампов, чизпафлов и др. вредителей; справляется со всеми тварями, получившими четыре X по шкале опасности Министерства Магии, и с большинством имеющих пять X*. Возможен выезд в любую точку страны и за рубеж». Как правило, выходные дни у Ремуса выдавались редко — после войны сложно было плюнуть, чтобы не попасть в какую-нибудь опасную тварь, но он был этому только рад; годы неквалифицированной и крайне нерегулярной работы после Хогвартса успели изрядно набить оскомину.
Ремус никогда не торопился с выводами; он привык ждать, прежде чем судить о чём-то. Но в этот раз, после полутора лет спокойной и благополучной жизни — насколько она может быть таковой в присутствии пикси, бандиманов и мутировавших крупов — ему начинало казаться, что всё наконец-то действительно хорошо.

__________________________________
* Отдел по контролю волшебных существ даёт классификацию всем известным тварям, существам и духам. Она позволит получить общее представление об опасности этих созданий. Далее следуют пять категорий.
Классификация Министерства Магии (М.М.)
ХХХХХ - Известный убийца волшебников (не поддаётся дрессировке или приручению)
ХХХХ - Опасен / требуются особые знания / обращаться с ним может только опытный волшебник
ХХХ - Умелый волшебник может справиться
ХХ - Безвредный / Можно приручить
Х – Скучный
(«Волшебные твари и где их найти»).
* * *

Верный признак того, что приём удался, — ровный неторопливый гул разговоров в паузах между танцами; у этих разговоров свой особый ритм, тягучий, завораживающий. Каролина Забини, окинув зал бдительным хозяйским взором, порхнула к обтянутой бархатом банкетке, где восседал Люциус Малфой, и защебетала о каких-то незначительных вещах. Малфой слушал её вполуха — мысли его были заняты совсем другим.
— …и представьте себе, он избавился от этого чудища за двадцать минут! И никто не пострадал, даже мои любимые ландыши — я так боялась, что их потопчут!
— От чудища? — машинально повторил Люциус.
— Мне, слабой женщине, позволительно считать обыкновенного крюкорога чудищем, не правда ли? — тёмные, всё такие же яркие, как в юности, глаза Каролины сверкнули лезвиями обнажённых шпаг. Ни голосом, ни словами она не выдала своего недовольства рассеянностью Люциуса, но ему отчего-то на миг стало не по себе.
Не удивительно, что в её имении завёлся крюкорог — они ведь любят жить только там, где пролилось когда-то много крови. На полях сражений, например. Или в имении Каролины Забини, какая разница.
Через пять минут Люциус знал адрес первоклассного специалиста по волшебным тварям.

* * *

Дюжина разнокалиберных сов свалили утреннюю почту на стол перед Ремусом — он едва успел убрать тарелку с яичницей из-под вороха конвертов. Скормив птицам полпакета совиного печенья, Ремус выпроводил их в окно и налил себе чаю покрепче — засидевшись вчера с книгой до глубокой ночи, он чувствовал, что определённо не выспался.
Официальное приглашение на свадьбу от Джинни и Гарри, на два лица; Ремус с сомнением подумал о Нимфадоре Тонкс — только чудом ему удалось избежать женитьбы на ней во время войны. Больше, кажется, приглашать было некого, но и внушать ложные надежды симпатичной и во всех отношениях приятной — всего лишь влюбившейся не в того — девушке ему не хотелось.
Оставив этот вопрос на потом, тем паче, что свадьба ожидалась лишь через две недели, Ремус вскрыл несколько писем от клиентов. Пикси, ещё раз пикси, садовые гномы, чизпафлы, пикси, пикси, пикси, вурдалак, пикси. Рутина. Всё вместе займёт не больше двух дней и принесёт приличную сумму, поскольку ни одна магическая тварь, один раз изгнанная оборотнем, не вернётся туда, откуда её изгнали — себе дороже связываться.
Впрочем, если эту самую тварь не убить, она быстро найдёт себе новое обиталище, и хозяева вынуждены будут искать специалиста, чтобы избавиться от неё. «Круговорот работы в природе», — хмыкнул Ремус.
Ещё одно письмо оказалось от Симуса Финнигана: тот с явственным содроганием сообщал, что поступил не срочный, но большой и денежный заказ на скорлупу яиц Окками, и добавлял в постскриптуме, что должен будет поехать за скорлупой на Дальний Восток вместе с Ремусом, но, чёрт побери, не может гарантировать, что от него будет хоть какой-нибудь толк.
Последнее письмо Ремус оставил на сладкое: конверт из старомодно толстого пергамента с вычурной печатью, изображавшей несколько неразборчивых латинских слов готических шрифтом, буквально пахнущий деньгами и властью. Если и там будут пикси, решил Ремус, это будет самое большое разочарование за месяц.
Письмо гласило:
«Уважаемый мистер Люпин!
Не так давно у меня возникла нужда в квалифицированном специалисте по волшебным тварям. Поскольку миссис Каролина Забини рекомендовала Вас как опытного знатока, осмелюсь предложить Вам работу. Речь идёт о тэнгу**. Подробности при встрече. Если Вас не затруднит, завтра в полдень будьте в моём поместье. Камин будет открыт.
С уважением,
Люциус Абраксас Малфой».
Ремус рассеянно обвёл пальцем изящный росчерк под буквой «Л». Надо же, тэнгу. Это обещало быть редкостной изюминкой в череде дней, заполненных толпами пикси.
Полчаса ушло на безотлагательные ответы и торопливое уничтожение остывшей яичницы, после чего Ремус со вздохом отправился заниматься первой порцией пикси. Положительно, эта летающая пакость скоро сведёт его в могилу.

________________________________________________
** Тяньгоу (яп. тэнгу. - А. Н.) в древнекитайской мифологии существо, похожее на лисицу, но с белой головой, способное отвращать всякие беды, напасти, отпугивать своим лаем разбойников. Появление тяньгоу знаменует мир и спокойствие. ...Тяньгоу также злое божество, живущее на Луне. Тяньгоу означает еще и особый тип звезд, падающих с блеском и треском... (Б. Л. Рифтин, «Мифологический словарь» (М., 1990)). <…> Уже в «Собрании стародавних повестей» («Кондзяку моногатари»), появившемся в Японии в XII в., тэнгу предстает нам в образе птицы, точнее сокола, обитающего в кроне старых деревьев и способного всяческими чарами смущать род людской. <…> В наиболее поздних источниках тэнгу выступает с облике мужчины огромного роста с красным лицом, длинным носом, с крыльями (в волшебной сказке летает с помощью взмахов чудесного веера), в одежде горного отшельника (ямабуси), в паре гета (традиционной японской обуви и деревянных досочек) и в маленькой монашеской шапке. В эпоху Хэйан (794—1185) широкое распространение получило представление о том, что неправедные буддийские монахи после смерти превращаются в тэнгу и становятся похожими на воронов.

* * *

— Этого тэнгу привёз в поместье ещё мой отец, — рассказывал Люциус. Специалист, пунктуально явившийся, когда бившие полдень часы отсчитали шесть ударов, смотрел мимо своего работодателя, вглубь сада, и блаженно щурил светло-карие глаза, подставляя лицо солнечным лучам. — С какой целью он это сделал, мне неизвестно, но он всегда утверждал, что именно благодаря тэнгу нашей семье сопутствуют удача и спокойствие. События последних лет опровергли это утверждение, и я могу лишь предполагать, какую пользу отцу приносило это создание. Все источники, к которым я обращался, дают понять, что тэнгу под боком — небезопасное соседство, особенно когда в доме есть дети. И я хотел бы избавиться от этого существа в кратчайшие сроки, поскольку мой сын собирается жениться. Вы слушаете меня?
— Разумеется, мистер Малфой, — отозвался специалист, чьё имя вылетело у Люциуса из головы, и поправил воротник своей потёртой мантии. — Вы желаете убить тэнгу или отправить его туда, откуда он никогда не найдёт обратную дорогу?
— Что будет проще и быстрее?
— Зависит от характера тэнгу. Как правило, они обладают почти человеческой сообразительностью, что сказывается на их внешности — одни из первых классификаторов ставили тэнгу с человеческим лицом, то есть ямабуси тэнгу, выше тэнгу-животных, или карасу тэнгу. С возрастом — я правильно понял, что вашему тэнгу не меньше ста лет? — они становятся сварливее и упрямее, а также гораздо могущественней, чем в юности. Быть может, тэнгу сам желает уйти из вашего поместья, но его держит заклятие вашего отца, а может быть, ему здесь очень нравится.
Голос у специалиста по волшебным тварям был спокойный, размеренный и умиротворённый, словно явное недовольство заказчика его ничуть не беспокоило — возможно, с некоторым раздражением осознал Люциус, так оно и было.
— Не нужно читать мне лекцию, — оборвал он. — Знать все подробности — ваша работа, не моя. На какой срок вы рассчитываете?
— Не меньше недели, — поразмыслив, решил специалист. — И, боюсь, мне придётся провести большую часть этой недели в вашем поместье — это не та работа, с которой можно управиться, приходя каждый день на несколько часов. Вы выделите мне комнату?
— Не беспокойтесь, мистер… — Люциус постыдно замялся: фамилия специалиста вертелась на языке, не желая произноситься, гладкая и вёрткая, как мокрый речной камешек.
— Люпин, — подсказал специалист благожелательно. — Ремус Люпин.
Фамилия и неприметное приятное лицо среднестатистического министерского клерка, примелькавшееся в «Пророке», соединились в памяти Люциуса: Люпин, тот самый оборотень, которым регулярно козыряет юный Поттер. Школьный приятель Блэка, Поттера и Петтигрю, неудачливый учитель ЗОТС и герой второй войны с Вольдемортом.
Как интересно. При всей своей небедной на любопытные переживания судьбе он умудрился сохранить завидное душевное равновесие? Люциус мысленно хмыкнул. В подобные счастливые натуры он не верил — надлом есть в каждом, и Люпин не исключение, оборотень или нет, герой или преступник.
К перспективе избавления от опасной твари добавилось предвкушение забавной игры.

* * *

С раскормленными чизпафлами*** в доме Флориана Фортескью оказалось не так легко разделаться — они отчаянно сопротивлялись, норовя откусить что-нибудь от Ремуса или на худой конец от хозяина дома. Уже стемнело, когда Ремус прикончил последнего, и Флориан предложил ему чаю. Прикинув, сколько времени осталось на то, чтобы выспаться — на рассвете ему предстояло отправиться на неделю к Малфоям, Ремус отказался и был удивлён искренним огорчением на лице Флориана.
Когда-то, сразу после позорного ухода из Хогвартса, Фортескью отказался подать Ремусу мороженое — сын Флориана в тот год заканчивал седьмой курс, и у него Ремус, разумеется, тожё вёл ЗОТС. На что, как подлая и мерзкая черномагическая тварь, конечно же, не имел никакого права. Похоже было, что та неприятная беседа начисто изгладилась из памяти Флориана, но Ремус её помнил; хотя предпочёл бы, чтобы дело обстояло как раз наоборот.
После войны стали закрывать глаза на такое количество вещей и забывать о столь многом, что Ремус порой чувствовал себя жильцом карточной колоды, состоящей из одних только джокеров — не успеешь оглянуться, как окружающие поменяли масть и достоинство, и ты сам, оказывается, поменял и не заметил. Это чувство ему не очень нравилось, но другого было взять негде.

Комната, отведённая Люциусом Малфоем специалисту по волшебным тварям, представляла собой довольно-таки обширное, как хогвартская спальня на пятерых человек, помещение, обставленное по-спартански: кровать, стол, стул, шкаф в нише. И широченный подоконник, который, по мнению Ремуса, спокойно можно было посчитать за отдельную единицу мебели. Большое окно выходило в сад, прямо на закрывавшие часть обзора кусты акации; вне всякого сомнения, такой урезанный вид свидетельствовал о непрестижности комнаты, но Ремусу этот факт был только на руку — тэнгу надо было искать где-то в необъятном саду, и возможность выйти туда, минуя гулкие коридоры и услужливых эльфов, была только на руку.
Нераспакованный чемодан отправился в шкаф, мантия — на спинку стула; оставшись в рубашке и маггловских джинсах, Ремус распахнул створки окна.
— Сэр, — пропищал голосок из-за спины.
Ремус обернулся и доброжелательно улыбнулся пугливо прижимающему уши к голове домовому эльфу.
— Сэр, его светлость лорд Малфой приглашает вас на завтрак.
Голодным Ремус не был, но элементарная вежливость обязывала его согласиться.
— Хорошо, отведи меня туда, где здесь завтракают.
— Слушаюсь, сэр! — немного осмелев, эльф резво засеменил прочь из комнаты.
Завтракали здесь в огромной столовой, лишь немного уступающей в размерах Большому Залу Хогвартса; стол, за которым уместилась бы сотня человек, сиротливо украшали собой трое — Люциус Малфой, Нарцисса Малфой и их строящий матримониальные планы наследник Драко.
Последний, сонный и насупленный, ковырял омлет в своей тарелке, и по его брезгливым жестам было видно, как ему осточертело вставать спозаранку и впихивать в себя еду, держа при этом безупречную осанку. Нарцисса, бодрая и свежая, разговаривала с непроницаемо-спокойным мужем о погоде. Завидев специалиста по волшебным тварям, в протёртой на локтях клетчатой рубашке и в выгоревших джинсах, оба продемонстрировали отсутствие выдержки, не сумев сохранить невозмутимое выражение лица — Ремус не мог винить их за это, понимая, что гости, похожие на него, вряд ли появлялись здесь раньше.
Впрочем, понимание не смогло удержать его от внутреннего хохота, пока он садился за стол, произнося положенные приветствия.
— Мистер Люпин, как скоро вы планируете избавиться от тэнгу? — голос Нарциссы звучал вполне радушно, но всё в ней выдавало негодование и брезгливое презрение по отношению к оборотням вообще и к Ремусу Люпину в частности. Ремус умел определять такие вещи: по глазам, по положению рук, по запаху, в конце концов, — отвращение имело свой собственный, неповторимый гнилостный аромат.
— Это зависит от самого тэнгу, миссис Малфой, — Ремус отпил чая из тонкой фарфоровой чашки и бесшумно поставил её на стол. — Как я уже говорил мистеру Малфою, это займёт меньше времени, если тэнгу хочет уйти из вашего поместья, но если нет — нужно будет учитывать множество иных дополнительных факторов.
Ремус увенчал свою обтекаемую речь не менее обтекаемой улыбкой и доел надкушенный тост. Готовили здесь хорошо, но рассиживаться за завтраком не стоило.
— С вашего позволения, я отправлюсь заниматься своей непосредственной работой. Благодарю за завтрак. Миссис Малфой, мистер Малфой, Драко, — Ремус кивнул каждому по очереди.
Люциус усмехнулся; Ремус без труда расшифровал усмешку как «Не верю, что без позволения ты бы остался торчать над тарелкой». Не ответив на этот безмолвный вызов, Ремус вышел из столовой.

В саду ещё не сошла роса, и джинсы Ремуса очень скоро вымокли до колен. Где-то вдали надсадно кричали павлины, соревнуясь с отчаянно чирикающими воробьями. Сад, непотребно, с точки зрения хорошего садовника, заросший в этой своей части и наверняка расчерченный чуть ли не по линейке с фасада, выглядел мирным и совершенно безопасным — здесь было впору не ловить тэнгу, а устраивать семейные пикники.
Ремус проверил палочку в кармане и углубился в заросли кустов, постепенно переходивших в лес, тянувшийся на несколько километров за поместьем. Лесные запахи были хорошо знакомы Ремусу, и ничего тревожного, похожего на тэнгу — с которыми Ремусу ещё не доводилось сталкиваться на практике — не наблюдалось. Ремус прочистил горло и запел, углубляясь в лес:
— Смотрите, Вилли Винки
По городу бежит.
Стучат его ботинки,
Куда он так спешит –
В одной ночной сорочке
И странном колпаке,
С часами на цепочке,
С фонариком в руке.
Вдоль улиц и тропинок,
То вниз, то снова вверх,
Известный Вилли Винки
Обходит сразу всех.
В домах, где есть детишки,
В окошко постучит.
Девчонкам и мальчишкам
За дверью прокричит:
— Часы пробили восемь,
Стелить пора кровать.
Детишек мы попросим
Закрыть глаза и спать.
Хороший Вилли Винки
Повесит у кроватки
Для снов свои картинки,
Чтоб спали детки сладко.
Никакого ответа. Ремус хмыкнул и попробовал снова:
— Смотрите, Вилли Винки
По городу бежит.
Стучат его ботинки,
Куда он так спешит…
— Неужели обязательно так орать? — недовольно поинтересовались сзади.
Ремус медленно, чтобы не напрячь обстановку ещё больше, обернулся. Очень высокое, закутанное в потрёпанную красную рясу существо позади до дрожи походило на Снейпа: с длинным крючковатым носом, угрюмое и черноволосое. Разве что назвать алое лицо существа человеческим никто бы не рискнул даже при очень плохом зрении.
— Доброе утро, — вежливо сказал Ремус. — У тебя есть имя?
— А почему это у меня не должно быть имени, интересно? — поинтересовался тэнгу, окидывая Ремуса уничижительным взором. — Даже у такого надоедливого идиота, как ты, оно наверняка есть, с чего ты тогда сомневаешься насчёт меня?
— Быть может, скажешь, как тебя зовут? Нам нужно поговорить.
— Не о чем нам с тобой говорить, — буркнул тэнгу и раскрыл сверкающий веер, намереваясь не иначе как взмахнуть им и улететь. Очередного сеанса пения Ремус не перенёс бы — слух у него был, чего не скажешь о голосе, и то, как он фальшивил, страшно резало уши даже ему самому.
— Постой! — торопливо окликнул Ремус, убеждаясь, что книги не врали, описывая нелюбовь тэнгу к присутствию поблизости людей. — Скажи, тебе здесь нравится?
Тэнгу застыл, не завершив взмаха, и остро взглянул на Ремуса.
— А тебе какое дело? Иди-ка ты своей дорогой, пока жив.
— Меня зовут Ремус Люпин, — сказал Ремус. — И я должен либо убить, либо изгнать тебя отсюда. Неужели ты настолько любишь это место, что готов драться за него не на жизнь, а на смерть?
— Считай, что люблю, — тэнгу оскалил длинные кривые клыки и стремительно выбросил руку вперёд; послышался шум падающего дерева, и Ремус отскочил в сторону, оглядываясь. Доля секунды понадобилась ему, чтобы осознать, что шум — иллюзия, но этого времени тэнгу хватило, чтобы поджечь штанины джинсов.
— Найди себе какой-нибудь другой долг, волчишка, — голос тэнгу, и без того способный сорвать гран-при на конкурсе самых раздражающих звуков на земле, эхом прокатился вокруг спешно тушащего огонь Ремуса.
«Один-ноль в его пользу», — констатировал Ремус. Волдыри на ногах росли так молниеносно, что он мог почувствовать, как они наполняются сукровицей.

________________________________________
*** Чизпафл (Chizpurfle)
Классификация М.М.: ХХ.
Чизпафлы - это маленькие паразиты размером около 1/12 дюйма, похожие на крабов с большими клыками. Их привлекает магия, и они могут в больших количествах жить в меху крупов и перьях авгуров. Они также могут проникать в дома волшебников и нападать на такие магические предметы, как волшебные палочки, прогрызая их до волшебной сердцевины, или жить в грязных котлах, жадно поглощая засохшее на стенках магическое зелье. Несмотря на то, что чизпафлов достаточно легко уничтожить с помощью нескольких запатентованных зелий, продаваемых на рынке, в случае серьезных нашествий может понадобиться вмешательство Подразделения по борьбе с паразитами Отдела по контролю волшебных существ, так как распухшие от волшебных веществ чизпафлы могут оказать сильное сопротивление. («Волшебные твари и где их найти»)

* * *

Острый медицинский запах, знакомый Люциусу с тех пор, как маленький Драко, игравший в гостиной, упал в камин и обжёг руку, заполнил кабинет сразу же, как Люпин вошёл, деликатно постучавшись, но не дождавшись протокольного «Войдите».
— У вас ко мне какие-то вопросы, мистер Люпин? — осведомился Люциус, убедившись, что его недовольство по поводу того, что Люпин сел в кресло перед ним без приглашения, пропало втуне.
— Вопросов — никаких, мистер Малфой. Я всего лишь хотел бы проинформировать вас о том, что тэнгу отказывается покинуть территорию поместья добровольно.
— Надеюсь, вы убили его?
— Пока нет, мистер Малфой. Если бы Министерство Магии Британии классифицировало тэнгу, оно без колебаний поставило бы его в пятую категорию, наравне с драконами и нундой. Тэнгу требует особого подхода.
— Насколько я вижу, сравнение с драконами пришло вам на ум не просто так, мистер Люпин, — ядовито заметил Люциус, демонстративно морща нос.
— Вы совершенно правы, мистер Малфой, — специалист по волшебным тварям одарил своего нанимателя поощрительным отеческим взглядом.
Люциус нахмурился и поинтересовался:
— Упоминая об особом подходе к тэнгу, что именно вы имели в виду?
— Позвольте этому остаться моим маленьким профессиональным секретом, — откликнулся Люпин. — Просто имейте в виду, что работа действительно потребует времени, на которое я изначально рассчитывал.
— Что ж, надеюсь, вы не затянете с этим, — Люциус опустил взгляд к бумагам на столе, давая понять, что разговор окончен.
— До свидания, мистер Малфой, — Люпин встал так непринуждённо, что угадать по скованности движений, где же у него ожоги, оказалось решительно невозможным.
Дверь кабинета с негромким стуком закрылась под шелест бумаг, и Люциус позволил себе досадливо поджать губы.

* * *

Перед обедом Ремус предпринял вторую попытку поговорить с тэнгу — не убедить уйти отсюда, так хоть изучить повадки. На этот раз Ремус предусмотрительно наложил на себя десяток разных защитных заклинаний и петь не стал — всё же милосердие было ему не чуждо.
Тэнгу любят селиться в старых деревьях с искривленными стволами — это он помнил, хотя и слабо представлял себе недавно встреченное неуживчивое создание в роли дриады. Старых искривленных деревьев в лесу было предостаточно, но, насколько Ремусу было известно, тэнгу были свойственны максимализм и перфекционизм.
Сосна, на которую он набрёл, явно попала когда-то под сильную бурю; ну, или же на неё сел кто-то вроде младшего брата Хагрида — давно, судя по узловатой грубой коре и тому, что другие деревья вокруг были почти идеально прямыми. В чём была особая привлекательность такого изогнутого жилища (как в нём удобно устроиться, чтобы заснуть, например, если тэнгу вообще спят?), Ремус не знал, но все источники уверяли, что там и надо искать тэнгу.
Ремус постоял немного у дерева, убеждая себя в том, что избавляться от тэнгу как-то надо, а на конструктивный диалог он не идёт. Убеждать пришлось минут десять — слишком уж Ремусу не хотелось переходить в нападение, несмотря на вчерашнее болезненное фиаско. Редких волшебных тварей, считал Ремус, нужно беречь; это вам не пикси, в которых трудно не попасть, решив сплюнуть куда-нибудь в сторону.
С другой стороны, в Японии тэнгу не так уж редки, и смерть этого одного, невесть зачем отправившегося в Англию, ничего не изменит.
Последняя мысль окончательно уверила Ремуса в правильности его действий. Наложенное невербально заклинание отдалённой диагностики уверенно подтвердило: именно это дерево – приют тэнгу. Режущее полетело к корням:
— Caedo!
Крик тэнгу, раздавшийся в ответ, мог сделать честь любой баньши; Ремус отшатнулся, зажимая уши ладонями и бормоча заклинание Ушных Затычек — до сих пор оно было полезно только тогда, когда нужно было поспать под неинтересное выступление или лекцию. Кто бы мог подумать, что тэнгу в чём-то сродни занудному школьному учителю.
Огонь танцевал вокруг Ремуса, обдавая слабым жаром сквозь щиты; разъяренный тэнгу метался в воздухе размазанной тёмной линией — только сверкание веера на солнце слепило глаза.
— Ты думал, это меня убьёт? — голос тэнгу наплывал, как горная лавина, подхваченный миллионами тихих, шелестящих голосов, словно каждый лист в лесу повторял эти слова. — Ты ошибался…
— Я не думал, что тебя это убьёт, — возразил Ремус. — Я хотел разозлить тебя.
— Тебе удалось!
Огонь застил всё вокруг; щиты трещали под напором чужой магии — ещё немного, и от Ремуса останется неаппетитного вида головёшка.
— Glacies concreta!
Раскалённый воздух, обращённый в лёд, тонко захрустел; дышать стало трудно, Ремус упал на колени, кашляя от смеси обжигающего холода и едкого дыма. Тэнгу, схваченный в воздухе льдом, взывал к кому-то по-японски, судя по интонации — матерно, и топил лёд огнём; прежде, чем Ремус смог выговорить хоть одно заклинание, тэнгу избавился ото льда вокруг себя и, не успев взмахнуть веером, тяжело шмякнулся на землю.
— Necto! — крепкие верёвки обвили тэнгу.
Воздух-лёд постепенно опадал, тая; Ремус раздвигал и разламывал его руками, шагая по хрустящей траве к тэнгу.
— Не упрямься, — попросил Ремус, не надеясь на успех. — Давай я отправлю тебя обратно в Японию. Что тебя здесь держит?
Тэнгу недобро зыркнул на Ремуса, но соизволил ответить:
— Ты настолько глуп, что не понимаешь?
— Нет, — спокойно признал Ремус. — Расскажи мне, пожалуйста.
— Старый Абраксас хотел научиться у меня боевым искусствам, — внезапно словоохотливо пустился рассказывать тэнгу. — Прослышал, понимаешь ли, что я в них смыслю побольше людского, и заарканил меня с помощью толпы таких вот идиотов, как ты. Привёз сюда и говорит: научи меня тому и этому, и вот тому тоже, а не захочешь учить, так навсегда здесь останешься…
Ремус с удовольствием послушал бы и дальше, но как раз в этот момент тэнгу оборвал свою фразу одновременно с тем, как разлетелись на волокна удерживающие его верёвки, верёвок и взмыл в воздух.
— Offendo! — выкрикнул Ремус, взмахивая палочкой; тэнгу успел сказать что-то своё перед тем, как улететь под действием отшвыривающего заклятия далеко-далеко, и тончайшая металлическая звёздочка врезалась Ремусу в плечо, войдя до кости. Кровь побежала по рукаву рубашки, боль вспышкой растеклась по руке.
«Этот раунд — пожалуй, один-один», — поразмыслив, решил Ремус и отступил в тишину и безопасность своей комнаты.

* * *

— Мистер Люпин передаёт, что не будет обедать, сэр Люциус, — пискнул эльф и прижал уши к голове в ожидании неминуемого наказания.
— Он объяснил, почему?
— Нет, сэр. Просто попросил передать, что не придёт, сэр.
— Ясно. Ступай.
Не веря своему счастью, эльф мгновенно испарился. Люциус поймал удивлённый взгляд Драко и задумчивый — Нарциссы.
— Тебе нравится это вино, дорогая?
— Да, Люциус, — Нарцисса подняла бокал с рубиновой на солнце жидкостью. — Отличная выдержка.

Когда Люциус вошёл, специалист по волшебным тварям сидел на кровати, скрестив ноги по-турецки, голый по пояс, и печально рассматривал свою ужасающую рубашку — на рукаве её имелся тонкий длинный разрез.
— Добрый день, мистер Малфой, — поздоровался Люпин, не поднимая глаз от рубашки. — Немного предварительного стука, конечно, было бы уместным, но, полагаю, мы не будем вдаваться в не имеющие отношения к делу детали.
— Добрый день, мистер Люпин, — Люциус, последовав примеру самого Люпина, сел без приглашения на единственный стул. — Могу я узнать, отчего вы не присутствовали на обеде?
— Можете, — отозвался Люпин, рассеянно постукивая себя кончиком палочки по губам. Всякий раз, как палочка касалась губ, из её кончика вылетало по нескольку алых искр, которые падали на кровать и гасли безо всякого ущерба для покрывала. — Но хотите ли?
— Безусловно, хочу, — заверил Люциус, пристально рассматривая свежую повязку на левом плече Люпина. — Не соблаговолите ли вы удовлетворить моё желание?
Специалист впервые за весь разговор поднял голову и взглянул на Люциуса — и впервые с момента знакомства с ним Люциус пугающе чётко почувствовал в нём волка. Глаза, обычно цвета некрепкого чая, искрились опасной звериной желтизной; черты лица слегка заострились — в самый раз, чтобы заставить Люциуса напрячь руки в готовности в любой момент схватиться за палочку.
— Удовлетворить вас? — переспросил Люпин. — С лёгкостью, мистер Малфой.
Люциус скользнул взглядом по его крепкой грудной клетке, по плоскому животу и сильным, хоть и не явственно мускулистым рукам, и пришёл к выводу, что беганье под луной раз в месяц держит тело в форме, несомненно. Но, несмотря на это, реплика насчёт удовлетворения без малейших затруднений представлялась малоправдоподобной — Люциус знал свою требовательность.
— Я встретился с тэнгу ещё раз, — Люпин отбросил рубашку на подушку и встал, потянувшись. Мышцы проступили под бледной кожей. — Не могу поручиться, что он говорил искренне, но он упоминал, что ваш отец заточил его здесь против его воли в надежде научиться от него некоторым искусствам. Тем не менее, он отказывается уходить.
— Отчего же отказывается?
— Этого я не успел выяснить. Наш с ним разговор был несколько напряжённым — более напряжённым, чем я рассчитывал.
— Но вы сумеете с ним справиться? — Люциус вложил в эти слова весь яд, какой только мог.
Люпин успокаивающе улыбнулся. Яд капнул мимо.
— Я всегда справляюсь с работой, за которую берусь, мистер Малфой.
— Рад это слышать, — сказал Люциус, не чувствуя никакой радости.
— Очень хорошо, впрочем, что вы зашли, — добавил Люпин. — Я хотел попросить вас и вашу семью не выходить пока в сад. Это может быть опасно.
— Я предупрежу Нарциссу и Драко, — кивнул Люциус. — И как долго продлится наше вынужденное заточение?
— До тех пор, пока я не решу, что оно может окончиться.
— Вы много себе позволяете, мистер Люпин, — Люциус встал, скрежетнув стулом.
— Не больше, чем считаю нужным, — парировал Люпин.
— Надеюсь, вы отдаете себе отчёт в том, что делаете.
— Более чем, мистер Малфой, более чем.

* * *

Время обеда Ремус потратил на чтение прихваченных с собой книг и выяснил, что, согласно некоторым источникам, тэнгу обладали секретом бессмертия. За этим «искусством» охотился старый интриган Абраксас или не за этим, но благоразумно не посвящал своего отпрыска в тайну, что было с его стороны предусмотрительно; заслышав о секрете бессмертия, Тёмный Лорд становился чуть более деятелен, чем хотелось бы, а Люциус не преминул бы доложить о нём патрону.
Кроме того, тэнгу неплохо знали боевые искусства разного рода и имели высокие способности к магическим дуэлям; изредка выбирая среди людей любимчиков и обучая их полезным навыкам, тэнгу руководствовались некой своей логикой, совершенно Ремусу не понятной. По большей части же они убивали и/или запугивали людей, даже не сделавших им ничего плохого; почему они это делали, книги тоже не проясняли.
Случаев, когда человек срубал дерево, в котором живёт тэнгу, было зафиксировано немного, но так или иначе, рано или поздно тэнгу убивали этих людей. В последний раз такое произошло в конце девятнадцатого века, если верить книге. Ремус отложил пессимистичное сочинение некоего М. А., не раскрывавшего значения этих инициалов (от кого, хотелось бы знать, он так тщательно скрывался?), снял повязку, убедился, что рана зажила — слава Мерлину, сюрикен тэнгу не был отравлен — и натянул всё ещё рваную рубашку. Разрез на рукаве так и не взяло ни одно Reparo, по-маггловски зашить было решительно нечем, а беспокоить эльфов Ремус не хотел.
Когда он застёгивал последние пуговицы, дверь его комнаты распахнулась и громогласно ударилась ручкой о стену.
— На стене останется вмятина, — заметил Ремус, без труда опознав в тяжело дышащем, негодующе разевающем рот белобрысом создании, ворвавшемся к нему в комнату, Драко Малфоя. — Ваш отец будет недоволен.
— К чёрту отца! — воинственно заявил Драко и кинул быстрый опасливый взгляд через плечо в коридор — не обретается ли упомянутый случайно поблизости. — Как вы смеете запрещать мне выходить из поместья?!
— Я не запрещаю вам выходить из поместья в том случае, если вы воспользуетесь для этого камином или аппарацией, — поправил Ремус. — Портключ тоже разрешён. Вы всего лишь не должны выходить в сад, пока там не перестанет быть опасно.
— Мне нужно выйти в сад! Немедленно!
— Позвольте узнать, в чём причина такой срочности? — Ремус зачесал назад отросшие за мирное время волосы и стянул их лентой — не дай Мерлин, в решающий момент упадут на глаза.
— Я… мне… я там… в общем, мне нужно! Срочно!
— Что «вы там», Драко? — уточнил Ремус.
Наследник рода Малфоев молча стоял, сверкая глазами, и смотрел на Ремуса — как ему, наверное, представлялось, повелительно, а на самом деле почти умоляюще.
— Нет причин, которые стоили бы больше вашей жизни, — тепло сказал Ремус. — Подождите, я скоро расправлюсь с тэнгу. Не больше двух дней.
— Два дня!.. — задохнулся Драко. — Но письмо…
Он ойкнул, зажал себе рот рукой и опрометью выбежал из комнаты.
Ремус проводил его задумчивым взглядом. Значит, в саду у него осталось какое-то письмо; и явно не от нареченной невесты, коль скоро так опасно оставлять это письмо там, где оно есть. Вдруг строгий папа найдёт его раньше? Или найдут эльфы и принесут тому же папе?
Последняя мысль вызвала у Ремуса не улыбку, а сострадание, смешанное с симпатией. Неприятности, которые Люциус Малфой мог причинить своему отпрыску, должны быть крупными. Но позволить Драко Малфою подставляться под атаки разъяренного тэнгу Ремус не мог, и первый же откликнувшийся на зов эльф проводил Ремуса в покои Малфоя-старшего.

* * *

— Я настоятельно прошу вас, — сказал Люпин, постучав в дверь и сразу же её распахнув, — применить к вашему сыну более сильные сдерживающие меры, чем просто слова. Если нужно будет, возьмите с него Непреложный Обет, что он не выйдет в сад, пока с тэнгу не будет так или иначе покончено.
Серьёзные нотки в голосе специалиста заставили Люциуса отложить отчёт о последних вливаниях на его счёт в Гринготтсе и встать из-за стола. Выражение глаз Люпина окончательно убедило Люциуса в том, что это не шутка и не преувеличение; и, взяв Люпина за руку, Люциус аппарировал в покои сына — гости поместья могли аппарировать внутри него только с помощью хозяев, расставаться же со специалистом на данном этапе представлялось нецелесообразным.
Драко в его комнатах не было. В открытое окно, ведущее в сад, дул свежий осенний ветер и заносил сухие листья.

— Нет, — Люпин загородил собой окно. — Нет, мистер Малфой. Оставайтесь здесь и ждите, пока я приведу его обратно.
— Это мой сын!
— Это моя работа, — холодно сказал Люпин.
Люциус попытался его обогнуть; Люпин не давал пройти.
— Stupefy!
— Protego! Не пытайтесь меня оглушить, мистер Малфой, не теряйте зря своего и моего времени. Я пойду туда один. Это опасно.
— Что ты знаешь об опасности, щенок! — вырвалось у Люциуса.
Ветер из окна трепал рубашку Люпина; лицо его застыло, как каменное.
— Я давно уже не щенок, мистер Малфой, а взрослый волк, — Люпин улыбнулся, показывая зубы. Вполне человеческие, они были, на вкус Люциуса, чересчур белы и остры. — И коль скоро вы считаете себя значительно старше меня, значит, вы — стары.
— Пропусти меня, — повторил Люциус.
— Нет. Necto!
Упасть спеленатому верёвками Люциусу Люпин не дал — подхватил его, уже покачнувшегося, так легко, словно он весил не больше своей мантии.
— Я не могу допустить, чтобы вы подвергли себя опасности, мистер Малфой, — дыхание Люпина на миг опалило висок Люциуса. — Вы платите мне не за это.
— Я ещё ничего тебе не заплатил, — выплюнул Люциус.
— Это не имеет значения.
Люпин уже вскочил на подоконник, ловко, как мальчишка; точно так же, наверное, двигался Драко.
— Постой, — окликнул его Люциус. Поражение в игре отозвалось горьким привкусом на языке.
Люпин обернулся, держась за раму.
— Возвращайся, — сказал Люциус.
Странное выражение промелькнуло на бесстрастном лице Люпина. Ничего не сказав, он спрыгнул в сад; створки окна захлопнулись за ним, лишь на миг опередив ветки деревьев, гнущихся под ураганными порывами ветра. Листья за окном взметнулись вихрем и опали.

* * *

В саду было пасмурно, хотя всего лишь час назад светило солнце; кусты и деревья так и норовили ударить Ремуса ветвями, и он уклонялся, быстро шагая туда, где росло дерево тэнгу. Щиты — Ремус надеялся, что они выдержат хотя бы несколько первых ударов — то и дело переливчато мерцали перед глазами, так много их было.
Долго искать тэнгу не пришлось — тот и сам был настроен не откладывать встречу. Вместо приветствия он нанёс удар — сильный, точно рассчитанный удар ногой в лицо. Ремус успел уклониться в последний момент, и кожистая, как у птицы, когтистая нога тэнгу лишь задела скулу, оставив несколько глубоких царапин.
— Vim facio!
Теперь тэнгу не мог и двинуться, если Ремус того не пожелал бы; достаточно было двинуть палочкой, и тэнгу танцевал бы, как марионетка на ниточках.
— Где Драко Малфой?
— Где был, там уже нет, — палочка Ремуса дрогнула — слишком неистово тэнгу пытался перебороть чужую волю.
— Где он сейчас?
Тэнгу зажмурился; палочка в руках Ремуса дёрнулась вверх, чуть не заехав ему в глаз, и тэнгу со звериным рыком взмахнул веером.
— Imperio! — выкрикнул Ремус. Никогда ещё на работе ему не приходилось прибегать к Непростительным — это могло слишком дорого ему обойтись, если бы об этом прознали в Министерстве.
С другой стороны, никогда прежде работа не была столь тяжёлой и касающейся его лично.
— Никогда… — с усилием выдохнул тэнгу; опутавшее его заклятие проступило на миг туманной пеленой. — Никогда… люди… не совладают…
— А я и не человек, — Ремус рассмеялся бы, если бы ситуация к этому располагала. — Я волшебная тварь — так же, как ты. Где Драко Малфой? Отвечай и не смей нападать на меня.
— Там, — выплюнул тэнгу. Удерживать его под контролем было сродни ходьбе по расшатанному мосту через глубокую пропасть. — В овраге. Рядом с моим деревом.
— Веди меня к нему. И расскажи по дороге, чего хотел от тебя Абраксас Малфой, как сумел удержать тебя здесь, и как тебя освободить.
Рассказ тэнгу был короток и полон злобы, но содержал в себе куда больше конструктивной информации, чем все их предыдущие разговоры, вместе взятые.
Старый Абраксас хотел всего и сразу — боевых искусств, кое-каких сведений об особенностях буддизма (даже полученные от неправедного монаха, превратившегося в тэнгу, они представляли куда большую ценность, чем любые книги) и секрет бессмертия. Он не был стар в те дни, но остро чувствовал, как неумолимо и скоротечно время, и жаждал любой ценой продлить свою жизнь.
Он привязал тэнгу к поместью своей кровью; древний необратимый ритуал, забытый за ненадобностью, — с его помощью когда-то привязывали к хозяевам домовых эльфов, но со временем их преданность перестала нуждаться в таком подтверждении. Любой, в чьих жилах текла кровь Малфоев, мог приказывать тэнгу, и тот вынужден был бы подчиниться, пусть и стерев зубы в крошку от злости. Но с сыном этим секретом Абраксас не поделился, равно как и другими подробностями.
Причинять хозяевам физический вред тэнгу мог — если ему напрямую не приказывали обратного; но не мог убить, ритуал это предусматривал. Пункт о телесном увечье был непредусмотрителен с точки зрения Ремуса, но магия расценила бы как вред даже стрижку ногтей и волос — а её, как и многое другое, маги древности оставляли на откуп покорным слугам. В неглубокий овраг Ремус заглядывал, чувствуя, как мгновенно пересыхает во рту от плохого предчувствия, — но Драко был цел и почти невредим, всего лишь без сознания и с шишкой на голове. В крепко стиснутом кулаке он сжимал злополучное письмо.
— Ты не договорил, — сказал Ремус, убедившись, что с Драко всё в порядке. — Как тебя освободить?
Тёмные, без зрачков, глаза тэнгу сверкнули.
— Малфои должны умереть, и тогда я стану свободным. Никак иначе.
Ремус привалился плечом к дереву, ощущая лёгкую тошноту.
— Ты действительно знаешь секрет бессмертия?
— Секрета нет, — осклабился тэнгу. — Я дух гор и лесов, как я могу умереть? Чтобы стать бессмертным, нужно стать таким, как я, вот и весь секрет, глупый волк.
Ремус потёр лоб левой, свободной от палочки рукой. Тошнота усиливалась, как в юности перед сложными экзаменами.
— Оставайся на месте и ничего не делай, — велел он. — Ничего, ты меня понял? Necto! Petrificus Totalus!
Ремус склонился над Драко и взмахнул палочкой:
— Ennervate!
Как Ремус и ожидал, Империус мгновенно спал, стоило отвлечь магию на другого; но верёвки и Петрификус должны были сдержать тэнгу хотя бы на минуту.
Драко медленно, томительно медленно открыл глаза; хлопнул ресницами.
— Где я? Голова болит…
— Видишь его? — Ремус рывком заставил Драко сесть. — Прикажи ему замереть и не нападать!
— Я? — Драко испуганно глянул на рычащего, рвущего верёвки тэнгу.
— Ты, кто же ещё! Быстро! — Ремус тряхнул Драко за плечи.
— Замри! — выкрикнул Драко и закашлялся. — Не нападай ни на кого… Послушайте, вы, сделайте что-нибудь!
— Не нужно, — Ремус отпустил Драко и сел на жухлую траву. Его всё ещё мутило. — Видишь? Он не нападает.
Драко неуверенно перевёл взгляд с Ремуса на тэнгу: тот и вправду стоял на месте, не предпринимая никаких враждебных действий. Видно было, как дрожь от сдерживаемых порывов бьёт его тело в лихорадочном, нервном ритме.
— И… и что теперь?
— Теперь? — переспросил Ремус. — Теперь прикажи ему умереть.
Не было ни одного экзамена, который Ремус Люпин не сдал бы на «Великолепно».

— И что же с ним произошло? — в голосе Люциуса Малфоя прозвучал искренний интерес. — Если он не мог погибнуть, как он сумел подчиниться?
— Очень просто, — Ремус на ощупь смазывал лекарством царапины на лице и прикидывал, останутся ли шрамы. — Он не мог умереть, будучи тэнгу, и для этого вынужден был перестать быть собой. Это было довольно захватывающее зрелище: как он постепенно превращался в человека, каким был когда-то. А потом просто умер и рассыпался в прах. От старости, я полагаю. Если бы он не стал тэнгу, то умер бы давным-давно.
— И как же он выглядел в человеческом обличии?
Ремус осторожно потрогал скулу и удовлетворённо опустил руку с комком смоченной в лекарстве ваты.
— Представьте себе Северуса Снейпа в преклонном возрасте, — посоветовал он. — Вылитый.
Малфоя видимо передёрнуло.
— Наверное, если бы у Снейпа была такая возможность, он бы тоже со временем стал тэнгу, — с потаённым злорадством добавил Ремус, не забывший реплику о щенке. — Все предпосылки для этого имелись.
— У вас поразительная склонность говорить только о малоприятных вещах.
— Так же, как у вас, мистер Малфой, — Ремус накинул мантию и вынул чемодан из шкафа. — Могу я получить деньги за работу?
— Разумеется, — Малфой встал. — Пройдёмте в мой кабинет.
Ремус направился было к двери, но Малфой остановил его:
— Аппарировать будет проще.
Ремус долго смотрел в безмятежные серые глаза Малфоя, а потом улыбнулся.
— Возьмите меня за руку, мистер Малфой, и мы аппарируем без труда, — сказал он.
Малфой по-мальчишечьи ухмыльнулся в ответ и положил руку на шею Ремуса, зарывая пальцы в растрёпанный хвост волос.

* * *

— Через три дня твоя свадьба, Драко, — напомнила Нарцисса за завтраком. — Сегодня мы едем к мадам Малкин, примерять твою свадебную мантию. Ты не забыл?
— Нет, — Драко сосредоточенно смотрел в тарелку. Сегодня он даже не зевал украдкой, а был весь как натянутая струна; Люциуса это интриговало, но не особенно. Скорее всего, сын просто нервничал перед надвигающейся женитьбой на полузнакомой, в общем-то, девушке.
— Отлично, — заключила Нарцисса.
Люциус глотнул чая и отставил чашку в сторону.
— Мне пора.
— У тебя дела? — прохладно удивилась Нарцисса. — Так рано?
— Новый бизнес, — склонил голову Люциус. — Расширяю семейное дело на Дальнем Востоке.
Нарцисса ничего не понимала в семейном бизнесе, и на этом её расспросы закончились. Драко, которого с детства готовили к тому, чтобы когда-нибудь перенять упомянутый бизнес, отлично помнил, что на Дальнем Востоке у Малфоев нет никаких дел; но промолчал — только скептически вздёрнул уголок рта.
В кабинете Люциуса висела магическая карта Дальнего Востока во всю стену, доставленная вчера из магазина «Флориш и Блоттс». На столе, разворотом вниз, валялась книга; Люциус подцепил её кончиками пальцев и задумчиво прочёл вслух:
— Окками водятся в Индии и на Дальнем Востоке. Эти покрытые перьями двуногие и крылатые существа со змееподобным телом могут достигать пятнадцати футов в длину. Питаются они, как правило, птицами и крысами, хотя известны и случаи нападения на обезьян. Окками могут напасть и на приближающихся к ним людей, например, если защищают яйца, скорлупа которых состоит из чистейшего и мягчайшего серебра.
Книга полетела в дальний угол, мягко шлёпнулась на обтянутую тёмным бархатом банкетку. Люциус дотронулся до точки на карте, и эта точка засветилась зелёным. Люпин должен быть где-то там, если верить книгам: именно там водятся наибольшие стаи Окками из известных, и только там Министерство Магии России официально разрешило охоту за этими злопакостными тварями.
На Дальнем Востоке сейчас должно быть тепло; во всяком случае, так утверждал Нотт, с конца войны мирно трудившийся в Отделе международных магических связей. Вчера вечером Люциус встретился с ним в уютном трактире — выпить вина, поговорить о былом и настоящем, обсудить текущие дела.
А ещё там, говорят, потрясающая природа: девственные, не тронутые магглами леса, чистые реки, глубокие прозрачные озёра.
Надо думать, волкам там неплохо живётся.

Трава здесь была густая, почти по колено; поле казалось широким — не перейти, и оранжевый маячок палатки виднелся где-то у самого горизонта. Люциус покрепче перехватил ненужную, но прихваченную из дома для уверенности в себе трость и зашагал, давя кожаными ботинками одуванчики и ромашки.
Ему оставалось пройти совсем немного, когда из палатки спиной вперёд вылез кто-то очень знакомый, таща за собой ворох мешковины. Люциус остановился, чтобы понаблюдать за тем, как Люпин, закатав рукава всё той же ужасной рваной рубашки, расстилает мешковину на траве, под прямыми, палящими лучами солнца, и рассыпает по ней мягкие сияющие кусочки серебра. Свет, отражавшийся от скорлупы Окками, слепил глаза, но Люциус не отводил взгляда; Люпин, закончив свою работу, выпрямился и обернулся. Без малейшего удивления пояснил:
— Прежде, чем тащить её в Англию, надо подсушить. Мягкая, она вся слипнется и почернеет.
— Разве она не нужна именно свежей? — спросил Люциус.
— Скорлупу яиц Окками используют не для ингредиентов. Из неё делают самые дорогостоящие и качественные инструменты для зельеварения; а с точки зрения ювелира, всё равно какую плавить — твёрдую или мягкую.
— Ясно, — сказал Люциус.
— Трудно было получить сюда портключ? — осведомился Люпин с ноткой приятельского сочувствия.
— При наличии определённых связей это легко, — Люциус взмахнул тростью для придания словам долженствующей небрежности.
— Поздравляю. Нам было хлопотно его добиться.
— Любого портключа легче добиться, чем тебя, — сказал Люциус.
Люпин улыбнулся, запрокинул голову, подставляя лицо жарким лучам. Тонкие белёсые ниточки шрамов от удара тэнгу резко выделялись на успевшей чуть посмуглеть коже.
— Ты узнал, зачем твой сын выходил тогда в сад?
— Нет. А ты узнал, стало быть?
— Он рассказал мне тогда, в лесу, после того, как тэнгу умер. Ему нужно было забрать срочное письмо. Секретное письмо, которое сова доставляла днём в беседку, потому что, если бы он получил его за завтраком, вы с Нарциссой непременно заинтересовались бы им.
— И что же это было за письмо?
— От Гарри.
— Гарри?
— Поттера, — Люпин сунул руку в карман, и долю секунды Люциус ожидал, что тот вытащил оттуда упомянутого Поттера. Но Люпин извлёк всего лишь конверт со знакомой печатью Малфоев. — Это Драко прислал мне вчера вечером.
Люциус вынул письмо из конверта.
«Дорогой мистер Люпин! — гласило оно. — Мы с Гарри обо всём договорились. Завтра утром мы с ним встречаемся в условленном месте и сбегаем. Передайте, пожалуйста, отцу, что я не женюсь на Астории Гринграсс. Я вообще не женюсь, потому что по закону мне нельзя жениться на Гарри…» Тут на полях расплылась большая клякса, из которой вырастали новые слова: «…ут Гарри говорит, это он бы на мне женился, а не наоборот, но это неважно, я думаю. Нам всё осточертело, и мы сбегаем. Вместе. Попросите отца, пусть он нас не ищет. Вас он послушает, я знаю.
Ваш,
Драко Малфой.
P.S. Гарри просит прощения, но его свадьбы тоже не будет. Он сказал об этом Уизли совсем недавно, уже после того, как они разослали приглашения, раньше не решался.
P.P.S. Ещё Гарри просит передать, что очень вас любит.
P.P.P.S. Спасибо, что спасли меня тогда, с этим тэнгу».
— Много постскриптумов — знак неумения выражать свои мысли, — Люциус вложил письмо обратно в конверт и вернул владельцу. — Я всегда его от этого отучал.
— Это всё, что ты скажешь? — Люпин спрятал письмо в карман и смотрел теперь на Люциуса испытующе и с неким ожиданием.
— Мой сын сумел сбежать, — подытожил Люциус, с удивлением понимая, что этот факт его сердит, конечно же, но как-то отстраненно, словно его это и вовсе не касалось. — Мне кажется, я тоже вполне на это способен.
Люпин протянул руку, взял у Люциуса трость и отбросил её в траву. За запястье притянул Люциуса ближе.
— Я думаю, стоит попробовать.

Симус Финниган, тащивший от реки охапку свежевымытой скорлупы Окками, хотел было окликнуть своего бывшего учителя и попросить помочь — скользкая скорлупа так и норовила выпасть из рук — но промолчал и даже отступил в кусты, чтобы не мешать.
Кажется, Ремусу Люпину было сейчас совсем не до Окками.
Он сумел совладать на этот раз кое с кем куда более опасным. И в тысячи раз более ценным.

_______________________________________
Основные источники информации, использованные в тексте: http://community.livejournal.com/all_gods/30202.html, http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D1%8D%D0%BD%D0%B3%D1%83, http://urusei-yatsura.ru/ter_vn_01_012.htm, http://koshkopjos.livejournal.com/95821.html, http://netsuke.org.ru/2009/11/04/tengu/.
...на главную...


октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.