Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Под впечатлением:

Невилл говорит бабушке:
- Бабуля, ты ничего не боишься?
- Нет, дорогой!
- Ни слона, ни льва, ни крокодила?
- Нет, милый.
- О, тогда ты можешь посмотреть мой дневник...

***


Невилл говорит бабушке:
- Бабуля, ты ничего не боишься?
- Нет, дорогой!
- Ни слона, ни льва, ни крокодила?
- А слона-то какого? Розового?

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12787 авторов
- 26907 фиков
- 8685 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 60 К оглавлениюГлава 62 >>


  Смех в лицо предрассудкам

   Глава 61. Сказка носит разные маски
В бессмертье проще верить... оттого ли
Что светит даже мертвая звезда?
Но сколько душ обуглится от боли,
Когда тебя не станет? Кто бы знал...

Линн Рэйда



Больше всего на свете Гарри хотел бы, проснувшись, обнаружить, что, пока он спал, всё каким-то чудесным образом вернулось на круги своя и все друзья, живые и невредимые, сидят у его постели. Однако рядом нашелся лишь мерно сопящий Ричи. Вот уже второй день подряд они просыпались бок о бок, и при других обстоятельствах это непременно насторожило бы, но сейчас не играло никакой роли. Рушилась семья, и мир, казалось, сузился до такой степени, что стало трудно дышать; сузился до пределов дома двенадцать, куда просочилось не виданное прежде горе, и больницы, где балансировала на грани единственная надежда на то, что все станет по-прежнему. На сей раз ею был не Гарри, от него в кои-то веки не зависело ничего, и в этом виделась какая-то злая ирония: что толку от громких эпитетов вроде «героя магического мира», когда свой собственный рассыпается на глазах?
В коридоре встретила все та же тишина, жуткая и непривычная. Гарри старался шагать как можно громче, а достигнув заветной двери, третьей от лестницы, гулко постучал в нее кулаком.
– Сириус?
Еще только поворачивая в эту сторону, он уже твердо знал, что не уйдет, пока не добьется от крестного хоть какого-нибудь ответа. Сириуса нельзя было оставлять наедине с его мыслями и переживаниями, он как никогда нуждался в поддержке, несмотря на то, что упорно желал доказать обратное и обособиться.
– Заходи, – неожиданно отозвался Блэк.
В спальне стоял едкий запах сигаретного дыма: не иначе как Сириус израсходовал все свои запасы. Теперь же он полулежал на кровати с безучастным видом и смотрел в пустоту; от былой твердости не осталось и следа. Наверное, именно так коротались дни в Азкабане – разница состояла лишь в том, что на этот раз Блэк вынес себе приговор сам.
– Эй, – тихо позвал Гарри, опускаясь рядом. – Ты вообще не спал, да?
Сириус еле заметно качнул головой.
– Прекрати себя терзать! – убедившись, что упрашиваниями ничего не добьется, Гарри повысил голос. – Пойми же наконец: не все в этом мире зависит от тебя!
– Это – зависело, – отрезал Блэк. – Я мог бы вас не брать, мог бы вообще не допустить всего этого, если бы оттуда не ушел! Права была Молли – хреновый из меня опекун. Зря мне вас доверили.
– Неужели? – вскинулся Гарри, все еще пытаясь поймать взгляд крестного, но тот упорно прятал глаза. – То есть, по-твоему, меня надо было Дурслям вернуть?
– С ними ты и то был бы в большей безопасности! – отрывисто выкрикнул Сириус и сжал кулаки.
Гарри обдало холодом. Продолжать этот разговор – по крайней мере, сейчас – не имело смысла: вынужденный отказаться от побега, крестный сменил тактику и, очевидно, собирался сделать все, чтобы друзья сами перестали искать его общества, якобы для них опасного. Но Гарри и не думал играть по его правилам.
– Хочешь ты того или нет, я все равно с тобой, – решительно сказал он, сжимая плечо Блэка. – Был и буду. При любом раскладе, – и, не дожидаясь контраргумента, оставил Сириуса обдумывать эту информацию в одиночестве.
Внизу гремели посудой: на кухне Рон взялся заваривать кофе. Вошедшему другу он лишь коротко кивнул: ни о каком добром утре, разумеется, не шло и речи. Гарри кивнул в ответ и только после этого заметил Гермиону, устроившуюся на угловом диванчике: она скользнула по нему испуганным взглядом, убеждаясь, что он пришел не для того, чтобы сообщить об исчезновении Сириуса, и вновь уткнулась лицом в колени, подтянутые к груди.
Такая обстановка угнетала, высасывала силы и жизненную энергию, подобно дементору, но Патронус здесь был бессилен – как, впрочем, и любая магия. Единственным, что еще удерживало их всех на плаву, оставалась вера в то, что этот кошмар скоро закончится. А со смертью Джейн он грозил воцариться на Гриммо навсегда.
Гарри вдруг вспомнилось, как при переезде она взялась левитировать вот этот самый кухонный стол, но просто доставить его на место назначения посчитала слишком скучным: гораздо веселее оказалось летать на нем верхом по всему дому. Сириус хохотал до слез, Гермиона причитала, а они с близнецами недолго думая похватали метлы и рванули в погоню. Привыкли жить легко, решили, что лимит невзгод на их долю исчерпан – и жестоко поплатились за свою самоуверенность. Судьба словно приняла брошенный ей вызов и нашла-таки на них управу.
Рон закончил с кофе и пошел насыпать собакам корм. Привычные действия выполнялись по наитию, на автомате – просто для того, чтобы не бездействовать, занять себя хоть чем-то и по мере возможности быть полезным друзьям. В отличие от них, младший Уизли и прежде сталкивался с подобной безысходностью, но если тогда он сбежал из Норы, не выдержав напряжения, то сейчас пришло время встретиться с ним лицом к лицу.
Короткая трель дверного звонка прозвучала неожиданно громко. Рука у Рона дрогнула, и собачьи галеты вместо миски посыпались на пол. Гарри приподнялся из-за стола, но встрепенувшаяся Гермиона остановила его:
– Я открою.
Для нее это стало поводом хотя бы ненадолго отвлечься от тягостных мыслей, которые неизменно сводились к Сириусу и его несостоявшемуся побегу. Сколько она ни проклинала, ни стыдила себя за то, что может думать о чем-то еще, когда жизнь лучшей подруги под угрозой, – все равно никак не могла выкинуть из головы поступок Блэка. Что теперь делать, как вести себя с ним в дальнейшем и будет ли оно вообще, это дальнейшее, – сплошные вопросы, и ни одного ответа…
– Фред???
Стоящий на пороге рыжий близнец усмехнулся: горько, но понимающе. И, едва Гермиона осознала свою ошибку, ее обуял ужас от одной мысли о том, что могло бы заставить второго брата покинуть свой пост у постели Джейн. Колени предательски дрогнули, и, чтобы удержаться на ногах, пришлось ухватиться за дверной косяк.
– Нет, но меня тоже из больницы выставили, – хмуро сообщил Джордж. – Можно войти?
– Да, Мерлин, конечно, – спохватилась Гермиона, отступая назад, в полумрак прихожей, – что за вопрос, это ведь и твой дом…
– Джордж!
В отличие от подруги, Гарри сразу узнал вошедшего и, подлетев, крепко стиснул в объятиях.
– Без изменений, – выдохнул Джордж, прочитав в его лице тот же немой вопрос, что и у Гермионы, – а меня выгнали, велели домой идти…
По этажу, разбуженному дверным звонком, пронесся дружный вздох облегчения. Ричи, замерший на верхней ступеньке лестницы, на последних словах будто очнулся от забвения и проворно сбежал вниз.
– Ну конечно, – затараторил он, обнимая Джорджа, – ты когда ел-то последний раз? – и, отстранившись, оценивающе посмотрел на него. Бледное, осунувшееся лицо с темными кругами под глазами говорило само за себя.
– Я сейчас разогрею, – заключил Ричи и метнулся на кухню, точно опасаясь, что минутное промедление обернется голодным обмороком.
То, что Джордж пришел сюда, говорило о многом и столь же много значило. Его появление в этих стенах делало их пусть ненамного, на один крохотный шаг, но ближе к привычному укладу. Оно укрепляло ту самую призрачную уверенность в том, что не все потеряно и есть еще шанс на воссоединение семьи. Джордж ведь мог всецело принять сторону брата…
– Ты видел Фреда? – осведомился Гарри, и все озабоченно встрепенулись в ожидании ответа.
Джордж болезненно скривился.
– Он в магазине. Разнес к чертям весь торговый зал, теперь сидит наверху. Никого не хочет видеть.
«Даже тебя?» – едва не сорвалось с языка у Рона, но в последний момент он сдержался: вывод напрашивался сам. И ему, с детства привыкшему воспринимать близнецов как единое целое, было особенно тяжело видеть перед собой лишь одного из них. Пошатнулось то, что по определению считалось нерушимым, неприкосновенным – константой, как выразился на днях Дамблдор. Мог ли он предположить, как все обернется? Но не требовалось обладать гениальным складом ума, чтобы понимать: если Фред и возвратится, то только вместе с Джейн. Без нее же не будет ни троицы, ни тем более семьи. По-настоящему крепкая связь не проходит бесследно, и жизнь уже никогда не станет прежней без человека, сделавшегося неотъемлемой ее частью.
Ричи поставил перед Джорджем тарелку с супом, но тот не обратил на нее внимания.
– Где Сириус? – спросил он.
Гарри показал глазами вверх.
– Я схожу к нему, – объявил Джордж, вставая. – Может, уговорю поесть спуститься.
– Да ты оптимист, я погляжу, – уже вслед брату пробормотал Рон. Гарри, Ричи и Симус полностью разделяли его скептичный настрой – одна лишь Гермиона додумалась пожелать удачи.
При виде Джорджа Сириус, и без того угрюмый, помрачнел еще больше. Он ожидал упреков, возможно, даже повторения ситуации с Фредом, но вошедший вновь доказал, что мнения близнецов сходятся не всегда. С порога окликнув Блэка, он приблизился и сел напротив.
– Там завтрак на столе, ты будешь?
Сириус помотал головой.
– Бродяга. Посмотри на меня, – Джордж положил руку ему на плечо. – Пожалуйста.
Помедлив, Блэк все же внял просьбе. Взгляд его был тяжелым и затравленным, как у раненого зверя, готового принять свою незавидную участь. В глазах же Джорджа плескалось беспокойство и участие.
– Ты. Не. Виноват, – твердо сказал он, чеканя каждое слово. – Она сама пошла за тобой. Мы все пошли бы. И Фред в первую очередь, – сделанная пауза предназначалась для возражений, но Сириус ею не воспользовался. – Он натворил дел, конечно, но это сгоряча, поверь мне: я знаю его и знаю, о чем говорю. Он тебя не винит, просто… сорвался, когда ее там увидел… Его порок ведь гнев, ты помнишь?
Два с половиной года назад, когда только-только завязалась их с Блэком дружба, близнецы изобрели зелье, в теории вселявшее желание учиться и избавляющее от лени, а на деле доводящее до апогея либо ее, либо тот смертный грех, которому был больше подвержен подопытный. У Фреда таковым оказался гнев, у Джорджа – пресловутая лень, Сириус заразился гордыней, а у Джейн зашкалило вожделение, и остальным понадобились немалые усилия, чтобы охладить ее пыл.
Обращение к воспоминаниям заставило лицо Блэка разгладиться, чем Джордж немедленно воспользовался:
– Слушай, от того, что ты тут себя грызешь, толку не будет, так ты Джейни не поможешь. Она должна очнуться, – пришлось перейти на шепот, ибо выдержка давала сбой, – я верю, что она сможет! И мы будем нужны ей все вместе. А новость, что мы здесь за это время перессорились, ей сил явно не придаст.
– Как тебе это удается? – губы Сириуса тронула горькая усмешка.
– Что?
– Не сдаваться.
Об этом Джордж не задумывался. Пожалуй, он просто считал необходимым, чтобы хоть кто-то сохранял веру в лучшее; и кому, как не ему, с его репутацией неунывающего балагура, было взять на себя эту роль? Но и ему она уже начинала давить на плечи…
– Она ведь не сдается – значит, мы тем более не имеем права. Еще успеем, если… – Джордж замотал головой, отказываясь произносить это вслух, словно боясь, что беда пойдет на его голос. – Тогда у нас вся оставшаяся жизнь на это будет...
Стоило только раскрыть секрет самообладания, как оно тут же себя исчерпало: в глазах защипало, а в горле образовался противный комок. Тут уж даже Сириус не смог не отреагировать и рывком обнял друга. Он разделял с ним эту боль, но и на двоих ее было слишком много. Да что там на двоих – справиться с ней не получалось даже всемером. Цифра осталась той же, что и в лучшие времена, но без Джейн и Фреда не имела ровным счетом никакого значения.
– Так ты спустишься? – уточнил Джордж, благодарно похлопав Блэка по спине.
– Позже, – уклончиво ответил тот, но поесть все же согласился, о чем Джордж первым делом и сообщил остальным, когда вернулся на кухню. Нисколько не рассчитывавшие на появление Сириуса, они несказанно обрадовались и такому результату: Ричи торопливо наполнил еще одну тарелку, а Симус вызвался отнести ее наверх.
– Что ты ему сказал?
– Что Джейн от его забастовок и нашего разрыва лучше не станет, – сухо пояснил Джордж, обрушиваясь на стул.
– Она ведь этого и боялась больше всего, – с усилием выговорил Гарри после секундной паузы, – что мы разбежимся, рассоримся... Как будто предчувствовала что.
– Да, да, – Ричи закивал, – и со мной про это говорила...
Но Джордж их, похоже, не слушал:
– Она свадьбу хотела, – неживым, механическим голосом возвестил он, – и мы думали, раз уж официально нам не суждено, то хотя бы саму церемонию... Платье... белое, – и, судорожно втянув носом воздух, уронил голову на сложенные руки. – А не спешили: мол, вся жизнь впереди, какие наши годы... Вот и дотянули…
Даже смотреть на него было больно.

***

В больницу Джордж вернулся в сопровождении Ричи и Гарри: один из них просто желал увидеть подругу, а другой, помимо этого, рассчитывал пересечься там со вторым близнецом и попытаться хотя бы поговорить. Свою кандидатуру на роль парламентера выдвигал и Рон, но Симус справедливо заметил, что доводы младшего брата Фред может элементарно не воспринять всерьез – в то время как к Гарри всегда прислушивался. Тот факт, что не меньшим авторитетом до недавних пор пользовался и Сириус, предпочли опустить, тем более что с остальными конфликта вроде как и не было.
Однако ни в коридоре, ни в палате Фреда не оказалось, а целитель встретил усталым вздохом.
– Мы пробовали Зелье Пробуждения и Животворящий Эликсир, – сообщил он, – вместе и по отдельности, но результата они не дают. Я сожалею, – и, бросив в сторону Джорджа сочувственный взгляд, исчез за дверью. А тот медленно опустился на колени рядом с кроватью и взял в ладони безвольную тонкую руку, втайне надеясь согреть ее своим теплом.
– Джейни, родная моя… Солнышко… Как же так…
Проглотив всхлип, Ричи скользнул к изголовью и нежно коснулся потускневших волос подруги. Он задавался тем же вопросом: как же так, как может волшебство, открывающее столько возможностей, при этом быть бессильно в самом главном? И какой тогда вообще в нем смысл, если близкого человека все равно нельзя спасти?
– Очнись, только очнись, – исступленно шептал Джордж, не сводя глаз с землистого лица Джейн, – ты сможешь, ты же такая сильная… Возвращайся ко мне… к нам… пожалуйста…
Узнав о существовании магического мира, Ричи думал, что попал в сказку, но, будь оно так, Джейни уже давно пришла бы в себя от признаний и поцелуев Джорджа с Фредом – как Белоснежка или Спящая красавица, оживленные своими принцами. Но в действительности любовь, увы, не была панацеей, так что даже если в основу маггловских сказок и легли реальные истории, то разрешились они явно не так просто и радужно.
«В коме сознание человека не умирает, – всплыли в памяти издержки курсов психологии: полученные на них знания пригождались Ричи уже во второй раз за последние сутки, тогда как прежде обращаться к ним не приходилось вовсе, – поэтому бороться за него надо до конца».
– Возвращайся, – повторил он за Джорджем и погладил Джейн по щеке. – Ты так нам нужна...
Чтобы не дать волю слезам, пришлось зажмуриться, но перед глазами, словно отпечатавшиеся на сетчатке, вспыхивали сцены из прошлого, в каждой из которых присутствовала она – независимо от возраста счастливая, беззаботная и смеющаяся. Ричи не сразу осознал, что описывает их вслух, путаясь, сбиваясь, захлебываясь словами, глотая слоги. Это было сродни спасательному кругу, брошенному в открытое море наугад, с надеждой, что именно в этот момент утопающий найдет в себе силы вынырнуть – а уж круг сумеет удержать его над водой.
Но Джейн не находила.

***

Ни Рон, ни Симус не были уверены, что после того памятного прыжка Ричи вообще пустят в больницу, так что звонку в дверь, прозвучавшему вскоре после ухода друзей, ничуть не удивились. Однако, когда сразу после этого в нее нетерпеливо забарабанили, оба, не сговариваясь и не дожидаясь, пока спустится Гермиона, опрометью бросились открывать. При нынешнем раскладе их не стали бы торопить без причины – следовательно, появились какие-то новости.
Но принести их должен был кто-нибудь из своих, а никак не целая группа волшебников, из которых Рон знал лишь двоих: Гестию Джонс и Рэнди Джексона. «Авроры, – сообразил он, – коллеги Сириуса».
– Парень, нам нужен Блэк, – подтвердил тот, что стоял ближе всех; не размениваясь на приветствие.
«Нам тоже», – едва не ответил Рон. Тон собеседника ему совсем не понравился. Да и с чего это они заявились сюда всей толпой?
– Его нет.
В конце концов, раз Сириус не хочет видеть даже своих, на кой черт ему сдалась эта орава?
– Мы знаем, что он здесь! – отрезал аврор и с решительностью, присущей людям его профессии, шагнул прямо на Рона, но тот с готовностью преградил ему путь. Рядом вырос Симус и вызывающе осведомился:
– А в чем, собственно, дело?
– В том, что нам нужно его увидеть! – Гестия выступила вперед, делая ставку на то, что знакомое лицо внушит парням больше доверия. – Эй, да что с вами? Мы же его отряд!
Неожиданно для всех, в том числе и для самого Рона, последнее слово подействовало на него, как красная тряпка на быка: все накопившиеся эмоции хлынули наружу, обрушиваясь на многострадальные аврорские головы:
– Ах, отряд, значит? – подбоченившись, выкрикнул он. – Отряд… Команда! Один за всех, да? Сириус вам теперь понадобился… А где вас носило, когда все случилось? Почему рядом с ним были наши друзья, а не вы??? Авроры… – переведя дыхание, Рон обвел их тяжелым взглядом и закончил: – Да если на то пошло, это скорее мы – его отряд!
В тот момент он не задумывался, что говорит таким тоном с сильнейшими магами, каждый из которых при желании способен в один миг размазать его по стене; с теми, под чьим началом собирался работать на будущий год; но, даже осмыслив всё, не пожалел о своих словах. Подобное безрассудство, истинно гриффиндорское, было больше присуще старшим братьям, но выяснилось, что у Рона с ними куда больше общего, чем может показаться сначала, – для Симуса, всегда восхищавшегося близнецами, это стало настоящим открытием. Визитеры же его энтузиазма не разделили:
– Ты что такое несешь? – гневно воскликнул один, черноволосый и сухощавый, под возмущенный шепоток большинства товарищей. – Школу сначала окончи, а потом поговорим! Тоже мне, герой!
– Мы были там, – вмешался Джексон, и Рон потупился: на этот счет он руководствовался лишь собственными догадками, поскольку для того, чтобы уточнить детали, подходящего момента до сих пор не подвернулось.
– Да, были, – повторил Рэнди, – но все вразнобой, поэтому так и вышло. Уж поверь, нам сейчас не легче твоего.
– Вот еще ты будешь оправдываться перед каким-то сопляком! – не унимался черноволосый.
– Мы все виноваты, – продолжил Джексон, не реагируя на него, – и поэтому не позволим Сириусу расплачиваться за всех. Так можем мы сами сказать ему об этом?
Больше возражений не нашлось, и Рон с Симусом, переглянувшись, посторонились. Со своей стороны они сделали все, что смогли, а теперь пусть Бродяга сам избавляется от своих приятелей. Вдобавок, кто знает, вдруг именно им удастся привести Блэка в чувство? Мало ли, вдруг все, что ему нужно, – это поддержка со стороны, а убеждения друзей не действуют как раз потому, что якобы предвзяты, необъективны?
– А вы здесь откуда? – что ж, во всяком случае, удивить своего начальника аврорам определенно удалось.
– Прямиком от Праудфута.
– Только что узнали, иначе раньше бы пришли…
– Он не имеет права тебя увольнять! И Кингсли так говорит! Этот приказ вообще мимо него прошел!
– Увольнять? – переспросил Рон, но его, похоже, не услышали.
– Мы ведь все ушли с дежурства, – заговорила Гестия, единственная узнаваемая среди десятка мужских голосов, – это было общее решение, а не твой приказ. И ответственность лежит на всех! Мы так и сказали: если тебя не восстановят, то всем отделом подадим в отставку. Даже Долиш прошение подписал, хотя рукой еле шевелит…
– Так, стоп! – Сириус наконец справился с первичным шоком. – Вы что тут все, с ума посходили? Кому нужны такие жертвы? Да я бы все равно туда не вернулся!
Однако такая реакция ни для кого не стала сюрпризом: характер Блэка авроры узнали достаточно. Вместо обиды, разочарования, злости, если угодно, на их лицах читалась абсолютная уверенность в правильности принятого решения и готовность придерживаться его во что бы то ни стало. Сириуса же они просто ставили перед фактом: его мнение уже ни на что не влияло. Безошибочная тактика. Идеальная.
– Ты волен поступать, как посчитаешь нужным, – добавил седовласый мужчина в кепке, – захочешь – уйдешь, но уйдешь сам, по собственному желанию. А выставить тебя мы не позволим – и это уже наше право.
Блэк выглядел растерянным. Дважды он открывал рот, но не смог вымолвить ни слова – отчасти потому, что понимал: все равно не переубедит. Ни тех, ни других: сказанное Аддерли в равной степени выражало позицию как его подчиненных, так и детей. Те ведь тоже уже сделали свой выбор, который он никак не желал принимать, против которого упорно боролся – в первую очередь, с самим собой. И самому себе грозил проиграть.
– Понял, каково это – когда за тебя решают? – не удержался Рон. А Сириус смотрел на него и пытался осмыслить тот факт, что, хотя цепи, в которые он себя заковал, пали под напором авроров, куда большая заслуга принадлежала его друзьям. Отряд лишь подвел финальный штрих в работе, проделанной мальчишками, еще школьниками, и Блэк нуждался в них не меньше, чем они в нем… Да и мог ли он после всего случившегося называть их так? Они ведь в итоге оказались мудрее него…

***

Лондон все еще праздновал Рождество. Деревья и витрины задорно подмигивали разноцветными огоньками гирлянд, магазинные вывески кричали о новогодних распродажах, а лица прохожих светились безмятежными улыбками. Даже снег под ногами хрустел как-то по-особенному – и только Гарри с Ричи не разделяли всеобщего праздничного настроения, которому в корне противоречило их собственное душевное состояние. Из больницы они возвращались вдвоем: Фред так и не подошел, а Джордж пообещал вернуться ближе к ночи – впрочем, друзья почти не сомневались, что таковая для него настанет не раньше, чем дежурный по этажу обнаружит задержавшегося посетителя. Спешить домой, где вместо тепла и защищенности теперь обреталась безысходность, а время тянулось в три раза медленнее, было и впрямь незачем, так что, когда Ричи предложил пройтись пешком, Гарри согласился не раздумывая; но со вторым встреченным Санта-Клаусом эта идея перестала казаться привлекательной.
– Я, наверное, вообще больше не смогу праздновать Рождество, – проговорил Ричи, страдальчески скривившись при звуке задорной песни, прославляющей «самое счастливое время года». – На всю жизнь ассоциации...
– Так давайте же танцевать вокруг елки! – заорал динамик им вслед, и Гарри, заметив, что его спутник остановился, приготовился спасать государственное имущество от безвременного уничтожения: сам он сдерживался только благодаря многолетней закалке, полученной на уроках Снейпа; а Ричи, как известно, отличался слабой психикой и эмоциональной нестабильностью. Однако музыка была ни при чем:
– Помнишь… на вечеринке… там женщина же говорила нам: опасность, потеря… Почему мы не послушали?
До Гарри не сразу дошло, о чем идет речь, но, едва догадавшись, он снисходительно поморщился:
– Трелони что ли? Да брось, ерунда.
– Но сбылось же, видишь, – не слишком уверенно возразил Ричи.
– Пророчества по-другому делаются, – Гарри хмыкнул, припоминая третий курс и изменившийся до неузнаваемости голос профессорши, возвещающий о возвращении Темного лорда и воссоединении его со слугой, – а это она так, из любви к искусству.
Ричи рассеянно повел плечами, вроде бы признавая, что тому, кто в мире магии много дольше него, виднее; но настороженная задумчивость из его глаз никуда не делась – как и морщинка, прочерчивающая лоб.
– А я еще думал, что это ко мне относится, – изрек он после недолгой паузы. – Ну, если Фред с Джорджем узнают… про Джинни… и выставят меня. Думал, это худшее, что может случиться… Если бы так.
Он не лукавил, не добивался того, чтобы его переубеждали, а в самом деле предпочел бы такой расклад нынешнему – Гарри видел это, но не представлял, что здесь можно сказать. Самого Ричи он вообще понимал лучше, чем то, как себя с ним вести. Ричи был слишком сложный, чтобы вот так запросто хлопнуть его по плечу, как Рона, и этим ограничиться; но вместе с тем и весь нараспашку, точно желал быть разгаданным. Гарри же сомневался, что ему это под силу.
– Никто бы никого не выставил. Она же сама тебя потащила, – аргумент дышал на ладан и уж точно не сработал бы в случае с рассерженными братьями, однако другого Гарри подобрать так и не удалось.
– Можно подумать, я был сильно против! – фыркнул Ричи и потянул его за рукав: с оживленной улицы они свернули в слабо освещенный сквер с обильно присыпанной снегом детской площадкой и сугробом, в котором угадывалась фонтанная чаша.
– Спьяну и не такое случается, – резонно заметил Гарри, оглядываясь по сторонам.
Обычные детские забавы в свое время прошли мимо него, а подобных мест он и вовсе старался избегать, поскольку не в меру участливые мамаши каждый раз считали своим долгом подойти и поинтересоваться, где же его родители. А вот Ричи, наверное, все свое детство провел в таких дворах: вон сколько у него историй, связанных со старой компанией!
– Да не в этом дело, и не так уж много я выпил, – Ричи вскочил на заснеженный бортик песочницы, прошелся по нему и с размаху плюхнулся на ближайшую скамейку. – Просто я… У меня всегда так.
– В смысле? – уточнил Гарри, опускаясь рядом.
– Ну, всегда цепляюсь за людей, – Ричи запрокинул голову, устремляя взгляд в небо, темнеющее на глазах и щедро сыплющее снегом, – всех, кто на меня обратит внимание. Бросаюсь за ними просто из благодарности, а потом… потом понимаю, что не могу – вот так, если ничего больше нет… Особенно когда рядом примеры Джейн с ребятами, Дена с Лу, которые с шестого класса вместе… Есть, с чем сравнить, – он загреб снег носком шнурованного ботинка. – Мне казалось, у нас с Ви может быть так же. Я даже готов был измениться для нее, ей в угоду… Но она уехала с этим Джерри, и тогда я подумал, что если стану кем-то другим… то кто же будет таким, как я? Такие ведь тоже нужны… наверное.
Не привыкший к подобным откровениям, Гарри вновь судорожно подбирал слова. Он понятия не имел, чем и когда заслужил доверие Ричи, но не оправдать его не мог.
– И даже не думай в этом сомневаться! Тем более из-за нее. Она того точно не стоит.
– Она раньше совсем другая была, – Ричи закусил губу. – Я как-то упустил момент, когда она изменилась – причем изменилась именно в том, что меня в ней цепляло. Странно: вроде и родной человек перед тобой, а вроде и чужой совсем. Внешне тот же, а внутри… Для меня потому и дико, что многие выбирают по внешности, говорят, что блондинок предпочитают или наоборот… От человека ведь даже не зависит, какие у него глаза, или цвет кожи, или волосы – как можно по ним судить? И любишь-то не за это…
Гарри поражался его умению раскладывать все по полочкам. Ричи мыслил глубже, тоньше, объемнее; и был чертовски убедителен, ему хотелось верить. А его искренность породила ответную со стороны Гарри: рассказать Ричи о том, как он сам попался в ловушку ушлой когтевранки, отчего-то показалось лучшим вариантом из возможных. Об этом не знал никто, кроме Гермионы, заставшей соблазнительницу на месте преступления; Гарри старался не вспоминать ту ночь, поскольку хвастать тут было точно нечем, но Ричи его признание могло придать уверенности, убедить в том, что не одному ему не везет на любовном фронте.
– Охренеть!
Глядя в расширившиеся глаза напротив, Гарри лишь усмехнулся: он не охарактеризовал бы ситуацию точнее.
– Нет, правда, я… я… Это ж надо, какая дрянь! Вот и спасай мир после этого! – Ричи нервно выдохнул, приложил ладони к лицу и вдруг резко заключил Гарри в объятия, окончательно убеждая в том, что ставка себя оправдала.
– Ты весь в снегу, между прочим, – просветил Ричи, заботливо отряхивая заледеневший поттеровский капюшон, после чего переключился на обильно припорошенные волосы. Его руки касались макушки Гарри легкими быстрыми движениями: одним из таких Ричи отвел со лба друга прилипшую мокрую чёлку и замер, остановив взгляд на шраме. А затем осторожно коснулся его неожиданно теплыми пальцами.
По телу Гарри пробежала легкая дрожь: слишком уж вольным, интимным вышел этот жест – неудивительно, что до сих пор он еще никому не приходил в голову. Что ж, Ричи с его своеобразным отношением к любого рода дистанциям отличился и здесь. А Гарри, растерянный и озадаченный, впал в настоящий ступор. Путаясь в мыслях, стараясь ничем не выдать своего волнения, он с усилием сглотнул – в горле внезапно пересохло – поднял глаза и поймал адресованную ему улыбку, смущенную, но в то же время ободряющую. Ричи смотрел внимательно, точно ждал чего-то.
Невольно вспомнились выпускной троицы, полутемный коридор, отголоски гремящей в Большом Зале музыки, лицо Чжоу Чанг вот так же близко, но Гарри тотчас стер эту параллель, затолкав ее подальше. Это же Ричи, он видит мир совсем иначе, а сейчас, когда погас их домашний очаг, просто ищет тепла у того, кто рядом. И делится своим… Делится…
– Высокое напряжение, – Ричи довел линию молнии до конца, медленно отнял руку и отвернулся.
– А? – Гарри моргнул, окончательно переставая что-либо понимать. Тёплый след прикосновения все еще ощущался на коже легкими покалываниями. Прежде шрам реагировал лишь на приближение Волдеморта – дикой болью, а сейчас, напротив, было даже приятно.
– Ну, молния разве не это обычно обозначает? – с непринужденной улыбкой откликнулся Ричи. – «Не влезай – убьет», все такое, – закончил он и как ни в чем не бывало залюбовался далекими звездами. Снег на собственных волосах его почему-то ничуть не беспокоил.
Лишенный необходимости что-либо отвечать, Гарри постарался скрыть облегчение. Но что-то подсказывало, что даром все это не пройдет. На душе было неспокойно.

***

Впечатления от прогулки остались неоднозначные, и над выходкой Ричи его спутник размышлял всю оставшуюся дорогу. Однако сюрприз, ожидавший их дома, не терпел никакой конкуренции: при виде Сириуса Гарри вмиг позабыл обо всем прочем и, просияв, бросился обнимать крестного, наконец вернувшегося в строй. Спрашивать о подробностях не потребовалось: и Рона, и Симуса просто-напросто распирало от нетерпения, так что всю имеющуюся информацию они выдали взахлеб, наперебой – сказывалась измотавшая всех безмолвная неизвестность, неизбежное возвращение которой друзья оттягивали как могли.
– Как они посмели тебя уволить? – Гарри задыхался от негодования. – А ты… почему не сказал?
– Он вообще мало разговаривал в последнее время, если ты заметил, – ввернул Симус.
– Ладно, – оборвал Блэк, – вы сами-то что скажете? – обратился он к крестнику. – Есть новости?
И тотчас вернулась тишина, словно никуда и не исчезала, вновь навалилась тяжким грузом.
– Никаких, – прозвучало как приговор. – Ничего не помогает.
Блэк обреченно прикрыл глаза. Конечно, будь оно иначе, парни кричали бы об этом еще с порога, но… Мысль о том, что Джейни, их юная, жизнерадостная, счастливая Джейни в любой момент может навсегда покинуть этот мир, сама по себе терзала изнутри, а будучи озвученной, боггартом атаковала еще и снаружи. Они теряли Джейн: драгоценное время уходило, а они не могли воспользоваться им для того, чтобы найти спасение. Не знали, где искать.
Сириус поднялся и, потирая ноющие виски, принялся нервно мерить шагами комнату.
– Ну нельзя же просто сидеть и ждать! – бормотал он, старательно избегая смотреть в угол, где сиротливо валялась домашняя туфля Джейн. – Надо что-то делать, пытаться… Мерлин, да будь моя воля, я бы местами с ней поменялся!
За его спиной раздался короткий сдавленный вскрик, и все разом повернулись к Ричи: белый как простыня, он прижимал ладонь ко рту, взирая на них круглыми глазами, как будто видел впервые.
– Но ты ведь можешь, – пискнул он. – Зелье! Оборотное!
– Не-ет, – тут же возразил Симус, – оно же не людей друг с другом меняет, а только внешность…
– Тело, – поправил Сириус, и Гарри с Роном неверяще переглянулись. Уточнение было не случайным, не скрупулезным – оно решало всё. Ричи не ошибался, он прекрасно понимал принцип действия упомянутого зелья, так как сам неоднократно им пользовался; и мыслил в верном направлении – просто не совсем точно это выразил. Блэк справился лучше:
– Ее сил не хватает, чтобы очнуться, – проговорил он дрожащим от волнения голосом, – так может, моих будет достаточно? – и, выхватив палочку, резким взмахом разрезал воздух: – Акцио, Оборотное зелье!
Из коридора послышался звон: склянка не вписалась в поворот. Чертыхнувшись, Сириус ринулся на кухню за другой. Остальные устремились следом.
Заветный флакончик показался самой прекрасной вещью на свете, всеобщее внимание было приковано к нему одному – так что рыжую сову за окном заметили не сразу. Первым делом в глаза бросилась даже не она, а чистый, неподписанный конверт в ее клюве, запечатанный плохо, явно наспех. Это могло означать лишь одно: отправителю было не до формальностей.
Леденящий ужас охватил всех пятерых: неужели не успели, неужели не хватило какой-то несчастной четверти часа? Они ведь никогда себе этого не простят и будут обречены до конца своих дней мучиться: а вдруг помогло бы, вдруг бы сработало, если бы сообразили чуть-чуть пораньше, не задержались на прогулке или вовремя сунулись в нужный шкафчик…
Передав драгоценное зелье Гарри, Сириус без лишних слов взялся за раму. Секунды, ушедшие на то, чтобы забрать и вскрыть конверт, показались вечностью. С замиранием сердца парни следили за выражением лица Блэка, впившегося взглядом в неровные строчки, и похолодели, когда он напряженно сдвинул брови.
– Из Министерства.
Еще никогда в этом доме так не радовались упоминанию пресловутой властной структуры. Однако Блэк чувств своих подопечных не разделил – улыбки угасли, едва он поднял голову:
– Вы трое гоните в больницу, а ты, Рон, – тот невольно вздрогнул, – идешь со мной.
– Куда? – опешил Уизли. – Зачем?.. Что такое?
В самом деле, что может сравниться по важности со спасением Джейн?
Ответ не заставил себя ждать:
– Там твой брат отделал парня из портсмутской банды.

***

Время для посещений давно закончилось, и тишина стояла такая, как будто на этаже не осталось больше никого, хотя Джордж знал, что в других палатах тоже есть пациенты, а целитель заглядывал всего пару минут назад. Так или иначе, о том, чтобы оставить Джейн здесь совсем одну, наедине с этой тишиной и тусклым, неестественным желтым светом, не могло идти и речи. Вдруг она очнется, а рядом никого не окажется?
Не смыкавший глаз почти двое суток, Джордж, сам того не замечая, уже несколько раз забывался тревожным сном. Джейн была и там: зыбкая, неуловимая, она то приближалась, то отдалялась и упорно не подпускала к себе: ноги буквально прирастали к полу, и требовались невероятные усилия, чтобы сделать крохотный шаг. Он звал ее, но она лишь печально улыбалась и качала головой, повторяя:
– Я сама руку отпустила.
От этих слов он просыпался в холодном поту и еще крепче стискивал ее пальцы.
Даже от шума в коридоре пробудиться оказалось куда приятнее.
– …средство! Это должно сработать! – настойчиво убеждал кого-то Гарри. Джордж отстраненно предположил, что целителя. Смысл сказанного дошел до него только потом, и он пулей вылетел из палаты.
– Что?
Гарри прекратил трясти перед носом у целителя кулаком – Джордж не сразу разглядел зажатый в нем флакончик – и повернулся к другу, отчего опершийся на него Симус пошатнулся и едва не упал. Слева от них сгибался в три погибели Ричи, задыхающийся от быстрого бега.
– Оборотное зелье!
– Сириус сильный, так она выкарабкается!
Лицо Джорджа осветилось такой отчаянной надеждой, что всем троим тут же сделалось не по себе: а ну как не получится – он ведь тогда просто не выдержит! Но, судя по всему, именно реакция Джорджа убедила целителя дать согласие на эксперимент. Его немало смущала болезненность, сопровождающая подобное превращение, но в данном случае боль с таким же успехом могла стать им союзником и привести девушку в сознание.
– Это у вас уже готовое зелье? – скрепя сердце поинтересовался колдомедик.
– Вот последний ингредиент, – Гарри с готовностью продемонстрировал наспех отхваченную у Сириуса черную прядь.
На кону стояло все – и особенно четко друзья понимали это, глядя на Джорджа, на то, как нежно и бережно он приподнимает голову Джейн, позволяя целителю влить ей в рот зелье, приобретшее огненно-красный, ее любимый цвет; с какой преданностью сжимает ее ладонь. На кону стояло все: в случае неудачи они потеряют их обоих.
Лицо Джейни начало меняться; одновременно с этим раздались вширь плечи, потяжелела и увеличилась так и не выпущенная Джорджем рука. Бинты, стягивающие грудь, натянулись до предела и лопнули, повиснув неровными белыми клочьями. Стремительно укоротились волосы, словно втянувшись в голову.
На кровати лежал Сириус.
Все сгрудились возле него, буравя взглядами, надеясь уловить хоть какое-нибудь движение, какой-нибудь признак жизни. От макушки до пяток – и обратно, затаив дыхание: вот, сейчас, сейчас шевельнется, ну же! Но с каждым новым разом надежда все больше теряла четкость, а осуществленная идея уже не казалось такой привлекательной. Нечего было возлагать на нее такие ожидания…
Закрытые веки едва заметно дрогнули.
Гарри моргнул, боясь тешить себя ложной надеждой. Ричи зажал рот руками.
– Пожалуйста, – прошептал Джордж, мелко дрожащими руками вцепляясь в край кровати, жалобно скрипнувшей под его натиском. – Джейни!
Веки дрогнули снова – и медленно, неуверенно распахнулись. Зрачки мутных, затуманенных блэковских глаз сузились от брызнувшего в них света. Парни замерли, оцепенев; не решаясь поверить, боясь спугнуть, разрушить это хрупкое мгновение.
Отрешенный взгляд обвел их, чуть дольше задержавшись на целителе; затем устремился вперед, опустился чуть ниже, к широкой груди с дорожкой темных волос – и резко сфокусировался; серые глаза, разом прояснившись, расширились в изумлении.
– Ккго чрта?.. – сорвался с разлепленных с видимым трудом губ сиплый и слабый голос, в котором сквозили совсем не характерные для Блэка, но вполне узнаваемые истеричные нотки.

просмотреть/оставить комментарии [32]
<< Глава 60 К оглавлениюГлава 62 >>
июнь 2022  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.06.26 18:01:18
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.06.26 10:41:10
После дождичка в четверг [3] ()


2022.06.25 22:34:06
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.24 15:14:30
Отвергнутый рай [31] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.06.24 13:49:37
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.28 22:43:46
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.