Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Блейз Забини - поистине самый загадочный персонаж фандома. В одном фике ОН связан с Гарри кровными узами, а в следующем - ОНА занимается с Гарри сексом...

Список фандомов

Гарри Поттер[18249]
Оригинальные произведения[1161]
Шерлок Холмс[701]
Сверхъестественное[433]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[207]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[1]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[24]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[49]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12333 авторов
- 26881 фиков
- 8388 анекдотов
- 17016 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлению 


  12 дней Рождества

   Глава 2
Пять золотых колец.

В восемнадцать часов четырнадцать целых две десятых минуты пятого дня Рождества Джим плечом к плечу со Скотти работал, пытаясь стабилизировать два еле уловимых сигнала транспортатора. Кончики его пальцев с такой силой впивались в сенсорный экран, словно это могло заставить образы из буфера проявиться.
Мучительно медленно, так как «Энтерпрайз» все еще был под обстрелом, и палуба ходила ходуном от попаданий клингонских фотонных торпед, серебряные искры закружились и стали собираться над платформой транспортатора.
– Ну, давай же! – прорычал Джим, пытаясь выжать еще энергии из дополнительных источников, когда Скотти вздохнул с облегчением.
– У нас получилось, капитан! Мы это сделали!
Пальцы Джима обессилено соскользнули с контрольной панели, а Боунс с пищащим и жужжащим в руках трикодером уже склонился над Сулу в истерзанной униформе. Пилот застонал и пошевелился, и только тогда Кирк наконец-то смог выдохнуть.
– Чехов, уводи нас отсюда к чертовой матери!
– Принято, сэр! Сейчас же, сэр!
Слабая вибрация, идущая от поврежденных варп-ускорителей щекоткой отдавалась в ступнях, но великолепный корабль перешел на варп и так и не взорвался, хотя Скотти все равно чертыхнулся сквозь зубы и рванул к инженерному отсеку. А Джим подошел проверить состояние вытащенных из плена членов команды.
Сначала он опустился на колени перед Сулу и приобнял его одной рукой, прижав покрытую снегом голову парня к плечу.
– Ты как?
– Не верил, что ты это сделаешь, – признался Сулу, все еще стуча зубами. – Спок продолжал твердить, что нам нужно идти, нужно выбраться за пределы покрывающего поля, чтобы вы могли нас засечь. И все равно, – он прикрыл красные от усталости глаза, – я не думал, что вы придете.
– Конечно, мы пришли, – успокоил его Джим, сжав в объятиях. – В ином случае, что за хреновую операцию мы тут затеяли?
Сулу слабо усмехнулся и ткнул Джима в плечо.
– Конечно, о чем тут волноваться, подумаешь – половина клингонского флота на хвосте да энергетическое поле, мешающее работе транспортатора, – сказал он с глухим смехом. – Я был идиотом, сомневаясь в тебе.
– Очень на то похоже.
Боунс наклонился к Джиму и прошептал:
– Его необходимо перенести в медотсек, Джим. Ему нужно в тепло и принять какое-нибудь успокоительное от пережитого шока.
– Отправляйтесь, – махнул Джим, поднимаясь с пола. – Мы со Споком подойдем следом.
– Хорошо, – проворчал доктор, – потому что этому зеленокровному гоблину тоже нужна помощь медиков.
– Заверяю вас, я в полном порядке, – сообщил ему Спок, впервые заговорив со времени прибытия.
– Позволь мне судить об этом, – рявкнул Боунс, вместе с Чэпел поднимая Сулу, пренебрегая носилками, только что принесенными санитарами. Сулу выглядел чрезвычайно за это признательным.
Ощущая, что волнение и адреналин от экстренной ситуации наконец-то почти улеглись, Джим повернулся к Споку.
– И насколько ты «в порядке» на самом деле?
Бледное лицо вулканца покрывали белые и зеленые пятна от холода, на длинных ресницах лежал иней, кончики ушей и скулы выглядели сильно обмороженными. Тем не менее, он привычно кивнул капитану.
– Учитывая обстоятельства, мое состояние приемлемо.
– Отлично, – облегченно выдохнул Джим. – Это хорошо.
Они продолжали смотреть друг на друга, Спок так и не сошел с платформы, а Джим застыл, стоя ногами на разных ступеньках. Через секунду Спок отвел взгляд и пошел к выходу, глядя в пол. Джим следил за тем, как он уходит, и ничего не говорил. Коммандер остановился в проеме двери и, обернувшись, глянул на палубу под ногами Джима.
– По статистике шансы на удачное спасение двух безоружных, неэкипированных офицеров Звездного флота с поверхности Рура Пенте были равны примерно...
– Мне не нужны цифры, – мягко сказал Джим. – Это не важно.
Спок наконец-то поднял на него взгляд.
– Возможно, вы правы.

***

Вечером того же дня Джим позвал двух остальных членов офицерской командной группы в дежурную комнату. Сулу все еще лежал в лазарете, а Спок хоть и отказался от госпитализации, но согласился взять небольшой больничный и провести его в своей каюте. Джим перевел взгляд с Чехова на Ухуру, а затем, ничего не говоря, вытащил из кармана две коробочки и протянул им.
– Джим, – прошептала Ухура, – это прекрасно!
– Еще и функционально, – откликнулся он, – так что Штаб может заткнуться на счет нецелевого использования средств.
Она приобняла его, все еще сжимая в руке подарок.
– Так это твоя версия пяти золотых колец? – рассмеялась она, склонившись к его уху. – Это значит, что мы теперь официально женаты на нашей работе?
Чехов хлопнул его по спине, не видя в происходящем скрытого смысла.

***

Спок впустил его без колебаний, хотя Джиму и было непривычно видеть его в одежде для медитации. Грубая ткань подчеркивала линии обморожения, оставленные Рура Пенте на менее защищенной и более уязвимой коже рук, лица и ушей вулканца.
– Капитан.
– Спок, – отозвался Джим, уходя от формальности. – Я не хочу тебя отвлекать, просто собирался отдать тебе это.
Он вложил простую черную коробочку Споку в ладонь, и тот автоматически сжал подарок.
– Сэр?
– Просто открой.
Спок так и сделал, достав простой матовый кулон на цепочке, и поднял на Джима темный вопросительный взгляд.
– Эмблема IDIC?
– Не думаю, что ты бы оценил перстень, – пожал Джим плечами, вытащил упомянутое украшение из кармана и показал Споку, протянув на ладони для сравнения. – Они сделаны из веридия, и их легко засечь транспортатором, какие бы условия не были на поверхности и какие бы щиты там ни стояли.
Спок достал кулон и надел на шею. Как Джим и надеялся, длина у цепочки оказалась такой, что кулон можно было легко спрятать под любую одежду. Джим счел это условие необходимым, так как едва ли Спок был из тех, кто носит подобные украшения напоказ.
– Я сделал что-то похожее для Сулу, Чехова и Ухуры, хотя, конечно, не настолько похожее, чтобы это бросалось в глаза, – продолжил Джим. – Я собираюсь вшить полоски этого металла в форму офицеров безопасности, но по каким-то причинам один из нас все равно неизменно попадает в разные переплеты во время высадки.
– Я не раз говорил вам, что ни капитан, ни члены командного состава не должны возглавлять десант. Хоть в правилах и нет строгого запрета на подобные действия, опыт показывает, без осложнений это почти не обходится.
– И со сколькими осложнениями мы уже справились, оставаясь теми, кто мы есть, и действуя так, как мы привыкли? Нет, – покачал Джим головой, – я не собираюсь удалять нас с передовой дипломатических и исследовательских миссий, но будет глупо не попытаться сделать их для нас безопаснее.
В уголках глаз Спока собрались морщинки – не совсем улыбка, но что-то к ней очень близкое.
– Вас не обидит, если я скажу, что за последние десять целых две десятых месяца вы полностью освоились в роли капитана этого корабля?
– Приму за комплимент, – ухмыльнулся Джим, чувствуя, как на лице проявляется глупый румянец. Кажется, это было первой явной похвалой, которую он получил от Спока. Джим надел кольцо на большой палец левой руки, скорее просто потому, что тот не должен был пострадать в драке.


Шесть гусынь, яйца несущих.

Джим плюхнулся напротив Спока в задней части шаттла, доверив пилотирование Чехову, и принялся рассеянно крутить веридиумное кольцо на большом пальце.
– Вы обеспокоены, – заметил Спок.
– Кажется, я только что нарушил Первую директиву, – пробормотал Кирк, уставившись в иллюминатор.
–Цивилизация Меркинцев не является доварповым обществом.
Джим невидяще посмотрел на Спока.
– Они могли меня обмануть.
На пару минут между ними опустилась тишина, и парни из группы безопасности старательно делали вид, что не слышали высказывания капитана, полного гнева и сомнений в себе.
Спок слегка наклонился, упершись локтями в колени, и понизил голос, чтобы создать личное пространство только для них двоих.
– Джим, я согласен с вашей этической оценкой ситуации, тем не менее, я сомневаюсь, что форма вашего высказывания и время для него были выбраны удачно. – Коммандер слегка нахмурился. – Дипломатический корпус в любом случае будет требовать, чтобы до вступления Меркинцев в состав Федерации они отменили рабство.
– Ты знаком с Эмерсоном? - серьезно спросил Джим, наклонившись вперед и скопировав позу Спока.
– Тайваньским астрофизиком?
– Американским поэтом.
Спок кивнул.
– Ральф Уолдо Эмерсон, родился двадцать первого мая тысяча восемьсот третьего года.
–«Вы можете не учить их, можете не видеть в них никакой поэзии и мудрости, не видеть красоты в женщинах, силы и решительности в мужчинах, но эти нелепости все равно будут рваться наружу, требуя справедливости и сострадания к слабым и угнетенным», – негромко, но экспрессивно процитировал Джим. – Может Эмерсон и фразы дипломатов лучше, но я видел выражение твоего лица, когда они уволокли того ребенка. Я знаю, что ты со мной согласен. Это все равно нужно было сказать, там и тогда.
Спок откинулся на сидении, дистанцировавшись от ярости, исходящей от Джима. Перед его внутренним взором проходила увиденная ранее сцена – маленькая девочка из низшей касты, ее лодыжки закованы в кандалы, а по щекам текут слезы, когда ее волокут за волосы, словно тряпичную куклу – всего лишь ненужная вещь. Он вспомнил, как она следила взглядом за пролетающим к югу птичьим клином, должно быть, мечтая, чтобы у нее тоже были крылья.

– Да, – наконец признал Спок. – Я думаю, что вы правы.
Трикодер Джима издал слабый писк, оповещая о новом дне по корабельному времени. Тот кинул на него взгляд и спал с лица.
– Черт!
– Капитан?
– С новым годом, Спок, – бледно улыбнулся Кирк.
– И вас, Джим, – ответил он, размышляя, заметил ли его командир тех птиц, и распространяются ли его знания об Америке эпохи Эмерсона на то, что процитированные слова стали символом борьбы народов Африки за свободу.
Странно, что он начал мыслить в таком метафорическом, сентиментальном ключе.


Семь плывущих лебедей.

Джим неуверенно вошел в отдельную палату в медотсеке. Спок поднял голову на звук, резкие линии его тела еще сильнее проступили под мягкими складками синей больничной одежды.
– Капитан.
Джим выдохнул с облегчением.
– Ты помнишь меня.
Спок приподнял бровь.
– Естественно. Есть какая-то причина, по которой я не должен вас помнить?
– Знаешь, почему ты тут? – спросил Джим, обходя биокровать и пристраиваясь рядом со старшим помощником. Устроившись, он начал рассеянно покачивать ногой – скорее просто потому, что сам Спок точно не стал бы делать что-либо подобное.
– Подозреваю, что я нездоров.
– Логично, – кивнул Кирк. – Как ты себя чувствуешь?
– Сбитым с толку, – признал Спок спустя мгновение.
– Как голова?
– Болит, – нахмурился тот, затем распахнул глаза в догадке. – Я получил травму?
– Незначительную, – успокоил его Джим, – ничего серьезного, Спок. Небольшое сотрясение мозга.
– Я не могу вспомнить, что произошло.
– Вот поэтому ты и в медотсеке.
– Вот как, – Спок хмуро отвернулся к противоположной стене. – И каковы прогнозы моего состояния?
– Отличные, – улыбнулся Джим. – Ты сможешь вернуться к службе еще до окончания этой недели. Нужно еще пару дней, чтобы твои нейроны встали на место.
Спок вновь повернулся к нему, продолжая хмуриться.
– После Маркина III не было запланировано никаких высадок на планеты, каким образом я сумел получить травму на борту «Энтерпрайз»?
– Частично из-за Скотти, – серьезно посмотрел на него Джим. – Из-за него и новых модификаций, которые появились в туннелях доступа к варп-ядру.
Первый помощник поднял бровь.
– Ладно, ладно, – выдохнул Джим. – Я споткнулся об решетку и толкнул тебя на опорную балку, которой, вообще-то, там не должно было быть. Кто же знал, что обычная проверка может быть такой опасной?
– Полагаю, мистер Скотт получил соответствующее взыскание?
– Спок, никогда не считал тебя мстительным типом!
– Он поставил под угрозу ваше здоровье, как и здоровье прочих членов экипажа, – строго ответил Спок. – На любом корабле запрещено осуществлять какие-то структурные изменения без утвержденного и одобренного плана.
– Он увеличил коэффициент термодинамической вентиляции главного варп-ядра на 0,2 процента, – пытался задобрить вулканца Джим. – А с твоей памятью скоро все будет в порядке.
Спок продолжал хмуриться.
Джим прочистил горло и кинул взгляд на бумажку с указаниями, которые дал ему Маккой.
– Ну что, давай начнем?
Спок не отрывал от него взгляда, пока он задавал стандартные вопросы: «Как тебя зовут, должность, личный номер? В каком году ты вступил в Звездный Флот? Знаешь ли ты, где находишься? Какой сегодня день? Кто я такой?» Затем они перешли к более сложным вопросам — основам астрономии, математики и физики, проверяя границы возможного нанесенного ущерба.
– А теперь запомни последовательность цифр, – попросил Джим под конец. – Четыре, семь, два, три, девять, два, один.
– Эти цифры имеют какое-то определенное значение?
– Это мой старый номер комма, времен колледжа, – признался Джим. – Думаю, не стоит по нему звонить, — бог знает, кому он сейчас принадлежит.
– Я не собирался звонить по этому номеру.
– Отлично, – кивнул Джим. – Продолжим. Назови первые двадцать пять чисел последовательности Фибоначчи, начиная с семнадцати.
Спок на автомате выполнил требование, не сомневаясь ни секунды.
– Отлично, а теперь снова повтори мой старый номер?
Спок открыл было рот... и тут же закрыл его обратно.
Джим кивнул.
– Основы теории кратковременной памяти. Согласно закону Миллера, человек с нормально функционирующей кратковременной памятью легко запоминает до семи фрагментов информации, – он виновато пожал плечами. – Ты провалился.
– Безусловно.
Джим сглотнул, уловив легкий оттенок язвительности в тоне Спока.
– Ты помнишь, почему ты в медотсеке? – нерешительно спросил он.
– Нет, – мрачно ответил вулканец. – Однако, судя по выражению вашего лица, я делаю вывод, что мы уже разговаривали на эту тему, а значит мое пребывание в лазарете как-то связано с функционированием моей памяти.
– Ты знаешь, – Джим начал задумчиво постукивать стилусом по зубам, – не думаю, что Боунс принимает в расчет твою дьявольскую сообразительность. Обещай мне, что ты не станешь дурачить нас, чтобы мы поверили в твое выздоровление.
– Какая ценность может быть в моем обещании, если я даже не смогу о нем вспомнить? – брови Спока взлетели так высоко, что скрылись под челкой.
Джим рассмеялся и наклонил голову.
– Ладно, у меня есть идея получше. Вместо того чтобы использовать мой старый номер, представим, что у нас есть семь лебедей.
– Если цель всего этого — проверить объем моей памяти и способность удержания информации, тогда я предлагаю обозначить некоторые различия между лебедями,– вполне разумно заметил Спок.
– Ты дашь им имена.
Спок моргнул.
– Вы хотите, чтобы я дал имена стае воображаемых водоплавающих птиц?
– Да, – уверенно кивнул Джим, с трудом удерживаясь от смеха. – Ради здоровья твоей психики.
– Я вынужден спросить у вас, осознаете ли вы, насколько нелепо это все звучит?
– В полной мере, – ухмыльнулся Джим. – Так, вернемся к нашим лебедям, как ты их назовешь?
Несколько мгновений Спок выглядел недовольным, на челюсти недобро напряглись желваки, но затем он глубоко вздохнул и произнес:
– Сократ, – в глубине его глаз появился отблеск веселья. – Т'Паал, Эйнштейн, Кокрейн...
По мере того, как Спок продолжал одаривать свою лебединую стаю именами великих деятелей прошедших столетий, улыбка на лице Джима становилась все шире. Спок, может, и забудет этот седьмой день Рождества, но Джим собирался еще не раз наслаждаться воспоминанием об этом моменте.

Восемь молочниц.

Задача с восемью молочницами завела Джима в тупик, особенно, учитывая то, что Спок все еще оставался в лазарете. Джиму в голову пришла, было, безумная идея нарядить в костюмы несколько медсестер, но он понимал, что такой подарок порадует скорее его, чем Спока. Тем более, это была слишком буквальная интерпретация текста, а он придерживался иного пути.
В конце концов он решил остановиться на самой широкой трактовке, рассматривая восьмой день как возможность привнести немного домашнего уюта, и, может быть, наконец-то заставить Спока над ним посмеяться. Джим мог бы поклясться, что до того, как тот потерял кратковременную память, его Первый офицер приближался к такому результату с каждым следующим подарком.
Он слегка поменял расписание, сославшись на медицинские указания, обязывающие его помогать Споку восстанавливать память, и ушел с мостика, потратив остаток небогатой на события альфа-смены на готовку. Спустя три часа, два порезанных пальца, одно обожженное запястье и множество ругательств Джим поспешил в медотсек с горой контейнеров в руках.
– Хорошо, – сказал он, заставляя все свободное пространство плодами своих трудов. – С тех пор, как я что-то действительно готовил сам, прошла целая вечность, и кухонный персонал будет гоняться за мной по всему кораблю за устроенный беспорядок, но я ручаюсь — большая часть из этого съедобна.
Спок незаметно придержал соскальзывающий с биокровати кекс и с удивлением уставился на Джима.
– Вы хотите, чтобы я попробовал каждое из этих блюд? С какой целью?
– У нас будет праздничный ужин, – улыбнулся Джим. – Я просил, но Боунс не разрешил использовать дисплей, чтобы посмотреть фильм, так что я захватил с собой складную шахматную доску.
Спок огляделся кругом в поисках свободного места, куда бы можно было ее уместить. На его скрытых одеялом коленях стояли тарелки с Амишским печеньем, вегетарианскими сандвичами, кукурузным салатом и целая корзина пирожков с грибами.
– О, придумал, – Джим отсоединил кое-какое медицинское оборудование и освободил место на боковом столике.
Маккой ворвался внутрь спустя секунду после того, как доска была установлена.
– Спок, какого черта....
– Извини, Боунс, – сказал Джим, продолжая расставлять фигуры. – Не беспокойся, если Спок перестанет дышать в моем присутствии, я тебе звякну. Мне просто нужно немного места.
Доктор выпучил глаза, увидев всю посуду, громоздящуюся на его дорогущем оборудовании.
– Я даже не... – он оборвал себя, прикрывая глаза. – За все, что сломаешь, будешь платить сам, – заявил Боунс в конце концов, сердито зыркнув на обоих, хотя было совершенно ясно, что Спок никогда не стал бы затевать что-то столь нелогичное.
– Пришлешь мне счет, – бросил Джим в его удаляющуюся спину. – Тебе лучше играть белыми, Спок. Ты заслуживаешь преимущество, учитывая, что, скорее всего, забудешь свой предыдущий ход.
– Джим, – слегка ошеломленно спросил коммандер, – зачем вы приготовили восемь различных блюд?
– Это же не так, смотри, – фыркнул тот, перемещая тарелки. – Вот тут первое, тут второе и десерт.
– Десерта в два раза больше остального, – заметил Спок.
– Добро пожаловать в Айову. Твой ход.


Девять барабанящих барабанщиков.

О, если бы только Джим не заходил в свой аккаунт! Это был его выходной, и он планировал забрать Спока из лазарета. Память коммандера полностью восстановилась, но Маккой решил перестраховаться, продлив его больничный еще на двадцать часов. Спок, будучи Споком, вместо того, чтобы отдыхать, пожелал, чтобы Джим – если тот не против – ввел его в курс корабельных дел.
Зная, что если он этого не сделает, Спок просто соберет всю необходимую информацию сам, затратив не в пример больше усилий, Джим согласился.
Если бы он не зашел в сеть своего комма, то просто мог бы предложить Споку сыграть на удачу с помощью игральной кости с девятью сторонами и посчитать это за подарок. Теперь же вместо этого он сидел и грыз ногти, уставившись на запрос командования Звездного Флота о переводе его первого помощника на звездолет ЮСС “Релиант” с целью девятинедельного путешествия в Гамма Квадрант для изучения матрицы потоков квазара. Если быть честным, Джим не хотел отпускать Спока. Так как приказ пришел именно к нему, как к капитану, то он имел все полномочия для его отмены. Видимо, руководство таким странным образом осведомлялось, устраивает ли это Джима. Нет, его это абсолютно не устраивало, но, черт побери, для Спока это была прекрасная возможность. Джим отлично знал, насколько у того сносило крышу от плазменных матриц и вообще всего, связанного с астрофизикой и термодинамикой.
Джим глянул на продолжительность миссии и горько хмыкнул. Девять недель. Девятый день Рождества. Теперь он не сомневался — он неизменно получает пинка от вселенной, стоит только позволить себе широкие жесты. Хотя он и не был суеверным, Джим знал, что сейчас просто обязан сообщить Споку об открывшейся возможности, и не важно, как сложно будет управлять кораблем в его отсутствие.
И его чертовски удивило, что Спок, который согласно кивал, пока Джим живописал ему, какие широкие научные перспективы появятся у того на «Релианте», не раздумывая отказался от назначения.
– Постой, что? – спросил его Джим, чувствуя себя совершенно выбитым из колеи.
– Я отказываюсь от перевода, временного или какого-либо еще, – подтвердил Спок. – Однако, если вы желаете, чтобы я...
– Нет, – выпалил Джим, – нет, конечно, нет. Я просто думал, что ты бы не отказался сменить обстановку.
У глаз Спока снова собрались морщинки, которые Джим стал замечать все чаще.
– Я нахожу «обстановку» на «Энтерпрайз» достаточно... нескучной.
– Ну, вот и отлично, – кивнул Джим, ощущая, как напряжение, которого он даже не замечал, его покинуло. – Тебе правда нравится здесь?
– Вас это удивляет? – Спок приподнял бровь. – Как у флагмана, на счету «Энтерпрайз» большее количество встреч с инопланетными культурами, больше обнаруженных астрономических феноменов, больше языковых и научных открытий, чем у любого другого звездолета. К тому же, это место стало для меня домом, и у меня нет никакого желания покидать его на столь продолжительный период.
Джим кивнул, не до конца доверяя своему голосу, и сглотнул.
– Я был обязан спросить.
– Нет, не обязаны, – возразил ему Спок, – но я благодарен вам за подобное предложение, сделанное, несмотря на возможные неудобства для вас в случае моего согласия.
– Да никаких проблем, – отмахнулся Джим, объяснив себе появившийся на щеках румянец повышенной температурой в каюте Спока.


Десять играющих трубачей.

Джим бежал сквозь руины колонии на Карвайс II, едва замечая тела, лежащие по углам, в проходах домов, сваленные кучей одно на другое или обнимающие друг друга. Мышцы ног горели от напряжения, а из-за тяжелого дыхания затуманилось стекло шлема биозащитного костюма, но он не замедлял бега. Трикодер бесперебойно сигналил, и это не прибавляло уверенности. Спок всегда отвечал на вызов, никогда не оставляя его без внимания. Боунс уверял, что смешанная физиология защитит того от заражения, но если он ошибся...
Джим навалился плечом на дверь, пытаясь открыть. Отключение питания заставило ее застыть на середине движения, словно незаконченную мысль, как и многие другие устройства. Спок сидел на скамье, держа спину неестественно ровной, отвернувшись от двери. Он не двигался, и даже когда Джим с шумом протиснулся внутрь комнаты и схватил его за плечи, никак не отреагировал.
– Спок, какого черта ты не отвечал на позывные?
– Это было... – он моргнул, словно впервые почувствовав в этом необходимость, и окинул взглядом лежащую на скамье аппаратуру, будто раньше не замечал ее. – Это было... Капитан?
– Твою же мать, – тяжело выдохнул Джим, опускаясь рядом и пытаясь успокоить дыхание. – Ты меня до смерти напугал.
– Есть выжившие? – резко спросил Спок.
Джим дернулся.
– Нет, ни одного. Сожалею. Ты сделал все, что было в твоих силах.
– Ни одного? Даже среди детей?
– Они слишком ослабли к тому времени, когда вакцина была готова, – произнес Джим извиняющимся тоном, чувствуя беспомощность. – Мы знаем, что она действует — нам просто не хватило времени.
– Понимаю.
– Парни из Медицинской службы Звездного Флота были впечатлены отчетом Боунса о новом штамме. они должны переправить все данные в другие дальние колонии, пока вирус не добрался туда.
Джим подумал о своем забитом почтовом ящике и живо вообразил удвоенное количество посланий, с которыми придется разбираться Споку, когда они вернутся на корабль.
– Глава медицинской службы флота хотел переговорить с тобой и Боунсом. О вашем достижении говорят по всем новостным каналам. Они захотят сделать официальное заявление.
– Какая цена подобной славы? – мягко спросил Спок, вновь возвращая взгляд к своим незащищенным рукам, недалеко от которых лежали заборы образцов и чашки Петри. – Я не желаю с ними разговаривать. Пускай доктор Маккой говорит от моего имени.
– Ты трудился над проектом не меньше его, рисковал своей жизнью...
Спок поднял на него пустой и холодный взгляд.
– Пожалуйста, Джим, не проси меня об этом.
Джим ощутил, как сжимается все внутри от этого прерывающегося голоса.
– Слушай, я собираюсь сейчас перейти черту, так что, пожалуйста, постарайся не задушить меня за это.
И с этим единственным предупреждением Джим осторожно развел руки и обнял Спока. Острые уши коммандера оказались зажаты между грудью Кирка и его одетой в перчатку ладонью. Джим надеялся, что таким образом он хоть как-то отвлечет того от царящей в лаборатории тишины. Медленно, словно в оцепенении, Спок обнял его в ответ. Они держали друг друга не крепко, можно сказать, осторожно, но ни один не пытался отстраниться. Джим освободил одно ухо вулканца.
– Ты же знаешь, что я был на Тарсусе IV, да? – спросил он и продолжил, не дожидаясь ответа, так как знал, что Спок в курсе. – Я хочу сказать, что понимаю, насколько велика разница — видеть, как люди умирают вот так или как их жизни обрываются от выстрелов фазеров. Медленная смерть жестока, она пробирает до самых костей. И ты видишь в их глазах ужас, когда силы оставляют тела, как... ну, короче, да.
Спок так и не проронил ни слова.
– Я просто хочу сказать, что у тебя сейчас есть то, чего никогда не было у меня — знание, что, не смотря на все, чему ты стал свидетелем, ты сумел создать то, что поможет спасти в будущем не меньше жизней, чем было потеряно. В десять раз больше жизней, неизмеримо больше. Одним своим присутствием ты изменил грядущее, дал ему смысл.
Спок отстранился, одернул измявшуюся форму, не коснувшись растрепавшихся волос.
– Спасибо, Джим.
– Не стоит, – отмахнулся тот от всех благодарностей и обязательств. Между ними они не были нужны. Он не желал раздумывать о символичности десятого дня Рождества, в который Спок стал тем самым трубачом, а Боунс – ловцом душ.


Одиннадцать танцующих леди.

Джим уставился на рапорт, который держал в руках, с выражением полного неверия. Поведение, недостойное офицера. Нарушение личной неприкосновенности. Хуже, насилие.
– Блядь, какого черта? – вырвалось у него восклицание.
– Так и знал, что ты это скажешь, – протянул Боунс.
– Это что, дурацкая шутка?
– Я, может, и не самый большой фанат зеленокровного гоблина, но и не полный ублюдок, – проворчал доктор. – Мог бы мне и побольше доверять.
– Кто, черт возьми, эта сука, и что она забыла на моем корабле? – спросил Джим, с такой силой сжимая побелевшими пальцами ПАДД, что его пластиковый корпус жалобно хрустнул.
Боунс нахмурился.
– Я знаю, что вы двое сблизились, но ты все-таки капитан, так что если не можешь сам судить беспристрастно, назначь кого-нибудь, кто в состоянии.
– Не может быть, чтобы ты поверил ее словам!
– Не имеет значения, во что мы с тобой верим или не верим. Важно, что ты сможешь доказать, и как далеко энсин Сара Уивер из отдела Звездной картографии пойдет в своих обвинениях. Это может закончить карьеру Спока, так что лучше бы тебе подойти к этому вопросу со всей серьезностью.
– Да я за всю свою жизнь не был серьезнее, – прошипел Джим сквозь сжатые зубы. – Ты знаешь, насколько Спок помешан на этике, как можно представить, что он совершил что-то из этого?
Маккой пожал плечами, изображая из себя адвоката дьявола.
– Он инопланетник, Джим, и он только недавно получил чрезвычайно травмирующий опыт. На бумаге все это смотрится вполне убедительно, и ты прекрасно знаешь, сколько слухов ходит об этой их вулканской телепатии.
– Засунь эти слухи в жопу, – отрезал Джим. – Я сейчас же положу этому конец.
Маккой окликнул его, но он даже не обернулся.

Джим перехватил энсина Уивер в переходе между четвертой палубой и запасным коридором, ведущим в инженерный отсек. Она покраснела и кивнула, когда он предложил ей пройти конференц-зал.
– Присядьте, энсин, – спокойно и ровно произнес он, как и полагается капитану.
– Спасибо, сэр, – пробормотала она, усаживаясь напротив. Ее напряженная поза сильно контрастировала с его привычной энергичностью.
– Хотите пригласить свидетелей или кого-нибудь для поддержки? Я включу запись, но надеюсь, мы сможем просто неофициально поговорить.
– Нет, сэр, все в порядке.
– Что ж, отлично, – Джим кивнул. – Компьютер, начать запись разговора касательно рапорта номер шесть–четыре– пять тире бета, присутствующие – Джеймс Т. Кирк, капитан «Энтерпрайз», и Сара Уивер, энсин первого ранга.
– «Запись началась».
– Отлично, так почему бы вам самой не рассказать мне обо всем, – предложил он, отклонившись сильнее и положив ПАДД на колени.
Она без труда начала повествование с короткого рассказа о том, как сделала запрос на грант для исследовательской работы в одной из тех областей, в которых Спок считался экспертом. Когда она перешла к части, в которой Спок якобы украл ее идею, Джим вынужден был прикусить язык, потому что ученому такого уровня, как Спок, нет необходимости заимствовать чужую интеллектуальную собственность. Когда же она начала обвинять Спока в насилии над ее разумом с целью получения уравнения суперструн, на котором строилась вся ее работа, Джим больше не мог сдерживаться.
– То есть вы утверждаете, что он в буквальном смысле забрался в вашу голову и украл уравнение?
– Да, сэр, – кивнула она, заливаясь краской. – Это было ужасно.
– Должно быть, имело место и физическое противостояние? – кивнул Джим, изо всех сил борясь с желанием скрипнуть зубами.
– Сэр? – спросила она, впервые выказав легкую неуверенность.
– Мелдинг, – уточнил он. – Я слышал, что он может быть болезненным.
– О, да, сэр, – кивнула девушка, а затем протянула ему руки. – Я не могла печатать несколько недель.
Джим уставился на бледную кожу, покрытую следами уже исчезающих синяков, и не мог поверить, что она сама облегчила ему работу.
– Хм, – это все, что он мог позволить себе сказать и не сорваться.
Она показала ему ладони, чтобы он увидел следы, похожие на отпечатки пальцев.
– Он сильно схватил меня за руки, и они словно горели в огне во время мелдинга. Я думала, что умру прямо там, так было больно. Мне повезло, что ему не было нужно ничего, кроме уравнения.
– То есть вы хотите сказать, что коммандер Спок против вашей воли схватил вас за руки, а затем, через установившийся физический контакт, силой удалил информацию из вашего разума, используя телепатию?
– Да, сэр, – кивнула она с полными слез глазами.
– Хорошо, – подвел итог Джим, – думаю, что этого достаточно. С вами свяжутся наши юристы. Я освобождаю вас от службы и назначаю принудительный больничный. Обратитесь к доктору Маккою за лекарством от синяков.
– Есть, сэр. Спасибо, сэр, – робко поблагодарила она.
– Не за что, – ответил Джим, так крепко сжимая ПАДД, что по нему пошла трещина.
Как только за Уивер закрылись двери, он со злостью ударил по кнопке интеркома.
– Коммандер Спок, жду вас во втором конференц-зале на четвертой палубе.
– Подтверждаю, капитан.
Джим больше не мог сидеть спокойно, ярость внутри него свивалась тугим плотным клубком, и когда через минуту появился Спок, капитан нервно ходил из угла в угол.
– Капитан?
Джим пересек разделяющее их расстояние в четыре стремительных шага и бесцеремонно схватил Спока за руки. Коммандер ощутимо вздрогнул, и Джим мог с уверенностью сказать, в какой момент его ментальные щиты опустились, отсекая бешеный поток человеческих эмоций.
– Ты можешь прочитать мои мысли? – выпалил Джим.
Спок покачал головой.
– Только эмоции, не больше.
– И что я чувствую?
– Вы крайне рассержены.
– Ты чертовски прав, я зол, – кивнул Джим, быстро беря себя в руки. – Но мне нужно знать, существует ли возможность, чтобы ты или любой другой вулканец мог бы силой извлечь информацию из моего разума, касаясь меня таким образом?
Спок сверкнул глазами.
– Кто-то предпринял попытку добраться до вашего разума описанным способом?
– Черт подери, просто ответь на мой вопрос!
Коммандер выглядел слегка взбешенным – на свой манер, о чем говорили крепко сжатые губы и сузившиеся глаза.
– Мой ответ – несомненно, нет, капитан.
– Отлично, именно так я и думал.
Джим отпустил его и отошел к своему пострадавшему ПАДДу и принялся копаться в папках, пока не нашел то, что ему было нужно. Он снова нажал кнопку вызова.
– Ухура, отправь это в Штаб. Высший приоритет.
– Принято, капитан. В какой департамент?
– В кадровый отдел, и копию в дисциплинарный трибунал в дополнение к полному делу, которое будет отправлено позже.
– Принято.
– Что произошло? – спросил Спок, неуверенно шагнув вперед.
Джим отодвинулся от комма и повернулся, ощущая переполняющую его смесь торжества и злобы.
– Тебе стоит поискать нового старшего энсина в отдел Звездной картографии, – ухмыльнулся он, сверкнув зубами. – Предыдущую я только что уволил.
– По какой причине?
– Неподобающее офицеру поведение, клевета и лжесвидетельство, – ответил он, чувствуя, как волна праведного удовлетворения смягчает гнев. – Сделай себе одолжение и не читай поданную ей жалобу. Не сомневаюсь, что энсин не будет отправлять ее на рассмотрение в трибунал.
Но Спок, конечно, пожелал узнать. Он быстро пробежал глазами обвинение Уивер, и с каждой прочитанной строчкой его спина становилась все прямее, а губы сжимались, пока не превратились в тонкую полоску. Он опустил ПАДД и уставился на Джима почти с вызовом.
– Вы проверяли меня.
– Я знал, что ты этого не делал.
– А если бы это было не так? – парировал Спок. – Вы капитан, и не должны подвергать себя подобному риску. К тому же, вы имеете доступ к секретной информации куда более высокого уровня, чем я.
– Все, что они говорят мне — я рассказываю тебе, – пожал Джим плечами. – Ты это прекрасно знаешь.
– Однако, ваша личная…
– Ты знаешь обо мне куда больше, чем любой из живущих, – серьезно сказал Джим. – И если бы ты хотел использовать что-нибудь против меня, то давно бы это сделал.
– Я никогда не предам ваше доверие подобным образом, – сухо ответил Спок.
– Я знаю, – Джим посмотрел ему прямо в глаза. – Я это знаю.
Спустя несколько долгих неловких мгновений Спок кашлянул и повернулся к столу.
– Что будет с энсином Уивер?
– Это скорее тебе решать, чем мне, – заметил Джим. – Это тебя несправедливо обвинили. Но будь я на твоем месте, – задумчиво добавил он с опасным блеском в глазах, – я бы подождал и посмотрел, как она начнет перед тобой вытанцовывать.
Спок медленно кивнул. Джим видел, как врожденное сострадание борется с присущим вулканцу чувством справедливости, и даже и не вспомнил, какой у них по счету день Рождества.


Двенадцать прыгающих лордов.

Когда в турболифте Ухура подмигнула ему и кивнула, Джим до последнего опасался, что она его ударит, но вместо этого девушка наклонилась и прошептала: «Уже шестое января, капитан».
Из-за этого первые несколько часов альфа-смены капитан вел себя непривычно тихо, полностью погрузившись в размышления. Сегодня был последний день Рождества, и Джим с удивлением думал о той необычной взаимосвязи между его затеей с подарками и событиями, случившимися на корабле за последние пару недель. Он совершенно не представлял, что же устроить на двенадцатый день, единственное, что он знал точно — никаких прыгающих лордов не предвидится.

После недолгих поисков он выяснил, что число двенадцать обычно ассоциируется с великой мудростью и откровением. Он рассмеялся себе под нос, потому что, увольте, какую же такую мудрость он может открыть Споку? Не пытайся выиграть нечестным путем? Не пускай фейерверки в закрытом помещении? Не отправляйся в космос без самой лучшей команды на борту?

Может, Спок и замечал время от времени появляющуюся на его губах улыбку, но о причинах ее возникновения не спрашивал.

Джим нахмурился, рассматривая затылок первого помощника, потому что тот вел себя чересчур рассеянно. На краткую секунду он даже задумался, не могло ли то, что он касался рук вулканца вчера, настолько вывести того из равновесия. Но нет, ведь Спок никогда не возражал против его прикосновений, только против прикосновений других... ой.
Ой.

Джим был несказанно рад, что Спок не смотрел на него в этот момент, потому что ему потребовалось некоторое время, чтобы мысленно дать себе оплеуху и привести чувства в порядок. Однако Ухура заметила его смятение, оставила свою станцию и подошла к его креслу с выражением легкой тревоги, написанным на лице.
– С тобой все в порядке? – спросила она вполголоса.
– Я… эээ...
– Такое ощущение, словно до тебя наконец-то дошло.
– Что? – прошептал он, зажмуривая глаза. – И давно ты знаешь?
– Кхм.
Она закатила глаза и величественно вернулась к своему рабочему месту, еще раз покачав головой, когда вставляла в ухо наушник.
Позже вечером того же дня, Джим был чрезвычайно рад тому, что делит со Споком общую ванную. По крайней мере, ему не пришлось стоять в коридоре, словно робкому влюбленному, собираясь открыть свое сердце парню, продемонстрировавшему и желание, и способность раздавить его, словно букашку.
Спок впустил его в каюту, и теперь стоял, одетый в синюю научную форму, настороженно его разглядывая.
– Ты знаешь, я сегодня кое-что понял, – непринужденно начал Джим, потому что, какой бы сильный страх его не одолевал, он никому бы не позволил это заметить.
– Вот как?
Джим ощутил, как усилилось терзающее его напряжение от мягкого насмешливого тона Спока.
– Ага, – ухмыльнулся он, приваливаясь к стене.
– Я тоже кое-что осознал, – признался Спок.
– О, в таком случае, ты говоришь первый.
– Не думаю.
– Право капитана.
Спок бросил на него предупреждающий взгляд, но уступил.
– Вы дарили мне подарки соответственно стариной земной рождественской традиции.
– Признаю себя виновным, – он поднял ладони, капитулируя. – Теперь моя очередь.
– Я еще не закончил, – остановил его Спок.
– Неужели? – Джим чувствовал, как улыбка на его лице становится все шире, потому что Спок никогда раньше не прерывал его, даже в случаях, когда речь шла о вопросах жизни и смерти.
– Вы следовали этой традиции, подстраивая ее под меня, – закончил мысль Спок с вызовом во взгляде. – Под меня лично.
Может, из-за чрезмерного акцента на последнем слове, или из-за того, что Джим был столь же самоуверенным, сколь и смелым, но, как бы то ни было, он обнаружил, что снова сжимает ладони Спока в своих – но с совершенно иным чувством, нежели в прошлый вечер.
– До сегодняшнего дня я не понимал, что делаю, – признался он. – Но все это было от чистого сердца.
– Я знаю.
– Так все в порядке? Это было настолько очевидно?
– Вы могли не замечать этого осознанно, но я не думаю, что вы не понимали на подсознательном уровне.
– Ты правда так считаешь?
– Вчера вечером в конференц-зале я почувствовал ваш гнев, – напомнил ему Спок, – но еще я почувствовал и другую эмоцию.
– Ты ее назовешь?
– Я почувствовал любовь.

Спок ответил легко, легче, чем он сам смог бы сформулировать признание. Джиму понадобились бы годы и годы, прежде чем подобное могло бы слететь с языка с той же легкостью, с какой произнес это Спок – с бесхитростной уверенностью человека, знающего, каково это — любить и быть любимым.
– Ну... ты прав, – сказал он вместо этого. – Тебя это не беспокоит?
– Я нахожу это обстоятельство крайне удовлетворительным.
Джим улыбнулся и в последний раз пожал пальцы Споку, прежде чем заключить лицо вулканца в ладони и притянуть ближе.
– Моя очередь, – сказал он и поцеловал его – в этот раз уже по-земному. В этом поцелуе слились определенность и уверенность в собственной правоте, которых Джиму так не хватало в Рождество.

И это было ответом – тем самым, который Джим не смог облечь в слова.
FIN

просмотреть/оставить комментарии [5]
<< Глава 1 К оглавлению 
октябрь 2017  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

сентябрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2017.10.21
И разгорелось пламя [0] (Мстители)



Продолжения
2017.10.23 05:25:29
Грехи Альбуса Дамблдора [24] (Гарри Поттер)


2017.10.22 21:18:47
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2017.10.22 19:39:15
Змееловы [3] ()


2017.10.20 21:47:02
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.10.18 02:24:28
Быть Северусом Снейпом [202] (Гарри Поттер)


2017.10.17 10:53:57
Биение этого хрупкого сердца [2] (Гарри Поттер)


2017.10.17 04:47:06
Неправильные миры [0] (Махабхарата)


2017.10.16 23:48:08
От Иларии до Вияма. Часть вторая [13] (Оригинальные произведения)


2017.10.11 11:22:31
Северный ветер [0] (Оригинальные произведения)


2017.10.10 21:15:26
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2017.10.09 04:14:43
Список [7] ()


2017.10.08 20:45:18
Птичка в клетке [11] (Гарри Поттер)


2017.10.07 20:54:42
Право серой мыши [10] (Оригинальные произведения)


2017.10.07 12:47:34
Самая сильная магия [3] (Гарри Поттер)


2017.10.05 15:19:35
Другой Гарри и доппельгёнгер [10] (Гарри Поттер)


2017.10.04 16:34:18
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.10.04 08:34:12
A contrario [55] (Гарри Поттер)


2017.10.02 11:14:30
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.10.02 09:49:53
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [0] (Гарри Поттер)


2017.09.29 16:48:17
Шерлок Холмс и доктор Уотсон. Коллажи [8] (Шерлок Холмс)


2017.09.28 17:37:34
Отвергнутый рай [8] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.09.26 15:20:20
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2017.09.26 00:00:19
Сказки Хогвартского леса [19] (Гарри Поттер)


2017.09.25 10:43:11
Художница и её тень [2] (Гарри Поттер)


2017.09.24 00:46:45
Цена «Триумфа» [1] (Научная фантастика, Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.