Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Встречаются Гарри и Драко после Хогвартса. Выпили, разговорились. Наконец, Гарри с немного помутневшим взглядом изрекает:
- Давай, наконец, помиримся.
- Давай, - отвечает аристократ почти в таком же состоянии.
- Мы ж с тобой оба, собственно, виноваты. Особенно ты.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Сказки Хогвартского леса

   Глава 2
Девизом Хогвартса, насколько помнил Виктор Крам, было нечто вроде «не буди лихо, пока оно тихо», и этой нехитрой мудрости соответствовали даже интерьеры этой школы. В Дурмштранге с первых же дней учёбы приучали терпеть неудобства и воспитывать в себе силу духа, бороться с бурями и держать натиски, и после привычного Института атмосфера Хогвартса выглядела непривычно мирной и сказочной – возможно, даже слишком… Но хогвартская библиотека полюбилась Виктору окончательно и бесповоротно. Оформленная в светлых бежевых и золотистых тонах, с удобной мягкой мебелью, с коврами, приглушающими звуки шагов, с ярким, но не ослепляющим светом, льющимся непонятно откуда – окон здесь не было, все стены заставлены высокими книжными полками. Здесь, несмотря на непривычный уют, Виктор чувствовал себя как дома – ему нечасто удавалось попасть домой из–за постоянных тренировок, сборов, матчей…

Он с детства очень любил книги – казалось, они обладают своей, особой разновидностью магии, храня в себе мудрость и опыт людей, которые жили много лет назад. Хогвартс великодушно предоставил дурмштранговским гостям выбирать себе книги на свой вкус. Вот только уносить их на корабль не разрешалось, читать можно было только в библиотеке, а у неё, по мнению Крама, был один большой недостаток – здесь невозможно было спрятаться от любопытных хогвартских девушек. Не то чтобы Виктор не умел общаться с людьми, но он привык искать и находить логику в человеческих поступках – а какая логика может быть в хихикании без видимого повода и обматывании вокруг пояса болгарского флага? Виктор мог бы и возмутиться таким неуважением к символу своей страны, но не ругаться же с этими неразумными созданиями…

Он оторвался от чтения, оглянулся по сторонам и заметил недавнюю знакомую. Черноволосая девушка стояла на верхушке лестницы и сосредоточенно просматривала книгу, затем закрыла её, взяла с полки ещё одну и начала осторожно спускаться.
Юноша в дурмштранговской форме подскочил к лестнице и с улыбкой до ушей галантно протянул девушке руку. Та приподняла левую бровь и посмотрела на дурмштранговца, словно на неведомую науке гусеницу, имевшую наглость забраться на её нарядную шляпку. После пары секунд раздумий – вероятно, о том, в каких зельях эту гусеницу можно использовать – вложила в его протянутую руку свои книги, спустилась с лестницы и кивнула подбородком в сторону одного из столов.
Юноша несёт книги за ней, на его лице выражение абсолютного блаженства – того и гляди, у него за спиной прорежутся крылья, и он взлетит.

Девицы, окружающие Крама, проследили за его взглядом и начали вполголоса возмущаться:

– Эта Принц! Что она о себе думает!

– Разве так можно со студентами Дурмштранга!

– Я бы никогда ни с кем не поступила так неуважительно! – и быстрые взгляды в сторону Виктора, улыбки, хлопанье ресницами… Он нахмурился и попытался сосредоточиться на чтении, демонстративно уткнувшись в книгу. Девицы поняли это по–своему:

– А что вы читаете?

– Так приятно видеть человека, который не только хороший спортсмен, но ещё и умный…

– А хотите, я вам другую книгу посоветую, почти по этой же тематике? Меня, кстати, Мариэттой зовут…

Девушка по фамилии Принц и юноша в дурмштранговской форме расположились неподалёку от Виктора, за столом, заваленным книгами и пергаментами. Кроме них, за столом ещё два мальчика и девочка, все трое в бело–зелёных галстуках. Девушка, в таком же галстуке, что–то им объясняет, показывая то в одну книгу, то в другую, они сосредоточенно слушают, только что в рот ей не смотрят. Девочка с недоуменным лицом переспрашивает, и ей отвечает дурмштранговец: наклонившись к ней, с заговорщицким видом произносит какую–то длинную фразу, от которой мальчишки заливаются смехом, девочка робко улыбается, и даже уголки губ мисс Принц приподнимаются. Она со строгим видом оглядывает всех четверых, и они утихают. Дети берутся за перья и что–то записывают, девушка по очереди заглядывает в их пергаменты и удовлетворенно кивает.

Виктор отвернулся от этой идиллической картины и снова уткнулся в свою книгу. Девиц вокруг него, кажется, стало больше, и на какой–то миг Виктор почувствовал себя как на матче – его окружили вражеские загонщики, не развернуться, не уйти…
Он заметил ещё одну подошедшую посетительницу библиотеки и раздосадовано подумал: ну вот, пополнение нагрянуло. Но «пополнение» – лохматая девушка, ссутулившаяся под тяжестью сумки – не спешило присоединиться к осаждающим Виктора, только недовольно посмотрело на них и заняло место за свободным столом.

Девицы хихикали всё громче – и вдруг раздался надменный голос:
– Прошу прощения?

Хихиканье утихло, все уставились на ту самую черноволосую мисс Принц.

– Видите ли, леди, – начала она, – я ничего не имею против вашей любви к квиддичу, но я предпочитаю заниматься в библиотеке, а не в филиале квиддичного фан–клуба. Вам лучше организовывать ваши собрания в другом месте, Хогвартс для этого достаточно просторный, а здесь вы мешаете другим посетителям библиотеки. Будьте добры или снизить уровень шума, или покинуть помещение.

Она развернулась и отошла, девицы переглянулись и зашлись смехом.
Мисс Принц развернулась на каблуках и сложила руки на груди.

– Когда я просила снизить уровень шума, – негромко сказала она, – я имела в виду устранить посторонние звуки, не имеющие отношения к учёбе и мешающие присутствующим заниматься. Это требование не кажется мне невыполнимым.

Девицы с вызовом смотрели на неё, но молчали.

– По пятнадцать баллов с Гриффиндора, Хаффлпафа и Рэйвенкло за нарушение дисциплины, – продолжает она, оглядев всю компанию, – и я сниму ещё по пятнадцать баллов с каждой, кто не покинет помещение в ближайшие три минуты.

– Эйлин, ты не имеешь права выставлять студентов из библиотеки! – заявила одна из представительниц «фан–клуба». – Я пожалуюсь профессору Флитвику, что ты не дала мне поработать над литературой и выполнить домашнее задание!

– Я не помню, чтобы профессор Флитвик задавал кому–либо шуметь, грубить префектам и отвлекать людей от учёбы, – возразила Эйлин. – Впрочем, если он всё же давал такое задание, я согласна подойти к нему и объясниться. Что касается моих прав – в Уставе школы прописано, что префект может принимать меры, которые покажутся ему необходимыми для соблюдения школьных правил. Леди, смею заметить, что из отведённых вам трёх минут прошло полторы. Но, если вы не покинете помещение, я не буду расстроена, – вы поможете Слизерину выйти на первое место в соревновании факультетов…

Девицы не хотели покидать помещение, но помогать Слизерину они, видимо, не хотели ещё больше. Эйлин почти разочарованно посмотрела им вслед и вернулась за свой стол.

– Мало вы с них сняли, мисс Принц! – донёсся до Виктора голос одного из мальчиков, сидящих с ней.

– О, вы решили заменить профессора Снейпа, мистер Бэддок? – спросила мисс Принц. – А то он совсем не объяснил мне, когда сколько баллов снимать, ничего–то он не понимает, не в пример вам!

Мальчик довольно заулыбался.

Виктор вернулся к своему чтению, но сосредоточиться всё никак не получалось.

Мисс Принц сидит прямо, вскинув голову, сосредоточенно листает книгу. Лохматая девушка, согнувшаяся над пергаментами, является её полной противоположностью: все руки в чернильных пятнах, и даже на щеке одно. На фоне строгой мисс Принц она кажется особенно растрёпанной, а её мантия – особенно измятой, и Виктор ловит себя на мысли, что такая небрежность ему по душе – такая живая, настоящая…
Он читает свою книгу – воспринимать английские слова непривычно, и смысл неохотно укладывается в голове. Время от времени он поглядывает в сторону этой взлохмаченной девушки и всё больше удивляется: у неё каждый раз разное выражение лица, то удивлённое, то возмущенное, то вообще не поддающееся описанию. Он переводит взгляд с неё на Эйлин – она всегда безжизненная, невозмутимая, твердокаменная, и на другом девичьем лице, живом, подвижном, отдыхает взгляд.

Виктор приказал себе не отвлекаться, но через несколько страниц задумался: а что можно читать с такими эмоциями? Он присмотрелся к обложке её книги и с удивлением прочитал: «История низших рас». Приключениями фавнов, что ли, зачитывается, или приснопамятными кентаврами? Так это учебник, а не художественная литература – в этой библиотеке только учебники, развлекательное чтиво здесь не жалуют.
Чем же она так возмущена? Восстаниями гоблинов? Каверзами русалок? Участием великанов в магических войнах? Нет, лицо у неё скорее сочувственное – или она сочувствует пострадавшим от великаньего произвола? Интересно было бы с ней поговорить. Она так не похожа ни на эту чванливую принцессу, ни на тех девиц, напрочь лишённых собственного достоинства…

Девицы между тем вернулись и снова подкрадывались к Виктору, рассаживаясь за ближайшими столами, бросая на него взгляды и перемигиваясь. А Поляков, похоже, задумал какую–то пакость – что–то сказал на ухо сидящему рядом с ним мальчику, тот со шкодливой улыбкой кивнул, мисс Принц нахмурилась…

– А меня папа этим летом научил выгонять гномов из сада, – сказал мальчик громким, звонким голосом, – они такие дурные, и, главное, упрямые! Мама их выгоняет–выгоняет, а они обратно в сад лезут и лезут, и до них не доходит, что ловить им там нечего!

– Почему вы об этом вспомнили, мистер Причард? – спросила Эйлин. Мальчик чуть заметно кивнул в сторону крамовских поклонниц и невинно заулыбался.

– Мисс Принц, а вы когда–нибудь выгоняли гномов? – подхватил второй мальчик.

– А как же! – ответил ему Поляков. – Ты разве не знаешь эту историю? Жила–была одна прекрасная принцесса, и было у неё аж семеро знакомых гномов. Они все учились в школе волшебства, и принцесса училась лучше всех, потому что она была умная–преумная, а также добрая и красивая. Однажды в эту школу приехали гости, и был среди них один прекрасный принц, который тут же полюбил нашу принцессу, и ещё один не очень прекрасный принц, которого тут же полюбили гномы…

– Эта сказка по–другому рассказывается! – вмешалась девочка.

– Не говоря уже о том, что мы сюда пришли не для того, чтобы рассказывать сказки, – строго сказала мисс Принц, у которой к концу поляковской сказки порозовели щёки. – Мистер Поляков, хотите почувствовать себя выдворяемым гномом?

Поляков что–то заговорил, понизив голос – к ним уже подбиралась библиотекарша, рассерженная слишком громким разговором. Девушки, которые тоже слышали сказку, гордо удалились, смерив Полякова и Эйлин неприязненными взглядами.

– Поляков! – не выдержал Виктор, когда успокоенная библиотекарша ушла. – Ты чему детей учишь?

– Классификации папоротников, – ответил Поляков, заглянув в ближайший пергамент. – На данный момент мы занимаемся сочинениями про папоротники. А что?

– А то, что ты науськиваешь детей грубить старшим!

– А кто грубил? – изумился Поляков. Мальчишки в зелёных галстуках подхватили:

– Мы никому не грубили, мы вообще между собой разговаривали!
– Мистер Крам, а вы умеете выгонять гномов?

– Умею! – сурово ответил Виктор. Мальчишки с уважением закивали и снова уткнулись в свои пергаменты, Виктор только головой покачал, не заметив, что растрёпанная девочка оторвалась от своей книги и взглянула на него с одобрением…

Со слизеринцами общаться ему было проще всего, хоть они такие… мягко говоря, скрытные и заносчивые. Ничего просто так не сделают. Вон тот мальчишка, рядом с которым он сел в первый вечер по прибытии, поначалу выглядел просто товарищеским – представился, рассказывал про Хогвартс, про учителей и студентов, что–то расспрашивал, немного навязчиво, но в общем показался нормальным парнем. Потом сказал, что он входит в факультетскую квиддичную команду, играет за ловца, пригласил на тренировку – мол, вдруг он, Драко Малфой, научит Виктора чему–то новенькому? Виктор ещё несколько дней с ним общался – потом перестал, услышав, как Драко отзывается о Поттере. Да, у людей может быть взаимная неприязнь, но Виктор ни разу не позволял себе говорить гадости за спиной у того же Полякова.
Виктор снова уткнулся в книгу. Не об этом надо думать – до Первого испытания всего две недели, а он даже не представляет, с чем ему придётся столкнуться. Ожидание матча всегда выматывало его гораздо больше, чем сам матч.

Поляков любуется своей принцессой, которая, оставив детей делать уроки, отправилась к библиотечному каталогу и что–то ищет. Виктор с неудовольствием отметил, что выражение лица у Полякова не особо соответствует образу гордого дурмштранговца, хотя у него самого, когда он смотрит на девушку с книжкой, выражение лица не лучше…



Мисс Эйлин Принц, умная и образованная юная аристократка, крестница самих Малфоев, сосредоточенно просматривала библиотечный каталог. Простой магический поиск по имени «Винни–Пух» ничего не дал, поиск по автору и по названию книги тоже не показал никаких результатов… Кто же этот загадочный мыслитель, именем которого в Дурмштранге называют заклинания? Можно было бы заподозрить, что Поляков просто разыграл её, но ведь она заглянула ему в глаза, когда он говорил об этой таинственной личности – говорил вполне серьёзно, со знанием дела.

Тремудрый Турнир вызывал у неё всё меньше положительных эмоций: именно в этот год, когда нужно сдавать СОВ, в Хогвартсе появилось столько отвлекающих факторов… Одна квиддичная знаменитость чего стоит – в библиотеке теперь спокойно не посидишь. Неужели ему нравится, когда за ним бегают толпы хихикающих созданий? А этот Поляков со своими сказками… Но, положа руку на сердце, Эйлин не могла сказать, что ей неприятно его присутствие…

– Мисс Принц? – подошла к ней Эмили Вейн со своей домашней работой. – Вы посмотрите?

– Да, конечно, – улыбнулась ей Эйлин. В начале учебного года декан распорядился уделять больше внимания этой студентке – она была полукровкой, выросшей среди маглов, и слизеринцы могли её не принять. Но девочка оказалась толковой, друзей на факультете нашла быстро и легко, а её сочинения Эйлин просматривала с большим удовольствием – очень грамотно и связно написанные, и ошибок почти нет. Вот что значит много читать, пусть даже магловские сказки!

– Почерк у тебя уже намного лучше, – отметила Эйлин. – Очень хорошее вступление, продуманные выводы… Перечень папоротников не совсем полный.

– Я не включила иглоцветный и сколопендрум, – объяснила Эмили, – потому что они и в зельях редко используются, и вообще. Их даже в нашем учебнике нет…

– Не вздумай сказать это профессору Снейпу, – сказала Эйлин. – Я тоже как–то сказала, что сколопендрум в зельеварении не используется – неделю потом его корни нарезала. А они толстые и твёрдые. И в зельеварении применяются не так уж редко, правда, в учебнике для первого курса об этом не написано.

– А почему?

– Потому что все зелья, в состав которых они входят, крайне взрывоопасные, и студентам младше пятого курса их не доверяют. На самом деле это всё довольно условно, – добавила она, заметив, что Эмили немного расстроилась, – есть и взрослые люди, которым нельзя даже подорожник доверить – обязательно взорвут.

– Бедный подорожник, – хихикнула Эмили. – А мне теперь нужно переписать сочинение? – с тревогой спросила она.

– Можешь переписать, если хочешь, но, на мой взгляд, оно у тебя и так стоящее. Над сравнительной характеристикой ты действительно хорошо потрудилась.

Она взглянула на ящики с библиотечными карточками, раздумывая, где ещё можно поискать этого неведомого Винни–Пуха. Может быть, это тёмный маг, раз книг о нём нет в общем доступе?

– Мисс Принц, а что вы ищете? – спросила Эмили.

– Да так, одного волшебника, – ответила Эйлин. Не спрашивать же у первокурсницы-полукровки о личностях, которых изучают в Дурмштранге… Мало ли, кем он окажется? Странно: ещё утром она понятия не имела о его существовании, и это никак её не беспокоило. Но теперь, обнаружив, что она чего–то не знает, она взбунтовалась. Мисс Принц не любила чего–то не знать.

***

За обедом Виктор расположился за слизеринским столом. Драко Малфой только кивнул ему, но разговаривать не стал. Виктор подумал, что, возможно, слишком резко ему ответил, когда тот высказывался о Поттере, – но вряд ли он многое потерял.

Поляков снова уселся рядом со своей принцессой. К счастью, на этот раз она не стала обливать его соком – правда, и Поляков не прогонял её подругу с её места. Виктор услышал обрывок их разговора:

– Мистер Поляков, вы ходите за мной только для того, чтобы упрекнуть меня в моём невежестве? Прошу меня простить за то, что я родилась позже вас и поэтому училась магии немного меньше, чем вы!

– Что вы, миледи, как я могу вас упрекать! Честно говоря, на фоне большинства ваших сокурсников и даже некоторых студентов старших курсов, с которыми я имел удовольствие общаться, вы выглядите отменно эрудированной. Но позволю себе заметить, что в Дурмштранге всё же учат лучше.

– Да, Хогвартс не специализируется на Тёмных искусствах.

– И в этом его большое упущение. Вот этого я не понимаю. Элли… хорошо–хорошо, Эйлин, вот сколько разновидностей заклятия Протего ты можешь назвать?

– Пять.

– Некоторые из ваших спрашивают, что такое Протего. Ещё кто–то удивляется, что у него бывают какие–то разновидности. Кто–то – из Слизерина, кстати – сказал, что их две. Вот здесь ты выгодно отличаешься, – Эйлин задрала нос, и Поляков с видимым удовольствием закончил: – А всего разновидностей Протего двенадцать! Три из них мы изучили на первых двух курсах.

Юноша, сидящий напротив них, проявил живой интерес к теме их разговора, Эйлин представила его как своего одноклассника Монтегю, который подумывает об аврорате, и разговор переключился на защитные чары. Виктор заметил, что Эйлин то и дело поглядывает на преподавательский стол – за всё время обеда её отец там так и не появился.



Профессор Снейп сидел в своём кабинете и проверял бесконечный поток студенческих работ разной степени безграмотности, когда в дверь проскользнула Эйлин.

– С тобой всё в порядке? – спросила она. – Я не видела тебя в Большом зале на обеде…

– Возможно, потому, что меня там не было? – предположил Снейп.

– Да, пожалуй, это многое объясняет, – ответила Эйлин. – Ты не забыл пообедать?

– Домовики принесли еду сюда, мне было не до того, чтобы идти в Большой зал, – сказал Снейп, вернувшись к сочинению. – Иногда у меня возникает впечатление, что некоторые студенты принципиально не пользуются мозгами, – проворчал он, перечёркивая целый абзац.

Эйлин взглянула на него с сочувствием, скрылась в соседней комнате и через несколько минут вышла оттуда с чашкой кофе.

– Держи, – она придвинула кофе к нему и отобрала стопку непроверенных пергаментов. – Ты с этими манускриптами забудешь, как твою собственную дочь зовут.

– Я пока не жалуюсь на память, – однако протестовать против её решительных мер он не стал, только заметил: – ты сейчас очень похожа на твою бабушку. У неё тоже была такая, как ты говоришь, любимая вредная привычка – следить за тем, чтобы я иногда ел, и безжалостно отнимать у меня учебники.

– И это говорит человек, который не давал мне читать перед сном!

– Наверное, я должен был позволять тебе регулярно портить зрение? – допив кофе, Снейп решил, что перерыв затянулся, и спросил:
– Как дела на факультете?

– С успеваемостью всё в порядке, с дисциплиной мы вшестером справляемся. Эмили опять порадовала, всё–таки интересно общаться с людьми, которые изучали природу по магловским источникам. То у них птицы додо вымерли, то папоротник не цветёт… Она так удивилась, когда узнала, в каком количестве зелий используются цветы папоротника! Но это всё мелочи жизни… Есть одна большая проблема, с которой мы не можем разобраться без твоего участия, – Эйлин убедилась, что Снейп уделяет её речи достаточно внимания, и продолжила: – проблема особо крупных размеров, вызывающая множество других проблем, которые, в свою очередь, неуклонно увеличиваются.

– Хагрид и его соплохвосты? – спросил Снейп. Новый преподаватель Ухода за магическими существами не мог сравниться с прежним профессором, Кеттлберном, который преподавал ещё тогда, когда сам Северус был студентом, и у которого на уроках уровень травматизма был поразительно низким, несмотря на всю опасность предмета. Хагрид же, при всех его талантах обращения с животными, вот уже второй год вызывал постоянные недовольства слизеринцев.

– Наименее недовольны Катрин Дюнкерк и Дафна Гринграсс, – продолжила Эйлин, – потому что уроки Ухода обеспечивают им возможность практиковаться в будущей профессии. Это довольно сомнительный комплимент в адрес Хагрида, учитывая, что девочки готовятся не в ветеринары или зоологи, а в медиковедьмы.

– Я помню, куда они готовятся, – Снейп уже догадался, к чему она ведёт. – Ожогов стало больше?

– Их количество растёт вместе с соплохвостами, – мрачно ответила Эйлин, – а до каких размеров вырастут соплохвосты, Хагрид и сам не знает. Катрин лечит нас, Дафна – четверокурсников, что неправильно хотя бы потому, что пострадавшими учениками должен заниматься учитель. Завтра мы придём к тебе готовить новую порцию противоожоговой мази. Но по–хорошему проблему нужно решать в корне. Кое–кто – не буду называть фамилий – предложил воспользоваться услугами наёмных киллеров, и факультет воспринял эту идею с большим энтузиазмом.

– Вряд ли ваш энтузиазм соответствует вашим финансовым возможностям, – возразил Снейп, – не говоря уже о том, что это незаконно. Мистер Блетчли об этом не упомянул?

– Как раз Джейк и навёл нас на одну любопытную мысль. Законодательством предусмотрено наказание за убийство человека, но ведь Хагрид не является человеком в полной мере, он же полувеликан! Учитывая масштабы проблемы – полувеликан, не имеющий не только педагогического, но и базового школьного образования, предлагает студентам работу с опасными существами, не входящими ни в школьную программу, ни в учебники. При этом он не объясняет, как с ними обращаться, по той простой причине, что он и сам этого не знает – он же сам вывел соплохвостов! Добавим к этому невозможность со стороны Хагрида справиться с потенциальной экстремальной ситуацией – у него же нет палочки! – его предвзятость к некоторым студентам, например, к Драко, отсутствие у Хагрида лицензии на селекцию данных опасных существ… Полагаю, если дело дойдёт до Визенгамота, ему хватит смягчающих обстоятельств. Хочешь – пообщайся с Джейком, он с удовольствием поговорит на юридические темы, особенно в контексте соплохвостов.

– Насколько я понял, вы настроены решительно, – сказал Снейп, раздумывая, где слизеринцы собираются искать киллеров и стоит ли пресекать эти поиски.

– Нам это всё порядком надоело, – кивнула Эйлин, – и мы начали подумывать над решительными мерами и привлечением органов власти – хоть бы и попечительского совета. Во–первых, мы не получаем знаний, потому что всё разнообразие занятий сводится к разнообразию выходок этих тварей, во–вторых, мы регулярно получаем травмы. Джейк посоветовал не особо распространяться о том, что Катрин и Дафна нас лечат, потому что у них могут возникнуть проблемы из–за целительской деятельности без дипломов и соответствующего образования. Монтегю возмутился и сказал, что Катрин обидится и в следующий раз не будет никого лечить, Катрин тоже возмутилась и ответила, что для целителя важно умение и желание работать, а не дурацкие обиды. А Джейк возмутился громче всех и сказал, что следующего раза не будет – мол, он зафиксирует свои телесные повреждения и подаст жалобу в Министерство в Отдел борьбы с незаконной селекцией, в Отдел, который занимается опасными животными, в попечительский совет – на Хагрида, который не придерживается техники безопасности, на Дамблдора, который не следит за тем, чтобы Хагрид проводил соответствующие инструктажи и имел при себе аптечку первой помощи… в общем, шума было много. Но потом Джейк махнул рукой и сказал, что всё это зря, потому что из совершеннолетних там только Хагрид, и наши жалобы особого действия не возымеют. А ещё он сказал, что гораздо больше внимания уделят жалобе от родителей пострадавших студентов, особенно если эти родители обладают определённой властью в школе, и при этом он так хитро на меня посмотрел… А мне позавчера эти гады обожгли руку, вот, смотри, – она приподняла рукав, – и мантию испортили…

– Я этим займусь, – сказал Снейп.

– Я тебя рассердила? – виновато спросила Эйлин. – Хочешь ещё кофе?

– Нет, спасибо, скоро ужин… Меня не ты рассердила, а Хагрид. Ты правильно сделала, что всё это рассказала, будем разбираться. А вы занимайтесь учёбой и не вздумайте устраивать самоуправство!

Эйлин вздохнула:
– Какая жалость, так хотелось…

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.