Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

На собрании УпСов Северус Снейп чихнул. В другой раз все бы обошлось, но по характеру чиха Волдеморт догадался, что Северус Снейп - шпион Ордена. Поняв, что его разоблачил, Снейп бросился к окну и, эффектно разбив стекло, ухнул с десятиметровой высоты, получив четыре открытых перелома правой руки.
Слева раздался вой: сегодня было полнолуние. Готовясь защищаться от оборотней, Северус потянулся за палочкой и понял, что обронил ее перед тем, как выпасть из окна.
Вой приближался. Но Северус не растерялся и героически прыгнул в бущующую рядом реку. Как назло, она тут же закончилась водопадом. Падая с высоты небоскреба, наш герой уцепился за ветку столетнего дуба. Однако та обломилась, и Снейп ухнул в полную водоворотов реку. Еле выкарабкавшись на берег, он встретил пятерых УпСов и словил по четыре Сектумсемпры от каждого.
"Да что же за день сегодня такой?" - в отчаянии вопрошает Снейп.
"День, когда я начал писать фанфики!" - ликующе провозгласил Гарри Поттер, не отрываясь от клавиатуры.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>


  Необыкновенное лето

   Глава 10. Великая дидактика
От кружки пива голова у Локи слегка кружилась, и, хуже того, разлетелись все мысли – он никак не мог придумать, какой адрес назвать Одину. Асгарда он совершенно не знал, но догадывался, что Вальгалла – единственное известное ему здесь место помимо Иггдрасиль-холла – в качестве ориентира не годится.
Впрочем, Один ни о чем пока не спрашивал. Открыл заднюю дверь своего "Ягуара", припаркованного прямо возле крыльца – видимо, Хеймдаль успел уже куда-то съездить по поручению и вернуться за шефом.
Спасаться бегством было бессмысленно – далеко в таком состоянии, да еще и на каблуках, Локи бы не убежал. Поэтому он подчинился своей судьбе и сел в машину, размышляя, что сегодня - худший день в его жизни. Он всегда любил втихаря пошалить – и вот теперь его настигло возмездие за все шалости разом...
Пока он думал об этом, Один обошел автомобиль с другой стороны и сел в кресло рядом с водителем.
Хеймдаль оглянулся на Локи и вопросительно посмотрел на шефа.
- Дай мне воды, Хеймдаль, – попросил Один, снимая пиджак и вытирая лоб извлеченной из бардачка салфеткой. Взяв бутылку, он принялся пить прямо из горлышка. - Я сейчас увидел призрака, – сообщил он через некоторое время слабым голосом.
- Чего он хотел? – напряженно спросил Хеймдаль.
- Не он... Она, – Один отмахнулся и сделал еще глоток. – Ничего не хотел, мы же не шекспировские герои... Не смотри на меня так, я в порядке. Поехали.
Машина тронулась.
Локи все ждал, что Один заговорит с ним, но тот продолжал молча смотреть в окно. Автомобиль ехал какими-то узкими улочками, за окнами плыли светящиеся витрины, и от этого мерного покачивания Локи стал клевать носом.
"В конце концов, если он своего собственного сына увидел в платье, его вряд ли можно разозлить еще сильнее", – подумал Локи, сворачиваясь клубочком на удобном диване и почти моментально погружаясь в сон.
Поэтому он пропустил все самое интересное: то, как Один, повернувшись, некоторое время разглядывал его, а потом накрыл своим пиджаком и погладил по щеке, убирая с его лица рыжие и выбившиеся из-под них черные волосы. И как он позвонил Лафею и перенес их встречу. Локи умудрился не проснуться даже тогда, когда они одолели крутой подъем и въехали в ворота Иггдрасиль-холла.
- Поезжай обратно, Хеймдаль, и забери Тора, – сказал Один тихонько, выходя из машины и поднимая спящего сына на руки. – Ты, возможно, не сразу узнаешь его – на нем будет синее платье и темный парик... Даже не спрашивай, почему он так одет. Просто доставь его сюда. Я... разберусь с ним завтра.
И, не без труда удерживая свою ношу, он побрел к дому.
Из столовой доносились голоса, должно быть, Фригг с Нанной, как обычно, сидели над своими вышивками...
Один тихонько поднялся на второй этаж, открыл одну из гостевых комнат и опустил Локи на кровать.
Снял с него туфли, подспудно узнав в них прогулочную обувь Фригг, накрыл сына одеялом и сел рядом, спрятав лицо в ладонях.
Ему требовалось время, чтобы переварить случившееся.
Он просидел так около часа, пока внизу не лязгнул замок – Нанна запирала дверь на ночь, значит, Хеймдаль уже вернулся с Тором.
Один ушел к себе, повесил в шкаф парадный костюм, принял душ и лег в постель. Безумие этого вечера никак не укладывалось у него в голове и сон не шел, он поворочался с боку на бок и наконец набрал номер Лафея.
- В Етунхейме сейчас пять утра, – проинформировал Лафей.
- Но ты в Асгарде.
- Какая жалость.
- Тебе здесь не нравится?
- Еще как нравится. Я плАчу от счастья каждый раз, когда выхожу на улицу, – голос Лафея звучал сонно, но совсем не сердито.
- Я разбудил тебя?
- Нет. Здесь так рано не засыпают.
На заднем плане действительно слышался шум, выкрики и музыка.
- Что у тебя там за притон? – спросил Один.
- Притон? – возмутился Лафей. – Да здесь сутки стоят как крыло от самолета.
- Почему тебе не переехать ко мне?
- Не хочу доставлять тебе дополнительных проблем. У тебя и своих достаточно.
- С чего ты взял?
- С того, что ты мне звонишь. Что, я не прав? – Лафей торжествующе хмыкнул. – Так в чем дело?
- Мне необходим твой совет, – сказал Один со вздохом. – Понимаешь... мне кажется, я плохой отец. Совершенно никчемный.
- Самобичевания – не в твоем стиле. Что случилось? – спросил Лафей и, судя по скрипу кровати, поднялся.
- Видишь ли, – Один прикинул, какую часть произошедшего за этот вечер стоило бы сообщить Лафею, и рассудил, что никакую. – Я не могу найти со своими детьми общий язык... Я не только и не столько о Локи, не думай. С Тором тоже. Я просто не понимаю, что они делают и для чего это делают. Их логика кажется мне дикостью... Это как уравнение со всеми неизвестными. Я не привык существовать в такой системе координат.
- Я ничего не понял, – признался Лафей. – В чем суть проблемы? Тор не ладит с Локи?
- Ладит, – заверил Один. – Они очень быстро сдружились. Но их ценности... мне непонятны. Они приводят меня в замешательство.
- Твой сын оказался не таким правильным, каким ты сам был в его годы? – догадался Лафей не без ехидства. – Завидуешь ему?
- Какое там! – в сердцах воскликнул Один.
- Если он не делает того, что тебе хочется, – нудно начал Лафей, – это означает только одно: ты на него давишь. Пытаешься навязать ему свое. У вас это семейное, не спорь. Ты его уже не переделаешь, в твоих силах сейчас только испортить ему жизнь... Или помочь делать то, что он хочет сам. Поговори с ним. Выслушай его. Это обычно помогает понять, чего ему надо. Наберись терпения. И будь демократичнее. Вспомни, что тебе тоже было когда-то семнадцать.
- Я помню, – тихо сказал Один. – Время блаженного неведения... Когда жизнь еще не щелкнула по носу.
- Ты сам бегал и подставлял ей нос. Грех не щелкнуть того, кто нарывается.
- Я нарывался?
- Еще как нарывался, – заверил Лафей.
- Я... Спасибо за совет, – сказал Один, проглотив готовое сорваться с языка "Я скучал по твоей язвительности".
- Не за что. Для тебя бесплатно. Будь умницей, – серьезно сказал Лафей. – И Один, послушай... Твоя готовность к диалогу – это уже половина успеха.
- Ты о воспитании детей? – уточнил Один.
- Я обо всём, – ответил Лафей. – Доброй ночи.

***
Локи проснулся в незнакомой комнате, с головной болью и в платье. Какое из трех обстоятельств удручало его сильнее - сказать так сразу было бы трудно. В совокупности же они погружали его в неизбывную печаль, которая усугублялась чувством жажды.
Он выглянул в окно и узнал двор Иггдрасиль-холла, над которым низко висели дождевые тучи.
Кое-как выпутавшись из платья, он прошлепал в душ и некоторое время просто стоял под струями воды, пытаясь собрать воедино картину вчерашнего вечера. Картина не собиралась. Локи помнил, как они с Тором сидели в "Трюме", как попались Одину, но дальше все было как-то смутно и напоминало сон. Из всего случившегося Локи сделал для себя два вывода - что ему не нужно злоупотреблять пивом и что надо срочно найти Тора.
Определив, что комната, где он спал, была одной из гостевых, предназначавшихся изначально его братьям, он прикрыл за собой дверь и, ежась, на цыпочках прокрался к Тору. Но у того было заперто. Потоптавшись на пороге, Локи пошел к себе. Он надеялся, что еще достаточно рано и братья спят: ему было слишком плохо, чтобы отвечать на их расспросы, где он был и почему он разгуливает по дому мокрый и в одних трусах. Но в комнате его поджидал еще один сюрприз - братьев там не было, зато на его собственной кровати обнаружился спящий Тор.
Локи достал из шкафа свое полотенце и, завернувшись в него, в замешательстве постоял некоторое время над приятелем, а потом решительно сдернул с него одеяло.
- Эй, - пробурчал Тор, не просыпаясь.
- Я не "эй", - сказал Локи. - Что ты делаешь в моей постели?
- Э-э... - ответил Тор содержательно. Повозившись, он поднял заспанную физиономию и мутно посмотрел на Локи. - Какая-то сволочь заперла мою комнату, - объяснил он. - А у тебя было открыто... Хочешь - могу подвинуться. Но уступить место не проси.
С этими словами он откатился немного к стене, освобождая Локи такой крохотный краешек кровати, что туда не поместилась бы и кошка. Локи толкнул его и кое-как уселся рядом.
- Это, наверное, мои младшенькие, - рассудил он. - Мы же сами велели им закрыться изнутри.
- А, да, точно, - без энтузиазма откликнулся Тор. И, окончательно проснувшись, подскочил: - Локи? Как ты вчера сбежал от моего отца? Я места себе не находил при мысли, что он с тобой сделает.
- А что он мог со мной сделать?
- Ну... Не знаю, - со скрипом пошевелив мозгами, признался Тор. - Назначить домашний арест. Отправить тебя обратно в Етунхейм.
- Я ничего не помню с тех пор, как сел в машину, - сказал Локи. - Проснулся сейчас в гостевой комнате, в платье... И парик на журнальном столике.
- Да, дела, - протянул Тор. - Значит, самое страшное еще впереди... Хорошо бы, если бы ты сходил задобрил его.
- Я? По-моему, логичнее, если бы это сделал ты. Ведь ты - его сын.
- Меня он сразу убьет! А ты все-таки гость.
- Если он не убил тебя вчера... - заспорил Локи, но не мог не согласиться, что отпускать Тора к Одину никак нельзя. - Ну, пойдем вместе?
- Ладно. Только схожу в душ... голова трещит...
- И у меня. Я пойду, попью, и придумаем, что сказать твоему отцу. Придется же как-то оправдываться.
- А что обычно говорят раскрытые шпионы? - потягиваясь, спросил Тор. - Ну, в книжках. Ты же умный, много читал.
- Обычно они ничего не говорят. Их пытают, а они молчат и только сильнее сжимают зубы... А потом они погибают, так ничего и не выдав своим палачам.
- Значит, мы погибли, - подытожил Тор и отвернулся к стене.

***
Всё снова пошло не так. Спустившись на кухню, Локи налетел прямиком на Одина. Тот держал в руках бутылку воды и молча протянул ее Локи. Это чем-то напоминало ситуацию с последним желанием умирающего, и Локи оценил бы весь юмор своего положения, если бы не был так напуган. Он сделал два больших глотка и поплотнее запахнул полотенце, кутаясь в него так, словно оно могло защитить его от пронизывающего взгляда премьер-министра.
Впрочем, кризисные ситуации всегда помогали Локи быстрее соображать, поэтому к моменту, когда он поставил на стол бутылку, у него уже была готова версия происходящего и набор необходимых для ее преподнесения эмоций.
Не сговариваясь, оба сели.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Один нейтральным тоном. Было очень сложно понять, насколько он зол.
- Голова болит... немного, - признался Локи.
- Сколько ты выпил?
- Кружку пива.
Один кивнул.
- Мне тоже обычно хватало одной кружки, чтобы расклеиться. Это называется "непереносимостью алкоголя".
- Э-э... Понятно, - сказал Локи.
Один поднялся, налил воды в стакан и бросил туда таблетку. Та, зашипев, пошла ко дну. Один подвинул стакан Локи.
- Я всю ночь не мог заснуть... все думал, как понимать вас с Тором, - сказал он медленно, словно подбирал слова. - Ты... не расскажешь мне?
Поскольку Локи уже был готов к этому вопросу, ему оставалось лишь разыграть им самим придуманный сценарий. В разговоре с такими людьми, как Один, следовало говорить только правду, и лишь слегка искажать факты - но в эмоциях быть предельно честным. Локи устремил на Одина свой самый жалобный взгляд. Это всегда срабатывало. Он точно знал, что даже круги под глазами, ужасные торчащие во все стороны кудряшки и мокрое полотенце, в которое он завернут, работают сейчас на него.
Один, действительно, дрогнул. На лице его промелькнуло то самое выражение, с каким вчера Тор говорил, что убьет любого, кто посмеет сказать Локи хотя бы одно дурное слово.
Оставалось только добить премьер-министра, что Локи и собирался сделать.
- Только обещайте не ругаться, - сказал он как можно более виновато.
- Зависит от того, что ты скажешь, - ответил Один, но по его взгляду было понятно, что ругать этого милого, несчастного, взъерошенного ребенка у него просто язык не повернется.
- Мы с Тором... испугались за вас, - начал Локи, опуская ресницы и придавая своему лицу выражение одновременно раскаяния и твердости, словно он стыдился своих эмоций, но не собирался совсем их отрицать. - Тор сказал, вы чем-то сильно обеспокоены в последнее время. Он не знал, как спросить вас о том, что случилось... Но мы подумали, это как-то связано... с вашей работой. Мы решили, вам угрожают или что-нибудь в том духе. Лафею часто так угрожают. И по телефону, и лично, - сказал он, на миг поднимая взгляд и тотчас снова отгораживаясь от Одина ширмой своих ресниц. - Я подумал, если мы поедем за вами в этой маскировке, никто не воспримет нас как реальную силу... И мы придем на помощь в самый неожиданный момент.
- Локи... Ты всерьез думаешь, что я поехал бы куда-то без охраны или позволил бы вам подвергнуться опасности? - недоверчиво спросил Один. - Что стал бы прикрываться детьми?
- Разумеется, не стали бы! - воскликнул Локи совершенно искренне. - Но и мы не могли просто сидеть сложа руки и ждать, если существовала хотя бы малейшая опасность для вашей жизни.
Один поднялся и зашагал по кухне.
- Никакой опасности нет, - сказал он наконец. - И ты не должен пытаться защитить меня. Ты ребенок.
- Я не ребенок, - упрямо возразил Локи. - Вы можете запретить мне покидать дом, но беспокоиться вы мне запретить не можете. И Тору тоже, - добавил он, понимая, что слишком много на себя берет.
Однако Один проглотил эту речь, как рыба - наживку.
- Выходит, все это было из-за меня? - спросил он, подходя к Локи и медленно приглаживая его непослушные кудри.
Локи простил ему это. Он кивнул и снова опустил взгляд с самым смиренным и покорным видом.
- Возможно, я не могу быть вам полезен, - произнес он еле слышно, - но и остаться в стороне тоже не могу.
- Ты можешь быть полезен, - сказал Один мягко. - Для начала пообещай мне не волноваться без повода и не выдумывать беды, которых нет. Я, в свою очередь, обещаю не скрывать от вас с Тором, если что-то случится. Хорошо?
- Хорошо, - легко согласился Локи.
Один снова погладил его по голове и ушел, погруженный в задумчивость. Локи смотрел ему вслед, гадая, поверил ли премьер-министр его словам. По сути, он не солгал: Один действительно вызывал у него симпатию, даже несмотря на свой важный вид и излишне пафосную манеру общаться. Допив лекарство, Локи помчался наверх докладывать Тору о результатах своей импровизированной дипломатической миссии.

***
Один поверил объяснениям Локи меньше, чем показал на вид, - по крайней мере, Тору он назначил недельный домашний арест без права покидать комнату.
- Нанна будет приносить тебе еду. И твой телефон до окончания срока наказания полежит у меня в ящике стола. Никаких контактов с внешним миром. Можешь взять с собой книги, если угодно. Посиди и подумай, чего тебе нужно в жизни. Если к концу недели ты решишь, что хочешь ходить в платье, я дам тебе номер своей кредитной карты, чтобы ты мог заказать себе по интернету чулки и сумочку, - высказав Тору примерно что-то в этом роде, Один добавил: - И я никому не советую просить меня о смягчении его наказания.
Заметив, что глаза Фригг наполнились слезами, Один тотчас конвоировал Тора в его комнату, а сам уехал на работу, не перемолвившись больше ни словом ни с кем из домашних.
Локи, которому все так легко сошло с рук, отчего-то не чувствовал радости и слонялся по дому, как тень, не находя себе занятия.
После обеда его младшие братья, облачившись в длинные, до пят, дождевики и набрав с собой бутербродов, отправились на пруд порыбачить. Локи думал было пойти с ними, но тучи, в любую минуту грозившие обрушиться на землю дождем, заставили его отказаться от этой идеи - он и так вчера слегка простыл и сегодня шмыгал носом.
Побродив по пустому двору, где поскрипывали под порывами холодного ветра забытые качели, Локи преисполнился какой-то совсем уж несвойственной ему тоски, хотя и не спешил признаваться себе в том, что скучает по обществу Тора.
Разумеется, Тор никак не годился ему в друзья. Слишком прямолинейный, не семи пядей во лбу, чересчур самоуверенный, он воплощал все то, что бесило Локи в людях.
Но Тор был готов участвовать во всяких безумных затеях, а это дорогого стоило. Он готов был пробовать всё, что угодно, потому что им двигал кураж, а не рассудок. И это притягивало Локи, слишком привыкшего действовать осторожно и исподтишка: Тор соглашался на любой чудовищный идиотизм с такой радостью, словно ему преподнесли подарок.
Тор сказал ему вчера, что никогда прежде не встречал таких людей - Локи мог бы с легкостью вернуть ему эти слова: никогда в числе его знакомых не было никого столь открытого безрассудству и веселью.
А еще у Тора было доброе сердце. Вряд ли это могло считаться преимуществом в мире, где все построено на праве сильного, но Локи подсознательно испытывал симпатию к способности Тора всё принимать легко и умению прощать.
В этих раздумьях Локи внимательно изучал старый вяз, растущий возле дома с северной стороны. Около сарая с садовым инвентарем он еще накануне заприметил небольшую лестницу, и сейчас ему пришла в голову мысль воспользоваться ею. Подтащив лестницу к дереву, он взобрался по ступенькам, ухватился за толстую ветку, подтянулся и осторожно пополз по ней к карнизу. Вся стена густо заросла плющом, и двигаться по карнизу оказалось очень трудно, пусть он и был достаточно широк - пару раз, поскользнувшись, Локи едва удерживался, чтобы не сорваться вниз. Впрочем, высота не пугала его, а перспектива переломать кости даже добавляла мероприятию значительности. Главный же приз должен был ждать его в конце. Окно Тора он помнил хорошо, и, цепляясь за выступы стены и ветки плюща дрожащими от напряжения пальцами, медленно продвигался к своей цели. Мысленно он молил богов, чтобы никто не вышел в этот момент в сад и не увидал его на карнизе второго этажа - тут уж точно не миновать большого скандала.
Но все обошлось. Он достиг подоконника, с наслаждением уселся на него и постучал в окно. Занавеска дрогнула, отодвигаясь, и из-за нее показалось изумленное лицо Тора. Локи помахал ему рукой. Тор поспешно поднял раму.
- Рехнулся? - воскликнул он, хватая Локи за плечи, и втащил его в комнату. Несколько мгновений оба со сбившимся дыханием смотрели друг на друга. - Ты мог упасть, - сказал наконец Тор.
- Тут невысоко, - стараясь говорить как можно беспечнее, отозвался Локи. - Мне что-то стало скучно, и я решил заглянуть к тебе на огонек.
- Ну да, у меня же здесь вечеринка!
Оба рассмеялись, и Тор в порыве чувств обнял Локи, так, что у того хрустнули ребра.
- Я рад тебя видеть! - сказал он. - Еще немного, и с ума бы сошел от скуки... Сыграем в "Сокровища Асгарда"?
- Чего? - не понял Локи. - Похоже, ты ужЕ.
- Что?
- Сошел. С ума.
- Да я серьезно! Отец забрал все игры, но приставка-то осталась! И у меня есть это! - Тор порылся в платяном шкафу и с торжествующим видом извлек откуда-то флешку. - Это первое поколение игр на два джойстика. Графика так себе... Зато можно сохраняться и...
- Ладно, - поморщился Локи, садясь на пол. - В чем задача?
- Ну, мы идем по зданию, собираем ящики с провиантом и оружием, убиваем охрану...
- И только-то?
- Говорю же, отец всё конфисковал, осталась эта чушь, для детей.
Тор выдал ему подушку, сам бросил на пол вторую и сел рядом.
- У нас три часа до ужина, - сообщил он, включая приставку. - А выходить ты как будешь?
- Как и вошел, через окно, - покровительственно ответил Локи. - Ну, начали?
На экране как раз демонстрировало зубастую пасть какое-то чудовище, и персонажи незамедлительно открыли по нему огонь.
- Как думаешь, с кем твой отец все-таки встречался там? - спросил Локи, когда они одолели очередной уровень и ушли на заставку, знаменующую переход к следующему этапу игры. - Может, это вовсе не свидание? Может, он состоит в тайной организации? А цветок - символ чего-нибудь... Тайный знак!
- Почему бы нет? - задумчиво согласился Тор. - Но как нам узнать это?
- Никак, пока ты взаперти. Когда тебя выпустят - организуем слежку. Эй, не зевай, у нас новый квест!
- Вот дерьмо, жизнь сгорела! - выругался Тор: какой-то монстр уже доедал его персонажа вместе с сапогами и автоматом.
- У тебя еще три в запасе.
- И то. Живём!
- Ну что Тор? - спросил Один у Нанны за ужином. - Раскаивается?
- Наверное, сэр, - ответила Нанна. - Просил завтра подать ему к завтраку две порции вместо одной.
- Да, это, несомненно, результат глубокого раскаяния, - буркнул Один и выразительно посмотрел на Фригг, которая осуждающе хмурилась.
Локи прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Атмосфера в столовой была натянутой. Похоже, Один переживал о случившемся куда больше, чем Тор.

***
Когда неделя домашнего ареста Тора подошла к концу, они с Локи уже с закрытыми глазами проходили лабиринт и убивали монстров почти не целясь. Локи должен был признать, что никогда еще не тратил столько времени на видеоигры - теперь ему даже по ночам снились клыкастые пасти и отсветы огня на кирпичных стенах. Помимо этого, он научился неплохо лазать по деревьям и карнизам, а также стал вдвое больше есть: кроме обычных трапез, он теперь составлял компанию еще и Тору, чтобы тому не было так одиноко.
За эту неделю Локи не прочел ни одной книжки.
Близнецы, не любившие сидеть дома, целыми днями пропадали на пруду, так что каждый вечер на ужин Нанна готовила теперь пойманную ими рыбу (и это наполняло их чрезвычайным самодовольством).
Один по-прежнему уезжал рано и возвращался поздно. Он все еще сердился на Тора и не смог найти в себе желания выслушать его. В тот вечер, когда Тору, наконец, было разрешено присоединиться к остальным обитателям дома за ужином, и тот явился без тени раскаяния на лице, Один понял, что его воспитательный метод провалился.
"Я сам буду виноват, если из него вырастет бездельник или бандит", - думал Один тоскливо, ворочаясь ночью с боку на бок в своей постели.
Утром следующего дня он пробудился с неприятным осадком в душе, но стоило только открыть глаза - как настроение переменилось само собой: комната была залита солнечным светом. Он поднялся, подошел к окну и поднял раму, высовываясь в сад: в небе не было ни единого облачка, под окнами распускался и благоухал жасмин.
Дышать стало как будто легче, появились силы и жажда деятельности. Один взялся за телефон, с чувством, что теперь у него все получится.
Лафея он разбудил. Это было понятно по голосу, дыханию и паузам, с которыми тот говорил. Образ сонного Лафея, нежащегося в подушках, прогнал по крови Одина волну жидкого огня.
- Ты вообще когда-нибудь спишь? - спросил Лафей.
- В Етунхейме сейчас за полдень, - сказал Один, стараясь не задыхаться.
- Сегодня суббота, - протянул Лафей. - Смотрел на календарь? Или у тебя не бывает выходных? Когда же ты успеваешь жениться и заводить детей?
- Это прозвучало грубо, - заметил Один.
- Я и не пытался быть вежливым, - проинформировал Лафей. - Что случилось?
- Пока ничего. Но если сегодня в пять часов ты не будешь ждать меня на главной площади, я поставлю на уши всю армию, чтобы они достали тебя хоть из-под земли и доставили ко мне.
- Это угроза?
- Это приглашение на ужин.
- А. Ты очарователен, тебе говорили? - хмыкнул Лафей.
- Только ты. Так что, мне звонить в штаб?
- Не надо. Я буду на площади в пять. Пришлешь за мной танк или ограничишься рейсовым автобусом?
- Я сам за тобой приеду, - ответил Один примирительно. - И, кстати, доброе утро.
- Утро, начавшееся с твоего звонка, и не может быть другим, - съязвил Лафей. - Лучше этого - только вечер в твоем обществе.
- Тогда сегодня у тебя исключительно удачный день. И я не шутил насчет армии.
- Я понял, - заверил Лафей. - До встречи.
Спускаясь к завтраку, Один впервые за много лет насвистывал себе под нос.

***
Праздничный ужин, заказанный Нанне, состоял из семи разных блюд. Она даже уточнила, не ожидается ли посол из какого-то соседнего государства, с неофициальным визитом, и была крайне удивлена, услышав, что вечеринка будет частной. Впрочем, Нанна никогда не задавала лишних вопросов.
До главной площади они добрались с небольшим опозданием: к вечеру асы вышли на прогулку и заполнили собой весь центр, так что проехать по маленьким улочкам было почти невозможно. Автомобиль полз, как черепаха, и Один нервничал, едва удерживаясь от того, чтобы не пойти пешком.
Лафея он заметил сразу: тот стоял возле фонтана, щурясь на солнце, в уже знакомом светлом плаще, но без своей дурацкой шляпы, и ветер играл его кудрями.
У Одина на мгновенье перехватило дыхание - казалось почти нереальным видеть Лафея здесь, в этой праздной площадной толпе, которую он ежедневно наблюдал из окна своего рабочего кабинета.
Ему потребовалось несколько минут, чтобы взять себя в руки и слабым голосом попросить:
- Дай сигнал, Хеймдаль.
Шофер нажал на гудок, и Один открыл дверцу машины.
Лафей забрался внутрь и продемонстрировал коробку, перевязанную тесьмой.
- Торт, - сообщил он, небрежно устраивая свою ношу на переднем сидении. - Ты не сказал, каков формат мероприятия.
- Просто дружеская посиделка, - ответил Один и не смог удержаться от соблазна обнять его за плечи и привлечь к себе. У Лафея был новый запах, новый взгляд, но он все равно оставался самим собой. И руки Одина вспомнили это объятие - словно сон, который снится каждую ночь, но ускользает под утро, оставляя после себя невнятные образы, пятна, которым память силится и не может придать очертания.
- Давно ты приехал? - спросил Один, чтобы не молчать - ему казалось, что молчание выдает его еще больше, чем нервозный тон.
- С четверть часа.
- Извини, что заставил ждать. Пробки...
- Все в порядке, - ответил Лафей мягко. - Я как раз успел осмотреться и съесть мороженое.
Он как будто издевался.
Может, он действительно издевался?
Нет, не похоже. Слишком расслабленным он выглядел - ни следа того напряжения, с каким он держался в ту их первую, после стольких лет, встречу.
Один вдруг подумал, что совершенно обленился, что может водить машину сам, что Хеймдаль тут лишний и из-за него нельзя сейчас остановиться где-нибудь в тени густых лип, подальше от дороги, сесть прямо на траву и проговорить обо всем на свете несколько часов подряд. Они так давно не разговаривали. У них столько накопилось новостей... Что несколько часов - им и нескольких лет не хватит!
Как долго они были разлучены…
Не в силах больше бороться с пустотой между ними, Один подвинулся к Лафею и взял его руку в свою.
Плевать на Хеймдаля. Плевать на весь свет.
Блуждающая на губах Лафея улыбка - о, эти губы, это сладкое мучение, - распаляла все сильнее. У Одина в глазах потемнело от желания.
Он опустил стекло, впуская в салон ветер.
По обочинам дороги тянулись липовые сады и благоухали, зацветая.
Они уплывали назад. Время снова брало свое. Волшебство рассеется, как только Один перестанет ощущать присутствие Лафея рядом, здесь и сейчас, - хотя, если мог бы, он не выпустил бы его из рук никогда больше.
Глупая сентиментальность, слабость.
Но Один только тогда и жил по-настоящему, когда позволял себе быть слабым.
Зависимым.
Влюбленным.
Любимым.
- Я хотел рассказать тебе кое о чем, - произнес он, с удивлением вслушиваясь в свой голос и не узнавая его. - Помнишь мою теорию богов?...
- Помню, разумеется, - негромко подтвердил Лафей.
Один подозрительно взглянул исподлобья:
- Ты не шутишь?
- А я похож на шутника?
- Прошло столько лет... У тебя... были другие заботы.
- У тебя тоже, - заметил Лафей. - Жаль, что ты забросил ее.
- Как ты узнал?
- Догадаться было нетрудно. Твой дед уже тогда ставил тебе препоны.
- Ему нужен был помощник, - возразил Один, хотя и сам думал так же, как Лафей.
- Ему просто хотелось настоять на своем. Он читал твою работу?
- Нет.
- Вот и ответ. Так что с теорией?
- Я думаю вернуться к исследованию, - сказал Один. - Меня посетили кое-какие соображения... В частности, о том, что с каждым новым поколением память человечества становится все короче. Они уходят от истоков. Движутся в неизвестность. Получают все более искаженные данные о прошлом. И это их выбор. Понимаешь, о чем я?
Лафей кивнул:
- Ты думаешь, это вектор.
- Да. Я думаю, они уходят, убегают, улепетывают как зайцы, дрожа от страха... Почему? Что таится в прошлом?
- Знание?
- О чем-то пугающем. О начале. Или о конце.
- Более адекватного объяснения не придумать, - согласился Лафей. На лице его было оживление.
Столько взаимных обид и расставаний спустя - они оба все еще были влюблены в эту странную теорию. Один почувствовал, что готов всю свою прежнюю жизнь обменять на эту минуту прозрения. Как будто он снова был молод и стоял на пороге открытия, до которого будет дело только им двоим - ему и Лафею, да, может, еще горстке ученых с кафедры этнографии в университете. И, как ни странно, это грело душу гораздо сильнее, чем политическая карьера и кресло премьер-министра.

***
Разительная перемена настроения Одина не осталась незамеченной в доме. Неделю он ходил мрачнее тучи, и вот теперь его словно подменили. Тор и Локи, многозначительно переглядываясь, гадали, что произошло и как им узнать подробности.
С самого утра, когда близнецы, отогревшись на солнце, забрались в бассейн, а Один ушел к себе, Локи объявил шпионскую явку. Вдвоем с Тором они устроились в саду на качелях, вооружившись театральным биноклем Нанны и силясь разглядеть что-нибудь через занавешенное окно кабинета премьер-министра. Естественно, увидеть ничего не удалось, и полная неизвестность дала им богатую пищу для домыслов и обсуждений, в которых они и провели день.
К тому моменту, когда "Ягуар" Одина въехал во двор и остановился возле крыльца, у Тора и Локи было готово уже три или четыре варианта действий, один другого рискованнее - выкрасть ежедневник Одина, выкрасть его ключи и порыться в столе, взломать его компьютер, и наконец - самое безумное - попытаться стащить его мобильник.
Кроме того, Локи предложил ставить под дверь кабинета записывающее устройство, и Тор даже поискал в интернете самые дешевые предложения - после похода в ресторан карманных денег у него осталось - кот наплакал, а просить у отца было бесполезным занятием.
Так что пока они остановились на идее с ежедневником, рассчитывая почерпнуть оттуда хотя бы минимальные сведения о жизненном графике премьер-министра, и обсуждали, как бы вынести его незаметно из-под носа владельца, когда Один, открыв дверь своего автомобиля, позвал:
- Локи, Бюлейст, Хельблинди! Идите-ка сюда!
Локи увидел, как близнецы, еще недавно лениво плескавшиеся в воде, мгновенно вылезли из бассейна и наперегонки бросились к машине. Недоуменно поднявшись с качелей, он сделал шаг к автомобилю - и тоже помчался, забыв обо всем на свете. Лафей как раз выбрался из машины и уворачивался от близнецов.
- Никаких нежностей, вы, мокрые кошки, - говорил он со смехом.
Локи знал, что его ждет совсем иной прием - и верно, его Лафей подхватил на руки и покружил в воздухе.
- Как дела, любовь всей моей жизни? - спросил он, с шутливой строгостью оглядывая сына.
- Отлично! - выдохнул Локи, снова повисая у него на шее, как маленький. - Мы по тебе скучали.
- Да, мне тоже очень не хватало ваших криков, дурацких вопросов, бестолковых требований и глупых разговоров, - заверил Лафей, все еще удерживая Локи в объятиях.
Локи посмотрел на Одина - тот улыбался, и в этой улыбке было столько нежности, что Локи почувствовал себя неловко, словно подсмотрел что-то чересчур личное, – и отвел взгляд. Это было больше, чем украсть ежедневник. Такой улыбки он еще не видел у премьер-министра никогда прежде и даже подумать не мог, что тот способен испытывать подобные эмоции.
- Папа, папа, а что ты нам привез? - вразнобой закричали Бюлейст и Хельблинди.
- Одному - подзатыльник, другому - затрещину, - сказал Лафей, щелкая ближнего из них по лбу. - Еще есть торт, но я уже подарил его Одину.
Близнецы завопили, изображая неподдельное отчаяние.
В этот момент к ним подошел и Тор. Локи в суматохе совершенно забыл о своем приятеле. Тор выглядел сконфуженным, хотя старался не показать своего состояния.
Один сделал ему знак приблизиться.
- Вот, мой старший сын, - сказал он, обращаясь к Лафею.
- Похож на тебя, - прищурился Лафей. Мгновение помедлив, он пожал Тору руку и снова обнял Локи за плечи, словно отгораживаясь им и от Тора, и от Одина.
- Пойдем в дом, - позвал его Один. - Далеко не расходиться, скоро ужин, - скомандовал он детям.
Они забрали из машины коробку с тортом и вдвоем направились к дому. Близнецы вернулись в бассейн, а Тор и Локи - на свой наблюдательный пункт.
Лицо у Тора было непривычно сосредоточенным.
- Кажется, я не понравился твоему отцу, - сказал он, с ногами забираясь на сиденье и усаживаясь на спинку скамьи.
- Глупости, - возразил Локи. - Они с Одином друзья, и ты не мог ему не понравиться. Просто он пока не знает тебя.
На самом деле, он тоже заметил, что Лафей повел себя с Тором отчужденно, - и его это расстроило. Он привык доверять мнению отца, и теперь не знал, что ему делать с собственной, растущей с каждым днем, симпатией к Тору, если тот оказался Лафею не по душе.

просмотреть/оставить комментарии [61]
<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.