Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гермиона читает.Подходит Снейп, спрашивает:
Что вы читаете, мисс Грейнджер?
-"Герой нашего времени". Это маггловская книга.
- Хм, не знал,что даже маглы считают его героем
- Кого?
- Темного Лорда,конечно

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 21 К оглавлениюГлава 23 >>


  Дочь зельевара

   Глава 22
Горгулья отпрыгнула в сторону, и Гарри шагнул на лестницу, ведущую к директорскому кабинету. Что его там ожидает, юноша совершенно не представлял. С одной стороны, ночной поход на Астрономическую башню, конечно, не делает ему чести. Но с другой – он же действительно не был виноват. Да, раньше Гарри случалось нарушать правила и выходить из Гриффиндорской башни после отбоя. И делал он это вполне осознанно, пусть и оправдываясь какими-то благородными намерениями. И более того, Поттер даже готов был признать, что повторит подобное еще не раз, если того потребует ситуация.
Но то, что случилось прошлой ночью!.. Ну, Мерлин свидетель, не виноват Гарри Поттер в этом, ни хотел он никуда идти! Спать он хотел! Тихо и мирно, на собственной кровати, без каких-либо прогулок. Все этот странный сон. Вот откуда он вообще появился? Гарри ведь принимал зелье, которое дал ему Дамблдор после памятной встречи с мертвым Седриком, и до сих пор оно работало безотказно, а Поттер спал как младенец, и без всяких снов. Может, срок годности истек?

- Здравствуйте, профессор Дамблдор, - неуверенно поздоровался Гарри, переступая порог кабинета. В одном из кресел напротив директорского стола юноша увидел своего декана. – Здравствуйте, профессор МакГонагалл.
Пожилая ведьма приветливо кивнула ученику, а директор произнес:

- Здравствуй, Гарри. Пожалуйста, присаживайся.
Гарри сел в предложенное кресло. Чувствовал он себя неуютно – ему казалось, что в кабинете есть кто-то еще.

- Гарри, - начал Дамблдор. – С твоего позволения, я опущу все предисловия, и начну с главного.

Гарри все так же неуверенно кивнул.

- Прекрасно. Итак, я прошу тебя рассказать о том, что случилось прошлой ночью.

- Профессор Дамблдор, - Поттер виновато глянул на директора. – Я не знаю, как так получилось, я не хотел и не…

- Нет, мой мальчик, - мягко перебил его директор. – Ты не понял – я просто прошу рассказать все, что ты помнишь об этом происшествии.
Видя, что Поттер немного смешался, Дамблдор предложил:

- Начни со вчерашнего вечера.

- Ну… - Гарри задумался. – Мы с Роном после уроков навестили Гермиону, она просила занести ей учебники и задания. Потом потренировались на квиддичном поле. Вернулись в башню. Я дописал работу по трансфигурации. После ужина Джинни обыграла меня в шахматы. Потом я лег спать.

Юноша ненадолго замолчал, вспоминая, не упустил ли чего, затем продолжил:

- Мне снился сон. Хороший сон, я видел маму и папу. Они звали меня с собой. Они превратились в птиц, и во сне я понял, что тоже могу. А потом… - Гарри замолчал, переживая нахлынувший приступ страха. Сегодня за завтраком, обдумывая ночное происшествие, гриффиндорец явственно осознал, чем именно могло закончиться его ночное похождение. – А потом, я проснулся. Точнее, меня разбудил Сней… то есть, профессор Снейп, когда оттаскивал от обзорной площадки. – Голос Гарри становился все тише. По всему выходило, что ненавистный слизеринский декан спас ему жизнь. И этот факт основательно пошатнул Гарри картину видения мира. Гриффиндорец всегда был уверен, что, несмотря на все заверения Дамблдора, Снейп все же работает на Волдеморта.

«Тогда, зачем Снейп меня спасал? Такой шанс избавиться от Мальчика-который-выжил, и угодить своему хозяину. Ведь Снейпу даже делать ничего бы не пришлось – просто пройти мимо, сделать вид, что его вообще там не было.
Хотя… что там в пророчестве было? «Один умрет от руки другого…»? Как-то так… Тогда, возможно, Волдеморт хочет убить меня лично? Тогда все становится понятно.
Или я снова в чем-то ошибаюсь…»

Профессора задумчиво переглянулись.

- Гарри, - сказал Дамблдор, отвлекая юношу от мыслей о Мастере Зелий и о его мотивах. – Я попрошу тебя вспомнить и рассказать, не утаивая, все странности, что происходили с тобой в школе в этом учебном году. Это может оказаться очень важным.

Гарри посмотрел в проницательные голубые глаза директора, и что-то напугало юношу в его взгляде. Он не мог объяснить себе этого странного чувства – оно кольнуло и пропало.
Поттер вздохнул и покорно рассказал о своих ночных кошмарах, о видении Седрика Диггори, о том, что в последние время общество лучших друзей стало его тяготить, и он не мог найти этому объяснения. Подобная странность собственного поведения раздражала Поттера, и он неосознанно отдалился от Рона, чтобы случайно не обидеть друга. Что его тянет побыть одному, но это одиночество пугает его, потому что он не представляет, что еще может привидеться в темных коридорах замка.
Гарри говорил и говорил, чувствуя, что, пока не расскажет все, не остановится. Потому что он устал, потому что ему было страшно – он не хотел нагружать своими странными проблемами друзей, но и в одиночку с ними стало справляться очень сложно.
А в этом кабинете были директор Дамблдор и профессор МакГонагалл – люди, которые всегда были добры к нему и никогда не желали ему зла. Кроме того, они были взрослыми и мудрыми волшебниками, кто как не они помогут юному магу разобраться в очередных неурядицах, свалившихся на его вечно взъерошенную голову.
Подбадриваемый этими мыслями, и рассказывая о своих злоключениях, Гарри чувствовал, что ему постепенно становиться легче. Он даже поверил в то, что Дамблдор улыбнется и скажет: «Это пустяки, мой мальчик, ты просто переутомился…» или что-то в этом роде.
Но гриффиндорец закончил говорить, а Дамблдор все сидел за своим столом, молчалив и серьезен, и не спешил успокоить своего подопечного. МакГонагалл тоже замерла в своем кресле, обеспокоено поджав губы.
И именно в этот момент Гарри стало по-настоящему страшно – он осознал, что ни директор, ни его декан не знают, что с ним происходит. Или знают, но не решаются сказать, потому что… Почему?
Гарри лихорадочно зашарил глазами по кабинету – ему было необходимо зацепиться за что-то взглядом, отвлечься, сосредоточится, потому что в голову, словно река, прорвавшая плотину, хлынули сотни беспорядочных несвязных мыслей. А основной среди них была самая, как ему казалось, очевидная, что он – Гарри Поттер – действительно просто и банально сошел с ума. Не выдержав бремени «Надежды магического мира», или, как следствие козней Волдеморта – не все ли равно, почему? И теперь его ждет палата в клинике Святого Мунго.
Гарри было смешно и жутко от себя самого – ну что за нелепость?! Сошел с ума, палата в Мунго? Всему, наверняка, есть объяснение…
Но странные, и, словно бы, чужие мысли продолжали атаковать голову несчастного гриффиндорца, он уже почти поверил…
Но тут его взгляд упал на одно из кресел, и Гарри мигом забыл о своих душевных муках.
Обычно в кабинете Дамблдора число гостевых кресел соответствовало числу посетителей. И, если в течение разговора приходил кто-то еще, директор наколдовывал ему еще одно кресло.
Сейчас кресел было три. В одном сидел сам Гарри. В другом – МакГонагалл. А третье было развернуто к камину, так, что Поттер видел только его высокую спинку. Но дело было даже не в кресле – а в том, что рядом с ним, с этим третьем креслом, Гарри четко и ясно видел полуразмытую, темную, беспрестанно шевелящуюся тень! Она вплотную льнула к спинке кресла и изрядно возвышалась над ней, нависая над тем, кто сидел в нем.
Гарри уже приходилось видеть подобное явление – два раза, над одним и тем же человеком. Поттеру, стало не по себе. Потом смешно. После чего он окончательно запутался в своих эмоциях.
«Она-то что тут делает? – недоумевал гриффиндорец, - она же должна быть в больничном крыле».

Дамблдор заметив, куда, не отрываясь, смотрит Поттер, спросил:

- Что-то не так, Гарри?

- Господин директор, - произнес юноша и сам поразился тому, насколько спокойно и равнодушно прозвучал его голос. – Скажите, для чего при нашем разговоре присутствует Эрика Сетлер?
Брови Дамблдора удивленно поползли вверх. МакГонагол в изумлении приоткрыла рот. В кабинете повисла такая плотная тишина, что стало слышно, как дышит Фоукс, по обыкновению дремлющий на спинке директорского кресла.

- Э-э.. Гарри, - наконец произнес директор, - а с чего ты решил, что здесь находится мисс Сетлер?
- Но я же прав? – вопросом на вопрос ответил Поттер, еще больше убеждаясь в правильности своего предположения. – Это же она сидит в том кресле у камина.
Ответить Дамблдор не успел.

- Вы не правы, мистер Поттер, - раздался холодный, исполненный презрения голос. – Вы, по своему обыкновению, озвучили совершеннейшую чушь. Впрочем, меня это не удивляет.

С сильнейшим желанием провалиться сквозь землю Гарри словно в каком-то замедленном действии наблюдал, как из кресла неторопливо и даже величественно поднимается Северус Снейп. Декан Слизерина повернулся к гриффиндорцу, устремив на того колкий взгляд. Темная тень, колыхнувшись, скользнула зельевару за спину.

* * *
Весь прошедший день Северус Снейп чувствовал себя разбитым и рассеянным, а потому был особенно злым. Ночью после поимки Поттера на астрономической башне и странного видения в темном коридоре он практически не спал. Стоило Снейпу сомкнуть веки, как перед ним тут же вставал образ девушки с зелеными глазами.
В темноте и тишине собственных комнат он сидел, освещаемый тлеющими в камине углями, медленно, но верно накачиваясь алкоголем, и пытался понять хоть что-нибудь. Но все было тщетно. В голове царила какая-то странная пустота. Пустота темной комнаты, когда кажется, что там никого нет, потому что никого не видишь.
Мастеру Зелий чудилось, что кто-то забрался в его мозг и хорошенько взболтал его, не оставив ни одной связной мысли. Он был шокирован, сбит с толку и, чего уж врать самому себе, напуган. Что-то случилось с его разумом, и он не мог сосредоточиться.
За пару часов до рассвета мужчина почувствовал, что его как будто «отпустило». Ему удалось немного поспать, но толку с этого все равно было мало.
Бодрящее зелье избавило Снейпа от сонливости и ломоты в теле, но чувство внутреннего напряжения и противного липкого страха никуда не делось.
К тому же неприятным осадком в душе осталась ссора с Эрикой. Снейпу не в чем было себя упрекнуть. Все, что он говорил, было правильным. Девчонка действительно играла с огнем, и он указал ей на это. Ну… может быть, Северус сделал это слишком резко. Но, химера все задери, он же тоже не железный! Он сам едва не поседел, когда до конца осознал, что вытворила его дочурка. Сорвался… а теперь Эрика на него дуется. И как это исправить, Снейп не представлял.
Все эти события привели к тому, что к середине дня, встречая Слизеринского декана в коридорах, студенты уже были готовы выпрыгивать из окон, лишь бы не попадаться ему на глаза. Даже родной Зеленый дом был тише воды, ниже травы.
За обедом Снейп заметил, что Дамблдор со странно задумчивым видом пристально наблюдает за ним. Это нервировало. Играть в «гляделки» у зельевара не было никакого желания, и директор, судя по всему, это понимал. Поэтому без предисловий велел явиться «на ковер» после занятий.
Выслушав отчет зельевара о поимке Поттера, Дамблдор некоторое время сверлил подчиненного взглядом, словно пытался что-то в нем разглядеть.

- Что было потом?

- Потом? Потом Минерва повела Поттера в Гриффиндорскую башню, а я вернулся в подземелья.

- И ты не заметил ничего необычного? – старый маг говорил с какой-то странной интонацией, словно сам был не уверен в собственных словах.

Северус помолчал. Дамблдор определенно знал что-то, но не полностью. Стоит ли говорить ему? Зельевару очень не хотелось распространяться о своем маленьком ночном приключении. Но, с другой стороны, если Дамблдор задал вопрос… Снейп вздохнул.

- Заметил, - негромко сказал он. И мрачно добавил. – Странное.

- Рассказывай, - приказал директор. Именно приказал, и Снейп это понял. В такие моменты у старого мага неуловимо менялась интонация, и кто-то другой мог бы и не заметить этого. Но Мастер Зелий слишком давно служил Дамблдору, чтобы научиться подмечать подобные мелочи.

- Я не знаю, что это было. Не привидение, не воспоминание… что-то совершенно непонятное, - мрачно заговорил Снейп. – Человека, которого я видел, не могло там быть.

Северус замолчал. Ему не хотелось об этом говорить. Не хотелось вспоминать себя в этот момент. Дамблдор мягко спросил:

- Лили?

Снейп молча опустил голову. Потом снова посмотрел на директора:

- Вы знаете, что это было?

- Пока нет. Но уверен, что это напрямую связанно с Гарри.

- С чего вы взяли?

- Видишь ли, Северус, - старый маг молчал, словно колебался – говорить или нет. – В начале года я встретил Гарри ночью, в одном из коридоров. Мальчик был напуган до полусмерти. Он сказал, что видел мертвого Седрика Диггори.

Снейп хмыкнул. Прекрасная выдумка гриффиндорца, чтобы отвлечь внимание от главного факта – Поттер, по своему обыкновению, манкирует правилами. О чем зельевар и сообщил директору.

- Я не думаю, что Гарри лгал, - Дамблдор покачал головой. – Он не настолько искусен в притворстве, чтобы сыграть подобный ужас. Он действительно видел кого-то или что-то. – На миг в глазах старика мелькнула тень глубочайшей печали. - В ту же ночь я сам, как и ты, увидел то, чего не может быть. И это оказалось для меня… эм… весьма болезненно в душевном плане.
Понимаешь, что происходит?

Снейп задумался. Если взять за аксиому, что несносный мальчишка не врет, тогда… тогда происходит весьма неприятная ситуация. В начале года Поттер повстречал в коридоре какое-то нечто, и встреча эта грозила ему… чем? Ну, не так важно. Ясно, что ничем хорошим. Но Поттера обнаружил Дамблдор, и, возможно, этим спас Надежду Магического Мира. И после этого директор видит что-то, что причинило ему боль. Да и неизвестно, какие еще последствия возымела для директора эта встреча.
А прошедшей ночью он – Снейп – не дает Поттеру, повинуясь какому-то сну, сигануть с Астрономической башни. После чего случается это странное происшествие с видением Лили.

- Что-то охотится за Поттером, - мрачно сказал Снейп. – Что-то подводит мальчишку к смерти, и задевает каждого, кто, так или иначе, мешает ему.

- Именно так, - Дамблдор вздохнул. – И я не имею никакого представления, что это может быть, откуда оно взялось в замке, и как с этим бороться.

Затем пришла Минерва и сообщила, что Поттер явится через полчаса, по окончании квиддичной тренировки.
Снейп поднялся из своего кресла и движением волшебной палочки развернул его к камину. Он сидел, глядя на огнь, отрешенно слушая, как переговариваются Дамблдор и МакГонагалл, и находился в каком-то подобии транса. Попытки сосредоточиться на странном явлении, охотящимся за Поттером, привели к тому, что его сознание оказалось словно бы затянуто в само себя. Северусу чудилось, что он блуждает в полумраке собственной души, прислушиваясь к отголоскам своих же мыслей, сути которых не мог, да и не стремился понять. А перед глазами пылал огонь.
Тихо щелкнула открывающаяся дверь.

- Здравствуйте, профессор Дамблдор. Здравствуйте, профессор МакГонагалл.

- Здравствуй, Гарри. Пожалуйста, присаживайся.

Снейп слушал рассказ Поттера и понимал, что полезной информации он не услышит. Зельевара озаботило другое – насколько сильно это существо влияет на тех, кто становится между ним и Поттером. И что случится, если в очередной раз это окажется кто-то из студентов? Что увидит подросток? И будет ли это просто видение? Или ребенка, у которого в жизни еще нет мертвых, о которых он скорбит, ждет что-то другое?
Северус вспомнил то жуткое ощущение, когда он смотрел на Лили, а что-то огромное и чужое пыталось высосать его разум. Что-то защитило его тогда. Мужчина явственно помнил то осознание упавшего щита, «отрезавшего» его и от манящего видения, и от чудовищной незримой «пиявки».
Что было бы с ним, не накрой его эта защита?

- Господин директор, - услышал Снейп голос гриффиндорца. - Скажите, для чего при нашем разговоре присутствует Эрика Сетлер?

Северус встрепенулся. Что еще за ерунда? Эрики тут нет и быть не может. Уж ему ли не знать!
Дамблдор тоже был удивлен. А Поттер продолжал гнуть свое:

- Это же она сидит в том кресле у камина.

Северус неприятно усмехнулся. Похоже, гриффиндорец действительно слегка «двинулся» рассудком. Что за нелепые предположения? С другой стороны, нести вздор – обычное состояние этого мальчишки. О чем Северус, встав из кресла, и не преминул сообщить Поттеру. Парень вытаращился на него, как на собственного боггарта.

- Что с вами, мистер Поттер? – встревожено спросила МакГонагалл, видя, как ее подопечный медленно встает со своего места и поворачивается к зельевару всем корпусом, словно бы… ожидая нападения.

- Гарри! – Позвал Дамблдор, тоже встав из-за стола, но тот будто не слышал директора. Поттер стоял с каким-то потерянным и в то же время воинственным видом и смотрел на Снейпа. Он слегка щурился из-за своих круглых очков, как если бы не был уверен в том, что видит.
Северус нахмурился. Мальчишка вел себя странно. И Дамблдор прав, у Поттера действительно нет такого таланта к притворству, чтобы прикидываться настолько реалистично.
Вдруг Снейп заметил, что Поттер смотрит не на него. Точнее, не прямо на него – а куда-то ему за спину, за правое плечо. В какой-то миг зельевар поддался порыву и оглянулся, естественно, ничего подозрительного не увидев.

- Гарри, ты слышишь меня? – Дамблдор вышел из-за стола и, приблизившись к подростку, осторожно тронул его за плечо. Мальчишка вздрогнул, бросил быстрый взгляд на директора и снова не мигая уставился на декана Зеленого Дома.

- Вы не видите? – как-то безнадежно спросил Поттер, словно уже знал ответ на свой вопрос. – Ну, неужели не видите, профессор Дамблдор?

- Что я должен увидеть?

- Тень, - упавшим голосом ответил гриффиндорец. – За ним, за профессором Снейпом, темная и шевелится… Ну, как вы можете не видеть этого?!

Поттер сорвался на крик, повернулся к директору. Он заговорил быстро, и голос его дрожал:

- Что со мной, профессор Дамблдор? Почему я вижу то, чего не видят другие? Что это значит?..
- Гарри, пожалуйста…

- Нет, вы не понимаете, не понимаете, каково это. Даже на втором курсе, когда я слышал Василиска, было не так… страшно. Что это, директор?… Я что, схожу с ума, да?..

- Мистер Поттер! – холодный голос Снейпа перекрыл сбивчивые бормотания юноши. – Прекратите истерику!

Гарри тут же заткнулся и посмотрел на зельевара так, словно уже забыл, что тот находится в кабинете. Мальчик озадаченно хлопнул глазами, бросил взгляд за спину зельевару и прошептал:

- Пропала… снова…

- Сядьте, - коротко приказал Снейп. Поттер, к собственному удивлению, беспрекословно подчинился, сделав шаг и плюхнувшись в свое кресло. Происходящие события начисто отбили у гриффиндорца желание сопротивляться хоть чему-либо. Хотелось уйти и забиться в какой-нибудь темный и тихий угол.

- Можно мне воды? – тихо спросил Гарри, глядя на свои ботинки. МакГонагалл тут же встала с кресла, наколдовала небольшой кубок и, наполнив его водой, протянула студенту.

- Вот, выпейте, - мягко произнесла женщина. Она бросила взгляд на Снейпа – тот взирал на Поттера с выражением легкой брезгливости. Тогда МакГонагалл посмотрела на Дамблдора. Он задумчиво переводил взор с Гарри на Северуса.
Напившись, Поттер с благодарным кивком вернул кубок своему декану. Казалось, что юноша понемногу приходил в себя. Но закончить этот полезный для организма и психики процесс ему, разумеется, не дали.

- Мистер Поттер, - произнес Снейп, заставив Гарри вздрогнуть. – Если вы закончили жалеть себя и можете нормально разговаривать…

- Профессор Снейп… - возмущенно вскинулась МакГонагалл, но директор предостерегающе поднял руку, призывая не вмешиваться. Ведьма смолкла, осуждающе посмотрев на старого мага.
Мастер Зелий невозмутимо продолжил, словно его и не пытались прервать:

- … то постарайтесь предельно коротко и внятно ответить на мои вопросы.
Гарри устало посмотрел на нависающего над ним зельевара. Он чувствовал себя совершенно разбитым, и на сопротивление сил уже не было. Юноша кивнул.

- Почему вы решили, что в кресле сидит мисс Сетлер?

- У кресла стояла тень. Я видел такую около Сетлер.

- Как давно вы видите эту тень?

- Я вижу ее не всегда. Всего два раза – в начале года в Большом Зале и вчера в Больничном крыле.

- Вы замечали подобное еще с кем-нибудь рядом?

- Нет. Только рядом с Сетлер… ну и около вас, только что.
Снейп кивнул и посмотрел на Дамблдора, взглядом показав, что у него вопросов больше нет. Директор понятливо кивнул.

- Профессор МакГонагалл, пожалуйста, отведите Гарри к мадам Помфри. Пусть осмотрит его и даст успокоительное.
Минерва кивнула. На Дамблдора она смотрела весьма неодобрительно. Ей очень не понравилось, что Альбус позволил Северусу устроить мальчику этот допрос, видя, в каком он состоянии.

- Идемте, мистер Поттер, - Гарри снова безучастно кивнул, встал и поплелся за своим деканом, пробормотав напоследок что-то вроде «до свидания».
Оставшись в кабинете, маги некоторое время молчали. Потом Дамблдор вздохнул и вернулся за свой стол.

- Все же, - задумчиво произнес он, - ты был слишком строг с мальчиком, Северус.

- Что же вы меня не остановили? – меланхолично поинтересовался зельевар, усаживаясь в кресло, в котором сидела Минерва.
Директор еще раз вздохнул, словно бы признавая, что да, не остановил, виноват.

- Что вы намерены делать со всем этим? – спросил Снейп, задумчиво потирая подбородок.

- Пока я ничего не могу сделать. Ведь мы не знаем, с чем имеем дело. Я постараюсь выяснить это, а пока за Гарри нужно будет присматривать.

Северус хмыкнул. Он даже догадывался, кому в основном придется «присматривать за Гарри».

- Может быть, на время убрать мальчишку из Хогвартса? – со слабой надеждой предложил он. - Неизвестно, как то, что охотится за ним, может повлиять на других студентов.

- Отчасти ты прав, но куда отправить мальчика?

- Хотя бы на Гриммо. Поттер будет просто счастлив – вместо уроков валять дурака со своим ненаглядным Блэком, - предложил Снейп и подумал: «а уж как я-то буду счастлив не видеть несносного мальчишку».

- Боюсь, это не будет разумным, - директор качнул головой. – На Гриммо сейчас постоянно находится только Сириус. Но он еще не оправился от ранения, и, в случае чего, не сможет защитить крестника.

- Приставьте к ним Люпина, - не сдавался Северус. Перспектива избавиться на время от Поттера оказалась неожиданно заманчивой. - Он с удовольствием их понянчит.

- У Ремуса сейчас другое задание, ты же знаешь.

Северус знал. Люпин сейчас проводил разведывательно-подрывную работу в одной стае оборотней, которую Грейбек активно сманивал на службу Лорду.
Значит, мальчишка останется в школе. Жаль.

- А что ты думаешь о тени, про которую говорил Гарри?

- Ничего не думаю, - слегка ощерившись, солгал зельевар. – Галлюцинации Поттера меня не касаются.

- Ты непоследователен, мой мальчик, - Дамблдор укоризненно глянул на подчиненного. – Мы же решили, что это не галлюцинации, а что-то иное. К тому же, я делаю вывод, что как раз в первую очередь это видение касается конкретно тебя.

Снейп хмуро посмотрел на старика, понимая, к чему тот ведет.

- Гарри видел тень только за тобой и за Эрикой. Это что-то да значит, - Дамблдор достал волшебную палочку. – Ты позволишь мне кое-что проверить?

Северус поморщился: он знал, что директор спросил его только для проформы. Ему не требовалось разрешение Снейпа ни на что. Они оба это знали.
Дождавшись утвердительного кивка, Дамблдор произнес:

- Хорошо. Постарайся расслабиться.

«Расслабишься тут», - уныло подумал зельевар, постаравшись все же согнать с тела ставшее привычным напряжение. Дамблдор взмахнул палочкой, воздух вокруг Северуса сгустился и подернулся голубоватым свечением. Кроме этих визуальных эффектов зельевар не ощутил никакого влияния заклинания.
Закончив свою диагностику, старый маг положил палочку на стол и сложил руки.

- Ничего, - произнес он в ответ на вопросительный взгляд Мастера Зелий. Дамблдор не обнаружил ничего нового – только отголоски все той же пробуждающейся магии. – Никаких посторонних сущностей, никаких ментальных паразитов, которые могли бы прицепиться к тебе. Надо выяснять, что охотится за Гарри. Я уверен – как только мы узнаем о природе этого явления, то получим ответы на все остальные вопросы.

Немного подумав, Дамблдор продолжил:

- Теперь вот что. За все это время Гарри ни разу не беспокоила боль в шраме. Но мы не можем исключать того, что за этими происшествиями стоит Волдеморт…

- Я понял, - непочтительно прервал его Снейп. – Выясню, что смогу.

Словно в ответ на эти слова, на левой руке зельевара болезненно заныла Метка. Северус вздрогнул и непроизвольно потер предплечье под рукавом. Директор, заметив этот жест, все понял и едва заметно кивнул, показывая, что отпускает зельевара.

- Могу я воспользоваться вашим камином? - спросил Снейп, поднимаясь с кресла.

- Разумеется, - старик проследил, как он берет горсть летучего пороха из плошки на каминной полке. – Северус…

Тот обернулся.

- Будь осторожен, мой мальчик. Не рискуй напрасно.

Мастер Зелий кивнул и снова отвернулся к огню.

- Бар «Кабанья Голова», - четко произнес Снейп и шагнул в зеленое пламя.

Глядя, как огонь приобретает свой естественный красный цвет, Дамблдор тихо повторил в тишину кабинета:

- Будь осторожен.

Оставшись в одиночестве, Альбус Дамблдор какое-то время смотрел перед собой. Слова Северуса стали лишним доказательством того, что все, что он видел – лишь видение, морок. И никакой надежды оно в себе не несет. К прошлому нет возврата.
Старый маг вздохнул, и, поднявшись из-за стола, прошелся по кабинету, равнодушно выглядывая в многочисленные окна. Затем он остановился напротив небольшой ниши в стене. Из-за чуть приоткрытых створок таинственно поблескивал серебристым свечением Думосброс. Чуть помедлив, Дамблдор открыл створки, движением волшебной палочки переставил драгоценный артефакт на свой стол и задумчиво посмотрел на заднюю стенку ниши. Направив на нее палочку, он тихо произнес несколько слов на давно мертвом языке. Стенка пошла рябью, словно была водной гладью, а не цельным камнем, и осыпалась несколькими крупными осколками, открывая небольшой тайник. Оттуда Дамблдор бережно извлек небольшую шкатулку, вырезанную из крупного, несколько мутного, куска янтаря, и, немного подержав ее в ладонях, снова вернулся за свой стол.
Директор Хогвартса опустил шкатулку на столешницу и некоторое время смотрел на нее, словно ожидая чего-то или не решаясь снова коснуться ее.
Спящий Фоукс вдруг открыл глаза, словно услышав что-то, и, изящно изогнув длинную шею, внимательно принялся наблюдать за хозяином. Длинные пальцы мага, будто зажив собственной жизнью, любовно погладили золотистую поверхность шкатулки и легким неуловимым движением откинули крышку, едва слышно скрипнувшую на крошечных петельках. Феникс взмахнул сверкающими крыльями, перелетев со спинки кресла на хозяйский стол. Альбус будто бы и не заметил этого перемещения. Он неподвижным взглядом смотрел на шкатулку, в янтарном чреве которой, словно огромный глаз, поблескивал темным полированным камнем старинный перстень. Неизученный, могущественный, крайне опасный артефакт, окутанный целым шлейфом легенд: Мерлин принес его с той стороны, из-за порога Жизни, куда живым нет хода и откуда нет возврата; или сама Смерть по какой-то своей причуде подарила его какому-то талантливому и везучему магу; или Древние Первородные, те, что сами есть чистая Магическая Сила, зачаровали обычный маленький осколок вековой скалы, чтобы иметь ключ от второй стороны бытия, той, что только для мертвых. Множество слухов, множество домыслов, но все сходятся в одном – эта маленькая вещица способна оживлять мертвых. Оживлять мертвых. Какая простая и понятная формулировка, немногословная и изящная ловушка. Оживлять мертвых – как?
Альбус Персива́ль Ву́лфрик Бра́йан Да́мблдор старый мудрый маг. Он видел жизнь и видел много смертей, он достаточно знал, чтобы понимать, что это невозможно – оживить мертвых. Можно добиться лишь подобия жизни, и то, только в том случае, если в мире живых от тебя осталась хоть какая-то частичка. Недожизнь после недосмерти. Что-то подобное сейчас происходит с бывшим учеником великого и мудрого Альбуса Дамблдора. С талантливым магом, которого великий и мудрый в свое время недоглядел или недооценил, или наоборот – переоценил. Дамблдор знал, что никогда не признается в этом вслух. Но наедине с собой, в недолгие минуты, когда можно позволить себе быть не величайшим магом своего времени, а просто старым и уставшим человеком, выбравшим себе тяжелую роль и не имеющим возможности отступить от нее ни на шаг, в эти редкие моменты директор Хогвартса признавался себе. В том, что молодой, безмерно проницательный и фантастически одаренный молодой маг Том Ридлл, пройдя долгий путь, окунувшись с головой во Тьму, признавший и принявший ее, стал тем, кого современный магический мир знает под именем Темный Лорд Волдеморт, во многом есть именно его вина – Альбуса Дамблдора. И он понимал это, и ему было горько и страшно от этого понимания. Сколько еще Темных Лордов он упустил? Сколько могут выйти из стен его школы уже в этом году? Стремясь к Свету, он порождал Тьму. Разве такое возможно?
Нет. Как и то, что мертвых не оживить.
Мертвых не оживить?
Но вот, на рабочем письменном столе в янтарной шкатулке лежит то, что оживляет мертвых. По преданию. Но преданию древнему… и, Мерлин Всемогущий, как же хочется сказать «верному»! И вдруг Альбус ощутил что-то. Словно переменился угол зрения, под которым он смотрел на мир. Он перестал быть великим и мудрым, а стал обычным человеком. Человеком, который верит в чудо. Не в магию, не в колдовство, а именно в чудо. В его чистом, исконном смысле. В то чудо, в которое могут верить только дети, которым прагматичные взрослые еще не успели объяснить, что это невозможно.
Темный камень в перстне загадочно мерцал, приковывая к себе взгляд голубых глаз человека. Он переливался и словно бы кивал: «все правильно, все верно. Верь, надейся, пробуй. Верни тех, кто тебе дорог…». Маг потянулся к перстню, отрешенно следя за собственной рукой, словно бы она принадлежала кому-то другому. Взять заветную вещицу, одеть ее на палец, и просто верить, верить, и сбудется… и свершится…
Феникс Фоукс сделал шаг вперед и толкнул клювом крышечку шкатулки. Та почти неслышно захлопнулась, едва не прищемив магу пальцы. Дамблдор вздрогнул и покачал головой, прогоняя остатки наваждения. Он посмотрел на шкатулку, потом перевел взгляд на фамильяра. Прекрасные золотые глаза птицы смотрели с явной укоризной, а еще с сочувствием.

- Спасибо тебе, мой мудрый друг, - произнес Дамблдор, погладив мягкие перья на спине феникса. – Спасибо. Спас старого дурака.

* * *

Несмотря на обилие книг, которые принесли девушкам однокурсники, в больничном крыле было тоскливо. Скуку слегка разбавляли визиты – Эрику приходили навещать Теодор и Миллисента. С ними у Сетлер установились самые дружеские отношения. Тео оказался настоящим эрудитом – казалось, не было такого разговора, которого он не мог поддержать. К тому же, он тоже ходил на кабалистику. Как-то, недели три назад, после очередного совместного урока, Эрика и Тео до хрипоты спорили по поводу некоторых пентаклей из «Ключа Соломона». Исчиркав футы пергамента всевозможными знаками и закидав ими всю слизеринскую гостиную, по памяти цитируя отдельные формулы, спорщики увлеклись и не заметили, как вокруг них с самыми недобрыми лицами собрались все присутствующие в гостиной студенты. В невежливой форме Нотту и Сетлер было предложено заткнуться и дать окружающим отдохнуть. В противном случае им грозили репрессии в виде высылки из гостиной до самого отбоя. Ибо, как емко выразился Драко: «достали, интеллектуалы соплохвостые!».
С Милли отношения наладились как бы на пустом месте, как часто бывает у людей, живущих в одной комнате и не имеющих причин для конфликта. К тому же, мисс Булстроуд прониклась уважением к новой соседке, когда та, основательно запугав Дафну, свела истерики белокурой красавицы почти на нет.
Как-то с утра Дафна принялась причитать насчет кругов под глазами, появившихся от недосыпа. Тогда Эрика преувеличенно громко стала рассказывать Миллисете одну историю, случившеюся в Снежном Поместье. Про красивую девушку Лорену, которая была всем хороша, но имела очень надменный характер, который не стеснялась никому демонстрировать, чем сильно раздражала Эрику. У Лорены были очень красивые светлые волосы («Почти такие же красивые, как у тебя, Дафна»), прекрасный маникюр и великолепные белые зубы.
Однажды Эрика сварила зелье собственного сочинения. За обедом зелье это каким-то совершенно необъяснимым образом попало в апельсиновый сок Лорены. К вечеру красивые волосы Лорены выпали, ногти отслоились от пальцев, а жемчужные зубки приобрели серо-желтоватый цвет и стали расшатываться.
Полюбовавшись на побледневшее и даже слегка позеленевшее личико Дафны, Эрика будничным тоном закончила историю. Зелье действовало всего двое суток, после чего с помощью особых лекарственных составов девушка Лорена снова стала очень красивой. В довершение мисс Сетлер добавила, что недавно нашла ингредиент, который увеличивает действие зелья до двадцати восьми суток. И даже больше.
«Мораль этой истории такова, - окончательно завершила повествование Эрика, вперившись немигающим взглядом в глаза Дафны. – Однообразные истерики каждое второе утро действуют очень раздражающе. А я не люблю, когда меня раздражают».
Когда Дафна снова обрела дар речи, она пискнула что-то вроде «Только посмей!», но было видно, что ее проняло. Теперь, если ей приспичивало поплакать над собственным несовершенством, она убегала к Панси. У той, как у старосты, была отдельная комната.
Мадам Помфри не позволила слизеринцам долго засиживаться в больничном крыле, заявив, что пациенткам нужен покой. Также строгая медиковедьма выставила и посетителей Грейнджер - девчонку Уизли и еще какого-то гриффиндорца, который, несмотря на высокий рост и широкие плечи, выглядел тюфяком.
Какое-то время Сетлер читала «Магические создания…» (умница Милли догадалась принести книгу с прикроватной тумбочки Эрики). Не став штудировать всю книгу целиком, девушка начала с наиболее интересующей ее темы. Первородные фамильяры. Первородные создания на деле не являлись животными или птицами. По сути своей они являлись чистой магической силой, принявшей облик обычных земных созданий. Самый яркий пример магии обращенной в создание – конечно же, фениксы. Но и более неприметные создания – волки, вороны, змеи – могут оказаться в одном ряду с «воскресающими из пепла».
Пути магии неисповедимы, и достоверно никому не известно, для чего понадобилась такая метаморфоза. Самая распространенная легенда на этот счет гласит, что подобные создания являлись посредниками между людьми и колдовской силой, тем самым создав первых магов. Есть и противоположное мнение - сами маги в древние времена заключили магическую силу в животную форму. Для того, чтобы создать себе наиболее сильных фамильяров. Но эта версия сомнительна. Первородные обладают разумом. Немного отличным от человеческого, но явно выраженным. И главное – первородные очень редко становятся фамильярами.
Первородных нельзя заставить, принудить или подчинить. Первородные всегда сами выбирали себе хозяев. Такой фамилиар и маг являли собой тесный магический симбиоз.
Есть мнение, что Первородные выбирают себе в хозяева тех, кому суждено стать великими магами, что называется, с большой буквы. Идея не лишена смысла, но автор книги ставит ее под сомнение. Во-первых – не у всех Великих магов и ведьм фамильяры были первородными. Во-вторых – то, что История не сохранила имена рядовых владельцев Первородных фамильяров, не значит, что их не было. Но какое-то предрасположение у мага должно быть.
Эрика очнулась от размышлений, осознав, что уже некоторое время слышит разговор. Она подняла взгляд от книжных страниц. На койке у дальней стены понуро сидел Гарри Поттер. Выглядел он как пыльным мешком стукнутый. Тут же рядом стояли профессор МакГонагалл и мадам Помфри.

-…похоже, небольшое нервное расстройство и переутомление, - говорила медиковедьма, водя над юношей волшебной палочкой. – Вроде бы, ничего серьезного, но на ночь пусть лучше останется здесь, я его понаблюдаю.

МакГонагалл согласно кивнула, с тревогой глядя на Поттера. Помфри задвинула кровать ширмой и сказала:

- Пижама под подушкой, мистер Поттер, переоденьтесь.

После чего обе ведьмы отошли в сторону и некоторое время о чем-то переговаривались. МакГонагалл стояла к Эрике спиной, но лицо Помфри девушка видела. По мере разговора медиковедьма то бледнела, то сосредоточенно поджимала губы, один раз на ее лице мелькнул страх. Наконец, женщины наговорились, и Помфри ушла в свою каморку, а МакГонагалл направилась к выходу.

- Профессор МакГонагалл, - робко обратилась Гермиона к своему декану. Все это время девушка с беспокойством наблюдала за происходящим и вот теперь решилась на вопрос. – Что случилось с Гарри?

Ведьма несколько мгновений смотрела на студентку, потом со вздохом ответила:

- Мистер Поттер плохо спит в последнее время. Похоже, у него немного расшатались нервы. Вы умная девушка, мисс Грейнджер и, думаю, понимаете, что такое лучше не запускать.

- Конечно, профессор. Но… с ним все будет в порядке?

МакГонагалл снова вздохнула, и на миг из-под маски сурового, но справедливого гриффиндорского декана показалась обычная уставшая женщина, которая очень переживает за своих подопечных – за каждого в отдельности и за всех вместе.

- Я очень надеюсь на это, мисс Грейнджер. Поправляйтесь.

- Спасибо, профессор, - девушка чуть улыбнулась.

Но не успела МакГонагалл сделать и пару шагов, как послышалось очередное, чуть нерешительное:

- Профессор МакГонагалл…

- Да, мисс Сетлер? – Ведьма повернулась к Эрике и успела заметить, как в черных глазах мелькнула тень неуверенности.

- Скажите, а… - но девушка тут же упрямо поджала губы. – Нет, ничего. Извините.

Минерва на миг прикрыла глаза. Она поняла, какой вопрос не решилась задать слизеринка. Пожилая ведьма знала, что Северус, несмотря на просьбу директора, уже успел устроить девушке выволочку. В чем-то Минерва его понимала – Эрика играла с очень опасными материями.
Если Эрика действительно так похожа на своего отца, как это видится со стороны, то, вероятнее всего, они хорошенько разругались.
МакГонагалл приблизилась к кровати слизеринки.

- Профессор Снейп очень занят сейчас, - тихо произнесла ведьма. – Но, я уверена, он обязательно зайдет, как только будет возможность. Выздоравливайте, мисс Сетлер.

И Минерва направилась прочь, чувствуя спиной тяжелый взгляд черных глаз.


просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 21 К оглавлениюГлава 23 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.31 21:15:23
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.