Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гарри: Профессор Снейп, Вы не обижаетесь на меня за вчерашнее? Ну, что ночью ввалился в комнату пьяный и и с синяком под глазом?
Снейп (холодно): - Нет, м-р Поттер, все в порядке. Когда вы ввалились, синяка еще не было.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 20 К оглавлениюГлава 22 >>


  Дочь зельевара

   Глава 21
Вокруг, сколько хватало глаз, раскинулось огромное поле. Высокая трава была усеяна синими звездочками васильков и какими-то белыми цветами. Над растениями летали бабочки и стрекозы, в траве стрекотали кузнечики. За спиной шумел лес, а далеко впереди, у самого горизонта сверкали снежными вершинами горы.
Высоко в ослепительно-лазоревом небе летали какие-то мелкие пичуги. Ярко светило солнце, приятно грея кожу. Дул теплый летний ветер, он приносил с собой сладкий аромат яблок и горьковатый запах полыни.
Это место было наполнено покоем и светом. Хотелось вечно стоять тут в неподвижности и впитывать в себя все это умиротворение. Ощущать теплое солнце, вдыхать одуряющий аромат ветра и смотреть на это буйство зеленого, синего и белого цветов. Хорошо, спокойно, легко.
Гарри стоял посреди поля, оглядываясь по сторонам в радостном недоумении. Где он? Как попал сюда? И что это за место? Ну, разве это имеет значение?

- Гарри! – ветер принес чей-то голос. Поттер оглянулся. Впереди, почти по пояс в высокой траве, стояла женщина и махала ему рукой.

- Мама, - прошептал Гарри, узнавая ее. Губы юноши растянулись в улыбке, а сердце наполнилось радостью.

- Мама, - повторил он уже громче и направился к ней. Гарри чувствовал какую-то небывалую легкость. – Мама.

Она была такой, какой он запомнил ее по старым фотографиям. Даже еще красивее. Она была живой, яркой и прекрасной. Лили протянула сыну обе руки, и юноша осторожно взял хрупкие кисти в свои ладони. Гарри так много хотелось сказать ей – что он очень любит ее, хоть и практически не помнит, что безмерно тоскует, нескончаемо благодарен за ее жертву… и еще много-много всего. Так много, что все слова смешались в голове, и он не мог никак начать говорить. Мать, видимо, увидев состояние сына, мягко коснулась пальцами его губ:

- Не надо, милый, - с ласковой улыбкой прошептала она. – Не надо этих слов, теперь все хорошо. Мы теперь вместе.

- Мама, - снова выдохнул Гарри и порывисто обнял Лили, уткнувшись носом в тонкое плечо. Она погладила сына по спине и мягко отстранила.

- Пойдем, дорогой, - Лили взяла сына за руку, и они не спеша пошли через поле, высоко поднимая колени, чтобы ноги не путались в траве. Гарри шел за мамой, и чувствовал, как неземное, совершенно непередаваемое счастье постепенно наполняет его душу.
«Поттер!»
Гари остановился. Что это? Ему послышалось? Этот голос, такой чужой и неуместный в этом светлом царстве умиротворения. Вместе с этим властным окликом на миг пришел неприятный холод. Словно порыв пронзительного ветра окутал его тело.

- Что случилось, Гарри? – Лили с легкой тревогой посмотрела на сына.

- Мне показалось, - неуверенно произнес юноша и замолчал. Что ему показалось? Он и сам не знал.

- Не тревожься, милый, - нежно произнесла она. Потом вдруг улыбнулась какой-то озорной, совсем девчоночьей улыбкой и, звонко рассмеявшись, вдруг побежала. Она бежала легко, раскинув руки, как крылья. Гарри рассмеялся и припустил следом.
Это было прекрасное ощущение свободы. Гарри бежал рядом с весело смеющейся мамой и был совершенно счастлив. Даже когда поле сменилось склоном высокого холма и пришлось бежать вверх, это не повлияло на легкость их бега.
Лишь на миг у Гарри появилось ощущение, что его кто-то преследует. Но оно тут же исчезло, унесенное теплым ветром.
На вершине холма Гарри увидел мужчину. Тот стоял у большого серого камня, засунув руки в карманы светлых брюк, и улыбался, глядя на женщину и юношу.

- Отец! – тут же узнал его Гарри.

- Гарри! – Джеймс Поттер приветливо взмахнул рукой. Потом вдруг с легкостью вскочил на камень и оглянулся на юношу. – Догоняй, сын!
И, рассмеявшись, подпрыгнул, раскидывая руки. В небо тут же взмыл красивый крупный сокол. Гордая птица сделала пару кругов, камнем спикировала к земле и снова устремилась ввысь.

- Летим, Гарри! – заливисто засмеялась Лили, изящным движением запрыгивая на камень. – Давай, сынок, ты тоже можешь.
И женщина соколицей устремилась в лазоревую высь.
В радостном недоумении Гарри подбежал к камню. Камень оказался своеобразной границей – там, за ним, начинался головокружительно-высокий обрыв. А далеко внизу извивалась серебристой змейкой сверкающая на солнце река. Она вилась между холмами и рощицами, убегая к подножию далеких величественных гор. И над всем этим великолепием парили два сокола. Птицы плавно кружились в воздухе и ждали только его – Гарри.
Юноша смотрел на прекрасных птиц и думал, что это странно, что его мама не анимаг, что анимагическая форма отца совсем другая, и что сам он не умет превращаться. Но он уже начал взбираться на камень, чувствуя, как ветер мягко подталкивает его в спину, а под руками уже начинают закручиваться воздушные потоки. И Гарри понял, что сможет. И удивился: как он раньше не понимал, насколько это просто – быть птицей.
Поттер почти влез на камень… как вдруг кто-то грубо схватил его. Какое-то чудовище подкралось к нему со спины, и вцепилось в него своими лапами. Гарри снова услышал тот неуместный резкий голос, но не мог разобрать слов. А его уже стащили с камня, и принялись трясти. А голос повторял только одно слово, острой спиралью ввинчиваясь в мозг.

- Поттер! Поттер!!

Жесткие руки, вцепившиеся в плечи, еще несколько раз встряхнули юношу. Исчез свет, пропал теплый летний ветер, и тревожных криков двух соколов тоже не стало слышно. На смену им пришли тьма и холод.
Гарри ошалело замотал головой. Очков на нем не было, и все виделось размыто и нечетко. Гарри никак не мог сообразить, что произошло, и где он находится. Его еще раз встряхнули. На фоне расплывчатой тьмы перед глазами появилось столь же расплывчатое белое пятно и рявкнуло:

- Поттер! Да что с вами?!

- Профессор Снейп? – Неуверенно опознал Гарри обладателя того самого голоса и постарался сфокусировать зрение на белом пятне, на деле являвшемся профессорским лицом. Естественно, без очков все его усилия пропали даром. – Что происходит?

- Это я хочу узнать у вас, - желчно ответил Снейп. – Поттер, что вы забыли здесь в это время и в таком виде?

- Где? – Гарри никак не мог понять, где находится. Он лишь ощущал, что смертельно замерз, что его пронизывает холодный ветер, а там, где должны находиться ступни, - сплошная боль.

- Оставьте вашу дерзость для ваших друзей, Поттер! – выплюнул зельевар и отступил на шаг назад.
Гарри показалось, что Снейп собирается уйти и бросить его одного, почти слепого, одного и неизвестно где.

- Сэр, пожалуйста, - юноша переступил одеревеневшими ногами, - Я действительно не понимаю, что это за место. Я без очков почти ничего не вижу…

Гарри самого воротило от того, как жалобно звучал его голос. И еще большую неприязнь вызывало осознание того, перед кем он тут почти что расхныкался. Но, вопреки мнению одного желчного преподавателя, Поттеру не было чуждо такое понятие, как здравый смысл. Гарри понимал, что ему нужна помощь, что в данной ситуации помочь ему может только Снейп, и поэтому сейчас самое время заткнуть рот своей гриффиндорской гордости и смиренно принять все оскорбления и сарказм, если уж те последуют.
Послышалось невнятное, но полное скептицизма хмыканье, а потом неприязненное:

- Стойте смирно, Поттер.

В следующий миг Гарри почувствовал, как его тело приподнялось в воздух, а затем пропало ощущение пронизывающего холода. Стало тепло и уже не так страшно. Судя по всему, Снейп применил к нему согревающие и левитирующие чары.

- Спасибо, - пробормотал Гарри и решился на повторный вопрос. – Скажите, сэр, что это за место? Как я попал сюда?

- Это, мистер Поттер, - голос зельевара просто сочился ядом, из чего можно было сделать вывод, что в неведение гриффиндорца он не верит, – Астрономическая башня. Пришли вы сюда сами, босой и в пижаме. Достаточно исчерпывающая информация?

- Что?!

- Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора за хождение по школе после отбоя и в неподобающем виде.

- Нет, вы ошибаетесь…

- Еще минус десять, за пререкания с преподавателем.

- Но…

- Еще минус десять, - у Снейпа, как показалось Гарри, даже голос слегка потеплел. – Я смотрю, у Гриффиндора много лишних баллов, раз вы так легко бросаетесь ими.

Гарри прикусил язык и только угрюмо зыркнул на зельевара. Потом представил, как это выглядит со стороны: Гарри Поттер в одной пижаме, болтается в воздухе перед Снейпом, удерживаемый его же заклинаниями и, подслеповато щурясь, посылает тому угрожающие взгляды. Хоть смейся, хоть плачь.
Декан Слизерина еще немного постоял, видимо ожидая, пока Гарри еще что-нибудь не выскажет. Потом усмехнулся и направился к лестнице. Поттер, так и не касающийся ногами каменного пола, полетел за Снейпом, как воздушный шар, привязанный за ниточку.
«Как унизительно», - с тоской подумал гриффиндорец. Эта мысль мелькнула и пропала. Гарри пытался сообразить, что произошло. Каким образом его занесло на Астрономическую башню. Он точно помнил, как накануне вечером укладывался в постель с твердым намерением оставаться в ней до утра. Потом ему снился сон, в кои-то веки хороший. Во сне он видел маму и отца. Мама звала его за собой. А потом вдруг добрый сон сменился очередным кошмаром: тьма, холод, чувство беспомощности и Снейп. А потом выяснилось, что это и не кошмар вовсе, а самая настоящая явь. Что же получается, Гарри ходил во сне? Вышел, как лунатик, из Гриффиндорской башни, прошел пол-замка, забрался на Астрономическую башню и все это - в бессознательном состоянии? Это было потрясением. И Гарри чувствовал, теряет какую-то существенную деталь. Он упускал что-то очень важное, но не мог сообразить, что.
Когда бесконечные, как показалось Гарри, ступеньки были пройдены, юноша решился проявить характер:

- Профессор, снимите чары. Я могу идти сам.

Зельевар не прореагировал на это заявление, продолжая стремительно шагать по полутемному коридору, зловеще шурша полами мантии.
Поттер нахмурился. Ощущение собственной беспомощности нервировало. Он представил, что будет делать, если Снейп выполнит его требование. Но решил, что все же лучше идти босиком по каменному полу, держась за стенку, чем вот так…

- Профессор, - Гарри сделал над собой усилие и сказал. – Пожалуйста, сэр, снимите чар…

Он не успел закончить, как Снейп резко остановился и повернулся, одновременно взмахивая палочкой. Гриффиндорец, не ожидавший от зельевара такой стремительности, упустил момент, когда заклинание перестало его удерживать, и мешком шлепнулся на пол, чувствительно приложившись пятой точкой.

- Прошу, - с язвительной любезностью произнес зельевар, глядя на юношу сверху вниз. – Что вы намерены делать дальше?

Гарри, насупившись, поднялся на ноги. Холодный каменный пол очень неприятно холодил ступни. Но юноша с радостью осознал, что неплохо ориентируется, и сможет добраться до своей башни даже без очков. Но сообщить Снейпу он об этом не успел.
Послышался звук стремительно приближающихся шагов.

- Что здесь происходит? Северус? Мистер Поттер?

К профессору и студенту подошла профессор МакГонагалл. Она удивленно оглядела одеяние Гарри и вопросительно взглянула на Снейпа.

- Я поймал мальчишку на Астрономической башне, - пояснил тот. Потом вдруг нахмурился, и зачем-то добавил. – Он крутился у края обзорной площадки.

- Мистер Поттер?

- Я, к-кажется, ходил в-во сне, - пояснил Гарри, дрожащим голосом. Без согревающих чар он снова начал мерзнуть, да и по коридору ходили ощутимые сквозняки.

- Хм, - МакГонагалл на миг задумалась и объявила. – Так, все разбирательства оставим на утро. Мистер Поттер, вы немедленно возвращаетесь в Гриффиндорскую башню. Еще не хватало, чтобы вы простыли. Я вас провожу.

Она взмахнула палочкой, и Гарри снова приподняло в воздух и окутало теплом.
«Ну вот, опять», - уныло подумал юноша, но протестовать не стал. Зубы от холода уже начали отбивать дробь.

- Профессор Снейп, - ведьма повернулась к магу. – Полагаю, о снятии баллов вы позаботились.

- Разумеется, - с достоинством ответил тот. МакГоногалл поджала губы, видимо прикидывала, сколько на этот раз потерял ее Дом, потом произнесла:

- В таком случае, доброй ночи, профессор Снейп.

- Доброй, - коротко ответствовал он, и, развернувшись, пошел прочь, оставив старой ведьме заботы о ее подопечном. Свою миссию по отлову гриффиндорцев зельевар посчитал исполненной.
Снейп не торопясь шел к своим подземельям, обдумывая случившееся. Мальчишку он заметил в одном из коридоров. Как раз в том, что вел к лестнице на Астрономическую башню. Наглец шел, не таясь, прогулочным шагом, совершенно не обращая внимания на настигающего его зельевара.

- Поттер!

Стоило Снейпу приблизиться, как мальчишка бросил на зельевара совершенно слепой взгляд широко раскрытых глаз, счастливо рассмеялся, и припустил бегом. Декан Слизерина даже опешил от такой наглости. Нагнать поганца вновь удалось уже на самой башне.
Запыхавшийся от беготни по лестнице Снейп с минуту наблюдал за Поттером, радостно скачущим по обзорной площадке, уверяясь в том, что мальчишка все-таки свихнулся от безнаказанности. Сцапал он парня, когда тот уже полез на ограждающий парапет.
Надо ли говорить, что декан Слизерина был в бешенстве, и что жалкие попытки Поттера оправдаться выводили его из себя еще больше. Мальчишка наверняка задумал какую-то пакость и был в полной уверенности, что это сойдет ему с рук. Конечно, чего бояться храброму гриффиндорцу?! Ведь всегда, в случае чего, можно побежать и поплакаться в бороду директору! Тьфу…
Но сейчас, сняв баллы, избавившись от Поттера и немного успокоившись, зельевар задумался. Если парень действительно что-то удумал, то почему отправился разгуливать по замку без очков, без которых он слеп как крот? И без своей проклятой мантии-невидимки? И, в конце концов, без обуви?! Все можно объяснить, но ходить по ночным продуваемым всеми сквозняками коридорам босиком… Даже Поттер, при всем скептицизме Снейпа, не такой идиот.
Но если Поттер действительно ходил во сне, и какой-то сон вывел мальчишку из Гриффиндорской башни, аккуратно провел через ползамка, загнал на Астрономическую…
Северус вспомнил, как счастливый гриффиндорец полез на ограждение. Снейп почувствовал, как ноги становятся ватными – не встреть он Поттера в коридоре, мальчишка бы, как пить дать, свалился с башни. Или, повинуясь сюжету сна, спрыгнул бы сам.
И лишилась бы Магическая Британия своей пресловутой надежды. Вот так нелепо.
Было в этом что-то подозрительное…
Снейп резко остановился и стремительно обернулся, вскидывая палочку с горящим «люмосом» - уже некоторое время он ощущал на себе чужой взгляд. А все инстинкты двойного шпиона просто вопили о том, что кто-то следует за ним по пятам.

- Кто здесь? – грозно вопросил зельевар, и прислушался к ночной тишине. Молчание. Снейп замер, напряженно вглядываясь в темноту за пределом освещенного «люмосом» пространства.
Шаги. Тихие, легкие. Кто-то приближался к нему из тьмы. Сперва Снейп начал различать силуэт – стройный и тонкий. Мягкая линия плеч, изящные очертания груди, плавная линия бедер… Тьма отступала, позволяя пораженному зельевару начать различать лицо. Такие знакомые черты – нежные губы, точенный чуть вздернутый нос, глаза… Большие зеленые, такие яркие, что казалось, их свет разгоняет царившую в коридоре тьму. Пожаром рассыпались по плечам огненно-рыжие волосы.
Северус стоял, боясь шевельнуться, моргнуть, вздохнуть, и все смотрел, смотрел и не верил тому, что видит. Сердце, которое, как показалось ему вначале, остановилось, забилось вновь, все чаще и чаще.
Это не могло быть правдой. Ее не могло быть здесь, сейчас… Но вот же она, стоит и улыбается ему нежной улыбкой, и в глазах ее нет ни следа ненависти или упрека. Еще такая эфемерная, как мечта, как призрак. Но с каждой секундой все более реальная, живая, желанная…
Северус хотел протянуть руку, коснуться этих мягких как шелк волос. Ее имя уже готово было сорваться с его губ…
И тут перед глазами Снейпа, словно порезы на коже, мелькнули на фоне любимого образа несколько ярко-красных росчерков. Казалось, лопнула сама ткань мироздания, и зельевара будто накрыл невидимый, нематериальный, но непробиваемый купол. Перед глазами встала алая пелена, в ушах зазвучал нарастающий гул. Северусу вдруг показалось, что, пока он стоял, боясь дышать, глядя на манящее видение, какая-то гнусная пиявка присосалась к его разуму. Но что-то случилось, опустился этот купол, и этот щит и пиявку оторвало от него.
Образ зеленоглазой девушки колыхнулся, померк и рассыпался в окружающей темноте. Ощущение защитного купола пропало, опала красная пелена, исчез гул. Северус был в коридоре совершенно один. На поднятой волшебной палочке все так же светился «люмос». И только на самой гране слышимости, чисто инстинктивно, зельевар успел отметить дробный звук стремительно удаляющихся шагов.
Снейп покачнулся, сделал пару неверных шагов до стены и привалился к ней спиной, чтобы не упасть. Сердце бешено колотилось, дыхание сбивалось, кровь стучала в висках. Мужчина закрыл глаза и прижался затылком к холодной каменной кладке. Собственный разум казался ему пустым, как пересохший колодец.

* * *
Эрика рывком села на кровати и тут же пожалела об этом – сломанные ребра отозвались тупой болью. Тихо постанывая, девушка осторожно улеглась обратно.
Прислушавшись к себе, она поняла, что ее что-то не просто разбудило, а буквально вырвало из сна. Замок гудел. Не в прямом смысле, конечно – неощутимая вибрация, тревога прокатывалась по древним камням. Хогвартс волновался. Что-то происходило в этих стенах, что было им чуждо и досаждало, как соринка в глазу.
А еще Эрика чувствовала странное внутреннее напряжение, незнакомое и пугающее. Она прикрыла глаза, сосредотачиваясь на своем желании понять и увидеть. На фоне темноты под веками засверкали рубиновым блеском нити крови. Переливаясь и подрагивая, они ускользали куда-то в темноту, сквозь стены и пространство. Ощущение было непривычным, словно на миг из самостоятельной личности она стала составляющей живого механизма.

- Северус, - прошептала она в темноту, осознавая. Что-то случилось со Снейпом, что заставило его защищаться. Сложная магия вампиров почувствовала угрозу своему носителю, натянула нити крови, укрепив связь между отцом и дочерью, сгенерировав достаточно силы, чтобы отбить нападение.
Нападение? Но кто мог напасть на преподавателя в Хогвартсе, что потребовалась Защита крови? Без сомнения, это как-то связанно с волнением Замка. И что теперь с Северусом?
Эрика решительно откинула одеяло, осторожно села, и… задумалась. Ну, куда она собралась, вся, как старая кукла, переломанная? Да, возможно, Снейпу нужна помощь, но она сама без подмоги только до двери больничного крыла доковыляет, с такой-то ногой. Первая же лестница станет непреодолимым препятствием.

- Хоть бы узнать, что с ним? – пробормотала девушка, вертя в руках волшебную палочку. И тут же она закатила глаза и подумала:
«Все-таки хорошо меня головой приложило. Совсем соображать разучилась».
Эрика посмотрела на кровать Грейнджер – гриффиндорка мирно спала, явно никакими тревогами не мучимая. Сетлер покосилась на приоткрытую дверь каморки мадам Помфри – там было темно и тихо.

- Зули! – тихо позвала девушка. Спустя минуту раздался хлопок, показавшийся в ночной тишине оглушительным. Эрика вздрогнула. Домовиха стояла перед хозяйкой, потирая лапками сонные глаза.

- Хозяйка Эрика звала Зули? – пропищала домовиха.

- Да. Зули, найди профессора Снейпа, посмотри, что с ним?

- Зули должна что-то передать ему?

- Нет, просто проверь, как он, и возвращайся сюда, - подумав, Эрика добавила. – И постарайся, чтобы он тебя не видел.
Зули кивнула и исчезла. А Эрика снова улеглась и принялась ждать. Спустя минут десять эльфиха снова появилась.

- Профессор Снейп в своих комнатах. Он не видел Зули.

- С ним все в порядке? – спросила девушка. Домовиха задумалась и неуверенно сообщила:

- Он пьет Огневиски. Зули кажется, что он устал.

Эрика покивала:

- Хорошо, Зули. Ты молодец. Можешь идти.

Зули просияла от похвалы, пискнула «спокойной ночи, хозяйка Эрика» и исчезла. А Сетлер улеглась поудобнее и задумалась:

«Ну, если пьет Огневиски, а не костерост, значит в относительном порядке. И все же, я уверена, что кто-то напал на него. Зачем? Он, конечно, человек тяжелый, но не до такой же степени. Да и вряд ли кто-то из студентов этой школы может напасть так качественно, чтобы пробудить Защиту крови. Хотя нет, одна парочка, скорее всего, может – но мы обе здесь, в лазарете. Кто-то из преподавателей? Абсурд».
А еще она была абсолютно уверена, что нападение на отца и волнение замка связаны между собой. Хогвартс древнее… нет, даже не строение, а создание, с собственным магическим микроклиматом. Похоже, в замке происходит какая-то магия, чуждая его собственной магии. Но что это может быть? Хогвартс «повидал» множество разной магии. Темная, Светлая… Что может быть ему чуждо? Что здесь не изучают?
Геммологию? Ерунда. Хогвартс сам сплошной камень. Не может он отторгать магию камней.
Что еще? Оборотничество? Но это и не наука толком. Это, скорее, особенность организма. Да и Драко упоминал, что у них был преподаватель-оборотень на третьем курсе.
Некромантия?
Эрика задумчиво смотрела в темный потолок. Некромантия… Самое запретное из Темных искусств. Вот это возможно.
Некромантия давно интересовала Сетлер, да все, руки не доходили заняться ею вплотную, хотя бы в теории.
«Это ли не шанс?» - подумала Эрика, и ей тут же стало не по себе. Даже Дея не лезла в некромантию. При всей ее одержимости.
Девушка вздохнула, взяла волшебную палочку и произнесла:

- Люмос.
Сна не было ни в одном глазу. Бессмысленно таращиться в темноту – это пустая трата времени. Эрика неуклюже завозилась, усаживаясь на постели поудобнее. Взяла принесенную Снейпом тетрадь с римской цифрой IV на обложке, и, подсвечивая волшебной палочкой, углубилась в чтение.
В этом дневнике Дея впервые касалась Магии Крови. На момент написания у нее еще не было на руках каких-либо фактов, только заинтересовавшие ее легенды.

«Призывающие Кровь – так иногда называли их, когда контакты с полуночным народом носили хоть какую-то постоянность. Истур Вилор в «Воспоминаниях о битве при Вестерской крепости» писал, что в войске осаждающих было несколько представителей расы аппекве (полуночного народа, стригои, пьющих кровь вампиров – как их называли в разное время и на разных языках). Вилор отмечал, что они выходили на бой без оружия, так как, помимо их собственной физической силы и нечеловеческой крепости их тел собственная кровь была для них оружием.
Вилор писал («Восп. о битве при Вистерской к.», свиток 6, 3 абзац сверху; дословно):
«И видел я, как аппекве нанес раны себе на кончики пальцев. И при каждом взмахе руки его капли крови срывались с ран, и, устремляясь в противника, обращались в лезвия и ранили того в глаза и горло, обрекая на долгую смерть. Другой же аппекве рассек запястье свое, и кровь, струей потекшая на землю, обратилась гибким хлыстом, коим наносил пьющий кровь противникам своим смертельные раны и даже срубал головы.
Случилось мне увидеть аппекве-женщину, и, Мерлин свидетель, она была прекрасна, как холодная звезда на зимнем небе. Но сила ее была страшна – из рассеченных ран врагов она призывала кровь их. И кровь воинов откликалась на зов ее, и устремлялась к ней, еще больше рассекая плоть людей, обескровливала их, ослабляя и убивая…»
Истур действительно был очевидцем эпохальной битвы, в которой Вестерская крепость, обиталище ордена боевых магов, пала. Утверждают, что он писал свои мемуары, будучи сильно поврежден рассудком. Можно ли верить таким записям? Не выдумал ли полоумный маг могущество вампиров, называемых им на диалекте магов Средиземноморья – аппекве?...»

Эрика отвела взгляд от текста, и посмотрела на свою ладонь.
«Превратить капли своей крови в лезвия или хлыст, заставить врага истечь кровью из-за маленькой раны… Если это и правда возможно, какая же это сила! Как вампиры достигают такого контроля над собственным телом? Или это часть их природы?» - подумала она, разглядывая свои длинные пальцы с коротко обрезанными ногтями. Ее лицо приняло задумчивое выражение…
Девушка потрясла головой, отгоняя нелепые мысли, и продолжила чтение.

«Ища в архивах подтверждение или опровержение слов Вилора, а также хоть какие-то ссылки на то, был ли он окончательно безумен при написании своих мемуаров или нет, я наткнулась на упоминание об одном странном магическом существе, именуемым Локви…»
Рядом с названием существа стояла маленькая цифра «тридцать девять». Эрика вздохнула и потянулась ко второй тетради. Эта тетрадь была без номера и именовалась «Оглавление». Дея писала о своих идеях и открытиях в хронологическом порядке – так, как они приходили ей в голову. Но, как часто бывает у таких исследователей, какой-нибудь мельком упомянутый феномен может проявиться более развернуто в будущем и быть упомянутым чрез десяток-другой дневников. Для таких случаев Дея и придумала тетрадь-оглавление. Там были пронумерованные ссылки на те или иные феномены, доказательства, существ и так далее, с указанием в каком еще дневнике искать информацию по данному вопросу, кое-какие краткие пояснения, ссылки на дополнительные материалы. Система на взгляд Эрики была несколько сложной, но если не пожалеть времени и разобраться в ней, становилось весьма удобно.
Про Локви Эрике слышать не доводилось, но раз стояла сноска, значит «зверушка» стоила внимания. К чести Деи стоило признать, что на ерунду она не разменивалась.
Эрика потянулась за «Оглавлением», но, видимо, слишком резко. И вместо того, чтобы взять тетрадь, случайно смахнула ее с тумбочки. Тетрадь с тихим шорохом упала на пол, раскрывшись обложкой верх.
Эрика поморщилась. Свесившись с кровати, она ухватила тетрадь за корешок и подняла. Проверяя, не порвался ли где источник ценной информации, девушка обнаружила сюрприз.
Эрика никогда раньше не пролистывала «Оглавление» полностью – не было необходимости. Смотрела по мере надобности те или иные сноски и все. Теперь, пролистав тетрадь в поиске повреждений, Эрика увидела, что между страниц, почти в самом конце тетради вложен конверт.
Послание было без подписи, но, рассудив, что оно перешло к ней вместе с остальным наследством, мисс Сетлер посчитала себя вправе его вскрыть. И не ошиблась.

«Дорогая моя Эрика, если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых…»

Девушка прервала чтение и глянула в конец письма на подпись. Так и есть – «…Дея Сетлер».

- Ну, мама, какие еще неожиданности будут? – Пробормотала Эрика в легком недоумении, и вернулась к началу письма.

«Дорогая моя Эрика, если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых. Я пишу тебе это послание 28 июля 1996 года. К тому моменту, как оно попадет к тебе в руки, между нами уже должен был состояться разговор, где я призналась тебе, что сделала, когда носила тебя в своей утробе. Но, зная себя, я наверняка не признаюсь тебе, что было между мной и мужчиной, который стал твоим отцом. Возможно, это для тебя не важно. Но как я могу судить, ведь я совсем не знаю тебя! И мне очень горько признавать это.
Моя гордость, которую я уже проклинаю, не позволит мне сказать вслух то, о чем я собираюсь поведать тебе в это письме. Ты, конечно же, уже знаешь, что являешься истинной дочерью своего отца – у тебя его черты, его глаза, его характер и даже его таланты. И ты поняла, что я ненавижу этого человека.
Ты, без сомнения, задавалась вопросом, откуда взялась такая ненависть, и я отвечу тебе – из любви. Да, как это ни парадоксально, самая великая ненависть рождается только из самой большой любви. Я бы не поверила в это, если бы сама не испытала.
Северус Снейп. В школе он был незаметным, угрюмым юношей, полностью погруженным в учебу. Но еще он был фантастически талантлив. Он обратил свой талант на зельеварение, но я уверена, что его бы ждал успех в любой области магических наук. Я обратилась к нему за помощью, когда сама не смогла осилить зелья. И он согласился мне помогать! Я не могла объяснить себе, почему это обстоятельство повергло меня в такой восторг, но я с трудом сдерживалась, чтобы не подпрыгивать и не хлопать в ладоши, как маленькая девочка.
А потом начались наши уроки, я следила за его руками, за его точными движениями… Колдуя у котла, он преображался – из невзрачного заморыша он превращался в языческого бога или в демона, которому подвластны любые силы.
У меня никогда не было недостатка в кавалерах, и среди них были юноши из знатных и богатых семей. И вот бы мне обратить внимание на кого-то из них, так нет же – я умудрилась влюбиться в нищего полукровку, которого, к тому же, я совершенно не интересовала. У Снейпа в то время было другое увлечение – некая Лили Эванс. И все мои попытки заинтересовать его шли прахом. Я не могла понять, почему мне не удается то, что смогла эта, пусть и хорошенькая, но все же довольно посредственная гриффиндорка. Уже много позже я осознала, что дело было не в Эванс, а в чувствах самого Северуса. Он канонизировал ее в своих мыслях. Как религиозный фанатик, не желающий признавать иного божества, кроме своего, он не желал видеть других девушек. Это лишь мое предположение, но мне кажется, что я права. Даже когда он и Эванс поругались, как выяснилось впоследствии, окончательно, он не переставал думать о ней. Я не могла с этим смириться, но и сделать ничего была не в силах.
Так закончилось школьное время. Я была уверена, что никогда больше не увижу его. И это меня вполне устраивало: так намного проще было убедить себя, что вся эта мнимая любовь – лишь обычная подростковая влюбленность.
Но однажды я увидела его вновь. В маленьком ресторане в центре маггловского Лондона. Я зашла туда совершенно случайно и увидела, как он сидит за столиком у окна, потягивая горячий глинтвейн, и смотрит на январский вечер за стеклом.
Я не буду утомлять тебя рассказом о том, как долго мне пришлось добиваться его благосклонности. Скажу лишь, что, совершенно забыв о гордости, стала бегать за ним, как верная собачонка. Я понимала, что со стороны, должно быть, выгляжу смешно и даже жалко, но ничего не могла с собой поделать. Тот демон в нем, что в школе являл себя только во время приготовления зелий, теперь смотрел из его глаз постоянно и просто сводил меня с ума. Это была какая-то одержимость, я хотела оставить этого демона себе.
И однажды мне удалось-таки добиться взаимности. Противоестественное, какое-то наркотическое счастье вскружило мне голову.
О Снейпе говорили, что он сторонник Волдеморта, Пожиратель Смерти, преступник. И ведь это было правдой. Но мне было все равно. Мне было бы все равно, даже будь он самим Волдемортом. Все те ужасы, которыми пестрели заголовки газет, совершенно не трогали меня. Для меня было важно лишь то, что он был со мной.
Я мечтала, я строила какие-то планы, я была уверена, что небезразлична ему. Но никогда я не видела в его глазах того обожания, которое привыкла видеть в направленных на меня мужских взглядах.
Надо сказать, Северус никогда не являл собой образец пылкости, но в какой-то момент он вдруг сделался совершенно холоден. Ему словно стало все равно, рядом я или нет. Что-то снедало его, и я не могла понять причину. На все попытки поговорить он только отмахивался, отвечая, что все это глупости, не стоящие внимания.
Мне бы понять, что это конец, что я не нужна ему. Мне бы развернуться и уйти – но я не могла отказаться от того, что досталось мне с таким трудом. В конце концов, я со школы привыкла добиваться желаемого. Во мне взыграла гордость. Уйти? Признать, что не смогла удержаться рядом с любимым мужчиной? Это было выше моих сил. С моей любовью к Северусу случилось самое страшное – она превратилась в эгоизм. Мой, не отдам, не отпущу... Я не хотела понять, что он, возможно, просто не подходит мне, что некоторым мечтам лучше не сбываться. Что сказать, по какой-то причине я оказалась одержима Северусом Снейпом.
Но однажды мои глаза наконец-то открылись. Я узнала, чем была для него – всего лишь попыткой утешения. Средством, призванным помочь забыть ту, другую, которая уже никогда не будет с ним. Причем, как выяснилось, средством не особо себя оправдавшим.
Мной овладела слепая ярость, мне казалось, что мною воспользовались. И я усиленно гнала мысль, что сама позволила пользоваться собой, как красивой куклой. Я была отравлена собственным ядом. Любовь, переросшая в эгоизм, выродилась в ненависть. В слепую и глухую ко всему ненависть.
Снейп так и не узнал истинной причины моего ухода. Он думал, что я испугалась того, что он – Пожиратель Смерти.
А я осталась эмоциональной калекой, не способной, да и не желающей разбираться в собственных чувствах.

В крышке сундука, что я тебе оставила, в правом верхнем углу, есть потайной отсек, в который я вложила флакон со своими воспоминаниями. Тайник откроется только тебе, тебе нужно лишь пожелать этого и тихонько постучать по нему.
Смотреть их или нет – решать тебе.
Прости.
Дея Сетлер».


В легком шоке Эрика опустила письмо на колени. Значит, Дея любила Северуса. Так любила, что его нелюбви простить не смогла. Мечты разбились вместе с сердцем.

- Да, - тихо пробормотала она. – Вот это номер.

Девушка смотрела в темное пространство перед собой. В ее душе удивление мешалось с раздражением и непониманием. Упоминание о спрятанных воспоминаниях интриговало. С одной стороны, девушку снедало любопытство: в конце концов, эта история с любовной одержимостью Деи отразилась на Эрике самым прямым образом, и хотелось разобраться в этом до конца. С другой – нужны ли ей эти подробности? Не оставить ли прошлое прошлому? Сейчас уже поздно что-то менять.
Кто такая эта гриффиндорка Лили Эванс, интересно? Что в ней было такого, что Северус, по словам Деи, буквально боготворил ее?
Эрика попыталась представить молодого Северуса Снейпа, влюбленного в гриффиндорку. Зная особую «привязанность» профессора к Красному Дому, фантазии у Сетлер на это не хватило.
Эрика свернула письмо и убрала его обратно в конверт – все это очень увлекательно, но пока не до того. Сердечные дела Деи были тайной семнадцать лет, так что подождут еще немного.
У Эрики была проблема посерьезнее – нужно как-то мириться с Северусом.
«Неужели, все-таки, придется извиняться? – подумала девушка, и обреченно вздохнула. – Какой ужас».

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 20 К оглавлениюГлава 22 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.31 21:15:23
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.