Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Это когда на первом курсе на мировой экономике у нас спросили, какие вузы мы знаем, все начали перечислять Оксфорд, Кэмбридж, и тут с задней парты тихо так: Хогвардс. Не смеялись только 2 человека

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>


  Дочь зельевара

   Глава 20
В состоянии «отключки» Эрика и Гермиона провели около двух суток. И если бы они знали, что их ожидает после пробуждения, то наверняка не очнулись бы еще неделю. А то и больше.
Стоило девушкам немного прийти в себя, как в больничное крыло прибыли Дамблдор, МакГонагалл, Снейп и Флитвик, которого пригласили в качестве эксперта по заклинаниям и побочным эффектам. Эта импровизированная комиссия горела желанием услышать из первых уст о пресловутом несчастном случае.
Как и предрекал директор, дело оказалась в используемых заклинаниях, которые оказались студенткам не по силам. Гермиона призналась, что, разозлившись, попыталась использовать «Розу Ветров», хорошее, стабильное заклинание, но требующее определенных навыков, а также предрасположения к магии четырех стихий.

- Это хорошо, что заклинание не сработало, - сообщил профессор Флитвик. – Вам на будущее, мисс Грейнджер, – «Розу Ветров» нельзя использовать в помещении, только на открытом пространстве.

- В книге об этом не было сказано, - смутилась гриффиндорка.

- Если бы вы были готовы к использованию таких заклинаний, - строго сообщил Флитвик, - то знали бы об этом и без книг – «Роза Ветров» относится особому разряду заклинаний, которые распознаются по структуре построения. Изучение этих заклинаний начинается только со второго семестра седьмого курса.

Гермиона покраснела, и это было особенно заметно по контрасту с белой повязкой, которая обматывала голову девушки почти до самых глаз. Гриффиндорка виновато посмотрела на своего декана. МакГонагалл неодобрительно качала головой.

- Простите, - тихо произнесла Гермиона, опуская глаза.

Оставив ее сгорать от стыда за собственную самонадеянность, «профессорская делегация» перешла ко второй участнице происшествия. Эрика бросила на обступивших ее кровать профессоров весьма враждебный взгляд и упрямо поджала губы.

- Мисс Сетлер, мы вас внимательно слушаем, - угрюмо произнес Снейп, видя, что дочь не собирается каяться добровольно. Он бы, конечно, предпочел поговорить с ней с глазу на глаз, без посторонних, но, поскольку эта перспектива ему не светила, то разумнее всего было просто закончить с этим поскорее. – Какое заклинание вы применили?

Отвечать Эрика явно не хотела, но, встретившись глазами с отцом, сдалась и с неохотой призналась:

- «Тень владыки».

МакГонагалл приглушенно охнула, Снейп помрачнел еще сильнее, Флитвик нервным движением пригладил остатки волос и произнес неопределенное «Н-даа…». Только Дамблдор не высказал никакого удивления или негодования, словно ничего другого и не ожидал.

- Мисс Сетлер, - произнес директор, задумчиво приглаживая бороду, - а вам известно, что это темномагическое заклинание?

- Нет, - коротко ответила слизеринка, с вызовом глядя на директора.

- Хмм… Ну, незнание закона не освобождает…

- Вы не поняли, - раздраженно перебила Эрика мага. – «Нет» в том смысле, что «Тень владыки» не темномагическое заклинание.

- Боюсь, вы ошибаетесь, - с сожалением начал Дамблдор, но тут вмешался Флитвик:

- С вашего позволения, Альбус, но «Тень…» действительно не является темным заклинанием. Оно, если можно так сказать, стоит на самой грани Темной магии, но официально его таковым так и не признали. Слишком много споров о нем.

Директор озадаченно посмотрел на профессора заклинаний, неопределенно кашлянул и сказал:

- Отойдемте в сторону, коллеги.

Директор и трое преподавателей отступили к двери, и Дамблдор тут же окружил их заглушающими чарами.

- Вы уверены, Филиус? – спросил старый маг.

- Абсолютно. Другое дело, что действие «Тени…» во многом зависит от эмоционального состояния колдующего. Оно может просто удерживать, может оглушить, а может и убить. Но последнее – при сильном желании.

- Да-да, - Дамблдор покивал, - я помню, очень нестабильная вещь. И что же, его до сих пор не признали темным?

- Нет, - маленький профессор по чарам пожал плечами. – В Министерстве его регулярно вводят в список обсуждаемых, но к единому мнению прийти не могут.

- Ну, что ж, - директор удовлетворенно потер руки, - не одобряю подобной неопределенности, но в нашем случае она пошла на пользу.

- О чем вы? – не поняла МакГонагалл, внимательно слушавшая разговор.

- Что не запрещено, то разрешено, - туманно пояснил Снейп. Во время диалога Дамблдора и Флитвика он был напряжен, как перетянутая струна. Обвинение в применении темной магии, в школе, против студентки враждующего Дома, на глазах у двух авроров – все это выливалось в колоссальные неприятности для Эрики, даже с учетом того, что она еще несовершеннолетняя. Но, поняв, что Дамблдор не намерен настаивать на темномагической природе заклятья, зельевар успокоился. Гроза прошла стороной. В этот раз.
Но Северус принял решение поговорить с Эрикой при первой же возможности. И очень серьезно. Что она творит, черт подери, сама-то хоть понимает?!

- Так что теперь делать, Альбус? – поинтересовалась декан Гриффиндора. – Студентка, без раздумий применившая «Тень владыки», может быть опасна…

- Не более опасна, - голос Снейпа тут же наполнился ядом, - чем студентка, применившая «Розу ветров» в замке, полном детей.

- Северус, - МакГонагалл повернулась к зельевару, - вы не поняли, я не имела в виду…

- Отнюдь, - декан Слизерина очень неприятно усмехнулся, - я все прекрасно понял. Вы выразились более чем ясно. Я рекомендую вам напрячься и подумать, что стало бы, сработай эти заклинания как должно.

- Что вы хотите сказать?

Снейп бросил на нее несколько уничижительный взгляд. «Похоже, плачевное состояние любимой студентки сказывается на умственных способностях Минервы. Обычно она куда лучше соображает».

- Я хочу сказать, - зельевар, наконец, снизошел до объяснений. – «Тень владыки», при самом худшем исходе, оставляет нам двух пострадавших – студентку, которая окажется убитой, и студентку, которая понесет за это наказание. «Роза Ветров» же поднимает ураган в относительно небольшом помещении класса. В лучшем случае в классе рухнет потолок, но, учитывая таланты мисс Грейнджер, рискну предположить, что обрушилось бы все крыло замка. Представьте, Минерва, сколько в этом случае было бы погибших.

МакГонагалл, которая еще в начале речи Снейпа поняла, к чему тот клонит, несколько стушевалась, и даже отступила на шаг от зельевара.

- Вы преувеличиваете, Северус, - неуверенно пробормотала она. Но Мастер Зелий безошибочно понял, что пожилая ведьма капитулировала, полностью признавая его правоту.

- Так что вы намерены предпринять, директор, - поинтересовался Флитвик.

- Предпринять? – Дамблдор приподнял седые брови. – А что тут можно еще предпринимать, Филиус? Мы все выяснили. Девушки действительно сами виноваты. Конечно, в определенном смысле они подвергали опасности других учеников, но… - директор вздохнул, бросив взгляд на Гермиону и Эрику, над которыми уже снова хлопотала мадам Помфри. - …но, учитывая отсутствие злого умысла, думаю, мисс Сетлер и мисс Грейнджер уже достаточно наказаны.

Флитвик кивнул, полностью соглашаясь со словами директора, а сам Дамблдор повернулся к МакГонагалл и Снейпу:

- Я лишь попрошу вас провести беседу с вашими подопечными, чтобы впредь подобного не случалось.

- Разумеется, - тут же откликнулась Минерва. Северус молча кивнул.

- Только пусть сперва поправятся, - попросил директор деканов. – Пока не стоит лишний раз заставлять их переживать.

- Конечно, - МакГонагалл торопливо кивнула.

А Снейп предпочел промолчать, дабы не давать невыполнимых обещаний.

Окончив совещание, директор пожелал пострадавшим скорейшего выздоровления, после чего вместе с профессорами покинул лазарет.
Правда, перед уходом Снейп бросил на Эрику настолько многообещающий и выразительный взгляд, что той снова захотелось впасть в кому. Месяца на три.
Разнос от профессора зельеварения должен был последовать в самое ближайшее время.

Тишина в больничном крыле длилась недолго. Спустя минут десять после ухода профессоров в лазарет ворвались гриффиндорцы в количестве трех штук.

- Гермиона! – почти прокричал Рон еще от самых дверей. В тот же миг из своей комнатки выскочила мадам Помфри и пригрозила:

- Еще один возглас на повышенных тонах, и я выставлю всех вон. Здесь вам не квиддичное поле.

- Простите, мадам Помфри, - тут же повинился Рон. – Больше не повторится.

- Герми, ну как ты? – спросил Гарри, присаживаясь на краешек кровати. – Мы за тебя так испугались.

- Бывало и получше, - Гермиона слабо улыбнулась и постаралась сесть на постели. Вывихнутое плечо отозвалось тупой болью. Джинни помогла подруге удобнее устроить подушку под спину. – Но мадам Помфри говорит, что я еще легко отделалась.

- Легко? – изумилась Джинни. – Два дня в бессознательном состоянии. И это легко?

- Ну, у меня, по крайней мере, кости целы, - понизив голос, ответила девушка.

Гриффиндорцы украдкой взглянули на кровать, стоящую у противоположной стены. Слизеринка лежала на спине, безучастно глядя в потолок, совершенно не обращая внимания на присутствующих. Так же, как и у Гермионы, забинтована голова. Правая рука, покоящаяся поверх одеяла, от запястья до локтя закована в лубок. Всегда бледная кожа приобрела неприятный сероватый оттенок.
На миг воцарилось какое-то неуместно неловкое молчание, потом Рон заговорил, пересказывая Гермионе последние новости. А Гарри, уже отводивший взгляд от неподвижной Сетлер, вдруг заметил что-то. В первый миг какой-то неописуемый страх овладел им, и сознание явственно потребовало принять увиденное за «показалось» и смотреть на друзей, включиться в их разговор, а еще лучше - рассказать что-нибудь смешное или значимое. Отвлечься и не обращать внимание.
Поттер проигнорировал этот порыв, вновь обратив взгляд на слизеринку. Да, он видел, несомненно, видел. Это темная, неясная, почти прозрачная тень. Та же самая, которую Гарри уже видел несколько недель назад в Большом зале, за спиной Эрики.
Сейчас эта тень маячила футах в четырех над кроватью, растянувшись, нависая над телом девушки. Она шевелилась, беспрестанно двигалась так, что у Гарри возникли ассоциации с каким-то чудовищным коконом, из которого что-то пытается и не может выбраться наружу. Юноша глянул на лицо Эрики. Она спокойно смотрела вверх, иногда хмурясь, явно о чем-то размышляя, и совершенно точно не видела этого странного явления, висящего над ней.
Гарри стало жутко. Он торопливо отвел глаза и тут же наткнулся на взгляд Джинни. Девушка смотрела на него с каким-то странным, чуть печальным выражением, которого Поттер не понял. Он чуть неуверенно улыбнулся Джинни, но ответной улыбки не дождался. Она отвела взгляд и принялась слушать, как Гермиона отчитывает Рона за то, что тот с начавшимися тренировками по квиддичу совсем забросил учебу.
Гарри пожал плечами. Сказать кому-либо про тень он даже не подумал. Он уже понял, что с начала учебного года периодически видит то, что не видят другие. Неприятно кольнуло воспоминание о мертвом Седрике. Даже Дамблдор тогда не смог ничего обнаружить. И Гарри начали посещать совсем невеселые мысли о том, что все его видения всего лишь у него в голове. Уж не сходит ли он с ума? Может быть, эта ментальная связь с Волдемортом, наконец, доконала его, и Гарри, как говорится, медленно «съезжает с катушек»? Эти размышления порождали страх и нежелание рассказывать о видениях друзьям.
Поттер снова посмотрел на слизеринку и даже вздрогнул. Ничего. Никаких теней. Сетлер, очевидно, почувствовала его взгляд и чуть повернула голову, устремив на юношу взор и вопросительно приподняв бровь.
Поттер тут же отвернулся, сделав вид, что столкновение взглядов было случайным.
Из своей каморки снова появилась мадам Помфри. Она объявила, что время посещений закончено, и пациенткам пора принимать лекарство.

- Поправляйся, Герми, - с улыбкой произнес Рон.

- Да, - кивнул Гарри, - нам тебя не хватает.

- Конечно, не хватает, - с шутливым сарказмом фыркнула Джинни и доверительно сообщила Гермионе. – Им домашние задания списывать не у кого.

- Неправда!!! – тут же хором возмутились парни.

- Задания! – охнула Гермиона. – Ребята, вы должны принести мне учебники и список работ по моим предметам. Я же кошмарно отстала от программы.

Гриффиндорцы переглянулись и засмеялись:

- Это наша Гермиона! Даже конец света не заставит ее забыть о книгах.

Гриффиндорская староста посмотрела на друзей осуждающе, и Гарри поспешил миролюбиво сказать:

- Не волнуйся, мы все тебе принесем.

- Идите уже, - поторопила ребят медиковедьма. – Не сбивайте своей подруге режим выздоровления.

Гриффиндорцы ушли.
Мадам Помфри подала Гермионе кубок с лекарственным зельем. Эрике досталось четыре небольших пробирки с разными составами.

- Когда я смогу вернуться к занятиям? – спросила Грейнджер у Помфри.

- Еще дня три полежите и, если все будет в порядке, в понедельник можете отправляться на уроки.

- А я? – поинтересовалась слизеринка, выпив содержимое последней склянки.

- Вы? – медиковедьма задумалась. – До середины следующей недели вы точно останетесь здесь, а там посмотрим.

- Почему ее раньше выпишут? – тут же возмутилась Сетлер.

Помфри негодующе посмотрела на нее:

- Потому что, моя дорогая, на мисс Грейнджер упало несколько книг, а на вас несколько столов. Улавливаете разницу?

- Но…

- Никаких «но», - мадам Помфри строго погрозила ей пальцем. – Никаких разговоров о прекрасном самочувствии, повышенной скорости регенерации, улучшенных заживляющих зельях и тому подобного.

- Откуда вы знаете? – поразилась Эрика: медиковедьма буквально «сняла с языка» ее основные аргументы.

- Я уже работала в Хогвартсе, когда Северус Снейп учился на старших курсах и периодически попадал сюда после своих экспериментов с ядами. – Поппи Помфри вздохнула. – Совершенно невозможный был пациент. Я сразу поняла, что с вами такой же случай.

Она составила на поднос пустые пробирки.

- Так что смотрите, мисс Сетлер, чтобы никаких штучек, иначе я наложу на вас «Petrificus totalus».

- А у вас серьезный подход, - признала несколько обалдевшая от такой отповеди слизеринка.

- Именно, - усмехнулась ведьма. – И советую об этом не забывать.

Она ушла. Некоторое время в лазарете стояла тишина.
Эрика все так же смотрела в потолок, пытаясь представить себе молодого Северуса, отстаивающего свое право вырваться за стены больничного крыла.
Сломанные ребра неприятно ныли. Правую ногу Эрика не чувствовала вообще – сказывалось обезболивающее заклятье. Перелом оказался довольно сложным.

Гермиона задумчиво разглядывала свои руки. Как же так ее угораздило? Воспользоваться заклинанием, которого толком не знала, подвергнуть опасности стольких людей, а самой попасть в больничное крыло? И это - староста!
Гермионе вспомнился осуждающий взгляд МакГонагалл. Девушка поджала губы. Что ни говори, а Грейнджер была куда лучшего мнения о своей способности держать себя в руках. С другой стороны, если бы Сетлер не окатила ее водой, выставив на посмешище, она бы не сорвалась. Гермиона понимала, что это не оправдание, но тем не менее…

- Эрика? - послышался несколько неуверенный голос Грейнджер.

- Ммм?

- Зачем ты это сделала?

- Я много чего сделала в своей жизни, - голос слизеринки приобрел до ужаса знакомые интонации. – Что конкретно тебя интересует?

- Зачем ты облила меня водой?

После секундной паузы Сетлер рассмеялась, правда тут же зашипела, схватившись за ребра.

- По-твоему, это было смешно? – Гермиона нахмурилась. Она сама не знала, что заставило ее начать разговор, и уже готова была пожалеть об этом.

- Сделать из гриффиндорской умницы мокрую курицу? - Сетлер издевательски хмыкнула. – Да, по-моему, это было весьма забавно. Но я смеюсь не над этим.

- А над чем?

- Грейнджер, ты чуть не задохнулась от удушающих чар, едва не погибла от «Тени владыки», но тебя интересует, зачем я облила тебя водой. Тебе самой-то как, еще не хихикается?

Гермиона смутилась. В такой интерпретации ее вопрос действительно был глупым. А еще гриффиндорке стало не по себе. Сетлер так легко рассуждала о том, что могла убить ее. «Да нет, вряд ли. Она просто сгущает краски».

- И все же, – уперлась Грейнджер, отгоняя неприятное ощущение, и, решив, что глупостью больше, глупостью меньше - роли уже не сыграет, - Зачем? Мне казалось, ты выше таких глупых штучек.

- Казалось ей, - пробурчала слизеринка. – Много ты обо мне знаешь, чтобы рассуждать о том, чего я выше…

Сетлер с кряхтением села на кровати. Здоровой рукой она пристроила подушку себе под спину и посмотрела на Гермиону.

- А ты-то сама как думаешь? – наконец сказала Эрика.

- Откуда мне знать, что у вас, змей, на уме, - Гермиона раздраженно качнула головой. – Если бы не твоя выходка, я бы не вышла из себя, не стала бы использовать такое опасное заклинание…

- Вот ты и ответила на свой вопрос.

- То есть?

- Вывести тебя из равновесия. Заставить выступить за твои же собственные рамки. Развернуться если не во всю, то хотя бы в большую, чем обычно, силу, - Сетлер неприкрыто ухмылялась, с удовольствием наблюдая, как у Грейнджер округляются глаза.

- Мерлин, - Гермиона была ошарашена такой, прямо сказать, не слизеринской прямотой. – Но зачем? Ты же… Мы ведь могли погибнуть.

- Но не погибли же. – Эрика смотрела на Гермиону с интересом естествоиспытателя. - Просто тошнит на тебя смотреть – такая ты вся правильная и законопослушная. Ты похожа на действующий вулкан, который заткнули пробкой.

- Я не понимаю, - Грейнджер даже рассердиться забыла. – Зачем? Чего ты этим добивалась? В больничное крыло попасть? Так уверяю тебя, есть более простые способы.

Эрика поерзала, стараясь устроить спину на подушке поудобнее, потянулась одной здоровой рукой, заложила ее за голову и заговорила:

- Видишь ли, Грейнджер, с нашего первого совместного урока (если помнишь, это были Зелья) я стала считать тебя обыкновенной выскочкой.

- Кхем… - не то чтобы Гермиону как-то задели эти слова. Она уже давно привыкла слышать подобное в свой адрес и просто не обращала внимания, справедливо полагая, что время покажет, кто был прав. А уж реагировать на подколки слизеринцев вообще считала ниже своего достоинства. Но почему-то в этот раз слова Сетлер неприятно кольнули ее.

- Но, со временем, - продолжала вещать Эрика, - я сделала вывод, что ты выскочка не обыкновенная, а выскочка талантливая.

- Это что, комплимент?

- Это – комплиментище. И каждый, кто хорошо меня знает, тебе это подтвердит. Правда, в стенах Хогвартса мы вряд ли найдем того, кто мог вы выступить поручителем.

- И что это должно значить? – гриффиндорка нахмурилась.

- Это значит, что я оценила твои способности, и считаю их вполне многообещающими.

- А ты себя высоко ставишь, как я посмотрю, - если на обидные слова слизеринки можно было не обращать внимания, то этот снисходительный тон задел Гермиону всерьез. Да кем эта Сетлер себя считает, чтобы разговаривать с ней, как с первогодкой?!
Видимо, эти мысли отразились на лице Гермионы, потому что Сетлер выглядела все более довольной.

- Так высоко, что тебе за всю жизнь не допрыгнуть, - уверила она гриффиндорку. – А что ты мрачнеешь? Тебя оценили. Разве ты не для этого так стараешься? Учишь, зубришь, тянешь руку на уроке… И все для того, чтобы тебя заметили, выделили, погладили по головке и сказали, какая ты умница. Ну, разве я не права?

Гермиона почувствовала злость. Даже не злость, а ярость. Эти издевательские нотки в голосе, эта полная уверенность в собственной правоте, уничижительный тон и насмешка во взгляде. Почему это так задевает? Почему Гермионе так неприятно это слушать?
«Неужели, потому, что это правда?» - подумала вдруг гриффиндорка, и тут же отогнала эту мысль. Конечно, определенная доля ее усердия объяснялась тем, что гриффиндорка действительно стремилась доказать, что имеет право учиться в Хогвартсе, что она ничуть не хуже, а временами даже лучше некоторых чистокровных. Но похвала или признания не были самоцелью. Гермиона хотела стать полноправным членом магического общества и понимала, что ей, как маглорожденной, придется прикладывать для этого максимум усилий. И гриффиндорку совершенно не волнует, что со стороны это выглядит как выпендреж. Ведь не волнует же, правда?

- Ты не права, - подчеркнуто спокойно сказала Грейнджер. – Ты нечего обо мне не знаешь. И ты так и не сказала, зачем спровоцировала меня на уроке.

Сетлер снова ухмыльнулась, словно сказала Гермионе, что ее попытка сменить тему шита белыми нитками.
«Как же она похожа на Снейпа. – подумала гриффиндорская староста. – С каждым словом, жестом сходство все больше и больше бросается в глаза. Даже жутко».

- Грейнджер, ты знаешь, сколько блестящих умов заросли жиром бытовой рутины и превратились в жалкие посредственности из-за того, что не имели достойного соперника? Не знаешь? Так вот, очень много.

- Ну и что?

- Ну и все.

- И что это значит?

- Подумай. Ты же умная. По крайней мере, сама так считаешь. Сделай логический вывод. Или ты только книги наизусть цитировать можешь?

Сетлер снова заерзала, укладывая подушку и перемещаясь из положения «сидя» в положение «лежа». Она глубоко и удовлетворенно вздохнула и заявила:

- Я подремлю, с твоего позволения, а то от этих лекарственных составов меня в сон клонит. Так что постарайся не слишком громко скрипеть мозгами.

Еще немного повозившись, устраивая сломанную ногу поудобнее, слизеринка затихла. А Гермиона смотрела невидящим взглядом в пространство, пытаясь сообразить, о чем же говорила Сетлер. Да и стоит ли воспринимать это всерьез? У Гермионы возникло стойкое ощущение, что Сетлер просто развлекалась, мороча ей голову. А что, вполне в духе Зеленого Дома – нагнать тумана, наговорить загадок, оставить оппонента в полном недоумении и спокойненько завалиться спать. Блестящие умы, достойные соперники, рутина…
«Интересно, - подумала Гермиона с усмешкой. – Как долго я протяну в такой компании».

* * *
Ужин был давно съеден, а за окном уже стемнело, когда в Больничное крыло снова наведался Снейп, грозный и неумолимый, как меч Немезиды. После короткой перепалки с мадам Помфри на тему урочных и неурочных часов посещения, зельевар отстоял свое право на воспитательный процесс в удобное для себя время.
Эрика, читавшая найденный в тумбочке «Ежедневный пророк» за прошлый месяц, окинула взглядом приближающегося профессора, подавила малодушный порыв спрятаться с головой под одеяло и приготовилась к расправе. Жестокой и беспощадной.
Не говоря ни слова, Снейп взмахнул палочкой. Три ширмы, стоящие в углу, выдвинулись и огородили пространство вокруг койки, скрывая зельевара и слизеринку от лишних взглядов: любопытного - Грейнджер, которая сидела, обложившись принесенными ей учебниками, недовольного – мадам Помфри и заинтересованного – студентки-старшекурсницы из Райвенкло, помощницы медиковедьмы.
Таким же небрежно-отточенным движением Снейп набросил на отгороженное пространство заглушающие чары. После чего вперил в девушку холодный колючий взгляд и произнес:

- Что ты вытворяешь?!

Этот голос пробирал до костей, но Эрика просто не была бы собой, если бы показала, какое впечатление на нее производят эти интонации.

- Читаю всякое старье, - невозмутимо ответила она, складывая газету. – Ты мне никакой книги не принес?

- Ты в своем уме?! – шипит он.

- Ладно, - наглая Сетлер продолжала «валять дурочку». – Кого-нибудь из ребят попрошу. Тео наверняка завтра зайдет…

- Эрика!! – почти взвыл Снейп.

- Ну, чего ты так злишься? – девушка перестала ухмыляться. – Все же в порядке…

- В каком «порядке»? - от гнева голос зельевара начал подрагивать. – Ты себя со стороны видела? Что это за выходка с «Тенью владыки»?! Ты хоть представляешь, что могло случиться?!

Эрика открыла было рот, но профессор только начал, и перебить его оказалось невозможно: один яростный хлесткий взгляд, и готовые прозвучать слова сами забились обратно в горло.

- С первой встречи я считал тебя здравомыслящим человеком, - Снейп говорил отрывисто, резко, выплевывая звуки, словно дракон пламя. - Я позволял тебе, шестнадцатилетней девчонке, читать материалы, которые не каждому взрослому магу стоило бы видеть. Но ты мне заявила, что осознаешь всю степень опасности этих знаний, и я по какой-то невообразимой причине тебе поверил!
И что ты делаешь?! Ведешь себя как легкомысленная бесшабашная идиотка! «Тень владыки»! Ты хоть представляешь всю полноту последствий?! Ты знаешь, что такое магическая колония для несовершеннолетних преступников?! Ты представляешь себе жизнь под постоянным надзором аврората?! Нет? Так вот, поверь мне, девочка, ты была как никогда близка к тому, что бы познать все эти прелести.

Он умолк, шумно дыша и вцепившись побелевшими пальцами в спинку в изножье кровати. Его ноздри хищно раздувались, казалось, Снейп изо всех сил сдерживается, чтобы не залепить дочери хорошую оплеуху. Его всего трясло от едва сдерживаемого гнева.
Эрика смотрела на него исподлобья прищуренными глазами, плотно сжав губы. На ее щеках играли желваки. Все желание объясняться пропало. Чувство вины, начавшее пробиваться, когда Снейп только вошел в больничное крыло, оказалось забито резкими злыми словами, как гнутый гвоздь кувалдой.

- Все сказал? – процедила она сквозь зубы.

- О нет, - ядовито ответил профессор. – Я еще имею что сказать, только слова эти не для детских ушей.

- Я не ребенок! – заявила Эрика, и ей самой стало тошно от того, как по-детски это прозвучало.

- Именно ребенок, - шипел Снейп. – Импульсивный, не понимающий последствий своих действий, получивший слишком много воли ребенок.

- Прекрасно! – взгляд девушки наполнился холодной неприкрытой злобой. - Вы отчитали провинившуюся ученицу, профессор Снейп. Можете вернуться к своим делам с чувством выполненного долга.

Эрика и сама не представляла, что может послать кого-либо столь деликатным образом. Обычно ее выражения были куда более хлесткими.
Взгляды черных глаз скрестились, как мечи на поле брани бессмысленной и никому не нужной войны. Мелькнули уже ставшие привычными видения нитей крови. Они истончились и дрожали, как перетянутые гитарные струны: коснись – и они порвутся сами и поранят неосторожную руку.
Мага и ведьму охватила чистая немая ярость, она как мантия обвивала их, обособив друг от друга и от окружающего мира.
Снейп вскинул подбородок, не глядя на Эрику, достал из кармана мантии две толстые тетради в коричневом переплете, звучно шлепнул ими о прикроватную тумбочку, и круто развернувшись, ушел, отодвинув одну из ширм. Только полы мантии шумно хлестнули воздух.
Эрика не посмотрела ему вслед. Только когда хлопнула дверь лазарета, она перевела взгляд на принесенные профессором тетради. Дневники Деи. Те, что девушка изучала на данный момент. Тетрадь номер четыре и тетрадь с оглавлением.
Подошла мадам Помфри и стала убирать ширмы, что-то недовольно ворча.
Ничего не видя и не слыша, Эрика улеглась на спину и уставилась в темный потолок. Ей казалось, что потолок смотрит на нее в ответ, и закрыла глаза.
Внутри все клокотало. От злости, обиды и… да, пожалуй, и от чувства вины тоже. В конце концов, она действительно провинилась. И не слабо, надо сказать.
Но он… Северус! Зачем он так?! Ведь можно было и по-другому. Наверное.
Главный раздражитель исчез из поля зрения, и ярость постепенно уходила, оставляя после себя пустоту и вяло текущие мысли.
В горле появился комок. Эрике не впервой было делать глупости, ничего не поделать, с ее тягой к экспериментам, и, что греха таить, некоторой импульсивностью. И отчитывали ее не единожды. Но чтобы подобным образом… Никто и никогда не позволял себе подобного. И от Снейпа девушка ожидала такого меньше всего. Да кто он вообще такой?! Папаша новоиспеченный, всплыл из ниоткуда шестнадцать лет спустя. Воспитатель выискался…
Когда злость утихла, робко и несмело рискнул поднять голову здравый смысл.
«Никто и никогда не позволял себе подобного, - вкрадчивым шепотом прозвучал внутренний голос. – Конечно. А зачем? Кому в прошлом было дело до того, что ты, «сорняк» и безотцовщина, делаешь со своей жизнью? Как быстро ты ее загубишь? Молодых и талантливых много, зачем возиться с тобой, гордой, самостоятельной, с тяжелым характером и вечным чувством превосходства? Кричать, тратить нервы… беспокоиться?
А Снейп – да, действительно, кто он такой? Всего лишь единственный, кого волнует, что с тобой будет. Единственный, кому ты нужна. Хотя теперь он, возможно, задумается, на кой ему сдалось такое «счастье».
Эрика открыла глаза. Как можно быть такой дурой? Как можно было не заметить столь очевидного? И она еще гордилась своим интеллектом!
«Северус… Моргана премудрая! Магическая колония… надзор авроров… Он же просто боялся за меня, бестолочь самодовольную. Ведь этому случаю можно было дать такой ход… Не хотел, чтобы моя жизнь покатилась под откос из-за какой-то глупости. Мерлин мой, у него же просто сдали нервы!»
Сразу отчетливо вспомнились и нездоровая желтизна лица, темные круги под глазами, заострившееся черты…
А что она – Эрика - сделала? Гордость проявила, взбрыкнула, вспомнила, что самостоятельная, независимая и всегда умнее всех. Молодец! В Гриффиндоре ею бы гордились!
Девушка перевернулась на бок, накрылась одеялом с головой и вцепилась зубами в угол подушки, чтобы не скулить в голос. Очень давно ей не было так погано.


просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.