Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Я Гарри Джеймс Салазар Гордик Гриффиндор Слизерин Когтерван Пуффендуй Поттер Реддл
-Лёх, будь другом,заткнись уже.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8443 анекдотов
- 17423 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Siete Noches

   Глава 3. Tercera noche
― И все-таки ты опять приврал, ― Айзен сидел на постели, потягиваясь и щурясь. ― В наших лесах нет колючей проволоки. Но получилось весьма… познавательно, ― вынул из-под подушки синий флакон и поболтал: ― Только какое отношение эта история имеет к знаменитым стимуляторам Гранца?

― Самое прямое, владыка, ― Гин потянулся, открывая взору голый впалый живот, и протер заспанные глаза. ― Именно после той ночи он и создал препарат, который воспроизводит движение члена в пищеварительном тракте и полностью повторяет длительность и интенсивность опыта.

― Настоящий ученый находит пищу для размышлений даже в навозной куче, ― у Айзена с утра было хорошее настроение.

― А колючую проволоку вокруг той пещеры натянули лет триста назад пропавшие шинигами, ― помните эту историю?

― Ну, а мораль?

― Мораль? ― Гин обиженно засопел, ― какая мораль, Айзен-сама? Тут у нас, чай, не райские кущи ― с утра было Уэко Мундо, ― и почесал в затылке. ― Но если подумать, в каждой сказке много моралей. Допустим, некто спит с вами из чисто научного интереса, из любопытства или от скуки. Вы можете оскорбиться, встать в позу, воскликнуть ― а где же любовь? ― это будет проще всего, и с вами все согласятся. А можете плюнуть и получить удовольствие, ― все зависит от установки. Иными словами: не суйте голову в задницу, и будет вам счастье, ― он лег на живот и притворился спящим.

― Нойторре плевать на любовь, его волнует победа. Кстати, ты замечал? Самое важное мы меньше всего склонны оценивать адекватно.

― Ага: когда говорят чувства, мозги молчат, хотя, полагаю, это трюизм.

― Недостойный тебя, ― Айзен пощекотал его голый бок. ― Вот почему людьми проще всего управлять, воздействуя на эмоции.

― А я-то не мог понять, почему каждая власть ненавидит нас, пофигистов? ― Гин закатил глаза… ― Эмоции превращают людей в послушное стадо, ― и начал загибать пальцы: ― Похоть. Жадность. Страх. Чувство собственной важности, ― он уже откровенно хихикал. ― Не иначе, наследие предков.

День прошел в размышлениях и подслушивании новых невероятных сплетен о ночной жизни владыки, ― Гин даже начал их коллекционировать. Самая дикая версия была у Теслы, который предположил, что Айзен влюбился.

― Это так романтично… ― наперебой вздыхали фрассьоны Халибел.

― В Лоли. Или в Меноли, ― морщил лоб Тесла. ― Или в обеих сразу.

Гин веселился, глядя, как вытянулись их лица, когда Лоли с Меноли беспечно притопали в тронный зал, но в то же время его точил червячок страха. Утром Айзен велел явиться пораньше, за ужином посмотрел в глаза и незаметно кивнул, подтверждая. Гин не стал вскакивать следом за ним, спокойно доел, слушая болтовню арранкаров, и не спеша дошел до нужного коридора. Дверь была приоткрыта, в гостиной темно, только из-под двери в спальню пробивался луч света. Обнаженный хозяин раскинулся на подушках, небрежно поглаживая складки темно-коричневой простыни на бедрах:

― Ты меня любишь, Гин?

― Конечно, владыка, ― взмах белой челки в поклоне. ― Вы, словно солнце, дарящее жизнь и счастье, но опаляющее, если неосторожно приблизиться. Вас не любить невозможно. ― Не отпуская сияющей медной ручки двери, он сделал шаг вперед, как в омут.

― Ну так иди сюда. Сегодня я не ищу веселья, мне вдруг захотелось любви.

― Желание владыки ― закон, ― Гин сделал еще шаг, выпустил, наконец, ручку и встал на колени перед кроватью. Любить начальство в предложенном смысле совсем не хотелось.

― Странно. Любой арранкар был бы уже в постели, голый и влажный, с бьющимся сердцем, стараясь пошире расставить ноги, ― а ты еще так далеко. Разве это любовь?

― Их любовь явная. Они, словно дети, еще не успели узнать, что любовь – тоже оружие, и чем сильнее, тем разрушительнее. Поэтому ее следует прятать. Как скелеты в шкафах, ― он сдвинулся к изголовью и лег подбородком на руку. Путаясь пальцами в волосах владыки, осторожно провел от корней к концам, наматывая и сжимая. ― Или заношенные носки, но порой… впрочем, позвольте, я расскажу вам сказку. Давным-давно… а может, совсем недавно в одном пыльном заштатном городе объявилась черная кошка. Как с неба свалилась.

Он наклонился к самому уху, вдыхая легкий запах пота и одеколона, грея дыханием. Пальцы дразнили, успокаивали и усыпляли.

― Кошка прибилась к конфетной лавке, в которой, шептались, бывают драки, хозяин которой зимой и летом ходил в полосатой панаме и гэта, жил со слугой и двумя детьми и предпочитал держаться в тени, ― Гин усмехнулся. ― Сей эксцентричный владелец лавки был человеком старой закалки, и я вечерами, охотясь за кошкой, частенько торчал у него под окошками.

Когда кошка пришла в первый раз, он смеялся, прыгал и подбрасывал ее в воздух. В тот день на закате они сидели под навесом крыльца, молча глядя в медленно выцветающее небо.

― Они пришли.

― Знаю.

Темнело. Небо заволокло серой мутью, пошел мелкий дождь, запахло сыростью, землей и травой. За домами изредка слышался шум проезжавших машин.

― Они ее заберут.

― Несомненно.

― И что ты будешь делать, Киске?

― А что я могу? Ничего. За сто лет я привык к созерцанию и размышлению.

― Врешь.

Ветер принес шелест листьев и запах дыма.

― Вру, ― слишком легко согласился он. ― Со старым другом – как с собой: ни соврать, ни как следует удивиться.

― Урахара, мы не виделись сто лет.

― И ты изменилась? ― он потянулся, чтобы погладить ее по плечу, но не донес руку и оперся на вытертые доски террасы.

Кошка фыркнула:

― Тебе виднее. Так что будем делать?

― Ждать.

― Глупо.

― А что ты предлагаешь, Йоруичи-сан? Мне в Сейрейтей путь заказан. Тебя послать? Обойдешься. Захочешь – сама пойдешь, никого не спросишь.

На крыльцо вышел мальчишка, зажег фонарь. Глаза Урахары на миг затопила грусть:

― И не говори, что тебе жалко Кучики Рукию.

Йоруичи закусила прядку волос. Было почти темно, трудно разглядеть лицо, но голос звучал устало:

― Было бы жальче, если бы за ней не пришли. Ты стал отвратительно взрослым, Киске, если решил, что можешь гробить чужую жизнь для собственного удобства. Тебе не кажется, что сделать из шинигами человека – в некотором роде хуже, чем убить?

― Для общего блага, ― он усмехнулся в веер. ― Думаешь, мне не стыдно?

― Думаю, ты ей должен.

― Смешно.

― Смешно.

Дождь пошел сильнее, сквозь дыры в навесе закапало. Кошка встряхнулась и села, поджав под себя лапы, обернувшись хвостом.

― С каких пор ты стал так безжалостен?

― Настоящий ученый не может себе позволить… ― он улыбнулся уголками губ, словно тема была уже столько раз пережевана, что не осталось ни боли, ни ужаса, ни попыток вырваться из капкана, ничего, кроме смирения и улыбки, ― быть человеком, хотя… может, поэтому из меня и не вышло ученого. Проигрыш лечит от многих иллюзий, ― он вытянулся на пахнущих сосной досках и чуть слышно добавил: ― И от желаний тоже. По-хорошему, с ней не случилось бы ничего, что уже не случилось с нами. Очередная жертва. А что до безжалостности ― побежденным героям полагается смерть в ореоле славы, иначе из них получаются очень странные личности, ― подставил руку под капли с крыши, пытаясь удержать как можно больше воды. ― Сильные веселые неудачники, способные почти на все.

«На бездействие. На признание поражения…»

― Тогда не проигрывай.

― С каких пор ты читаешь морали, Йоруичи-сан?

― С тех, как от меня перестали этого требовать, ― ухмылка странно смотрелась на кошачьей морде.

― Ну конечно, ― Урахара картинно заломил руки и возвел глаза к потемневшем от времени доскам. ― Теперь я просто обязан придти ей на помощь! А раз самому никак, придется послать кого-нибудь еще. Тут есть очень способные детишки, ― он щелчком сложил веер и картинно потер руки. ― Заодно посмотрим, до чего они дорастут в экстремальных условиях.

― Шутишь?

― Даже не думаю: только так можно понять, кто на что способен. Помнишь, как мы гоняли новобранцев? К концу второй недели половина считала смерть избавлением. К тому же, мне любопытно.

― Киске, новобранцы знали, на что идут.

Он весело блеснул глазами из-под шляпы:

― А мы и этим расскажем, очень подробно. Спорим, все равно пойдут?

― Тебе не идет цинизм.

― А тебе – ханжество. Кажется, мы все-таки изменились.

Кошка перевернулась на спину и подставила брюхо под его пальцы:

― Мы притворяемся. Играем, пытаемся соответствовать чьим-то надуманным ожиданиям. Казаться такими мудрыми, что обоих сейчас стошнит.

― Значит, будем последовательны, проблюемся и пойдем муштровать детей, чтобы послать их на смерть, да? ― вместо того, чтобы гладить живот, Урахара теребил ее уши. ― Чтобы очистить совесть.

На блестящей грязи двора дрожали длинные тени от столбиков крыльца, под навесом тонко звенели напуганные дождем комары.

― Я пойду с ними.

Пальцы сжались у нее на загривке.

― Почему-то я так и думал, ― он попытался поднять ее, отпустил и улегся на доски крыльца, безмятежно закинув руки за голову. ― Тебя убьют?

― Разумеется. Маленький Бьякуя, собственноручно. Если поймает.

― То есть, я тебя сто лет не видел, и больше никогда?.. Мило. И кто теперь будет взывать к моей совести?

― Никто, Киске, ― она вспрыгнула ему на живот, потопталась и улеглась на груди, заглядывая в глаза. Урахара отвернулся, небрежно провел кулаком по сомкнутым векам, потом, не разлепляя ресниц, погладил ее, прижимая к себе.

― Йоруичи-са-ан… ― шум дождя, перестук капель по крыше, грязи двора и листьям почти заглушили чуть слышный шепот. Кошка свернулась теплым клубком на груди, а соленые капли на досках крыльца – наверное, тоже дождь. Крыша давно течет. ― Все-таки здорово, что ты вернулась.

Фонарь мотало от ветра, где-то хрипло кричала птица, в доме давно погасли огни. Урахара дышал слишком ровно, пальцы нежно и осторожно трогали мех. И вдруг – сначала тяжесть на груди, выбивая воздух из легких, потом ― кожа под пальцами вместо шерсти и мягкость щеки на губах.

― Киске, кажется, за сто лет мы стали слишком серьезными, ― она зарылась пальцами ему в волосы, потерлась носом о нос, почти почувствовав усмешку.

― Новая игра, Йоруичи-сан?

― Почему бы и нет, Киске? За сто лет я слишком соскучилась, и потом – вдруг уже не удастся?

― За сто лет я…

― Признайся, ты думал об этом?

― Каждую ночь, ― он фыркнул, погладил ее по волосам; едва касаясь, пробежал пальцами вдоль позвоночника, остановившись чуть ниже талии. ― А еще утром, в обед и вечером.

Йоруичи засмеялась.

― Клоун. Не сердись, мне вдруг показалось, это будет забавно, к тому же, ты слишком тихий сегодня. И вообще, лучше жалеть о содеянном, особенно если мир меняется слишком быстро… ― она лизнула его шею, сунула руку в вырез косодэ, нащупывая соски.

Урахара резко вздохнул, выгибаясь. Будто случайно дотронулся до ее груди, но тут же убрал руку:

― Ты уверена?

― Киске, ― она повела бедрами, потерлась о твердый член. ― Давай ты решишь для себя, что ты хочешь, ― приподнялась на руках, нависая, заглядывая в зажмуренные глаза. ― Думаю, у нас мало времени, ― и осторожно коснулась теплым сухим ртом закушенной нижней губы.

Урахара распахнул глаза, свет фонаря потерялся в огромных зрачках, и рывком перекатил ее на спину. Йоруичи ухмыльнулась, пользуясь случаем стащить с него все, до чего могла дотянуться.

― Помнишь нашу пещеру? Как мы купались там голышом?

― Ты совершенно не изменилась, ― теплые ладони легли на грудь.

― А ты так хорошо помнишь, ― она фыркнула, выгибаясь. ― Еще скажи, тебе и тогда хотелось это сделать.

― Конечно, ― между пальцами показался торчащий сосок, он провел по нему языком, осторожно втянул в рот. ― Утром, в обед…

Ее смех прервался протяжным вздохом:

― Еще…

Урахара долго не мог оторваться от ее груди, как продрогший бродяга от кружки с горячим чаем, потом губы двинулись ниже. Он что-то прошептал ей в пупок, ― звук сливался с шумом дождя, ― и наконец уткнулся лицом в бедра, целуя, раздвигая, гладя ресницами. Йоруичи развела колени, раскрылась ему навстречу и вздрогнула:

― Колючий.

Села, притянув к себе его голову, трогая щетину большими пальцами, разглаживая морщинки у губ. Поцеловала в уголок рта. Урахара взглянул ей в глаза и опустил взгляд. Он стоял на коленях между ее расставленных ног, бледный, с худыми плечами, обнимая, прижимая к себе, неуверенно гладя по голой спине, положив подбородок на макушку и чуть-чуть раскачиваясь. Ночь пахла цветущей липой, под навес залетали брызги.

― Уже передумала? ― преувеличенно бодрый голос, слишком резкий в шорохе капель.

― Вот еще, ― он не успел моргнуть глазом, как оказался на спине на ворохе снятой одежды, Йоруичи уселась сверху, дернула завязки зеленых штанов и накрыла ладонью длинный и узкий член с почти незаметными венами, пробежалась пальцами по бархатной коже, наклонилась, потерлась щекой: ― В первый раз вижу тебя во всей красе, ― и прикоснулась губами к мошонке. Урахара простонал сквозь зубы, стараясь раздвинуть ноги. ― Терпение, мой герой, ― сильно нажимая, провела языком вдоль выпуклой вены, несколько раз, словно дразня, облизала головку и плавно всосала почти целиком. Заурчала, как кошка, которую чешут за ухом, вызвав новый задушенный всхлип, приподняла голову, выпуская, и всосала снова.

― Стой, ― Урахара сжал ее плечи. ― Или все кончится прямо сейчас.

― Ммм… ― она облизнулась и двинулась вверх вдоль его тела, касаясь сосками, вдыхая еле заметный запах пота, старой бумаги и пряностей. ― У тебя было сто лет, чтобы научиться терпению, ― взъерошила волосы, медленно, глядя в глаза, опустилась на член и застыла, мягко целуя лоб и скулы. ― Посмотрим, на сколько тебя хватит, Киске.

― Это вызов?

― Ага, как тогда, в Академии, ― привстала и опустилась, и снова, будто дразня, покачивая бедрами.

― Да-а-а…

Его ладони обхватили ее грудь, приподняли, лаская соски, губы поймали губы. Йоруичи провела по ним языком, прошептала:

― Колется. Впрочем, так даже лучше.

Урахара больше не мог контролировать дыхание, оно сбивалось, вырывалось короткими всхлипами, руки гладили плечи, грудь и бока, ласковые, как бабочки.

― Йоруичи…

― Правда, здорово?

Она стала двигаться по-другому, взад и вперед, выгнув спину и широко разведя колени, так что член каждый раз задевал что-то внутри, а потом выгнулась с низким стоном, запрокинув голову, щекоча волосами бедра Урахары, стон перешел в горловое урчание. Несколько раз вздрогнула и затихла у него на груди, спрятав лицо в ямке между плечом и шеей, кусая, вылизывая кожу.

― Киске… ― Йоруичи подняла голову и ухмыльнулась, ― у тебя засос, ― и опять начала двигаться, сначала вверх-вниз, потом взад и вперед, до нового приглушенного крика и тягучих дрожащих стонов.

― Тише, детей разбудишь! ― он улыбнулся уголком рта, нежно и грустно, словно прислушиваясь к тишине в доме и плеску капели по лужам. ― И не ставь мне засосов: что я скажу Тессаю?

― Что в первый раз за сто лет позволил себе быть счастливым, ― Йоруичи явно пошла на третий круг. ― Он будет доволен.

― И сколько раз ты так можешь?

― Десять… или пятнадцать, но ради тебя в первый раз согласна на пять. Выдержишь?

― Как начет трех? И один – прямо сейчас? ― процедил сквозь зубы Урахара, до синяков стиснул ее ягодицы и толкнулся вверх, сильно и как-то отчаянно, сморщившись и закусив губу.

Она не ответила, двигаясь резко и странно, приноравливаясь к нему, опираясь на пальцы, зажмурившись, а он потерялся в нарастающем ритме, то ли не мог, то ли не хотел уже сдерживаться, будто все остальное было неважно, только бы дотянуться, глубже, коснуться всем телом, отдать все, что есть, и излиться слезами или дождем в рыжую пыль земли.

Йоруичи не успела. По его телу уже прокатывались волны оргазма, а она все еще двигалась, пытаясь поймать ускользающее ощущение, когда теплая сперма вокруг начавшего обмякать члена, тихий, какой-то беспомощный стон Урахары, расслабленный взмах руки, задевшей сосок, наконец бросили ее через край. Она выгнулась, прикусывая губу в безмолвном крике, и упала ему на грудь, тихо мурлыча, хватая ртом воздух.

Под ухом бешено стучало сердце, но дыхание стало почти неслышным.

― Киске… ну ты даешь.

Он молчал и рассеянно гладил ее по влажной вибрирующей спине. Дождь начал стихать, только громче звенела капель у крыльца, капли выбивали ямки в размокшей пыли. Где-то вдали, в старых кварталах залаяла собака. Йоруичи слизывала капли пота с его безволосой груди, целовала ключицы.

― Почему мы не сделали это раньше?

Урахара пожал плечами и посмотрел в сероватое небо:

― Мы идиоты. Думали, у нас впереди вечность. Тогда у нас были дела поважнее, а игры – поинтереснее. А потом – это же не повторится? Раньше я бы не пережил, ― он прямо взглянул ей в глаза и усмехнулся, ― а сейчас, может, переживу.

Вдали что-то сверкнуло, потом еще раз. Йоруичи подняла голову:

― Это уже не гроза. Ты заметил? Они ушли и забрали ее, а перед этим была хорошая драка, ― она наморщила лоб. ― Жаль, что исход не мог быть другим. Кто-то должен пойти, подобрать раненых и спасти все, что можно. Ты еще можешь двигаться?

― Всегда, ― Урахара осторожно встал и затянул тесемку штанов. ― Особенно, когда просит дама. Только тебе не кажется, что у меня входит в привычку приходить после драки, собирать трупы и совершать чудеса?

Она ухмыльнулась:

― Я думала, тебе это нравится, ― и, поежившись от тяжелого взгляда: ― По крайней мере, в части про чудеса.

Урахара завязал пояс, подобрал у самого края террасы полосатую шапку, вытряхнул воду и вытащил из-за двери зонт:

― Жди меня здесь, ― спустился с крыльца, не оборачиваясь, помахал рукой и скрылся за полупрозрачной стеной дождя.

***

Гин потянулся, встал, разминая затекшие ноги, и посмотрел на уснувшего Айзена:

― Спите, владыка. Мы с вами в тот день тоже славно повеселились, ― устало потер глаза и выскользнул в коридор.

просмотреть/оставить комментарии [1]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 23:15:15
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.