Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

...Эдвард Каллен долго бежал по полю, уворачиваясь от зеленых молний..


А Волдеморт,выглядывая из-за дерева, злобно смеялся.

Список фандомов

Гарри Поттер[18362]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12484 авторов
- 26831 фиков
- 8439 анекдотов
- 17417 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>


  Выбраться из тьмы

   Глава 9. С Рождеством?
I called you brazen, called you whore right to your face.

And watched you silently and publicly disgraced.

I didn’t notice when you strentghened like a vice.

That you were trembling and burned beneath the ice.

Why don’t you weep when I hurt you ?

Why don’t you weep when I cut you ?

You don’t bleed and the anger builds up inside.

(Skunk Anansie, “Brazen”)



— Вы ни за что не угадаете, кого я только что видел в подземельях, с рукой у Снейпа в штанах!

Ученики, собравшиеся в гостиной, замолчали, терпеливо ожидая продолжения. Они хорошо знали Колина и не сомневались ни в том, что он не врет, ни в том, что он быстро расколется. Так что зачем играть в загадки?

— Драко Малфоя! — с довольным видом выкрикнул Колин.

Симус нехорошо рассмеялся и тут же повернулся к Гарри и его друзьям.

— А я ведь вам говорил, что Малфой та еще сучка! Неудивительно, что у него такие высокие оценки по Зельям.

— Нет ну ты идиот или придуриваешься? — вышла из себя Анжелина. — Думаешь, он и с другими профессорами спит? У него по всем предметам хорошие оценки!

— Что делает или не делает Малфой касается только его, — слишком спокойно произнес Гарри. — Если он спит со Снейпом, то это его дело.

Он медленно повернулся и прямой как струна направился в свою спальню. На гостиную словно накатила волна холода. Рон и Гермиона обменялись озабоченным взглядом, пока остальные ученики, казалось, наслаждались сенсацией. Колин, как и свойственно хорошему папарацци, делился подробностями сцены, которой стал свидетелем. Рон чувствовал, как в нем поднимается черная злость — щеки начали полыхать.

— И тогда он сунул руку Снейпу в штаны и сказал, что хочет облизать его! — вещал Криви, счастливый, что у него появилась внимательная и готовая его слушать публика.

— Я полагаю, ты сделал снимки, — поинтересовался Рон.

— Конечно, они в тепле, в моем фотоаппарате. Если хочешь, покажу.

— Нет, ты ничего мне не покажешь, ты сейчас же отдашь мне свой фотоаппарат, — скрипя зубами, приказал Рон. — Ты ведешь себя как слизеринец, Колин, мне стыдно за тебя, ты позор Гриффиндора! И, как префект, я требую, чтобы ты прекратил распространять лживые слухи!

— И с каких это пор ты защищаешь эту псину Малфоя? — нехорошо ухмыляясь спросил Симус.

— Да мне плевать на Малфоя и его секскапады! Что действительно важно, так это то, в каком свете мы, гриффиндорцы, себя выставляем, распространяя подобные слухи об ученике и профессоре. Малфой и без этих фотографий и утверждений Колина выходит придурком. Его поведение говорит за него, так что даже не стоит тратить на обсуждения слюну… он этого не заслуживает.

— Меня тошнит от всех вас! — Бросила Анжелина, перед тем как удалиться в свою спальню в компании Алисии Спиннет.

— Рон прав, — заметила Гермиона. — Колин, сейчас же отдай мне свой фотоаппарат, иначе я обращюсь к МакГонагалл.

Колин нехотя подчинился. Когда фотоаппарат оказался у Гермионы в руках, та кивнула Рону, и они направились проверить — как там Гарри. Тот сидел на кровати и выглядел на удивление спокойным, что совсем не было на него похоже. У Гарри был взрывной темперамент, и сильные эмоции часто приводили его к необдуманным поступкам.Только вот сейчас Гарри вел себя странно. Рон был уверен, что у того все кипит внутри, хоть парень и остается внешне спокоен. Гарри бросил на друга отсутствующий взгляд и вздохнул.

Атмосфера в комнате была удушающей — как после ожесточенного боя. Рон опустил взгляд и увидел, что у Гарри трясутся руки.

— Гарри, пожалуйста, поговори со мной.

— Ты меня предупреждал, — отсутствующе произнес Гарри. — Ты говорил мне, что он не может любить. А я думал — может. Но нет. Он сам себя не любит.

— Может, Колин плохо увидел, — попыталась успокоить его Гермиона.

— Мне плевать... — У Гарри дрогнул голос. Он еще долгое время провел вот так, словно в трансе.

Он обратил внимание на свои руки. Почему они дрожали? Гарри ведь был спокоен. Почти расслаблен. В конце концов, что он мог сделать? Он давно знал, что влюбился не в того человека, в человека, представляющего угрозу для его внутреннего равновесия. Его душило множество различных эмоций. Он и любил и ненавидел Драко одновременно.

Он любил его так сильно, что хотел избить до смерти за предательство.

Он хотел сделать ему больно, очень больно.

Да он просто хотел убить его. Раздавить это ледяное сердце, раз он не смог его согреть. Заставить страдать так, как Гарри страдал в этот момент. Бить его до тех пор, пока его дыхание не станет всего лишь воспоминанием для того, кто дышал ради Драко Малфоя. Все то прекрасное, что Гарри готов был совершить из любви к Драко превратилось в черные пятна на горизонте. Гарри хотелось только одного — слышать мольбы Драко о прощении. Гарри глубоко вздохнул в надежде прогнать эти мысли из головы.

Его взгляд упал на фотоаппарат в руках у Гермионы.

— Он сделал фотографии, — констатация факта.

Друзья молча подтвердили.

— Я хочу их увидеть. Прояви фотографии, Гермиона.

— Гарри, я не думаю, что это хорошая идея, — взмолилась Гермиона, которой совсем не улыбалось увидеть воркующих Снейпа и Малфоя.

— А я прошу тебя это сделать. Я хочу это увидеть собственными глазами. Мне это нужно. Встретимся за ужином. — Гарри взял свой плащ и жестом остановил последовавших за ним друзей. Ему нужно было побыть одному и справиться с эмоциями — с чувством, что его сердце вот-вот разорвется на кусочки.

Как только он покинул спальню, Рон повернулся к Гермионе:

— Я убью Малфоя!

-Рон, ты ничего не будешь делать, разве что поможешь мне проявить снимки. Возможно, Малфой и не сделал ничего плохого.

— Ты меня извини, Миона, но «Малфой» и «не сделал ничего плохого» не вяжутся в одном предложении.

Гермиона лишь грустно улыбнулась и жестом попросила Рона следовать за ней.


* * *

— Вы влюблены... в Сириуса Блэка!

Глаза Снейпа наполнились слезами, и он медленно кивнул. Он очень удивился, прочитав во взгляде Драко понимание и снисxождение.

— Как ты догадался?

— Сэр, вы сами на себя не похожи с начала учебного года. Учитывая факт, что относительно недавно умер Сириус Блэк, и что вы были знакомы, я сразу подумал о нем.

- Великий Мeрлин, Драко! Мне так стыдно и очень жаль. Я... мы ссорились, и я вдруг снова почувствовал себя шестнадцатилетним парнем и я опять ругался с Сириусом. Я бы никогда не подумал, что однажды увижу страх в твоих глазах — страх вызванный мной. Почему ты не идешь к Дамблдору, чтобы рассказать ему о том, что я только что сделал? Я пойму, потому что заслужил. Почему ты все еще здесь, я ведь напал на тебя?

Профессор снова молча заплакал. Драко словно в трансе наблюдал за болью человека, который на протяжении долгих лет залечивал все его раны, не только физические. Боль заставила его действовать неправильно, и Драко мог понять это. Драко наклонился немного и взял во все еще дрожавшую руку подбородок Снейпа, заставляя того поднять глаза.

— Северус, я знаю вас с детства. Сколько я помню, вы всегда обо мне заботились. Я знаю, кто вы есть, и я никогда — никогда! — не сомневался, что вы мне ничего плохого не сделаете. А сегодня я как спустился с небес на землю. Я в шоке, но все-равно даю вам шанс объясниться, потому что вы всегда меня поддерживали и потому что человек, набросившийся на меня не был вами. Вы тот, кто защищает меня от родителей, когда они... когда...

— Когда они избивают тебя, Драко. Ты должен осознать это: твои родители причиняют тебе вред. И мне жаль, что я ничего не могу сделать, кроме как залечивать твои раны. Но чтобы оберегать тебя, я должен притворяться темным магом, заботящемся о красоте Наследника. К сожалению, это все, чем я могу помочь. Ты знаешь, что я всегда мечтал о таком сыне, как ты и от этого мне еще больнее осознавать, что я потерял твое доверие. Так ведь?

— Однажды оно вернется, — произнес Драко, успокаивающе улыбаясь. Но не просите меня простить вас сразу. Не раньше, чем я пойму, что связывает меня с Сириусом Блэком. Я видел его фотографии, когда он сбежал из Азкабана, и наше гипотетическое сходство для меня оскорбительно.

Он позволил себе улыбнуться, и Снейп вернул ему улыбку.

— Да, Азкабан сильно на него повлиял, но у него остались все те же восхитительные глаза и природная грация... как у тебя. В твоем возрасте у Сириуса были твои выдержка и надменность. Как и ты, он был остр на язык и очень умен. Он тот, кем мог бы стать ты, если бы не твои родители и право выбора. Сириусу повезло попасть в Гриффиндор и завязать дружбу с отцом Поттера, но у тебя дружба с кем надо не завязалась. Твои же друзья боготворят тебя. Ну а вообще, вы очень похожи внутренне. Ваши реакции очень похожи, разве что у него больше развито чувство самопожертвования, а у тебя — инстинкт самосохранения. Ты как-будто его версия темного мага. И потом, физически вы тоже похожи. Больше, чем ты думаешь. Ваши глаза и лица той же формы, того же оттенка. Вы оба высоки и хорошо сложены, а еще у вас почти одинаковые руки. А ухмылка! Но, конечно, ты блондин, он брюнет. И даже в поведении вы похожи. Ты доставал Поттера, а Сириус — меня. Но я всегда предпочитал такое отношение безразличию.

— Когда вы поняли, что любите его ?

— Еще на церемонии Распределения я понял, что он красивее любого виденного мной мальчика. Я даже пальцы перекрестил, чтобы попасть с ним в Гриффиндор. Но я истинный слизеринец, и это сильно сыграло против меня. Мы стали врагами, как вы с Поттером. Я и шагу не мог ступить, чтобы не нарваться на его друзей. Он не сделал мне ничего действительно плохого, кроме того раза, когда по его милости я чуть не умер. Он обычно ограничивался обидными комментариями, как ты.

— Вы не думайте, мои слова и поступки тоже не невинны, хоть я никогда и не пачкал рук. Полагаю, вы не говорили с ним о своих чувствах.

Профессор только покачал головой и тяжело вздохнул.

— Никогда. Я смог остаться с ним наедине только однажды. В остальное время его шайка пиявок была в метре от него, не больше. Я проклинаю Джеймса Поттера, худшего из всех, Ремуса Люпина и Питера Петтигрю. В день, когда мы с ним встретились один на один в библиотеке, я понял, что влюбился.

— Расскажите, — попросил Драко, поставив локти на колени и подперев подбородок руками.

— Ты очень любопытен… Хотя, после всего, я тебе обязан. Я был в библиотеке и искал книгу по зельям… оригинально, не так ли? А он искал ту же книгу. В итоге, перед нами предстал выбор: либо ругаться, пока мадам Пинс нас не прогонит и мы получим плохую оценку по заданию, либо работать вместе. Мы выбрали второе и принялись за работу. Он попросил меня по-меньше говорить. Не знаю почему, но это меня насмешилo, и его тоже. Мы занимались больше часа, и я был поражен его знаниями. И тогда его друзья пришли и испортили момент. Эти придурки абсолютно зависели от Блэка. И тогда я стал следить за ними, чтобы иметь возможность любоваться Сириусом. Он нервничал. Думал, что я хочу им навредить как-нибудь. Теперь, когда я знаю, что он был анимагом, а Люпин — оборотнем, я понимаю, что он боялся, что я могу донести на них.

Драко некоторое время ничего не говорил, переваривая услышанное. Его профессор неполноценно жил все эти годы, страдая от неразделенной любви. Драко сталo так жаль его, что он буквально испугался за свое психическое здоровье — у него не было в привычках жалеть кого бы то ни было.

— Почему вы ему не рассказали? Лучше получить отказ, чем жалеть всю жизнь, разве нет?

— Нет, я предпочел отказу сожаления. И, можешь мне поверить, я жалею об этом все больше с каждым днем. Я испортил себе жизнь из-за неразделенной любви. Сириус любил женщин, это было очевидно. К счастью, появился ты. Ты был моим человечком, с твоими светлыми волосами и невозможными улыбками. Когда тебе был год, я буквально таял от твоей улыбки… но она постепенно исчезала, пока не превратилась в оскал. Да, Драко, ты мог бы стать ангелом, но твои родители все испортили из любви к Темному Лорду!

— Какая разница, — огрызнулся Драко, вставая. — Я мог бы стать самым милым человеком в этом мире, но я никогда бы не заменил вам Сириуса Блэка, если это то, чего вы хотите.

— Нет, я и не хочу этого. Сириус Блэк не был святым. Я просто пытаюсь тебе сказать, Драко, что счастье нельзя упускать. И если твое счастье — в Поттере, то не позволяй никому встать между вами, даже если это буду я. И Мерлин знает, что я попытаюсь, потому что непереношу этого мальчишку.

— Вы ненавидите не его, а его отца. Представьте, если бы он поступал также, заставляя меня поплатиться за все гадости, что ему причинил мой отец. Думаете, это справедливо? На самом деле Гарри хороший человек, и вам следует перестать ненавидеть его за то, что он не совершал. Сделайте это для меня, пожалуйста, Северус.

Профессор тяжело вздохнул и внимательно посмотрел Драко в глаза. Ему казалось что он тонет.

— Ладно, я попробую, — уступил он.

— Мне бы хотелось, чтобы вы взяли свою жизнь в руки, Северус. Вы не можете вечно горевать об умершем любимом. Блэк мертв, это печально, но есть и другие свечи, которые можно зажечь. Взять хотя бы Люпина, я уверен, что он бы не отказался познакомиться с вами поближе.

— Люпин?!

— Так, запомните, что это разговор не между учителем и учеником, потому что, Северус, вы дурак! Да он пожирает вас глазами еще с моего третьего курса. Он все делает, чтобы вам угодить. А вам не хочется сблизиться с... большим злым волком?

— Драко, ты сошел с ума. Я не могу встречаться с Люпиным, я слишком много думаю о Сириусе.

— Ну я же не говорю, что вы должны на него наброситься ! Я просто прошу вас прихорошиться сегодня и поговорить с ним, как цивилизованные люди. Узнайте человека, что прячется за зверем, и, возможно, вы забудете о своем горе. Но довольно разговоров, сейчас я вами займусь!


* * *

За ужином все разговоры прекратились, как только Снейп появился в Большом зале. Он не превратился в сказочного принца, но он изменился. Гарри внутренне негодовал, подозревая, что тот хотел выглядеть моложе для Драко.

Драко действительно постарался, сделав так, что профессор выглядел моложе и менее сурово. Его волосы были чистыми и блестели, а еще Драко с помощью магии перекрасил две пряди волос, обрамляющих лицо, в светло коричневый цвет, что Снейпа значительно омолаживало. На нем был все тот же черный плащ, но под ним виднелся бежевого цвета элегантный костюм, и многие ученики осознали, что Снейп очень даже неплох собой.

Но главное, Драко убедил профессора не делать такое выражение лица, словно у него сейчас случится приступ, когда тот смотрит на Люпина. Так Снейп выглядел лет на десять моложе.

Гарри заметил искорку в глазах Люпина, и захотел избить Снейпа. Сидевшая рядом Гермиона внезапно напряглась.

— Гарри, я прошу тебя, успокойся.

Гарри проследил за ее взглядом и увидел Драко... нет, Малфоя. Тот только что вошел и остановился около дверей, разговаривая с Блейзом, Панси и Ноттом. Он выглядел очень довольным, и Гарри почувствовал, как кровь стучит в висках, так что он уже почти не слышал смешков поливавших Малфоя грязью Гриффиндорцев.

Он рывком поднялся и решительно направился к группе слизеринцев. Увидев его, Драко пошел на встречу, продолжая улыбаться.

— Нам надо поговорить, — сухо произнес Гарри, указывая пальцем на Драко.

Все произошло неимоверно быстро.

Против его воли, из его пальца вырвался электрический заряд и ударил Драко в грудь, заставив того пролететь пару метров и приземлиться на преподовательский стол, в нескольких сантиметрах от Люпина, который поспешил проверить состояние слизеринца. У Драко не получалось вдохнуть, и пришлось применить к нему заклинание кислорода.

Пока профессор МакГонагалл отчитывала Гарри, Драко медленно поднялся, у него был совершенно пустой взгляд. Гарри подошел к нему, и ухмылка на лице Драко заставила его потерять остатки терпения.

— Ты просто блядь, Малфой! Я бы все для тебя сделал! Все!

— Ну, если ЭТО все, что ты можешь для меня сделать, я бы предпочел, чтобы ты воздержался, — заметил Драко, вытирая кровь, струйкой бежавшую изо рта.

— Ты меня предал!

— Не знаю о чем ты, но так и быть беру всю вину на себя, если тебе от этого станет легче, любовь моя.

Услышав этот саркастический тон, Гарри потерял все самообладание. Его рука с силой опустилась на щеку Драко, который отступил на шаг, хотя выражение его лица оставалось невозмутимым.

— А сейчас, Гарри, где отличие между тобой и моими родителями?

Гарри видел, как Драко сжал челюсти, и отступил на шаг, в ужасе от того, что поднял руку на любимого. Он просто стоял здесь, и в голове не было не единой мысли. Драко закрыл глаза и с трудом снова открыл их. Он поднял слетевшую во время падения золотую цепочку и направился к выходу. Когда он проходил мимо гриффиндорского стола, его окликнул Симус.

— Эй, Малфой! Когда ты отмоешь кровь с лица, заходи ко мне в спальню, сделаешь мне приятное! Назови любую цену!

Драко пришлось собрать остатки силы воли, чтобы не наброситься на Симуса и не убить его. Вместо этого он встал напротив гриффиндорца, положил руки на стол и приблизил свое лицу к симусову.

— Ты умеешь выпендриваться перед своими друзьями, Финниган, но ты по-другому пел, когда я собирался научить тебя летать. Я слишком дорого стою для тебя, Финниган. Так что перестань мечтать и поищи в своей категории. Я уверен, что Хагрид разрешит тебе поразвлечься с Соплохвостом, только он тебе и подходит. И если ты еще раз меня оскорбишь, я тебя убью, понял?

Симус хотел что-то сказать, но Драко сжал пальцы правой руки, и губы гриффиндорца склеились.

Драко вышел, не оборачиваясь, не слыша, что кричит Блейз Гарри. В своей комнате он разделся и лег — спина болела после падения. Он не понял, что это было и среагировал не так, как надо по отношению к Поттеру. Ему стоило быть более резким, может даже, более агрессивным. А вместо этого он ничего не понял. Но он слишком гордый, чтобы потребовать объяснений.Да, странное выражение любви. Драко не был уверен, что действительно хочет быть любимым за такую цену. Подумать даже, ведь вся эта история со Снейпом завязалась из-за того, что Драко хотел его попросить быть по-мягче с Поттером!

Он устал.

Устал получать удары от людей, говоривших, что любят его.

Устал чувствовать боль.

Устал от непонимания. Почему любовь — это так больно? Заслужил ли он такое отношение? Был ли он так ужасен, как думали его родители и Гарри? Он вдруг понял, что никогда и ни с кем не чувствовал себя в безопасности, за исключением профессора Снейпа, но и ему он больше не доверял. Гарри не любит его, его родители плохо его любят. У него было все, и не было ничего. Все возможные богатства, но никакой любви.

Он чувствовал себя таким одиноким, что когда пришел Блейз и стал поглаживать его по спине — как всегда делал, когда Драко было плохо — Драко обнял его руками за талию и прижался к нему, словно ребенок. Блейз осторожно закрыл полог кровати и лег рядом с другом.

— Это Криви, маленький сученыш, вроде как видел, как ты отсасываешь Снейпу, — ответил Блейз на немой вопрос Драко. — И теперь в Гриффиндоре и Рэйвенкло тебя считают шлюхой.

— Что? — Драко привстал в кровати. — Ты же меня знаешь, Блейз, я никогда не отказывался от сделанного... но это. Ничего подобного не было. Да я раздавлю этого таракана.

— Я тебе верю. Я прекрасно знаю, что Снейп не в твоем вкусе, но что все-таки произошло?

— Мы говорили. Он сказал мне что-то, что открыло мне глаза. Кажется, что я сильно похож на Сириуса Блэка, и я думаю, что Поттер со мной из-за этого. Он ищет во мне его.

— Странно. А вот мне кажется, что он с тобой, потому что от тебя без ума. Но я не знал Блэка, так что не могу судить. Кстати, Криви говорит, что у него фотографии. Я завтра пойду их проявлять с Гермионой, а потом накормлю ими эту крысу, Поттера и Финнигана.

— Я сам займусь Криви и Финниганом. Что касается Поттера, он для меня умер. Надо его игнорировать, ему это не понравится.

— Ты не можешь игнорировать его, Драко. Он тебе слишком нравится. А он тебя любит и не позволит уйти. Он поймет, что ошибся и извинится. Но Драко, если он еще раз поднимет на тебя руку, он об этом пожалеет.

Драко закрыл глаза. У него сильно болела спина, и от мысли, что Гарри мог поверить Криви, даже не спросив у него объяснений тоже было очень больно. Что бы не произошло, он — Драко Малфой, a значит он всегда виноват. Он чувствовал, как Блейз массирует ему спину и немного расслабился. Постепенно, он провалился в сон, в котором Гарри извинялся и говорил, что доверяет ему. Он говорил ему, что любит не за возможное сходство с Сириусом Блэком. Сердце Драко заходилось в бешеном ритме, и он страстно целовал Гарри. Поттер ложил свою горячую подрагивающую руку на его затылок, зарывался пальцами в волосы. Драко чувствовал его дыхание на шее, пока Гарри не уставая повторял:

— Драко, я так тебя люблю. Ты все для меня. Я люблю тебя больше всего на свете и так хочу доказать тебе это, a не делать что попало. Я не хотел... я не хотел.

Драко говорил Гарри, что не хочет быть заменой Сириусу Блэку, и Гарри нежно гладил его по спине, а его губы терялись у Драко на затылке. У Драко по спине пробежала дрожь, и он понял, что не грезит о руках на спине, о дыхании в шею и о словах любви. Он широко открыл глаза и живо развернулся. Гарри сидел на краю кровати, с покрасневшими глазами, руки сложены в немой мольбе. Драко прикусил губу и уставился Гарри в глаза. Его сердце забилось чаще, когда Гарри снова заговорил.

— Моя магия вышла из-под контроля, я не хотел. Мне жаль. Очень.

— Да, я заметил, что твоя магии вышла из-под контроля. Вот только я не понял, почему в тебе было столько ненависти, — сказал Драко, садясь подальше от Гарри. — Как ты сюда попал?

— Я уговорил Блейза впустить меня. Драко, я от ревности с ума чуть не сошел, поэтому даже не попытался объясниться с тобой. Я не должен был. Эта пощечина навсегда мне запомнится, и я больше никогда не подниму на тебя руку. Я все сделаю, чтобы ты простил меня, — Гарри провел рукой по пострадавшей щеке блондина.

— Что ж, такое случается. Ты просто был зол.

Гарри чуть не упал навзничь... не от радости — oт ужаса.

— Нет, Драко, такое не должно больше повториться, — сказал он, обхватывая лицо Драко руками, поглаживая большими пальцами по щекам. — Ничто не может извинить такое мое поведение. Любовь не должна приносить боль. Я мог бы говорить тебе, что люблю — до потери пульса — и я люблю тебя так сильно, что отгоняю саму мысль, что мог причинить тебе боль. Ты этого не заслужил, никто не заслуживает.

Он пододвинулся к Драко и прошептал ему в губы:

— Я так тебя люблю. Я не должен был бить тебя. Я не знаю, почему все так получается.

— Это потому что я не...

Гарри поцелуем прервал его.

— Я не хочу слышать о том, что ты нехорошый человек, Драко, потому что ты лучше всех вместе взятых гриффиндорцев, — прошептал Гарри, перед тем как возобновить поцелуй.

Драко утонул в море эмоций, что вызывал в нем Гарри и его язык, который, пройдясь по губам, втиснулся между ними. Драко положил руки Гарри на грудь и легонько оттолкнул его.

— А теперь уходи, — прошептал он.

— Драко, я прошу тебя.

— Я устал, Гарри. Мне надо подумать, так что мы увидимся завтра. А пока я не хочу, чтобы ты был рядом.

Гарри почувстовал, как по коже пробежал холодок — он не хотел оставлять Драко, но кивнул.

Скоро, мой хороший, — раздался у Драко в голове голос Вольдеморта, — скоро мы будем вместе и мы будем править! Прийди ко мне, дитя Тьмы.

— Завтра утром перед завтраком, на берегу озера, если я захочу, — заявил Драко, снова ложась, без взгляда на Гарри.


* * *


Гарри поднимался к гриффиндорской башне с тяжелым сердцем. Он сам себя презирал. Там он наткнулся на Гермиону, Рона и Блейза, которые пили чай, пока Добби протирал столы. Домашний эльф встретил его с привычным энтузиазмом, но Гермиона с Блейзом смотрели на него укоризненно. Рон отводил взгляд.

— Гарри Поттер, сэр! — воскликнул, Добби. — Вы, наконец-то, вернулись! Добби может пойти лечить мистера Драко Малфоя!

— Почему ты никогда не говорил мне о Драко, Добби? — Спросил Гарри. — Ты ведь хорошо его знаешь?

— Сэр Драко Малфой подал Добби идею, как получить свободу с помощью сэра Гарри Поттера. У Драко Малфоя раненoе сердце, сэр. Кто-то сегодня сделал ему больно, сэр?

— Да, Добби, это я его ударил, — признал Гарри, чувствуя как в горле образуется комок.

— Гарри Поттер, сэр ! Это плохо! Это очень плохо! Гарри Поттер — герой, который приходит другим на помощь! Гарри Поттер должен делать добро!

И эльф исчез со звонким «поп», a Гарри упал в любимое кресло, закрыв лицо руками.

— Гном прав, Поттер, — бросил ему Блейз. — Это плохо — ранить Драко Малфоя, особенно когда говоришь, что любишь его. На твоем месте, я бы ценил каждое проведенное с ним мгновение и не спешил бы обвинять его в чем-то, даже не поговорив. Он сказал мне, что со Снейпом ничего не было, и я ему верю.

— Он сказал тебе? — спросил Гарри, и у него кольнуло в сердце. — Он не захотел со мной разговаривать.

— Это нормально, он расстроен. Это самое меньшее, тебе не кажется? — спросила Гермиона. — Блейз нам рассказал, что Драко думает, что ты с ним, потому что видишь в нем Сириуса.

— Сириуса ?! Но кто мог подать ему такую мысль... точно, Снейп. Это в его стиле — создавать проблемы. И Драко ему еще верит!

— И что? — улыбнулся Блейз. — Ты ведь веришь Дамблдору, хотя Драко ему даже собаки не доверит.

— Пожалуй, я пойду прилягу — слишком много вопросов, на которые нет ответов, мне надо понять, надо побыть одному, — пробормотал Гарри, удрученно направляясь в спальню.

Трое посмотрели ему вслед и переглянулись. — Вы думаете то же, что и я? — Довольно оскалился Забини.

— Думаю, да, — ответил Рон, вставая. — Идемте проявлять эти чертовы фотографии.

Они осторожно пробрались в комнату, которая использовалась для проявления магических фотографий. Гермиона произнесла нужное заклинание и фотографии Колина ожили на глазах.

Последняя оказалась той, что надо. У Гермионы вырвалось восклицание и она поднесла руку ко рту.

— О господи, рука Драко и правда там, где говорил Колин! — пробормотала девушка.

— Он соврал мне, — выплюнул Блейз . — Он сказал мне, что ничего не было, но вот фотография доказывает обратное...

Рон молчал. Он долго смотрел на снимок, будто под гипнозом.

— Поправте-ка мозги, — медленно произнес он, растягивая слова почти как Драко. — Его рука и правда находится ТАМ, но не по воле Драко. Его лицо, посмотрите на его лицо.

И тогда Гермиона с Блейзом заметили слезу отчаяния, пробежавшую по щеке Драко несколько часов назад. Они увидели всю грусть и сжатые зубы слизеринца, которого вся школа теперь обзывала шлюхой. Они поняли, что случилось, и Рон вышел из комнаты с фотографией в руке, проигнорировав слова протеста друзей... Ведь Блейз Забини был теперь их другом.

Он вошел в спальню мальчиков шестого курса и потряс Гарри за плечо — к счастью, тот не спал. Гарри все это время не переставая возвращался к своим мрачным мыслям, снова и снова перебирая в памяти момент, когда он ударил своего ангела. Гарри рывком поднялся, и Рон не церемонясь сунул фотографию ему под нос.

— Он ничего не сделал! — воскликнул он. — Мы предпочли поверить тому придурку, а не твоему парню! Смотри, Гарри, он плачет!

Гарри внезапно понял в каком замешательстве сейчас его друг. Драко Малфой всегда был богатым папеньким сынком, злым и высокомерным. И никогда, никогда он бы не подумал, что увидит слезы на этом лице. Гарри терялся в выражении лица своего любимого, его завораживала слеза на щеке. Колин сделал снимок, который никто не увидит, но о котором говорит вся школа, и от этого страдает репутация Драко. Ведь если он слизеринец, а Колин — гриффиндорец, то все поверят последнему.

В Гарри зародилось ужасное подозрение.

Но это невозможно.

А почему нет?

Вот предатель Петтигрю тоже походил на святого, прямо как Колин.

Гарри рванул в спальню мальчиков пятого курса, Рон не отставал.

Гарри схватил Колина за руку, и тот заорал от страха. Тогда Поттер сунул фотографию ему под нос и стал водить ею по лицу, пока оно не оказалось залито слезами. Потом Гарри схватил парня за волосы и сильно потянул — так, чтобы Криви посмотрел на него.

— Маленькая мразь, — прошипел Гарри сквозь зубы. — Тварь, ты видел, что у Драко Малфоя проблемы и вместо того, чтобы помочь, ты сделал свой снимок и пошел хвастаться!

— Как префект предупреждаю, что ты можешь быть отчислен, Криви, — холодно добавил Рон. — Даю тебе двадцать четыре часа, чтобы исправить, что натворил. Ты всем скажешь, что соврал, и если я еще раз услышу «Малфой шлюха», как вы распевали вчера вечером, то я все расскажу Дамблдору, покажу ему фотографию, и тебя отправят обратно к магглам. Это ясно?

Тот кивнул со слезами на глазах, пока Гарри сжимал рукой его горло.

— Еще одно, если ты не сделаешь, как я сказал, у тебя появятся проблемы похуже Дамблдора. Обещаю, что не стану удерживать Гарри, и ты будешь страдать... много... долго.

На этом, Рон расжал руку Гарри и подтолкнул того к выходу из комнаты. Гарри был не в том состоянии, чтобы отбиваться, но он этого так не оставит. Поттер хотел сделать очень больно Криви. Но больше этого он хотел Драко. Гарри снова лег и стал ждать завтрашнего утра, так и не сомкнув глаз этой ночью, до бесконечности переваривая случившееся.


* * *


Драко спокойно шел по коридорам Хогвартса. Он ничего не чувствовал.

В нем не было эмоций. Он устал.

Семикурсник из Хаффлпафа попытался прижать его на лестнице с вполне определенной целью, a один Рэйвенкловец, попытавшийся облапать его за задницу, подрался с четверокурсником слизеринцем, который вступился за своего старосту.

Драко всегда был лидером, которого боялись и уважали. Он никогда не был жертвой и ему однозначно не нравилась эта роль. К счастью, каникулы начинались уже с завтрашнего дня, а для него они и вовсе наступили этим утром.

Он шел, ни на что не обращая внимания, пока первокурсник из Гриффиндора не перерезал ему путь. Он очень вежливо спросил, отсасывает ли Драко младшекурсникам, и если да, то не мог бы он заняться им и его друзьями. У Драко было лишь одно желание: сбежать далеко-далеко и никогда не возвращаться. Вместо чего он презрительно ухмыльнулся, взял мальчика за плечo и подошел с ним к группе первогодок.

— Для первокурсников у меня есть что-то особенное, — мягко произнес он. — Вам понравится. Я возьму всех вас в одно время.

Он улыбнулся, ловя завистливые взгляды. Драко вытянул руку в сторону мальчиков и нарисовал ей по воздуху круг, потом резко указал ей в направлении дверь. Малявки пролетели через нее и больно приземлились в снег. Драко медленно приблизился к группе под ошалелые взгляды других учеников.

— Надеюсь, вам было так же хорошо, как и мне, — произнес он и зло рассмеялся.

Малфой направился к озеру. Все еще шел снег и стоял сильный холод. Драко любил зиму — этот сезон был на него похож. Гарри уже ждал его, и Драко не мог не отметить его красоты, даже не смотря на старые потертые джинсы и слишком большую куртку. Он стал мысленно его переодевать, но перестал, вспомнив, что он пришел сюда не за этим, а чтобы сказать Гарри, что все кончено.

Гарри мерз, созерцая гладкую поверхность озера, на которую падал снег. Он обернулся, услышав звук шагов, и холод отошел на второй план. Вид его ангела был лучшим средством от холода. Он был прекрасен — зачесанные назад волосы, холодное лицо, глаза цвета грозового неба.

Гарри молчал, поэтому слизеринец произнес:

— Я думаю, нам стоит расстаться на этом. У нас нет ничего общего, ты мне не доверяешь и...

— Я видел фотографию Криви, — оборвал его Гарри. — Я не понимаю — он никогда раньше не врал.

— Ты не понимаешь?! ТЫ НЕ ПОНИМАЕШЬ, ГАРРИ?! Этот маленький гавнюк влюблен в тебя с первой секунды своего появления в Хогвартсе. Позволь исправиться, думаю, он любил тебя еще до Хогвартса. Не принимай близко к сердцу, Гарри, но ты потрясающе наивен. Этот пацан из тех, кто думает, что мы встречаемся, поэтому и воспользовался возможностью нас разлучить. И знаешь что, Гарри? У него это получилось.

— Я думаю, что ты ошибаешься. Он не влюблен в меня, а просто хотел выделиться в школе, вот и все.

— Ладно, Гарри, думай что хочешь, вот только с тобой хочет переспать половина школы. И не делай такое лицо — ты знаешь, что я прав. Я всегда прав. Взгляни на Парвати Патил, Марка Эндрюса, Жуля Мак Дерна, Эмили Фишерман, Джастина Финч не важно и так далее. Не говори мне, что ты их не замечаешь?

— Извини, но я замечаю только одного человека... которому я не нужен, — прошептал Гарри, делая шаг навстречу Драко.

— Не делай этого, Гарри, — попросил Драко, отводя взгляд.

— Мне правда жаль, Драко. Я не хотел, чтобы все так вышло. Ты подашь жалобу на Снейпа?

— Извини? Подать жалобу на Снейпа? Мерлин, какая забавная мысль, — нехорошо улыбнулся Драко. — Да Снейп единственный, кому я доверяю в этой школе. Он ошибся — со всеми бывает.

— Он почти насилует тебя, заставляет тебя поверить в то, что ты бледная копия Сириуса, а ты, ты уважаешь, да еще и преодеваешь его? — Гарри чувствовал, что его терпение на пределе.

— Это только мое дело, Гарри. Слушай, у меня мало времени — через час за мной приедет машина, так что поговорим о чем-нибудь, кроме Снейпа.

— Ты… ты уезжаешь сегодня утром ? Возвращаешься домой ?

— Нет, я планировал провести рождественские праздники под мостом, это намного веселее, — ухмыльнулся Драко.

— Останься здесь, пожалуйста, — Гарри взял руку блондина и поцеловал ладонь. — Мы собирались в Хогсмид на выходных.

— Не делай этого, Гарри, я прошу тебя, — Драко отнял у него свою руку. — Я больше не хочу иметь с тобой ничего общего. Мы никуда не пойдем вместе. Между нами все кончено, это ясно?

Гарри долго смотрел в глаза Драко, но видел в них лишь безразличие. Поттер уже начинал раздражаться. Он тяжело вздохнул и взъерошил рукой волосы, что со стороны выглядело очень сексуально.

— Послушай, мне действительно плохо от того, что я вчера натворил.

— Гарри, ты должен понять, что мне плевать на пощечину, — произнес Драко. — Это не главное.

— А ты, пойми, что мне не наплевать. Я сам не знаю, как смог поднять на тебя руку.

— Извини, но это не мои проблемы, — холодно произнес Драко. — Я не обязан успокаивать твою совесть, потому что ты чувствуешь себя виноватым из-за того, что публично назвал меня шлюхой и ударил. Разбирайся с ней сам — это уже не мои проблемы, повторяю. Я больше не хочу быть с тобой из-за того, что ты ищешь во мне.

— Сириуса, да?

Драко медленно кивнул, а Гарри сунул руки в карманы джинсов и выдержал взгляд слизеринца.

— Знаешь, я думал об этом всю ночь, — сказал Гарри, — и пришел к выводу, что ты, возможно, чем-то похож на Сириуса, в частности природной элегантностью и формой лица. Но, Драко, вы все-таки сильно отличаетесь друг от друга! Например, Сириус пожертвовал жизнью за дело, на которое тебе плевать. У тебя же сильно развит инстинкт самосохранения, и ты бы никогда не пошел на смерть ради кого-то другого. Сириус был спонтанным и импульсивным, ты же расчетлив и организован. Я думаю, что Сириус, каким я его знал, мало на тебя похож. Я не ищу его в тебе. Знаешь, он был мне как отец, и, честно говоря, я как-то не по инцесту. Искать его в тебе — одно и то же, что хотеть с ним переспать, это мерзко.

— Похоже на Эдипов комплекс, — произнес Драко, чуть улыбаясь. — Во всяком случае, я рад был констатировать, что твоя беспалочковая магия прекрасно поживает.

— Я все еще ее не контролирую, — недовольно произнес Гарри. — Стоит признать, что я мало что контролирую в последнее время. Я как бомба, которая так и норовит взорваться.

— Не обижайся, но ты уже год как готов взорваться.

— Только с тобой мне спокойно, — нерешительно улыбнулся Гарри. — Конечно, когда мы не ругаемся.

Драко несколько долгих секунд смотрел на озеро за спиной Гарри, а потом вздохнул.

— Я не тот, кто тебе нужен, Гарри. Посмотри на меня! Я Наследник Волдеморта, который постоянно пытается до тебя добраться. У моего отца только одна цель в жизни — уничтожить тебя. Моя тетя убила того, кто заменял тебе отца. Как ты можешь смотреть на меня и видеть красоту, ведь я так похож на тех, кто хочет причинить тебе вред? Как ты можешь выносить мысль о том, что губы, которые тебя целуют, будут целовать щеку Люциуса Малфоя? Гарри, когда мы вместе, Волдеморт часто за нами наблюдает, и чем больше ты ко мне привязываешься, тем он довольней, потому что знает, что наша связь сделает тебя слабей. Он хочет, чтобы тебе было как можно больнеe. Именно поэтому он позволяет мне проводить с тобой время, иначе он сделал бы что-нибудь против... того, что с нами происходит.

— Он может нас видеть? — спросил Гарри, понимая, что это возможно. — Ты хочешь сказать, что когда ты был со мной... м-м... в душевой, он был там?

— В этот раз — нет. Зато вчера вечером, когда ты приходил извиниться, он был там и ликовал.

— Ладно, черт с Волдемортом. Это не самое важное для меня на этот момент. Ответь мне честно, — произнес Гарри, стараясь не касаться Драко, хоть ему и очень хотелось. — Не смотря на все мешающие факторы, ты хотел бы быть со мной? Есть во мне что-нибудь, что заставило бы тебя захотеть быть... моим?

Гарри отвел взгляд, внезапно смутившись того, что только что сказал.

Драко неторопливо приподнял его подбородок и заставил Гарри посмотреть в свои вдруг ярко синие глаза. Губы Драко нашли гаррины и нежно их коснулись. Просто ласка, чтобы ощутить вкус кожи, а затем крепкое объятие.

— Я не пренадлежу тебе, Гарри, — шепот в шею, — но да, я хотел бы быть с тобой.

— Тогда не отталкивай меня, Драко, — попросил Гарри, приподнимая голову, чтобы посмотреть ему в глаза. — Мне плевать на риск и последствия. Значение имеет только то, что с того момента, как мы получше друг друга узнали, я чувствую, что живу, чувствую себя свободным и более сильным. Но, конечно, я не хочу давить на тебя, и если тебе все равно, то я оставлю тебя в покое... и потом, мы такие разн...

Драко заткнул гриффиндорца поцелуем, и тот обнял его за талию. Блондин притянул его ближе, положив одну руку ему на затылок, другой — обнимая за широкие плечи. Поцелуй из неторопливого постепенно превратился в страстный. Сам дух Гарри словно кричал: «Я люблю тебя!», пока его губы неспеша спускались по шее слизеринца, рождая приятную дрожь.

— Останься здесь, — снова шепот в шею. — Я не хочу, чтобы ты уходил, только не с ними.

— Я не могу. Но не волнуйся, мне ничего не угрожает. Я слишком важен для Волдеморта — мои родители не рискнут испортить его игрушку.

— Ты будешь мне писать?

Драко ответил новым поцелуем. Несколько учеников могли видеть их из окон, но им было все равно. Только этот момент имел значение. Момент их примирения и расставания.

Тогда Драко оторвался от Гарри и решительным шагом направился к замку. Гриффиндорец шел за ним, сунув руки в карманы, бросая в спину Драко умоляющие взгляды.

Гарри остался в дверях и первым увидел подъехавшую машину. Драко попрощался с Паркинсон, Крэббом, Гойлом, Забини и Ноттом, напомнив, что они встретятся через пять дней в Малфой Мэноре, чтобы отметить Рождество. У Гарри кольнуло сердце. Ему было больно расставаться с Драко, а еще он испытывал жгучую ревность. Малфой направился к машине, Крэбб нес за ним чемодан.

Да, некоторые вещи никогда не изменятся, — улыбнулся про себя Гарри.

Нарцисса Малфой вышла из машины и обняла сына, прекрасно имитируя материнские чувства. Затем Драко подмигнул кому-то в машине и кивнул, здороваясь.

— Я пойду предупрежу директора о твоем отъезде, — и Нарцисса исчезла в Большом Зале.

Драко же повернулся к Гарри и улыбнулся ему в попытке успокоить, что возымело обратный эффект — Поттер еще больше забеспокоился.

Драко подошел к нему и потянул за собой в Холл. Нарисовал в воздухе прямоугольник, и тот час в стене появилась дверь. Драко вошел в простую светлую комнату и затащил за собой Гарри. Слизеринец прижал его к стене, раздвигая коленом ноги Гарри и яростно, страстно поцеловал. Гарри беспорядочно гладил Драко по спине.

— Береги себя, Гарри, — прошептал Драко и укусил мочку уха. — И думай обо мне.

— Каждую секунду, — пообещал брюнет, перместив руки на грудь любимого. — А ты, будешь думать обо мне?

— А зачем? — Драко нахально улыбнулся.

Гарри рассмеялся и снова поцеловал Драко, который вскоре разорвал поцелуй — его ждали. Поттер оперся на входную дверь и смотрел, как Нарцисса Малфой садится в машину, а за ней Драко, который так ни разу и не обернулся. Гарри хотелось кричать — так ему было больно отпускать слизеринца. Ему казалось, что он видит Драко в последний раз, и Гарри долго еще так стоял, облокотившись на дверь, глядя в никуда, рассеянно сунув руки в карманы.

Он внезапно почувствовал, как на его напряженное плечо легла рука, успокаивая.

— Он вернется, Гарри, — пообещал Дамблдор. — Профессор Снейп позаботится о нем.

Гарри от этой фразы стало еще хуже. Никто не мог понять силу его чувств к Драко, никто не мог понять, как болит у него сейчас в груди.

Он думал, что Рождество, проведенное с Дурслями — худшее в его жизни, но он ошибался. Хуже — Рождество, которое он проведет, волнуясь о Драко.


* * *

— Добро пожаловать домой, сын, — Люциус Малфой сжал руку Драко.

Драко окинул взглядом дом и обрадовался, что ничего не изменилось. Он поднялся к себе в комнату, бросил вещи на кровать и принял долгий душ. Волдеморт был здесь, он это чувствовал. Драко замотал полотенце вокруг бедер и вернулся в свою комнату, где к своему удивлению застал Беллатрикс. Она никогда ему не нравился — она была странная. Увидев Драко, она неспеша подошла к нему и быстро поцеловала в губы.

— Наследник, мне безумно приятно находиться в твоем обществе, — сказала-пропела она, проводя пальцем по груди Драко.

— Все удовольствие — для меня, — ответил он, отступая. — Чем обязан твоему визиту в мои апартаменты?

— Хозяин сказал мне позаботиться о тебе, так что я от тебя ни на шаг, мой дорогой племянник.

— Я так рад, — произнес Драко, хотя его лицо выражало крайнюю степень омерзения. — Отец ждет меня в кабинете, поговорим об этом позже, если хочешь.

Он не стал ждать ее ответа и спокойно вышел. Драко чувствовал, что каникулы будут длинными.

Он встал перед отцом, не сомневаясь в теме предстоящего разговора и ее последствиях. Драко переживал эту сцену каждый раз, когда возвращался домой на каникулы. Он контролировал дыхание — это поможет оставаться спокойным, когда первое заклинание ударит в него. Наверняка, это будет круциатус.

Люциус Малфой долго разглядывал сына, и напряжение росло. Вопрос, который он себе задавал, наблюдая холодный взгляд и невозмутимое лицо напротив — а для кого напряжение ростет быстрее? Ему впервые подумалось, что его сын могущественнее, чем он сам, нисколько из-за его статуса избранника Темного Лорда, но из-за его силы воли. Люциус забрасывал Драко заклинаниями, наихудшими унижениями, но тот никогда не сопротивлялся. Он давал себя наказывать, и Люциус знал, что в этом Драко сильнее его самого, потому что сам Люциус никогда не согласился бы страдать, не попытавшись оправдаться.

Да, я хорошо его воспитал, — подумал Люциус.

— Расскажи мне о своих оценках, — произнес он.

— Отец, я иду вторым в почетном списке. Я получил отметку Отлично по всем предметам, кроме Ухода за магическими животными, — ответил Драко, прекрасно понимая, что быть вторым — недостойно Малфоя.

— Первая опять эта грязнокровка ?

— Да, отец.

Люциус Малфой, казалось, вел внутреннюю борьбу прежде чем сказать:

— Очень хорошо, сын. Я горжусь тобой. Мы сходим купить тебе что-нибудь как вознаграждение за такие хорошие результаты.

Если бы y Драко не было привычки держать лицо с самого детства, то он бы точноупал навзничь от удивления. Однако ничто в его лице не дрогнуло, Драко просто вежливо кивнул и вышел.

На пути в свою комнату Драко встретил мать, которая тепло ему улыбнулась. Он же не удержался и как ребенок, который проводит эксперемент, сказал:

— Мама, у грязнокровки снова лучшие результаты, чем у меня в этом триместре.

Он ясно увидел вспышку бешеной ярости в ее глазах, но она только очень натянуто ему улыбнулась.

— Ничего страшного, мой Дракон, в следующий раз ты сделаешь лучше. Я люблю тебя.

— Я тоже вас люблю, мама, — машинально ответил он.

Когда он оказался у себя в комнате Драко разбирали разные чувства. Конечно, он был рад тому, что не был наказан, но он также был расстроен. Наверное, Волдеморт приказал родителям не трогать его и, возможно, они больше не любят его.

Драко вздохнул и закрыл дверь в свою комнату. Он подскочил, когда из его ванной вышла Беллатрикс. Драко выпроводил ее, бросив тяжелый взгляд и указав рукой на дверь. Тогда он закрыл глаза и представил Гарри. Мерлин, он был так красив. Его кожа была такой нежной... Мог ли Гарри Поттер действительно влюбиться в него?

Драко пожал плечами и стал писать ему письмо. Через четверть часа и кучи испорченных пергаментов, Драко бросил эту идею. Он не знал как сказать о своих искренних чувствах, хотя он без труда смог убедить Джонсон и Чанг, что они для него в самом деле что-то значат. Он потер глаза. День был длинным и усталость давала о себе знать.

Спать. Это единственное, чего он хочет.

Домашний эльф появился со звонким «поп» и низко поклонился перед Наследником.

— Драко Малфой, сэр, ваш отец хочет видеть вас в гостиной.

— Уже иду, — бросил Драко, продолжая лежать.

— Драко Малфой, сэр, Люциус Малфой сэр сказал Буттону привести Драко Малфоя в гостиную немедленно. Если Драко Малфой не придет, Буттон не выполнит приказ.

И он вдруг стал биться головой о книжный шкаф Драко. Тот спокойно ждал, пока сеанс самоизбиения закончится, после чего недовольно посмотрел на эльфа.

— Я сказал тебе, что спущусь, глупое создание!

Он тяжело вздохнул, перед тем как спуститься на первый этаж. Он слышал доносившиеся из гостиной голоса, и один из них был ему особенно знаком. Драко вошел с высоко поднятой головой и обвел взглядом собравшихся Пожирателей. Он кивнул Снейпу и подождал, пока к нему не подойдет Волдеморт. Темный Лорд обхватил лицо Драко руками и долго всматривался в его глаза.

— Рад снова тебя видеть, дитя Тьмы. Я знаю, что наша первая встреча была для тебя не особенно приятной, но я должен был начать ритуал обмена силами. A теперь, это честь для меня — находиться в твоем злейшем присутствии. Какая чистота от тебя исходит. Твоя кровь такая же чистая, как идеально лицо. Ты заслужил быть моим Наследником. Ты прекрасно выдержал испытание — мои поздравления.

Тут же зааплодировали Пожиратели, и Драко почувствовал себя как Локхарт перед преданными фанатами. Он не смотрел ни на кого, кроме Волдеморта. Он был выше всех них. Он был избранным и понимал, что это значит.

— Ты выглядишь уставшим, дитя мое, — прозвучавшая в голосе Волдеморта забота заставила всех подскочить — всех, кроме Драко, который еле сдержал смешок — даже его собственный отец никогда не говорил Драко, что тот выглядит уставшим. Растрепанно, идиотом, проголодавшимся — да, но никак не уставшим.

Его собственному отцу всегда было плевать на состояние его здоровья, а тут Темный Лорд лично озаботился.

Это была чистой воды ирония. Предел. Даже забавно.

Ох черт, Волдеморт, который ведет себя, как заботливый дедушка. Драко даже закусил губу, чтобы не рассмеяться над комичностью ситуации. Напротив меня находятся лучшие в этом мире убийцы, а их повелитель хочет узнать, выспался ли я? Можно подумать, я перед Дамблдором. Но какого черта я его не боюсь? Все в этой комнате дрожат перед Волдемортом — извините, отец — а я представляю Темного Лорда в роли моего деда! Прощай, здравый смысл!

Драко позволил Волдеморту погладить его по щеке и, к его удивлению, Драко это даже понравилось.

— Я проделал долгий путь, — произнес Драко, чтобы как-то объяснить круги под глазами.

— Тогда иди отдыхай, мальчик мой. Я только хотел увидеть тебя еще раз, перед тем как мы продолжим.

Драко просто кивнул и вернулся к себе. Oн сразу же уснул, ни о чем не думая.


* * *


После отъезда Драко Гарри провел несколько отвратительных дней. Слизеринец ни разу так и не написал, и не смотря на энтузиазм Рона и Гермионы насчет отношений Гарри с Драко, у Гарри не получалось успокоиться. Гарри катастрофически не хватало Драко. Его боль была чуть ли не физической.

Он провел эти пять дней фальшиво улыбаясь друзьям, а про себя умоляя Драко поскорее вернуться. А когда он не думал о Драко, Гарри придумывал тысячу и один способ отомстить Колину Криви. Он действительно хотел, чтобы тот заплатил за сделанное сполна, но не знал с чего начать. Было бы неплохо расквасить его физиономию, но Криви был младше, и поэтому беззащитней. Он сделал, как велели Гарри с Роном, и теперь вся школа знала, что Колин лгун. Многие, казалось, искали Драко взглядом, как если бы хотели извиниться.

Гарри знал, что этим вечером Крэбб, Гойл, Забини, Паркинсон и Нотт будут праздновать Рождество вместе с Драко и ему от этого было горько. Гарри почти жалел, что он не друг семьи Малфой. Но когда Гарри начинал так думать, он мысленно давал себе пощечину, потому что знал, что никогда не поменяет стороны, даже ради Драко.

Рон застал Гарри в их спальне за разглядыванием небольшого пакета, который Поттер держал в руках. Он сел рядом и стал ждать, пока друг заговорит первым. Но Гарри продолжал молчать.

— Знаешь, если ты его не отправишь, то Малфой его никогда не получит.

— Логично, — улыбнулся Гарри. — Я не знаю, Рон. Он мне даже не написал ни разу.

— Гарри, мы говорим о Драко Малфое! Не рассчитывай, что он сделает первый шаг. Слушай, ты купил это для него, так чтo дари и перестань убиваться на пустом месте. Я уверен, что ему понравится, лично я — в восторге.

Гарри вздохнул и покрутил в руке пакетик. Можeт, еще слишком рано — дарить Драко драгоценности. Но как только он увидел этот браслет из белого золота, меняющий форму под настроение хозяина, Гарри сразу же купил его.

Он взял кусочек пергамента и написал только несколько слов: « Мне тебя не хватает ».

Как только Хедвиг улетела, Рон позвал Гарри и показал ему на окно.

— А это случайно не филин Малфоя?

Сердце Гарри забилось быстрее. И правда, это был высокомерный малфоевский филин.

Гарри поспешил к окну. Как только он отвязал от лапы птицы пакет, та тут же улетела.

— Его филин — такой же сноб как сам Малфой, — с улыбкой заметил Рон.

Гарри торопливо открыл пакет, который стал внезапно расти. Внутри оказались пара черных брюк, того же цвета кожаная куртка и темно зеленый свитер. Гарри был поражен мягкостью тканей и красивому ансамблю. Рон присвистнул.

— Гарри, это же от Ангуса Мак Кормака, самого лучшего стилиста в волшебном мире! Ели после этого ты скажешь мне, что Малфой о тебе не думает, я вырву твои кишки и повешу тебя на них!

— Хм, еще одно выражение от Забини? — улыбнулся Гарри.

Рон кивнул, и Гарри рассмеялся — у него вдруг сразу полегчало на сердце. Подарок был слишком красивым, слишком дорогим и слишком элегантным для него, но когда Рону все-таки удалось заставить лучшего друга примерить наряд, Гарри с радостью отметил, что Драко не ошибся. Размер, форма, материя — все подходило. Когда Гарри уже хотел было убрать костюм назад в коробку, то увидел не замеченный ранее пергамент.

« Гарри,

Не злись на меня за этот скромный подарок, который только подчеркнет твою красоту.

Я не сомневаюсь в твоих вкусах относительно моды, но увидев этот ансамбль, я сразу представил в нем тебя. Он сделан как специально под тебя, так что носи его и не говори мне, что « для меня это слишком ».

Здесь все в порядке и я, скорее всего, вернусь раньше положенного, скажем второго января.

Желаю тебе хорошо провести праздники.

До встречи.

Д.А.Малфой »

— Ты знаешь, что означает это « А »? — поинтересовался Рон.

— Без понятия, — ответил Гарри. — Представь, если это Альбус!

Они весело рассмеялись. Гарри чувствовал себя исполненным любовью. Он не мог поверить, что после стольких лет одиночества он сейчас окружен лучшими друзьями и своим голубоглазым ангелом.

— Посмотри, тут было еще что-то написано, но потом — стерто.

Гарри произнес нужное заклинание, и с радостью прочитал медленно проявляющиеся слова:

P.S : Я постоянно думаю о тебе, Гарри.

Гарри спустился в Большой зал счастливым.

Ночью его разбудила режущая боль в шраме. Волдеморт был доволен. Гарри кричал, сxватившись за лоб. Он закрыл глаза и за закрытыми веками предстал Драко — в ванной. Это было последнее, что он yвидел, перед тем как потерять сознание.


* * *


Было три часа утра. Праздник только что закончился, и в помещении остались только Пожиратели. Друзья Драко испуганно пожелали ему спокойной ночи, а Блейз крепко обнял — как в последний раз.

Драко очень медленно закрыл дверь, сосредотачиваясь на своем дыхании. Он только надеялся, что ритуал будет не таким болезненным как в прошлый раз.

Лорд Волдеморт подошел к нему и подал ему руку. Драко взял ее и последовал за ним в Большую гостиную.

Надежды Драко оправдались — ритуал длился в этот раз намного дольше, но оказался менее болезненным.

К пяти часам утра Драко был в своей комнате. Его рука была крепко перевязана, а желудок — пуст. Он чувствовал, как в нем течет кровь Волдеморта. Чувство всесилия и вседозволенности рождалось в его разуме и растекалось по всему телу.

У него кружилась голова. Желудок вдруг сильно запротестовал и Драко побежал в ванную — его рвало. Волдеморт пошел за ними, поражаясь слабости этого тела, в то время как Драко становился одним из сильнейших волшебников своего молодого поколения.

Беллатрикс погладила Драко по волосам. Он поднял на нее взгляд и упал в обморок.

Тогда она отлеветировала его на кровать и легла рядом. Перед тем как уйти, Хозяин велел ей позаботиться о здоровье Наследника. Она принялась медленно его укачивать и напевать колыбельную.

просмотреть/оставить комментарии [10]
<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [232] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 23:00:02
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 23:15:15
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.29 00:36:53
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.25 19:52:30
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.