Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У Дамблдора был свой тайный кружок бородачей: Флитвик, он сам, Хагрид.
Кто знает, может быть потому, Снейп был готов поиграть на другой стороне?

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17686 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>


  Дочь зельевара

   Глава 18
Извиняюсь за задержку. Хотела выложить побольше. Но на носу конец года. Мои беты завязли в сессиях и экзаменах, поэтому, кидаю то, что есть. Обещала же, вроде как…
С уважением к читателям, С.С.


Дни неторопливо шли своим чередом. Окончился не по-осеннему теплый сентябрь. Октябрь принес с собой мелкие противные дожди и пронизывающий ветер. Осень, наконец, вступила в свои права.
Эрика окончательно обжилась в Хогвартсе. Ей удавалось поддерживать неплохие отношения с однокурсниками из Зеленого Дома. Со всеми кроме Панси Паркинсон. Слизеринская староста упорно подозревала Эрику в построении матримониальных планов относительно Драко Малфоя. Саму Сетлер это только удивляло. С Малфоем их связывали отношения, которые иначе как «добрым знакомством» не назовешь. Даже до «дружеских» они не дотягивали. Общалась Эрика с Драко хоть и часто, но в основном на учебные темы, либо же выслушивая его пояснения на счет того или иного студента. В общем, романтикой между ними даже не пахло, это видели все, кроме Паркинсон. Да, пожалуй, еще Дафны Гринграсс, которая тоже вроде бы и понимала, что все подозрения Панси – полная чушь, но временами начинала сомневаться. Видимо, из женской солидарности с подругой.
В один из хмурых осенних дней глумливая судьба решила подкинуть мисс Паркинсон новый повод для страшных подозрений – Драко и Эрика умудрились нарваться на отработку. Причина оказалась самой прозаичной – потасовка с гриффиндорцами у класса зельеварения. Все как обычно – Драко сцепился с Поттером, завязалась словесная перепалка, потом спорщики схватились за палочки.
Дальше пошла перетасовка сил. Сперва в поддержку своего старосты с волшебными палочками наперевес выступили Нотт и Забини, злорадно ухмыляясь и оставляя бравого гриффиндорца в явном меньшинстве. Но Поттеру тут же пришла подмога, в лице незабвенной Гермионы Грейнджер. Гриффиндорка без предупреждения обезоружила их метким «Expelliarmus». Тео и Блейз, не ожидавшие от «ничтожной грязнокровки» такой подлости, вынуждены были капитулировать. Теперь Драко стоял один против двоих. И тогда в «игру» включилась Эрика, для которой выступить против гриффиндорской старосты уже стало делом принципа. Об их с Грейнджер противостоянии на уроках в Хогвартсе, разве что песен не складывали. Представительницы Гриффиндора и Слизерина зачастую имели прямо противоположные взгляды на один и тот же вопрос, и каждая бросалась рьяно доказывать свою правоту, оперируя фактами и ссылаясь на труды, высказывания и мнения мэтров магии всех времен. При этом происходило все в атмосфере холодной прямо-таки ледяной вежливости, и без перехода на личности. Преподаватели не могли нарадоваться на талантливых и таких активных студенток, ставя их в пример всем от первых до седьмых курсов. Однокурсники «талантливых студенток» тоже, в принципе, были довольны – споры Сетлер и Грейнджер длились самое малое минут по пятнадцать, и в это время можно было с чистой совестью бездельничать на занятиях.
Исключением, разумеется, были уроки зельеварения, где бдительный Снейп не давал гриффиндорке и рта раскрыть. А если и позволял завязаться какому-нибудь коротенькому спору, то с лихвой компенсировал свою уступку принципам, снятыми с Красного Дома баллами.
И вот теперь, пред кабинетом зельеварения настороженно застыла колоритная композиция: команда Слизерина «Малфой-Сетлер» против команды Гриффиндора «Поттер-Грейнджер». Лица участников исторических событий выражали твердую решимость не посрамить свои Дома, и дорого продать свои жизни, попутно содрав с соперников семь шкур. Зрители заинтересованно притихли, напряжение возрастало. Битва обещала быть эпохальной.
Но, увы! Вся торжественность момента лопнула, как мыльный пузырь, кода на «поле боя» бесшумно, но от этого не менее грозно, появился Северус Снейп. Профессор был явно не в духе, облив шипением и сарказмом и своих, и чужих, он назначил отработку всем четверым. Но не преминул добавить, что гриффиндорцы будут отбывать наказание за свое вопиющие поведение у Филча, ну а слизерины, разумеется, у него. И, конечно же, зельевар не забыл снять баллы с Поттера и Грейнджер, как с несомненных зачинщиков безобразия. После чего загнал всех в класс и начал урок.

Занятия давно остались позади, и Панси мерила шагами слизеринскую гостиную, изнывая от ревности, и придумывая для соперницы самые страшные кары, а Драко и Эрика коротали вечер в кабинете зельеварения, за нарезкой ингредиентов.
Профессор Снейп прочел провинившимся короткую, но содержательную лекцию на тему «Слизеринцы могут делать что угодно, но не попадаться на этом», обозначил фронт работ, и пригрозил, что если что-то будет испорченно, то он пустит на ингредиенты их самих. После чего удалился за свой стол, и принялся за проверку эссе пятого и шестого курсов.
Работа была не сложной, и требовала самого элементарного внимания. Ингредиенты не сопротивлялись, не кусались и не плевались ядом (видимо, эти экземпляры Снейп берег для гриффиндорцев), поэтому слизеринцы позволяли себе тихонько переговариваться. Снейп не возражал, и лишь изредка, когда Драко или Эрика повышали голос, он раздраженно вскидывал голову и едко интересовался:

- Я вам не мешаю? Может мне выйти?!

Провинившиеся тут же изображали полнейшее раскаяние, с пол минуты молча постукивали ножами, потом снова начинали шептаться.

- …но зачем, вот чего я не понимаю, - продолжала Эрика прерванный разговор. – За столько лет можно бы и понять, что такой подход не работает.

- Я же говорю, что он – старый дурак, давно впавший в маразм, - Драко сноровисто ссыпал в банку мелко нарезанный корешок гелиотропа и взялся за следующий. – Даже МакГонагалл не верит в эту его идею дружбы, я как-то слышал в коридоре, как она уговаривала его перестать сталкивать Дома лбами.

- Не знаю, как далеко зашел его маразм, - Эрика с сомнением покачала головой, осторожно разрезая брусничный лист. – Но Дамблдор далеко не дурак. И это странно.

- Странно, что он не дурак? – Драко ухмыльнулся.

- Нет. Странно, что создается впечатление, будто Дамблдору выгодна эта внутришкольная вражда.
Драко фыркнул. Это было уже говорено-переговорено, и стерто до дыр. Как и обещал Драко за завтраком в первый учебный день, слизеринцы, выбрав вечер, вполне красочно рассказали новенькой о положении дел в школе. Положение было аховым. Слизерин и Гриффиндор всегда находились в натянутых отношениях, но в последние годы началось активное противостояние. С членовредительством и отбыванием воюющих в больничном крыле. И Дамблдор, вместо того, что бы как-то предотвращать это, подливает масла в огонь, ставя двум основным враждующим Домам смежные уроки везде, где только возможно, и уповая на то, что рано или поздно они решат все свои разногласия, и будут жить дружно. Дурной пример заразителен, и обычно нейтральные Равенкло и Хаффалпафф тоже все чаще замечаются в потасовках. «И вообще», - закончил Драко, - «при Дамблдоре в Хогвартсе стало твориться черте что».
Рассказали несколько занимательных историй. То по коридорам ползает василиск, то бегает оборотень. То в школу проникает убийца Сириус Блек, из-за которого всю округу наводняют дементоры. На студентов нападают бешенные гиппогрифы, а опасные уроки по уходу за магическими существами преподает «безмозглый полу великан, который и говорить-то толком не умеет».
Последнее, как показалось Эрике, Драко возмущало даже больше василиска и убийцы Блека. Но политика Дамблдора действительно казалась весьма странной.

- Все ведет к развалу школы, - в который раз рассуждала Эрика. – Но директору это не должно быть выгодно. Хогвартс, считай, его собственное государство в государстве. Понимаешь? Это бессмысленно.

- Не ищи смысла в поступках сумасшедшего, - посоветовал Драко. – Старик явно засиделся в директорском кресле.

- Да? И кого же ты прочишь ему в приемники?
Малфой усмехнулся, и многозначительно глянул на шуршащего пергаментами декана. Эрика приподняла бровь, и ухмыльнулась в ответ.

- Эх, мечты-мечты, - горестно вздохнул Драко, заканчивая дорезать последний корешок. Ему было откровенно наплевать на то, чего добивается Дамблдор, он просто терпеть его не мог. И Малфой совершенно не понимал, почему Сетлер в который раз начинает «пережевывать» эту тему. Ну, поймет она какую линию гнет старик, ну и что ей с этого будет? Драко участвовал в этих разговорах лишь потому, что считал своим долгом донести до каждого, кто согласен выслушать, какой Дамблдор, в сущности, гад. Пару раз Сетлер даже соглашалась с ним. Случалось это после рассказов о том, как директор постоянно прикрывает своих любимчиков-гриффиндорцев, и начисляет им баллы за то, за что, по-хорошему, надо бы исключить из школы. Естественно, подобные двойные стандарты вызывают роптание других Домов.
Но Эрике постоянно нужно было углубиться в поиски первопричин, и Драко, надо сказать, это порядком раздражало.
Когда все имеющиеся в наличии травы и коренья были нарезаны, разложены по банкам, подписаны и занесены в журнал, профессор отпустил подопечных.

- И я больше не желаю слышать, что вы замечены в каких-то разборках, - сурово напутствовал их Снейп.

Выпроводив студентов, Северус запер кабинет и отправился в свои комнаты. Нужно было доделать несколько неоконченных составов для Пожирателей смерти. Снейп знал, что примерно за час до отбоя к снова нему явится Эрика – посоветоваться на счет своих многострадальных «Слез Сквиба», покопаться в пресловутом «сундуке с сокровищами» или выпросить очередную книгу из его личной библиотеки – и ему совершенно не хотелось, что бы девушка сунула сой любопытный нос в эти зелья.
Эрика взяла за правило забегать к нему чуть ли не каждый вечер. Сперва это несколько раздражало, потому что визиты дочери отнимали определенное время, а обязанностей у двойного шпиона отнюдь не становилось меньше. Но Снейп быстро привык, а потом обнаружил, что даже ждет этих совместных вечеров. Оглядываясь назад, зельевар понимал, как угнетающе действовало на него постоянное времяпрепровождение наедине с котлами и книгами. Теперь, когда ему было с чем сравнивать, Северус понимал, до чего беспробудно было его одиночество тогда, до нее.
Как правило, когда Эрика приходила, они занимались каждый своим делом, сводя общение к минимуму. Снейп проверял работы учеников, корректировал учебные планы, читал, выстраивал новые концепции приготовления тех или иных зелий. Эрика же копалась в записях, которые оставила ей Дея, корпела над своим чудо-зельем, лазила по профессорскому книжному шкафу, или просто делала уроки.
Они были сами по себе, но все же были в месте. И Северус неожиданно для себя начал понимать, какую радость могут приносить такие мелочи как возможность в тишине комнаты, под треск огня в камине и сухой шелест пергаментов, высказать вслух какое-то замечание и получить ответ. Обменяться мнениями – всего несколько слов. Или просто попросить подать книгу. Как приятно, когда рядом находится кто-то, кому элементарно есть до тебя дело.
Конечно, не все вечера носили статус тихой семейной идиллии. Бывали и весьма неприятные разговоры. Один такой случился через пару дней после визита в Дорсетшир.
Северусу не давало покоя воспоминание, которое подсунул ему разум Эрики, защищаясь от вторжения. Воспоминание, связанное с Дарием Бишемом.
Снейп сжал губы, вспоминая как рука блондина скользнула по спине Эрики, как он притиснул девушку к себе… Не слишком ли много вольностей в отношении несовершеннолетней ученицы?

- Что там творится, в этом Снежном Поместье? – зло произнес зельевар, глядя в пространство. Пространство безмолвствовало, и отвечать на поставленный вопрос не спешило.
Ожидая прихода дочери, Снейп по крупицам собирал в памяти, что ему вообще о Снежном Поместье известно. Частные магические школы – явление довольно редкое. В основном существуют некие пансионы, где можно пройти дополнительное обучение выпускникам трех главных европейских магических школ – Хогвартса, Шрамбаттона и Дурмстранга. Как правило, это учебные заведения определенного специализированного направления. Но такие самодостаточные частные школы, дающие полное магическое образование, и чей диплом признается в Великобритании и других странах… Снейп покачал головой. Помимо Поместья он смог вспомнить только одну подобную школу – безымянное учебное заведение, расположившееся в Шотландии, в замке Stalker. Его выпускников так и называют – сталкеры. Загадочные маги с сильной, но совершенно непонятной и нетрадиционной магией, о них мало что известно.
О Снежном Поместье информации не намного больше, и только толку с этого чуть. В школе обучаются исключительно девочки. Считается, что Поместье – это «институт благородных девиц», эдакий цветник, откуда выходят очаровательные воспитанные молодые ведьмочки, одержимые единственной целью – «оторвать» себе богатого мужа. Это самая основная версия, произросшая из полного отсутствия фактов. Выпускницы Снежного Поместья – «снежинки» - как их с легкой снисходительностью окрестило не посвященное в тайны жизни школы общество, действительно являлись теми, кого называют «истинные леди». Выпархивая из стен школы вольными райскими пташками, они какое-то время блистали неоправленными бриллиантами на светских мероприятиях, после чего, либо выходили замуж, как правило, весьма удачно, либо потихоньку исчезали из виду, переставая представлять интерес для светской хроники и досужих сплетников.
И все. Были еще и слухи – от маловероятных до откровенно скабрезных. Но делать какие-то выводы, опираясь на слухи, занятее весьма сомнительное.
Наконец пришла Эрика. Вместо приветствия Снейп бросил твердое «надо поговорить», и, не дожидаясь ответа, проследовал к своему креслу. Девушка, нахмурившись, разместилась на облюбованном уже диване, и коротко произнесла:

- О чем?

- О Дарии Бишеме.

- Посредственен, крайне небрежен и чудовищно хвастлив, - тут же резюмировала Эрика, дословно процитировав высказывание самого Снейпа.

- Это я знаю, - ровно ответил Северус. – Меня интересует другое.
Девушка вопросительно подняла бровь, но у зельевара появилось стойкое ощущение, что Эрика знает, о чем тот собирается спрашивать.

- Как часто Бишем позволял себе распускать руки, и как далеко он в этом зашел? – отчеканил Снейп. Он говорил обманчиво спокойно, но его голос звенел, как клинок, высекающий искры из камня.
На лицо девушки легла тень, она отвела взгляд, и обхватила себя руками. Ее глаза, всегда такие блестящие, словно бы потухли.
- Не слишком часто, и не особо далеко, - холодно и отчужденно ответила она.
Северус нахмурился.

- Эрика, - тихо позвал зельевар. – Если он позволил себе…

- Я не хочу об этом говорить, - перебила его Эрика, и упрямо поджала губы.
Снейп помрачнел еще сильнее. Реакция Эрики наводила на определенные мысли, и эти мысли Северусу более чем не нравились. Его кулаки сжались так, что ногти больно впились в кожу. Словно лава в жерле просыпающегося вулкана, в профессоре начал закипать гнев.
- Эрика, послушай… - начал он, стараясь говорить как можно спокойнее.

- Нет, послушай ты, - Эрика неожиданно зло посмотрела на зельевара. Красные всполохи огня отразились в ее глазах. - Какое слово во фразе «Я не хочу об этом говорить» тебе не понятно?!
Такая неожиданная агрессия несколько сбила Снейпа с толку, но теперь он просто обязан был узнать, что случилось в этой проклятой школе.

- Почему ты не хочешь говорить? – процедил он сквозь зубы, его глаза сузились в опасном прищуре.

- Да какая тебе разница?! – Девушка вдруг вскочила с дивана, глянув на мужчину так, словно он нанес ей личное оскорбление. – Это не твое дело!
Она явно собралась уйти, и уже подхватила сумку с учебниками. Но Снейп тоже успел разозлиться. Он поднялся с кресла.

- Эрика, стой! – обычно такой тон заставлял студентов Хогвартса замирать по стойке «смирно», и отчаянно желать провалиться сквозь каменный пол подземелий, куда-нибудь поближе к раскаленному ядру планеты. На Эрику эта реакция явно не распространялась. Девушка уже направилась к выходу, упрямо не глядя на отца.
Снейп в три шага догнал ее, и, поймав за плечо, решительно развернул к себе лицом. Эрика яростно дернулась, сумка с учебниками с глухим стуком упала на пол.

- Отстань, говорю! – почти прорычала она, но не смогла вырваться из профессорских рук. Схватив девушку чуть выше локтей, он слегка встряхнул ее, заставляя перестать дергаться.

- Эрика! – низкий голос Снейпа громовым раскатом прокатился под потолком комнаты. – Да уймись же!
Она замерла, гневно впившись взглядом в его глаза. Тонкие ноздри хищно раздувались, а губы кривились практически в оскале. Северус крепко удерживал ее руки, но у него появилось ощущение, девчонка сейчас, как зверь, вцепиться в него зубами, в борьбе за собственную свободу.
А потом, сознание зельевара словно раздвоилось. Он продолжал удерживать дочь за руки, и вот же время видел ее и себя со стороны.
Эрика, тонкая, хрупкая, как тростинка, вся подобравшаяся, как дикий зверек, изготовившийся к атаке. И в то же время, пульсирующая, словно оголенный комок нервов.
И сам Снейп, высокий, незыблемый. Он нависал над девушкой, как вековой утес над волнами, разбивающимися об него. Довлеющий, подавляющий.
И пропали все цвета. Остались лишь черный и белый. Черные мантии и волосы, белые лица и руки. Галстук, на шее Эрики – черный в белую полоску. Черные губы.
Обстановка комнаты смазалась в единую серую массу. И лишь ярко, нестерпимо ярко, кричаще, вызывающе, ослепительно мерцают нити. Они переливаются, красные, как кровь, подсвеченная пламенем. Эти алые нити опутали Северуса и Эрику, как растрепанная паутина. Словно ребенок, шалости ради, неплотно, но старательно и щедро обвязал двух кукол нитками, стащенными из бабушкиной вязальной корзины.
Нити шевелились, как тонкие змеи, неторопливо переползая по рукам, спинам, лицам, втягиваясь в кожу, и появляясь снова. На миг показалось, что тела двух людей потеряли свою форму, изломавшись, и приобретя какие-то чужие, дикие, опасные очертания.
Снейп моргнул. Видение, продлившееся несколько секунд, исчезло.

- Зачем тебе знать? – в неожиданно густой тишине голос Эрики прозвучал непривычно звонко. Он все еще была взвинчена, но хотя бы престала вырываться.
Простой тривиальный вопрос. На первый взгляд он был задан, чтобы нарушить давящее молчание. Но Снейп понял, что от его ответа будет зависеть продолжение разговора. Эрика либо расскажет ему все, либо просто замкнется в себе, отделываясь ничего не значащими холодными фразами.
Северус вспомнил, каким увидел себя со стороны в своем коротком видении. «Довлеющий, подавляющий». Он держал ее руки, не позволяя уйти. Ей приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть ему в лицо. Весь вид зельевара являл собой сплошную ожившую угрозу, задрапированную черной мантией. Угрозу кому?
Снейп вздохнул, ослабляя хватку на руках девушки. Чуть поколебавшись, он опустился на колено. Теперь его глаза были немного ниже, чем ее. Эрика смотрела на отца, чуть наклонив голову, все еще хмуря брови.
Вопрос «зачем тебе знать» все еще висел в воздухе.
«Зачем? – думал Снейп, не отрывая взгляда от ее глаз. – Это же очевидно. Я хочу знать… нет, не так. Я должен знать, потому, что хочу защитить ее. Защитить… А если уже поздно?»

- Зачем тебе знать? – повторила Эрика напряженным голосом.

- Чтобы решить, - наконец ответил он. – Убить Бишема, или просто переломать ему руки.
Хороший ответ. Над таким можно и посмеяться. Но Северус сказал это совершенно серьезно, и было абсолютно ясно, что он сделает то, о чем говорит.
Эрика прикрыла глаза. Струна, что натягивалась в ней, и готова была вот-вот порваться, внезапно ослабла. Уголки губ чуть дрогнули, обозначая улыбку.

- Да нет, - как-то задумчиво произнесла девушка, глядя в сторону, - убивать, наверное, не стоит.
Снейп облегченно вздохнул – все же, выдавая такой ответ, он рисковал: кто знает, что в голове у шестнадцатилетних девчонок; Эрика вполне могла решить, что он насмехается. Зельевар встал, подобрал с пола сумку с книгами. Не проронив больше ни слова, они вернулись на свои места – Снейп в кресло, Эрика на диван.

- Эрика…- попытался начать он, но девушка перебила его.

- Те воспоминания, что ты видел, - она задумчиво поводила пальцем по губам, как всегда делала, размышляя над каким-то вопросом, - и то, что я сейчас тут «выкинула»… И ты, видимо, решил, что Бишем… ох…
Девушка яростно тряхнула головой, рассыпая длинные волосы по плечам и спине.

- Не самые приятные воспоминания, - вздохнула она, и посмотрела на Снейпа. – Я все сначала начну, ладно.
Тот поставил локти на подлокотники, соединил кончики пальцев, и кивнул.

- Кордела Уэйнрайт, она преподавал зельеварение в Поместье с первого дня, как я стала там учиться. Она настоящий Мастер, и первые годы под ее руководством казались мне сказкой. Но со временем, я стала осознавать, что она слишком консервативна. Конечно, она из старой школы. И была уже в том возрасте, когда кажется, что раньше трава была зеленее, а люди не в пример умей.
Северус понимающе кивнул. Он и сам учился по книгам Уэйнрайт, а нынешние учебники по зельям выходили под ее редакцией. Но каждая ее работа была пропитана уверенностью, что все лучшее уже изобретено, и разве может нынешняя молодежь придумать что-то, до чего не додумались мэтры прошлых лет.

- В общем, отступление от прописанных норм, было приравнено к непростительным проклятьям, и каралось полуторачасовой лекцией о допустимом и недопустимом в целом, и в точной науке зельеварения в частности. Сам понимаешь, на пятом году обучения руководство профессора Уэйнрайт стало меня тяготить.
А потом вдруг, она засобиралась на пенсию. Кажется, у Уэйнрайт родились правнуки, и остаток жизни она решила посветить «своим ангелочкам».

- Вот ей на замену Мерканди и отыскала где-то Дария Бишема. Я долго ожидала подвоха от него. Все ждала, когда он начнет давить авторитетом, и все такое. Даже огрызаться начала, так, на всякий случай. Знаешь, не верю я новым людям.
Но он ничем нас не ограничивал, с энтузиазмом принимал любые идеи, и давал полный простор для творчества. А я начала думать, что он, в общем-то, и не плохой. Учитель по зельям, с прогрессивным взглядом на преподавание – о чем я еще могла мечтать. Меня немного смущало, что он не знал каких-то вещей, но я списывала это на то, что все знать невозможно, даже профессорам.
Снейп неопределенно хмыкнул, а Эрика продолжала:

- Я совсем ошалела от такой свободы, и в лаборатории разве что не ночевала. Даже с подругами чуть не разругалась из-за этого. И Бишем все крутился вокруг, подбадривал, поддерживал, советовал, короче, вел себя, как и полагается учителю. А потом он начал давать волю рукам, - девушка ненадолго замолчала. – Сперва вроде бы случайные прикосновения, я сначала и внимания-то не обращала. Мне не приходило в голову, что в таком цветнике, как Снежное Поместье, кто-то может позариться на такую колючку, как я.

- Ну, знаешь ли, - осторожно заметил Северус, - красота вещь весьма субъективная, и…

- Ой, да причем тут красота?! – Эрика досадливо махнула рукой. – Ты не думай, я не прибедняюсь, самооценка у меня на уровне, и можешь поверить, своей внешностью я вполне довольна.
Просто, Бишем, он ведь многих девчонок лапать пытался. И кое-кому это даже нравилось – красота-то нашего профессора вполне себе объективная, против этого не возразишь.
Снейп неприязненно поморщился. Эрика понимающе кивнула:

- В объектах привлечения у него недостатка не было, так что ко мне мог бы и не лезть. А потом… в общем, он решил, что я так плотно занимаюсь зельями, чтобы быть поближе к его блистательной персоне, - на лице девушки проступило явственное отвращение. – Представляешь?! Он решил, что я не вылезаю из лаборатории ради него. Вот и решил однажды… облагодетельствовать. – Эрика чуть помолчала, а потом угрюмо добавила. – Сволочь.
С последним утверждением Северус был абсолютно согласен. Более того, окажись сейчас Бишем в непосредственной близости от Снейпа, за жизнь зельевара-блондина никто не дал бы и ломанного кната.

- Когда я попыталась объяснить ему, - продолжала Сетлер, и голос ее звенел от возмущения, - что с подобными нежностями – это не ко мне. Он… он знаешь что сказал? Он заявил, что в подобном кокетстве уже нет необходимости. Что я немного не в его вкусе, но такая настойчивость должна быть вознаграждена. Это я, оказывается, настойчиво добивалась его. С ума сойти!
Эрика негодующе засопела, ее пальцы нервно сжались в кулаки, с явным желанием что-нибудь растерзать.

- И чем все закончилось? – мрачно спросил Снейп, и получил в ответ очень кровожадный взгляд.

- А закончилось все небольшим котлом перечного зелья на одной светловолосой голове… жаль, что зелье уже остыть успело.
Эрика хищно ухмыльнулась, но потом снова помрачнела:

- А потом, в тот же день, я в четвертый раз запорола свои «Слезы», угодила в лазарет, а этот явился вместе с Мерканди и начал распинаться, по поводу того, что определенные способности у меня есть… ну и так далее. Будто не он еще накануне восхищался: «ах, какой талант! Ах, вас ждет прекрасное будущее!». Тьфу!

- Мне тогда так противно стало. Причем не от этого перечного ловеласа, а от себя. Знаешь, я ведь на лесть не особо падкая. Как-то всегда видела, кто искренно говорит, а кто подлизывается. А тут вдруг, как последняя дура, повелась, поверила, что Бишем действительно разглядел меня. Что он действительно верит в то, во что говорит. А ему было просто наплевать. – Эрика замолчала. Потом посмотрела Снейпу в глаза, и во взгляде ее читалось отвращение. – Я потому и не хотела говорить об этом. Мне мерзко, понимаешь? Я впервые так ошиблась в человеке, не разглядев гнили под позолотой.
Как вспомню обо все этих «случайных» прикосновениях, меня тошнить начинает.
Северус молчал. Он испытывал горечь и гордость одновременно.
Горечь - за эту девочку, которая, по сути, никому не была нужна, и первая попытка поверить кому-то обернулась такой гнусностью. Если жизнь несправедлива, то она несправедлива практически во всем. И почему-то, это кажется отвратительно закономерным и логичным – если дочь не нужна собственной матери, если отец неизвестно кто, то обязательно сыщется какой-нибудь подонок, который рассыпая красивые слова про талант, будет думать лишь о том, как залезть ей под юбку.
А гордость – за нее же. За Эрику. В пятнадцать-шестнадцать лет понять всю подлость взрослых игр, и не сломаться. Не прогнуться под одним, но таим чувствительным ударом жизни, и не позволить ей истрепать себя, откинув на обочину собственной судьбы. Она могла охладеть к любимой науке, и к учебе вообще, что определенно сказалось бы на ее будущем, причем, далеко не лучшим образом. Могла замкнуться, окончательно и бесповоротно. Как и многие, кому не посчастливилось быть переломленным обстоятельствами еще в подростковом возрасте. Но Эрика не охладела, и не замкнулась. А еще нашла в себе силы еще раз поверить. Поверить абсолютно незнакомому взрослому человеку. Да к тому же, тоже зельевару.

- Эрика, - наконец заговорил Снейп. – Ты зря винишь себя. Пойми, ты – девушка умная, но все же, еще очень молода. Кое-что приходит только с опытом, а уж умение совершенно не ошибаться в людях… Такое, я думаю, еще никому не удавалось.
Я хотел бы сказать тебе «просто забудь об этом», но это будет глупостью. Подлость не забывается, я по своему опыту это знаю. Но, поверь мне, таких эмоциональных взрывов Бишем попросту не стоит.
Эрика вопросительно подняла брови, а потом понимающе кивнула:

- А, ты про мою истерику. Да здесь дело не в нем, - она пытливо заглянула Снейпу в лицо. – Просто, когда ты начал расспрашивать… Я давно усвоила, что если кто-то начинает копаться в моих провалах и неудачах, то только для того, что бы потешить свое любопытство или обернуть это против меня.
А тут ты задал вопрос, и я по твоему взгляду поняла, что от ответа не увернуться. Вот и окрысилась. Северус, я знаю, что ты не хотел ничего плохого, что просто… переживал за меня, но я не привыкла к этому. Я не привыкла, чтобы обо мне заботились.
У Снейпа сжалось сердце: «копаться в моих провалах и неудачах», «обернуть это против меня», «не привыкла, чтобы обо мне заботились», и этот взрослый взгляд, и твердый голос, и совершенно прямая спина… Мерлин, да ей же всего шестнадцать! Откуда все это?!
«А каким ты сам был в шестнадцать лет?» – тут же дал о себе знать внутренний голос. – «Неужто забыл? Страшно смотреть в такое отражение собственной жизни?»
Страшно. Очень страшно.
Лицо зельевара стало непроницаемым. Так было всегда, когда он испытывал сильные эмоции – годы шпионажа научили его скрывать чувства на уровне рефлекса.
Эрика, уже успевшая изучить это свойство мимики Мастера Зелий, встала с дивана, подошла к креслу, и уселась на пол, рядом с подлокотником. Она взяла руку Снейпа, обхватив его сжатый кулак ладонями, и прижалась к ним щекой. Эрика смотрела в черные глаза отца, понимая, что еще никогда никто не смотрел на нее с такой тревогой. Никому не было дело до ее чувств и обид, а ему есть. Этому мрачному, и, как успела убедиться Эрика, многим неприятному, человеку. Ее отцу, которого за смехотворно короткий отрезок времени, она стала считать другом.

- Ладно, не бери в голову, - наконец произнесла Эрика. – В мире полно дряни, куда ж без нее. Я научусь не реагировать так остро. А то ведь, никаких нервов не хватит.
«О, Мерлин мой! – подумал Северус с каким-то веселым отчаянием… или с отчаянным весельем? – Это же я должен говорить ей все эти слова! Я должен утешать ее, а не наоборот! Ох, преисподняя и все ее бесы, все-таки, не умею я быть отцом…»

На миг ему показалось, что Эрика знает о чем он сейчас думает. Снейпу даже пришла шальная мысль, что, задумавшись, он сказал все это вслух. Глупость, конечно же, но все же…
Эрика улыбнулась – совсем чуть-чуть, уголками губ. И с задумчивой интонацией, словно только что они говорили о погоде, или еще о чем-то столь же незначительном, поинтересовалось:

- Ты меня Легилименции учить будешь? Ты обещал.
Северус несколько удивленно моргнул, потом ухмыльнулся, и важно произнес:

- Разумеется. Не могу же я позволить своей дочери оставаться на таком безобразном уровне этой достойной науки.

***
Разлив последнюю порцию зелий по флаконам, и заперев их в шкаф, Северус Снейп покинул лабораторию. Он уже собирался усесться за проверку очередных эссе, как в маленькое окошко под потолком настойчиво поскреблись. Зельевар недовольно поморщился, но палочкой взмахнул, и окно открылось.
В гостиную протиснулась белоснежная полярная сова. Дав пару кругов под потолком, птица уселась на профессорский стол, и уставилась на хозяина комнат круглыми глазами.
Снейп нахмурился. Насколько он помнил, белая сова принадлежала Поттеру. Но с чего грффиндорец вдруг станет писать ему письма, да еще и отправлять из башни в подземелья с совой. Абсурд. Может, бедная птица подхватила от хозяина вирус идиотизма, и ошиблась окном. Уже совсем собравшись выгнать пернатую гостью вон, Северус все же присмотрелся к сове повнимательнее. Нет, пожалуй, он ошибся. Сова Поттера немного крупнее, и черных крапинок у нее на крыльях побольше.
Уверившись, что появление почтовой совы не каверза ненавистного мальчишки, зельевар приблизился к птице, и отвязал от лапы конверт. Он оказался плотным, продолговатым, нежного голубого цвета, на углу стояла гербовая печать – какой-то мелкий хищник, лисица, похоже, держащая в зубах оливковую ветвь. Любопытно.
Сова нетерпеливо ухнула, но Снейп ее проигнорировал. Он сел за стол, надорвал конверт и принялся за чтение. Письмо оказалось коротким и лаконичным.

«Уважаемый профессор Снейп, наши с Вами пути пересекались всего два раза, и в обоих случаях, эти встречи проходили не лучшим образом. Признаю, что основная вина за это лежит на мне. Но Вы должны меня понять – для меня мои воспитанницы, как родные дети, и я переживаю за каждую из них. Не примите за оскорбление, но у Вас не самая лучшая репутация, если вы понимаете, о чем я. Однако, я заметила, что Эрика, доверяет Вам, а ее доверие заслужить очень тяжело. Я решила, что раз Вам это удалось, то у меня не должно быть причин для тревог.
Еще раз все обдумав, я пришла к выводу, что мое поведение было недопустимым, а отношение к Вам совершенно необоснованным. Я хочу загладить свою оплошность, и лично принести Вам свои извинения. Рискуя нарушить некоторую куртуазность поведения, я приглашаю Вас отобедать в моем доме. Мы могли бы поговорить, и уладить все наши разногласия.
С уважением, Вайолет Мерканди.

P.S. Жду вас в эту субботу, в своем поместье Рэмфилд, к семи часам вечера.»


- Ну, надо же, - неопределенно протянул Северус, откидываясь на стуле. Вот уж чего он не ожидал. Мерканди вздумалось извиняться? Лично? Не иначе, в Запретном лесу сдохло что-то крупное. Пожалуй, даже, в двух экземплярах.
Снейп вспомнил надменно-холодный взгляд синих глаз, и ухмыльнулся – нет, такая быстрее откусит себе язык, чем признает свою неправоту, перед кем-то вроде него. Тогда, что это значит?
Щелкнула открывающаяся дверь.

- Северус, вот и я. У меня есть кое-какая мысль на счет ментального блока. Если… - Эрика остановилась, озадаченно поглядев на Снейпа. Тот смотрел в пространство перед собой, и не реагировал на ее слова. – Северус?
Затем, Эрика обратила внимание на нахохлившеюся сову, сидящую на углу профессорского стола. Птица явно была недовольна.

- Сова мадам Мерканди? – спросила Эрика, но ответа снова не получила. Девушка приблизилась к столу и пощелкала пальцами:

- Северус, да очнись, наконец!
Тот перевел на дочь задумчивый взгляд:

- Эрика, что ты можешь сказать о Вайолет Мерканди?

- Хм, - девушка присела на край стола. – Чистокровная аристократка, в пес знает каком поколении. Щепетильная, умная, в меру стервозная, склонная к феминизму, интриганка. – Эрике вспомнились изобличительные откровения мадам в адвокатской конторе, и добавила. – Сует нос, куда не просят. А что?
Снейп молча протянул ей письмо. Эрика пробежала глазами текст, задумчиво потерла переносицу.

- Оригинально, - наконец произнесла она. И, чуть подумав, добавила. – По-моему, тебя собираются соблазнять.

- Ммм? – Северус вопросительно приподнял брови.

- Угу, - Эрика уверенно покивала. – Хотя, не думаю, что ты в ее вкусе. Не обижайся только. Ей что-то от тебя нужно.

- Я не обидчивый, - уверил Снейп с кривой усмешкой. – А что ей нужно, я, кажется, знаю.

- Да? И что же?

- Думаю, ты.

- Я? – глупо переспросила девушка. – Зачем?

-Я надеялся, что ты мне об этом расскажешь, - Снейп сцепил пальцы в замок, положив руки на столешницу.

- Боюсь, твоим надеждам не суждено сбыться. С чего ты вообще это взял?

- При первой встрече Мерканди сказала, что собиралась подать прошение об опеке над тобой. И потом, не думаю, что у меня есть что-то еще, что могло бы ее заинтересовать. – Он хмыкнул и добавил. – Раз уж я не в ее вкусе.

Эрика задумалась. Зачем Мерканди могла понадобиться ее – Эрики – сиятельная персона, Сетлер даже примерно не могла предположить. Кроме того, девушка была уверенна, что предположение Снейпа ошибочное. Просто потому, что не имело под собой оснований. Да, Эрика была одной из лучших в Снежном Поместье, но помимо нее, там еще четверо или пятеро с подобными успехами. Да, Дея и Мерканди были подругами, но директриса никогда не позволяла себе смешивать личные симпатии и школьные дела. Нет, у Мерканди совершенно нет причин интересоваться судьбой бывшей ученицы. Она может сколько угодно «заливать» что все ученицы ей как родные дети, цена этим откровениям становиться ясна уже на втором году обучения в Снежном Поместье. Нужно только уметь видеть.
Все эти соображения Эрика и выложила Северусу. А сама подумала, что если Снейп все-таки прав, то ситуация выходила просто смешной. Сперва старик Сетлер, теперь Мерканди. Кто следующий?

- Знаешь, - добавила она, - это ведь Мерканди рассказала мне о твоем… темном прошлом. Целый компромат собрала.
Северус нахмурился. Во рту появилась горечь. Нет, конечно, не от известия о том, что Мерканди оказалась тем самым «добрым человеком», который выдал Эрике мрачные подробности его жизни. Просто слова девушки напомнили ему, что пресловутое «темное прошлое» далеко не в прошлом. И между ним и дочерью колыхается тонкая паутина лжи, которую сплел он сам. И в очередной раз устрашился того, что Эрика узнает об этом.
Побарабанив пальцами по столу, зельевар взял перо, пододвинул к себе чистый пергамент, и коротко написал: «Согласен. Северус Снейп». Свернул послание и привязал его к птичьей лапе. Сова, уже успевшая задремать, возмущенно заклекотала, словно пеняла человеку, что тот мог бы и побыстрее соображать с ответом. Она сорвалась с места, и устремилась к окошку.
Молча пронаблюдав, как птица выбирается наружу, Эрика посмотрела на Снейпа:

- Может, все-таки не стоит?

- Стоит, - уверенно ответил тот.

- Зачем?

- Эрика, - он глянул на дочь пронзительным взглядом, - вокруг тебя что-то происходит. И я хочу выяснить что. Если визит к Мерканди может пролить свет на это, то я готов рискнуть.

- Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сказала девушка, после долгого молчания. Слова о том, что вокруг нее что-то происходит, Эрике не понравились. Кроме того, что она-то как раз ничего подобного не ощущала. Хотя, возможно, со стороны виднее.

- Знаю, - уверил Снейп, поднимаясь из-за стола. – Ладно. Что у тебя там за идеи насчет блока?
Дальше началось занятие по Легилименции. У Снейпа способность к этому умению была врожденной. У Эрики, к досаде зельевара, такого таланта не оказалось. Правда, девушка старательно компенсировала это упорством. В общем, при постоянной практике из нее выйдет вполне приличный легилимент.


просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.