Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Приходит Гарри к Дамблдору весь в слезах:
-Профессор Дамблдор, меня никто не замечает!
-Гарри, я же тебе сказал: мантию нужно использовать с умом!
c Alphius (по мотивам народных перлов)

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17686 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>


  Дочь зельевара

   Глава 15
- Когда я вернулась в школу, меня встретил Тодди, домовой эльф. Он сказал, что директрисы сейчас нет в Поместье. Для меня все было, как в тумане. Даже не в тумане, а в огне. В том самом «Адском Пламени». Я поднялась в свою комнату, легла на кровать, так и пролежала там, в какой-то прострации и полудреме, до следующего утра. А потом, в комнату вошла Мерканди и сказала, что маму убили. Мадам так и не узнала, что я была там, когда все случилось – она решила, что я вернулась раньше.
Эрика закончила говорить, вырываясь из воспоминаний. Она чувствовала себя маленькой и слабой. Опустошение и страх, испытанные в тот день, снова напомнили о себе. Спасительный кокон равнодушия дал трещину.
Но, не смотря на это, стало легче. Словно с возможностью выговориться, пришла возможность сбросить с себя часть воспоминаний.
По щеке скользнула одинокая слезинка, и впиталась в плотную черную ткань. Оказывается, уже некоторое время Снейп сидел рядом, осторожно обнимая ее за плечи. А Эрика, спрятав лицо у него на груди, сидела, свернувшись, поджав под себя ноги, и каким-то отчаянным жестом, словно прося защиты, цеплялась пальцами за его сюртук. Девушка судорожно выдохнула. Теплая жесткая ладонь стала гладить ее по волосам. Эрика закрыла глаза. Как это странно, только в шестнадцать лет почувствовать то спокойствие, то чувство полной и абсолютной безопасности, которую ощущают маленькие дети под защитой своих родителей. Вот эта уверенность, это знание, на которое опираются малыши, твердо заявляя: «мой папа самый сильный, он все может».
«Мой папа самый сильный, он все может», - мысленно произнесла Эрика, и улыбнулась. Детский лепет, но какой приятный и успокаивающий.
Северус гладил дочь по голове, чувствуя, как ее теплое дыхание греет кожу сквозь одежду. А в душе зельевара все клокотало от ярости. Больше всего ему сейчас хотелось последними словами обматерить Дею, с ее идеями и талантами. Хоть и считается, что говорить о мертвых либо хорошо, либо…
Нет, ну какова! Задумала смертоубийственную авантюру, напортачила с чужеродной магией, и обвинила во всем ребенка. Кроме этого, шестнадцать лет молчала, шестнадцать лет собиралась с духом, что бы признать собственные ошибки. В итоге, дотянула до последней минуты. А если бы Дея не успела спрятать дочь, до того как Пожиратели ворвались в дом? Или антиаппартационный купол держался бы, пока дом не выгорел окончательно? Или «Bombardo» Эрики пробило бы стену, до того как Белла с компанией убрались оттуда?
Северус содрогнулся при мысли о том, как бы повеселились его коллеги по темной стороне, обнаружив беззащитную шестнадцатилетнюю девчонку.
Да уж, Дея Сетлер, натворила ты дел. Идиотка! Красивая умная идиотка! Блондинка, чтоб тебя…

- Я боялась, - голос Эрики вырвал Снейпа из пучины праведного гнева, что после всего, я спать не смогу, что мне будут сниться кошмары. А мне с тех пор, ничего не сниться, сплошная пустота, – она вздохнула, осторожно высвобождаясь из отцовских объятий. – И постоянно кажется, что в этой пустоте что-то прячется. Что-то страшное, злое… понимаешь?

- Понимаю, - ответил зельевар, глядя на собственное отражение в ее глазах. Он действительно понимал, несмотря на то, что его собственные ночные кошмары всегда были четкими и ясными, а спасительная, как ему казалось, пустота никогда не снисходила до его измученного сознания, он понимал. Это было чистым знанием, не имеющим под собой никаких обоснований. Страх Эрики перед этой пустотой не был знаком Северусу, но был реален и, что вероятно, обоснован. Только почему страх перед играми подсознания вдруг стал мниться обоснованным? Будь он, Снейп, проклят, если знает это!

- У меня есть вопросы к тебе, – тихо сказала Эрика, - по поводу школы, и некоторых студентов…

- Спрашивай, - так же тихо ответил профессор, но девушка покачала головой.

- Устала, - пояснила она. – Слишком много всего… Я думала, что справлюсь, что я сильнее, но эти воспоминания вымотали меня…
Снейп усмехнулся, и усмешка, против его воли, вышла чуть снисходительной.

- Это нормально, - пояснил он. – Зачастую, воспоминания даются нам куда тяжелее, чем события, о которых мы вспоминаем. Ты – сильная девушка, но не старайся казаться сильнее, чем есть на самом деле, это может быть опасно.

- Опасно?

- Именно. Лучше видеться окружающим чуть слабее, чем являешься. Это может спасти жизнь.

Эрика сощурилась:

- О чем ты сейчас говоришь?

- Не о чем, - Снейп равнодушно пожал плечами, не глядя на нее. – Просто прошу тебя, запомнить это.

- Запомню, - она серьезно кивнула. Поднялась с дивана и потянулась. Северус тоже встал, и вдруг спохватился:

- За этими разговорами, мы пропустили ужин. Ты голодна?

- Нет, абсолютно, - она покачала головой. – Я вообще частенько обхожусь без ужина, под вечер бывает, совершенно нет аппетита.

- А если серьезно, - вдруг, ни с того ни с сего спросила Эрика, - откуда у тебя «Шато Д'Икем»?

- Подарок, - коротко ответил Снейп. – От одного знакомого…

- Знакомого? Или знакомой? – глядя невинными глазами, переспросила девчонка.

- Не забывайтесь, мисс Сетлер, - строго сказал зельевар.

Не переставая ухмыляться, она подняла руки в жесте «сдаюсь». Но тут же не удержалась и зевнула, деликатно прикрыв рот ладошкой. Времени было не так уж и много, но пора было закругляться.

- Мы ведь поговорим еще? – спросила Эрика, подходя к двери.

- Разумеется.

Девушка кивнула и, не сказав больше не слова, выскользнула за дверь. Какое-то время, Снейп смотрел, как она уходит по полутемному коридору, в сторону слизеринской гостиной, потом тихо закрыл дверь.
Больше всего ему сейчас хотелось сесть в кресло, и еще раз все обдумать. Но нужно было идти к Дамблдору. Не то, что бы Снейпу так уж хотелось обо всем доложить директору, но ему необходимо было узнать, что выяснил старый маг. Дамблдор обещал рассказать об этом после того, как Северус поговорит с Эрикой. Что ж, он поговорил. И зельевар дал себе слово, что не выйдет из директорского кабинета, пока старик не расскажет, все, что знает о его дочери.

* * *
Драко сидел за столом, и задумчиво водил пером по пергаменту. То, что должно было бы стать письмом к отцу, представляло собой россыпь изломанных завитушек, клякс и небрежно выведенных монограмм «ДМ».
Этот вечер располагал к размышлениям как нельзя лучше. Вся свита некоронованного слизеринского принца разбрелась кто куда, и он оказался предоставлен сам себе и своим мыслям. А подумать ему было о чем. О собственном будущем, например. А точнее о том, что Драко был в этом будущем совершенно неуверен. Оно даже слегка пугало его.
Конечно, когда Малфой-младший видел собственного отца – сильного, абсолютно уверенного в своей правоте и в справедливости собственных убеждений и поступков, в его молодой душе присутствовал лишь один страх - разочаровать его.
Иногда Драко даже снились кошмары, что он маленький, лет десяти, сидит в своей комнате, в Малфой-мэноре. Комната его, всегда светлая и уютная, в этот раз почему-то холодная, полутемная, и какая-то нежилая. И Драко сидит, и пытается что-то вспомнить, и не может. И это состояние, мучительное и вязкое, подводит маленького Малфоя к самой грани отчаяния. И тут распахиваются двери, и входит Люциус. Вместе с ним в комнату проникает свет свечей, приглушенные звуки музыки и отдаленный смех.
А Драко ежиться под ледяным взглядом отца, ему нестерпимо страшно, он понимает, что сделал что-то не то, но никак не может вспомнить, что именно.

- Ты очень разочаровал меня, сын, - произносит Люциус, и от его голоса вся комната словно покрывается инеем. – Ты недостоин быть Малфоем.
Некоторое время он смотрит на сына, ждет, что тот хоть что-то скажет в свое оправдание. И Драко рад бы сказать, он открывает рот и не может произнести ни звука – у него нет голоса. Люциус равнодушно пожимает плечами, разворачивается и уходит, закрывая за собой дверь. Уходит в свет свечей и звуки музыки, оставляя Драко в холодной мертвой комнате. Навсегда.
После подобных снов, Драко просыпался в холодном поту.
Да, отец был его кумиром, непререкаемым авторитетом, и самым суровым судьей. Драко уважал его, боялся и… А вот любил ли он отца? И сразу же напрашивается контр-вопрос: Любит ли отец его? Эти мысли казались юному Малфою странными, даже глупыми, он предпочитал не думать об этом, не разбираться и не закапываться. «Не занимайся ерундой!» - частенько отдергивал он сам себя, стоило ему только забрести на сентиментальную сторону своих измышлений.
Все, словно бы, просто - делай, что говорит отец, будь достойным сыном, наблюдай, оценивай, тянись к этой недосягаемой, казалось бы, планке, на которой золотыми буквами выведено «Люциус Малфой». Делай, что должно, и отец будет гордиться тобой.
И Драко делал, старался, буквально, вон из кожи лез. И у него, вроде бы, даже получалось.
А потом, вдруг его жизнь превратилась… нет, не в кошмар, но во что-то тягучее, удушливо-устрашающее, пугающее непредсказуемостью и неизвестностью.
Все началось с появления Белатрисс Лестрейнж. Сбежав из Азкабана, и попрятавшись некоторое время по каким-то крысиным норам, она дождалась, пока авроры перебесятся, и активность поисков постепенно спадет. После чего, вместе с мужем и деверем заявилась в Малфой-мэнор одной темной безлунной ночью. Люциус не решился тогда выставить ее вон – это означало бы навлечь на себя гнев Темного Лорда. Да и Нарцисса не позволила бы мужу выгнать Беллу – несмотря ни на что, леди Малфой любила сестру.
Что происходило дома, пока он был в школе, Драко не знал и, признаваясь себе по совести, знать не особо хотел. Так было спокойнее. Письма от отца становились все более резкими и, какими-то совершенно официальными. А в посланиях мамы чувствовалась все нарастающая тревога: Нарцисса явно переживала за сына.
А потом, учебный год кончился, и юный Малфой отправился домой. Всю дорогу, на душе у него было тревожно.
На первый взгляд, в Малфой-меноре было все спокойно. «Гости» большую часть времени отсиживались в подвальных комнатах, откуда, в случае чего, можно было выйти по подземному ходу за границы антиаппарационной зоны. Время от времени, Драко сталкивался с Беллатрисс в библиотеке. Но та сосредоточенно выискивая что-то на книжных полках, практически не обращала на племянника внимания, ограничиваясь лишь неопределенно презрительным хмыканьем. И Драко это вполне устраивало – своей тетки он побаивался.
В один из летних дней на мэнор вдруг легли усиленные защитные, сигнальные и оповещающие чары. За какие-то сутки особняк Малфоев по степени защиты превратился в филиал Гринготтса. После чего в поместье появился он. Казалось, магические лампы в больших хрустальных люстрах, изобилующих в мэноре, стали светить тусклее. Огонь в каминах вдруг перестал быть обжигающим. Даже звуки - будь то звонкий перестук маминых каблуков по мраморному полу, легкий лязг посуды, убираемой эльфами со стола или собственный голос Драко – стали слышаться глуше, словно через тонкий слой ваты. Это были знаки страха, напряжения и неизвестности. Это была атмосфера, в которой царил Темный Лорд.
Впервые Драко увидел его случайно: двери в каминный зал, где Волдеморт изволил проводить собрание Пожирателей, по чьему-то недосмотру оказались приоткрыты, и юный Малфой имел несчастье проходить мимо. Это была действительно случайность, Драко даже не помышлял о том, что бы подглядеть или подслушать. Но он увидел и осознал, что у его страхов теперь есть лик. Лицо, сохранившее отдаленное сходство с человеческим, безносое, с багровыми всполохами внимательных цепких глаз и тонкими бескровными губами. Волдеморт восседал во главе длинного стола, слушая доклад одного из Пожирателей. А потом, вдруг повернул голову и его пугающий взгляд устремился на замершего у приоткрытых дверей Драко. Казалось, нечеловеческие глаза глянули прямо в мозг, в душу, словно хлыстом пройдясь по сознанию. Юноша со всех ног рванул от тех проклятых дверей, сбежав в противоположное крыло дома, забившись в угол в одной из нежилых комнат. Его колотило, как в лихорадке.
А накануне вечером, когда Беллатрисс, которая с прибытием Лорда стала вести себя едва ли, не как хозяйка дома, заявила Нарциссе, что ее сын уже вполне взрослый, и пора бы ему начинать приносить какую-то пользу в служении делу великого Темного Лорда, поэтому не выспросить ли у повелителя разрешения для Драко присутствовать на собрании, юноша испытал такую безотчетную панику, что едва подавил порыв сбежать из малой гостиной, где и происходил разговор. Леди Малфой на это спокойно ответила, что Драко, конечно, будет служить Лорду, но только когда настанет время и тот сам призовет его.

- А отвлекать повелителя от важных дел такими мелкими просьбами, тебе не кажется это непозволительным, дорогая сестра? – тон Нарциссы был небрежен, но Драко заметил, как, всего лишь на миг, гневно сверкнули глаза матери. Этого хватило, что бы понять, что она категорически против служения сына идеалам Лорда, но сказать об этом вслух не решается. Белла этого выражения недовольства не заметила, а если и заметила, то виду не подала. А Драко задумался. Свою мать он считал умной женщиной, и к ее мнению старался прислушиваться, пусть даже не всегда это было явным. Ее негативное отношение породило в нем определенную неуверенность. Если изначально Малфой-младший с юношеской горячностью рвался на баррикады под знамя чистой крови, то с возрастом (а шестнадцать лет – это же не малый возраст!) его стали одолевать сомнения.
Драко откинулся на стуле, задумчиво обозревая гостиную. Пройдет немного времени, и ему самому придется принять Черную Метку, надеть плащ и маску, и встать рядом с отцом, крестным и другими Пожирателями. Вот только хочет ли этого сам Драко? Юноша не знал ответа на этот вопрос.
Стена, закрывающая вход в гостиную, с тихим шорохом отползла в сторону, пропуская внутрь Эрику. Девушка выглядела уставшей, полностью погруженной в свои мысли. Не обращая ни на кого внимания, она бесшумно прошла в спальню.
Драко проследил за ней взглядом. Задумался. А Эрика? Ее отец тоже сторонник Лорда. Будет ли Снейп настаивать на том, что бы его дочь приняла Метку?
Отец рассказывал, что среди Пожирателей бродит слух, что Северус Снейп – предатель. Что на самом деле, он шпионит для Дамблдора, а Лорду сообщает лишь всякую пустяковую информацию, хотя знает намного больше.
Драко не верил в это. Просто не мог поверить. Северус Снейп, его крестный, который умудряется всегда быть рядом, случись юному Малфою влипнуть в неприятности, который всегда встанет на защиту, который сперва прикроет, а уже потом, с глазу на глаз, отчитает, не подвергая публичному унижению. Друг его отца, по сути, единственный, кто по-настоящему стремится защитить Слизерин, и никогда не отступится от своих подопечных. И он предатель?
Драко вспомнил, как однажды, в Малфой-мэнор после неудачного рейда аппарировали несколько Пожирателей. Всех их изрядно потрепало, но один – Эйвери, кажется, был особенно плох. И Снейп почти сутки колдовал над ним, отпаивая зельями, залечивая раны, снимая последствия проклятий. Отрываясь от этого занятия лишь для того, что бы проверить варящиеся в лаборатории зелья для других раненных. Зельевар спас Эйвери, остальных вылечил, но сам едва держался на ногах от усталости, и был больше похож на инфернала, чем на живого человека. И это шпион Дамблдора? Абсурд какой-то.
Драко со вздохом поднялся из-за стола, взял исчирканный пергамент и, на ходу сминая его, направился камину. Все равно, никакого письма сегодня уже не получится.

* * *
Северус вышел из камина в своей гостиной. Сбросив мантию на диван, он принялся расстегивать пуговицы сюртука. Зельевар был раздражен и разочарован. Разговор с Дамблдором практически не прояснил ситуацию.
Снейп явился пред директорские очи, сухо кратко и без эмоций передал суть их с Эрикой разговора. Дамблдор выглядел удивленным, но не слишком. Тогда Северус потребовал, что бы директор рассказал все, что знает сам. Тот не стал отпираться.
То, что магия вампиров была основной темой Деи, Дамблдор узнал от ее коллег. Но, как и подозревал старый маг, объем информации, предоставляемый Сетлер на обозрение научного мира, существенно отличался от того, каким ведьма обладала в действительности. Она считалась одним из ведущих экспертов по вампирской расе, но все были уверенны, что дальше теорий ее исследования не простираются. Визит Деи к вампирам в 1979 году был санкционированной Министерством командировкой. Ведьма выступала послом к клану Сортрэм. Видимо, по этой причине ей и удалось начать с вампирами хоть какой-то диалог.
Министерство хотело наладить с вампирами мир, чтобы, в случае чего, заручиться их поддержкой. Ведь уже в то время, Волдеморт являлся значительной головной болью для правящей власти Магической Британии. Министерские чиновники не без оснований опасались, что вампиры, как изначально темные создания, могут встать под его знамена.
Естественно, официально миссия Деи считается проваленной.

- Я думал, - закончил Дамблдор свой недлинный рассказ, - что Дея привезла от семьи Сортрэм какой-то темный артефакт, который все это время хранился у нее. Но, выслушав тебя, понял, что ошибаюсь.

- Что мне теперь делать со всем этим? – сухо поинтересовался Снейп.

- Я не знаю, мой мальчик, - устало признал Дамблдор. – То, что сделала Дея, случай беспрецедентный. На вас с Эрикой лежит печать магии, которая по замыслу самой природы не должна была доставаться людям. Вы не вампиры, и как поведет себя их Сила после полного пробуждения – сложно предположить. Пока, я могу тебе предложить только наблюдать за собой, за Эрикой, подмечать какие-то изменения…

- И быть осторожным? – язвительно закончил за директора Северус.

- И быть осторожным, - добродушно улыбаясь, кивнул старый маг.
И вот теперь, Снейп, как неприкаянный бродил по своей гостиной, стараясь разложить всю информацию по полочкам, и надеясь на внезапное озарение. Озарение не спешило посетить многострадального зельевара. Часы на каминной полке тихонько отзвонили полночь. Мужчина потер лицо ладонями. Все, спать.
Северус пошел в спальню, расстегивая на ходу рубашку. Но стоило ему только переступить порог комнаты, как раздался дробный стук. Снейп вздрогнул от неожиданности, и закрутил головой, пытаясь сообразить, откуда идет звук. Кто-то настойчиво и бесцеремонно барабанил в дверь его гостиной.

- Какого черта?! – громко рявкнул слегка обескураженный зельевар, выхватывая волшебную палочку, которая из рукава снятого сюртука временно перекочевала за брючный ремень.

- Северус, - послышалось из-за двери встревоженный голос Эрики, - это я! Открой, скорее!
Зельевар похолодел. Что произошло, раз Эрика стучится в его комнаты среди ночи? Он вихрем метнулся к двери и распахнул ее.

- Эрика, что случилось?!

- Мы сейчас же должны аппарировать в Дорсетшир, - выпалила девушка, проходя мимо Снейпа в комнату.

- Куда? – ошарашено переспросил мужчина, автоматически закрывая дверь. – Эрика, почему ты не в спальне в такое время?!

- В Дорсетшир, - повторила Эрика, игнорируя второй вопрос. – К загородному поместью Сетлер, точнее к его руинам.
Эрика окинула взглядом сбитого с толку Северуса:

- Ну что ты стоишь? Одевайся скорее! Я же не могу одна – у меня лицензии на аппарацию нет.
Только сейчас Снейп обратил внимание, что на девушке поверх брюк и тонкого свитера, дорожная мантия с капюшоном – хоть сейчас в путь.

- Так, - Снейп наконец, взял себя в руки. – Куда и зачем ты собралась в первом часу ночи?

- Да говорю же, к поместью, - от нетерпения Эрика теребила край мантии.

- Зачем?!

- Не знаю, - с убийственной прямотой заявила девушка.

- Мерлин, - Северус откинул упавшие на лицо волосы. – Бред какой-то. Сядь и объясни толком, что еще за безумные идеи.
Эрика глубоко вздохнула, поняв, что без пояснений зельевар не сдвинется с места.

- Понимаешь, я не знаю, как это объяснить, - девушка присела на подлокотник дивана. – Я почти заснула, когда вдруг поняла, что мне нужно срочно посетить это пепелище. Это какое-то знание в чистом виде.

- То есть, вот так, вдруг взяла и поняла? – саркастично поинтересовался Снейп. Ни в качестве преподавателя, ни в качестве отца, он не собирался поощрять подобные сумасбродные порывы.

- Да, - Эрика упрямо поджала губы, чувствуя, что в серьез ее не принимают. – Взяла и поняла.
Девчонка с вызовом уставилась на профессора. А он вдруг обнаружил, что стоит в практически расстегнутой рубашке, и торопливо застегнулся.

- Хорошо, допускаю, - наконец произнес Северус, чувствуя, что спорить с ней - себе дороже. – Но почему это не терпит до утра?
Эрика снова вздохнула. Нет, она вполне могла понять Снейпа, если бы ей кто-то предложил в ночь-полночь куда-то мчаться неизвестно зачем, она бы хорошенько обсмеяла этого умника. И еще прокляла бы легонько, для профилактики.
Но предчувствие необходимости этого поступка не давало ей покоя, словно острый камушек попавший в туфлю. Что-то было там, у сгоревшего дома, что-то, словно звало Эрику туда, и как можно скорее. А еще девушку не покидало чувство тревоги, будто она уже опоздала.

- Пожалуйста, - тихо попросила она, не отрывая взгляда от его лица. – Я не знаю, что там, но это важно. Очень важно. Поверь мне.
Эрика приблизилась, взяв его за руку. Тонкая красная нить на миг сверкнула перед глазами зельевара, и он ощутил тревогу. Это было странно ощущение – есть такое понятие «смотреть со стороны», а Снейп словно чувствовал со стороны. Наблюдал за чужой эмоцией, осознавая ее, и понимая, что она не его. Северус чувствовал тревогу Эрики, словно она передалась ему по той красной ниточке. По нити крови.

- Подожди, я оденусь, - вздохнул он, высвобождая руку из ее пальцев.
«Я, наверное, сошел с ума», - подумал он, натягивая сюртук.
Проще всего было бы пройти через камин, например, в «Кабанью голову», а оттуда уже аппарировать к пепелищу. Но с прибытием в Хогвартс студентов, все школьные камины отключались от общей сети, исключением оставался только камин в кабинете директора. Поэтому, Северусу и Эрике пришлось отправиться к антиаппарационому барьеру за пределами Хогвартса. И Снейп очень надеялся, что не они встретят по дороге никого из дежуривших коллег. Потому, что объяснить, за каким дементором он потащился куда-то среди ночи, да еще в компании студентки, зельевар не смог бы.

- А как мы будем аппарировать? – спохватился он, подсвечивая дорогу «люмусом». – Тебе нельзя, а я не знаю места.

- Ты лигилимент? – спросила Эрика, оглядываясь по сторонам.

- Разумеется, - фыркнул Снейп так, словно иначе, и быть не могло.

- Тогда, я покажу тебе место. Сможешь аппарировать по воспоминанию?

- Попробую, - коротко ответил зельевар.
Они прошли главный холл, приблизившись к закрытым воротам замка. Северус коснулся рукой вычурного узора на створке, и дверь, признав преподавателя, приоткрылась. Они выскользнули в ночь, и ворота за их спинами бесшумно сомкнулись.
Ни Северус, ни Эрика так и не узнали, что стоило им покинуть замок, как в погруженном в тишину холле, раздался негромкий шорох ткани. Края мантии-невидимки распахнулись, являя миру черноволосого зеленоглазого юношу, в смешных круглых очках. Гарри Поттер с подозрением и любопытством смотрел на закрытые двери, за которыми скрылись две закутанные в мантии фигуры.
До границы Запретного леса они добрались быстро и молча. Снейп оглядывал окрестности в поисках нежелательных свидетелей. Но все было спокойно. Лишь из лесной чащи периодически доносились странные и пугающие звуки. Это было нормально.

- Здесь антиаппарационные чары не действуют, - сказал зельевар.
Девушка кивнула:

- Тогда смотри, - она повернулась к нему лицом. Растущая луна давала достаточно света, что бы мужчина мог видеть ее глаза.

- Ты когда-нибудь подвергалась Легилименции?

- Нет, только читала об этом, а что?

- Это не самые приятные ощущения, - признал Снейп. Эрика обеспокоено закусила губу. – Я буду осторожен.
Девушка кивнула. Северус поймал ее взгляд, концентрируясь на невидимых в черной радужке зрачках.

- Legilimens, - шепнул он одними губами. Для этого заклинания палочка ему уже была не нужна.
Эрика приглушенно охнула, и открывшаяся было внутреннему взору Снейпа картинка с проявляющимися очертаниями холма и дымящихся руин на фоне сумерек, вдруг дрогнула. Непривычное к подобному вторжению сознание Эрики бросило в лигилимента целую горсть образов, интуитивно стараясь скрыть искомое. Реакция была вполне предсказуемой – не подготовленный разум всегда старается выдать хаос, чтобы помешать пришельцу выполнить задуманное. Нужный Снейпу образ периодически мелькал за десятком других – Эрика, зная теорию, пыталась помочь зельевару, но ей элементарно не хватало практики.
«С завтрашнего дня начну ее обучать», - мысль скользнула по сознанию Северуса, и тут же ее смело чужими воспоминаниями. Выбора не было. Он схватил девушку за плечи и притянул чуть ближе к себе, чтобы избежать разрыва зрительного контакта, и принялся просматривать каждый предлагаемый ее подсознанием образ, отсеивая ненужное, и выжидая, когда Эрика сможет показать ему искомое. Он мог бы отыскать это сам, но подобное проникновение могло стать слишком грубым, и даже болезненным, а ведь Снейп обещал быть осторожным. Поэтому, он лишь смотрел…
…Сад, даже не сад, а почти лес, сплошь покрытый инеем, изящная беседка и пронзительно-синие розы с серебристыми краями лепестков. Нежный перезвон колокольчиков, и тихое завывание ветра. Маленькая черноволосая девочка, сидящая в беседке и пристально разглядывающая синий цветок…
…Комната, уютно обставленная, на толстом ковре сидят три девушки. Одна из них Эрика, другая – с рыже-золотистыми волосами и веснушками на носу, третья – шатенка с двумя строгими косами. Они колдуют, но что - не понятно. Шатенка катает между ладонями какой-то шарик, Эрика и рыженькая сосредоточенно направляют на него волшебные палочки…
…Котел, в котором медленно закипает густая томатно-красная масса. Эрика сыплет туда щепоть синего порошка, масса покрывается золотыми искрами…
…Классная комната. Снова котел, Эрика осторожно помешивает в нем голубоватое прозрачное зелье. Она хмурится - что-то не так. К ней подходит мужчина, высокий светловолосый, с легкой снисходительной улыбкой на губах (Снейп тут же признает в нем Дария Бишема). Он что-то говорит, но слов не слышно, только видно, как шевелятся губы. Эрика хмуриться сильнее, о чем-то спрашивает. Бишем отвечает, как бы невзначай опуская ладонь на плече ученицы. Убирает руку, указывая на котел, снова кладет на плечо. Затем, его ладонь ловко соскальзывает вдоль спины на талию. Бишем чуть прижимает девушку к себе…
…Роскошно обставленная гостиная. Дея, сидящая в удобном кресле перед камином, у нее на коленях заложенная закладкой книга. Рядом Эрика, лет тринадцати. Она протягивает матери свиток пергамента. Женщина просматривает его, благосклонно улыбается дочери. В этом образе слышно слова:
- Прекрасные оценки, ты молодец, Эрика, - произносит Дея, отворачиваясь и не замечая, что глаза девочки не по-детски холодны...
…Свист ветра. Обширный высокий холм, словно короной, увенчанный оградой – сплошь чугунное кружево. В ограде ухоженный сад, а посреди этого зеленого великолепия красивый старинный особняк… Но миг, и прекрасная ограда раскурочена, большая часть сада выжжена, а произведение архитектурного искусства обратилось дымящимися развалинами…
«Нашел!», - подумал Снейп, точно запоминая видение. Но думал он о совсем ином оброзе, увиденном в сознании дочери. И увиденное ему более чем не понравилось.
«Я буду не я, если все не выясню об этом», - пообещал себе зельевар, прерывая зрительный контакт.
Эрика тяжело дышала, ее слега трясло. Она качнулась вперед, уткнувшись лбом в плечо Северусу.

- Мадам Мерканди не смогла найти достойного лигилимента, чтобы преподавал нам практику, - глухо произнесла она. – Пришлось ограничиваться теорией. Ох, жуть-то какая.

- Достойную практику я тебе обеспечу, - пообещал Снейп. – С опытом научишься отгораживаться от любых ощущений и ставить приличный блок.

- Видел руины?

- Видел все, что нужно, - с нажимом ответил он. Эрика ответила ему подозрительным взглядом, но промолчала.

- Аппарируем? – наконец спросила она. Северус молча протянул ладонь. Девушка крепко ухватилась за его руку.
Рывок.
Луна, звезды и небо смазались в единый росчерк. Тело, словно распалось на молекулы, вытянулось, свернулось в спираль, вытянулось снова, и сжалось в единую точку.

Свежий ночной ветер негромко шелестел в траве. Молодая луна заливала окрестности неярким светом. Северус и Эрика стояли у подножия холма, на вершине которого гнилым зубом торчал обгоревший особняк Сетлеров.
Ни произнося не слова, девушка почти бегом бросилась вверх по склону. Мужчина последовал за ней. Внутренне он весь подобрался, как сжатая пружина – само это место не внушало ему доверия.
Дом производил тягостное впечатление. Все, что сохранилось - это обугленные стены первого этажа. Остальное пожрало «Адское пламя», усеяв вершину холма темно-серым пеплом. Где-то в этом горелом прахе, вперемешку со стенами, картинами, мебелью и одеждой, покоились останки Деи Сетлер.
Северус обеспокоено следил за Эрикой, которая уже бродила среди развалин, сосредоточенно оглядываясь по сторонам. Она абсолютно не знала, что искать. Девушка стала обходить обгоревший остов здания, направляясь в заднюю часть сада.
Если вид дома угнетал, то вид опаленного жаром сада откровенно пугал. Скрюченные почерневшие деревья, словно причудливые скелеты. Выжженная земля, над которой поднимается белесый ночной туман. Будто заброшенное кладбище нелюдей, почти потустороннее, мертвое изначально, до того, как на нем кого-то похоронили.
Эрика остановилась, напряженно оглядываясь. Северус встал рядом. Смысла в этом маленьком приключении он не видел. Но и Эрике отказать, почему-то не смог.
Раздался тихий хлопок. Снейп тут же дернул девушку за плечо, отодвигая ее себе за спину. Волшебная палочка зельевара, с уже готовым сорваться боевым заклятием смотрела на молодого домового эльфа.
Маленькое дрожащее тщедушное создание, с бледно-розовой кожей, вздернутым носом, и кроткими голубыми глазами. Оно куталось во что-то, напоминающее большой обрывок бархатной шторы.

- Зули! – тут же опознала домовиху Эрика.

- Ты ее знаешь? – спросил Снейп, опуская палочку, но оставаясь настороже – от домовых эльфов тоже можно ожидать чего угодно. Вспомнить хотя бы этого чокнутого Добби, который из-за личных симпатий осмелился пойти против хозяина.

- Хозяйка Эрика! – тоненьким голосом воскликнула домовиха, бросаясь к девушке. – Вы пришли! Зули знала, что вы придете, она ждала, она верила…

- Зули, - Эрика опустилась на колено, взяв в ладони дрожащие лапки эльфа. – Ты спаслась, и все это время провела здесь, в руинах?

- Хозяйка Дея велела Зули стеречь, пока не придет хозяйка Эрика, - затараторила Зули. – И Зули стерегла, Зули знала – хозяйка Эрика ее не бросит. И хозяйка Эрика пришла! Зули так рада!

- Подожди! – Эрика тряхнула головой. – Когда и что Дея велела тебе стеречь?

- За восемь дней до страшного пожара, - ответила домовиха, опасливо косясь на замершего и молчаливого Снейпа. – Хозяйка Дея зачаровала место, и дала Зули ключ, - она сложила лапки лодочкой, и в маленьких ладонях вспыхнул и тут же погас шарик бледно-голубого света. – Хозяйка Дея сказала, что чтобы не случилось, Зули должна беречь спрятанное, и кода придет хозяйка Эрика отдать это ей, и никому больше.
Домовиха вдруг всхлипнула, и уткнулась лицом в мантию Эрики:

- Зули так боялась, что хозяйка Эрика погибла в страшном пожаре. Зули так рада, что вы живы.
Девушка ласково погладила огромные уши эльфа:

- Как же ты жила здесь все это время?
Для домовых эльфов жить в развалинах собственных домов, едва ли не страшнее, чем остаться бездомными. Привязанные магией к своему месту обитания эльфы, при разрушении этого места чувствуют, как умирает что-то в них самих. Это, словно жить в могиле, в которой медленно разлагается собственная отрезанная конечность.

- Зули – верный домовой эльф! – испуганно, но твердо заявила маленькая домовиха. – Она никогда не ослушается слов хозяйки. – Тут Зули снова всхлипнула, и ее голубые глаза подернулись влагой. – Хозяйка Дея погибла, но Зули будет преданно служить хозяйке Эрике. Зули счастлива, что хозяйка Эрика жива, и что она пришла…

- Зули, ты самый замечательный домовой эльф, - мягко сказала Эрика, и домовиха просияла, старательно смаргивая выступившие слезы. – Покажи, что ты сохранила для меня.

- Идемте, - позвала Зули, и посеменила вглубь изувеченного сада, придерживая длинные полы своего «плаща».
Эрика и Северус переглянулись. Он вопросительно приподнял бровь, она пожала плечами и кивнула. Люди направились вслед за эльфом.
Зули привела их к потрескавшейся чаше фонтана, посредине которой мраморная, скупо одетая амазонка на мраморном же, вставшем на дыбы коне, держала на вытянутых вверх руках по большой рогатой раковине. Из этих раковин когда-то струилась вода, окутывая амазонку россыпями сверкающих алмазами брызг. Сейчас воды не было, и статуя выглядела мертвой.
Впервые, за время пребывания у разоренного поместья, Эрика почувствовала что-то, похожее не страх. Даже не страх, а глухую, тянущую жилы, тоску. Пусть этот дом не был идеальным, но это был ее дом. Теперь его нет.
«Нет, - Эрика на миг зажмурилась. – Не так. Дом всегда там, где сердце. А здесь моего сердца уже давно нет».
В ладонях Зули снова вспыхнул бледно-голубой огонек. Домовиха бросила его под копыта коня. Свет тут же впитался в мрамор, и стал растекаться по всей скульптуре тысячами сверкающих дорожек. Темнота вокруг фонтана наполнилась призрачным сиянием. А затем, статуя начала оживать, белый камень вдруг сделался пластичным, и, словно бы, текучим.
Амазонка качнула головой, разметав по плечам волосы, и опустила руки с зажатыми в них раковинами. Конь замолотил передними копытами по воздуху, и встал на все четыре ноги. Глаза женщины и животного светились бледно-голубым огнем. Амазонка надменно смотрела на замерших в стороне людей и эльфа.

- Хозяйка Эрика пришла, - надрывно пропищала Зули, и мраморная женщина величественно кивнула. Она с размаху швырнула раковины под копыта коню. Животное всхрапнуло, и, издав пронзительное ржание, сорвалось с места в галоп. Конь, неся на себе всадницу, выскочил из чаши фонтана, но, стоило только его ногам коснуться земли, как он резко замер.
Охранное заклятие выполнило свою функцию, и рассеялось. Галопирующая амазонка снова стала неподвижной мраморной статуей, которая тут же раскололась на множество мелких кусочков.
Маг и ведьма осторожно приблизились к борту фонтана, верная домовиха семенила рядом с хозяйкой. Осколки раковин превращались в сверкающую голубую пыль, которая расползалась по дну мелкоячеистой блестящей сетью. Затем послышался противный скрежещущий звук, и «сеть» потухла, оставив после себя растрескавшееся днище, которое тут же стало осыпаться мелкими камнями куда-то под землю. Фонтанный борт слегка просел, и кое-где раскололся.
Наконец, мерзкий звук стих, и все метаморфозы закончились. В самой середине раскуроченного и углубившегося фута на четыре фонтана, стоял средних размеров сундук.

- Думаю, мы здесь именно за этим, - произнесла Эрика, нарушая тишину, которая после скрежета, казалась оглушительной.

- Да ну?! – не удержавшись, иронично ответил Снейп. – Вот не подумал бы…

- Ну ты и язва, - фыркнула девушка, впрочем, ни чуть, не обидевшись.
Она уже собиралась приблизиться к сундуку, но Северус придержал ее за плечо.

- Постой, сначала я проверю этот «клад», - он шагнул вперед и, поставив ногу на бортик фонтанной чаши, перемахнул ее, спрыгнув на усеянную осколками камней землистую почву. Полы его мантии зловеще взметнулись, и с тихим шорохом мазнули по камням.
Снейп подозрительно оглядел сундук, осторожно послал заклятие на выявление враждебных чар. Отклика не пришло – проклятий не обнаружилось. Тогда мужчина приблизился к находке, осторожно ступая по каменному крошеву. Поводил волшебной палочкой над темной крышкой – сундук на миг окутался бледно золотистым сиянием. Нет, вроде бы, никакой угрозы не было.
Не то, чтобы Северус ждал какой-то посмертной пакости от Деи. Но верить на слово домовому эльфу он тоже был не намерен.

- Похоже, тут все чисто, - наконец произнес зельевар.

- Чисто?! – воскликнула Эрика, тут же начав перебираться через борт. – Да ты шутишь! Тут грязь лопатой можно копать!

- И кто из нас язва? – хмыкнул Снейп, приближаясь и протягивая дочери руку.

- Мы, - гордо ответила девчонка и, опираясь на его ладонь, побрела по рассыпающимся под ногами камням к сундуку. Зули встревожено следила за ними, но идти следом не решалась.
Эрика опустилась на колени, ладонью смахнув с сундука каменные крошки. Северус встал рядом, готовый абсолютно к любым неожиданностям. Крышка откинулась совершенно беззвучно. Эрика зажгла «Lumos Мaxima» и осветила недра сундука. Он был заполнен толстыми тетрадями, пергаментными свитками, в углу кучкой сложены какие-то мешочки и коробочки. Поверх сложенных в стопки тетрадей красовался узкий черный футляр, дюймов четырнадцать* в длину.

- Что там? – спросил Снейп, присаживаясь рядом с дочерью на корточки.
Эрика молча взяла одну тетрадь, открыла на середине и вчиталась. Ее глаза расширились, она схватила другую тетрадку, также прочитав из нее наугад несколько строк.

- Северус, - тихо произнесла девушка, поворачивая к нему лицо. – Это путевые и рабочие дневники Деи. Они не сгорели. – Она ошеломленно оглядела содержимое сундука. - Ты понимаешь, что это значит?
Зельевар осторожно взял в руки один из свитков, развернул его. Там были чертежи замысловатых «ведьминых кругов».

- Возможно, здесь мы найдем ответы, - ответил он, бережно кладя свиток обратно.

* примерно 35 см.

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.