Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Хагрид пришёл в "Кабанью Голову" выпить, а там в это время сидел Волдеморт с Нагайной на плечах. Сели они за стол, Волдеморт заказал себе рюмку огневиски, а Хагрид - бутылку медовухи. Выпили, Хагрид крякнул и заказал ещё бочку медовухи, а Волдеморт - ещё рюмку огневиски. Ещё выпили, и Хагрид опять заказывает бочку медовухи. Волдеморт, удивлённо:
-А вы можете четыре бочки медовухи выпить?
-Могу.
-А пять?
-И пять могу.
-А семь?!
-Вот Пушка позову - мы семь бочек выпьём и червячком твоим закусим.

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12668 авторов
- 26939 фиков
- 8604 анекдотов
- 17671 перлов
- 666 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Конец одной сказки

   Глава 7. Живым — жизнь
Часы показывали далеко за полночь, а семейство Уизли с близкими друзьями всё сидело на кухне — не спалось. Уложили только Молли, напоив изрядным количеством успокоительных зелий, да Флер вызвалась дежурить рядом со свекровью. Ведь кое-что из чар вейл, подвластных ей, могло сослужить добрую службу, если зелья прекратят свое действие.

Беседа за кухонным столом не клеилась: то там, то здесь вспыхивала и снова гасла. Все думали об одном, но озвучить тему боялись, хотя по частым взглядам, которые каждый, вроде бы ненароком, бросал на знаменитые часы семейства Уизли, всё было ясно. Они ждали появления на них новой надписи. Ведь возникло же рядом со «смертельной опасностью» короткое слово «смерть». Правда, никто не знал, когда это произошло — Нору покинули давно.

Все замерли в надежде, хотя одни верили в загробную жизнь, другие — нет. О вере и неверии легко рассуждать теоретически, но когда смерть забрала близкого человека, то взгляды на многое пересматриваются.

«Фред! Как ты там?»

Однако стрелка с его портретом застыла на границе «смерти», и ничего нового не появлялось. Или в том мире нет понятия времени. Или в нашем — слов для выражения посмертного состояния души.

Ожидание зависло в воздухе, словно тонкая струна, которая все растягивалась и растягивалась, угрожая порваться. Если бы так хорошо сбывались хорошие прогнозы, как плохие. Первым не выдержал напряжения тот, от кого этого меньше всего ожидали, — Артур Уизли.

Все вздрогнули от грохота падающего стула, он же словно ничего не услышал. Сомнамбулой подошел к часам и начал по-маггловски, вручную, снимать стрелку Фреда.

Поняв, что делает отец, к нему опрометью бросилась Джинни, истерично завизжав:

— Не смей! Не смей! Он живой…

Ее кулаки стучали по спине Артура. То ли хотели достучаться до того мира, то ли наказывали отца за неверие. Ошалевший Артур развернулся, и Джинни, быстро выхватив злополучную стрелку, выскочила из дома.

Все оцепенели.

Первой пришла в себя Гермиона и шепнула Гарри:

— Иди… лучше тебя никто не сможет… успокоить ее.

— Я сам… — крикнул Гарри, срываясь с места.

Конец его фразы заглушил звук захлопнувшейся двери.

Майская ночь была хороша. Под лунным светом деревья отбрасывали фантастические тени, которые таинственно шевелились, когда легкий ветерок играл листьями на деревьях. В темноте зрение теряло свою власть над человеком, зато слух и обоняние вступали в свои права — всё становилось немного другим. Гарри погрузился в богатый мир тихих звуков и нежных запахов. Диссонансом в нем были рыдания Джинни, которые доносились со стороны полуразвалившегося сарайчика, где когда-то — почти в прошлой жизни — он беседовал с Дамблдором.

Ох, как хорошо Гарри понимал ее: два года назад он пережил те же чувства при потере Сириуса Блэка. В нем все кричало от боли — а кабинет Дамблдора поражал своей повседневностью, безразличием к его горю. Но он тогда винил себя в смерти крестного, а у Джинни нет причин для подобных мыслей.

«Хотя все живые испытывают вину перед погибшими. Мы — везучие в бою, а они — нет», — подумал Гарри.

Ему очень хотелось успокоить Джинни, но, как подступиться к ней, он не знал, не мог выдавить из себя ни звука. Даже Дамблдор в такой же ситуации не нашел для него подходящих слов, и Гарри, взбесившись до пелены в глазах, покарал его (вернее, кабинет директора) за неуместное спокойствие и ненужные слова.

— Джинни, — тихо позвал он любимую.

— Ты? Да как ты … — она захлебнулась от гнева, — ты посмел… прийти… ко мне.

— Так я же люблю тебя, — произнес удивленный Гарри.

— Любишь? Ты… любишь… меня? — и Джинни бросилась на него с кулаками.

Гарри ничего не мог понять. В чем его провинность? Ярость Джинни соответствовала силе ее ударов. Сначала Гарри безнаказанно давал себя бить, но после того как девичий удар рассек ему губу, терпение Гарри закончилось: он, хоть и с трудом, но смог зажать ее в своих объятиях.

— Прекрати! Какой бес в тебя вселился?

Она еще пыталась несколько раз вырваться, но тщетно. Ее рывки становились все слабее и слабее, пока совсем не затихли, зато рыдания накатились с новой силой.

— Я так надеялась… ни разу не подошел… я тебе не нужна… — услышал Гарри сквозь ее плач. — Уходи… забуду тебя… не буду навязываться…

— Что ты себе придумала, Джинни? — начал Гарри, но… неожиданно смог взглянуть на себя ее глазами.

Гермиона, любящая Рона, была рядом с ним и во время битвы, и когда семья оплакивала Фреда. А вот у него постоянно появлялись причины сторониться Джинни: то боялся, что не хватит сил после общения с ней пойти к Волдеморту, то после победы находились более срочные дела. О чем могла подумать девушка? Ее избегают, потому что разлюбили. Как же так получилось? Почему в их отношениях во главе угла стоят его, а не ее проблемы? Он — эгоист, который просто не умеет любить.

«Нет! Нет! Нет! — рвался его крик наружу. — Я хочу и могу ее любить».

Теперь ему стали безразличны, даже нужны удары Джинни. Может, они выбьют из него весь этот эгоизм. Он отпустил ее руки, только она больше не желала прикасаться к нему. Тогда он осторожно взял в ладони ее лицо и смотрел, словно не мог наглядеться, в такие дорогие глаза.

— Прости, прости меня, родная! — шептал Гарри, покрывая мокрое от слез лицо Джинни поцелуями. — Какой я идиот!

Она недоверчиво отстранялась, и Гарри, тюкаясь то в нос, то в щеку, готов был довольствоваться малым, лишь бы она простила. Он по-настоящему почувствовал соленый до горечи вкус их любви. Любви, которую он смог дать ей.

Понемногу Джинни начала расслабляться, всхлипы становились все реже, а дыхание — ровнее. Она будто бы добежала до последней черты «жизнь без Гарри», посмотрела, что там, и в ужасе кинулась обратно. Пусть счастье с ним всегда кратко и ненадежно, пусть он постоянно пытается спасать весь мир, забывая о ней — частичке этого мира, пусть потом будет от боли разрываться душа, пусть…

Зато есть этот миг, когда Гарри действительно испугался, что может потерять ее. Джинни ответила на его поцелуй.

Время остановилось, и мгновение превратилось в бесконечность. Пусть не хватало воздуха, пусть набатом стучало в висках, пусть удары чужого сердца ощущались даже через мантии. Или их уже нет? Сорванная одежда валялась на земле, а горячие тела прижались друг к другу. Это было то состояние, когда не понимаешь, где заканчиваешься ты и начинается другой, твой самый дорогой человек.

Все изменилось: ни нежных поцелуев, ни скромных ласк — властные руки прикасались к твоему телу и требовали тебя всего, до последней клеточки. Или это ты хотел отдать себя полностью? Уже безразлично, хорошо это или плохо, можно или нельзя.

Пальцы, запутавшиеся в прядях волос, причиняли боль, но всхлип не останавливал другого, а вызывал более бурные ласки.

Тело наткнулось на какую-то преграду, которую ты смел со своего пути. Громкий вскрик Джинни. Гарри замер, испуганно глядя на нее.

— Как же это я? Джинни, прости, Джинни…

Она заставила замолчать его поцелуем, крепко обхватила тело ногами и сделала движение навстречу.

Всё. Мир взорвался и закружился в вихре. Они так хотели, чтобы он поглотил их и затянул в самый центр воронки, где среди ночи разгоралось яркое светило. Ритм движения все убыстрялся, пока стон Гарри не слился с криком Джинни...

… и тишина. Теперь они знали, что такое счастье, а все остальное уже не имело никакого значения.

Что-то больно давило в бок, Джинни слегка пошевелилась и нашла стрелку Фреда.

— Прости, папа, — прошептала она. — Как теперь тебе в глаза смотреть?

— Тебе-то что. Мне как смотреть? Всем твоим… в глаза.

— А ты смотри, не отрываясь, только в мои, — засмеялась Джинни, показала язык и дотронулась им до губ Гарри.

Как когда-то первый снитч, он ртом поймал его и втянул в себя. Хихиканье Джинни перерастало в постанывания, и Гарри понял, что в Нору они вернутся не скоро. Так никто их и не искал: все были спокойны — ведь Джинни в надежных руках.

Возвращались они почти под утро, когда перед рассветом становится темнее. Нора затихла — сон сморил даже упыря. Гарри проводил Джинни до ее комнаты, а сам на цыпочках пробрался в свою постель в спальне Рона.

Другу снилось что-то хорошее, а судя по тому, как он страстно тискал подушку, то Гарри даже догадывался, что имя у сна — Гермиона.

Вспомнились слова подруги о любви, когда они беседовали на уцелевшей скамейке. Она всегда все знает лучше других, значит, не беда, что у них с Джинни впервые получилось в такой траурный день. Плохо одно: со свадьбой придется подождать.

Лицо Гарри расплылось в улыбке. Он так давно хотел, но боялся первого раза, а все вышло замечательно. Прочь все сомнения: любит он или не любит Джинни. Гарри готов кричать о своих чувствах на весь мир. В голове уже выстраивались планы. Хорошо бы было, если бы Молли отпустила Джинни с ним на остальные похороны. Вдруг Гарри вздрогнул, как от озноба: вспомнил о Волдеморте.

«Нет, это глупости, что он вселился в меня. Я люблю — он не может. Вот если бы я не мог любить, тогда другое дело. А знания? Каких только чудес нет в магическом мире».

«Джинни, Джинни, Джинни», — звенело внутри Гарри, под этот перезвон его и сморил сон.

Двое мужчин, крепко обнявшись, лежали в постели. Умиротворенное, расслабленное состояние…

— Хорошо как… с тобой, — стоном вырвалось из юноши, почти мальчика.

Он несколько споткнулся на обращении к старшему. Видимо, привычное слово никак не приклеивалось к фразе после близости. Мужчина ничего не ответил, только крепче прижал к себе любовника.

— Знаешь, а я как-то в Хогвартсе случайно подслушал разговор нашего декана с директором. Тот заявил Горацию, что ты не можешь любить, — в голосе юноши чувствовались нотки обиды.

— А твоя мама не говорила тебе, что подслушивать чужие разговоры — дурной тон? — наконец-то отозвался другой красивым баритоном, в котором немного чувствовались холодные нотки, которые, однако, были уместны. При таком-то нравоучении.

Второй обиженно засопел и постарался отвернуться, но объятия мужчины были крепкими.

— Ну, ответь, ответь то, что хочешь, — подначивал он юношу, — или боишься?

— Милорд, я никого и ничего не боюсь! — резво начал юноша, но потом, несколько сбавив прыть, добавил: — И маму не боюсь, просто расстраивать не хочу. Достаточно Сириуса с его номерами.

— Правильно, Регулус, твоя мать достойна любви и уважения. Так что наши отношения лучше держать в тайне, — ответил Волдеморт, затем повернулся к любовнику и, пристально глядя в глаза, добавил: — А насчет слов Альбуса… Он старый лжец. Я любил и люблю.

Регулус понял эти слова как объяснение ему в любви. Пусть скупое. Так это по-мужски, а не слюнявые юношеские клятвы. Он не знал, как выразить восторг и благодарность своему кумиру. Ему хотелось зацеловать его и, следуя порыву, Регулус стал неловко, но страстно покрывать поцелуями тело Волдеморта. Медленно-медленно, спускаясь все ниже и ниже. Волдеморт не любил прелюдий, предпочитал в сексе переходить сразу к делу, но юношеский пыл сдержал его недовольство. Искусных любовников и любовниц у него много, но в этом неопытном, но страстном юнце было что-то давно забытое или виданное только во сне.

«Та самая любовь? Как же, Дамблдор, ты надоел мне этими пустыми разговорами, после которых я чувствую себя обворованным».

Когда-то в глубокой юности что-то подобное знал и он, но только теперь не уверен, знал ли. Может, как слепой от рождения, придумал себе, что есть свет, слушая рассказы других о нем.

Регулус только дошел с поцелуями до пупка, а Волдеморт еле сдерживал себя, чтобы рывком не опустить его голову ниже или не накинуться и брать его долго, смакуя каждое движение внутрь молодого, горячего тела. Нет, сейчас он согласен растянуть удовольствие, прилагая все силы и отвлекая себя посторонними мыслями.

«Дорого тебе, Вальбурга, обошелся отказ полукровке, который когда-то тебя любил. Сначала ты, догадавшись, что причина твоего бесплодия — мое проклятие, приползла ко мне на коленях и упросила лечь с собой в постель. Ты, наверное, и сейчас не уверена, от кого рожден твой первенец. Судя по красоте и характеру — мой. Теперь я обладаю и сыном твоего супруга. Наивный мальчишка так влюблен в меня, что готов на все».



просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.07 00:00:30
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.07.05 09:41:03
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.