Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Почему у Снейпа волосы грязные и сальные, у Гарри Поттера взъерошенные и непослушные, у Гермионы спутанные и роскошные, у Полумны светлые и мягкие, у Беллатриссы - тяжёлые и чёрные, у Дамблдора длинные и белые, а у Волдеморта их вообще нет?

У магов всегда так - какие мысли, такие и волосы.
© Alphius

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12699 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17683 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>


  Дочь зельевара

   Глава 11
Песок. Кругом этот коричневатый песок. Почти красный. Целая пустыня красного песка.
Как же тяжело идти. Песок мелкий и зыбкий, ноги проваливаются почти по щиколотку.
А над головой небо. Странное небо, затянутое неприятной желтоватой дымкой.
Почему-то ему подумалось, что это небо ядовитое. Он шел по пустыне. Шел упорно, хотя никак не мог вспомнить, куда он идет, и как тут оказался. Ветер не сильный, но все же неприятный кидал в лицо горсти песка. Вот когда впору порадоваться, что носишь очки.

- Что я тут делаю? – Гарри Поттер недоуменно огляделся по сторонам. Ответа не пришло. Только красный песок и желтое небо. Юноша снова неуверенно двинулся вперед. Гарри с трудом переставлял вязнущие в песке ноги, и при этом ему казалось, что он топчется на месте. Единственными звуками было его собственное тяжелое дыхание, да заунывный вой ветра, гуляющего меж песчаных барханов, видневшихся в отдалении. Гарри хотел дойти до этих барханов, но они, похоже, не приблизились не на дюйм. Юноша почувствовал, что ему становится страшно. Это был примитивный и чистый страх ребенка, который остался один в незнакомом месте. Поттер попытался закричать. Он изо всех сил напрягал связки, но из горла вырывался только жалкий хрип.
Вдруг он увидел кого-то. Футах в десяти от него стояли двое одетые в черные свободные балахоны с капюшонами. Гарри не видел их лиц – они стояли к нему спиной – но почему-то юноша испытывал безотчетный ужас от того, что ему придется заговорить с ними. Он стал приближаться к незнакомцам, не понимая, зачем это делает. Но он упорно переставлял ноги по зыбкому песку. Все ближе и ближе. И страх жестким комком стоял в горле, мешая дышать. Вот он уже рядом, протягивает руку, касается рукой плеча того, кто был выше. Человек в балахоне резко оборачивается.

- Рон! – радостно восклицает Гарри, разглядев в тени капюшона лицо друга. Но испытанное было облегчение сменилось ужасом. У Рона не было глаз. Только две пустые черные дыры с неровными окровавленными краями на их месте. Поттер попятился, не удержался на ногах и сел на песок.

- Гарри? – Спросил Рон. Он слепо зашарил руками в воздухе. Какие страшные у него были руки – костлявые, со скрюченными пальцами, словно ветви мертвых деревьев. – Гарри, где ты?

- Гарри? – вторым человеком в балахоне оказалась Гермиона. На месте ее глаз тоже зияли дыры. Ее протянутые в беспомощном жесте руки оказались также сухи и скрючены, как и у Рона. – Гарри, я не вижу тебя…
От леденящего ужаса Поттер забыл, как дышать. Он старался отползти от… друзей? Неужели эти искалеченные создания – его друзья? Его верные Рон и Гермиона?

- Гарри, Гарри, ты здесь?.. Где ты?.. Ответь нам, Гарри! Помоги…
Их голоса – хриплые и протяжные, словно им было больно говорить – раскаленными иглами вонзались в его разум. Поттер смотрел на них, не в силах отвести взгляда от изувеченных лиц.

- Да что же это? – наконец выдавил юноша. О чем он думает? Его друзьям нужна помощь, им больно. Не вставая, Гарри зашарил по карманам мантии, силясь отыскать волшебную палочку, совершенно не представляя, что будет делать дальше. Палочки не было.

- Сейчас, сейчас, - бормотал он. - Сейчас, потерпите… Ребята, что же с вами стало?..
Проклятая палочка все не находилась. А за спинами его друзей поднимался красный песчаный вихрь. Пронзительно завывая, ветер сворачивал песок в смерч. И в самой середине этого смерча оцепеневший Гарри совершенно явственно увидел высокую фигуру человека в мантии. И хоть из-за нескончаемого мельтешения песчинок в воздухе лица было не разглядеть, юноша узнал его - никакая песчаная завеса не смогла бы скрыть полыхающей алой злобой взгляд.
Гарри хотел закричать друзьям, чтобы они бежали. Но слова застряли в горле. Скрытый тонким занавесом песка, Волдеморт взмахнул волшебной палочкой, с которой тут же сорвался зеленый луч смертельного проклятья. Темный маг сделал движение, словно бил наотмашь по спинам Рона и Гермионы. Зеленая вспышка прошла сквозь их тела, будто они были совершенно бесплотны. Они упали лицами вниз, с какой-то неестественной синхронностью.

- Нет!!! – закричал Гарри. А песчаный вихрь усиливался. В воздух поднималось все больше и больше песка, за которым Волдеморта было уже не разглядеть. В нарастающем вое ветра Поттер услышал победный хохот своего врага. Он перевел взгляд на поверженных друзей, охнув от удивления – они двигались. Из-за широких разметавшихся балахонов было не разобрать – но, похоже, они пытались подняться, только не могли.
Гарри уже собирался броситься им на помощь, когда те, кого он считал Роном и Гермионой, одновременно подняли головы. Поттер отшатнулся и снова попытался отползти прочь. Мертвые лица. Обтянутые сухой желтоватой, как пергамент кожей черепа с пустыми глазницами. Безгубые рты открывались в беззвучном крике. Волосы, будто припорошенные серым пеплом. Скребя по песку иссохшими костлявыми руками, мертвецы медленно приближались к юноше, ползя, словно чудовищные гусеницы.
Холодея от ужаса, Гарри попытался вскочить на ноги, но не смог – он просто не чувствовал собственных конечностей.
Песок под ним пришел в движение. Гарри почувствовал, что куда-то скользит. И вдруг осознал, что соскальзывает в гигантскую песчаную воронку. Словно где-то под слоями песка открылась огромная пасть и теперь всасывает в себя всю красную пустыню, и Гарри Поттера, и двух живых мертвецов, которые еще сохранили странные, искаженные, но узнаваемые черты его друзей.
Сухие пальцы вцепились в подол его мантии. Гарри заорал, и в рот тут же набился песок. Юноша понял, что не может дышать. Холодные руки уже схватили его за брючины, слепые черепа плотоядно скалились, уволакивая Гарри за собой в песчаную бездну.
Уже почти ослепший и задохнувшийся от песка, оглохший от воя ветра Поттер рванулся из цепких мертвых пальцев и…
…рывком сел на кровати. Кашляя, обливаясь холодным потом, лихорадочно шаря глазами вокруг. Предметы расплывались, но Гарри не нужно было надевать очки, чтобы узнать уже давно ставшую родной гриффиндорскую спальню в Хогвартсе.

- Кошмар, - прошептал Поттер, когда смог восстановить дыхание. – Просто ночной кошмар.
Он автоматически потер пальцами свой шрам и тут же отдернул руку, словно обжегся. Шрам не болел! Впервые, с того времени как Гарри поступил в Хогвартс после приснившегося кошмара, у него не болел шрам.

- Значит, просто сон, - с облегчением прошептал Гарри. Не происки Волдеморта, а просто сон. Пусть жуткий и непонятный, и неизвестно откуда взявшийся, но самый обычный. Почти повод для радости.
Поттер откинулся на подушку, чувствуя, как успокаивается бешено колотящееся сердце. Уже задремывая, он вдруг вспомнил магловскую примету и перевернул подушку*. Суеверие, конечно, но хуже не будет.

* * *
Коридор близ Гриффиндрской башни был темным. Он считался запасным и использовался редко даже в дневное время суток, а уж в ночное время его с полным правом можно было назвать заброшенным. Единственным источником света были два узких стрельчатых окна, из которых лился свет молодой луны.
Миссис Норрис стояла почти в самом начале этого короткого коридора, агрессивно выгнув спину и воинственно распушив облезлый хвост. Ее светло-желтые глаза зловеще сверкали в лунном свете. А кошачью душу сковывал страх.
Кошка чувствовала присутствие постороннего, присутствие нарушителя. Она чуяла магию. Нет, это была не та привычная распространенная магия, которая присутствовала в этом древнем замке практически на каждом шагу. Это не была древняя и мощная магия, которая обычно скрывала этого несносного мальчишку и его друзей, когда им вздумывалось нарушить правила и побродить по замку ночью. Это было что-то чужое. Что-то незнакомое, могущественное, совершенно непонятное.
Миссис Норрис смотрела на это. Она видела. И пусть это была всего лишь тень, она видела. На стене в неверном лунном свете стояла спокойная тень. Такую тень вполне мог бы отбрасывать кто-то из этих вечно вопящих студентов. Но студента не было, и не кому было отбрасывать тени. А сама тень была. И Миссис Норрис знала, что скорее позволит наступить на собственный хвост, чем по своей воле приблизится к этой тени.

- Миссис Норрис? – кошка вздрогнула, услышав голос хозяина. – Здесь кто-то есть, моя кошечка?
Тень словно встрепенулась и черным росчерком скользнула по стене, исчезая из поля кошачьего зрения.

- Миссис Норрис? – хриплый голос Аргуса Филча приближался вместе со светом от фонаря, который старый завхоз нес в руке.
Кошка тревожно мяукнула и поспешила ему на встречу. «Нет, никого нет». Уже никого.
Филч поднял фонарь, придирчиво оглядев коридор, и, не обнаружив следов нарушителя распорядка, побрел прочь, бормоча себе под нос что-то о старых добрых временах, когда «этих несносных детей хорошенько пороли, и дисциплина была на уровне».
Кошка еще раз оглянулась на пустующий коридор. Если бы кошки могли верить, то Миссис Норрис изо всех сил верила бы, что эта странная тень ей просто привиделась. Но кошачьи глаза и кошачье чутье ничто не могло обмануть. Тень была. И это будет иметь последствия. Но чуть позже.
А сейчас незачем беспокоить любимого хозяина – он и так плохо спит в последнее время, и нервы совсем расшатались. Все равно уже ничего нельзя изменить.
Гордо вскинув хвост, удовлетворенная собственными умозаключениями, Миссис Норрис гордо шагала вслед за Филчем. Нарушителя нет, а остальное ее не касается.

* * *
Эрика открыла глаза, уставившись в темно-зеленый полог своей кровати. Что-то ее разбудило. Она села, огляделась. Небольшой камин давал достаточно света. В спальне Слизерина для девочек помимо ее находилось еще две кровати. Милисента Булстроуд тихонечко похрапывала, завернувшись в одеяло. Дафна Гринграсс разметалась по постели и спала абсолютно беззвучно.
Нет, соседки по комнате были совершенно не причастны к пробуждению мисс Сетлер. Тогда что же?
Эрика спустила ноги с кровати, зябко поведя босыми ступнями. Она прислушивалась к собственным ощущениям. Снова появилась та тревога, которую она почувствовала накануне вечером.
Поразмыслив, девушка забралась коленями на кровать, подползла к изголовью, которое соприкасалось со стеной, и приложила ладонь к шероховатой кладке крупных камней. Что-то происходило. Казалось, что по камням проходит слабые разряды электрического тока. Едва заметные. Замок волновался. Что-то беспокоило эти древние стены. Что-то чуждое и непривычное для древнего замка Хогвартс. Только ощущалось это едва-едва. Буквально на уровне догадок.
Девушка нахмурила черные брови. Действительно есть тревога или она придумала ее спросонья?
Снова спустив ноги с кровати, Эрика сунула их в домашние туфли, стоящие тут же на коврике, и тихонько прокралась к своему сундуку. Покопавшись там, она нашла небольшой замшевый мешочек голубого цвета. Забравшись снова в постель, девушка извлекла из него кусок горного хрусталя. Он был необработанный и топорщился вытянутыми кристалликами, как диковинный ежик.
Эрика уложила его поверх одеяла, достала из-под подушки волшебную палочку, прошептала заклинание пробуждения. Горный хрусталь слабо вспыхнул, отвечая на заклинание, и снова принял свой обычный вид.
Немного покачав спайку кристаллов в ладонях, Эрика перегнулась через край кровати, и задвинула хрусталь под прикроватную тумбочку – туда, где пол не застилал ковер, и где камень не мог попасться кому-то не глаза.
Забираясь обратно под одеяло, Эрика сонно пробормотала:

- И что в этом Хогвартсе происходит? Даже ночью покоя нет.

* * *
Его мучила бессонница. Он уже привык к ней, она всегда приходила в паре с головной болью. Он привык к ним обеим. Но, не смотря на привычку, раздражение в эти вечера и ночи усиливалось в разы.
Ночное патрулирование не принесло желаемого удовлетворения – не одного нарушителя, с которого можно было бы снять баллы.
Северус устало вздохнул. После разговора с Дамблдором он чувствовал какую-то опустошенность и неприкаянность. Старик вытянул из него все жилы предположениями о последующих действиях Темного Лорда, рассуждениями о причинах тех или иных его поступков и постоянными советами ему – Снейпу – быть осторожным, но бдительным. В такие моменты зельевару казалось, что даже после «Cruciatus» Лорда было легче.
Ноги сами принесли его на Астрономическую башню. Там на обзорной площадке в свете зарождающейся луны, подставляя лицо свежему ночному ветру, Северус почувствовал себя лучше. Глядя на темную массу Запретного Леса, на бездну под башней, на бесконечное небо, он на несколько секунд даже смог представить себя свободным.
Как же он устал! Устал от этой войны, от собственной неопределяемой судьбы, от обоих своих хозяев. От странной жизни, постоянно балансирующей на грани хаоса. Бывали моменты, когда Северус думал прекратить все одним единственным шагом. Вот таким, какой можно было бы сделать сейчас – один шаг в бездну и для него все будет кончено.
Снейп криво усмехнулся абсурдности своих мыслей. Нет, конечно, нет. Он не сделает этого, он будет бороться за жизнь до последнего рубежа. Цепляться за свое существование, обдирая в кровь пальцы, не уступая ни единого вздоха пресловутой костлявой даме с косой. Зачем? Да потому что он так привык. Он привык постоянно выживать к разочарованию тех многих, кто хотел бы видеть его мертвым. Это была жизнь назло, но это была его жизнь. И она хоть чего-то, да стоит.
Стремительная тень спикировала откуда-то сверху, заставив Снейпа вздрогнуть. Приземлившись на каменный парапет, Савир осторожно сложил крылья и вопросительно уставился на зельевара, словно спрашивал: почему тому не спиться в столь поздний час. Северус смерил птицу подозрительным взглядом. Насколько ему было известно, вороны при всей своей мрачности ведут дневной образ жизни и по ночам не летают. Надо будет все-таки разобраться, что это за птица.
Ворон склонил голову на бок и посмотрел, как показалось зельевару, ехидно. У Северуса появилось желание спихнуть наглую птицу с парапета, но это было бы откровенным ребячеством, и он сдержался.
Чуть подумав, зельевар осторожно протянул руку. Савир чуть присел на лапах и угрожающе приоткрыл мощный клюв. Снейп остановил ладонь в нескольких дюймах от ворона. Человек и птица, не мигая, смотрели друг на друга. Затем Савир с тихим щелчком захлопнул клюв, и Северус решился. Он осторожно погладил черные перья. В какой-то миг в оперенье птицы вдруг проскочили верткие синие искры, чувствительно куснувшие пальцы Снейпа. Он с шипением отдернул руку и глянул на ладонь. Крошечные синие искорки пробежали по его пальцам и словно втянулись под кожу.
С тихим «хм…» маг, приподняв бровь, посмотрел на ворона, будто бы требовал объяснений. Савир объясняться явно не собирался. Он замер неподвижно, и Снейп мог бы поклясться, что птица к чему-то прислушивается. Затем ворон резко развернулся и сорвался с парапета, практически в свободном падении. Перегнувшийся через ограждение, зельевар увидел, как Савир расправил крылья, сделал пару внушительных кругов и влетел в одно из окон замка.
Снова оставшись в одиночестве, Северус подумал о том, что будет, если питомец Эрики повстречается с МакГонагалл в ее анимагической форме.
Эрика. Снейп вздохнул, оперся локтями об парапет и невидящим взглядом уставился вдаль. Даже если Дамблдор и утаивает что-то важное в одном он прав – с Эрикой необходимо поговорить. Обо всем – о Дее, с старике Сетлере, об этих нитях… Поговорить обстоятельно и подробно, а не урывками, как случалось до сих пор. Это была необходимость, и Северус боялся этой необходимости так, что сердце начинало заходиться. Нет, он боялся не того, что расскажет ему девушка, а того, что придется рассказывать ему самому. Эрика непременно будет спрашивать, а Снейпу придется отвечать. Но что он будет отвечать? Почему Дея ушла от него, почему так ненавидела все годы? И что он скажет? Что Дея не пожелала быть рядом с убийцей-Пожирателем?
Мысли смешивались и разбредались.
Северус ожесточенно потер ладонями лицо. И опять же дело не в том, что он скажет, а в том, о чем говорить он не имеет права. Для непосвященных чуть ли не вся его жизнь проходит под грифом «секретно». И для него совершенно невозможно впустить дочь до конца в свою жизнь. Потому что это будет значить втянуть ее в эту войну. А Северус этого не хотел. И что ему остается? Утаивать? Лгать? Да, лгать он умел виртуозно. Но Эрика же почувствует, Снейп был абсолютно уверен, она поймет, хотя, может, и не подаст виду. Но на ее доверие уже рассчитывать не придется. И между ними проляжет глубокая бездна отчужденности. И тогда не будут иметь значения ни ближайшая родственная связь, ни пресловутое внешнее сходство.
Северус глубоко вздохнул, и звук этот был похож на короткий вой. Еще раз малодушно подумал, а не кинуться ли головой в пропасть? Криво усмехнулся и направился к выходу с башни.

* * *
Утро решило порадовать обитателей Хогвартса хмурым небом и мелким дождем.

***
Расстеленная на кровати мантия шевелилась, словно под ней бегали сотни вертких насекомых. Черная ткань вытягивалась и сжималась, совершенно теряя первоначальную форму.
Эрика бормотала заклинания, старательно выводя палочкой сложные узоры над непокорным предметом одежды. Запястье уже начинало болеть от напряжения, а на лбу выступили бисеринки пота.
По-хорошему, нужно было сначала мантию трансфигурировать, сделав ее просторнее и добавив необходимое число карманов. А после этого уже накладывать на эти карманы чары, призванные делать их более вместительными, низводить вес положенных туда предметов до уровня птичьего пера и препятствовать случайной потери.
Но мисс Сетлер, видимо, вообразила себя самой Морганой и взялась проводить трансфигурацию и чарование совместно. За что и поплатилась.
Нет, в общем и целом, преображение мантии проходило как надо, но напряжение, охватившее юную ведьму, было практически болезненным, а сам не особо сложный надо сказать процесс высасывал раза в три больше сил.
Проснулась Эрика рано - часов в шесть, и чувствовала, что заснуть больше не удастся. Соседки спали. У каждой на прикроватной тумбочке умостился пузырек с антипохмельным зельем. Правильно, вдруг вчера слишком хорошо погуляли. Истинная леди должна быть готова ко всему.
Умывшись и одевшись, Эрика вспомнила, что разнесчастная мантия до сих пор не приведена в соответствие с представлениями мисс Сетлер об удобной и практичной одежде. Времени было достаточно, почему бы не заняться полезным делом?
За этим продуктивным занятием ее застали проснувшиеся Миллисента Булстроуд и Дафна Гринграсс.

- Что ты делаешь? – поинтересовалась Миллисента - полноватая темноволосая девушка с крупными, но довольно гармоничными чертами лица. Эрика в ответ лишь раздраженно дернула головой, призывая не мешать.
Девушки переглянулись и пожали плечами. Новая сокурсница вызывала у них интерес, какой обычно появляется с приходом нового человека. Вопиющие внешние сходство со слизеринским деканом, фамилия «Сетлер» (весьма известная в определенных кругах), беспрецедентный перевод из одной магической школы в другую – все это отдавало некой таинственностью, хоть и весьма надуманной.
Но любопытство любопытством, а раз новенькая не желает идти на контакт, так не особенно и хотелось-то. Позволив этим мыслям отразиться на лице, Дафна встряхнула роскошными светлыми волосами и горделиво отправилась в ванную.
Эрика закончила издеваться над своей мантией, отложила волшебную палочку и с некоторым содроганием примерила получившуюся вещь. Это было почти удивительно, но, судя по всему, мисс Сетлер удалось-таки добиться желаемого результата. Рукава были одинаковой длинны, и расширилась мантия не слишком сильно.
Чары тоже не подвели – положенные в карманы несколько пузырьков с готовыми зельями совершенно не отразились на внешнем виде мантии, она по-прежнему выглядела не отягощенной ни чем, кроме волшебной палочки.
Удовлетворенная своей работай, Эрика отыскала в тумбочке пергамент с расписанием и принялась укладывать в сумку необходимые на сегодня учебники.
Набросив халат поверх ночной сорочки, Миллисента стучалась в дверь ванной:

- Эй, Дафна! Ты здесь не одна, между прочим. Выходи уже! – из-за двери послышались невнятные звуки. Милисента прижалась ухом к двери, послушала, после чего застучала громче. – Дафна! Что случилось?! Открой дверь!!

В голосе девушки появились тревожные нотки. Эрика отвлеклась от своего занятия, подошла к Миллисентте:

- Что там?

- По-моему, она плачет, - мисс Булстроуд дергала за дверную ручку.
Эрика оттеснила ее плечом, прислушалась. Действительно, из-за двери доносились приглушенные всхлипы.

- Неужто похмелье после вчерашнего мучает? – ехидно пробормотала Эрика, чем заработала осуждающий взгляд Миллисенты. – Подвинься-ка.
Эрика направила на дверь волшебную палочку и сказала «Alohomora». Глазам девушек предстала сидящая на краю ванны Дафна Гринграсс, спрятавшая лицо в ладонях и горько рыдающая.

- Дафна, что случилось? – Миллисента бросилась к ней.

- Ах, Милли, это ужасно, - сквозь слезы выдавила блондинка, - это просто кошмар…

- Да в чем дело-то?!

- Посмотри… - Дафна медленно убрала руки от лица. Эрика с любопытством вгляделась. Красные от слез глаза, чуть припухший нос, некрасивый румянец во все лицо - все от того же рева. Ну и?..

- Ой, да перестань, - Миллисента, похоже, уловила суть проблемы, - ну он же маленький совсем, запудришь и не заметно будет…

- Пудрила уже, - Дафна была на грани истерики, - он огромный… и уродливы-ы-ый…
Эрика абсолютно не понимала, в чем проблема. Надо ли говорить, что не понимать что-либо мисс Сетлер крайне не любила. Она решительно шагнула вперед, бесцеремонно схватила Гринграсс за подбородок и развернула к себе лицом. Обескураженная такой наглостью, Дафна даже возмутиться забыла. Зато Эрика тут же вникла в суть трагедии и испытала огромное желание сплюнуть на пол и хорошенько пройтись парой крепких фраз на счет истеричных блондинок. На хорошеньком носике кареглазой красавицы, чуть правее от центра вскочил прыщик. Не сказать, чтобы совсем уж маленький, но до причины такой истерики явно недотягивающий.
Да, к сожалению, подростковые прыщи были для магических подростков таким же бичом, как и для магловских. Причем, прыщи, появившиеся в результате заклинания, выводились довольно быстро и просто, нужна была только знающая медиковедьма. А вот с проблемами переходного возраста так же эффективно бороться, почему-то, не получалось.

- Тьфу! – Эрика раздраженно убрала руку от лица зареванной слизеринки. – Нашла из-за чего выть.
Лицо Дафны тут же покраснело еще сильнее – уже от гнева. Такое обращение к собственной персоне она терпеть не привыкла.

- Да что ты понимаешь, ворона носатая?! – надрывно выкрикнула она. Снова пряча лицо в ладонях.
Миллисента, вообще-то, была солидарна с мнением Эрики, но виду не показала. Она попыталась образумить Дафну, говоря, что все не так страшно, что пора одеваться и идти на завтрак. Ответом ей были судорожные всхлипы Гринграсс о том, что она изуродована, что не выйдет из комнаты, пока этот ужас не сойдет с ее лица и плевать ей и на баллы, и на занятия, и на дурацкую пудру, которая все равно не помогает.
Эрика покинула ванную, приблизилась к зеркалу и задумчиво покрутила головой, пытаясь рассмотреть себя в профиль.

- И совсем не носатая, - ухмыльнувшись, пробормотала она.
Послышался звук льющейся воды – не достигнув успеха на поприще утешения, мисс Булстроуд все же решила умыться. Из ванной она вышла раздраженная и принялась расчесывать волосы, бормоча что-то типа «дружба дружбой, а я в няньки не нанималась». Поток слез грозил затопить подземелья Хогвартса.
«Тогда нам будет негде спать», - подумала Эрика и направилась к своему сундуку. Она выудила оттуда маленькую прозрачную баночку, в которой была мазь нежно-розового цвета, по консистенции схожая с зубной пастой. Девушка задумчиво покачала баночку в руке и снова отправилась на «место трагедии», по пути громко вещая:

- Есть примета, что если на носу вскочил прыщ, значит, ты кому-то очень сильно нравишься. Так что, чем он больше, тем лучше.
Дафна душераздирающе взвыла.

- Тебе обязательно издеваться? – негодующе спросила Миллисента.

- А почему бы и нет? – Эрика состроила невинные глаза. – Спасая нашу спальню от наводнения, должна же я хоть что-то с этого поиметь?
Миллисента вопросительно приподняла брови.

- Хватит сопли распускать, - грубо потребовала Сетлер, остановившись рядом с рыдающей девушкой. Она схватила Дафну за руку и сунула ей в ладонь баночку. – Держи.
Шмыгая носом, Гринграсс недоверчиво и зло посмотрела на нее:

- Что это еще за мерзость?!

- Сама ты мерзость, - язвительно ответила Эрика. – Это специальный состав. Вылечит твой прыщ минут за десять. Только прекрати реветь: от красных глаз у меня ничего нет.

- Врешь, - гнусаво сказала Дафна, но баночку теперь держала очень бережно, - ни одно средство так быстро не действует. Я бы знала.

- Как угодно, - Эрика пожала плечами и направилась заканчивать сбор сумки. – Беда с этими красотками. Проблем в жизни нет, так обязательно выдумать надо.
Краем глаза Эрика заметила, как Миллисента согласно покивала головой.
Всхлипы в ванной постепенно стихали. Снова зажурчала вода.
Эрика уже выходила из спальни с сумкой на плече, когда услышала голос Булстроуд:

- Дафна, жду тебя в Большом зале, поторопись!

- И часто с ней это? – лениво поинтересовалась Эрика, когда они вмести вышли в гостиную.

- Чаще, чем хотелось бы, - Миллисента поправила ремень своей сумки. – У них это семейная черта.

- У них?

- Да. У Дафны есть сестра. Учится на пятом курсе. Она, правда, поспокойнее, но тоже немного не в себе на почве собственной внешности, - Миллисента ухмыльнулась. – Постулат: «Внешность должна быть идеальной или жизнь не имеет смысла» миссис Гринграсс вдалбливала дочкам едва ли не с пеленок. Похоже, у бедняжек из-за этого серьезно поехала крыша.

- Как прозаично, - равнодушно заметила Эрика. – Зачем такие сложности?

- Грнграссы не слишком богаты, - в разговор вмешался подошедший Драко Малфой. Кребб и Гойл неотступно следовали за ним. За их спинами маячил Нотт. – Большого приданного дать за дочерьми не могут, а в зятья хотят разве что ни принца.

- И как принцы? – поинтересовалась мисс Сетлер, выходя следом за ним из гостиной в полутемный коридор. - Находятся?
Драко пожал плечами. С гордым видом подошла Панси Паркинсон. Она приветливо и нежно улыбнулась Драко, а Эрику «случайно» задела плечом.
«Ну нарывается ведь», - отстраненно подумала девушка. Вроде бы и надо ее осадить, но почему-то совершенно не хотелось принимать Панси всерьез. Было в ее ревности что-то детское. В чем-то ее даже можно понять. Является новенькая, можно сказать ниоткуда, и самый завидный жених Дома вдруг с ходу оказывает ей знаки внимания. Эрика нахмурилась, припомнив, что Малфой сразу после распределения перешел к активному налаживанию контакта. Зачем?
Эрика покосилась на блондина. Почему, собственно говоря, этот наследник древнего рода так стремиться к общению с ней? На рубаху-парня, который желает помочь новенькой адаптироваться на новом месте, он не походил никак. На общительного балагура, живущего под лозунгом: «Чем больше, тем веселее, а потому всех в компанию!» - тоже. Всякую розовую чушь про личную симпатию можно даже не рассматривать. Значит, ему что-то нужно. И нужно конкретно от нее.
«Или у тебя просто быстропрогрессирующая паранойя», - тут же отозвался внутренний голос. Эрика незаметно вздохнула. Может и так. Что за привычка всех подозревать черте в чем?
«Тебе предлагают нормальное человеческое общение, так бери и пользуйся».

- Панси, не висни на моей руке, - Паркинсон слишком навязчиво пыталась взять Драко за руку.

Та обиженно надула губки и отошла к Миллисенте. Эрика услышала, как Блустроуд принялась рассказывать ей об утреннем инциденте с истерикой Дафны и баночкой крема.

- Так, что это за школа, в которой ты училась раньше?– обратился к Эрике Нотт. - Снежное Поместье, кажется?
Как поняла Сетлер, парень он был умный, предпочитал быть в курсе всего, при этом, не опускаясь до сплетен.

Эрика пожала плечами:

- Школа как школа. Частная, только для девочек...

- Институт благородных девиц, - с легкой ноткой призрения протянул Драко. – Этикет, бальные танцы, командование домовыми эльфами и немного магии… Верно?

- Совершенно верно, - не моргнув глазом, соврала Эрика и с энтузиазмом добавила. - Рассадник красивых приложений для богатых мужей. Хорошо, что я теперь в Хогвартсе.

- У-у, - похоже, Теодор был разочарован. – А как же слухи?

- А кто-то вечно кичится, что слухи ниже его достоинства, - тут же вклинилась Паркинсон.

- Слухи и сплетни – это разные вещи, - с достоинством заявил Нотт.

- Серьезно? – заинтересовалась Эрика.

- А то! – Теодор тут же пустился в пространные объяснения тонкой разницы между слухами и сплетнями.
Слушая его вполуха, Эрика подумала, что, пожалуй, она сможет тут прижиться.
«Надо поинтересоваться, кто ему рассказал про «Институт благородных девиц», видно же, что он повторяет чужие слова».



* Есть такая примета – если посреди ночи просыпаешься от кошмара, надо перевернуть подушку, чтобы остаток ночи прошел спокойно.

просмотреть/оставить комментарии [196]
<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.