Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Родила Беллатриса ребёнка от лорда, но тот в своём отцовстве сомневается. Послал он Эйвери, чтобы тот всё узнал. Тот уходит, через некоторое время возвращается. Лорд:
-Ну, узнал?
-Ваш, милорд, ваш.
-А с чего ты взял?
-Да Ваш, Ваш. Лысый, злобный и орёт постоянно.

Список фандомов

Гарри Поттер[18314]
Оригинальные произведения[1176]
Шерлок Холмс[709]
Сверхъестественное[449]
Блич[260]
Звездный Путь[248]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12427 авторов
- 26893 фиков
- 8320 анекдотов
- 17226 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>


  Табия*

   Глава 17. Побег
Гарри плохо помнит, как добрался до своей спальни. Кажется, это случилось, уже когда на горизонте забрезжил рассвет. Он завалился в постель прямо в мокрой одежде, даже не потрудившись скинуть ботинки, и теперь лежит, снова пялясь в потолок, как и несколько часов назад. Как ни странно, он спокоен, несмотря на случившееся. Если на площадке его переполняли эмоции, смешанные с безумными ощущениями, то теперь на смену им пришли холодная рассудительность и трезвость. Удивительно, но нет ни отвращения к себе, ни брезгливости. Видимо потому, что он до сих пор не воспринимает состоявшийся поцелуй именно как поцелуй. Прикосновение, слияние магии — всё, что угодно. Но никакой романтики. Он понимает, что и для Риддла тоже это не было поцелуем, лишь чуть более… глубокое касание. Вот только почему же тогда сам Гарри так возбудился, стоило его губам встретиться с другими? Ведь это вовсе не из-за бунтующих юношеских гормонов и вовсе не потому, что ему могут нравиться мужчины. Это всё чёртова магия, которая рвётся из него наружу, чтобы соединиться с остальной, живущей в Риддле. И так будет происходить каждый раз, когда тот вздумает к нему прикоснуться или даже… Что «даже», Гарри думать отказывается. Во всяком случае, сейчас его должно волновать не это, а то, что проклятый старик был прав: Риддл не позволит ему совершить задуманное. Более того, если и дальше так пойдёт, он просто свихнётся. Значит, нужно…

Вдруг становится очень страшно, до дрожи. Гарри резко садится в кровати и спускает ноги на пол. Он не может объяснить, чем вызвано это ощущение паники. Скорее всего, простым и чётким пониманием: у него ничего не получится. Теперь все слова Дамблдора, которые тот говорил во время последней встречи, обретают не только чудовищный смысл, но и почти осязаемую форму. Напрасно он разругался с Дамблдором. Старик прав, тысячу раз прав: ему нельзя здесь больше оставаться. Это не имеет смысла, это бесполезно, он только извёдет себя и поставит под удар всех остальных.

Гарри смотрит на часы, чтобы убедиться, что утро уже действительно наступило. Решив, что девять утра — это не слишком рано, он поднимается и, наскоро переодевшись, идёт на второй этаж. Отыскав по памяти комнату Марка, Гарри громко стучится, воровато озираясь: никому лучше не знать, что он сегодня был здесь. Дверь открывается не сразу, видимо, приятель только что был в постели. Впрочем, это подтверждает и надетая на него нелепая длинная сорочка. Его волосы растрёпаны, глаза сонные.

— Чего тебе? — не слишком вежливо спрашивает он, проводя ладонью по лицу.

— Я могу войти?

— Попробуй. И не шуми — отец спит в соседней комнате.

Гарри заходит, мимоходом рассматривая обстановку: ничего интересного или необычного.

— Ну, чего стряслось? — Марк складывает руки на груди и приваливается спиной к закрытой двери.

— Мне нужна твоя помощь, — Гарри смотрит на ножку стола, потому что поднять взгляд на приятеля отчего-то стыдится. — Помоги мне сбежать.

Марк начинает приглушённо смеяться, закрыв рот рукой и откинув голову назад.

— Спустя три недели он созрел! — выдавливает он сквозь смех.

— Ничего смешного, — фыркает Гарри. — Мне просто нужно отсюда убраться — и как можно быстрее.

Марк обрывает смех и смотрит нахмурившись.

— Что случилось?

— Ничего. Не спрашивай, ладно? Просто скажи, как это сделать.

— Не могу. Отсюда нет выхода.

— Но ты же говорил, что один раз тебе удалось сбежать!

— Да, но это было давно. Тогда защитный барьер ещё не был установлен целиком.

— Хорошо, тогда как ещё можно отсюда выбраться?

— Только с порт-ключом.

— Можешь достать его?

Марк в два резких шага оказывается возле Гарри и склоняется к нему с гримасой злобы.

— Конечно! Сейчас выну из-за пазухи, как фокусник!

— Тогда хотя бы скажи, где они хранятся — я сам достану!

— Эфенди, это не связка ключей, чтобы где-то храниться. Лорд сам делает каждый из них перед очередным заданием. Строго по количеству людей, которые в нём участвуют.

— Тогда что мне делать?! — выкрикивает Гарри, тоже шагая навстречу и гневно сжимая кулаки, и оказывается нос к носу с ним. — Что?!

Неожиданно Марк отступает назад, и на его лице появляется растерянность.

— Что с тобой?

Поначалу Гарри не понимает, о чём он спрашивает, но потом протягивает руку к глазам и понимает, что они мокрые. Он отворачивается.

— Эй, Гарри, что случилось? — осторожная рука касается плеча, чуть сжимая его.

Гарри долго молчит, глотая редкие слёзы и пытаясь вытолкнуть из горла хотя бы несколько слов.

— Он… он сводит меня с ума… Думаю, он хочет… он хочет… меня…

Марк быстро убирает руку и тихо бормочет:

— Так, кажется, я понял тебя. Слушай, давай так. Иди к себе и успокойся — ещё не хватало, чтобы он узнал, что ты ко мне приходил, — а я подумаю, как тебе помочь. Идёт?

Гарри разворачивается и уходит, не поднимая головы и не произнося ни слова. Только у двери своей спальни он понимает, что на самом деле заставило его просить помощи Марка. Кажется, вовсе не осознание своей бесполезности, а дикие перспективы его дальнейшего здесь пребывания, которые нарисовало некстати разыгравшееся воображение.


***

Не желая видеть Риддла, чтобы лишний раз не спровоцировать его своим присутствием, Гарри пропускает и завтрак, и обед. Заботливая Элли появляется в его комнате со свежими фруктами, тостами и кофе, но он даже не притрагивается к еде: желудок скручивают слабые, но назойливые спазмы, и есть совершенно не хочется. До вечера он шатается взад-вперёд по комнате, как волк, почуявший надвигающуюся опасность. Отчего-то ему кажется, что Риддл обязательно захочет вызвать его вечером к себе, чтобы выяснить, почему он не появлялся в зале. Или не только за этим… Гарри прекрасно понимает, что сам нагоняет на себя бесполезную панику, но поделать ничего не может. Во всяком случае, интуиция редко его подводила, а сейчас всё внутри просто вопит от волнения и безысходности.

Когда уже под вечер раздаётся стук в дверь, сердце на миг замирает, а потом принимается часто стучать где-то в горле. Справившись с собой, Гарри подходит к двери и дёргает ручку. Он ожидает увидеть либо спасительного Марка, либо кого-то из Пожирателей, которого за ним послали, но на пороге стоит Драко. Гарри немного колеблется, а затем отступает назад, давая ему войти.

— Привет, — кивает Драко.

Гарри настолько взвинчен, что даже забывает поздороваться. Прикрыв дверь, он напряжённо спрашивает:

— Что-то случилось?

— Насколько мне известно, что-то случилось у тебя, — по голосу Малфоя невозможно прочесть ничего, и это только усиливает неприятное предчувствие.

— Не совсем понимаю, о чём ты.

— Так уж вышло, — продолжает Драко, глядя ему в глаза, — что я в курсе твоей проблемы. И если тебе действительно нужна помощь, не советую делать вид, что ты не понимаешь, о чём я говорю.

— Марк… — с досадой выдыхает Гарри.

— Да, он просил моего совета. К счастью, у него хватило ума обратиться именно ко мне. Не хочу лезть не в своё дело, Поттер, но мне с самого начала показалось, что у Лорда на тебя особые планы. Не знаю, что между вами произошло, но, думаю, ты правильно истолковал его действия.

— Это, правда, не твоё дело, Малфой, — зло буркает Гарри. — В любом случае, ты и не можешь знать, что произошло.

— Ладно, впрочем, речь не об этом. И мне наплевать, по какой причине ты решил сбежать.

Драко опускает руку в карман и, вытащив оттуда серебряные часы на длинной цепочке, протягивает ему. Гарри машинально принимает их, чтобы рассмотреть.

— Только не открывай сейчас, — предупреждает Драко.

— Какого чёрта, Малфой? Что это?

— Порт-ключ, тупица! — он кривит губы и передёргивает плечами.

— Где ты его взял?

— Это так важно?

— Сложно ответить?

Драко театрально закатывает глаза и шумно вздыхает.

— Забрал давно у убитого Пожирателя. Из Лондона доставили его труп, так что ещё в один конец порт-ключ сработает.

— Почему ты не отдал его Лорду? — Драко опускает глаза и молчит. — Ты хранил его для себя? На всякий случай?

— Слишком много вопросов, Поттер, а времени мало, — шепчет Малфой, переступая с ноги на ногу. — Сейчас все на ужине, входная дверь не заперта. Если поторопишься, успеешь уйти, пока все не начали расходиться.

Гарри бездумно вертит часы в руках, пытаясь переварить информацию, но вопросов действительно остаётся слишком много, чтобы просто взять и уйти.

— Уходи же! — с нажимом говорит Драко, поворачивается спиной и обхватывает себя руками.

Гарри не двигается, удивлённо разглядывая его светлую макушку.

— Драко… Почему ты помогаешь мне?

— Потому что я хочу, чтобы ты отсюда убрался, — отвечает Малфой очень глухо. — Тебе здесь не место.

— Но он узнает, что ты меня отпустил.

— Это уже не твоё дело.

— Драко, — Гарри делает шаг вперёд и протягивает руку, чтобы дотронуться до его плеча, но он, словно почувствовав это, дёргается.

— Уходи.

— Послушай…

— Уходи же быстрее!

Гарри молчит несколько секунд, а затем бормочет:

— Спасибо.

Решив больше не сотрясать воздух, он пятится к двери, тихо выходит в коридор и, уже почти прикрыв её, слышит еле различимый шёпот Малфоя:

— И вытащи нас отсюда…

Он замирает, гадая, не послышалось ли ему, и уже хочет переспросить, но потом, набравшись решимости, плотно закрывает дверь и быстро спускается вниз. Очутившись на первом этаже, он озирается и, никого не заметив, тихо выскальзывает на улицу.

Делая первые торопливые шаги прочь от поместья, Гарри понимает, что было большой ошибкой выйти на улицу в одной рубашке: холод моментально окутывает колючими терпкими руками, и по телу пробегает дрожь. Впрочем, он собрался не на прогулку. Ему нужно лишь воспользоваться порт-ключом, а затем аппарировать к штабу.

Выйдя за ворота, он переходит на бег. Всё утро снова шёл снег, и теперь ноги вязнут в рыхлых сугробах. Окоченевшими пальцами Гарри прижимает к груди металлические часы, молясь только о том, чтобы порт-ключ сработал. Думать о поступке Драко сейчас совершенно нет времени, заветная цель слишком близка и впервые за последние три недели реальна. Сейчас он перенесётся в Лондон, окажется в штабе, где его обязательно ждут тёплый плед и горячий чай от Молли. Это потом он будет объясняться с Дамблдором и остальными, а сейчас главное — добраться. Как можно скорее.

Когда Гарри наконец добирается до границы защитного барьера, ноги уже не слушаются — он почти не чувствует их. Ему так холодно, что трудно вздохнуть. Онемевшими пальцами ему с трудом удаётся нащупать крохотный замок и открыть крышку часов. Живот скручивает, зимнее поле перед глазами меркнет, и ноги отрываются от земли. Он по привычке зажмуривается, а когда открывает глаза, не может сдержать вдох облегчения.

На тихой лондонской улице нет никого, кроме торопливо удаляющейся парочки. В окнах домов горит уютный свет, у кого-то громко работает телевизор, вдали заливается лаем собака. Припорошенная снегом улочка кажется такой живой по сравнению с мёртвым островом, с которого он только что сбежал. Редкие пушистые снежинки плавно спускаются на землю, ветра совсем нет. Гарри нервно усмехается и, с благодарностью посмотрев на серебряные часы, прячет их в карман. Он знает, что ему как можно быстрее нужно аппарировать к штабу, пока его не хватились, но после трёхнедельного пребывания в поместье хочется сделать хотя бы небольшой перерыв, просто отдохнуть и собраться с мыслями. Гарри отыскивает взглядом ближайшую заметную вывеску и направляется к бару.

Войдя в затемнённое прокуренное помещение, он выбирает самый дальний столик и присаживается, оглядывая редких посетителей. За барной стойкой примостился одинокий старик, пару столиков занимают небольшие компании. Гарри чувствует такую детскую неуместную радость, что ему хочется просто подойти к этим людям и сказать, как он безумно рад их всех видеть.

— Удачный день? — слышит он низкий насмешливый голос и поднимает голову.

Возле столика стоит дородная плотная женщина с круглым лицом и вертит в руках блокнот. Только поймав её насмешливый взгляд, Гарри понимает, что сидит, улыбаясь от уха до уха.

— Вполне удачный, — кивает он. — День свободы.

— Вышел из тюрьмы? — густые брови официантки ползут вверх.

— Что-то вроде, но не совсем.

— С девушкой расстался? — Гарри молчит. — Ладно, извини, — усмехается она, — профессиональная привычка. Что закажешь?

— Я бы выпил чего-нибудь согревающего, — он ёжится, и женщина понятливо кивает, с интересом рассматривая его промокшую от снега рубашку. Когда она уже разворачивается, чтобы идти, он внезапно спохватывается: — Ой, подождите. Мне нечем заплатить. — Официантка выгибает бровь. Гарри машинально хлопает себя по карманам и нащупывает часы. Достав их, он открывает крышку, чтобы убедиться, что они потеряли магические способности, и протягивает ей. — Это возьмёте?

Женщина берёт часы, взвешивает на ладони и качает головой.

— Ох, и крепко же ты напьёшься сегодня, парень. За такие-то деньги.

— Мне не на все, — улыбается Гарри. — И сдачи не нужно.

— Уверен? — её лицо вытягивается от удивления.

— Да, вполне.

— Хорошо, через минуту всё будет.

Ароматный кофе с ликёром действительно появляется у него на столе уже через минуту. Он сладко потягивает обжигающее горло питьё, смакуя каждый глоток. В поместье уже наверняка обнаружили его отсутствие, сейчас бегают, ищут по всем комнатам. Гарри улыбается, почти физически ощущая, какая ноша свалилась с его плеч. Да, пусть его поступок и попахивает трусостью, но ведь на этот раз он действительно не мог ничего сделать. Дамблдор был прав: он бессилен. Значит, не стоит пытаться прыгнуть выше собственной головы. Какой смысл изо дня в день сходить с ума, подвергая свою жизнь опасности, если в итоге всё равно ничего не получится? Да, он отступил назад, да, никакой он не герой, но не его вина, что ничего не вышло. Всё это чёртова магия! Но ведь это не конец борьбы, верно? До Риддла он ещё доберётся, обязательно доберётся. А сейчас нужно отдохнуть, набраться сил, придумать новый план, куда менее шаткий и мифический.

Гарри улыбается, уже вспоминая о поместье, как о дурном сне. Пожиратели сейчас далеко, а он здесь, в полной безопасности. Они не найдут его раньше, чем он аппарирует к штабу. Перед глазами встают удивлённые лица Пожирателей, разъярённое лицо Риддла. Да, скорее всего, сейчас он приказал им обыскать всё поместье, проверить каждую комнату. А они ведь даже не знают, как ему удалось сбежать. Впрочем, рано или поздно узнают, выяснят, что это Драко помог… Улыбка тут же слетает с губ, а горячий напиток застревает в горле, и Гарри не сразу удаётся сглотнуть. При мыслях о Драко, Марке, Панси и других бывших сокурсниках, которые остались там, а особенно о последней фразе, которую обронил Малфой, всё хорошее настроение враз улетучивается. На сердце давит что-то тяжёлое и бесформенное, и Гарри начинает чувствовать себя чуть ли не предателем.

Умом он прекрасно понимает, что правильно поступил — ведь именно этого хотел от него Дамблдор. Но с другой — как говорил Риддл, пора думать собственной головой, пора принимать самостоятельные решения. Может, всё же стоило пересилить себя, остаться, попытаться совладать с собственной взбунтовавшейся магией?

Стоит только сомнениям отвратительной горечью заползти под язык, как рядом возникает официантка, чтобы убрать опустевшую чашку.

— Хочешь чего-нибудь ещё?

— Нет, — механически отзывается Гарри, глядя на сахарницу. — Хотя… — он вскидывает голову. — Можете немного посидеть со мной?

— Вообще-то мне не положено и… — женщина невольно косится на свой карман, который заметно оттягивает что-то выпуклое и тяжёлое, явно серебряные часы. — Хорошо, но только недолго. Одну сигарету.

Поправив юбку, она усаживается напротив, достаёт пачку сигарет и прикуривает.

— Можете дать мне совет? — спрашивает Гарри после небольшой паузы.

— Тебя что-то гложет? — равнодушно спрашивает женщина, меланхолично выпуская в воздух струйку дыма.

— Да, пожалуй. Как вы обычно поступаете, когда нужно делать что-то необходимое и очень важное, но совершенно отвратительное? Что очень низко и противно для вас. И вы совсем не уверены, нужно ли это вообще, но другого выхода нет.

— Парень, это мой повседневный ад, — усмехается она. — У меня двое детей, мужа нет, образования — тоже. Я вынуждена здесь работать. Вынуждена каждый день терпеть слюнявые похотливые улыбки и шлепки по заднице, чтобы добыть свой кусок хлеба.

— То есть вы… смирились со своей участью?

Официантка морщится и глубоко затягивается.

— Не нужно так драматизировать. Со своей участью смиряется только скот на бойне. А мы не смиряемся, мы сами выбираем, как жить.

— И вы выбрали такую жизнь, потому что так было проще?

— Это сложно объяснить. Этот ублюдок бросил меня, когда узнал, что я беременна. Если бы я захотела тогда, избавилась бы от детей, пошла бы учиться. Ну, или вышла бы замуж. Всё было бы по-другому. Но знаешь… — женщина затягивается последний раз, гасит окурок, но уходить не торопится. — Когда я думаю о том, какой была бы моя жизнь без этих двух чудиков, которые сейчас ждут меня дома, я понимаю, что поступила правильно тогда. Если бы я от них избавилась, всю жизнь бы потом мучилась сомнениями. А сомневаться — это самое паршивое.

— Согласен с вами, — невесело усмехается Гарри. — Только что делать, когда уже начал сомневаться?

— А не нужно сомневаться, — она просто пожимает плечами. — Если предстоит что-то сделать, но ты не знаешь, стоит ли, то нужно это делать, понимаешь?

— А если это будет неверный выбор?

— Тогда тебе хотя бы будет не в чём себя упрекнуть. Ты скажешь сам себе: «Я сделал всё, что мог».

— А если другие люди с тобой не согласны? Твои друзья, например. Если после этого они… возненавидят тебя?

— Значит, нужно решить, что для тебя страшнее: их ненависть или твоя собственная. В любом случае, с друзьями можно не общаться, а от себя не убежишь. Ладно, парень, мне пора прибираться, а тебе — идти: мы закрываемся, — официантка с тяжёлым вздохом поднимается со стула и уходит за барную стойку.

Какое-то время Гарри рассеянно наблюдает за тем, как бармен прощается с последними посетителями и переворачивает стулья, ставя их на столы, а затем встаёт и выходит из бара.

Пока он сидел внутри, началась настоящая метель. Резкие и сильные порывы ветра бросают в лицо хлопья снега, кожу щиплет от мороза, лёгкие ботинки моментально промокают и ноги понемногу немеют. Он несколько секунд стоит в раздумьях, а потом направляется вверх по улице, чтобы просто не стоять на месте.

Нельзя сказать, что слова официантки произвели на него сильное впечатление или заставили задуматься — просто этот недолгий разговор помог отодвинуть эмоции на задний план и собраться с мыслями. И сейчас становится совершенно ясно, что побег был спонтанной глупостью, вызванной простым волнением. Да что там, он просто психанул! Осознание своего малодушия жёсткими когтями царапает в груди. Теперь, ко всему прочему, Гарри чувствует себя ещё и трусом, нервным истериком, тряпкой. Несмотря на то что это было только сегодня утром, он уже не может логично объяснить самому себе, какого чёрта он вообще припёрся в спальню Марка, кто дёрнул его за язык, заставляя жаловаться на намерения Риддла, и почему он не послал Драко к чёрту, когда тот протянул ему порт-ключ?!

Гарри останавливается, потому что улочка заканчивается, упёршись в пустую широкую мостовую. Куда теперь? Аппарировать в штаб? Он знает, что ничего другого ему уже не остаётся, но медлит, продолжая трястись под пронизывающим ветром. Если меньше часа назад мысли о штабе, тёплом чае и пледе согревали и успокаивали, то теперь наоборот, появляется отвратительно кислое чувство. Гарри пытается представить, как вернётся домой, но, кроме тяжести на сердце, никаких ощущений не прибавляется. Даже думать не хочется, как он окажется у маггловского заброшенного дома, войдёт внутрь и будет жить так, как жил раньше, только постоянно ловя на себе осуждающие взгляды Орденовцев — как и прежде, но теперь за дело — и чувствуя себя последней трусливой крысой. Да, он сможет всем потыкать в нос своими новоприобретёнными шрамами, но это не изменит одного простого факта: он ничего не сделал, не сумел, не выполнил задание. Может, лучше сдохнуть у Пожирателей, чем жить дома, каждую минуту напоминая себе о том, что шанс был, но он его упустил?

Гарри уже почти не чувствует ни рук, ни ног. Он прислоняется к грязной стене дома и закрывает глаза, пытаясь сдержать жгучие слёзы досады на самого себя. Потому что только теперь он признаёт очевидную вещь: он не готов вернуться. Не сейчас и не так. Он не может и не хочет возвращаться. И об этом, конечно же, нужно было думать раньше, теперь уже поздно. Он сбежал от Пожирателей и не собирается возвращаться в штаб. Он отрезал себе оба пути.

Десятки терзающих, мучающих мыслей вертятся в голове, путаясь друг с другом. Сомнение на сомнении, неуверенность за злостью, и накрывает безумную мешанину пустая обречённость. Да нет, наверное, всё это просто полная ерунда, и нужно отправиться к штабу — а там будь что будет. Гарри пытается свыкнуться с этой мыслью, но её постепенно затмевает другая: ему нужно вернуться. Но только не в штаб.

А потом мыслей, кажется, вообще не остаётся. Онемевшие ноги подгибаются сами собой, и он съезжает по стене на ледяную каменную мостовую, припорошенную снегом. Нужно срочно аппарировать, иначе он замёрзнет и подохнет, как бездомный пёс. Гарри даже пытается сосредоточиться и собрать остатки сил, но сознание медленно гаснет, как солнце, садящееся за горизонт. Наступает мрак.


***

Когда Гарри вновь ощущает действительность, он не торопится открывать глаза. Сначала ему хочется понять, где он очутился: ведь если он проснулся, значит, кто-то подобрал его, спас. Скорее всего, какой-нибудь полисмен, который забрёл в этот тихий район случайно. Или у него было ночное патрулирование. Гарри даже пытается представить себе камеру, в которой лежит. Однако, чуть пошевелившись, он чувствует под лопатками не жёсткую тюремную скамью, а мягкую кушетку. Неужели он в больнице? Отогретую кожу на руках и ногах слегка покалывает, и он гадает, сколько провалялся в снегу, пока его не нашли.

Тихо щёлкает ручка двери, Гарри замирает. Несколько неторопливых шагов — и визитёр останавливается рядом. Изнутри распирает любопытство, но он продолжает играть сам с собой в дурацкую игру «я в коме». Над головой слышится мерное дыхание. Кто это? И почему молчит? Он уже близок к тому, чтобы открыть наконец глаза и выяснить, куда попал, как вдруг ресниц касается что-то мягкое и невесомое, щекотное. Гарри задерживает дыхание. Пробежав по ресницам, прохладный палец дотрагивается до скулы, очерчивает её и спускается к подбородку. Гарри судорожно втягивает воздух через ноздри, когда по лицу разливается знакомая покалывающая волна.

Он не может понять, какое чувство охватило его сильнее: страх или облегчение. Он открывает глаза, только когда шаги удаляются в другую сторону. Комната ему незнакома. Это просторное светлое помещение, из мебели — единственная кушетка, на которой он лежит. Больше здесь нет ничего. Словно комнату оставили под склад, но так и не наполнили ненужными вещами. Какое-то время Гарри напряжённо разглядывает коричневую дверь, а потом выгибает шею, чтобы посмотреть назад.

Риддл стоит возле окна, опираясь ладонями на подоконник и глядя в окно.

— Встань, — негромко произносит он ничего не выражающим голосом.

Гарри сглатывает, чувствуя, как по позвоночнику пробегает холод, отдаваясь пульсацией в барабанных перепонках. Он медленно садится на кушетке, попутно отмечая, что на нём по-прежнему грязная, но уже высушенная рубашка. Он нетвёрдо поднимается на ноги и делает шаг вперёд, уже прекрасно понимая, что его ждёт.

Риддл не двигается.

— Милорд, — выдавливает Гарри охрипшим голосом. — Позвольте только один вопрос. Как вы меня нашли?

Плечи Риддла поднимаются и опускаются, когда он вздыхает.

— Следящие чары, — сухо поясняет он, не оборачиваясь. — Я наложил их на кольцо, прежде чем дать его тебе. На всякий случай. Вчера мои поисковые чары сработали — значит, в штаб ты возвращаться не стал, — Риддл наконец поворачивается, и в его взгляде столько стали, что Гарри быстро отводит глаза. — И это единственная причина, по которой ты ещё жив.

Гарри смотрит на ковёр, краем глаза замечая, как Риддл достаёт палочку. Он стискивает зубы, чтобы не закричать, но, когда в напряжённой тишине комнаты раздаётся негромкое «Crucio», он падает на пол с хриплым воплем.

Боль во всём теле такая, что, кажется, из него вытягивают жилы раскалёнными щипцами, и это нисколько не похоже на то Crucio, которое досталось ему на четвёртом курсе. Все ощущения смешиваются, грудная клетка горит так, что не вздохнуть. Перед затуманенными глазами мелькают серебристые и красные точки. Гарри выгибается дугой, молотя костяшками пальцев по полу. Он задыхается и хрипит: наверное, он уже сорвал голос. Сколько это продолжается, понять невозможно. Все ощущения и мысли заволокла алая пелена боли, которая только усиливается. Гарри испытывает секундное облегчение, когда боль вдруг стихает и сознание начинает покидать его, но тут же тихий Enervate, как ведро холодной воды, обрушивается на тело, снова Crucio — и он слепнет от боли. Ещё один Enervate и ещё одно Crucio следом. Он теряет счёт заклинаниям. Под конец он может только слабо дёргаться, сдавленно хрипя. Ему кажется, что тело превратилось в окровавленный кусок мяса. Изо рта стекает струйка крови, костяшки пальцев сбиты. Гарри даже не замечает, как прекращается пытка.


***

Он не знает, сколько времени провалялся на полу без сознания. Когда он приходит в себя, комната перед глазами плывёт, всё тело ломит так, что невозможно пошевелиться. Он с трудом протягивает руку к лицу, чтобы ощупать очки, которые чудом не сломал. Лицо покрыто испариной, во рту привкус металла. Гарри медленно поворачивается набок и сплёвывает. На подбородке повисает тягучая нитка крови, которую он смазывает рукавом. Он пытается приподняться на руках, но локти дрожат, подгибаются, и он снова падает на пол. Глаза жгут слёзы бессилия: становится окончательно ясно, что своими силами он на ноги не поднимется. Он уже готов постыдно заплакать, как вдруг дверь приоткрывается, кто-то бесшумно проскальзывает в комнату и перед лицом мелькают край длинной мантии и чёрные круглоносые ботинки. В нос бьёт горькая вонь зелий, и Гарри растягивает прокушенные губы в подобии улыбки.

— П… Про… фесс…

— Не разговаривай, Поттер.

Снейп опускается на колени и приподнимает его голову, чтобы влить в рот густое зелье, которое сейчас кажется абсолютно безвкусным. Как только прохладная жидкость проскальзывает в желудок, становится легче дышать. Одеревеневшие мышцы расслабляются, и двигаться уже проще. Снейп осторожно подхватывает его под руки, усаживает и прислоняет спиной к кушетке. Пока он звенит ещё какими-то пузырьками, Гарри скользит бессмысленным взглядом по своим ногам и замирает, когда замечает тёмное расплывчатое пятно в паху. От стыда кровь приливает к лицу, и хочется прикрыться, но когда он поднимает слабую руку, Снейп нетерпеливо отбрасывает её и подносит второй пузырёк к пересохшим губам.

— Сначала выпей зелья, потом займёмся остальным.

Гарри послушно глотает на этот раз приторно-сладкую жижу, отмечая, как с каждым глотком остатки боли уходят из измождённого тела. Безумно хочется пить, но ему даже не приходится ни о чём просить: Снейп уже протягивает наколдованный стакан с водой, выпущенной из палочки.

Понемногу возвращаются и привычные ощущения. Гарри слегка знобит, потому что рубашка целиком промокла от пота. Содранную кожу на руках саднит.

— Профессор, это… Я не думал, что он так… — несвязно бормочет он, пока Снейп колдует над его мокрыми брюками и разбитыми костяшками. — Тогда, на кладбище…

— Он стал очень силён, — сухо отвечает Снейп. — Ты же видел, что было с Драко.

— Я думал, что Драко просто раскис.

— Теперь ты убедился, что это не так.

Снейп смешивает в стакане ещё какие-то зелья, не глядя ему в глаза, и только сейчас до Гарри доходит.

— Вы злитесь на меня?

Снейп молчит с полминуты, не отрываясь от своего занятия, затем наконец-то поднимает голову, и в его взгляде Гарри безошибочно читает злость.

— Твоему поступку нет названия.

— Какому? Что я сбежал?

— Что ты остался на улице, чёрт бы тебя побрал! — яростно шипит Снейп, чуть ли не впихивая стакан ему в руки. — Ты переполошил всех, включая Дамблдора.

— Откуда он?..

— Когда выяснялось, что ты сбежал, я тут же связался с ним. Он ждал тебя, думал, ты направляешься к нему. Они полночи тебя искали!

— Я и направлялся, но потом…

— Что?!

— Понял, что не могу сейчас вернуться.

— Я всегда говорил, Поттер, — начинает Снейп со вздохом, — что ваш мозг размером с грецкий орех. Видимо, я заблуждался. Он не больше тыквенной семечки!

— Скажите лучше что-нибудь новое, профессор, — морщится Гарри, на несколько секунд устало прикрывая глаза.

— Скажу. Когда вы перестанете совершать обычные для вас глупости! — он наконец успокаивается и продолжает уже совсем другим тоном: — Ты чуть не погиб. Если бы на тебе не было кольца, Эйвери с Ноттом никогда бы тебя не нашли.

— Эйвери с Ноттом? Он послал за мной их?

— Они просто молча отправились за тобой, когда стало ясно, что ты в Лондоне, — Снейп неопределённо дёргает плечом.

— А он… — Гарри сглатывает. — Он узнал, как я сбежал?

— Да.

— Что он сделал с Драко?

— К счастью, ничего. Он даже слова ему не сказал.

— Он… Он ведь обещал мне забыть о его существовании, — задумчиво бормочет Гарри с печальной усмешкой. Снейп не отвечает. — А Марк?

— Никто не наказан, — ровно произносит Снейп и тихо добавляет: — И, на твоём месте, я бы больше заботился о других вещах.

Гарри не нравится его напряжённый голос, и он хмурится.

— Вы о чём?

— Лорд хочет видеть тебя, как только ты сможешь идти. Он велел мне… привести тебя в порядок и подготовить для встречи. Это его слова, — поясняет Снейп, наткнувшись на его непонимающий взгляд.

— Что ему ещё от меня?.. — начинает Гарри, подтягивая ноги к груди, но осекается, когда на ум приходит дикая догадка. Он поднимает глаза на Снейпа, и внезапно возникает желание поделиться своими страхами с единственным близким человеком здесь. — Вы знаете, почему я сбежал?

Снейп оседает на пятки, вздыхает и недовольно кривит губы.

— Вообще-то, я надеялся, что у тебя хватило ума послушать наконец Дамблдора. Но сейчас, судя по всему, я узнаю всю страшную правду.

Гарри обхватывает колени руками и закусывает губу с запёкшейся кровью.

— Я сбежал, потому что почувствовал, что у меня ничего не выйдет. Та магия, которую я от него получил, скорее всего, не даст мне этого сделать. Но дело не только в этом. Ещё я испугался. Прошлой ночью он… Он поцеловал меня.

Он снова смотрит на Снейпа, лицо которого быстро меняется. В глазах проскальзывает секундное волнение. Начинает он говорить очень медленно и осторожно.

— И ты решил, что…

— Да. Я подумал, что он может потребовать от меня чего-то большего. Как вы и говорили. И судя по его странному приказу, может быть… сейчас? — последнее слово получается совсем жалко и испуганно.

— Я этого не знаю, — отзывается Снейп напряжённо и тихо.

Почти с минуту оба молчат. Гарри задумчиво рассматривает пуговицы профессорской мантии.

— Как вы думаете, зачем ему это? — наконец не выдерживает он.

— Думаю, чтобы полностью получить тебя в свою власть.

— Вы думаете, он действительно хочет… близости? — после заминки подбирает Гарри наименее отвратительное слово.

— Я не знаю, — повторяет Снейп.

— А если он правда сейчас вызывает меня для того, чтобы?.. — Снейп молчит и хмурится. — Что мне делать?

— Это тебе решать.

— У меня будет выбор? — болезненно усмехается Гарри.

— Полагаю, что нет.

Он прикрывает глаза и быстро шепчет:

— Я не хочу.

— Я знаю. Но если он захочет, тебе придётся…

— Что, пытаетесь уговорить меня подставить ему задницу?! — моментально вспыхивает Гарри.

Снейп, явно ожидавший более тактичного разговора, раздражённо закатывает глаза.

— Если он захочет твою задницу, тебе придётся её подставить! И здесь уже ни от меня, ни от тебя ничего не зависит. Вот и всё, что я хотел сказать! — ядовито выплёвывает он и рывком поднимается на ноги. — Идти ты сможешь, значит, сможешь и всё остальное, — добавляет он с омерзительной гримасой и уже собирается уходить, но Гарри успевает схватить его за край мантии.

— Постойте! Я не хотел на вас срываться, просто… Извините.

Смягчившись, Снейп садится на кушетку и помогает ему усесться рядом. Какое-то время они молчат, Гарри сцепляет руки в замок, упирается локтями в колени и наконец тихо спрашивает, глядя перед собой:

— Так что мне делать?

— Он зол на тебя. Не усугубляй ситуацию.

— То есть?

— Не сопротивляйся ему. Вряд ли он захочет намеренно причинить тебе боль.

— Я не хочу к нему идти, — Гарри качает головой.

— Тебе придётся, Поттер. Придётся.

просмотреть/оставить комментарии [668]
<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>
апрель 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

март 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.04.19 11:18:39
Змееносцы [3] (Гарри Поттер)


2018.04.18 18:44:20
Отвергнутый рай [11] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.04.17 23:30:26
Ящик Пандоры [1] (Гарри Поттер)


2018.04.17 20:02:36
Советы от Северуса [8] (Гарри Поттер)


2018.04.16 06:32:18
Проклятье Рода [33] (Гарри Поттер)


2018.04.15 13:00:59
Самая сильная магия [11] (Гарри Поттер)


2018.04.12 18:24:26
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2018.04.12 16:30:07
Босодзоку [0] (Наруто)


2018.04.12 00:33:11
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.04.11 09:03:09
С самого начала [16] (Гарри Поттер)


2018.04.10 21:15:49
Слизеринские истории [136] (Гарри Поттер)


2018.04.09 12:35:44
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.04.07 11:28:24
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.04.07 01:09:51
Надежное недорогое средство [15] (Гарри Поттер)


2018.04.06 13:38:18
Десять сыновей Морлы [44] (Оригинальные произведения)


2018.04.04 19:40:50
Авантюра высшей пробы [0] (Клин любви)


2018.04.03 05:01:31
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2018.04.01 15:22:06
Научи меня жить [2] ()


2018.03.31 22:53:18
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2018.03.31 11:39:23
Сердце Обскура [9] ()


2018.03.30 21:20:38
Люк — в переводе с латыни «свет» [10] (Звездные войны)


2018.03.26 06:41:53
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.03.23 03:05:06
Драбблы по Зачарованным [1] (Зачарованные)


2018.03.22 21:58:37
Обретшие будущее [14] (Гарри Поттер)


2018.03.21 22:08:41
Дочь зельевара [180] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.