Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

*Чувство долга возрастает перед каждой зарплатой (Артур Уизли)
*Водитель "Ночного Рыцаря", случайно заехавший на трассу магловских гонок, выиграл гонку, успев даже подобрать по пути двух пассажиров!

Список фандомов

Гарри Поттер[18491]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26963 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Внутри меня есть маленькая дверца...

   Глава 1. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Дорога туда

Внутри меня есть маленькая дверца —
Не каждому открыть ее дано.
За этой дверцей поживает сердце,
Капризно и обидчиво оно…

М. Кочетков


***

Тук-тук… Тук-тук…

Стучит.



***

Тук-тук…

Шлеп!

— А-а-а-а!!!



Отец рассказывал, что, когда я родился, старая Мэг-повитуха положила меня матери на живот и хмыкнула:

— Хорошего мальчишку родила, Янка! Сердечко у него живое, у постреленка.

Что она имела в виду, никто не понял, а спросить постеснялись. И Мэг, и ее мужа кузнеца Пера в деревне уважали, но побаивались…

Сам я этого, конечно, не помню. Я и маму-то не помню почти: она умерла, когда мне было года два. Лихоманка скрутила. Лягушек и жаб тогда по болотам истребляли сотнями, и комаров расплодилось — уйма. А среди них — и тех, что болотную хворь разносят.

А через полгода умерла и Мэг. Ушла в лес за целебными травами и не вернулась. Говорили, Черная Топь засосала. Это вслух говорили. А вполголоса шептали, что непростой смертью Мэг умерла. Почуяла Старая Ведьма в повитухе соперницу, да и извела со злобы. А может, и со страху — кто знает…

Кузнец погоревал-погоревал, бубенцы со шляпы срезал, да и зажил дальше. А отца вот мамина смерть подкосила. Говорят, тогда-то он и начал выпивать — до того капли в рот не брал…



***

Тут-тук… Тут-тук…

Тюк!

— Ты как рубишь, бестолочь?! Кто так топор держит? Ты так не ветки, а ноги себе поотрубаешь, дурень безголовый… Гляди, как надо.



В лес отец меня брал чуть ли не с пеленок. Сначала просто сажал на травке, потом посылал за грибами и ягодами, позже я стал собирать хворост, а когда немного окреп, начал перенимать отцовскую науку.

Учитель из отца был никудышный, но учился я в охотку. Мне нравилось, как чуть колется под пальцами теплая шершавая кора, как пахнут свежие опилки… Но больше всего я любил сам лес — его запахи, шорохи, загадки… Я плавал как рыба, лазал по деревьям не хуже крикливых рыжих белок, с которыми водил тогда дружбу, знал в чаще каждую кочку и каждый пень… Для меня не было большей радости, чем уйти с отцом на дальнюю делянку на несколько дней. Мы ночевали в лесной хижине: отец, наработавшись за день, прикладывался к фляжке и заваливался на боковую, а я все лежал и вслушивался в ночные шорохи, и не мог надышаться пряным воздухом.

И сердце колотилось, как бешеное.



***

Тук-тук… Тук-тук…

Ш-шурх… Ш-шурх…



Отец умер, когда мне было четырнадцать. Вот уж где точно никакого колдовства — свалился по пьянке в канаву и свернул шею… Не могу сказать, чтобы я сильно горевал — только тыкался слепо в знакомые стены, будто заблудился на опушке леса, в двух шагах от дома. Все плыло как в тумане: чужие лица, плач, причитания, шорох земли по крышке гроба…

Меня взял к себе кузнец. Нет, не подмастерьем. Просто пожить на время. «Чтоб оклемался». Оклемался я довольно быстро — пару недель спустя. Дровосека в деревне теперь не было, так что я недолго думая взвалил на плечо топор и пошел в лес.

На том все и успокоились…



***

Тук-тук… Тук-тук…

Тик-так…

Я был рослым и крепким парнем и выглядел старше своих лет, так что односельчане быстро привыкли говорить со мной на равных. Чувствовал ли я себя взрослым? Да нет, пожалуй. Уж во всяком случае, я здорово завидовал сверстникам, которым не нужно было «зарабатывать» — только «учиться» и «помогать». Ну, и не пропускал местных гулянок, если только хватало времени и сил.

Время шло, и ничего не менялось…

Пока к госпоже Лотте не приехала жить Ленора.



***

Тук-тук… Тук-тук…

Пф…



Госпожа Лотта Друкс жила в деревне уже несколько лет. По временной необходимости — всегда подчеркивала она. Приехала она из Изумрудного Города и любила повторять, что «имеет связи при дворе Великого и Ужасного». В Зеленую страну Жевуны ездили редко, а с тех пор как стала непроходимой дорога ВЖК, — и вовсе перестали: уж больно длинным и трудным был обходной путь. «Зеленые кафтаны» тоже редко появлялись во владениях Ведьмы, так что проверить Лоттины связи и выяснить, с какой такой стати она уехала из Города в нашу глушь, было некому. Так или иначе, ей поверили на слово.

Поселилась госпожа Лотта на окраине, в доме, где раньше жил Берн-сапожник. Вроде бы она приходилась ему какой-то дальней родственницей — не то троюродной внучатой племянницей, не то пятиюродной кузиной. Дочка Берна давно переехала к мужу в Когиду, а других наследников у старика не было, так что дом пустовал.

Местные кумушки попробовали было подружиться с новой соседкой, но госпожа Друкс оказалась дамой заносчивой и острой на язык, а ее манера презрительно щуриться и поджимать губы на любое слово поперек отваживала даже любительниц поскандалить.

И вот к такой-то тетушке приехала после смерти родителей внучка Берна.



***

Тук-тук… Тук-тук…

Тук… Туктук… Туктуктуктук… Тук…



Ленора была… прекрасна. Как… как Фея Красоты. Других слов и сравнений у меня тогда не находилось. Я тонул в огромных серых глазах, млел от каждой улыбки, готов был часами жариться на солнце у колодца, ожидая, пока она пойдет за водой, чтобы поднести ей ведра… Иными словами, я влюбился. По уши. Окончательно и бесповоротно. И решил, что теперь-то уж точно могу считаться серьезным взрослым мужчиной.

Лотта приняла племянницу неохотно. И сразу сказала, что кров и стол ей придется отрабатывать. Видимо, соскучилась аристократка в изгнании по дворцовым слугам. Ленора готовила, убирала, ухаживала за заброшенным садом, носила воду, колола… Нет, дрова колол я. Полешко к полешку — как на подбор. Представляя, как ее чудесные маленькие ручки будут брать их и подбрасывать в плиту. О том, что на плите будет готовиться обед для Лотты, я старался не думать.

Ленора мои неуклюжие попытки ухаживания принимала благосклонно, таиться от кого-то мы и не думали, и вскоре о нашем романе знала вся деревня. Кузнец, которого я привык считать кем-то вроде приемного отца, усмехнулся в седые усы и промолчал. Лотта закатила Леноре скандал.

Понятия не имею, с чего эта старая грымза меня невзлюбила. Может быть, она просто не хотела лишиться дармовой служанки, а может, рассчитывала, как единственная старшая родственница (отец Леноры умер круглым сиротой), получить за невесту хороший выкуп? Теперь уже не узнаешь… Ленору отхлестали по щекам, обозвали неблагодарной девкой и заперли дома. Мне запретили и близко подходить к их двору — «не то пожалею». Я начал работать как проклятый, чтобы скопить денег на свадьбу и дом в другой деревне, а с Ленорой мы стали встречаться по ночам.

Кто же знал, на что отважится Лотта…



***

Тук-тук… Тук-тук…

Хрясь!.



Вот еще одна загадка без разгадки — почему Гингема согласилась? Ну ведь не польстилась же она, в самом деле, на корзину пиявок — все давно знали, что склизкую нечисть нас заставляют собирать только, чтобы нагнать страху. Не нужно было ведьме столько пиявок, пауков и лягушек. А понадобись вдруг — добыла бы колдовством… Мне кажется, она просто опешила от Лоттиной наглости. Ленорина тетка была первой после Джюса, кто решился по собственной воле сунуться в Змеиную Пещеру. И первой, кто посмел обратиться с просьбой… Проще говоря, Гингема решила развлечься.

Первый раз топор отрубил мне ногу по колено. Вырвался из рук — и рубанул чуть выше сустава. Хлынула кровь, я грохнулся на землю, чуть не приложившись виском об острый сук — и тут бы мне, наверное, и конец, не сообрази я перетянуть култышку веревкой и кое-как забинтовать. Прежде, чем потерять сознание.

Очнулся я уже вечером, вырезал с грехом пополам костыль и доковылял до деревни. Хватило ума не тащиться домой, а завернуть к Перу. Кузнец, не задавая лишних вопросов, перебинтовал мне ногу, дал хлебнуть самогона с какой-то травкой и уложил в кровать, а сам ушел в кузницу. Почему он решил делать искусственную ногу из железа, а не из легкого дерева? Видимо, потому что железо его лучше слушалось…

Скажи мне кто тогда, что Пер волшебник, я бы только пальцем у виска покрутил. Волшебник — это ж как Гудвин, он должен жить в замке (ну, или в пещере на худой конец), творить чудеса — не меньше десятка за день — и уж точно не якшаться с простым людом и не пить бузинную настойку по воскресеньям.

Это теперь я понимаю, что волшебники бывают разные…

Култышка поджила на удивление быстро, работал Пер сноровисто, и уже через пару недель я с опаской взял в руки увесистый протез и приладил к обрубку. И тут произошло чудо. Железная нога ожила.

Пер говорил, что он тут ни при чем, что, не будь я сам «чересчур живой», нога так и осталась бы железкой. Не знаю. Мне тогда, честно говоря, было все равно. Главное — я снова мог ходить. И первым делом я, разумеется, отправился к Леноре.

Ленора, увидев меня, чуть было не лишилась чувств — тетка успела сказать ей, что я погиб в лесу. Мои опасения, что она отвергнет калеку, были с негодованием отметены, мы вновь поклялись друг другу в верности и… все пошло по-прежнему.



***

Тук-тук… Тук-тук…

Тук…



Нормальный человек на моем месте испугался бы. И зарекся ходить в лес в одиночку. Ну, или хотя бы сменил топор — кузнец ведь предлагал выковать новый. Но я был молод, глуп и упрям, а топор в свое время еще отец получил от деда. Я не бросил его в лесу, когда готов был сдохнуть от боли, и не собирался бросать сейчас. В конце концов, отец всегда говорил, что рано или поздно я оттяпаю себе ногу — просто по дури. А то, что топор будто какой-то невидимка из рук выхватил, — так это, может, со страху померещилось…

Вторую ногу мне отрубило через три дня. По бедро.

С этого-то момента мы и заподозрили неладное. Ленора начала следить за теткой и выяснила, что та уходит из деревни по ночам, а возвращается лишь под утро — бледная как смерть, но со злорадной улыбкой на губах. В подвале стояла бочка с болотной водой, где плавали пиявки. КТО требовал пиявок и назначал свидания по ночам, мы знали… И решили бежать из страны. К Виллине Гингема бы не сунулась. Ленора начала потихоньку собираться в дорогу, а я продолжал работать. Ведь нельзя было, чтобы Лотта что-то заподозрила…

Надо отдать Леноре должное, она была доброй и мужественной девушкой. В первый раз я заметил в ее глазах тень сомнения лишь, когда потерял вторую руку. Железо срасталось с костями, как живое, я не мог снять протезы даже ночью. Железные ноги лишили меня возможности плавать и танцевать, но Ленора уверяла, что танцульки не любит сама, а на башмаках и материале для штанов мы здорово сэкономим. Потеряв левую руку, я перестал играть на мандолине. Потеряв правую, уже не мог обнять любимую: боялся не рассчитать силы и раздавить — или просто поставить синяк грубой железной хваталкой…

Послушавшись Леноры, я поселился у кузнеца и на время перестал ходить в лес. Сильные и неутомимые железные руки сделали меня хорошим молотобойцем, и теперь я помогал Перу в кузне. Топор лежал в сарае — избавиться от него, после того как он столько лет меня кормил, казалось мне предательством.

Однажды ночью я проснулся от стука собственного сердца. Открыл глаза — и увидел над собой лезвие, поблескивающее в свете луны. «Теперь точно конец!» — успел подумать я, прежде чем топор ринулся вниз…

Увидев меня с железной головой, Ленора разрыдалась. Я хотел утешить ее, но как? Слова не шли на ум… Я не мог больше ни обнять, ни поцеловать ее, голос и тот был как чужой — глухой и монотонный. Даже кузнец был, увы, не всесилен. Я ушел.

Мне и самому было нелегко: в одночасье я лишился обоняния и вкуса. Пищу я мог теперь есть только жидкую, вливая ее в рот через воронку. По счастью, нужно ее было совсем немного, ведь я уже больше чем наполовину состоял из железа…

На следующий вечер Ленора пришла в кузницу сама. Снова плакала, клялась, что любит, предлагала бежать той же ночью — и вздрагивала всякий раз, стоило мне посмотреть на нее новыми железными глазами.

Никогда у меня так не болело сердце, как когда я понял, что Лотта Друкс добилась своего.



***

Тук-тук… Тук-тук…

Тишина…



Когда проклятье Гингемы довершило начатое, мне даже стало немного легче — ведь теперь я мог со спокойной душой освободить Ленору от ее клятвы. Сказал бы «со спокойным сердцем», да только сердце-то в груди больше не билось. Не было места для глупого живого комочка в выверенном кузнецом до последнего винтика сложном механизме…

Ленора, бедная моя Ленора… Или уже не моя? Она то плакала и умоляла меня остаться, то сердилась и кричала, чтобы я убирался и не смел появляться ей на глаза, пока не одумаюсь. Ей было больно — и темной пустотой в груди я чувствовал ее боль. Как чувствовал стыд и… облегчение. Легко представлять себя героиней, готовой идти за любимым хоть на край света. А каково по правде в семнадцать лет связать жизнь с железным истуканом? Когда хочется — ласки, поцелуев, детей, наконец! Нет-нет, я ни секунды не винил ее, ведь я желал ей счастья…

Кузнец меня не удерживал. И лишних слов на прощанье не говорил: только хлопнул по плечу, потряс ушибленной кистью и хмуро глянул на закат — туда, где за холмом зияла черной пастью Змеиная Пещера.



***

Ти-ши-на… Только деревья шумят.



Говорят, безногим часто снится, как они ходят и бегают. Слепые во сне видят, глухие — слышат… У меня не было и такой отдушины: железное тело не нуждается в отдыхе, а значит, и сны ему не снятся. Впрочем, кошмары меня тоже больше не мучили.

Я поселился в лесу, в хижине, где так любил ночевать мальчишкой. Скарба у меня было немного: топор, точило да масленка. Одежда и пища были теперь не нужны, масла пока хватало, так что работать я перестал. Сидел на табуретке день и ночь, уставившись в темный угол, — или бродил по лесу не разбирая дороги. Жить не хотелось…

Пару раз приходил кузнец. Вернуться не звал, просто пытался меня как-то растормошить, разговорить. Во второй его приход я сорвался и заорал, что железку не оживишь, что «живого сердца» у меня больше нет, и нечего пытаться мертвеца из могилы выкапывать. Пер молча выслушал меня, покачал головой, погрозил кулаком в открытое окошко и ушел. Больше я его не видел.



***

Хлопнула дверь. И снова — только деревья…



Когда Пер ушел, мне стало стыдно. Я вспомнил, сколько он со мной возился после смерти отца, сколько сил потратил, чтобы я выжил, несмотря на ведьмино проклятье… А я тут трачу эту отвоеванную у темного колдовства жизнь невесть на что. Нет, хватит. Хватит, дракон его дери! Сильный мужик, руки-ноги на месте, хворь не берет, голод не задушит… Свою судьбу загубил, так хоть людям помоги! Работай, мать твою, не сиди сиднем!. Работу я знал только одну — взял топор и отправился в лес.

Бояться мне в лесу было нечего. Мошка не лезла, хищники не зарились, голод и холод не грозили, в темноте я видел не хуже чем днем… Единственным врагом была вода, но ручьи я обходил, дождь сквозь тесно переплетенные кроны до земли почти не добирался, а от росы и случайных брызг у меня всегда была при себе масленка.

Вот масленку-то я в тот раз и забыл…



***

Прошуршал мимо еж. На ветке за спиной громко переругиваются сойки. Ворчит вдалеке медведь. Тихо…



Гингема. Наверняка она. Уже не по Лоттиной просьбе, а просто с досады, что не удалось меня извести. Откуда же еще ливень среди ясного неба. Да не просто ливень, водопад! Будто какой-то великан огромную бочку надо мной опорожнил. Я ведь даже топор опустить не успел: пара мгновений — и готово… И сразу кончился дождь — как почудилось.

Лет в шесть, когда все дети понимают, что они не бессмертны, я, пугаясь собственных мыслей, воображал, как же я умру. От старости, окруженный детьми и внуками, как дед Норни, от болезни, как мама, медведь задерет, как Тода-шорника из соседнего села… Никогда не думал, что придется — вот так. Стоять неподвижно в лесу и медленно рассыпаться в прах. Вы не слышали, как потрескивает ржавое железо? Тихонько-тихонько откалываются крошечные крупинки. Щелк-щелк-щелк… А ты стоишь — и ничего сделать не можешь. Вот когда пришло в голову, что раньше-то все было не так уж и плохо…

Но время шло, а стонать и мучиться недели напролет человек не может. Даже если он из железа. Страх и боль начали понемногу притупляться, и я стал жить дальше — как мог. А мог я немного: разглядывать кору дерева перед собой, слушать, думать и разговаривать. С кем разговаривать? Ну, так не за горами ведь живем… С птицами, конечно. Привыкнув ко мне и убедившись, что странная железная фигура их не тронет, птицы сочли меня забавным развлечением и часто прилетали поделиться последними сплетнями. От них я узнал, что Ленора вышла замуж за пастуха из Больших Кроксов. Птицы же поведали о смерти Пера. Распростившись со мной, Пер, оказывается, заперся в кузне на три дня, потом вышел оттуда, держа под мышкой какую-то длинную штуковину, замотанную в тряпки, и отправился прямиком к Змеиной Пещере. Что было дальше, мои новые знакомые не знали, потому что подлетать к логову Гингемы побаивались, но с тех пор о кузнеце никто не слышал. Я порадовался за Ленору и погоревал о кузнеце, попутно отметив, что с ним умерла моя последняя надежда на спасение. И стоял себе дальше — а что еще мне оставалось делать… К моему топору какой-то деловитый паучок прикрепил паутину, и какое-то время я развлекался тем, что следил, как он трудится. Я начал различать голоса обитателей леса и узнавать их по звуку шагов… Помню, как-то раз из чащи ко мне выбрался медведь. Обнюхал, обошел кругом, почесал в затылке и утопал обратно. А я все стоял и жалел, что я не из мяса и костей и медведь меня не съел.

Месяца через три слухи обо мне долетели до Качи-Качи, главы местного птичьего племени. Большой сине-желтый ара провел детство и юность в дворцовом парке самой Виллины, а потому пользовался большим уважением. Проведав о новой диковине в лесу, попугай решил, что на такое чудо стоит посмотреть… И стал моим наставником.

Да-да, вот так. Правильной речи и хорошим манерам меня учил старый попугай. И он же преподал мне начала истории и географии Волшебной страны. Слог у Качи был несколько старомодным и витиеватым, и я до сих пор иногда ловлю себя на том, что подбираю слова «по-попугайски» — поярче да позатейливей. Попугай учит человека говорить… В Волшебной Стране и не такое случается. Спасибо старику Качи, и да радует он белый свет мудрыми речами и ярким оперением еще долгие годы!

День сменялся днем, неделя — неделей, месяц — месяцем… И как-то раз знакомая малиновка поведала мне, что собирается снова вить гнездо. И я понял, что прошел год. Целый год! Первый из тех, что мне отпущены. А сколько еще мне суждено было стоять, прежде чем я рассыплюсь в пыль? Два года, три, десять? Вряд ли больше… Старые страхи снова всколыхнулись в душе, снова начала давить пустота в груди. И я застонал — в голос, как стонал и плакал первые дни своего лесного «плена», громко и жалобно.

И тут до меня донесся звук, который я уже не чаял когда-нибудь услышать. Человеческие шаги! Кто-то продирался сквозь заросли сюда, в мою сторону. Раздалось тявканье — так тявкают волчата, преследуя первую добычу, и мне в ногу вцепился странный черный зверек. А за ним из кустов выбрались и его спутники: нелепый тряпичный человечек, набитый соломой, и… девочка. Я глазам своим не поверил — маленькая девочка в красном клетчатом платье. Ростом всего на пол-ладони ниже меня.

Тогда я еще не знал, с кем свела меня судьба. Не знал, сколько миль мне придется прошагать в этой странной компании. Не знал, что моя жизнь только начинается.



Тук-тук-тук… — услышал я неожиданно. Нет, это стучало не сердце, всего лишь дятел-трудяга. Но я решил, что это добрый знак…



просмотреть/оставить комментарии [11]
 К оглавлениюГлава 2 >>
ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.11.20
Работа для ведьмы из хорошей семьи [15] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.