Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Почему Волдеморт вселился в Квиррелла? Потому что он такой же лысый, как и Волдя. Почему Дамблдор назначил Локхарта преподавателем ЗОТИ? Потому что он такой же блондинистый, как и Гриндельвальд. Почему Драко укладывает волосы гелем? Потому что он уверен, что Снейп тоже укладывает волосы гелем. А почему бы тогда Снейпу не помыть голову? Да потому, что тогда он будет похож на Поттера.

Список фандомов

Гарри Поттер[18336]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12454 авторов
- 26876 фиков
- 8382 анекдотов
- 17260 перлов
- 640 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>


  Табия*

   Глава 10. Неожиданная встреча
Риддл опаздывает на завтрак, поэтому первые десять минут Гарри сидит, напряжённо обводя взглядом Пожирателей и задерживаясь пару раз на невозмутимом лице Снейпа. Когда он наконец появляется, то быстрым шагом подходит к столу и, скрестив руки на груди, объявляет:

— Через час к нам пожалует Министр. Наверное, мне не стоит напоминать, что вы должны поменьше попадаться ему на глаза?

Пожиратели кивают, что-то согласно бормоча в ответ, а Гарри только сейчас вспоминает, что Министр приезжает из-за него, а он так увлёкся вчера книгой, что совершенно не подумал, что будет ему говорить.

Завтрак вполне ожидаемо проходит на нервах. Гарри кусок не лезет в горло. Он лихорадочно соображает, как убедить Скримджера в своей лояльности, но пока на ум не приходит ничего, кроме штампованных общих фраз. Когда тарелки всех присутствующих пустеют, он нервно бросает беспомощный взгляд на Риддла. К счастью, он замечает его смятение, коротко кивает в ответ и приказывает всем расходиться. Сидящий рядом Марк поднимается из-за стола одним из последних, и Гарри с удивлением чувствует, как на секунду его плечо сжимает горячая ладонь. Неужели всё так плохо? Снейп остаётся сидеть на месте, видимо, думая, что обсуждение касается и его, но Риддл взмахивает рукой, и он, напряжённо поджав губы, встаёт и выходит из зала.

Гарри чувствует необходимость извиниться, объяснить, почему не продумал грядущую встречу с Министром, но Риддл, словно читая его мысли, неожиданно спрашивает:

— Интересная книга?

Щёки опаляет жаром, и Гарри смущённо опускает голову.

— Простите, у меня совершенно вылетело из головы, — бормочет он.

— Ну, Гарри, — разочарованно тянет Риддл, — о таких вещах необходимо помнить.

— Что вы хотите, чтобы я ему сказал? — спрашивает Гарри, снова перехватывая его тяжёлый взгляд.

— А что ты сам хочешь ему сказать?

— То же, что говорил вам в первый день, — он опять смущается, оттого голос звучит робко и неуверенно.

— Скажи, — кивает Риддл. — Эта белиберда у тебя получается убедительно.

— Но я хочу, чтобы он мне поверил.

— Не имею ничего против, — Риддл, к его разочарованию, поднимается со стула. — Можешь говорить ему всё, что угодно. Но, Гарри, если завтра в «Пророке» я прочитаю об ужасном и жестоком Тёмном Лорде, который силой удерживает в поместье Гарри Поттера…

Он привычно не заканчивает угрозу, но Гарри и так прекрасно знает, что тогда будет. Более того, он понимает, что Риддл не даёт конкретных советов, потому что хочет посмотреть, как он выпутается. Это всего лишь очередное испытание, проверка. И её Гарри обязан пройти, ведь сегодня он впервые заявит о своей позиции официально. Он должен не только быть убедительным, но и не ударить лицом в грязь. А ведь Риддл, скорее всего, будет наблюдать за их разговором. Гарри тоже встаёт и торопливо спрашивает:

— Где будет проходить встреча?

— На втором этаже, в гостиной в конце Восточного крыла.

— Вы тоже там будете? — Гарри с досадой отмечает, что вопрос прозвучал жалко. Впрочем, он ловит себя на мысли, что хотел бы, чтобы Риддл присутствовал — так он чувствовал бы себя увереннее.

— Нет, Гарри, — отвечает он с коротким вздохом. — Вы с Министром должны поговорить наедине. Будь у парадного входа через пятнадцать минут. Ты должен встретить его вместе со мной.

Гарри не успевает ничего ответить, потому что Риддл разворачивается и уходит. Он ещё с минуту остаётся в столовой, а потом решает осмотреть комнату, где ему предстоит беседовать со Скримджером. При Министре он не должен выглядеть чужим в поместье.

На ходу продумывая линию поведения, Гарри быстро добирается до Восточного крыла и заходит в назначенную Риддлом комнату. Размером гостиная с музыкальную комнату двумя этажами выше, только не такая светлая. На окнах тяжёлые тёмно-синие шторы, под ногами пушистый кремовый ковёр. У холодного камина стоят два глубоких кресла, между ними круглый столик. Гарри осматривается, а потом решает, что камин нужно зажечь — в комнате прохладно. Он уже думает идти искать Марка, как вдруг замечает на каминной полке коробку длинных толстых спичек. Она полная, и он понимает, что остальные маги в поместье для разжигания камина пользуются палочками. Как будто спички оставлены специально для него.

Гарри разжигает камин, дрова вспыхивают, и комнату наполняет тихое уютное потрескивание. У противоположной стены он замечает сервант, быстро подходит и распахивает дверцы. Как он и ожидал, всю полку занимают стаканы и бокалы различной формы и размера и несколько бутылок спиртного. Гарри бегло осматривает их и, остановив выбор на коньяке, ставит его ближе к краю. Он смотрит на часы и, напоследок окинув комнату взглядом, направляется на первый этаж.

Он спускается вовремя, потому что Скримджер, оказывается, уже стоит в холле и беседует с Риддлом. По правую руку Риддла стоит Люциус Малфой с дежурной приторной улыбкой, а где-то позади маячит Драко. Видимо, в поместье принято, чтобы важных гостей встречали Малфои.

— А вот как раз и он, — улыбается Риддл, поворачиваясь.

Замерший на лестнице Гарри преодолевает последние несколько ступенек и, расправив плечи и глубоко вздохнув, подходит к ним.

— А, Гарри… — тянет Министр, и на его лице появляется озадаченность. — Добрый день, — добавляет он и протягивает руку.

— Добрый день, господин Министр, — с натянутой улыбкой отзывается Гарри, стараясь принять рукопожатие спокойно.

Ладонь у Скримджера горячая и влажная, а сам он заметно нервничает.

— Ты стал… хорошо выглядеть, — неуверенно произносит он.

И Гарри не может не согласиться. Последний раз они виделись в Хогвартсе, незадолго до битвы. Тогда Министр убеждал Дамблдора сдать школу добровольно. Разумеется, Гарри просто шокировала такая наглость, и они со Скримджером в тот день в сердцах наговорили друг другу много неприятного.

— Благодарю, — отвечает Гарри сдержанно и бросает короткий взгляд на Риддла. Тот кивает. — Что ж… — немного смешавшись, продолжает он. — Господин Министр, думаю, я смогу предложить вам что-нибудь выпить.

К его удивлению, лицо Скримджера мгновенно светлеет. Как будто он ждал подобной фразы для разрядки обстановки.

— Конечно, я с удовольствием… Не откажусь, — Министр напряжённо улыбается, и Гарри понимает, что самое время увести его отсюда.

— Тогда прошу за мной, — церемонно заканчивает он и, больше ни на кого не глядя, разворачивается и поднимается по лестнице.

Министр, что-то вполголоса сказав Риддлу, следует за ним. Гарри надеется, что путь пройдёт в молчании, пусть и неуютном, но как только они оказываются на втором этаже и сворачивают в Восточное крыло, Скримджер нарушает тишину:

— Давно ты здесь?

— Неделю, — коротко отвечает Гарри, не желая вдаваться в лишние подробности.

— Уже освоился, — Министр одобрительно хмыкает.

— Как видите, — в тон ему отвечает он и, подойдя к гостиной, распахивает дверь, пропуская Скримджера вперёд.

Тот благодарно кивает и входит, подозрительно осматриваясь. Гарри делает вид, что не замечает, и жестом предлагает ему сесть в кресло. Министр опускается в ближайшее к окну, не переставая исподтишка оглядывать помещение.

— Коньяк? — по-хозяйски предлагает Гарри, доставая из серванта два бокала.

— Да, будь добр, — оборачивается Скримджер. — А то утро выдалось напряжённым.

— Проблемы в Министерстве? — спрашивает он как бы невзначай, чтобы изобразить участие, и попутно разливает коньяк по бокалам.

— Даже не знаю, что тебе ответить, — усмехается Скримджер, принимая напиток. — Кое-кто очень взволнован твоим исчезновением.

— Весьма любопытно, — Гарри криво улыбается и, сев в кресло, вальяжно закидывает ногу на ногу, разыгрывая полную раскованность. — Не думал, что я обязан отчитываться перед министерскими чиновниками о своих передвижениях.

— Это не передвижение, — возражает Министр, делая глоток. — Это… перебежничество.

— Перебежничество?! — он резко наклоняется в кресле и прищуривается. — Господин Министр, я никому ничего не должен. Я всего лишь занял определённую позицию в сложившейся ситуации. Не понимаю, почему я обязан кому-то о чём-то докладывать. Люди постоянно приходят на сторону Тёмного Лорда или Дамблдора, я не исключение.

— Боюсь, что это не так, Гарри, — сдержанно произносит Скримджер. — Ты как раз исключение. И если брать в расчёт, сколько лет ты прожил под покровительством Дамблдора, твой поступок выглядит… мягко говоря, странно.

— Значит, вы хотите знать, почему я это сделал? — Гарри резко вскакивает с места и начинает расхаживать перед камином, изображая праведный гнев. — Вы хотите убедиться, что я не сошёл с ума, что меня не принуждали. Так?

— Пойми меня правильно, — начинает Министр мягко. — Моя политика — это политика всего Министерства. А моя позиция неотрывно связана с деятельностью Лорда Волдеморта, моего советника. И если у нас появились такие союзники, как ты, я должен быть в курсе, как это произошло. Ты не хочешь рассказать мне?

— Вы хотите знать?.. — горько бросает Гарри и облокачивается о каминную полку, чтобы не видеть его лица. — Хорошо, — его голос становится тихим, — я всё вам расскажу. Раньше я верил, что что-то значу в этой войне. Мне твердили об этом много лет. Но потом я понял, что это всего лишь пустые слова. Наверное, я хорош как символ сопротивления, но мне надоело, что меня используют в личных целях. Дамблдор сильно сдал по всем позициям. Всё, что он может — это только рассуждать о том, что скоро всё будет хорошо, и просить набраться терпения. Но у него нет никакого плана, нет цели. И я не понимаю смысла поддержания боевого духа ради самого поддержания. Он давно проиграл, но у него нет сил и смелости в этом признаться. Все и так прекрасно знают, кому принадлежит власть в стране. И простите, Министр, но это уже не вы. Дамблдор просто… выдохся, — Гарри умолкает, переводя сбившееся дыхание. — В общем, я не желаю пресмыкаться перед человеком, потерявшим власть даже в собственном штабе. Он может всех погубить, — заканчивает он уже спокойно и возвращается в кресло.

— Значит, ты просто не желаешь быть на стороне побеждённых?

— Я не желаю быть бесполезной тряпкой, о которую вытирают ноги.

— Да, — тянет Скримджер с уважением, — видимо, твоя злость на Дамблдора настолько сильна, что ты предпочёл общество Пожирателей.

— Считайте, что так, — резко отвечает Гарри и опрокидывает в себя оставшийся в бокале коньяк.

— Ну, а… — Министр мнётся, но продолжает: — Какую функцию ты выполняешь в поместье? Ты участвуешь в каких-то операциях?

— Пока я только осваиваюсь. Тёмный Лорд слишком умён, чтобы поручать ответственные задания новобранцам. Верно?

— Да, да, разумеется, — отмахивается Скримджер. — Ну, а в дальнейшем ты планируешь?..

— Вижу, вы всё ещё мне не верите?

— Пойми меня правильно. Я…

— Хорошо, — перебивает Гарри. — Чтобы вы не сомневались во мне, я дам вам кое-какую информацию, которую, честно говоря, хотел сохранить в тайне. Через пару недель я планирую дать официальное интервью Рите Скитер для публикации в «Ежедневном пророке». Думаю, это положит конец всем слухам и домыслам.

Министр моментально оживляется, и его губы растягиваются в широкой улыбке.

— Да, конечно. Это правильное решение, — он морщит лоб, как будто что-то вспоминает. — Кстати, Гарри, ты примешь участие в Рождественском бале в Министерстве?

— Если милорд позволит мне сопровождать его, то с радостью, — выдавливает Гарри через силу.

— Я думаю, он будет не против.

Скримджер поднимается, ставит бокал с недопитым коньяком на стол и вздыхает.

— Что ж. Пожалуй, я узнал всё, что хотел. Благодарю, и буду ждать интервью.

Гарри тоже встаёт, натягивая на лицо вежливую улыбку, и провожает его. К счастью, обратный путь до парадного входа они проделывают молча. Внизу никого нет, и Гарри на миг задумывается, вправе ли он сам провожать Скримджера, но тот, похоже, больше не желает никого видеть. Коротко простившись, Министр выходит из поместья, оставив его на пороге, и бодрым шагом направляется прочь от дома по вымощенной дорожке. Гарри замечает, как на ходу он вынимает из кармана блестящую золотую цепочку. Очевидно, это персональный порт-ключ.

Когда Скримджер скрывается за высокой оградой, он ещё стоит какое-то время, подпирая плечом дверной косяк и недоумевая, почему Министр явился без сопровождения или охраны. Неужели настолько доверяет Риддлу?

Мягкое прикосновение к локтю вырывает его из раздумий. Повернув голову, Гарри обнаруживает стоящего рядом Риддла. На его губах играет довольная улыбка.

— Как всё прошло? — спрашивает он.

— Наверняка вы слышали, — хмуро отзывается Гарри.

— Ты прав. Я всё слышал. И, нужно сказать, очень тобой доволен. Теперь у Скримджера не осталось сомнений.

— Мне кажется, он волнуется не за вас, а за тот вред, который я могу причинить ему, — произносит Гарри, задумчиво разглядывая тусклые верхушки деревьев и полной грудью вдыхая влажный осенний воздух.

— Определённо, — соглашается Риддл, тоже глядя куда-то вдаль. — Это болезнь всех чиновников, уходящих на покой. Когда приходит время уступить место, они стремятся повысить степень собственной важности, заявляют о преследованиях, покушениях, стараясь обратить на себя внимание. Пока сами не начинают верить в то, что говорят.

Гарри чувствует необходимость промолчать, поэтому просто вздыхает, с сожалением понимая, что дверь сейчас закроют и долго наслаждаться свежим воздухом ему не дадут. Однако в молчании тянутся секунды, одна за другой, а Риддл всё продолжает стоять рядом, не сводя взгляда с линии горизонта. Он так близко, что Гарри удаётся почувствовать едва уловимый запах душистых трав, исходящий от длинной мантии. Ещё он ловит себя на мысли, что какое-то появившееся ощущение всё не даёт ему покоя. Он опускает голову, чуть повернув подбородок влево, и замирает, поняв, что это. Риддл до сих пор держит его за локоть, не убирая руки и словно не замечая этого.

Вдруг кожу в том месте, где лежат пальцы Риддла, начинает приятно покалывать. Это похоже на хорошее спиртное, попавшее в желудок в зимнюю стужу. Только тепло не разливается внутри, а течёт по ставшей очень чувствительной коже. Покалывание превращается в жжение и разрастается по всей руке невидимым полотном. Гарри шумно сглатывает, не понимая, что происходит. Дыхание внезапно учащается, кружится голова, совсем как во второй день его пребывания в поместье, после вечернего разговора с Риддлом в кабинете. Неужели Дамблдор прав и магия Риддла влияет на него через простое прикосновение? Новые ощущения пугают, и Гарри сам не замечает, как начинает мелко дрожать от напряжения. Видимо, почувствовав это, Риддл отрывается от созерцания леса и убирает руку. Жжение моментально прекращается, и руке становится непривычно холодно. Риддл делает шаг назад, и Гарри тоже вынужден отступить, чтобы дать закрыть дверь. Он стоит и задумчиво рассматривает дверную ручку, пребывая в странном оцепенении. Внезапно находиться рядом с Риддлом в закрытом помещении становится неуютно, хочется рвануть ручку на себя и выскочить на крыльцо.

Риддл выдерживает паузу, но, видимо, понимая, что он не торопится уходить, неожиданно произносит:

— Идём со мной в сад.

От удивления Гарри резко оборачивается и хмурится.

— Что? Зачем?

— Я хочу с тобой поговорить, — поясняет Риддл, видя его замешательство.

Гарри, всё ещё сбитый с толку таким резким поворотом, но обрадованный, торопливо кивает и хочет подняться в комнату за тёплой мантией, но Риддл уже стоит на крыльце, поигрывая палочкой. Понимая, что времени на одевание ему не дадут, он выходит на морозный воздух. Риддл молча сворачивает вправо и не спеша направляется к саду. Гарри ускоряет шаг, чтобы догнать его, и, поравнявшись, непроизвольно ёжится от холода и торопливо застёгивает ворот рубашки.

Они заворачивают за угол дома, и Гарри на несколько секунд останавливается, чтобы насладиться зрелищем. На деле сад намного больше, чем казался из окон спальни. И напоминает он, скорее, зелёный лабиринт. Высокие кустарники перемежаются разбитыми клумбами, ветви пышных деревьев сплетаются верхушками. Сад выглядит диким и неухоженным, но оттого ещё более красивым и притягательным. Риддл сворачивает на ближайшую выложенную крупным камнем дорожку и ступает медленно, глядя себе под ноги и о чём-то размышляя. Гарри идёт рядом и не осмеливается нарушить молчание. В голову невольно лезут глупые мысли о прогулках на поводке, и он старается отвлечься, рассматривая яркие цветы. Странно — уже почти зима, а они и не думают вянуть.

Проследив за его взглядом, Риддл усмехается и негромко произносит:

— Эйвери обработал растения одним интересным составом. Теперь они цветут круглый год.

Гарри не знает, что ответить, поэтому просто кивает. Ещё несколько минут проходят в приятной спокойной тишине. Он отмечает, что как только вошёл в сад, перестал чувствовать холод. Видимо, на оранжерею наложены согревающие чары. Он с удовольствием вдыхает свежий воздух и рассматривает пасмурное серое небо сквозь верхушки деревьев. А ведь он и не думал, что увидит небо так скоро. Всё могло быть гораздо хуже.

— Я хотел поговорить с тобой, — наконец нарушает молчание Риддл.

Гарри поворачивается к нему и замечает, как напряжены его плечи, а между бровей нарисовалась глубокая складка.

— Да, милорд, — отвечает он и тут же ловит себя на мысли, что впервые назвал Риддла, как положено. Это он что, ещё не вышел из образа после спектакля перед Министром?

— Я хочу, чтобы ты кое-что сделал.

— Разобрать ещё одну библиотеку? — вырывается у Гарри с насмешливой улыбкой.

— Нет, — тоже лениво улыбается Риддл, — уборку отныне оставим домовикам. Кое-что куда более важное.

На последней фразе его подбородок дёргается, и Гарри становится не по себе. Кажется, Риддл хочет поручить ему что-то ответственное, но до сих пор сомневается, стоит ли.

— Я вас слушаю, — тихо отвечает он и нервно сглатывает.

— В городе, в одном старом доме есть тайник. Завтра утром всё его содержимое нужно переправить в поместье. Проблема в том, что никто из моих слуг не сможет его открыть. Самому мне отправляться туда слишком опасно. Поэтому я хочу, чтобы это сделал ты.

— Только я смогу открыть тайник? — хмурится Гарри. — Почему?

Риддл на секунду останавливается и смотрит на него с лёгким разочарованием, а потом вдруг наклоняется и тихо, но злобно шипит:

— Ты что, растерял остатки разума, пока общался с Министром?

От неожиданности Гарри резко отшатывается и нервным движением поправляет очки. Риддл успокаивается, и на его лицо возвращается вялая усмешка.

— Извини, я не хотел тебя пугать. Просто думал, что это очевидно. Особенно после уборки в моём кабинете.

— Парселтанг, — соображает Гарри. — Вы закрыли тайник так же, как дверь.

— Верно. Просто и вполне надёжно.

Ещё минута проходит в тишине. Гарри лихорадочно соображает, какой из двух мучающих его вопросов задать первым, и наконец решается.

— А вы уверены, что это надёжно? — спрашивает он. — Вы не думали, что есть ещё кто-то, владеющий парселтангом?

— Думал, — кивает Риддл. — Но после девяносто второго года зарегистрированных случаев не было.

— Но ведь это не значит, что таких людей больше нет. Наверняка кто-то захотел его выучить и…

— Гарри, — мягко прерывает Риддл с самодовольной ухмылкой, — это не просто особый магический язык — это дар, с которым нужно родиться.

— Или получить его другим способом, — бормочет Гарри в сторону, но он, разумеется, слышит, снова останавливается и смотрит на него очень серьёзно.

— К счастью, жизнь устроена таким образом, что все минусы можно превратить в плюсы.

— Что вы хотите сказать? — хмурится Гарри и складывает руки на груди.

— Что от жизни нужно брать всё, пока дают, — усмехается Риддл и возобновляет шаг. — У тебя есть дар, даже не один, которым я по нелепой случайности с тобой поделился. Пользуйся им.

Фраза о нелепой случайности кажется Гарри оскорбительной, если вспомнить о гибели родителей, которые не сумели защитить его. Внутри всё закипает, но ему всё же удаётся сдержаться, и он решает сменить тему.

— Хорошо, а что в этом тайнике?

Риддл на миг поворачивает голову и прищуривается, словно решая, отвечать ли.

— Считай, кое-какие личные вещи, которые однажды пришлось спрятать.

— Ничего опасного или тёмномагического? — уточняет Гарри.

— Нет. Несколько книг, рукописи, шкатулка…

— Шкатулка?

— Гарри, — Риддл в третий раз останавливается, чтобы заглянуть ему в лицо, — самое главное, что в тайник сможешь войти ты один. Заклинание наложено не только на дверной замок, но и на проход. Следом за тобой никто не сможет ступить.

Гарри кожей чувствует исходящее от него напряжение. Видимо, в этом тайнике лежат вещи, действительно важные и нужные.

— Хорошо, — серьёзно говорит он. — Я всё доставлю.

Риддл кивает.

— Иного я не ждал. Правда, я удивлюсь, если ты… — он понижает голос и бросает на него красноречивый взгляд, — собьёшься с обратного пути и не вернёшься в поместье.



— Я вернусь, — голос Гарри твёрд.

— Будем надеяться, — произносит Риддл предостерегающе. — Я пошлю с тобой Эйвери и Мальсибера — вдруг по пути встретятся бывшие авроры.

— Мальсибера? — морщится он. — Я ему не доверяю.

— И правильно. Хорошо, тогда Нотта. Ему ты доверяешь?

— Я не доверяю никому, — с вызовом отвечает Гарри. — Но этот вариант лучше.

— Вот и славно, — скалится Риддл. Потом вдруг резко разворачивается и уходит, оставив его в нерешительности стоять посреди дорожки.

Гарри мнётся, провожая взглядом худую спину, а потом решает пройтись ещё немного, пока есть возможность. Ступая по крупным округлым камням и плутая в лабиринте из кустарников, он не перестаёт размышлять, что же такого ценного может быть в шкатулке. А, возможно, она и вовсе пуста. Может, это очередная проверка для него? В конце концов, он пробыл в поместье не так уж долго, и Риддл вряд ли доверил бы ему важное поручение.

Правда, больше всего его смущают слова Риддла о том, что им может встретиться кто-то из Ордена. Если они и в самом деле наткнутся на совершающих патруль Кингсли или Грюма, что он должен сделать? Что он вообще может без палочки? Очень не хочется, чтобы кто-то из товарищей видел его в компании Пожирателей, потому что тогда подпольщики окончательно убедятся в том, что он их предал.

С такими невесёлыми мыслями Гарри упирается в тупик и несколько секунд стоит в недоумении — он-то думал, что дошёл до центра. Он поворачивается, чтобы вернуться той же дорогой, но замирает на месте: в десяти шагах от него стоит Драко. Руки сложены на груди, палочки в них, к счастью, нет, и напрягшийся было Гарри понемногу расслабляется, понимая, что нападать он, похоже, не собирается.

— Тёмный Лорд сказал, что ты здесь, — надменно произносит Малфой и делает несколько шагов вперёд, а Гарри начинает чувствовать себя неуютно: теперь он заперт в ловушке.

— Как видишь, он не соврал, — отвечает он немного растерянно и нервно переступает с ноги на ногу.

Заметив это, Драко насмешливо ухмыляется:

— Можешь не дёргаться, Поттер, я пришёл просто поговорить, — словно в доказательство своих слов, он разворачивается и неспешно идёт в сторону выхода.

— Хорошо, начинай, — отвечает Гарри уже спокойно и, догнав его, подстраивается под его небыстрый темп.

— Я слышал о твоём задании, — говорит Драко и, видимо, желая показать безразличие, прячет руки в карманы. — Похоже, ты у Повелителя на хорошем счету.

— Вот завтра и проверим, — бормочет Гарри.

— Ты думаешь вернуться?

— Что? — от удивления он даже поворачивается к собеседнику всем корпусом.

— Ты вернёшься в поместье?

— Конечно, вернусь! — возмущённо выплёвывает Гарри. — О чём это ты?

— Перед Министром можешь ломать комедию сколько угодно, но меня тебе не обмануть.

Гарри готов застонать: Малфой, похоже, опять принялся за старое. Выглядит он сейчас так же самоуверенно, как и его отец.

— Я не собираюсь с тобой это обсуждать. Не лезь не в своё дело.

— Знаешь, а кое-кому из наших не нравится твоё пребывание здесь, — вдруг меняет тему Драко.

— Мне плевать, — бросает он с равнодушием, — рано или поздно им придётся смириться.

— Или они устроят тебе ловушку, — так же безразлично замечает Малфой, и Гарри резко останавливается.

— Это что, угроза?

— Предупреждение, — сощуривается он.

— Вот как? — Гарри нервно усмехается. — Ты решил меня предупредить? Интересно, почему? Что тебе вообще нужно, Малфой?

— Что мне нужно? — с неожиданной болью в голосе повторяет Драко, делает шаг вперёд, и его лицо оказывается совсем близко. — Мне просто нужно, чтобы он оставил меня в покое. Хочу жить нормально, так же, как все остальные.

Гарри непонимающе мотает головой, а потом до него начинает доходить.

— Ты думаешь, я смогу это как-то исправить? — сомневается он.

— Я же сказал, ты у Повелителя на хорошем счету. И если всё и дальше пойдёт гладко, вскоре ты войдёшь в круг его приближённых.

— И что конкретно ты от меня хочешь?

— Заключить сделку, — Драко отступает и отворачивается.

— Какую? — спрашивает он, не сдерживая усмешки: Малфой невероятно серьёзен, и всё происходящее своей абсурдностью напоминает скорее фарс, чем драму.

— Я помогу тебе, а ты убедишь Лорда больше не посылать меня на задания.

Несколько секунд Гарри растерянно разглядывает большой ярко-жёлтый цветок, не зная, что ответить на такое откровенное предложение.

— В этом все вы — Малфои, — наконец вздыхает он, качая головой. — Стремитесь прилепиться к тому, к кому выгоднее. Низко же ты пал, Драко. Просить у своего врага защиты…

— Слушай меня, Поттер, — шипит Драко, стискивая кулаки. — Не тебе меня судить, ясно? Я не буду лезть в твои дела, а ты не будешь лезть в мои. Но мы можем помочь друг другу.

Гарри улыбается, глядя на разгорячённого Малфоя. Появляется странное чувство: не жалость, не уважение, не расположение, не превосходство, а что-то совсем непонятное.

— Я… Я не знаю, что тебе ответить, Драко, — снова вздыхает он. — Твоё предложение, конечно, интересное, но… Не думаю, что мы действительно сможем друг другу помочь. Видишь ли, я вряд ли смогу уговорить Лорда не трогать тебя, а твоя помощь мне совершенно не нужна. Так что извини.

Он сухо улыбается и быстрым шагом направляется к выходу из сада. В спину ему летит злобное: «Что ж, Поттер, посмотрим. Скоро ты сам ко мне приползёшь!» — но Гарри не обращает внимания. Сам факт, что Драко сделал столь откровенное и унизительное для себя предложение, мягко говоря, изумляет. Конечно, он сам видел, каким жестоким пыткам подвергается Малфой, но до конца в его искренность почему-то не верится. Гарри убеждён, что на самом деле положение Хорька не столь ужасно, и что это просто какой-то очередной план, чтобы вывести его на чистую воду, сдать Риддлу и тем самым заслужить расположение своего повелителя. Так что Малфой вполне может устроить какую-нибудь гадость. Теперь придётся быть начеку. Что бы там ни было, но он ответил предельно честно: ему действительно не нужна ничья помощь. Пока, по крайней мере.


***

Следующим утром Гарри спускается к завтраку как ни в чём не бывало. Однако в зале нет никого, кроме Эйвери и Нотта. Видимо, Пожирателям было велено завтракать в своих комнатах. Он неуверенно приближается к своим будущим напарникам, обращая внимание, что на тех уже надеты уличные мантии.

— Вот и ты, — констатирует Эйвери с недовольной гримасой.

— Где Лорд? — осторожно спрашивает Гарри, косясь на заднюю дверь.

— Он дал нам все указания и больше не спустится, — отвечает Нотт. — Ты готов?

— Как видите, нет, — огрызается он и облизывает губы. — Я думал, он хотя бы…

— Да что тебе Лорд? — тянет Эйвери и насмешливо добавляет: — Что, хочешь получить от него последние наставления?

— Нет, — растеряно отвечает Гарри, ёжась: в присутствии двух Пожирателей он чувствует себя очень неуютно. — Ладно, как мы доберёмся?

— За ворота пешком, а оттуда порт-ключом, — поясняет Нотт и добавляет с усмешкой: — Оденься прилично.

Времени до отправления остаётся всё меньше, и Гарри очень не хочется терять его, поднимаясь на третий этаж. Он понимает, что Пожирателей необходимо расспросить обо всех деталях, в которые его почему-то не посвятил Риддл. Поэтому он неуверенно зовёт: «Элли!» — не представляя, явится ли эльфиха на его зов, но она тут же возникает из ниоткуда, робко и угодливо улыбаясь.

— Принеси мне тёплую мантию, — распоряжается Гарри и ловит на себе одобрительные взгляды Нотта и Эйвери. — Далеко этот дом от точки аппарации? — серьёзно обращается он к ним.

Те коротко переглядываются, затем Эйвери медленно отвечает:

— Скажем так… Точка на расстоянии нескольких домов.

— Значит, из дома порт-ключ не сработает? — уточняет Гарри, не обращая внимания на удивлённые взгляды Пожирателей. Ну а что они думали, что он два года просто отсиживался в штабе и не имеет понятия, как делаются подобные вылазки?

— Нет, нам придётся пройти полквартала пешком, — качает головой Нотт.

— Хорошо, — он задумчиво закусывает губу, и тут раздаётся хлопок. Он не глядя принимает у Элли мантию, вздыхает и поднимает голову. — Если мне нужно знать что-то ещё, лучше скажите сразу, — тихо требует он.

— Никакого подвоха, — Эйвери пожимает плечами. — Заброшенный дом на окраине Лондона, на одну комнату наложены охранные чары. Войти в неё может только кто-то один. Просто войдёшь, заберёшь нужные вещи, и мы вернёмся назад.

— Хорошо, — повторяет Гарри, кивая, накидывает мантию и расправляет плечи. — Я готов.

— Тогда идём, — бросает Нотт, и Пожиратели, поспешно покинув поместье, направляются к границе антиаппарационного барьера.

Они идут немного впереди, тихо переговариваясь. До Гарри долетают обрывки фраз, хоть он и не старается прислушаться к диалогу: «когда аппарируем, нужно…», «ты, главное, держи его в поле видимости», «если попробует сбежать, можно парализовать», «я бы мог…», «Лорд запретил…» Он морщится, прекрасно понимая, о чём волнуются Пожиратели. Если с ним что-то случится или он сбежит, виноваты будут они. Разумеется, они напряжены и будут вести себя с ним осторожно. Впрочем, он и сам не чувствует себя в безопасности. Несмотря на то что вылазка не кажется очень опасной, вполне может случиться что-то непредвиденное, а на Эйвери и Нотта, приставленных для охраны, положиться нельзя.

Раньше, отправляясь на задания, Гарри был полностью уверен, что если что-то случится, рядом всегда окажется товарищ, готовый прикрыть спину. Он верил всем членам Ордена и никогда не волновался, если предстояла вылазка. Но от этих двоих можно ожидать чего угодно. Конечно, вряд ли они сами нападут на него или выкинут ещё что-то в этом духе, но если возникнет опасность, Гарри более чем уверен, что они бросят его и сбегут, поджав хвосты. Поэтому сейчас он идёт следом за Пожирателями, раз за разом прокручивая в голове всё, что знает об операции, и досадует на Риддла за то, что тот сам не рассказал подробностей, а Эйвери с Ноттом не сочли нужным посвятить его в детали. Наверняка они уверены, что всё пройдёт гладко и долго они в том доме не задержатся. Хотел бы Гарри перенять их уверенность, но он не понаслышке знает, что даже во время самых безобидных вылазок всё может пойти наперекосяк.

Отойдя от поместья ярдов на тридцать, Пожиратели останавливаются, и Нотт вынимает из кармана длинную серебряную цепочку. Эйвери берётся за неё, наматывает на руку, и оба выжидающе глядят на Гарри. С мыслью: «И всё-таки плохая идея», — он тоже хватается за тонкую цепочку.

Нотт тихо бормочет:

— И смотри, Поттер, без сюрпризов, — потом делает быстрое движение пальцем, словно что-то сковыривает, и стремительный водоворот подхватывает их.

Гарри по привычке закрывает глаза, а открыв их, обнаруживает, что попал на маленькую тёмную улочку. По обеим её сторонам стоят старые полуразвалившиеся дома. Таблички на дверях говорят, что скоро их будут сносить. Нотт и Эйвери быстро озираются и, никого не заметив, кивают ему и идут по направлению к самому дальнему дому. Следуя за Пожирателями, Гарри думает о том, что ему ничего не стоит просто взять и аппарировать отсюда к штабу. Тогда он встретится с друзьями, всё объяснит им, и те обязательно поймут. Молли приготовит вкусный чай, Сириус расскажет последние новости. А он будет сидеть на тесной кухне и с умиротворением слушать, как потрескивают дрова в камине. Картинка встаёт перед глазами так чётко, что он почти улавливает запах корицы, которой почему-то всегда пахло на кухне. Но приходится выкинуть из головы все соблазнительные мысли и быстро вернуться в реальность, когда он чуть не натыкается на резко остановившегося Нотта.

Гарри окидывает взглядом мрачный дом и понимает, что они на месте. Более ветхого и хмурого сооружения для своего тайника Риддл, конечно же, выбрать не мог. Первым в дом входит Эйвери, придерживая дверь для него. Половицы скрипят и прогибаются, так что возникает ощущение, что пол вот-вот провалится. Пахнет пылью, которой покрыты все ступени и паркет. Позади них остаётся три цепочки чётких тёмных следов.

Судя по всему, Эйвери бывал тут раньше, потому что он уверенно проходит две комнаты и поднимается по лестнице на второй этаж. Ступени скрипят хуже пола, перила поломаны в нескольких местах, и Гарри даже опасается идти наверх, но чувствует слабый толчок в спину и осторожно ставит ногу на первую ступеньку. Миновав хлипкую лестницу, он упирается в посеревшую обшарпанную дверь. Эйвери уже стоит напротив со сложенными на груди руками и глядит на него выжидающе.

Гарри подходит к двери и только сейчас понимает, что Пожирателям не обязательно знать, что на замке нет запирающего заклинания. Он не представляет, в курсе ли они, каким образом Риддл охраняет своё имущество, но предпочитает не рисковать.

— Отойдите, — приказывает он и берётся за ручку двери, чтобы нащупать рельефную змейку. Как он и ожидал, под пальцами оказывается продолговатая выпуклость.

— С чего это? — фыркает Эйвери, однако покорно делает шаг назад.

— Мешаете, — нетерпеливо объясняет Гарри и прикрывает глаза, сосредотачиваясь. — Открой, — еле слышно шепчет он на парселтанге и чувствует, как змейка оживает.

Замок громко щёлкает, и дверь приоткрывается сама. Гарри хочет шагнуть в комнату, но вдруг Эйвери хватает его за локоть и одаривает выразительным взглядом.

— Без глупостей, Поттер.

— Да куда я денусь! — Гарри сбрасывает его руку.

Больше не дожидаясь праздных наставлений или угроз, он делает широкий шаг за порог. Дверной косяк начинает испускать слабое голубоватое свечение. Нотт, видимо, ради интереса, пытается просунуть ладонь в комнату, но его пальцы натыкаются на невидимую преграду. Он с досадой опускает руку и ворчит:

— Только не копайся там долго.

Гарри хочется огрызнуться в ответ, но он сдерживается: в конце концов, он здесь не для того, чтобы затевать бесполезную ругань.

Он оглядывает комнату. Это совсем маленькое помещение, по размерам не намного больше его чулана. Потолок низкий, и он ёжится, когда волосы на макушке цепляются за шершавую деревянную перекладину. В комнате нет ничего, кроме круглого стола, стоящего посередине. В полумраке едва различимы очертания лежащих на нём предметов. Гарри подходит ближе и оборачивается, чтобы бросить:

— Посветите!

«Lumos!», — доносятся сзади два голоса.

В комнате становится светлее, и Гарри наконец-то удаётся рассмотреть содержимое тайника Риддла. На первый взгляд, ничего особенного: на столе лежит стопка из трёх тетрадей в толстых обложках, с краю примостилась плоская шкатулка из красного дерева. Возникает непреодолимое желание проверить, заперта ли она, и открыть хотя бы одну из тетрадей, но он спиной чувствует впившиеся в него взгляды Эйвери и Нотта. Рыться в вещах Риддла при Пожирателях крайне неразумно. Поэтому он разочарованно вздыхает, берёт записи и шкатулку и, прижав их к груди, уже поворачивается, чтобы выйти из комнаты, но тут его внимание привлекает что-то блестящее на полу. Приглядевшись, Гарри видит уродливое кольцо с чёрным камнем, в котором тут же узнаёт кольцо Марволо. Его изображение не раз показывал ему Дамблдор, когда ещё думал, что сила Волдеморта заключена в каких-то памятных для того предметах. Гарри наклоняется, чтобы поднять перстень, взвешивает его на ладони, размышляя, нужно ли забрать и его, но резкий голос Нотта заставляет его поторопиться:

— Поттер, живее!

Не доверяя карманам, Гарри надевает кольцо на палец и выходит из комнаты. Стоит перешагнуть порог, как дверь резко захлопывается, щёлкает замок. Эйвери с сомнением косится на книги и шкатулку и предлагает:

— Может, я их понесу?

— Спасибо, — отвечает Гарри с самой ядовитой улыбкой, на которую сейчас способен, — но они не тяжёлые.

— Не потеряй, умник, — фыркает Эйвери и, мотнув головой, спускается по лестнице.

Гарри следует за ним, краем глаза замечая, что идущий позади Нотт так и не убрал палочку.

— Интересно, что в этой шкатулке, — то ли в пространство, то ли к нему задумчиво обращается Нотт.

— Хотите проверить? — усмехается Гарри.

— Хочу, — просто отвечает тот. — Только вряд ли Повелитель будет в восторге. Вообще-то странно, что он доверяет тебе ценные для него вещи.

— С чего вы взяли, что они представляют какую-то ценность?

— Вряд ли он стал бы хранить их в тайнике, если…

— Заткнитесь! — вдруг шипит Эйвери, замирает, и Гарри почти врезается ему в спину.

Нотт быстро обгоняет его и вскидывает палочку.

— Что там?

— Ты слышишь?

Гарри тоже напрягает слух, и ему становится не по себе: где-то в глубине дома отчётливо слышны чьи-то шаги и тихие перешёптывания.

— Мать Мерлинову за ногу! — вполголоса ругается Эйвери и тоже поднимает палочку.

— Кто это? — шёпотом спрашивает Гарри, хмурясь.

— Надо полагать, твои дружки, — усмехается Нотт напряжённо. — Где они, я не понимаю, — добавляет он, обращаясь к Эйвери.

— Кажется, у выхода. Чёрт… Как они нас нашли?

— А отсюда есть другой выход? — спрашивает Гарри, напрягая зрение, но так никого и не замечая.

Пожиратели синхронно оборачиваются и смотрят на него с лёгким удивлением.

— Что? — он раздражённо дёргает плечом. — Вы думаете, я хочу с ними встречаться?

— Ладно, — говорит Эйвери, — пройдём через гостиную. От неё к выходу ведут несколько проходных комнат. Только тихо, — последнее он добавляет, выразительно глядя на Гарри.

Осторожно ступая по ветхим половицам, они направляются влево от лестницы. Гарри и представить себе не мог, что дом настолько огромен. Видимо, не обошлось без расширяющих пространство чар. Они минуют одну комнату за другой. Повсюду пыль, с потолка свисает паутина, вся мебель укрыта некогда белыми простынями. Голоса то приближаются, то удаляются, и Гарри никак не может понять, обнаружили их Орденовцы, если это они, или просто исследуют дом. Когда от спасительной двери их отделяет всего один тёмный коридор и он уже видит в его конце прихожую и обшарпанный косяк, Эйвери останавливается и, заглянув в дверной проём, медленно кивает. Значит, всё чисто.

Они выходят в прихожую, и голоса становятся громче. Видимо, их обладатели находятся в соседней комнате. Гарри машинально прижимает стопку к груди крепче и старается ступать очень аккуратно: никогда не знаешь, какая половица скрипнет.

Они уже практически добираются до двери, когда идущий последним Гарри краем глаза замечает шевеление сбоку, замирает и резко оборачивается. Первое мгновение ему кажется, что это видение. В десяти шагах от него стоит бледный Рон с таким выражением лица, словно увидел ходячий труп. Палочка в его подрагивающей руке смотрит Гарри в живот. Рон хмурится, словно не уверен, правильно ли поступает, и колеблется: опустить палочку или направить ему в лицо. В напряжённой тишине проходит всего несколько секунд, но они тянутся для Гарри, как час. Он не понимает, почему Пожиратели до сих пор не оглушили Рона, и только повернувшись к ним, соображает, что они так заняты исследованием двери, что даже не заметили тихо подкравшегося к ним Орденовца.

До выхода всего несколько шагов, и он смотрит на Рона отчаянно и умоляюще. Словно прочитав его мысли, Рон медленно опускает палочку. На его лице появляется странное выражение: что-то среднее между брезгливостью и разочарованием. От такого взгляда друга у Гарри сжимается сердце. Ему безумно хочется всё объяснить, рассказать то, о чём умолчали Дамблдор и Снейп, но он понимает, что это невозможно. Благодарно кивнув, он уже шагает к выходу, как вдруг тишину комнаты разрывает оглушительный рокочущий голос, который не спутать ни с чьим другим:

Stupefy!

Яркая вспышка мелькает перед глазами, и Гарри машинально зажмуривается. Следующие секунды похожи на с бешеной скоростью крутящуюся киноплёнку. Ото всюду раздаются крики, топот ног, мелькает ещё несколько вспышек, чьи-то грубые руки хватают его за плечи и роняют на пол. Отчётливо слышен звонкий голос Тонкс:

— Там же Гарри!

Avada Kedavra! — раздаётся голос Эйвери над ухом.

Гарри слышит звук упавшего тела и вскидывает голову, но ничего рассмотреть ему не дают. Нотт буквально сгребает его в охапку и выталкивает за дверь. Вслед им летят несколько Expelliarmus, Эйвери прикрывает их отступление, отражая заклятия. Чертыханье над ухом, сильные пальцы, вцепившиеся в предплечье, ослепительные вспышки, крик Шеклболта: «Они сейчас уйдут!» Гарри пытается вырваться, но его уже волокут по улице, к границе антиаппарационного барьера.

Diffindo! — хрипло выкрикивает преследующий их Кингсли.

Внезапно Нотт отталкивает Гарри так, что тот падает на землю. Он тут же пытается вскочить, но тут слышит совсем близко: «Stupefy!», — получает сильный удар в спину и теряет сознание.

просмотреть/оставить комментарии [669]
<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>
июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.07.20 12:34:12
Охотники [0] (Сверхъестественное)


2018.07.19 19:59:40
Янтарное море [3] (Гарри Поттер)


2018.07.19 19:53:32
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2018.07.17 21:47:39
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.07.17 17:52:46
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.07.16 19:30:38
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.16 14:56:27
И это все о них [2] (Мстители)


2018.07.13 11:17:06
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.07.12 23:20:32
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.07.12 09:37:17
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [3] (Гарри Поттер)


2018.07.12 09:36:47
Camerado [7] (Гарри Поттер)


2018.07.12 07:12:33
Слишком много Поттеров [38] (Гарри Поттер)


2018.07.09 01:34:24
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.07.07 13:49:20
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.07.07 11:56:38
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.07.02 20:59:43
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.07.02 20:07:11
Научи меня жить [2] ()


2018.07.01 20:13:41
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.06.30 00:32:55
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.06.29 08:47:31
Другой Гарри и доппельгёнгер [12] (Гарри Поттер)


2018.06.24 17:50:38
Список [8] ()


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.