Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Мадам Помфри отправляет Снейпа сделать укол пациенту. Снейп берет шприц и идет, и с ним идет розовый слоник.
Мадам Помфри кричит вдогонку:
-Снейп, а слоник-то куда?
-У нас узкая специализация, - отвечает Снейп, - я знаю, как делать уколы, а он знает, куда колоть

Список фандомов

Гарри Поттер[18283]
Оригинальные произведения[1170]
Шерлок Холмс[706]
Сверхъестественное[447]
Блич[260]
Звездный Путь[247]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[208]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[26]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12386 авторов
- 26893 фиков
- 8456 анекдотов
- 17127 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Табия*

   Глава 8. Новый день
Гарри просыпается рано: на часах нет и девяти. Так что он успевает сходить в душ, одеться как положено и справиться с волосами, которые с третьей попытки всё же удаётся стянуть в хвост. Перед выходом он долго стоит у зеркала в спальне и рассматривает своё отражение. Сегодня он должен найти контакт с Пожирателями. Он понятия не имеет, как они отреагируют и что вообще делать в случае неудачи. Самое странное: сейчас его волнует, что скажет Риддл, если он оплошает. Но как бы там ни было, он обязан постараться. Гарри осматривает себя в зеркале последний раз, кивает отражению и выходит из комнаты.

Когда он появляется в зале, все уже сидят за столом, и он решает в следующий раз прийти пораньше. Он проходит к своему месту, отодвигает стул, но прежде чем опуститься, негромко, но внятно произносит:

— Доброе утро, — радуясь, что голос не дрогнул. От волнения в горле пересохло, а сердце стучит как бешеное.

На секунду в зале повисает тишина, и горячая волна простреливает тело от макушки до пят, оставляя на ладонях липкий пот. Сразу за этим мелькает досадливая мысль, что на него просто не обратят внимания, но тут за столом раздаётся больше десятка голосов:

— Доброе утро.

— Доброе.

Гарри отмечает, что голос подали не все, но губы шевелились почти у каждого Пожирателя. Лишь Драко смотрит с гримасой отвращения, и ещё несколько человек, включая Малфоя-старшего и Снейпа, ограничились кивками. Он бросает вопросительный взгляд на Риддла, и тот кивает с удовлетворённой улыбкой. Гарри чувствует, как подрагивают колени, наконец опускается на стул, хватает только что появившуюся чашку кофе и делает несколько жадных глотков, чтобы промочить горло. Прерванная беседа возобновляется, и на этот раз он старается вникнуть в разговор.

— Значит, он уже в курсе? — спрашивает Риддл у Люциуса.

— Милорд, мы изъяли все выпуски «Придиры», но один, кажется, всё-таки попал к Скримджеру.

— Что Скримджер говорит по этому поводу?

— Я пытался заверить его, что исчезновение Поттера — это лишь слухи, но он хочет встретиться с вами лично.

— Так пусть сам приезжает.

— Он отказался, мой Лорд. Наотрез.

— Чего он боится?

— Говорит, что у него много дел в связи с подготовкой к балу.

— Лжёт. Просто он хочет говорить со мной на своей территории.

— Милорд, — подаёт голос Снейп, — отправляться сейчас в Министерство было бы неразумно.

— Отмалчиваться тоже. Если я буду уклоняться от встречи, это только подтвердит его догадки.

— Почему вам так важно мнение Скримджера? — набравшись смелости, спрашивает Гарри, и все взгляды тут же обращаются к нему.

— Потому что он Министр, — с насмешливой улыбкой отвечает Люциус.

— Но ведь это ненадолго, верно? — парирует Гарри, глядя ему в лицо.

— Это не имеет значения. Министр есть Министр. Если он пустит информацию из «Придиры» в «Пророк», из слухов это превратиться в официальное сообщение, и у людей начнётся паника.

— Но зачем ему это?

— Он твой большой поклонник, — усмехается Люциус.

— А не проще надавить на него?

— Сколько можно на него давить? — вместо Люциуса отвечает Риддл. — Скримджер и так согласился на все наши условия. Но он не желает просто досиживать на посту оставшиеся два месяца, он хочет быть в курсе всех событий.

Люциус собирается что-то сказать, но Гарри его опережает:

— Тогда почему просто не убить его, если он так мешает?

Риддл тихо смеётся и качает головой.

— Если бы всё было так просто, Гарри… Пост должен быть передан официально и добровольно. Мы не собираемся устраивать террор, люди должны сами выбрать нового Министра.

— Как будто у них есть выбор! — фыркает Гарри.

— Ты прав, по сути, выбора у них нет, однако они должны верить, что сделают его сами. Мне не нужна гражданская война после ухода Скримджера.

— Но это лишь иллюзия. На самом деле происходит не смена, а захват власти.

— А какая разница, как всё происходит на самом деле? — вдруг выдаёт Эйвери, размахивая вилкой. — Главное — как это будет выглядеть со стороны.

— Когда придёт новая власть и люди почувствуют, что политика нового Министра означает резкие перемены, они не станут молчать, —произносит Гарри убеждённо.

— С чего ты взял, — поднимает бровь Риддл, — что мы резко изменим политику? Все перемены мы совершаем сейчас, пока Скримджер ещё не ушёл с поста.

— Но когда вы станете Министром, вам уже нечего будет опасаться.

— И это не значит, что я учиню репрессии, едва сев в Министерское кресло.

— Разве вы не собираетесь?..

— Я хочу править страной, а не потрошить её, — перебивает Риддл.

— Но никто в это не верит.

— Именно поэтому ещё два месяца нам нужно сохранять в стране мир и спокойствие. А потом люди сами убедятся, что их опасения беспочвенны.

— Всё не получится так просто, — упрямо возражает Гарри.

— К чему вообще этот разговор? — резко произносит Люциус, и он умолкает, качая головой.

— Гарри, — мягко начинает Риддл, — никто не говорит, что всё будет просто. Но усложнять ещё больше мы не намерены, — и обращается к Люциусу: — Что там с индийским товаром?

— Угли одни, — встревает Эйвери, усмехаясь. — Угли, милорд. Что там ещё может быть?

— Только не говорите мне, что сгорел весь склад! Что-то же должно было уцелеть. Вы три дня там копались.

— Уцелела половина, — говорит Люциус тихо. — Утром доставили в поместье всё, что можно было взять в руки.

— Сколько мы потеряли? — хмурится Риддл.

— Больше ста тысяч галлеонов, милорд. И ещё неизвестно, сколько палочек придётся уничтожить, когда мы начнём их проверять.

Риддл вздыхает, но потом на его лице появляется ленивая улыбка.

— А они ещё говорят, что я разоряю страну. С этим прекрасно справляется Дамблдор.

Только сейчас Гарри понимает, о чём идёт речь.

— Вы говорите о сгоревшем складе? — на всякий случай уточняет он.

— Да, Гарри, — кивает Риддл, — мы говорим о палочках, которые вы сожгли. Панси, — поворачивается он к дальней половине стола, — после завтрака возьми молодёжь, разберите всё, что осталось, внесите в реестр и упакуйте. Испорченные палочки уничтожьте.

— Да, милорд, — отвечает Панси и кидает озабоченный взгляд на Драко, но тот сидит, уставившись в стакан.

Когда все заканчивают завтракать, Гарри поднимается и подходит к Риддлу.

— Чем я могу быть полезен вам сегодня?

— Мне — ничем, — равнодушно бросает он. — Но твоим бывшим сокурсникам, возможно, потребуется помощь.

С этими словами он встаёт и покидает зал через заднюю дверь. Гарри с полминуты стоит в растерянности, но тут замечает выходящего из зала Снейпа и торопливо идёт за ним.

— Профессор Снейп! — окликает он, когда зельевар уже оказывается в коридоре. — Профессор!

Но Снейп даже не замедляет шаг, и Гарри приходится пробежаться, чтобы догнать его у самой лестницы.

— Остановитесь! — неожиданно для самого себя рявкает он, и Снейп наконец замирает, переводя на него удивлённый взгляд.

— Поттер, что вы себе?..

— Не делайте вид, что не замечаете меня! — перебивает Гарри. — У меня к вам всего два простых вопроса.

Снейп бегло озирается, чтобы удостовериться, что рядом никого нет и их никто не станет подслушивать, а потом раздражённо смотрит на него.

— Только быстрее, Поттер. У меня мало времени.

Гарри фыркает, услышав риддловскую фразу, но решает не заострять на этом внимание. Он складывает руки на груди и старается говорить как можно спокойнее.

— Пожалуйста, расскажите мне о зелье, которое вы готовили для Риддла. Почему теперь он выглядит именно так?

Снейп кривит рот и нетерпеливо ставит ногу на первую ступеньку.

— Я уже сказал — спрашивай у…

— Вот странно, а Риддл посоветовал спросить у вас, — говорит Гарри с притворным удивлением.

— В самом деле?

— Да. Я бы не стал врать.

Снейп пару секунд мешкает, а потом начинает говорить быстро и очень тихо:

— Хорошо, я расскажу, только вряд ли это как-то тебе поможет. Это своеобразная модификация Оборотного зелья, но его не нужно принимать каждый час. Я готовлю зелье раз в полгода. Что касается…

— Но почему Риддл выглядит как в шестнадцать?

— Поттер, будешь меня перебивать?

— Простите. Продолжайте.

— Что касается его внешности, то дело в волосах. Прежде чем начать эксперименты с собственным телом, Тёмный Лорд сохранил немного своих волос, крови и кое-чего ещё. — Гарри быстро кивает, не желая думать, чем именно может оказаться это «кое-что». — Тогда, как ты знаешь, ему было шестнадцать. Поэтому он и принял облик себя самого в этом возрасте.

— Это как-то связано с его… с его странным поведением? — хмурится Гарри.

Снейп задумывается ненадолго, а потом отвечает медленно, будто старательно подбирает слова:

— Это тело делает Лорда уязвимым, подверженным человеческим желаниям.

— Что это значит?

— Это значит, что у него появилась потребность в людской пище, в удовлетворении других нужд тела…

— Каких, например? — спрашивает Гарри, уже догадываясь, о чём идёт речь.

Снейп молчит несколько секунд, пристально глядя ему в глаза.

— Думаю, ты понял.

Он сглатывает вязкую слюну, вспоминая холодные пальцы на своих губах.

— Он… — чтобы продолжить, приходится прочистить горло. — Вы думаете, он может потребовать от меня…

— Он не отчитывается передо мной, — перебивает Снейп. — Но может потребовать от тебя всего, что угодно, включая…

— …близость, — еле слышно заканчивает Гарри.

— Полагаю, ты понимаешь, что в этом случае должен будешь…

— У меня есть ещё вопрос, — он быстро меняет тему, не желая обсуждать подобное с зельеваром. — Что вы сказали остальным?

Снейп поджимает губы и молчит с полминуты, потом негромко отвечает:

— Сказали, что тебя похитили.

Гарри недоверчиво хмурится.

— И всё?

— Нет. Сразу по возвращении Кингсли рассказал, как ты ударил его заклинанием.

— И как вы им это объяснили?

— Никак.

— Никак?! — взвивается Гарри. — То есть вы просто промолчали?! Они ничего не знают?

— Дамблдор решил, что пока им стоит знать только факты: ты у Пожирателей.

— И я напал на Кингсли, — мрачно заканчивает Гарри. — Наверное, они уже сопоставили оба факта.

— Дамблдор решил…

— Дамблдор решил! — кривится он. — А что вы решили, профессор?

— Ты ведь знаешь, я не могу с ним спорить, если он принял твёрдое решение.

— То есть лучше, чтобы все думали, что я их предал?

— По крайней мере, это лучше, чем если бы они думали, что ты просто попал в плен. В этом случае они попытались бы найти тебя и освободить.

— Вы же обещали мне, что всё им объясните!

— Они получили объяснение, — сухо бросает Снейп и поднимается вверх по лестнице, больше не удостоив его ни взглядом.

Оставшись один, Гарри прикрывает глаза и тяжело вздыхает. То, чего он опасался, всё же случилось. Дамблдор нарушил слово, не объяснил, почему так вышло с Кингсли, позволил остальным прийти к собственным выводам, не заступился. Теперь обратного пути точно нет. Если он и сумеет найти слова, чтобы друзья его поняли, сделать это он сможет, только когда убьёт Волдеморта. Если убьёт.

Гарри озирается: вокруг никого нет, коридор пуст, словно всё поместье вымерло. Прислушавшись к гулкой тишине, царящей на этаже, он понимает, что все разошлись по делам, а молодёжь разбирается с палочками. Раз Риддл велел им помочь, нужно их найти. Гарри поднимается на второй этаж, проходит по коридору, но и тут никого не обнаруживает. На третьем так же пусто. И лишь поднявшись на четвёртый, он слышит приглушённые голоса в конце коридора. Он идёт на звук и вскоре оказывается у высоких дверей с резными ручками. Если верить Марку, за ними музыкальная комната. Немного поколебавшись, он толкает двери и замирает на пороге.

Светлое помещение напоминает склад. Вдоль стен свалены многочисленные коробки, на полу валяются пергаменты и перья, а у большого окна стоит пыльный рояль с закрытой крышкой. Посреди всего этого беспорядка снуют Панси, Гойл, Нотт и Блейз. В кресле развалился Драко с газетой в руках, а на полу по-турецки сидит Марк, перебирая какие-то бумаги. Вскинув голову на скрип двери, он удивлённо поднимает брови.

— О, эфенди! Ты чего здесь?..

— Какого чёрта, Поттер?! — Драко срывается с места быстрее, чем Гарри успевает что-либо ответить.

В несколько широких шагов очутившись возле него, Малфой наклоняется к нему и шипит:

— Что ты здесь забыл?! Тебя не звали!

— Драко, остынь, — морщится Панси.

Гарри раздумывает, не начать ли стандартную перепалку, но потом решает, что каждый раз спорить с Хорьком — это глупо, неуместно и откровенно по-детски. Поэтому, проигнорировав его слова, закрывает за собой двери и проходит на середину комнаты, оглядывая многочисленные коробки.

— Чем занимаетесь? — спрашивает он в пространство и, не дождавшись ответа, наклоняется над одной из коробок и открывает крышку. — Ах, это и есть те самые многострадальные палочки?

— Ну, допустим, — флегматично отзывается Забини. — Тебе-то что?

Гарри ловит себя на мысли, что в прежние времена моментально огрызнулся бы в ответ на такой тон, но, кажется, пора перестать выставлять себя истеричным вспыльчивым подростком.

— Да мне ничего, — пожимает он плечами. — Просто пришёл помочь.

— Помочь?! — фыркает за спиной Драко. — Ты пришёл помочь нам с палочками? Не смеши, Поттер.

— А в чём проблема? — Гарри оборачивается к нему и лениво поправляет очки.

— Тебе запрещено иметь палочку. Неужели ты думаешь, что мы дадим тебе в руки хотя бы одну?

— Ну, одна уже была у меня в руках пару дней назад, — замечает он, с удовольствием наблюдая, как лицо Драко бледнеет, а зрачки сужаются от бессильного гнева.

— И что же ты сделал? — усмехается Марк.

— Я сделал из неё зубочистку, — ядовито отвечает он, не сводя взгляда с Малфоя.

— Поттер, ты дождёшься…

— Спокойно, — перебивает Гарри тихо, однако он тут же умолкает. — Ты мне угрожаешь? Знаешь, это довольно глупо с твоей стороны. Можешь договориться до того, что в следующий раз я не потащу тебя на своём горбу на четвёртый этаж.

— Что? — Нотт заинтересованно поднимает голову, отрываясь от распечатывания коробки.

У Драко начинает подрагивать нижняя губа, а Гарри едко усмехается.

— А, так ты не сказал своим друзьям про наш маленький марафон?

— Заткнись, Поттер! — шипит Малфой, делая шаг вперёд.

— С чего бы? Я люблю поговорить, когда мне скучно. А сейчас мне очень скучно. Займи меня чем-нибудь, и я, наверное, умолкну.

— Эй, Драко, о чём он говорит? — хмурится Нотт.

— Ну же, — шепчет Гарри, чтобы его слышал только Драко.

— Ладно, ладно, хорошо, — быстро бормочет тот. — Можешь нам помочь. Но если ты притронешься хоть к одной палочке…

— Да нужны мне ваши подделки! — морщится Гарри. — Кстати, а зачем они? — обращается он к остальным.

После короткой паузы Панси снисходит до объяснения:

— Олливандер закрыл свой магазин, в стране не осталось ни одного мастера, который согласился бы работать вместо него. Поэтому пока приходится запускать в продажу импорт.

— То есть они нелегальные?

— Они не совсем нелегальные. Эти палочки работают, только не прошли обязательную для ввезённых товаров сертификацию.

— А вы не боитесь, что кто-нибудь купит такую палочку, а она рано или поздно взорвётся у него в руках?

— Риск, конечно, есть, но лучше иметь такую палочку, чем не иметь вовсе.

— Бедные дети, — констатирует Гарри с мрачной гримасой.

— Что, эфенди, страну пожалел, Мунго пожалел, теперь за детей принялся? — смеётся Марк, и он криво улыбается в ответ.

— Ладно, — вздыхает он, — рассказывайте, что делать. А ты, Малфой, иди к дементорам!

Драко шумно выдыхает, обходит его, специально задев его плечом, и снова устраивается в кресле, делая вид, что увлечён чтением газеты. Гарри обводит взглядом четверых бывших сокурсников: Блейз и Нотт поспешно отводят глаза, Гойл смотрит прямо, но хмуро, и Панси, видимо, понимает, что общаться с ним придётся ей.

— Иди сюда, — она тянет Гарри за рукав и усаживает за небольшой письменный стол. — Почерк у тебя хороший? — спрашивает она, раскладывая перед ним какие-то расчерченные пергаменты.

— Отвратительный, — признаётся он, улыбаясь.

— А ты постарайся аккуратней. Это реестр. Мы будем называть номера палочек, ищи их по списку и пиши в поле напротив то, что продиктуем. Идёт?

— Видишь, Марк, я уже секретарь, — усмехается Гарри и берётся за перо.

— Ну, это ненадолго, если так и дальше пойдёт.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты сам знаешь, эфенди, — вздыхает Марк, поднимается с пола и с удовольствием потягивается. — Ну что, погнали?

Все, кроме Драко, начинают распечатывать коробки и вываливать палочки прямо на пол.

— А этот чего сидит? — Гарри кивает на Малфоя.

— У него болят руки, — тихо отвечает Панси.

— Что, как работать, так у Хорька лапы отваливаются? — не может сдержаться он.

— Перестань, — шепчет Панси. — Или тебе нравится, когда другим больно?

— Он же просто симулянт!

Панси собирается возразить, но тут подходит Марк и кладёт руку ей на плечо.

— Панси, ну хватит. Если не верит — это его проблемы. Рано или поздно — хотя лучше всё-таки поздно — он убедится сам.

Панси пожимает плечами, опускается на пол и достаёт первую палочку. Взмахнув ей и выпустив сноп красных искр, она перекладывает её в пустую коробку.

— Шесть, четыре, восемь, три, пять, два. Клён. Пригодна.

Гарри водит пальцем по списку, отыскивая нужный номер.

— И много их сегодня нужно вписать? — с сомнением спрашивает он, сделав запись.

— Десять тысяч, — отвечает Панси спокойно.

— Ясно. Значит, это надолго.

— Но ты вроде бы скучал.

— Зато сейчас мне очень весело, — язвит Гарри. — Ладно, давайте дальше.

Спустя три часа его мысли, кажется, состоят из одних мелькающих цифр, глаза печёт, и он с трудом отыскивает нужный номер. Забини садится рядом с Драко, и они начинают о чём-то шептаться, но Панси, Марк и Нотт продолжают диктовать числа без остановки, и Гарри уже не уверен, что ничего не пропустил. Наконец Панси смотрит на часы и хлопает в ладоши. Тут же на столике появляется несколько тарелок с едой.

— Прервёмся? — спрашивает она у Нотта.

— Давай, а то спина уже затекла, — отвечает он и поднимается, сладко потягиваясь.

Гарри дожидается, пока все, кроме Драко, оставшегося на прежнем месте, рассядутся за столом, и начинает задумчиво ковырять вилкой в тарелке. Панси оживлённо обсуждает с Ноттом предстоящий бал, и он решает, что пока у бывших сокурсников хорошее настроение, самое время расспросить их о том, что его интересует.

— Сколько человек живёт в поместье? — спрашивает он, переводя взгляд с Марка на Панси.

— Пара дюжин, — пожимает плечами она.

— Но я видел намного больше в первый день, — хмурится Гарри.

— Ну а что ты хотел? — усмехается Марк. — Не каждый день у нас оказывается Гарри Поттер. Многие прибыли, чтобы специально на тебя посмотреть.

— Мило, — бурчит он. — А где остальные ваши однокурсники?

— Мы все здесь, — отзывается Панси с удивлением.

— Ну а, Кребб, допустим?

— Не смей произносить имя этого ублюдка! — неожиданно шипит Драко, поворачиваясь в кресле.

— А в чём дело? — спрашивает Гарри, но ответом ему служит напряженное молчание. — Эй!

— Он предал нас, — отвечает Гойл, отводя глаза.

— Предал?

— Да, — мрачно кивает Панси, — из-за него погибли мои родители.

И тут он припоминает операцию почти двухлетней давности, в которой были убиты Паркинсоны. Тогда Пожиратели готовили атаку на Министерство, и Дамблдор послал туда всех Орденовцев. Гарри думал, что о захвате стало известно от Снейпа, но, как выяснилось, в стане Пожирателей был не один предатель.

— И что с ним сталось? — задаёт он бесполезный вопрос.

— А сам-то как думаешь? — криво усмехается Марк.

— Его убил Лорд?

— Его убили мы, — вдруг резко отвечает Забини, и все сидящие за столом невольно опускают головы.

— Ладно, — поспешно бормочет Гарри, понимая, что затронул больную тему, — а чем тут обычно занимаются?

— Дела всегда найдутся, — Марк пожимает плечами. — Кто-то занимается доставкой еды, кто-то отвечает за контроль Министерских отделов, кто-то прессу просматривает. У каждого своё занятие.

— Слушай, Марк, — хмурится он. — Почему многие надевают мантии только к столу? Тебя, например, я вообще ни разу в мантии не видел.

— Да, да, — раздаётся насмешливый голос Драко, — спроси его, почему ему так нравится маггловская одежда.

— Закрой рот, — сухо бросает Марк и обращается к Гарри: — Ну, во-первых, у некоторых тут довольно пыльная работа, в мантии особо не пощеголяешь.

— Ага, как, например, у твоего отца, — не сдерживается он.

— Ну да, — соглашается Марк. — Во-вторых, нам часто приходится иметь дело с магглами.

— Да брось! — не верит Гарри.

— Они не знают о том, что происходит в нашем мире, так что с ними оказалось проще договориться, допустим, насчёт поставок продовольствия и одежды. Некоторые из наших вообще постоянно общаются с магглами. Александра, например, отвечает не только за нашу прессу, но и за их. Она состоит в группе стирателей памяти, а те постоянно имеют дело с магглами, когда отправляются на очередное происшествие.

— А ты? — в лоб спрашивает Гарри.

— А мне так удобнее, — отвечает Марк с неохотой, и Драко презрительно фыркает.

— Я думал, Лорд… не станет связываться с магглами. Разве это не противоречит его принципам?

— Скажем так, — усмехается Забини, — Лорду пришлось немного поступиться принципами.

Гарри замечает, как на лицах Панси, Марка и Нотта тоже появляются кривые ухмылки, и непонимающе хмурится.

— У меня сложилось впечатление, — медленно начинает он, — что вы не очень-то довольны деятельностью В… — Марк успевает стукнуть кулаком по столу, и Гарри, морщась, быстро исправляется: — Тёмного Лорда.

— Мы не недовольны, — вздыхает Панси. — Просто мы приняли Метки, потому что у нас не было выбора и…

— Да, конечно! — вдруг рявкает Драко, вскакивая с кресла. — Давай, Панси, поговори с нашим Золотым мальчиком! Расскажи ему всё, чтобы он тут же побежал доносить на нас Лорду.

Панси испуганно оборачивается на Драко и умолкает.

— Слушай, Малфой, — произносит Гарри со злостью, — может, ты и привык стучать на своих товарищей, но я не такой, ясно?

— Да, Поттер, ты не такой, — скалится он, подходя к столу и складывая руки на груди, — но это не значит, что ты никого не сдашь.

— Почему?

— Потому что мы тебе не товарищи.

— Пусть так, но раз уж я здесь, тебе придётся мириться с моим присутствием. — Драко только презрительно фыркает и качает головой. — Малфой, не будь идиотом, — не выдерживает Гарри. — Что бы ты обо мне ни думал, я не желаю зла никому из вас. Вы не виноваты в том, что вам пришлось следовать за родителями.

— Великодушный Поттер, — выплёвывает Малфой, на миг отворачиваясь. — Как всегда, стремишься всех оправдать.

— Я вас не оправдываю. Просто говорю то, что вижу.

— Зачем вообще ты здесь? — продолжает Драко, зло прищуриваясь. — Что, надоело быть шестёркой Дамблдора, решил стать шестёркой у Лорда?

— Да, захотелось разнообразия, — в тон ему отзывается Гарри. — А ты сам здесь зачем? В Хогвартсе ты был слизеринским любимчиком, а тут каждый вытирает о тебя ноги. Никто не считается с тобой, даже Марк.

— Эфенди, не надо меня впутывать, — вставляет Марк, но он продолжает, не обращая на его слова внимания:

— Проваливаешь задания, корчишься на полу под пыткой, симулируешь два дня, а потом всё по новой? Зачем Лорду нужен трус, которому нельзя доверять? Для чего он тебя здесь держит?

Руки Драко сжимаются в кулаки, а губы начинают подрагивать.

— Это. Не. Твоё. Дело, — цедит он сквозь зубы.

— Почему не моё? Раз уж я здесь, то хочу знать, с кем имею дело. С таким жалким придурком, как ты, я бы точно не стал.

— Я надеюсь, Лорд скоро тебя раскусит, и тогда мы поменяемся ролями, — бросает Драко и быстро выходит из комнаты, громко хлопнув дверью.

Гарри смотрит ему вслед, не совсем понимая, что он имел в виду.

— Зря ты так, — тихо говорит Забини, и Гарри резко поворачивается к нему.

— Это угроза?

Блейз только качает головой, поднимается из-за стола и подходит к раскрытой коробке. Панси взмахом палочки убирает посуду и тоже возвращается к работе. Следующие два часа Гарри слышит от бывших сокурсников только номера палочек.


***

Время пролетает так незаметно, что он удивляется, посмотрев на часы. До ужина осталось меньше часа, а количество разобранных палочек едва ли перевалило за половину. Отложив перо и потянувшись, он встаёт, роняет: «Увидимся за ужином», — и выходит из комнаты. Но не успевает пройти и десяти шагов, как сзади доносится голос Панси:

— Подожди, Поттер!

Гарри останавливается и вздыхает, дожидаясь, пока она догонит его.

— Только говори быстрее, хочу принять душ до ужина, — говорит он устало.

— Я не отниму много времени, — Панси опускает глаза. — Я просто хотела попросить тебя… Это касается Драко.

— Лучше не начинай, ладно?

— Пожалуйста, — настойчиво произносит она. — Пожалуйста, перестань к нему цепляться.

— Что?! — от возмущения у него перехватывает дыхание. — Ты сама прекрасно видишь, что цепляется ко мне он, и по любому поводу.

— На то есть причины.

— Что я ему сделал? Конечно, не считая того, что несколько раз увёл из-под носа снитч.

— Ты не понимаешь, в каком он сейчас положении.

— Да нет, я понял, — усмехается Гарри. — В крайне паршивом. Только я в этом не виноват, а ему нужно на ком-то выместить злость.

— Всё не так просто, — вздыхает Панси, качая головой. — Я не могу рассказать тебе всего, но, поверь, ему очень тяжело. — Гарри близок к тому, чтобы огрызнуться, что Хорьку всегда тяжело, но вовремя сдерживается. — Пожалуйста, Гарри, — продолжает она уже почти умоляюще, — ты здесь не в том положении, в каком находимся мы. Тебя не наказывают, не отправляют на заранее провальные операции, ты практически свободен. Ты ведь сам говорил, что не смеёшься над побеждёнными, и…

— Значит, Драко рассказал тебе? — перебивает он.

— У него от меня секретов нет. Я знаю, что с ним сейчас происходит. Поверь, он на грани. Не стоит усугублять ситуацию. Он цепляется к тебе просто по привычке.

— Если он хочет, чтобы я нормально к нему относился, пусть избавляется от таких привычек, — резко бросает Гарри и направляется к лестнице, а Панси остаётся стоять, опустив голову.


***

Гарри выходит из душа, ругаясь про себя на непривычно длинные тяжёлые волосы. Зеркало запотело, и он проводит по нему ладонью. Он рассматривает своё отражение, невольно вспоминая утренний разговор со Снейпом. Тогда он решил оставить размышления на потом, потому что услышанное просто выбило его из колеи. Неужели Риддл действительно может потребовать от него... близости? Ему даже не хочется думать об этом, не то что представлять. Отправляясь в поместье, он и не подозревал, что его может ожидать нечто подобное. Снейп вполне мог бы предупредить, что Волдеморт изменился настолько сильно. И тогда… Возможно, тогда Гарри бы подумал дважды, прежде чем убеждать Дамблдора в том, что пленение необходимо. С другой стороны, наверное, именно поэтому ему сообщили так мало подробностей о жизни в ставке Пожирателей. Может, Дамблдор боялся, что он откажется? Хотя, даже знай он обо всём, всё равно бы не отступил, но, по крайней мере, был бы морально готов к тому, что ему, возможно, придётся делать.

Гарри горько усмехается и садится на бортик ванны. А вдруг Снейп ошибся? Вряд ли он может знать всё о желаниях и потребностях своего хозяина. Наверняка Риддла сейчас интересует не секс, а совсем другие вещи. Но даже если нет, Риддл сам сказал, что в поместье периодически доставляют женщин. Разве их недостаточно? Разве для такого Риддлу действительно может понадобиться он? Нет, это же абсурд! Снейп точно ошибся. Хотя… Эти долгие странные взгляды, интимные вопросы, это осторожное прикосновение, задумчивое выражение лица… О чём думал Риддл, когда проводил пальцами по его щеке? Это был жест утешения, простой интерес или нечто большее?

От этой тревожной мысли что-то в желудке сворачивается в тугой узел, и Гарри сглатывает. Он не хочет думать об этом всерьёз, но если на миг допустить, что Риддл хочет получить от него не только послушание, то что теперь делать ему самому? Уложить врага в постель — лучший способ его унизить. Но Риддл ведь сам говорил, что не заинтересован в том, чтобы издеваться над ним. С другой стороны, он не тот человек, чьим словам можно безоговорочно верить. Он может сказать всё что угодно, лишь бы расположить Гарри к себе. Но ведь не до такой степени, чтобы он сам захотел с ним спать! Это просто нелепо. И не имеет смысла. Скорее всего, Снейп ошибся.

Немного успокоив себя этой мыслью, Гарри плетётся в спальню, на ходу высушивая волосы полотенцем.


***

Придя на ужин, он замечает, что за столом сидит только половина Пожирателей. Нет ни Риддла, ни Люциуса, ни Марка, ни Снейпа. Гарри садится рядом с Александрой и тихо спрашивает:

— А где все?

— Тёмный Лорд в Министерстве вместе с Люциусом, остальные отправились по делам, — неопределённо отзывается она.

— А Марк где?

— Я его не видела, — Александра пожимает плечами и кладёт по ложке салата себе и ему.

— Спасибо, — Гарри машинально кивает и принимается за ужин, не переставая размышлять, куда мог деться Марк. Вдруг он слышит своё имя и поднимает голову, оглядывая стол.

— Спроси у Поттера, он с магглами вырос, — шепчет Эйвери соседу, в котором Гарри узнаёт Нотта-старшего.

— Поттер, ты знаешь, как магглы ремонтируют дома? — внезапно спрашивает Нотт, поднимая на него глаза.

— Что? — от неожиданности он даже не может сообразить, что ответить.

— Мы ремонтируем помещение, в котором нельзя колдовать, — поясняет Нотт.

— Это что, шутка? — не может сдержаться Гарри.

Эйвери и Нотт обмениваются красноречивыми взглядами.

— Вовсе нет, — пожимает плечами Нотт и добавляет с гаденькой улыбкой: — Может, ты нам поможешь?

Гарри фыркает, качает головой и поднимается из-за стола.

— Извините, — бормочет он и спешно покидает зал. Они что, издеваются?!

Он выходит в коридор и тоскливо выглядывает в окно. На деревьях подрагивают листья, значит, поднялся ветер. Наверное, похолодало. Гарри соображает, что уже несколько дней не выходил на улицу, и вздыхает, понимая, что подышать свежим воздухом ему удастся ещё нескоро.

Он направляется к себе в спальню, но, поднявшись на второй этаж, невольно ёжится: здесь так холодно, словно кто-то снёс половину стены. Решив осмотреться, он сворачивает в Восточное крыло, но не успевает пройти и нескольких футов, как налетает порыв ветра, взлохмачивая волосы. Гарри ускоряет шаг и вскоре замечает слева распахнутые настежь высокие двери. Подойдя ближе, он понимает, что это выход на балкон. Он неуверенно переступает с ноги на ногу, не представляя, кого может там встретить, но потом любопытство пересиливает. Пройдя в двери, он попадает на небольшую полукруглую площадку с массивными каменными перилами. Упираясь в них, стоит Марк и что-то разглядывает внизу. Гарри подходит и только сейчас замечает початую бутылку огневиски, стоящую на полу. Вой ветра заглушает шаги, и Марк не слышит, что к нему приближаются. Гарри слегка касается его плеча, и он вздрагивает, оборачиваясь.

— А, эфенди, — бормочет он тускло, и в нос бьёт крепкий запах спиртного.

— Тебя не было на ужине, — говорит Гарри первое, что приходит в голову.

— Мне не хочется есть, — отзывается Марк и снова отворачивается. Гарри прислоняется к перилам, пряча руки в карманы.

— Ты же сам говорил, что здесь никого не волнует, хочешь ты есть или нет.

— Это Лорда не волнует, а его сейчас нет.

Повисает неуютная тишина. Гарри начинает дрожать от холода, удивляясь, как Марк ещё не замёрз.

— Холодно? — спрашивает Марк, поднимая усталый взгляд.

— Да, вообще-то.

Марк достаёт из кармана палочку, взмахивает ей, и на площадке тут же становится теплее, а шум ветра стихает.

— Что-то случилось? — спрашивает Гарри с тревогой, когда он снова упирается локтями в перила и опускает голову.

— Давно случилось.

— Отмечаешь? — Гарри косится на бутылку.

— Поминаю, — с болезненной улыбкой отзывается Марк, берёт бутылку и, сделав большой глоток, протягивает ему.

Он машинально принимает огневиски и отпивает немного, морщась. Да, это не риддловское вино.

— У тебя кто-то умер? — спрашивает он осторожно, сомневаясь, имеет ли право лезть в такие вещи.

— В этот день тринадцать лет назад умерла моя мать, — отвечает Марк, снова прикладываясь к бутылке.

— Поэтому ты сегодня не слишком разговорчив?

— Знаешь, — усмехается Марк, — вроде это и случилось чёрт знает когда, а мне до сих пор обидно.

— Я тебя понимаю. Смерть близкого человека — всегда тяжело, — бормочет Гарри, мгновенно помрачнев.

— Мне обидно не поэтому. Мне обидно, что она отреклась от меня.

— В каком смысле?

— Когда она узнала, что я тоже маг, как и мой отец, она…

— Я не понимаю, — перебивает Гарри.

— Неправда, — Марк качает головой, — ты ведь уже всё прекрасно понял. Моя мать была магглой, а я — полукровка. Да, Гарри, отец по молодости влюбился в магглу, — добавляет он, видя его озадаченный взгляд. — Мать бросила его вскоре после моего рождения, когда узнала, что он маг. Он пытался объяснить ей, что ребёнок тоже будет магом, но она не захотела слушать, выставила его за порог. Ему пришлось уехать обратно, в Англию, а мы спокойно жили с матерью в Австралии, пока в пять лет у меня не случился первый спонтанный выброс.

— Тогда она бросила и тебя?

— Она начала сходить с ума, — отвечает Марк неожиданно резко. — Через пару месяцев её положили в клинику, меня таскали по каким-то бабкам-тёткам, которых я уже не помню. Потом приехал отец, и мы жили вдвоём в дешёвом номере маггловской гостиницы. Мы навещали её, но она каждый раз кричала, что не хочет нас видеть, что она спуталась с уродом и родила такого же. Она нас боялась и потому ненавидела. Наверное, магглы всегда боятся того, чего не понимают и что не могут объяснить.

— Все люди боятся непонятного, — вставляет Гарри.

— Ты испугался, когда узнал, что ты волшебник? — прищуривается Марк.

— Нет. Сначала я не поверил, а когда поверил, обрадовался.

— Ну, вот видишь. А она испугалась. И спустя год умерла в клинике для умалишённых.

— В первый день, — припоминает Гарри, — я что-то брякнул про маггловскую психушку. Ты поэтому расстроился? — Марк молча кивает. — А что потом? Вы с отцом приехали сюда?

— Гарри, на дворе тогда был восемьдесят восьмой. Аврорат проводил такие облавы, что спрятаться было практически невозможно. Отец переезжал, накладывал на себя маскирующие чары, скрывался среди магглов. Я уже тогда понимал: его за что-то ищут и я для него только обуза. Когда он выходил из дома, говоря, что только достанет поесть и вернётся, я боялся, что он просто собирается меня бросить. Если его не было больше получаса, я сидел и, не отрываясь, смотрел в окно, плакал… — Марк морщится и делает ещё несколько больших глотков из бутылки. — Я знаю, у тебя тоже детство было не сахар, но остаться в шесть лет совершенно одному… Я боялся, что меня отправят в маггловский приют. Но отец каждый раз возвращался. Он не бросил меня. И когда через два года облавы наконец прекратились и мы вздохнули свободно, я дал себе клятву: я тоже никогда не брошу отца, что бы ни случилось.

— И вот ты здесь, — констатирует Гарри, уже без приглашения берёт бутылку и подносит её ко рту.

— И вот я здесь, — кивает Марк. — После возрождения Лорд разозлился, когда узнал, что у отца есть сын-полукровка. Мне ещё в пятнадцать пришлось принять Метку, чтобы доказать, что я не хуже других. Но некоторые до сих пор относятся ко мне, как… к второсортному товару. Например, эта лягушка белобрысая вообще меня за человека не считает. А сам… — он машет рукой, вздыхает и снова прикладывается к бутылке. — Извини за весь этот бред, я просто очень давно ни с кем не разговаривал о матери.

— Всё в порядке, — быстро отвечает Гарри, немного смутившись.

Марк неожиданно достаёт из кармана пачку дешёвых маггловских сигарет, прикуривает и протягивает пачку ему.

— Ещё не хватало, — бормочет он, отрицательно качая головой.

Марк пожимает плечами и затягивается, выпуская струйку дыма в ночной воздух.

— Но ты, как я понял, одобряешь работу своего отца? — спрашивает Гарри осторожно.

— Я не одобряю, но и не считаю это чем-то предосудительным. Кто-то же должен этим заниматься.

— Людей пытать?

— Слушай, эфенди, у нас, кажется, уже был подобный разговор, — морщится Марк. — Мне всё равно, что он делает, понимаешь? Он кого-то убивает — что ж, я тоже не без греха. Он пытает людей, но они наши враги и сделали бы с нами то же самое. Он надзирает за пленниками, но у всех группировок есть надзиратели. Вопрос в том, на что ты готов ради того, чтобы выжить.

— Но твоему отцу не обязательно было возвращаться к Лорду!

— Ну да, и кончить, как Каркаров. Хотя дело не только в этом. Я, видишь ли, не верю, что люди могут меняться. В семидесятые отец, хоть и был молод, но хорошо помогал Лорду, был одним из доверенных лиц. Поэтому когда встал вопрос: продолжать прятаться от властей и других Пожирателей или снова примкнуть к Лорду, — сам понимаешь, выбор был однозначным. Хотя временами мне кажется, он жалеет, что Лорд вернулся…

— Чушь! Ни о чём он не жалеет, — вдруг доносится громкий голос от двери, и Гарри вздрагивает.

Эйвери в три шага пересекает площадку, выхватывает из рук сына бутылку и, осушив её в несколько глотков, возвращает ему.

— Очаровательно, — кривится Марк, разглядывая пустую бутылку.

— Какого чёрта вы тут делаете? — рявкает Эйвери, переводя взгляд с Марка на Гарри и обратно.

— А в чём проблема? — вскидывается Гарри.

— Проблем пока нет, но сейчас прибудет Лорд, и они начнутся. Брысь отсюда оба!



Марк выбрасывает окурок и, пробубнив что-то, похожее на «как обычно», заходит в коридор. Эйвери выжидающе смотрит на Гарри.

— Когда он вернётся? — решается спросить он.

— Поздно. Принимать не будет, — отрезает Эйвери.

Гарри вздыхает, последний раз окидывает взглядом верхушки деревьев на горизонте и плетётся в свою комнату.

просмотреть/оставить комментарии [668]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
январь 2018  

декабрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.01.22 19:51:01
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.01.22 19:50:09
Бывших жен не бывает [4] (Гарри Поттер)


2018.01.21 13:10:26
Самая сильная магия [8] (Гарри Поттер)


2018.01.20 22:36:38
Свой в чужом мире [2] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2018.01.20 18:14:35
Разум и чувства [0] (Шерлок Холмс)


2018.01.20 16:31:25
Список [7] ()


2018.01.19 12:34:37
Фейри [1] (Шерлок Холмс)


2018.01.15 02:30:09
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [31] (Гарри Поттер)


2018.01.14 20:11:20
Harry Potter and the Battle of Wills (Гарри Поттер и битва желаний) [2] (Гарри Поттер)


2018.01.14 19:41:55
Полёт хищной птицы [1] (Оригинальные произведения)


2018.01.14 16:23:01
Дочь зельевара [166] (Гарри Поттер)


2018.01.14 03:25:12
Быть Северусом Снейпом [206] (Гарри Поттер)


2018.01.13 19:26:38
Бабочка и Орфей [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2018.01.12 19:45:52
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.01.12 18:24:56
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2018.01.12 14:32:46
Змееносцы [1] (Гарри Поттер)


2018.01.10 10:40:13
Слизеринские истории [129] (Гарри Поттер)


2018.01.08 12:16:13
Последнее пророчество [15] (Тор)


2018.01.07 15:42:37
Somnium malum [0] ()


2018.01.07 13:51:46
Ненаписанное будущее [12] (Гарри Поттер)


2018.01.05 06:48:10
Raven [23] (Гарри Поттер)


2018.01.02 19:44:05
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.01.01 12:37:10
Люк — в переводе с латыни «свет» [8] (Звездные войны)


2017.12.31 08:50:17
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2017.12.30 19:18:35
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.