Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Поздняя ночь. Пьяный Люциус Малфой возвращается домой, всё лицо в помаде, в пудре, в румянах...
На пороге злющая Нарцисса:
- Ну и что это такое???
- Нарси, ты не поверишь!!! С клоуном подрался!!!


Список фандомов

Гарри Поттер[18362]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12484 авторов
- 26831 фиков
- 8439 анекдотов
- 17417 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Выбраться из тьмы

   Глава 5. Sweet sixteen
(не бечено)

«Приходит Темный Король и расстилает свою власть,

Сила Теней разрастается,

Нет, не противься, не борись, не отталкивай протянутую руку,

Я хочу изучить царство твоих страхов и стать их повелителем, чтобы лучше подчинять тебя.

И ты делаешь правильный выбор, хорошо, о да, ты попадаешь под очарование лучших дней».

(Иам, "Темная сторона")


Все должно было быть иначе. Драко злился на самого себя: было большой глупостью ввязаться в эту опасную игру. Он хотел унизить Поттера, ему не должно было нравиться целовать гриффиндорца.

Он просто хотел немного разжечь поттеровскую страсть и эффектно уйти, когда Гарри станет буквально умолять о настоящем поцелуе. Но сила воли Наследника оставила его, когда он заглянул в океаны глаз Гарри Поттера — глубокие и чистые. Он хотел поцеловать своего врага, просто из любопытства.

«И вот к чему это привело, идиот!»

Ему не следовало углублять поцелуй, а, наоборот, остановиться намного раньше.

«Я Малфой, черт возьми, я могу найти выход из любой ситуации!

Как же быть?»

Одно хорошо: их команда победила в той игре. Драко поиграл в соблазнение, чтобы вывести Поттера из равновесия, но теперь ему казалось, что все его старания обернулись против него самого, и это было очень неприятно.

Как и следовало ожидать, после случившегося Поттер играл невероятно грязно и плохо, что очень удивило мадам Хуч. Впервые слизеринцы победили, жалуясь на поведение противников, а не наоборот.

Драко стянул футболку и внимательно осмотрел в зеркале свою спину: на ней уже третий день подряд красовался внушительный синяк — это Поттер «случайно» задел Драко локтем во время матча.

«И почему всегда достается моей спине?», — подавленно подумал он, одеваясь.

Сегодня ему исполнилось шестнадцать и, если честно, ему было на это наплевать. Он знал, что не доживет до совершеннолетия, поэтому у Драко не было особого желания праздновать.

Слизеринец пребывал в отвратительном настроении: он еще не полностью оправился от постоянно повторяющегося и разбудившего его этой ночью кошмара.

В его сознание пытались проникнуть, он это пoчувствовал и закрыл разум от вторжения, но Драко не был дураком и знал, что если с помощью окклюменции — искусством, которым Драко давно овладел — он мог оттолкнуть врага, то она ничего не сможет против зелья или заклинания made in Волдеморт.

Он зачесал волосы назад, затем неторопливо, со всей тщательностью оделся. Он не был голоден, но все равно решил спуститься к ужину— Поттер не должен думать, что Драко его избегает. A Малфой чувствовал настоящее удовольствие от того, в какое состояние он приводил гриффиндорца.

На следующее утро после поцелуя, за завтраком Драко был встречен убийственным взглядом. Однако, когда Наследник безразлично посмотрел на Мальчика-Который-Выжил, тот только отвернулся, а его неловкость, казалось, можно было пощупать. Поттер так и просидел весь завтрак — уткнувшись в тарелку.

Он также не появился на послеобеденном уроке Ухода за волшебными животными, потому что занятие проходило в паре со слизеринцами.

Драко нравилось наблюдать за страданиями гриффиндорца, но, в то же время, он чувствовал себя виноватым — эти зеленые такие выразительные глаза больше не блестели, а черная шевелюра гриффиндорца находилась в еще большем беспорядке, чем обычно — знак, что молодой бог совсем перестал за собой следить.

Драко злился на себя за то, что подпортил эту естественную красоту, и ему действительно не хватало задорных искорок в глазах Поттера. Ледяной Принц был тронут.

«Драко, твое призвание — стать Абсолютным Злом, и я сомневаюсь, что при этой должности уместно считать Поттера безумно сексуальным.

Я подумал «сексуальным»? Так, будем мыслить здраво. Я парень, Наследник Волдеморта, и я только что подумал, что Поттер, другой парень, притягивает меня в сексуальном плане? Этому должно быть объяснение. И это объяснение должно быть хорошим, потому что мне уже не до смеха!

Нет, это нормальная подростковая реакция. Мне просто хочется поэкспериментировать. Всего лишь реaкция тела. Это пройдет.

Все хорошо.»

Он отмахнулся от мысли о жарких губах Поттера на своих собственных, о нестерпимом желании снова погладить этот язык своим, как если бы хотел попробовать его на вкус. Никто никогда еще не целовал Драко, как это делал Гарри. Малфой знал себя, знал, что мог бы заставить Поттера заплатить за влечение Драко к нему. Но Наследник вдруг с удивлением поймал себя на мысли, что не хочет мстить.

«Я ведь тебя предупреждал, Поттер. Не играй со спичками, если боишься огня.»


* * *

Гарри лихорадочно одевался. За три дня он не сомкнул глаз, прокручивая в голове их с Малфоем разговор и свое унижение. Он был возмущен и обижен от того, что так легко позволил себя одурачить. Он боялся пересечься в каком-нибудь коридоре с объектом своих желаний.

Но теперь все кончено. Малфой — всего лишь злобная тварь, которую Гарри однажды придется уничтожить.

По крайней мере, это то, что он внушал себе, чтобы забыть чудесный запах этого «демона».

Всякий раз, когда гриффиндорец думал о Малфое, но мог чувствовать его нежный аромат, навеки врезавшийся в память.

Он помнил тепло кожи Драко и Гарри казалось, что с момента их близости это тепло растекается по его венам словно яд, как и слова слизеринца.

«С днем рождения, придурок», — подумал Гарри. — «Если бы только ты мог никогда не рождаться. Все это — еще раз вина Волдеморта. Если бы он не захотел Наследника, у Малфоев бы не родился этот...», — он застонал от отчаяния. — «... это существо, красота которого может сравниться только с его жестокостью!»

Гарри не хотел больше думать о том злополучном утре, когда Малфой его отшил. Он был подавлен — и не только потому, что почти попал в рай, a Малфой хлопнул дверью перед самым его носом и объявил, что больше никогда Гарри не суждено вкусить сладость этих губ.

Гриффиндорцу было неуютно от мысли, что, возможно, Малфой прав, намекая на то, что гаррины поступки расходятся с его представлениями о себе. Неужели он так слеп, как подразумевал Наследник?

И действительно ли блондин отправил Добби предупредить Гарри об опасности? Гарри хотел знать правду, но, в то же время, он ничего для этого не делал. Он мог бы пойти и отыскать Добби на кухне, но боялся, что эльф только подтвердит слова Малфоя. Потому что тогда будет на причину меньше ненавидеть слизеринца, а Мальчик-Который-Выжил хотел ненавидить его всем сердцем. Внушая себе это чувство, он обязательно придет к нему. Гарри не мог больше сидеть сложа руки, он должен быть сильным, должен действовать, иначе просто сойдет с ума.

Гарри заканчивал шнуровать ботинки, когда его друзья, почти плача от смеха, ввалились в спальню.

— Чему это вы так радуетесь ? — поинтересовалась надежда волшебного мира.

— Рад, что ты перестал отмалчиваться, Гарри, — с улыбкой сказал Симус. — Вчера Луна Лавгуд кое что нам рассказала, пока ты кутался в свое покрывало, кое что очень смешное.

Невилл снова рассмеялся, ухватившись за Дина, чтобы не упасть.

— У нашего друга Малфоя проблемы, — вставил Рон, вытирая слезы радости. — Вчера у слизеринцев с рейвенкловцами была сдвоенная Трансфигурация, тогда то все и произошло. Перед приходом МакГонагалл Чанг стала по привычке кричать на Малфоя, но поскольку тот не обращал на нее никакого внимания, Чжоу стащила его домашнее задание и порвала на кусочки.

Он остановился, чтобы отсмеяться.

— А затем она смыла остатки его работы в женском туалете, чтобы Малфой не смог применить «репаро»! — подхватил Симус. — И когда МакГонагалл собирала домашку, Малфой свою не сдал. За это она поставила ему Т и сказала, что это неприемлемо — вести себя как ребенок, ведь мы уже на шестом курсе, да к тому же oн староста! На что он огрызнулся, и она назначила ему отработку, предварительно сняв со Слизерина сорок очков.

— Бедный маленький богатый мальчик, — зло ухмыльнулся Рон. — Папа будет не рад. Надеюсь, он избавит нас от своего выродка.

— Ага, — поддакнул Симус, — одна aвада — и хорек больше не будет отравлять нам жизнь. В этот знаменательный день я устрою вечеринку перед входом в гостиную Слизерина!

— А главное, после урока Паркинсон пошла разбираться с Чанг и — угадай что?! — никто не знает, что они наговорили друг другу, но в конце концов они подрались — как магглы, врукопашную! — радостно известил Невилл. — Да, было бы круто, если бы из-за меня подрались две женщины.

— А вот я бы предпочел, чтобы они оказались в моей постели, эти две женщины, — заявил Дин, чем вызвал новый приступ смеха у своих друзей.

Гарри же смог выдавить лишь подобие улыбки. Раньше, еще несколько месяцев назад, новость, что у Малфоя проблемы, вызвала бы в Гарри безмерную радость, но не теперь. Ему было не до веселья. Не было ничего забавного ни в предположении, что Драко мог избить его отец, ни в мыслях о смерти слизеринца.

Кое что еще не давало ему покоя. Он должен был знать. Гарри медленно повернулся к своим приятелям.

— Вы знакомы с Блейзом Забини ?

Все взгляды обратились к нему, и Гарри понял по глазам своих товарищей, что они считают, что он спятил.

— Конечно, мы знаем Забини, — ответил Рон. — Один из прихвостней Малфоя, вонючий слизеринец.

— Нет, я имею ввиду, знакомы ли вы с ним лично? — уточнил Гарри. — Вы с ним когда-нибудь говорили?

— От чего такой интерес к Забини? Хочешь прихлестнуть за плохим мальчиком из Слизерина? — подмигнул ему Дин.

— На твоем месте, я бы выбрал Малфоя, — бросил Невилл. — Если уж встречаться с придурком, так с главным из них. Да и потом, у Малфоя есть стиль.

— Во имя Тролля, я и не подозревал, что ты восхищаешься Малфоем, Невилл! — воскликнул Рон. — Он же только и делает, что постоянно измывается над тобой.

— Ну и что из этого? Мы ведь хотим трахнуть его красивую маленькую задницу, а не его мозги, или манеры? Я уверен, что он горячая штучка, — вставил Симус.

— Эээ, подождите-ка, в этой спальне еще кому-то кроме меня нравятся девушки? — изумленно воскликнул Рон. — Не могу поверить, что вы находите Малфоя привлекательным. Это выше моего понимания. Я сейчас блевану!

— Да всем здесь нравятся девочки, а Симус любит и тех, и других, — успокоил его Невилл. — Я всего лишь сравнивал Малфоя с другими слизеринцами, в физическом плане.Но я и не подозревал, что ты не побрезговал бы Малфоем, Симус.

— Ха, да, я бы поиграл с ним в грязные игры. Он просто вылитая сучка. От одной только мысли... Блять, зверски оттрахать Малфоя — это должно быть фантастически невероятно. К тому же, он наверняка девственник с этой стороны.

Все рассмеялись, а Гарри почувствовал себя нехорошо. Он и так плохо выносил слова Симуса о его возмутительных фантазиях. Гарри чувствовал, как гнев растекается по жилам. Он попробовал убедить самого себя, что Малфой заслуживает такое отношение, но эта попытка с крахом провалилась.

Когда они с блондином поцеловались, Гарри почувствовал желание, но он хотел ласкать Драко нежно, как бы празднуя, восхваляя его красоту... он не представлял, что кто-то мог хотеть грубого отношения к Слизеринскому Принцу.

Но Гарри, конечно же, ненавидел Малфоя, не смотря ни на что. Он проклинал и презирал его. Правда.

«Не так ли? О Мерлин, пожалуйста. Я его ненавижу, разве не так?»

Он тряхнул головой и вернулся к разговору.

— ... и поставить его на колени, — говорил Симус.

— Хватит! — воскликнул Гарри, и все головы повернулись в его сторону, а улыбки сошли с лиц. — Да вы думаете только о Малфое! Посмотрите на себя, вы проводите часы, обсуждая его! Я спросил, говорили ли вы когда-нибудь с Блейзом Забини, а вы свели разговор к... ооо, я даже не могу это озвучить!

— Ладно, Гарри, не заводись, — сделал попытку Дин. — Мы просто веселились. И, чтобы ответить на твой вопрос: нет, я не братаюсь с врагами, поэтому пусть Забини остается там, где он есть, лишь бы подальше от меня.

— Не вижу, почему это я должен якшаться со слизеринцем, — добавил Рон.

— Вам не кажется, что мы относимся к нему несправедливо, и это только из-за его принадлежности к факультету Слизерин? — спросил Гарри.

— Нет! — воскликнул Симус. — Ты прекрасно знаешь, что мы не такие. Я уверен, что он придурок, вот и все.

Гарри вдруг почувствовал острое желание поговорить с Забини, чтобы наконец понять, соврал ли ему Малфой, а еще узнать, что же кроется под этим «очаровательным».

Он решил попробовать поговорить с Блейзом как можно скорее, в душе надеясь, что тот окажется таким, каким Гарри его себе и представлял — озлобленным слизеринцем.

«Я ненавижу Малфоя», — подумал он, выходя из спальни. — «Ненавижу его».

Довольно скоро его догнали его друзья, и мальчики извинились за то, что оскорбили чувства Гарри. Рон, казалось, больше всех переживал из-за своих слов, и когда их однокурсники заговорили на другую тему, рыжий повернулся к своим лучшим друзьям.

— Гарри, — виновато произнес он, — ты ведь знаешь, что мы не думали ни слова из сказанного. Это был просто дурацкий разговор между мачо. Никто не хочет зла Малфою.

— Мне плевать на ваше к Малфою отношение, — отозвался Гарри. — Он придурок. Это со мной что-то происходит, и я не могу понять, что именно!

— Почему ты не хочешь рассказать нам, что случилось в день игры? — мягко спросила его Гермиона. — Мы знаем, что Малфой тебе что-то сделал. Ты не из тех людей, кто избивает других без причины.

— Я не избивал Малфоя.

— Избивал, избивал, — заявил Рон. — Я видел, Гарри. Ты провел в воздухе больше времени, пытаясь придумать, как сделать ему побольнее, нежели высматривая снитч.

Он прервался, увидев, что Гарри с ненавистью уставился на вход в Большой Зал. Драко Малфой только что вошел своей величественной походкой, с развивающимся вокруг словно воздушное черное облако плащом. Он безразлично посмотрел по сторонам и уселся между Забини и Паркинсон. В глазах блондина появился веселый огонек, когда Забини что-то шепнул ему на ухо, и Драко ответил, искренне улыбаясь.

Гарри почувствовал острый укол ревности и повторил про себя:

«Малфой — мразь. И я его презираю.»

— Гарри, — спустил его с небес на землю Рон. — Я знаю, что это не мое дело, но даже у камня больше чувств, чем у Малфоя. Он только сделает тебе больно. Интересуясь им, ты рискуешь обжечься, друг.

— Я знаю, я уже обжегся, — устало ответил Гарри.

— И почему Малфой обязательно сволочь? — раздраженно произнесла Гермиона. — Почему никто не рассматривает ваши отношения как возможность сблизить Слизерин и Гриффиндор?

— Не связывают нас никакие отношения, — возразил Гарри. — И, что касается меня, я их не хочу.

Гермиона бросила на него тяжелый полный недосказанностeй взгляд, но ничего не сказала. А Гарри предпочел «сбежать», но, не дойдя до выхода, был остановлен Дином Томасом, который явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Гарри, — произнес он, — мне не дает покоя тот разговор о Драко Малфое и слизеринцах. Я всю свою жизнь провел с магглами и мне приходилось противостоять стереотипам, поэтому я не хочу, чтобы ты думал, будто у меня предвзятое отношение.

Гарри не ответил, потому что растягивающий гласные голос обратился к Дину, который, обернувшись, наткнулся взглядом на Малфоя и мрачного Забини.

— Снова нарываешься, Малфой? — спросил Дин. — В чем твоя проблема? Найди себе друзей и оставь нас в покое.

Малфой холодно взглянул на него, но потом на его лице медленно нарисовалась ухмылка. Он протянул ладонь, на которой лежало перо.

— Ты уронил перо, Томас.

Дин долго изучал Драко взглядом, перед тем как сказать: — Что ты с ним сделал? Заколдовал, я полагаю?

Гарри потерялся в металлическом холоде взгляда Наследника, но последний оставался непоколебим: с пером в протянутой руке он отлично игнорировал Мальчика-Который-Выжил.

— Ты прав, Томас, — ответил блондин. — И это заклинание делает очень больно. Заклинание, известное одним только слизеринцам. Но, посколькy это всего лишь перо, оно не будет слишком страдать.

Он медленно повел рукой, и перо оказалось на полу. Драко пошел своей дорогой, но, поравнявшись с гриффиндорцами, остановился, чтобы добавить:

— Так значит, Поттер, обо мне говорят в гриффиндорских спальнях? Это так трогательно, что меня сейчас стошнит! Знаешь, Гарри, не хорошо обманывать Уизела!

— Иди на хуй, Малфой, — оскалился Гарри. — Ты — мразь. И, что бы ты не делал, ты ей и останешься. Это так, прими это и перестань считать себя лучше всех.

Малфой уже собирался было ему ответить, но Забини взял своего приятеля под локоть и увел в подземелья. Через пол часа двум враждующим факультетам предстоял совместный урок Зелий.

Гарри направился туда же, радуясь тому, что не опоздает на Зелья впервые за этот год. Когда он увидел сидевшего на полу с книгой в руках Драко, у него не хватило мужества на очередные препирательства, поэтому он развернулся и направился в библиотеку, где застал работавшего над домашним заданием для Снейпа Забини.

«Вот тебе, Малфой», — подумал Гарри, выдавливая из себя улыбку, — «ты сказал мне, что он очарователен, но забыл упомянуть, что он до того рассеян, что берется за домашнее задание в последнюю минуту. Можно подумать, это мы с Роном.»

Он осторожно подошел и сел рядом со слизеринцем.

— Привет, Забини, — улыбнулся он.

Ошарашенный, тот оглядел Гарри с ног до головы и неуверенно произнес:

— Поттер. Ты что-то хотел?

— А я думал, ты скажешь что-нибудь в духе Малфоя, вроде: «чем обязан такой чести?»

— Плохо думал, Поттер. Ты пришел поговорить о Драко? Что бы ты там себе не считал, он не плохой. Я знаю, что тебе известно о пророчестве, вот только почему ты не пытаешься показать Драко, что для него лучше?

— Я пришел поговорить не о Дра... Малфое, но раз уж ты поднял эту тему, я пробовал помочь ему, но он ничего не хочет слышать.

Блейз невесело улыбнулся. — Он такой. Гордый. Но, даже если он этого не показывает, ему очень страшно, я это чувствую. Он наверняка убьет меня, если узнает, что мы говорили о нем, но я за него волнуюсь. Ты знаешь, что говорит пророчество: «с его красотой сравнится только его жестокость». Но это не правда. Его красота выше всего этого. Его жестокость равна его жажде мести. Он хочет получить абсолютную власть и таким образом избавиться от плохого к себе отношения.

— О, Господи ! Так значит это правда, его избивает отец!

— Нет, — Забини резко побледнел, но взял себя в руки. — Я думаю, что Драко имеет право жить, как считает нужным, а для этого он должен перейти на твою сторону. Загвоздка в том, что он вполне способен присоединиться к Лорду — просто чтобы не выбирать тебя, из чувства противоречия, так сказать.

— И что я могу? Я на самом деле хочу, чтобы он был со мной. В смысле, с нами, потому что мне абсолютно плевать на него.

Блейз рассмеялся, чем ввел Гарри в смятение, а затем прошептал: — Я тоже так думал. Так зачем ты все-таки хотел меня видеть?

— Я хотел поговорить с тобой. Драко думает, что у меня предвзятое отношение к слизеринцам, и привел тебя в пример. Он уверял меня, что ты очарователен и что, из-за своей предвзятости, гриффиндорцы этого не замечают.

— Вау! Он так и сказал «очарователен»? А вообще, думаю, он прав: я очарователен, а вы, гриффиндорцы, об этом и не подозреваете. Но мне кажется, что это межфакультетская вражда ударила нам всем по мозгам. Вы, гриффиндорцы, думаете, что мы идеальные, но пока что зеленые Пожиратели, хотя почти никто из нас не хочет повторять ошибки родителей. Рабство не жизнь. Что касается слизеринцев, то для нас,вы — вылизатели дамблдоровской задницы. Рейвенкловцы считают хаффлпавцев идиотами, и мы, слизеринцы, думаем так же.

— Получается, все мы испорченные? Это не просто принять. Вот вы, слизеринцы, никогда не были добрoжелательными по отношению к остальным факультетам.

— Я знаю, но это потому что у нас репутация черных магов. Это не для кого не новость. Каждый первокурсник Слизерина получает это звание и, в конце концов, все, что ему остается, это «мы». Я имею в виду, что слизеринцы вынуждены держаться вместе, потому что другие ученики либо боятся нас, либо ненавидят. Слизерин существует в этом замкнутом кругу уже много лет, и не по своей воле. Ну да ладно, это все печально, но ничего не поделаешь.

— Я правда никогда бы не подумал подружиться со слизеринцем. У вас всегда такой презрительный взгляд.

— Это так, мы «держим лицо». Эм, не то, чтобы мне не хотелось еще поболтать с тобой, Поттер, этот разговор даже пришелся мне по душе, но мне действительно нужно закончить домашку по зельям, если я не хочу, чтобы Снейп осчастливил меня отработкой, с тобой на пару.

— Спиши у меня, так будет быстрее, — предложил Гарри.

Блейз ради приличия отнекивался некоторое время, но, под настойчивым взглядом Гарри, вынужден был уступить. Гарри слышал шепотки учеников, которые видели мило беседующих гриффиндорца и слизеринца вместе, но ему было все равно.

Они опоздали на Зелья, за что Гриффиндор был лишен пяти очков, а Слизерин — ни одного. Гарри заметил, что Драко довольно улыбается, и брюнету страшно захотелось вмазать наглецу. И лишь нечеловеческим усилием воли Гарри сдержался.

Драко забавляло отношение его любимого учителя к Гарри. Снейп был в этой школе единственным преподавателем, который не спешил стелиться перед Избранным, и это очень нравилось Наследнику.

Он как раз добавлял в котел саламандровый сок, когда что-то пошло не так.

Голова вдруг налилась свинцовой тяжестью, и Драко пришлось заставить себя держать глаза открытыми. Он видел, как Панси что-то ему говорит, видел, как двигаются ее губы, но ничего не слышал — ничего, кроме теплого голоса, шептавшего ему на ухо:

— Скоро, мой Наследник. Скоро мы встретимся. И пусть этот день запомнится всем, как день твоего шестнадцатилетия.

Драко притягивал соблазнительный голос Темного Лорда. Он уставился в одну точку и пальцами вцепился в край стола, пытаясь взять контроль над разумом, но безуспешно. Голос Волдеморта продолжал убаюкивать его.

— Я хочу видеть твоими глазами. Покажи мне Поттера.

Драко немного повернул голову в сторону Гарри и равнодушно уставился на него. Мальчик-Который-Выжил сразу почувствовал неладное — у Драко Малфоя в запасе было несчетное количество взглядов, но ни в одном из них никогдa не сквозило безразличие. Гаррин шрам вдруг взорвался болью. Гриффиндорец кивнул блондину, который никак на это не отреагировал, и Гарри отметил, что слизеринец вцепился пальцами в край стола, как если бы пытался встать, но у него ничего не получалось. Гарри все сильнее волновался, что-то тяготило его. Он видел, как Паркинсон трясет Малфоя за руку.

— Интересно, — услышал Драко у себя в голове. — Сердце Мальчика-Который-Выжил бьется быстрее в присутствии моего Наследника. Я бы даже посмеялся над иронией ситуации, если бы не был таким собственником.

Драко тряхнул головой и услышал, как Панси зовет Снейпа.

— Скоро, дитя Тьмы, очень скоро.

И больше ничего.

Драко почувствовал, что его разум наконец свободен. Наследник очень устал. Он поднял голову и увидел, как шевелятся губы Снейпа. Драко хотел сказать, что с ним все в порядке, но слова застряли в горле. Он удовольствовался кивком головы, и попытался унять дрожь в руках.

Его вырвало. Драко обхватил голову руками и глубоко вдохнул, когда успокаивающая ладонь принялась гладить его затылок. Драко поднял глаза и уставился в великолепные «изумруды» Гарри.

У Драко кружилась голова. А Поттер все также пялился на него, и на лице его было написано беспокойство.

«Мило».

Драко закрыл глаза и тогда к нему вернулся слух. Голоса испуганных однокурсников, непонимание гриффиндорцев, и Снейп, говоривший Поттеру проводить его, Драко, в больничное крыло.

— Только не он, — пробормотал Драко, чувствуя, как Гарри обнимает его за талию.

— Нет, я, — прошептал Гарри ему на ухо. — Наши судьбы связаны, Драко.

— Черт, — обронил блондин, перед тем как упасть в обморок.

Гарри улыбнулся. Даже в полуосознанном состоянии, слизеринец оставался гордым, и это было забавно.

За последующие сорок восемь часов Драко не показывался ни на уроках, ни в Большом Зале. Гарри должен был признать, что ему не хватает язвительного слизеринца, а Рон подшучивал над ним за это.

— И на кого ты теперь будешь пялиться? — рассмеявшись, поинтересовался он, чем спровоцировал Гарри на страшную «щекоточную» месть.


* * *

В субботу Драко впервые после происшествия на Зельях решил выйти на свежий воздух. Было солнечно, и, даже несмотря на низкую температуру, блондин не устоял перед желанием позаниматься на берегу озера, в тишине. Он торопливо натянул на себя черные джинсы и светло-серый свитер и, захватив куртку, он, ничего не говоря, пересек гостиную своего факультета. Развалившийся на диване с книгой в руках Гойл бросил на него вопрошающий взгляд.

— Куда ты в такую рань, Дрейк? Не хочешь позавтракать с нами? А может, я могу пойти с тобой?

— Меня зовут не Дрейк, — ухмыльнулся Драко. — Я сейчас намерен заниматься, я не голоден, и — нет, ты не можешь пойти со мной. Тебя устроит такой ответ?

— Извини.

Драко хотелось накричать на этого увальня за то, что тот ведет себя по-хаффлпафски, но он прикусил язык. Еще слишком рано ссориться со своим окружением.

— Черт, Гойл, — вместо этого произнес он с кислой миной на лице, — я шокирован всякий раз, как вижу тебя с книгой.

У озера Драко привалился к дереву и принялся за работу.

Но не успел он написать и трех строк, как до него донесся хруст веток.

«Черт, Гойл! Отвали!»

Он посмотрел вверх в момент, когда новоприбывший, не подозревая о чужом присутствии, сделал несколько шагов по направлению к озеру. Драко моргнул, чтобы убедиться, что зрение его не обманывает, и вынужден был признать, что перед ним действительно стоит Поттер.

От гриффиндорца исходила сила и какой-то дикий неукротимый магнетизм. Оттенок его кожи резко контрастировал со стоявшей на улице погодой — Поттер выглядел так, словно только что с Багам. Впервые Драко стал «жертвой» почти животного притяжения Мальчика-Который-Выжил. И это выбивало из колеи.

Драко опустил глаза, но тут же вернулся взглядом к своему врагу. Он с ужасом отметил, что рассматривает каждый сантиметр тела Поттера: изучает очень красивыe бедрa, останавливается на зеленой футболке, плотно облегающей впалый живот, скользит взглядом по широким плечам...

Гарри Поттер олицетворял собой все, чего не было у Драко, и это былa одна из причин ненависти последнего. Все в Поттере дышало силой, теплом, добром и гармонией, в то время как Драко вел себя по отношению к другим прохладно и высокомерно.

«Эй, может перестанешь поедать его глазами, Драко?! Мне — МНЕ! — нравится смотреть на этого идиота? МНЕ СРОЧНО НУЖНО ОБЗАВЕСТИСЬ ПОДРУЖКОЙ!»

Он кашлянул, чтобы привлечь внимание Поттера, который живо обернулся, и Драко увидел удивление в его глазах. Пробормотав что-то вроде: «звини … е знал, что ты здесь... фигня», Мальчик-Который-Выжил уже собрался было уйти, но Драко не дал ему такой возможности, поднявшись и схватив гриффиндорца за руку. Тот застыл. Он медленно развернулся и мрачно уставился в серые глаза напротив.

— Подожди, Поттер, есть разговор.

— Ты меня извинишь, Малфой, но с нашего последнего разговора я все еще ощущаю след твоего ботинка на своей гордости, так что тебе придется подождать, если ты однажды захочешь со мной цивилизованно поговорить. Я больше не хочу подходить к тебе ближе, чем на метр. Tы разве не этого добивался?

— Но ты, вроде бы, волновался за меня на зельях, — немного удивленно заметил Драко, который не ожидал вспышки гнева брюнета.

— И что? Да, я волновался. Считай, что это все мой хренов комплекс героя.

— Это правда? — надулся Драко.

«Эй, я, должно быть, сплю! Мерзкий соблазнитель!»— возмутился про себя Гарри. — «Мерлин, ну почему он так невероятно красив?»

— Нет, — сдался Гарри. — О чем ты хотел поговорить?

— О Темном Лорде. Поттер, я думаю, что он скоро нападет.

Гарри долго на него смотрел. Ничего не указывало на то, что Драко врет, поэтому гриффиндорец предпочел прислушаться к его мнению, чтобы не получилось как в случае с Сириусом. У него кольнуло в сердце. Гарри так нужно было поговорить с Сириусом о своих запутавшихся чувствах к Малфою. Завеса грусти прошла по его лицу, гася хитрые огоньки в глазах гриффиндорца.

— О чем ты думаешь? — поинтересовался Драко.

«Как будто я скажу тебе.»

— О крестном, — ответил он, мысленно давая себе оплеуху за то, что не удержал язык за зубами.

Драко нахмурился.

— О Блэке? Каким он был?

— Замечательным. И невиновным. Черт, Драко, это так несправедливо! Я наконец — наконец-то! — нахожу человека, который любит меня как родного сына, человека, который заменяет мне семью, и у меня его отнимают!

«Черт, и почему я говорю ему об этом? С каких пор я делюсь с ним подробностями своей жизни? Только не с ним! И когда я начал звать его по имени?»

— Это сделала моя тетя, — заявил Драко упавшим голосом.

— Извини ?

— Моя тетка убила Сириуса Блэка. Беллатрикс Лестранж, сучка Лорда, моя гребаная тетя.

Гарри прикрыл рот рукой, сдерживая вскрик удивления. С состраданием глянул на Малфоя, который печально улыбнулся в ответ.

— Вероятно, у меня предрасположенность к темной стороне.

— Нет, ты не как она, не как твой отец. Ну, мне так кажется. Скажи, что случилось на Зельях, и почему последняя схватка так близка?

— Это очевидно, Поттер, — произнес Cлизеринский Принц, снова становясь невозмутимым. — Все знают, что Волдеморт вернулся и что ему больше нет смысла ждать. Чем раньше он нападет, тем неожиданнее для вас.

— А ты, где будешь ты в это время?

— Я еще не решил, Поттер. Я правда хочу спокойной жизни, без всего этого гавна.

— У меня для тебя плохая новость, Малфой, в твоей жизни не будет места спокойствию, пока Волдеморт за углом. Ты должен сделать выбор, и быстро. Почему сейчас ты решил предупредить меня об угрозе нападения и почему помогал в прошлом, если собираешься примкнуть к Волдеморту?

— Именно потому, что еще не выбрал свою сторону. Я помогал тебе, потому что не желал возвращения Темного Лорда. Я хотел защитить отца. Но я был зачат и выращен, чтобы стать Абсолютным Злом и, согласись, мне хорошо удается эта роль.

— Конечно, тебе еще далеко до Волдеморта, но, признаю, ты особенно жесток. Лорд тебя полюбит.

Вместо ожидаемой улыбки, Гарри увидел, как помрачнело лицо Драко.

Поттер не хотел его ранить, а просто разрядить обстановку и снова увидеть на лице слизеринца одну из его ослепительных улыбок. Он подошел к Драко и взял его руку в свои. Слизеринец вопросительно приподнял бровь.

— Расслабься, Драко, — сказал он тоном, который показался Драко одновременно нежным и серьезным. — Я просто пытался острить — как ты. Но, похоже, мне еще есть чему поучиться.

Драко позволил себе невесело улыбнуться и отнял у Поттера свою ладонь. Близость Золотого Мальчика приводила его в неловкость. Драко пугало это странное неведомое ощущение, которое охватывало все его тело и как-будто тисками сжимало сердце. Драко был убежден, что чувства — для слабаков — а он не такой. Слизеринец закурил сигарету и некоторое время всматривался в дымящийся конец, перед тем как обхватить тонкую трубочку губами и затянуться.

Гарри остался без слов перед волшебным зрелищем срывающегося с приоткрытых губ слизеринца дыма. Это было так невероятно сексуально, что Гарри решил, что все, за что берется Малфой отдает необычайной чувственностью.

Но он устоит. Это не обсуждается, даже если ледяная красота напротив делает гигантские усилия, чтобы не сорваться на привычный сарказм.

— Ты знаешь, что эта гадость творит с твоим организмом? — спросил Гарри, чтобы отвлечься от фантазий о чуть приоткрытых губах слизеринца, между которыми он мог бы просунуть свой язык и снова ощутить сладкий вкус своего ангела.

— Не думаю, что этому хватит времени, чтобы убить меня, — ухмыльнулся Малфой.

Между ними воцарилось неловкое молчание, а затем Драко рассказaл Гарри о происшествии на Зельях.

— Мне казалось, что ты ас в окклюменции, — заметил Гарри.

— Это так, — подтвердил Драко, — но я думаю, он воспользовался зельем или фильтром. Что-то, что содержит часть меня, благодаря чему он может проникать в мои мысли. Я знаю, что это большая редкость, и что он подверг меня этому лишь однажды, но мне не нравится, что Темный Лорд лазит в моей голове. Я знаю, что он может проделывать то же самое и с тобой. А еще он мне сказал странную вещь — будто твое сердце бьется быстрее, когда ты на меня смотришь. Думаешь, он может видеть то, чего нет на самом деле?

— Нет, — ответил Гарри, уставившись взглядом в зeмлю. — Он все правильно понял. Ни о чем меня не спрашивай, я и себе-то боюсь признаться, что уж говорить о тебе... это не обсуждается.

— Поттер, ты… ?

— Малфой, какое слово в «ни о чем меня не спрашивай» ты не понял?

— Ладно. Но тебе следует опасаться этого чувства. Это пустая трата времени и сил.

— Господи, Драко, до чего же мне тебя жаль. Твое существование так печально, а ты даже не пытаешь придать ему красок.

— Я знаю, это ужасно, но я такой.

Слизеринец протянул руку к гарриной щеке, но последний остановил его. Он нежно поцеловал ладонь блондина, просто легкое чувственное давление губ, от которого по руке Наследника побежали мурашки.

— Не играй со мной, Драко, — произнес Гарри низким, почти угрожающим голосом. — Разве ты забыл? Ты любишь меня так же сильно как хочешь. То есть, совсем никак. Не так ли, Драко?

На лице слизеринца появилось неописуемое выражение, у него был вид пойманной в клетку птицы, что почти тронуло Гарри. Но он быстро взял себя в руки. Он был твердо настроен контролировать ситуацию.

— Я…о… я просто хотел сделать тебе больно, — пробормотал Драко.

— И ты попал в точку. Это-то меня в тебе и восхищает. Но ты должен оставить меня в покое и по-хорошему убраться из моей головы. Если ты однажды поймешь, чего хочешь, я, возможно, еще буду ждать тебя.

Он коснулся губами запястья Драко, а потом развернулся и пошел прочь.

— Да как ты смеешь? Плевать я на тебя хотел, Поттер! — крикнул ему вслед Драко, когда Гарри был уже далеко.

— Я знаю, — с болью в голосе прошептал Гарри. — Я знаю, Драко.


* * *

Гарри и Драко больше не перекинулись и словом с той встречи на озере. Драко довольствовался тем, что угощал сарказмами гриффиндорца, который на обидные замечания отвечал оскорблениями.

В ноябре враги продолжали успешно игнорировать друг друга. Драко стал более жестким и уже не раздумывая бросался заклинаниями в тех, кто стоял на его пути. А Гарри постоянно мысленно возвращался к Забини и его словам. Он был прав — Малфой так себя вел из чувства противоречия, только чтобы позлить гриффиндорца.

Гарри хотелось поговорить с ним, но ему мешалa гордость, поэтому ему оставалось

только любоваться нереальной красотой слизеринца издалека. Когда тот проходил мимо, Гарри вдыхал его запах, как наркотик, отчищающий сознание и отравляющий плоть. Он чувствовал себя сильным и одновременно очень слабым из-за «ломки» по Малфою.

Он целиком и полностью зависел от светловолосого разбивателя сердец, но Гарри мужественно боролся со своей тягой к слизеринцу, не позволяя тому отравить свое сердце.

Потом пришел декабрь, а с ним снег, укрывший замок и его окрестности белоснежным покрывалом.

«Таким же белоснежным, как кожа Драко», — подумал как-то Гарри и еле сдержался, дабы не побиться головой о стену.

Почему он не мог выкинуть из памяти прикосновения и облик слизеринца? Последний казался довольным жизнью; он недавно расстался с Падмой, которая в свою очередь не стала драматизировать ситуацию.

Она все объяснила своей сестре Парвати, которая рассказала во всеуслышание в Большом Зале — и к большому неудовольствию Гарри — что Драко просто бог в постели, и что ей будет его не хватать.


* * *

Гарри с опозданием появился на Уходе за волшебными животными и тут же встал рядом со своими лучшими друзьями. Отсюда удобно было наблюдать за закутавшимся в зимний плащ Малфоем, у которого от холода порозовели щеки. Волшебное зрелище — Зло во всей своей невинности.

Блейз Забини, чтобы согреться прыгавший рядом с Драко, что-то шепнул ему на ушко, и Наследник подарил ему одну из своих редких и, о каких ценных, «настоящих» улыбок. Его глаза цвета стали улыбались.

Когда их взгляды встретились, слизеринец уставился на Гарри, приподняв одну бровь, словно провоцируя. Малфою явно не понравилось то, как Гарри поставил его на место в прошлый раз. Золотой Мальчик в ответ просверлил его взглядом и повернулся к Хагриду.

Полувеликан был возбужден своим открытием новых «очаровательных» тварей, Пинговоров.

Они представляли собой нечто смахивающее на метровых пингвинов цвета чистого неба, а их слюна ценилась как ингредиент для многих зелий — словом, вид у них был безобидный. Малфой шумно вздохнул и довольно громко произнес, так, чтобы быть услышанным Хагридом:

— А что будет в следующий раз? Светящиеся червяки? Ууу, мне страшно.

Он внимательно оглядел животных. — Хотя, эти штуки довольно милые.

Драко протянул руку, чтобы погладить одного из них, но неожиданно полный острых зубов клюв вцепился в руку слизеринца. Блейз и Гойл тут же поспешили ему на помощь.

Освободив руку, Малфой сжал кулаки, как если бы собирался ударить животное, но в последний момент сдержался и закричал:

— Сука! Эта хрень раздробила мне кости руки!

Рон рассмеялся.

— А у тебя, Малфой, оказывается, не очень аристократическая манера выражаться.

— Чхал я на тебя и твое мнение, Уизел! Забейся со своим плоским юмором! Узнаю Хагрида! Вы покажете нам, хоть однажды до Ж.А.Б. достойную интереса тварь?

— Заткнись, Малфой! — выкрикнул Гарри. — Хотя бы раз пострадай молча!

Драко бросил на него убийственный взгляд, но ничего не ответил. Он повернулся к своим друзьям, которые тут же принялись жалеть его, напуганные тем фактом, что слизерирец, возможно, больше не сможет воспользоваться своей рукой.

Гарри улыбнулся. Забини поймал его взгляд и улыбнулся в ответ, кивком головы указывая на Малфоя. Было очевидно, что с Драко все в порядке.

Но он был так красив, когда строил из себя жертву. Гарри застыл: «Я ведь только что не подумал, что мне нравится эта манера Малфоя жаловаться по пустякам?»

— Да перестань ты так на него пялиться посреди поля, — шепнул Рон, — это возмутительно, это же Малфой.

— Что? Ничего подобного, я на него не пялился, — попытался защищаться Гарри, при этом стремительно краснея. — Я просто... вы когда-нибудь обращали внимание на его адамово яблоко? Я вот никогда раньше не обращал. Оно очень сексуально.

— Гарри? Ты пялишься на кадык Малфоя? — спросил Рон, давясь от смеха. Гермиона не преминула последовать его примеру.

— Нет, я просто только что это осознал. Черт, я обожаю его перстень с печаткой и кольцо. Вам не кажется, что это придает ему вид...

— … придурка ? — оборвал его на полуслове Рон, хохоча как ненормальный. Он бросил взгляд на правую руку Малфоя: его безымянный палец украшал перстень с печаткой герба Слизерина, а мезинец — золотое кольцо с гербом Малфоев. Конечно, кольца подчеркивали длинные малфоевские пальцы, но считать это сексуальным... Рон повернулся к Гермионе и кивнул ей, как бы побуждая что-то сказать.

— Гарри, если ты зацикливаешься на деталях, значит ты влюбился.

— Ты издеваешься? Да никогда!

Он рискнул взгляд на Драко и понял, что что-то пошло не так.

Его шрам взорвался острой болью, но Гарри постарался отрешиться от нее, не отводя взгляда от слизеринца.

Панси затрясла Малфоя за плечи, но тот был уже далеко... Она закричала.


* * *

Волдеморт, Беллатрикс Лестранж и чета Малфоев склонились над булькающим котлом.

— Добавим всеэссенции Наследника, — отдал указание Темный Лорд, опустошая одну из бесценных колб. — А теперь, крови, которая напомнит ему о своем предназначении.

Люциус и Нарцисса сделали надрезы на запястьях, тем самым давая крови смешаться с содержимым котла, пока Волдеморт распевал заклинание.

Драко больше не двигался и, часто дыша, ждал продолжения. Он чувствовал вторжение в свой разум, но что-то было не так. Он уже не осознавал, что творится вокруг, чувствуя, как проваливается в бесконечный туннель.

Он приземлился на ледяном полу.


* * *

Гарри наблюдал за тем, как слизеринец падает на колени. Тот не издал ни звука, хотя его губы двигались. Слизеринский Принц поднялся и невидящим взглядом уставился куда-то влево от Гарри.

— Рон, иди за Дамблдором!

Забини еще не пришел в себя от представшего перед глазами зрелища, но вовремя сообразил обратиться к Панси с просьбой, чтобы та привела Снейпа. Хагрид же был слишком шокирован, чтобы что-то предпринять, миллионы вопросов крутились в его голове, но ответ приходил один: черная магия.


* * *

— Что… — начал было Драко, поднимаясь, его дыхание сбивалось, а сердце пропускало удары. Он повернул голову и увидел своих родителей, на их лицах застыло выражение безграничной гордости. Драко кивнул им, но заговорить не осмелился.

Нагини подползла к его ногам, и он рассеянно погладил рептилию.

И, наконец, Драко увидел его.

Темный Лорд держался в двух метрах от него, и Наследник заставил себя отрешиться от уродства, которое представлял собой Волдеморт. Ему хотелось сбежать.

Малфой сосредоточился на дыхании, чтобы не выдать свое бешено колотящееся сердце.

Он ощущал сухость во рту, а его глаза, казалось, горели. Драко чувствовал, как по позвоночнику течет холодный пот, но внешне он был спокоен и безразличен.

— Подойди ко мне, Дитя Тьмы. Я ждал этого момента слишком долго.

— На колени перед Господином, — приказал Люциус.

— Несмотря на все уважение, что я к вам питаю, мой Лорд, я не встану перед вами на колени, — возразил Драко, задаваясь вопросом, больно ли умирать. — Я Наследник, и поэтому не собираюсь ни перед кем преклоняться.

— Да как ты смеешь ! — воскликнул Люциус, бросая в Драко заклинание, так что тот пролетел по воздуху, сильно ударившись спиной о стену и сполз по ней на пол. Слизеринец почувствовал привкус крови во рту и на губах.


* * *

— Что происходит, черт возьми? — обратился к директору Блейз, в его взгляде сквозил страх.

Драко продолжал шевелить губами, но не издавал ни звука. Снейп молча наблюдал за своим любимым учеником, размышляя. Вдруг, Драко оторвался на два метра от пола, но был словно остановлен невидимой стеной.

Панси Паркинсон закричала и расплакалась, безостановочно вторя имя Драко.

Гермиона прикрыла рот рукой, сдерживая рвущийся из горла крик.

Гарри же не мог поверить в то, что никак не может облегчить страдания белого ангела. Он видел стекающую по его губе струйку крови и сжимал кулаки от бессилья. Его снедал страх, в то время как сердце разрывалось от боли, а шрам обжигала невыносимая боль.


* * *

— Круцио !

Люциус Малфой распластался на полу, раздираемый мукой. Драко растерянно, почти презрительно окинул его взглядом. Он знал, что его испытывают на прочность и не собирался показывать свои чувства.

— Фините Инкантатем, — наконец остановил пытку Волдеморт, направляясь к Драко. Он протянул ему руку, и Наследник схватился за нее, чтобы подняться.

Темный Лорд погладил его по голове и взял в руки лицо.

— Он идеален. Невероятно красивая игрушка. Все в нем прекрасно: его кожа, его черты... — он повернулся к чете Малфоев. — Ты была права, Нарцисса, он превзошел все мои ожидания. Люциус, друг мой, я снова подвергну тебя непростительному, если ты еще раз осмелишься подчинить моего Наследника.

Беллатрикс подошла и поцеловала Драко в губы, но Волдеморт оттолкнул ее.

— Не с ним, — приказал он. — Он твой крестник и ты умрешь за него, если понадобится. Как Блэк умер за Поттера. Кстати о Поттере, покажи мне свои о нем воспоминания, Драко. Покажи мне нашего общего врага.

Драко позволил Волдеморту обхватить руками свою голову и был ошеломлен пониманием, до какой степени Темный Лорд очарован им. Он закрыл глаза и позволил Тьме проникнуть в свой разум, предварительно запрятав поглубже в закоулках сознания свои беседы с Поттером. Волдеморт внезапно отпустил его и зловеще расхохотался.

— Драко, Дитя мое, ты, оказывается, сомнительное оружие, о силе которого я и не подозревал. Поттер любит тебя! Ты без труда сможешь его уничтожить!

Он погладил Наследника по щеке и добавил: — Да и как смог бы он не влюбиться в такое сокровище как ты? Пусть ритуал начнется!

Драко почувствовал, как у него сжалось горло. Его будут пытать, он это чувствовал. Он закрыл свой разум, позволяя себе думать лишь о невероятном уродстве Волдеморта. Даже этот Дадли, кузен Поттера, который буквально пускал по нему слюни, и то был не таким отталкивающим.

— Левикорпус ! — произнес Волдеморт.

Драко медленно взлетел на полтора метра от пола, находясь в лежачем положении, с немного расставленными руками, повернутыми ладонями к потолку. Он закрыл глаза и сконцентрировался на дыхании. Он почувствовал, как по виску пробежала капелька пота и попробовал успокоиться. Он не хотел разочаровать родителей.

Волдеморт погладил его напрягшийся лоб.

— Пришло время, мой Наследник, проверить тебя на храбрость и выносливость.

«Я совсем не храбр», — подумал Драко, — «а теперь, может, вы меня отпустите?»

— Говори со мной на парселтанге, — приказал Волдеморт.

— Я не говорю на парселтанге, — возразил Драко.

— Круцио !

Тело слизеринца охватила острая боль и Драко пришлось воззвать ко всей своей силе воли, чтобы противостоять заклинанию. Его кожа треснула в некоторых местах, и из свежих ран неторопливо закапала кровь. Наконец, с помощью концентрации, которой так тяжело было научиться в детстве, он перестал чувствовать боль, разве что ощущал красные капельки, щекочущие тело.

Он повернул голову в направлении Темного Лорда.

— Я все еще не говорю на языке змей.

Волдеморт посмотрел на него, а затем повернулся к Люциусу и Нарциссе.

— Вы проделали с ним замечательную работу. Я мало кого видел, кто умеет так хорошо противостоять этому заклинанию. Круцио!


* * *

Увидев, как тело слизеринца поднимается над землей, Дамблдор отправил учеников по их гостиным. Одним друзьям Драко и Золотой Троице было разрешено остаться.

Они все были бессильны, смотря, как тело Драко покрывается порезами. Кровь Наследнка медленно закапала на снег.

И лишь увидев страдальческое выражение на лице своего ангела, Гарри осознал, что безумно, до потери пульса любит Драко, и что его наибольшей слабостью в этой жизни станет Драко Малфой, самый сложный человек, которого он когда-либо встречал, тот, которому, вероятно, придется убить Гарри. Потому что Гарри знал, что, что бы не произошло, он сам никогда не сможет применить смертельное заклинание к своему любимому.

— Профессор Дамблдор, — произнес он, не отрывая глаз от блондина, — что происходит? Я думал, что ученики в безопасности в Хогвартсе.

— Я бы хотел точно знать, что с мистером Малфоем, чтобы попытаться помочь ему, — отозвался директор. — Мы подумали защитить учеников от внешних нападений, но не от своих семей, и в этом наш промах. Именно поэтому наш староста сейчас находится во власти Волдеморта.

— Сэр, как такое возможно, что он находится сразу в двух местах? — спросил Рон.

— Здесь замешана очень темная магия, — вмешался Снейп. — Телесная оболочка Дра.. мистера Малфоя с нами, но его разум и проекция его тела или, скажем, физическая аура, сейчас находится рядом с Темным Лордом. Мистер Малфой испытывает боль, а его тело несет последствия.

— Как это возможно? — спросил Гарри. — И как мы можем ему помочь?

— Нужен специальный обряд, если быть точнее, зелье, — ответил директор. — Должно быть, Волдеморт завладел всеэссенцией Драко. Достаточно воды, в которой он искупался, или которой он вымыл руки, к примеру. Именно поэтому я настаивал на том, чтобы мистер Малфой всегда запирал за собой дверь в ванную старост.

— Во имя Вампира ! — воскликнул Рон. — Он никогда этого не делал, и мы часто ссорились по этому поводу. Хм. И как же Тот-Кого-Нельзя-Называть действовал дальше?

— Не имеет значения, — бросил Снейп. — Очевидно, у Лорда в школе свой шпион. Ему несомненно понадобилась кровь Люциуса и Нарциссы, которая воззвала к их сыну, и заклинание, чтобы связать Дра... мистера Малфоя с Пожирателями. Не смотрите на меня так, Поттер, я был не в курсе! И, чтобы ответить на ваш предыдущий вопрос, нет, мы ничего не можем сделать. Придется довольствоваться ожиданием.

Гарри был в отчаянии, и его лучший друг крепко обнял его за плечи, продолжая смотреть на неподвижное тело Драко. Поттер одновременно испытывал и отвращение, и восхищение к зрелищу.

Внезапно слизеринца вырвало, а по телу пробежала судорога — он боролся с ужасной болью.

— О боже, нет! — закричал Забини. — Они подвергают его круцио! Мы должны это прекратить!


* * *

Драко закрыл глаза, как если бы пытался избавиться от глодавшего его страха. Он про себя умолял прекратить эту пытку круциатусом, он больше не в силах был сопротивляться боли.

Глупая надежда ребенка, которому хочется верить в чудо.

Он чувствовал бежавшие по лицу капли пота, хотя Драко обычно очень редко потел.

Его горло и глаза жгли изнутри, и у Драко было только одно желание: сбежать отсюда подальше и больше не попадать под гипнотизирующий, почти теплый, взгляд Волдеморта.

Беллатрикс погладила Драко по щеке, и он почувствовал подступающую тошноту. Лестранж любовно слизнула каплю пота на его виске, и он не выдержал: повернул голову в другую сторону и его вырвало.

Волдеморт вытер ему рот, при этом шепнув на ухо что-то успокаивающее. Потом поднял палочку и произнес: — Круцио!

Драко позволил боли охватить все его тело. Он хотел умереть. Но инстинкт самосохранения оказался сильнее, и Драко чудом не упал в обморок.

После того, что ему показалось вечностью, Волдеморт опустил свое оружие пыток, и Драко попробовал привести в норму дыхание. Второе круцио ударило по нему неожиданно.

— У тебя есть потенциал, мой драгоценный. Скоро ты в совершенстве овладеешь беспалочковой магией.

Волдеморт закатал рукав Драко, и, читая заклинание, вонзил ему в руку кинжал. Юный слизеринец подавил крик боли. Он не должен показывать слабостей. Вскоре боль уступила место оцепенению, и Драко подумал, что все это должно кончиться через несколько минут. Он первый осознал, что Волдеморт в своем пылу слишком сильно резанул по венам.

Лорд наполнил золотой кубок кровью своего Наследника и отпил из него. Затем он начал распевать новое заклинание, вонзая кинжал уже в свою руку, и собирая красную жидкость в ту же чашу. Он поддерживал голову Драко, пока тот, сдерживая рвотные позывы, глотал ужасный «нектар». Драко внезапно почувствовал в себе новую силу и понял, что они с Волдемортом только что разделили свою магию.

Темный Лорд посмотрел на Драко, который медленно кивнул, мысленно задаваясь вопросом, когда уже кто-нибудь поймет, что он теряет кровь. Он чувствовал себя и сильным, и слабым одновременно, а правую руку начало очень неприятно покалывать. Становилось холодно. Очень холодно.

— Скажи Нагини лечь у моих ног, — приказал Волдеморт.

Драко открыл рот и заговорил на языке змей. Его голос был слаб и еле различим, но Нагини сделала в точности то, о чем просил ее Драко.

Беллатрикс зааплодировала, а Нарцисса расплакалась от счастья. Но больше всего Драко был тронут гордостью, которою прочитал на лице отца.

Темная пелена расползлась перед глазами. Драко осознавал свое положение, окружающее его царство звуков, но он уже ничего не видел.

«Я теряю сознание», — подумал он. — «Отец меня убьет».


* * *

У Гарри вырвался озабоченный возглас, когда он увидел количество теряемой Драко крови. Он был здесь, потерянный, под телом своего любимого, и умолял его вернуться.

Он видел сжавшиеся челюсти Драко, когда его подвергали круцио.

Он видел, как Драко покусывает нижнюю губу, и как тоненькая струйка крови сбегает вниз по его щеке, теряясь в светлых прядях.

Малфой казался еще бледнее обычного. Гарри хотелось присоединиться к нему и помочь, но это было невозможно. Гарри всегда думал, что круцио доставляет самую страшную боль. Но, видя искаженные черты Драко, который пытался сопротивляться, он понял, что это не так. Больнее всего — наблюдать за страданиями любимого человека, быть вынужденным свидетелем его медленной агонии.

Снейп быстро зашептал слова заклинания, пока Дамблдор объяснял, что тот пытается вернуть Драко. Крэбб присоединился к своему декану и, ко всеобщему удивлению, дрожавшим от страха голосом тоже принялся колдовать.

Гарри заботило лишь одно: рука слизеринца, покрасневшая от стекавшей меж длинных пальцев крови, которая безостановочно капала на снег.

Он не сразу понял, что Драко немного приподнял голову.

— О, Господи! — вскричала Гермиона, видя, как бледные губы слизеринца окрашиваются красным. — Он заставляет его пить кровь.

Гарри резко поднялся, в шоке.

— Не делай этого, Малфой! — попробовал он достучаться до слизерина, сам не зная, почему говорит ему это.

— Да здравствует гений, — вмешался Гойл, — думаешь, он сейчас в состоянии вести переговоры? Тогда дай я тебе объясню. Он отказывается пить, а Тот-Кого-Нельзя-Называть убивает его. Это до того просто.

— Я что-то об этом читала, — заявила Гермиона. — Они делятся своей силой, да?

— Ты, — произнес Рон, — в день, когда ты скажешь, что ты что-то пережила на своем опыте, а не прочитала об этом в книге, случится чудо.

— Не время для шуток, — холодно произнес Забини. — У моего друга потеря крови и теперь, благодаря Гермионе, мы знаем почему. Сомневаюсь, что твое чувство юмора нам сейчас поможет, Уизли.

Рон поднял руки в знак капитуляции и направился к Гарри, который коротко обнял его и закричал, взирая на тело Драко перед собой.

— О нет! Неужели опять!


* * *

Ему снова досталось Круцио, на этот раз с полной силы. Драко слышал голос тети, которая произносила слова заклинания, и Волдеморта, который приказывал ей сконцентрироваться на ненависти и боли Драко, чтобы тот смог творить беспалочковую магию.

— Вы убьете его, Хозяин ! — вскричал Люциус.

— Он Наследник, он выживет. Я хочу, чтобы он превзошел самого себя. Я не хочу, чтобы он довольствовался тем, кто он есть! Я знаю, что он может стать сильнее, я это чувствую!

Новая порция боли прошила его тело со всех сторон, и Драко поплотнее сжал зубы.

Наконец, он открыл рот и из горла вырвался полный страдания крик. Он чувствовал, как обжигающий поток энергии пробегает по рукам. Он сжал ладони и снова открыл их.

Многочисленные лучи света вырывались из его пальцев, собираясь в одну точку на пару метров выше самого Драко, сопровождаемые его криками.


* * *

Все видели свет, который исходил из ладоней Драко, и слышали его душераздирающиe крики. Этот свет взорвал кору близстоящего дерева, а затем установилась тишина.

Невесомое тело Наследника парило в воздухе еще около минуты, перед тем как тяжело упасть в окрасившийся крoвью снег.

Все закончилось.

Гарри поспешил к замерзшему телу своего слизеринца. До него словно издалека донесся голос Дамблдора: — Беспалочковая магия. Мы во что бы то ни стало должны держать Драко при себе. Иначе, он слишком опасен.

Гарри присел и обнял безвольное тело своего любимого. Он нежно погладил его по щеке. Драко еле дышал, а бледность кожи и кровяные потеки придавали ему вид мертвеца.

— Открой глаза, я прошу тебя, — прошептал Гарри.

Наконец, за длинными ресницами показались серые омуты, но они были пусты...

Драко чувствовал нежно поддерживающие его руки, тепло которых распространялось по всему его телу, — тепло, которое он боялся, что потерял навеки. Драко было холодно, но это объятие вернуло ему позабытое во время встречи с Волдемортом ощущение безопасности.

Он узнал обращавшийся к нему голос, но не помнил, кому тот принадлежит.

Тело прошила судорога боли. Драко вырвало, a дружеская рука придерживала его за волосы.

Он слышал, как кто-то говорит, что его, Драко, нужно срочно отвести в Больничное крыло и мысленно согласился с этим кем-то. Эта была его последняя мысль, перед тем как он откинул голову на грудь поддерживающего его источника тепла.

Он потерял сознание.

просмотреть/оставить комментарии [10]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [232] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 23:00:02
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 23:15:15
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.29 00:36:53
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.25 19:52:30
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.