Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое клинит на поттериане?
Это когда в библиотеке хочешь спросить книгу из "спец.фонда", а говоришь из "запретной секции"

Список фандомов

Гарри Поттер[18471]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12666 авторов
- 26940 фиков
- 8603 анекдотов
- 17671 перлов
- 665 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлению 


  История одной ненависти

   Глава 6
Я всё ещё слышала злобные, пронзительные выкрики, доносившиеся со стороны общей гостиной Слизерина, куда Северус уволок сопротивляющуюся Клару.
Честно говоря, такой сцены я не ожидала...
Одно дело - тонкие, изящные оскорбления, которыми так славятся выпускники именно нашего факультета, и совсем другое - отчаянная, граничащая с безумием, вспышка яростной ненависти...
Я ещё не видела такого...
В сущности, что меня спасло от смерти - тот сильный толчок, которым Северус отбросил меня в угол... Авада прошла совсем рядом, но не задела ни меня, ни его...
...Она ни сказала ни слова перед этим - ни мне, ни ему. Таинственно улыбнулась - у меня немного сжалось сердце, когда я увидела, как невыразимо прекрасным становится её лицо при этом...
Слегка закусила губу, наблюдая из-под опущенных ресниц наш разговор... Да, наблюдая - ведь мы не говорили ничего вслух... Только осторожные взгляды, из которых привычно истекает нежнейший яд...
«Любишь..?»
«Люблю...»
Но не зря ведь так глубок был её голос, когда она говорила о том, что осень прекрасна... Не зря её глаза горели странным, болезненным огнём... волосы источали слабый горьковатый аромат...
Тот же яд медленно струился по её венам, та же тоска окутывала мягким, смертельно тяжёлым покровом...
Только несколько секунд она смотрела на нас...
«Авада кедавра.» - Сноп ярких зелёных искр сорвался с её палочки, и ударился о противоположную стену... Он одним движением руки отбросил меня в угол и стремительно переместился таким образом, чтобы находиться между нами...
Голова гудела и кружилась от сильного удара о каменную стену, и земля мягко поплыла под ногами... может быть ещё потому, что так близко от него сейчас искрился зелёный огонь...
Он сделал почти незаметное движение и теперь стоял так, что у неё уже не было возможности видеть меня.
«Отойди, Северус...» - Она произнесла эти слова неожиданно будничным голосом, небрежно отбрасывая с лица прядь волос...
«Отдай палочку... Ну же, детка, будь моей хорошей девочкой...» - По моей коже пробежал холодок, когда я угадала в этих мягко шелестящих, терпких интонациях, уже давно привычный пароль двух любовников...
Она ещё мгновение смотрела на него... как маленькая девочка, которая ещё надеется, что всё происходящее лишь страшный сон... это беспомощное движение губами... и страшная вспышка безумной ненависти в прекрасных глазах.
«Прекрасная миссис Малфой... само совершенство...» - с едкой язвительностью произнесла она, и её глаза злобно сузились... - «А что сказал бы ваш супруг, узнай он, что его жёнушка бросает все дела, чтобы побегать за ширинкой его лучшего друга...
«Заткнись, стерва!» - прошипел Северус, делая широкий шаг по направлению с к ней, и незаметно доставая из рукава палочку.
»...только вот вы не учли тот факт, что на дистанции вам придётся соперничать со всеми молоденькими вдовушками Хогсмита... Даже с теми, кого именно он таковыми и сделал...» - Она зло улыбнулась, не отрывая от него безумно горящего взгляда, болезненного и тяжёлого...
«Отдай палочку, Клара... по-хорошему...» - Его голос был так тих - казалось, что он старается говорить так, чтобы только она его слышала... Чтобы не долетали до меня эти шипящие, хищные интонации, которые звучали, почти видимо сгущая воздух вокруг нас...
«А ты отбери, сволочь..!» - Она завизжала так пронзительно, что даже он вздрогнул. - «Думаешь, если я мирилась с тем, что ты время от времени путаешь наши имена по ночам, то я смирюсь и с её грёбаным присутствием..?» - Она немного дрожащей рукой вытянула палочку вперёд, почти касаясь его груди.
«И не смотри на меня так - всё равно не проглотишь.» - Она с вызовом уставилась на него, хотя голос предательски дрогнул от страха.
«Я не питаюсь отбросами, малышка.» - Сухо произнёс он, с едва заметной злой язвительностью в голосе...
Она вдруг осеклась, глядя на него широко раскрытыми глазами и беззвучно открывая рот... На мгновение её рука опустилась, и Северус, сделав резкое, молниеносное движение к ней, сжал руку, державшую палочку, и грубо схватив её за шею, прижал к стене...
Он несколько раз так сильно встряхнул её, что её голова мотнулась,. как у тряпичной куклы, ударяясь о каменную стену...
«А сейчас ты пойдёшь к себе, детка, и очень серьёзно подумаешь над своим поведением... Которое мы ещё обсудим... И если ещё раз я увижу тебя ближе, чем в пятидесяти метрах от миссис Малфой, даю слово чести - ты пожалеешь, что сегодня я не сдал тебя в Азкабан.»
Он отпустил её так резко, что Клара, не устояв на ногах, покачнулась и рухнула на колени... Она не плакала, нет... Она, как полубезумная смотрела на него снизу вверх, и на губах её сияла страшная улыбка.
«Тебе всегда нравилось делать это... причинять боль. Неужели ты думаешь, что моя сестра, или эта цыпочка могли бы оценить тебя по достоинству..? Нет, ты только для меня...»
Северус резко поднял её на ноги, отчего у меня болезненно сжалось сердце... от уверенности и привычности этого жеста... И от той непринуждённости, с которой она обхватила его за шею... всего на секунду - он резко и почти брезгливо отбросил её - но я всё же увидела за этим движением скрывается если не любовь, то хотя бы одиночество... разделённое между ними двумя, и оттого менее мучительное, чем то, в котором существовала я...
Он развернул её и грубо толкнул в спину, по направлению к общей гостиной Слизерина, бережно спрятав её палочку в рукав своей мантии. Клара на секунду задержалась и прислонилась к нему спиной, насмешливо глядя на меня... Затем выгнула шею так, чтобы смотреть на него и произнесла:
«Знаешь, да плевала я на Азкабан...»
И засмеялась, как смеются только смертельно больные дети...
Когда я медленно вошла в его комнаты, этот смех ярко-красным светом пульсировал у меня в виске...



************
... Я медленно бродила по пустынным комнатом... прикасаясь к вещам... чувствуя их как собственное тело - ведь они хранили ещё его дыхание...
Я здесь впервые - но могу с закрытыми глазами определить место нахождения любого из предметов, таких знакомых по его письмам, и таких чужих, потому что для них-то он смог найти место...
Я не думала о Кларе, когда стояла посередине комнаты, охваченная внезапно нахлынувшим отчаянием... Она здесь ни при чём... как и все другие... как и Люциус...
Не всё ли равно, рядом с кем умирать от одиночества?
Я медленно шла через тёмный кабинет, с его полками, забитыми разными препаратами... через гостиную, с её вечно задёрнутыми - я это знаю - шторами... Я вошла в лабораторию, где ещё дымился котёл, не успевший остыть после бог знает какого эксперимента... Эти книги, этот холодный пустой камин...
И эта разъедающая душу жёлтая, липкая тоска... Да, вот что я почувствовала сразу, как вошла... Вот чем пропитаны насквозь эти стены... Тоска, которая сочится из щелей каменных стен... покрывающая всё вокруг липкой плёночкой... невидимой...
Я видела перед собой нескончаемую череду вечеров и ночей, наполненных тяжестью огромного прошлого... Когда человек, наблюдающий за таинством, происходившем из мелких пузырьков на поверхности закипающей жидкости, машинально проводил ладонью по гладкой поверхности стола... почти физически ощущая эту липковатую массу одиночества... Пытаясь стряхнуть её с рук, но безуспешно...
Одиночество - как кровь на руках... нельзя ни смыть... ни искупить...
Я чувствовала, как в сердце впиваются смертоносные копья своей собственно и чужой тоски... Сердце сжалось, глаза наполнились слезами, когда ветер памяти донёс до меня аромат полыни, исходившей от мрачноватого юноши, который не мог дать мне счастья, душа переполнялась тоской по утраченным иллюзиям...
Я чувствовала себя такой старой, такой изношенной, такой далёкой от тех, самых лучших моментов моей жизни, что затосковала даже по том мгновениям, которые казались раньше самыми чёрными и беспросветными...
Сердце, давно уже похожее на слежавшийся комок пепла, сейчас рассыпалось под натиском тоски по прошлому...

************
«Не всё так мрачно, Нарцисса, как тебе кажется...»
Он стоял в дверях лаборатории смотрел на меня без всякого выражения.
Я пошла ему навстречу, не отрывая взгляда от глубокой царапины на его шее, уходящей за воротник белой рубашки. Медленно провела кончиком пальца... мне пришлось расстегнуть одну пуговицу, чтобы пройти до конца... И мне даже понравилась, когда он едва заметно вздрогнул от боли...
«Клара успокоилась?» - лениво поинтересовалась я, медленно обхватывая его руками, и закрывая глаза.
Я почувствовала его слабую улыбку и через мгновение - ответное объятие...
«Ей пришлось...» - фыркнул он, зарываясь лицом в мои волосы.
«Империо?»
«Зачем? здесь хватило и Петрификуса...»
Он немного ослабил объятия, когда мы шли в гостиную, но не отпустил... И это было прекрасно - мне хотелось быть как можно ближе к нему сегодня... в последний раз...
Он привычным движением усадил меня к себе на колени, и с усталым любопытством разглядывал моё лицо.
Через мгновение я не выдержала, и фыркнула:
«Ты ещё скажи, что ожидал от меня сцену ревности и оскорблённой невинности...»
Он моргнул своими длинными девчоночьими ресницами, отчего на мгновение приобрёл вид обиженного страусёнка... Такого милого - и я знаю, только со мной он может позволить себе быть таким...
«Скажем так, ты в очередной раз преподнесла мне приятный сюрприз...»
Я прикрыла глаза, опустив голову ему на плечо, чувствуя какой-то горячий источник, бьющий там, где когда-то было моё сердце...
Я медленно повернула голову, касаясь губами его шеи...
«Ты счастлив..?»
«Я доволен...»
«Но ведь всё могло быть по-другому...»
«Скорее, могло не быть вообще...»
Даже не предположение - просто констатация факта...
«Можно задать тебе глупый вопрос?» - я нашла в себе силы оторваться от него... и проигнорировать тот тяжёлый взгляд, которым он проводил меня, когда я шла к камину... Так у меня хотя бы было преимущество высоты.
«Задавай»
«Почему это может быть любая... но не я?»
Щёлк! И раковина захлопнулась...
Он с секунду смотрел на меня, затем устало потёр переносицу и медленно заговорил.
«Я могу о многом сказать тебе, Нарцисса... Твоё слизеринское «я» будет удовлетворено нагромождением достоверных доводов о нежелательных разводах, о неблагополучии детей, вышедших из таких семей...» - Он на минуту остановился, зажигая сигарету и глубоко затягиваясь... - «Но твоё удивительное сердечко всё равно ведь не примет доводы разума... Поэтому я скажу тебе всё, как есть...»
Он поднялся из кресла и неспешным шагом прошёлся по комнате...


**********
«Ты хочешь, чтобы я ушла?»
«Нет»
«Ты хочешь, чтобы я осталась?»
«Нет»
Я в последний раз прикоснулась губами к его шее и отодвинулась. Он не сделал попытки меня задержать, он вообще никак на это не отреагировал. На какое-то мгновение мне показалось, что меня вообще здесь нет - таким безучастным взглядом он провёл по мне, вновь возвращаясь к своему прежнему занятию, задумчиво перебирая струны гитары.
И мне вдруг так захотелось ударить его изо всех сил, по этому лицу, что бы он больше никогда не смел смотреть сквозь меня...
«Ничего не изменится, даже если ты изобьёшь меня до смерти.»
Он, наконец, оставил в покое гитару и принялся не спеша одеваться, медленными, немного кошачьими движениями перемещаясь по комнате, разыскивая то один предмет одежды, то другой, разбросанные в разные стороны.
»...не из-за Люциуса, боже упаси...» - я, зачарованно наблюдая за его блужданиями только сейчас осознала, что он говорит уже несколько минут. - «И уж конечно не из-за Клары, и тому подобное...»
Он искоса бросил на меня взгляд, ожидая, что я заговорю, но не услышав в ответ ни слова, раздражённо сжал губы и вновь заговорил:
«Нарцисса, мы не дети... Эти игры в любовь - мы уже вышли из этого возраста...»
«Игры..?» - я прошептала эти слова одними губами... Я смотрела на него во все глаза... почти физически ощущая ту дымку, которая мешала мне разглядеть его...
Но я хотела его увидеть... Я хотела видеть этого человека, лицо которого вечно ускользало от меня в ночной полуяви... Но что я могла сделать, если вечно перед глазами мерцает далёкое полу воспоминание о юноше, при взгляде на которого у меня подкашивались ноги...
Он вдруг грубо схватил меня за руки и развернул так, чтобы пламя камина освещало его лицо...
«Посмотри на меня... Неужели ты не видишь, что я не позволяю тебе остаться не потому,что не могу, не имею права или боюсь за тебя - видит бог, ещё недавно это меня не остановило бы...» - Он выровнял дыхание и твёрдо сжал губы, через мгновение продолжив: «И уж конечно не потому, что я не имею на это права, после всего того, что сделал по приказу Лорда... или своему желанию - потому что я лишён принципов подобного рода...»
Теперь я не видела его лица - он одним движением поставил меня на ноги, помогая справиться с бесконечными застёжками на платье, проводя серебряной щёткой по моим волосам... время от времени прикасаясь губами к моей шее...
Эти простые, и такие интимные движения его рук... хотелось закрыть глаза, и отстраниться от всего на свете, в первую очередь от этого хрипловатого голоса, который произносил слова, совершенно не связанные с нежными прикосновениями этих рук...
Я уже не сердилась на него... Потому что видела - ему тоже тяжело...
«Просто я не хочу... не хочу больше в жизни никаких сложностей. Я не хочу ежедневно возвращаться к тебе и делать над собой усилие, надевать на лицо маску, в которой ты меня любишь...
Ты ведь ни разу не видела меня вне той роли, которую написала для меня...»
Я могла бы ему сказать, как сильно он ошибается... Как часто я видела в его глазах жуткий, зеленоватый блеск, который появляется у матёрого волка, почувствовавшего запах свежей крови... Когда он говорил о Поттере-старшем... Да, и в ту ночь, когда родился Драко - я видела тот огонёк... И когда он разговаривал с Бэллой...
Но я молчала... Я боялась разомкнуть губы, чтобы не зарыдать от боли... Видите ли - он нервничал, и так резко проводил щёткой по моим волосам, что у меня из глаза побежали слёзы... Поэтому я молчала, а он продолжала говорить.
«Я не хочу этого, Нарцисса... Я вообще не хочу больше никаких сложностей... Я хочу работать в этой проклятой школе, каждый день вдалбливать в тупые головы своих студентов элементарные правила, казаться всем окружающим ублюдком и быть им на самом деле. Всё.»
«И ты будешь счастлив?» - Спокойно спросила я, чувствуя, как кровоточит в волосах глубокая царапина.
«Я буду доволен...»
«Так мало..?»
«Это совсем не мало.»
«А как же я? Ты спокойно обойдёшься без меня?» - Он замер на мгновение, затем едва слышно вздохнул, и уже гораздо более нежно прикоснулся ко мне... Волосы легонько искрились и потрескивали, но он не останавливал движения рук.
«А что, появилась необходимость обходиться без тебя?» - Он не позволил мне повернуть голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Я почувствовала лёгкое головокружение от того чувства нереальности и логической абсурдности его слов.
«Но ты же сказал, что...»
«Правду говорят, что все блондинки - дурочки...» - пробормотал он себе под нос - «Я сказал, что не хочу вечно носить перед тобой маску... Но это не значит, что я не смогу надевать её тогда, когда ты попросишь...»
«Ах, вон оно что...» - Губы сами собой кривились в усталой усмешке, от осознания той роли, которую он для меня написал... От её простоты и определённости...
Я выпрямила спину, стараясь игнорировать огонь, вспыхнувший в сердце, от его дыхания на моей шее... от мягкого объятия... От того, как он едва слышно прошептал, зарывшись лицом в мои волосы...
«Нарси...»
Говори что угодно... Я знаю, что всё, о чём ты сейчас говорил - чистая правда. Что ты и не сомневаешься в своих чувствах ко мне... И что тебя, вероятнее всего, устроят подобные отношения «гостевого брака»
Потому, что ты просто ещё не разу в жизни не был без меня... Потому, что ты находил меня всегда - однажды я позволила тебе держать меня в объятиях повсюду, где бы ты не находился... Во всех тёмных спальнях разрушенных и захваченных домов, во всех изысканных будуарах первых красавиц... Во время всех осенних листопадах, когда ты упрямо бежал от меня, глупый мальчишка - ты всегда был со мной... До этой секунды ты жил в моих объятиях...
Наверное, я могла бы быть счастливой и в той жизни, которую ты мне только что предложил... Тайные, редкие встречи... не так уж и мало, учитывая то, что альтернатива - разлука...
Но я не сделаю этого... потому, что если я сейчас соглашусь, то всё исчезнет навсегда - то, что так отличало нас от других. То, что когда-то так удивляло мудрого жестокого человека, с тигриными глазами...
И прозрачность осеннего воздуха...
И мягкая, незнакомая мелодия аккомпанирующая кружащимся листьям...
И нежность, бегущая по венам...
И даже терпкая тоска - она ведь тоже была почти что счастьем...
И для того, чтобы не потерять этого...
Я не сделаю этого...
«Что..?» - Он произнёс это слово очень мягко, с затаённой угрозой в голосе - неосознанной... Просто искреннее удивление человека, привыкшего получать в этой жизни всё...
«Я сказала - я этого не сделаю.» - Моя верная подруга - моё внутреннее «Я», то, которое составляло сущность Нарциссы и не имело никакого отношения к Нарси; сейчас именно она взяла слово.
«Нет, Северус. Если ты хочешь, чтобы всё было именно так - то тебе удобнее будет получать услуги подобного рода от Клары Макнейр, её сестры и любой из вдовушек Хогсмита. Я - вне игры.»
Я смотрела на его лицо... Знаете, а он ведь и не удивился даже - словно ждал именно этих моих слов... Он нервным движением накрутил тёмную прядь на палец и взглянул на меня. И впервые в жизни он задал мне заведомо дурацкий вопрос.
«Но почему?» - Нет, наверное, все-таки он не ждал такого... Голос едва заметно дрогнул...
Звон разбитого стекла, шелест разлетающихся осколков, уже в который раз упавшего сердца, разбившихся иллюзий - это звук я буду слышать до конца жизни...
«Потому...» - я прислушалась к своему голосу, переплетающемуся с далёким эхом осколков - «Потому, Северус, что то, чего более чем достаточно для мисс Блэк, этого крайне мало для леди Малфой.»
Когда я произносила это я видела, как менялось его лицо... Он больше не удивлялся - и уж конечно не чувствовал себя оскорблённым. Он спокойно принял эту ложь, так же спокойно, как несколько минут назад я приняла его ложь...
Он устало потёр переносицу.
«Сам виноват - каков вопрос, таков ответ.»
Он взят с кресла мантию и бережно накинул мне её на плечи. Только на мгновение вдруг дрогнули его руки - за миг до того, как разорвать объятие... И плеснулся ужас в глубине тёмных глаз - внезапное осознание того, что всё заканчивается сейчас, на самом деле... Он ещё упрямо не хочет понимать, что отчаяннее всего на свете желает остановить этот миг... навсегда, и чтобы не нужно было больше разрывать кольцо объятий... Хотя, может быть и понимал, когда едва заметно дрогнули губы, почти уже выговаривая...
«Останься, не уходи...»
Но только на мгновение - потому, что в следующую секунду он отошёл, учтиво поклонился, прикасаясь к моей ладони ледяными губами...
Когда я уже открывала дверь, до меня донёсся глухой голос:
«Когда-то ты обещала, что будешь любить меня вечно...»
Я замерла... Прислонилась лбом к холодному дверному косяку, заставляя себя сдержаться и не лететь снова к нему, повинуясь этой... отчаянной и неосознанной попытке вернуть меня...
И я не вернулась - и не вернусь.
До тех пор, пока он меня об этом не попросит сам.
Я тоже имею право чувствовать себя усталой от вечных попыток угадать значение его слов.
Я не сомневаюсь, что рано или поздно я снова начну делать это. Но не раньше, чем один единственный раз услышу от него то, что он меня...

**********
«Мама, мы идём?» - Настойчивый голос Драко вывел меня из задумчивости. Я взглянула на него - ещё одного мужчину, который считает себя вправе распоряжаться моим сердцем по своему желанию... Но тут уж я ничего не могу поделать...
«Идём, малыш.» - Сказала я, в последний раз бросая взгляд на толпу прохожих, среди которых буду вечно искать взглядом высокую тёмную фигуру...


Он переступил порог нашего дома ровно семьдесят четыре минуты назад - я смогла оценить тяжесть и бесконечность каждой из них. Это было уже намного легче, чем в тот, самый первый день, когда, едва вернувшись домой после того визита к нему, я обнаружила его сидящим в моей гостиной.
*********
Я услышала тогда его голос... даже нет - не услышала, а почувствовала... когда приглушённого и немного хрипловатого голоса ещё не слышно, но во всём теле вдруг возникает такой затаённо-болезненный резонанс...
О чём же думало моё глупенькое сердечко в тот момент, когда я, с гулкими ударами в висках распахивала дверь, ожидая увидеть его... вернувшегося...

Он был весел, чисто выбрит и с большим удовольствием играл в преферанс с Драко, и одновременно разъяснял Люциусу некоторые особенности ведения двойной бухгалтерии в отделе образования при министерстве.
Он небрежно приподнялся с кресла, подошёл ближе... наклонился...
Он даже не прикоснулся к моей руке - только иллюзия почтительного поцелуя и мимолётный ожог от горячего дыхания...
И затем, только мельком взглянув мне в глаза,вернулся на привычное место возле камина, и, глядя на огонь сквозь грани тонкого хрустального бокала, возобновил разговор.
...Не глядя на меня... Не замечая...
Сволочь.
Прислушиваясь к разговору, и отмечая мимоходом весьма оригинальные идеи мошенничества и шантажа, я не удержалась от вопроса:
«Ну и зачем это нужно Люциусу? У нас больше денег, чем мы можем потратить за всю жизнь...» - Меня колотили внутренняя дрожь при одном только взгляде на этого человека, который всего два часа назад держал меня в своих объятиях, а теперь с видом индюка на навозной куче развалился в моём кресле и лакает моё шампанское вместе с моим мужем.
«Во первых, дорогая...» - Эта небольшая и весьма ехидная фраза перед этим его «дорогая»... Этого было достаточно, чтобы нервы взвинтились до предела.
«Я тебе не дорогая.» - Прошипела я, не обращая внимания на полупьяный и удивлённый взгляд Люциуса, и чувствуя, как молодым и горячим потоком несётся по моим венам вновь закипающая ненависть к нему.
Он не убрал с лица эту гадкую усмешечку, но у меня дёрнулось сердце от того, как резко опустился у него уголок рта...
«О, да... дорогая, ты к счастью не для меня» - прошелестел у меня в ушах низкий голос, и в его глазах я разглядела такую же обиженную злость, которая сейчас полыхала во мне.
«Так вот,» - продолжил он, на мгновение отвлекаясь, и делая очередной ход в карточной игре, «Это деле не финансов, а принципов... В конце концов, большая часть бюджета на этот год - это деньги некоторых заключённых Азкабана... Бэллы в том числе.»
Почувствовал слабость и дурноту, я опустилась на ближайшую софу, пытаясь выровнять дыхание. Я до сих пор не могла ни думать о Бэлле, ни говорить о ней...
Он задумчиво и почти ласково посмотрел на меня... Только на мгновение я увидела в его глазах призрачный отблеск глубокого золота... Всего на один только миг, пока я не услышала...
«И к тому же, нужно учитывать тот факт, что потребности леди Малфой не так уж и малы, по сравнению с мисс Блэк...»
Я, не поверив своим ушам, мельком оглянувшись на дремавшего Люция, медленно поднялась и подошла вплотную к нему, не отрывая от него взгляда... пристально всматриваясь в странно застывшие черты лица и нервную усмешку...
И в глубине души разгоралось...
Такое странное, пьянящее чувство... Наверное именно это испытывает усталый победитель после долгой дуэли, долгой, кровопролитной и почти без шанса на победу; когда всего в двух шагах от смерти непобедимый противник вдруг делает дурацкую ошибку... и попадается...
Я знала, что он не долго позволит мне наслаждаться такой победой - скорее всего через мгновение и окажусь поверженной, но это чувство...
Мне это нравилось... Теперь я начинала понимать его отношение ко мне все эти годы. Нельзя не любить и не жалеть... и не презирать слегка того, кто так слепо отдаётся тебе... Так безоглядно...


Я опустила глаза и взяла в руки его ладонь... такую прохладную... и красивую... на ней всё ещё заметны следы мелких порезов и... Да, похоже на то, что мой сдержанный и холодный профессор переколотил все стеклянные предметы в своей лаборатории, после моего ухода... и эти следы от впившихся в кожу ногтей... Не моих, и уж конечно не Клариных...
Провела кончиками пальцев по контуру его лица, не затрагивая губы...
Я ещё ближе придвинулась к нему, чувствуя его слабые попытки удержать меня...
Люциус дремал в кресле у камина, Драко сидел спиной к нам и беспечно что-то напевая перетасовывал колоду карт... Я бросила мельком взгляд на них, и схватив его за руку тихонько вышла из комнаты, увлекая его за собой.
Остановившись в полутёмном салоне, я не думая больше ни о чём, кроме этого пьянящего чувства победы, я прижалась к нему, забываясь на мгновение в плену этих горячечных объятий... Погрузила пальцы в густые прохладные волосы, и притянула его голову к себе...
«Северус...» - прошептала я, наслаждаясь, похожим на пьянящее шампанское, вкусом его имени на губах...
Он что-то глухо пробормотал, наклоняя лицо к моим губам...
Такими горячими были его губы, когда я ласково остановила их движение... И так хотелось сейчас забыть о его словах и отдаться снова этой, всё ещё бесконечно юной страсти...
Я на мгновение провела кончиком языка по солоноватым губам, затем спокойно разомкнула его объятия и вышла в гостиную.
Драко уже не было. А Люциус теперь не просто дремал - он храпел перед камином... мне никогда не нравился этот побочный эффект снотворного зелья... особенно усиливающийся, когда его льют именно в шампанское... тайком...
Я улыбнулась, думая о том, КАК сильно он должен был быть потрясён и выбит из колеи моими словами, чтобы сделать такое с Люцием...
Он не просто зашёл сегодня поболтать со старым приятелем. Он летел сюда, как на крыльях, с отчаянной надеждой, что я буду здесь одна... ждать его. Как обычно.
И когда он понял, что у мужа бывшей любовницы сегодня нет неотложных дел, он просто опоил его снотворным зельем.
Как ребёнок, право слово...
Я обернулась к нему, встав таким образом, чтобы свет, падающий из камина мешал видеть ему выражение моего лица. Может быть даже я была счастлива, на мгновение от осознания того, что он всё же пришёл... Но мне не доставляло удовольствия причинять ему боль - потому что шрамы потом всё равно болели больше у меня...
«А ведь я задела тебя, Северус...» - Даже моя внутренняя Нарцисса сейчас поразилась этой злой нотке в моём голосе...
«Что..?» - прищурившись спросил он, подходя ближе ко мне.
«Я хотела спросить, в каком месте у тебя заболело больше, когда ты понял, что на этом всё у нас заканчивается?»
А вот это уже... Я вдруг испугалась того, что в первый же раз, играя в эту игру по собственным правилам, допустила ошибку.
Холодноватый поток воздуха... уже не несущий ко мне тепло его дыхания...
Он смотрел прямо мне в глаза, не моргая, и не позволяя отвести взгляд. Прямо и спокойно. Холодно. Мёртво.
Затем лёгкая усмешка, заучено изящно приподнятая бровь...
«Шах и мат.»
Он резко развернулся, накинул на плечи тяжёлую чёрную мантию, и не глядя больше на меня, направился к выходу.
На пороге он немного помедлил, обернулся, бросив на меня тяжёлый взгляд... очень тяжёлый, и мягко, почти нежно произнёс:
«Браво, леди Малфой. Вам больше нечему учиться у вашего мужа. Только вот маленький совет - не забудь прополоскать рот, когда будешь целовать своего сына - малышу ещё рано приучаться глотать дерьмо»
Ярость душила меня, заволакивала глаза тёмно красной пеленой, сквозь которую я могла видеть только эту ненавистную и надменную маску, которая сейчас была на месте, где когда-то было лицо моего любимого...
Он перехватил мою руку, замахнувшуюся для удара так же легко, как сегодня сделал это с Кларой. И в его пустых и безумных глазах я вдруг прочитала... даже не желание, а намерение причинить мне настоящую боль...
«Круцио, Северус? Это вполне в твоём стиле...»
Он отшатнулся от меня, глядя мне в глаза почти со страхом... Затем схватил меня за волосы и приблизил к себе... Всего на мгновение заглянул мне в глаза и...
«Ненавижу» - Он произнёс это слово холодно и скучно. Как будто ставил в известность какого-то постороннего для себя человека о своём отношении к нему... И это уже не была н игра в ненависть, не предупреждение... просто факт.
А Северус Снейп никогда не пересматривает своих отношений с людьми...
Мне вдруг отчаянно захотелось, чтобы весь этот несчастный, длинный день оказался просто дурным сном...
Господи... Я хочу вновь проснуться в мире, где бы я ни была с ним, но была бы им любима... Хотя бы даже и его призраком...
Но раньше, чем я смогла схватить его руку... чтобы удержать от последнего шага, я вновь услышала собственный голос:
«Взаимно»
***************
Восемьдесят девятая минута... Он всё ещё здесь - почти на другом конце дома, но я чувствую его... С каждым днём этот удушающий запах полыни, который неотвязно сопровождает его повсюду, проникает в мою комнату даже сквозь плотно закрытые двери и окна... Я задыхаюсь...
Я стискиваю зубами край подушки, почти разрывая кружевную наволочку... Я до крови прикусываю губы... Потому что только боль и солоноватый привкус крови во рту способны удержать меня от непреодолимого желания распахнуть двери спальни в тот момент, когда он неизменно пройдёт мимо, направляясь к выходу...
Он почти ежедневно приходит, и почти ежедневно повторяется этот ритуал...
Когда до этот неслышные шаги вдруг становятся тяжёлыми и на мгновение - всего на мгновение! - замирают рядом с моей дверью... Тогда я ещё сильнее стискиваю зубы, и упрямо не издаю ни звука, пока эхо его шагов, отражающееся от высоких сводов, не замрёт вдали...
Девяносто вторая минута... Странно... Сегодня Люциуса нет дома, а на Драко он обычно не тратит столько времени...
Девяносто три... четыре...
Вдалеке раздался звук захлопнувшейся двери...
Он ушёл.


Это утро было солнечным... Наверное.
Я чувствовала тот едва заметный запах свежести и солнца, который бывает только ранней весной, такой юный и ни на что в мире больше не похожий. Мне всегда хотелось шире распахивать окна в такие дни, чтобы не упустить ни мгновения...
Но сегодня, как и многие, бесконечные утра до этого, плотные шторы так и не пропустили свет в мою комнату...
Хотя, в глубине души я всё ещё тоскую по солнечному свету, по ветру и морским брызгам... Боже, иногда не могу сдержаться и, подбегая к окну, уже протягиваю руку, чтобы отдёрнуть тёмные траурные занавески, чтобы, наконец, увидеть вновь солнечный свет... почувствовать себя живой... Пусть не молодой... уже не любимой, но хотя бы живой... Ещё раз вспомнить о тех днях, когда солнце ласкало мою кожу... когда тьма ещё не была так пуста и холодна... потому что она приходила ко мне вместе со взглядом странного, высокого мужчины, при взгляде на которого замирало моё сердце...
И каждый раз...
Каждый раз тоска, которая с недавних пор стала моей единственной спутницей, моей подругой, поверенной секретов моего сгоревшего сердца... Каждый раз она принималась медленно нашёптывать мне одну единственную фразу...
«Для чего..?»
И, привычно ощутив ледяной холод покрытых пеплом углей моего сердца, я опустила руки...
Я опускала руки, и, стараясь не думать больше ни о наступающем дне, ни о... том человеке, вступала в новый день, заполненный бесконечными мелкими делами, которые никогда не заканчивались, и от того придавали моей жизни если не смысл, то хотя бы видимость... что я ещё жива...
Такая жизнь была не так уж и тосклива. Если не открывать окон.
**********
Спокойный и уверенный стук в дверь прервал мои тщетные попытки справиться с пылью, покрывавшей толстым слоем какие-то старые письма... странно знакомые, хранящие на своих страницах, вместе с полузабытым ароматом горькой полыни прежние мечты и осколки утраченных иллюзий какой-то глупенькой юной девушки...
Я стряхнула пыль с кончиков пальцев, отметив про себя настойчивость незваного гостя и то липкое ощущение на руках, какое бывает только тогда, когда пытаешься прикоснуться к прошлому, разбитому и похороненному...
Всё ещё разглядывая покрытые желтоватой пылью руки, я медленно пошла к двери, всё ещё надеясь на то, что за это время посетителю, наконец, надоест ждать, и он оставит меня в покое... с моими воспоминаниями...
С душной пылью одиночества, ещё более тяжёлого оттого, что когда-то давно я могла его с кем-то разделить...
С призраками всех осенних дней, которые озаряли мою жизнь своей мягкой тоской...
С моими детскими мечтами о...
Но вновь, тихий, но настойчивый стук в дверь прервал мои мысли, и, смирившись с тем, что мне всё же придётся некоторое время потратить на бессмысленные, пустые разговоры, я дотронулась рукой до замка...
Ослепительно яркий солнечный свет ворвался в полутёмный холл, освещая яркими искорками все уголки, высвечивая потемневшие от времени и одиночества лица на старых портретах... И даже холодные глаза покойного мужа, мягко скользнувшего в пустую раму, вдруг наполнились призрачной теплотой... Что бы он ни говорил... он тоже тосковал по солнечному свету...
А солнце становилось всё ярче и ярче, до боли обжигая кожу и слепя глаза... Я в отчаянии сделала попытку захлопнуть дверь, но мягкое движение чьей-то руки остановило меня, решительно распахивая дверь всё шире и шире...
Я почти в забытьи подняла руку, чтобы прикрыть глаза от беспощадного солнца... Земля мягко покачнулась под ногами и поплыла...
************
Темнота была мягкой и обволакивающей... Ласковой, даже более ласковой, чем одиночество - потому, что в ней сейчас я чувствовала надежду... Странное, полузабытое ощущение - мягкие, золотистые искорки, сверкающие где-то далеко, очень далеко... затем ближе... ласково скользя по лицу, вызывая смутную улыбку своей теплотой и доверчивостью... запутываясь в волосах... мягкими и совершенно безболезненными уколами дотрагиваясь до самого сердца... до той его части, которая всё ещё хранила воспоминания о...
...О хрипловатом голосе, когда-то давно - ещё в детстве, говорившем мне об осени, смерти... любви... Почувствовав, как меня кто-то вытягивает из этой темноты, где вдруг я смогла вспомнить его голос, я протестующе что-то пробормотала, вновь погружаясь в далёкие воспоминания...
Туда, где его руки... я ещё не видела его лица, но чувствовала, что ничего важнее этих объятий у меня в жизни не было... Мне стало так спокойно... Когда-то он разозлился на меня... этот человек... но теперь всё уладилось, и он снова любит...
Я подняла голову, чтобы увидеть его, но его лицо внезапно расплылось и стало неясным... И я вдруг поняла, что не могу вспомнить, как оно выглядит... Лицо моего любимого как осенние листья на ветру, уносилось из моей памяти...
И сердце наполнилось вдруг... даже не тоской - тоска была даже немного счастьем, потому что была связана с ним... А сейчас... самое дорогое и давно уже неотделимое от меня, уходило из моей жизни...
Мне нужно запомнить его... мне нужно запомнить его лицо, иначе я не смогу жить... Я так старалась сосредоточиться, но внезапно всё вокруг начало заполняться тем самым отвратительным светом... и его руки вдруг стали такими призрачными... и он начал удаляться от меня... дальше и дальше...
Где-то в глубинах подсознания раздался душераздирающий крик: «Не надо света! Подождите! Я должна увидеть его лицо!»
Но он всё удалялся, и, наконец исчез в ослепительном свете... навсегда...
*********

«Открой глаза, девочка... Всё уже закончилось.»
Повинуясь этому смутно знакомому мягкому голосу, я приподнялась...
Я лежала на собственной кровати в спальне... такой непривычно светлой... залитой солнечным светом...
Повернув голову к своему собеседнику, я встретилась глазами с хитроватыми и мудрыми глазами Альбуса Дамблдора. Я несколько мгновений пыталась справиться с сердцебиением... Ведь его появление это только лишнее напоминание о том, что и без него не оставляет меня ни на секунду...
«Слишком много света, Альбус... Я отвыкла от этого...» - Я произнесла это машинально, вглядываясь в знакомые черты, и пытаясь угадать причину, которая могла привести его в мой дом...
«Причина прежняя. Та же самая, что и пятнадцать лет назад, Нарцисса.»
Я вздрогнула...
«О чём вы говорите?» - Прошептала я, чувствуя странную напряжённость во всём теле...
«Я говорю о том, что не позволю тебе хоронить себя в этом тёмном доме... Хотя бы ТЕБЯ я должен вытащить...» - Его голос был таким... Безнадежным?
И как странно тревожно он сделала акцент на этом «тебя»
Сердце вдруг провалилось куда-то... перестало биться... Я попыталась вдохнуть раскалённый солнечным светом воздух, но только обожглась...
«Что с ним... случилось?» - Всё же смогла произнести я, с силой сжимая хрупкую на вид руку... Ужас от сознания того, что он может мне сказать... заполнил сознание... и это уже было похоже на смерть...
Несмотря на всё, что между нами произошло, я всё же не была способна перенести его смерть...
«А он-то сказал мне сегодня, что ты его ненавидишь...» - Мягкий голос Альбуса медленно и ласково произнёс эти слова... Так же ласково, как он сейчас гладил меня по волосам...
Я чувствовала, как дрогнули мои губы... пытаясь что-то сказать... или хотя бы задержать те слёзы, которые уже тихо лились из моих глаз...
«Он совершенно прав... я его ненавижу...» - Упрямо произнесла, выравнивая дыхание. Я действительно ненавидела его.
«Но ты же не перенесёшь, если с ним что-нибудь случится...» - Уже совсем тихо говорил Альбус, внимательно глядя мне в глаза. Не то, чтобы мне было неприятно... но очень трудно говорить с человеком, который не просто читает, а предугадывает твои мысли.
Я прикрыла глаза и откинулась на подушку, вызывая в памяти его лицо - то, которое я видела в самый последний раз... после смерти Люциуса. Я позволила на мгновение сердцу погрузиться в сумрачное обаяние этого образа... И ещё на мгновение... Затем медленно поднялась с постели и пересела в кресло возле камина.
Я провела взглядам по непривычно теперь светлой комнате, где безжалостное солнце высветило медленную, долгую работу тоски и одиночества, слегка вздохнула и сказала:
«Это не любовь... Это даже не ненависть... Это просто жизнь, Альбус. Вот и всё.»

************
Я сдалась тогда первой. Я знала, что он примет эту капитуляцию, что никогда больше я не буду чувствовать себя победительницей... Я даже видела ту усмешку, которая неизменно появиться на его губах, когда он увидит меня...
Я знала это, но всё равно шла к нему...
Видите ли... Я ведь... любила его.
...Я прислонилась к холодной каменной стене подземелий, пытаясь охладить пылающий лоб и выровнять дыхание. Я никогда не смогу быть спокойной рядом с ним, но в этот день мне хотя бы хотелось выглядеть с достоинством...
И была ещё одна причина... Тот день... который мы провели вместе... Не только в моей душе осталась следы...
Подумав об этом, я почувствовала себя намного лучше... Странно, моему сыну уже почти двенадцать, но только сейчас я по-настоящему начинаю понимать - что значит быть матерью... носить ребёнка от любимого человека...
Я выпрямила спину и подошла к двери, которая сейчас отделяла меня от него. Но я даже не успела прикоснуться к ней, она распахнулась и я увидела его.
Он не изменился за эти три месяца, пока мы не виделись, но... боже мой... это был совсем другой человек...
Те признаки медленного умирания, липкое ощущение тоски... пыль одиночества, которые ещё совсем недавно были так незаметны и призрачны... Теперь они были не просто неотделимы от него... Они теперь БЫЛИ им...
Он отвернулся от меня и прошёл внутрь комнаты, машинально переставляя предметы на своём столе. Он шёл так же прямо и твердо, как и обычно, с широким разворотом плеч... Но мне казалось, что он так много сил тратит на то, чтобы ВЫГЛЯДЕТЬ, что уже не может себе позволить такую вещь, как БЫТЬ собой...
Значит вот, что с ним произошло в тот день, когда я всего на мгновение разорвала связывающую нас нить...
Я, не отрывая глаз от него, медленно приблизилась... Запах тоски, напоминающий тление палой листвы охватило меня целиком...
Мне вдруг нестерпимо захотелось прикоснуться к этой, такой глубокой складочке между бровями... Чтобы он, как когда-то давно отвёл мою руку... тихо произнёс - «Не надо, Нарси...» И долго-долго ещё не отпускал меня потом, задумчиво перебирая пальчики и едва заметно улыбаясь...
«Я пришла...»
«Я вижу.» - Его голос был холоден и спокоен. Он даже не дал мне договорить. Он просто стоял, разглядывая обложку какой-то книги, и терпеливо ждал, пока я уйду...
Я опустила руку, чувствуя... да нет, не обиду... Просто пустоту...
От понимания того, что на этот раз, действительно всё закончилось...

Он пересел в кресло, ещё некоторое время внимательно разглядывая страницы книги, затем поднял на меня глаза и принялся рассматривать меня без всякого выражения... Вообще без всякого.
«Я пришла к тебе, чтобы сказать... что у меня будет ребёнок.» - Не то, чтобы я опять разозлилась на него... Но эта атмосфера застывшей тоски, которая повисла в воздухе... везде, где он был... Она наваливалась и вызывала такую усталость, что не хотелось не подбирать слова... вообще ничего не хотелось...
Только мелькнула мысль в голове... а у него-то откуда берутся силы, чтобы жить... если он постоянно находится здесь... один...
«Откуда..?» - Его голос был таким тихим... Мне даже казалось, что он не совсем осознаёт, что разговаривает вслух... Его руки бледным пятном выделялись на чёрном фоне мантии. Сейчас он перебирал в руках, откуда-то взявшуюся нитку ожерелья из жемчуга... Бусинку за бусинкой...
В такт сочащемуся из каждой каменной щели отчаянию - капля за каплей...
«Есть много вещей в жизни, которые можно делать непрерывно, всю жизнь...» - Он говорил негромко, задумчиво... Я не отрывала взгляда от длинной тени, которую отбрасывали на его лицо странно неровные ресницы. - «Можно разглядывать гладкую поверхность только что приготовленного зелья... вспоминать о том, как всего минуту назад оно было таким живым и подвижным... Можно целыми днями вбивать в пустые головы детей элементарные знания... Можно слушать звон капель, которые стучат где-то в подземельях... » - Он на мгновение замолчал, затем его губы едва заметно дрогнули... - «Можно разговаривать с тобой... и тогда я не чувствую себя одиноким...»
«Что..?» - Одними губами спросила я, со страхом глядя на него... испугавшись на мгновение, что он лишился рассудка... от одиночества...
«Я никогда не бываю один... Я привык жить с твоей тенью... У нас свои разговоры, свои секреты... У нас общая испорченная жизнь... Мы так привыкли быть вдвоём, что больше уже никто не нужен. Никто. И если ты пришла, чтобы разрушить этот покой...» - Он поднял на меня глаза и тихо произнёс - «Лучше не надо, Нарцисса...»
Я устало закрыла глаза, ощущая каждой клеточкой тяжесть этого невыносимого прошлого... Все эти дни, которые он провёл без меня... Все эти ночи, в которых меня не было... Вся эта жизнь, которая отобрала у него почти всё... и всех... А дала только одно - привычку к одиночеству. Призвание к одиночеству.
Мне только одно оставалось - встать и уйти...
Я уже была на пути к двери, когда до меня донёсся его усталый голос:
«А насчёт ребёнка не беспокойся... Может быть тебе повезёт, и у тебя будет выкидыш.»
Я обернулась к нему. Мне даже пришлось немного напрячь зрение и прищуриться, чтобы лучше разглядеть ТО, что там стояло...
Он стоял и смотрел прямо... и сквозь меня... И в его глазах, этих тёмных и пустых тоннелях, без света, без жизни и без тепла я не увидела ничего. Вообще ничего...
Я чувствовала, что готова на всё... лишь бы вызвать хоть тень эмоций на этом лице... Чтобы убедиться в том, что передо мной стоит всё ещё живой человек...
И ещё... Мне хотелось знать - способен ли он ещё чувствовать МОЮ боль...
«Я надеюсь, Северус, что так и будет... Мне, знаешь ли не хочется рожать животных...»
Он только на мгновение опустил ресницы, скрывая от меня выражение глаз, затем, распрямив спину медленно подошёл к двери, распахнул её и глядя на меня... не прикасаясь ко мне сделал довольно таки изящное движение, указывая мне на выход... Я, испуганная такой реакцией, сделала несколько шагов, но когда обернулась, дверь уже была закрыта. Бесшумно. Окончательно.
************

«Что было потом?» - Тихо спросил Альбус таким голосом, что я не могла не ответить. Я впервые вернулась вновь в тот день... вечер... когда...
«Тот яд... был для тебя?»
Я прикрыла глаза... вспоминая, красивые блики, которые отбрасывал хрустальный флакон с тёмной непрозрачной жидкостью... Я вспоминала, как пыталась при свете огня разглядеть в ней блеск спрятанного золота... Не знаю почему, но мне казалось, что если я это увижу, мне будут совсем нетрудно умереть...
«Да... Северус дал мне его много лет назад... Уже не помню для чего...»
«Но он уже давно потерял свою силу...» - Меня мимолётно насторожило то, почти профессиональное удивление, которое он выказывал... По-моему, раньше Альбус не сильно-то разбирался в ядах...
«Я знаю... Но мне хотелось, чтобы он думал, что именно из его рук я приняла смерть. И я бы умерла, даже если бы это была родниковая вода.» - Здесь я не удержалась от улыбки... приоткрыла глаза и взглянула на Альбуса.
«Видите, директор, как я повзрослела... Теперь мне уже смешны подобные мелодраматические истории...»
Странное выражение промелькнуло на мгновение в глазах директора, но я не стала задумываться над ним, вновь закрыв глаза и вспоминая...
... Вспоминая лицо Люциуса, который медленно подносил бокал с вином к губам... раз за разом... Знаете, у него была привычка брать первый попавшийся бокал...
А я всё смотрела на него, смотрела... Мне не было страшно, ведь я осознавала, что этот яд уже давно не может никого убить... Мне не было страшно до того мгновения, пока он страшно не побледнел и не схватился за горло...
Я вновь открыла глаза, пытаясь сконцентрироваться на чём-нибудь, и забыть то выражение его лица, когда он потрясённо поглядел на меня мутными глазами и прохрипел:
«За что?»
Я провела руками по лицу... Вот что меня беспокоило... Этот усиливающийся запах горькой полыни... Мне кажется, что когда я умру, я и в смерти не избавлюсь от него... и от ранящих воспоминаний, которые он вызывает...
«Но экспертиза показала, что он умер от яда, который попал в его организм за несколько часов до смерти...» - Альбус теперь выглядел таким серьёзным и спокойным - «Ведь он, кажется, проводил время в обществе бывших сторонников Лорда, и там у него были в том числе и враги.»
«Я знаю, Альбус... Но...»
Мне пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы продолжить.. Чтобы рассказать ему, как я...
«Я сказала ему - за что.»
«Прости?»
Я встала с кресла, подошла к окну и глядя на почти уже голые деревья медленно произнесла:
«Я сказала ему - за что я его убила. Он стоял передо мной на коленях и задыхался, а я говорила ему, за что я его убиваю... Альбус, я не упустила из виду ничего. Я сказала ему, что ненавижу его с того, самого первого дня, когда он обидел меня и оскорбил. Я рассказала ему о том, каким глупцом он был всё это время, если даже не видел, что я теряю рассудок, едва только почувствую рядом присутствие человека, который всё это время был его другом... Я рассказала ему, как ненавижу его за то предательство - он ведь оставил меня умирать в тот день, когда должен был родиться наш ребёнок... И я рассказал ему о своём предательстве... Я говорила ему о том, как счастлива, что ношу дитя от любимого... Что это желанный и дорогой плод настоящей любви, а не дурацкого долга или тщеславия...» - Я перевела дыхание... - «Хотя этого он уже не слышал... Он умер... уже умер, а я всё говорила, говорила... Я не могла остановиться до тех пор, пока...
«Пока - что?» - Глухо спросил Альбус.
«Пока не почувствовала, как кровь бежит по ногам... Знаете ли, слова моего любимого никогда не были просто словами. Я потеряла ребёнка - всё случилось так, как он и хотел.» - Я прислонилась пылающим лбом к холодному стеклу, вызывая в памяти его бледное лицо, когда он стоял на пороге моей комнаты...
Он стоял на пороге моей комнаты, бледный и с твёрдо сжатыми губами. Казалось, что за эти дни, прошедшие со дня смерти Люциуса, он постарел на несколько лет. Он не сделал ни единой попытки приблизиться ко мне. Может быть, только на мгновение в его лице что-то изменилось, когда он уловил сильный запах зелья... того самого, которое дают женщинам после абортов или выкидышей...
«И знаете, Альбус... Я почти уверена, что он думает, что я намеренно избавилась от ребёнка... В другом случае, вряд ли ему было бы так больно...»
«Почему ты ничего ему не сказала?» - Он спросил это так... как будто я ЕМУ сделала больно сейчас.
Почему... Я и сама не могу этого объяснить... Просто, глядя тогда на его помертвевшие губы, на чёрные, страшные провалы его глаз, я только и могла сказать, что...
«Слишком поздно, Северус... Оставь меня и уходи.»
Он тогда чуть заметно опёрся на дверной косяк... Только на мгновение... Пока говорил мне, что забирает Драко с собой...
Я помнила, как медленно он перебирал пальцами шёлковый шнурок от звонка... Я всё ещё помнила то отчаянное чувство, которое охватывала меня всякий раз, когда я смотрела на глубокую, странно часто подрагивающую тень от длинных ресниц на его щеках... Я помнила тот густой травяной аромат, наполнявший тёмную комнату...
«Ты ему разрешила?» - Донёсся до меня издалека голос Альбуса... Издалека, из другой жизни, где его больше нет... И никогда больше не будет...
«Я сказала ему, что он может утешиться хотя бы ЭТИМ моим сыном, раз уж у него никогда больше не будет ДРУГОГО.»
Хорошо, что я тогда не смотрела ему в глаза... Знаете, я бы не вынесла тогда тяжесть эти воспоминаний...
**********

Альбус долго молчал... Мне даже показалось, что он не расслышал ни слова из того, что я ему рассказала. Наконец, когда он поднял голову и посмотрел на меня...
Я никогда не могла спокойно выносить этот его взгляд... когда кажется, что он на самом деле ВСЁ понял...
И эту тяжесть вечного одиночества, ещё более тяжелого, потому что это одиночество - вдвоём...
И глубину тоски по человеку, который так близко от тебя... и так далеко...
И все эти беспомощные попытки приблизиться друг к другу... И беспощадные слова, которые уже никогда не вернуть...
О том, как трудно говорить: «Я ненавижу тебя» зная, что через мгновение уже ничего нельзя будет исправить... И уже никогда нельзя...
Я закрыла лицо руками... Слёзы не обжигали моё лицо... Плакало моё сердце...
Я плакала не из-за того отчаяния, которое вызывали во мне эти воспоминания...
Я оплакивала себя... разбитые мечты, утраченные иллюзии.
Я бродила по призрачному замку воспоминаний, останавливаясь на перепутьях, колеблясь, по какому же пути мне пройти вновь... От чего меньше будет болеть сердце... От тропинок бесконечных ошибок? От тёмных путей одиночества? Или от призрачных образов, наполненных горячим дыханием меня... той, которая день за днём упорно брела прочь от своей любви, от ненависти... от жизни... наивно думая, что идёт к ним навстречу.
Я не противилась слезам... Сейчас, под бесконечно добрым взглядом этого старого человека, я впервые за долгое время дала себе волю...
Мне казалось, что спазмы горя, отчаянные и неудержимые разорвут меня на части...
Я рыдала над своей наивностью... над прежней уверенностью в том, что любовь достаточно сильна, чтобы победить одиночество и смерть.
Я рыдала над утраченной невинностью, вспоминая, как мой муж... Люциус... разглядывал на свету бокал с вином, где уже плескалась, торжествовала скорую победу смерть, которая пришла в наш дом совсем не за ним...
Я оплакивала и другого глупого и гордого мальчишку, который отчаянно и страстно желал любви... и бежал от неё...
...Который все последующие годы бродил по жизни, преследуемый шорохом жёлтых листьев моей любви к нему... всё ещё достаточно юный сердцем и невинный, чтобы искать любовь... И он искал её повсюду - в неискренних объятиях надушенных красавиц... в слишком страстных - молоденьких девушек... Но он был слишком юным, слишком упрямым и уже слишком усталым, чтобы вернуться туда, где однажды он, как игрушку, разбил настоящее чувство...
Я оплакивала его, потому что только теперь начала понимать всю глубину и тяжесть его одиночества... Его - не жестокосердие, не высокомерие, и не глупую гордость... А просто несчастно - тяжёлый груз на сердце... Неумение любить... Даже не неспособность... не нежелание... Просто он не умел...
Я плакала над тем, как легко когда-то давно это можно было исправить, и как трудно, почти уже невозможно - сейчас...
Я оплакивала все мгновения, когда он просил меня о любви, а я не слышала...
Все те моменты, когда мы мучили друг друга... понимая, что нужно сказать только несколько слов, чтобы прекратить эту затянувшуюся осеннюю агонию...
Простые слова - «Прости... я люблю...»
Я оплакивала эти слова, так и умершие в глубине наших сердец...
Я плакала...
************
«Нарцисса...» - произнёс он со странной тяжестью в голосе... - «Девочка, ты смогла бы его простить...когда-нибудь?»
«Что?» - Я подняла глаза на Альбуса, поражаясь его лихорадочно горящим глазам. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.
«Знаешь, ему тоже было нелегко... И ещё не забывай - в отличие от тебя... он оплакивал ещё и смерть Люциуса...»
«Альбус, я...»
«Он был рядом с твоим сыном всё это время - им обоим была тяжела потеря... Они оба тосковали по нему...»
Альбус бродил где-то за моей спиной, в глубине комнаты... пока я пыталась справиться со странным тревожным чувством, которое всё усиливалось... по мере того, как нарастал в комнате этот тревожный травяной запах...
Он говорил ещё что-то, долго - его слова не доходили до меня... Я всё думала о том, что бы мог означать этот нехарактерный для Альбуса запах...
И тут... эта его фраза...
Может быть, все эти годы я была несчастной дурой и наивной фантазёркой, но я не могла не знать характер и манеру говорить одного моего...
Старого врага!
«И потом, ты же сама бросила его... Чёрт побери, Нарцисса Малфой! Он просил у тебя только немного времени! Немного чёртового времени, чтобы уладить всё и с Люцием, и с Драко... И вообще... Не так уж и легко начинать новую жизнь... когда по колена в крови ходишь...»
И он ещё что-то говорил... Быстро передвигаясь по комнате, и сгибая на ходу предметы... И машинально отбрасывая с лица странно потемневшие волосы...
Я чувствовала сейчас такую ярость, какую не испытывала ещё никогда в жизни... Никогда, до этого мгновения...
Он этого не ожидал...
Он немного отшатнулся, когда я подскочила к нему...
Я ударила его по лицу... Теперь уже вновь становившемуся таким знакомым... и ненавистным...
Я вцепилась ему в волосы - а они уже были его, а не Альбуса, я била его кулаками со всей силы по лицу, по груди...
С каким наслаждением я расцарапала его ненавистное коварное лицо...
И я бы выцарапала ему его скорпионьи глаза... если бы у него не было такого навыка успокоения разгневанных женщин...
Неяркая фиолетовая вспышка света, и я медленно погрузилась в темноту...
Но, кажется, я всё же успела прошептать, как сильно я его...
***********
Он всё же задёрнул шторы - во всяком случае, свет больше не заполнял комнату...
«Просто уже ночь...» - Произнёс глубокий, хрипловатый голос... где-то совсем рядом со мной... Кровь прилила к моему лицу... Сердце забилось так сильно, когда я протянула руку и дотронулась до его груди...
Ну что же, по крайней мере, он был одет. В отличие от меня...
«Я просто снял с тебя платье... Это просто преступление - с твоей фигурой ходить в таком жёстком корсете...»
Хорошо ещё, что он не видит сейчас моего лица...
«Ты не собираешься сейчас заснуть здесь, Северус Снейп?» - Спросила я обычным тоном.
Темнота рядом со мной несколько секунд молчала, а затем он немного растерянно ответил:
«Нет...»
«Твоё счастье. Потому что если ты заснёшь рядом со мной - я убью тебя.»
Он молчал очень долго... и в то мгновение, когда я уже протянула руку... чтобы в очередной раз капитулировать, он медленно придвинулся ко мне...
Я чувствовала, как жёсткий материал его сюртука царапал мне кожу... Как его горячее дыхание обжигало мне лицо... губы...
...Робкие, нерешительные попытки... ещё не объятия, но уже что-то неразрывное... Мягкие путы нежности, которые как гибкие лианы проникала между нами... вокруг нас... Чтобы ещё неразрывней становилось кольцо его рук... Нежность...теперь не тоска, а нежность окружала нас плотным облаком...
Ненависть, так похожая на любовь... Любовь, такая неотличимая от ненависти... Не всё ли равно - что это, если она так сильна... Как смерть... и так же неизбежна...
Слёзы, появляющиеся на глазах только для того, чтобы шёлковые жгутики чёрных волос напиталась ими, как моё сердце сейчас питается любовью, медленно скользящей по венам...
Горячее дыхание, срывающееся с губ только потому, что кто-то рядом дышит только им...
Ощущение его сердца, яростно колотящегося в груди, и гонящего кровь по твоим венам...
Что-то ещё я хотела спросить - до того, как он в очередной раз одержал надо мной победу...
«А что скажет Альбус, когда узнает?»
«Обрадуется, что я решил воспользоваться именно его планом.»
Отлично... Воображаю, сколько драгоценного времени эти два... потратили на то, чтобы решить, наконец, как именно должен пытаться завоевать меня человек, которому я, разве что ещё следы от его ног на земле не целовала...
«А...Драко?»
Он немного помолчал... поигрывая кончиками волос... и ,время от времени проводя ими по моим губам...
«Мы с ним поговорили...» - он наклонился ко мне...
Я прижала к его губам ладонь... немного отодвигаясь... и наслаждаясь их твёрдостью и прохладой...
«И что?»
«Знаешь ли, двое мужчин всегда смогут договориться...»
Я закрыла глаза... привыкая к странному, новому ощущению того, что нас больше ничего не разделяет...
Кроме, может быть...

Я протянула руку, и сняла с его волос, невесть откуда появившийся жёлтый листок...
Провела им медленно по его лицу... губам, которые шептали мне о чём-то...
Мне пришлось даже слегка приподняться, чтобы услышать слова... которые уже готовы были сорваться с моих собственных губ...
«Прости меня... Я люблю...»
Я закрыла глаза... Я чувствовала себя такой молодой... такой молодой...
И это неудивительно - ведь моя жизнь только сейчас начиналась...
Он наклонил голову, позволяя мне прикоснуться руками к его лицу... шее...
Я провела кончиками пальцев по глубокой ложбинке между бровями...
Хотя, когда он улыбается, она почти исчезает...
«Знаешь, Северус...» - Прошептала я, медленно поднимаясь и усаживаясь на постели таким образом, чтобы его голова лежала у меня на коленях...
«Знаешь...» - Совсем тихо...
«Что?» - глухо спросил он, сильно сжимая мою руку...
Я ещё немного помедлила с ответом... Ведь, возможно, это последний раз, когда я держу его жизнь в своих руках... Он не видел в темноте моей улыбки, и поэтому, приподнялся мне навстречу, больно впиваясь ногтями в мою ладонь...
«Знаешь... я думаю, что у нас всё будет хорошо...»


КОНЕЦ.


просмотреть/оставить комментарии [14]
<< Глава 5 К оглавлению 
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.30 16:18:25
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.21 07:52:40
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.16 15:58:55
Змееглоты [5] ()


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.