Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Северс Снейп, за что вы убили Гарри Поттера?
-Господин судья,он сам попросил не сдерживать моих чувств к нему!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  История одной ненависти

   Глава 3
Если бы моя жизнь была романом, который бы написала слезливая барышня, то, по всем законам жанра, этой ночью я должна была умереть от разрыва сердца... Чтобы потом и он, непременно умер бы на моей могиле...
Сейчас, спустя столько лет, я оглядываюсь на ту девочку...
Наверное, тогда, в душном мраке подземелий Слизерина, она и мечтала о чём-нибудь подобном... Да и как можно судить её за это?
Как можно обвинять юную женщину в том, что она из последних сил старается уцепиться за обрывки того, что, казалось, с начала времён составляет смысл, само существо её жизни... Обрывки своей мечты, с которой она прощалась сегодня, с глухими рыданиями раздирая кожу на лице, ладонях... на которых ещё чувствовалось его дыхание... его тёплое дыхание...
Моя детская, глупая, наивная, прекрасная, безумная мечта... Я помню каждую секунду из той вечности, когда ты покидала меня...
Я почти никогда не вспоминала высокого, одетого в чёрное мужчину, который тогда обернулся ко мне, и в отчаянии посмотрев на меня, тихо произнёс какие-то слова... Милосердная память их не сохранила в моей памяти, и может только благодаря этому, я ещё существую на этом свете... Не живу, нет.
Когда человек видит то, что довелось в тот день увидеть мне...
...Эти осенние листья, жёлтые и тревожные - как я могла когда-то считать их письмами счастья? Они кружились, подгоняемые порывами осеннего ветра, который в тот день уносил осколки моей мечты... Очень и очень мелкие осколки - такие бывают, если падать с огромной высоты...
Эти листья, которые кто-то осторожно снимал с моих волос... он их выронил потом, когда уже уходил - я искала их среди сотен и сотен таких же и прижимала к лицу, пытаясь поймать ускользающий аромат... полынь...
Листья, которые мёртвой мокрой массой лежали на земле, прибитые потоками дождя... моими слезами, которые за меня в тот день проливала природа...
Листья, по которым я в тот день ходила, сидела... лежала, глядя в прозрачное серое небо... в то время, как мои губы шептали... нет, только пытались шепнуть что-то... чье-то имя... Имя того человека, который... даже если бы я и смогла позвать его... даже если бы он смог услышать... который всё равно не ответил бы мне...
...Так вот, когда человеку суждено увидеть то, что видела в тот день я - жёлтые листья, ветер и серое, плачущее небо...
Этому человеку... мне... немногое остаётся в жизни...
Хорошие манеры...
Красивые платья...
Стараться не лгать... хотя бы окружающим...
Очень богатый дом...
Делать то, что говорит... приказывает какой-то чужой человек, который спит в моей постели...
Неприступное выражение лица...
Да вот, собственно и всё, что нужно для того, чтобы казаться "прелестной миссис Малфой, женой молодого Люциуса, такой воспитанной - настоящей леди!"
Есть и ещё кое-что...
Та вещь, которая требует неусыпного внимания, ибо может в одну секунду разбить зеркало, в котором отражается моя безупречная жизнь.
Моё сердце - странная, ненужная вещь, которая иногда очень болит... когда я останавливаюсь посреди комнаты, забыв о том, куда шла... ни о чём не думая и не вспоминая... так, немного тоскуя...
Иногда...
Часто по ночам... я вижу странные сны - яркие и волнующие, каждая секунда которых наполнена радостью и смыслом, которого нет, подчас и в целом годе моей жизни...
Очень часто оно беспокоит меня осенью... Отвратительные, тревожные листопады ранят меня. В эти дни мне особенно трудно жить и дышать...
И всегда... Всегда это жалкое, никому не нужное - даже мне самой - сердце, разрывается, когда я вижу его...
Врага.
Предателя.
Человека, который убил меня.

**********
Я стояла перед зеркалом, терпеливо дожидаясь, пока ни на секунду не замолкающая Бэлла уложит мои волосы так, чтобы наконец остаться довольной. Эта пытка, из-за которой у меня на глазах не раз и не два выступали слёзы, длилась уже больше часа, и если учитывать то, что свадебное платье по покрою было сложным и замысловатым, то я едва поспевала к началу церемонии.
С момента окончания школы прошло всего две недели. Я ещё не успела отвыкнуть от режима, почувствовать себя взрослой, даже платья себе я не купила ни одного, а день свадьбы навис надо мной и давил, давил своей тяжестью...
"Да перестань рыдать, это же только расчёска, в конце концов, а не Круцио." - голос Бэллы вывел меня из того сомнамбулического состояния, в которое я, в последнее время, впадала всё чаще и чаще.
"Извини, но у меня и так голова болит, а ты уже в четвёртый раз начинаешь всё с начала" - ну что же, у меня получилось сказать это голосом спокойным и непринуждённым. Даже слишком спокойным, учитывая то, что это...
...день моей свадьбы...
"Мне это известно. Вот только очень уж ты не похожа на счастливую невесту"
Опять эта несчастная привычка говорить вслух.
Я ещё мгновение сидела спокойно... Потом подняла глаза и нашла в зеркале взгляд Бэллы - внимательный и пытливый... и сочувственный... понимающий...
Я медленно закрыла глаза. Странное чувство овладело мной - мне, вдруг, так сильно захотелось ей рассказать о чём-то... Я даже сама понять не могла - о чём, но таким нестерпимым было это желание... Я лихорадочно вспоминала что-то, такое близкое, важное, самое важное в жизни, и почему-то мне казалось - потерянное навсегда...
Я до предела напрягла память... ничего... только палая жёлтая листва... осень... дождь... Когда я открыла глаза, я ещё чувствовала на коже его обжигающие струйки... Всё время, пока Бэлла возилась с моей причёской, пока помогала надеть длинное белое платье, пока бесконечно долго расправляла пышные складки, этот дождь всё не заканчивался... навевая воспоминания, которые никогда мне не принадлежали...
Наконец, всё было закончено. Причёска была идеальной, платье сидело... это нечто большее, чем идеально...
Я вдруг с искренним любопытством принялась разглядывать себя... Я часто смотрелась в зеркало, хотя и не принадлежала к числу тех женщин, которые делают из своей внешности культ, но никогда, в общем-то, не видела себя по-настоящему.
И теперь, видя себя впервые во взрослом наряде, я осознала, что была не просто хорошенькой, как всегда считала.
Я чуть смущённо улыбнулась, при этой мысли - как будто кто-то мог подслушать её.
"Ты прекрасна..." - тихонько прошелестело зеркало... или мне показалось?
Я приблизилась к нему почти вплотную, и прикоснулась рукой к холодной гладкой поверхности, вглядываясь в своё отражение, скользя взглядом по своим волосам, губам...
Я внезапно почувствовала себя такой усталой... Я прислонилась горячим лбом к прохладному стеклу и замерла, чувствуя ещё отголоски этого нездорового веселья...
Меня как-то резануло всё произошедшее... Странно, у меня было такое чувство, будто я впервые в жизни видела своё отражение... Действительно, впервые. И почему, интересно?
...потому что до этого, ты смотрела на себя чьими-то другими глазами, которые всегда видели тебя прекрасной...
Я глубоко вздохнула несколько раз, пытаясь отогнать внезапно нахлынувшую дурноту. Всё-таки нервы у меня не в порядке, и сердце колотиться как безумное, и дыхание прерывается...
Я ещё раз оглянулась. Из таинственно мерцающего полумрака зеркала на меня смотрела тоненькая девушка, с фигуркой, на которой было надето...
...Подвенечное платье...
Ощущение, что происходит что-то непоправимое, всё усиливалось... Когда Бэлла, что-то весело болтая на ходу вбежала в комнату с букетом цветов, я всё ещё безотрывно глядела в сумрачное отражение, которое становилось всё дальше и всё туманнее...

Я лежала на своей кровати, ощущая на висках влажные прикосновения материи, смоченной в каком-то зелье. Странный запах, такой раздражающий, заставил меня подняться на ноги. Головокружение почти прошло и я вдохнула воздух, наполненный лёгким ароматом... полынь... откуда она здесь?
"Моя свадьба научила Северуса держать средства от обмороков при себе" - мягко произнесла Бэлла, подходя ближе и расправляя на мне платье, чуть примятое.
"И кто же лежал без памяти тогда? Жених?" - лениво поинтересовалась я, наслаждаясь этим божественным запахом. И почему многие считают его горьким? Он терпкий, сладостный... Он затуманивает взгляд и рождает мечты...
Я очнулась, когда Бэлла довольно грубо встряхнула меня. Она стояла рядом... Однажды я уже видела на её лице такое же выражение... Но когда же?
" Это была я. И я тоже плакала перед свадьбой... И тоже думала о нём" - она остановила мою попытку вырваться и убежать... Что она говорит?
"И вот что я тебе скажу. Живи и будь счастлива с мужем. И забудь, ради бога, этого человека, Нарцисса."
"А у тебя это получилось?" - вырвалось у меня.
"Получилось... Хотя с частью сердца мне пришлось расстаться..." - она смотрела мимо меня... я часто замечала такой взгляд у неё, ещё в школе... Она грустно улыбнулась.
"Это всё из-за полыни... Женщина, которая однажды узнала Северуса Снейпа становиться немного больна, когда ощущает этот запах. Я не исключение - но посмотри - мне уже не хочется умереть, как раньше..."
"Потому что ты его не любила по-настоящему..." - эти слова так и не сорвались с моих губ - я только подумала об этом.
Ведь именно в этом и заключается ужасное свойство любви - она сильна настолько, что только смерть может сравниться с ней... Или заменить...
"Пора..." - прошептала Бэлла.

Во время церемонии я не видела на него - он отошёл в тень, почти сливаясь с ней, с своей дорогой и неизменно чёрной одежде.
Я не знаю, чего я ждала от него - последнего взгляда... слова... чего-нибудь, что заставило бы меня поверить в то, что те слова, которые он произнёс целую вечность назад, в жёлтом осеннем парке, мне не приснились... И если бы я в это поверила...
Если бы поверила...
Но он ничего не сделала и не сказал.
Даже красивая, бледная рука не дрогнула, когда передавала Люциусу кольцо.
А затем...
Прохладное прикосновение к моей руке...
Лёгкий поцелуй, вернее, его видимость, потому что моего лица он так и не коснулся... Только в последний раз обжёг кожу дыханием...
И всё.
Я стала женой другого человека.
И теперь уже никогда не посмею сказать....
Что я его...


********
Когда же это произошло? И как случилось, что я этого не почувствовала?
Сидя перед окном, глядя на осенний парк, в котором ветер гонял по опустевшим дорожкам жёлтые листья...
...опять эта осень...
... я снова и снова искала тот момент, когда действительно потеряла их. Их троих.
Да где же, где то мгновение, когда безумие поглотило их разум, а смерть поселилась в их сердцах? Ведь я же могла...
Глядя на серое, плачущее небо... вечный траур по моей любви... я вспоминала...
... Бэлла. Она была моей сестрой. Сначала мы вместе играли к куклы. Я помню - она любила яркие цвета, игру на арфе, красивые платья... Хорошенькая и смешливая. Затем - в школе она изменилась - много мальчиков, мало времени на учёбу, и ещё меньше - на меня, но и тогда, в редкие минуты откровенности, я видела её сердце ещё прежним... Сердце девочки, которая привыкла жить легко. Да, она была немного заносчивой и гордилась своей чистой кровью... Она не интересовалась политикой - пределом было её участие в разговоре о том, какое платье наденет на рождественский бал в Министерстве жена министра Магии. Ни о каком Тёмном Лорде даже речи быть не могло... Бэлла - она умела любить...
... кому об этом знать, как не мне...
и не умела убивать...

...Люциус. Мой муж. Мой хозяин. Человек, чьей любимой игрушкой я являюсь вот уже десять лет - с момента нашей первой встречи. Мальчик, который смотрел на меня свысока. Юноша, который смотрел на меня снизу вверх. Молодой человек, который входит в мою спальню, как завоеватель - в поражённые города.
Замерев, я посмотрела в окно, притягивающее взгляд ослепительным осенним светом. Эта осень... такая ненавистная и тревожная, но иногда у меня не хватает сил оторвать взгляд от кружащихся жёлтых листьев... Если бы я шла сейчас по тропинкам парка, то снова смогла бы услышать как они шепчут мне о...
Я чуть прикрыла глаза, заставляя себя оторваться от вида непоправимо прекрасной осени...
О чём же я? Ах, да - о Люциусе...
...Он из породы людей, которые слывут в обществе ценителями живописи, хороших вин и красивых женщин. Он не противится этому, послушно посещая все новые выставки, скупая дорогие вина и отправляя корзины цветов с интригующими записками каждой более или менее известной в свете красавице. И со стороны может показаться - что это и составляет весь смысл его жизни... Он это делает с видимым удовольствием, определённым изяществом. Всё, как у других. Но без истинного вдохновения.
Истинное вдохновение... я знаю, в чём оно заключалось для него. Я читала это в надменном взгляде совсем ещё маленького мальчика, в холодном голосе юноше и твёрдой поступи мужчины... Только одна истинная страсть сжигала его - жажда власти. Неуёмное честолюбие. Желание вываляться в грязи славы и вечно ощущать на губах её терпкий солоноватый привкус...
Да, он всегда был таким.
Но я, только я знаю, что он может быть и другим... Совсем другим...
...Мужчина, который тихонько, в ночи, шепчет мне на ухо слова... Слова, каких никто во всём мире не слышал, сходящими с уст этого сильного и надменного человека... Слова, вызывающие у меня такую жалость, материнскую нежность, что у меня не хватает духу подчиниться смутному желанию...
...закрыть на ключ двери моей спальни... от него...
И я этого не делаю, в молчаливом согласии с тем... другим... Мы оба считаем, что двух разбитых сердец, более чем достаточно в нашем странном союзе.
Я тихонько смахнула слезу. Я не плачу, это просто осень... Листопад...

Теперь ничего не исправишь...
Со мной больше нет Бэллы - та женщина с горящими глазами и красивым, с неприятно яркими губами ртом, с которой я встречаюсь по четвергам в маленьком кафе - та женщина для меня просто незнакомка. Во всяком случае, в её глазах больше нет той девушки, которая в день свадьбы поглаживала мою руку дрожащими пальцами...
Люциус... Самое ужасное в том, что и сейчас, зная всё, я не чувствую особой разницы. Значит ли это то, что он был таким всегда, или... я просто не знала и не стремилась узнать глубже человека, с которым вынуждена делить постель...

Но... он! Как я могла потерять его, если ни на мгновение не оставляла, сквозь бесконечные сны протягивая к нему руки... опутывая его паутиной своей горькой нежности? Где же то мгновение, только мгновение, когда я позволила отчаянию поглотить себя и всего на миг ослабить ту нить, которая тянется от моего сердца к нему... И неужели этой секунды одиночества хватило для того, чтобы я навсегда потеряла его в ущельях неясности... заповедниках вычеркнутого из памяти... жёлтой пустыни разочарования, где бродит эхо призрачных видений...

********

Хоть в одном судьба была милостива ко мне... Мне не часто выпадало испытание видеть его. Прикасаться к его руке... Слышать красивый, чуть хрипловатый голос...
И я не хотела этого, правда. Мне было невыносимо всё время осознавать, что...
...в самое первое утро, после свадьбы я поняла, что ошибка, которую я совершила, была по-настоящему непоправимой.
Казалось, что ничего не изменилось. Я не чувствовала разницы ни тогда, когда проснулась одна в своей постели, ни когда бродила по пустынным комнатам, машинально прикасаясь к вещам и поправляя в огромных вазах цветы, ещё прекрасные, но уже тронутые печатью умирания... Всё было как обычно и тогда, когда я распахивала тяжёлые портьеры, впуская в тёмную комнату крикливый солнечный свет, который так безжалостно высвечивал покрасневшие глаза, лихорадочно горевшие от не пролившихся слёз...
Даже холодная, бессердечная поверхность огромного зеркала, в которое я не посмела взглянуть, не задела меня... Я не попалась ни в одну из ловушек, которые расставила для меня тоска, в тот день...
Только один раз в тот день моё сердце отказалось повиноваться мне...
...Садовник уже ушёл из цветника, унося с собой огромный букет срезанных цветов, самых разных. Наверное, сказалось нервное напряжение, которое истощило меня за эти последние дни, но... срезанные и брошенные цветы...
...эти тоненькие, совсем тоненькие и зелёные беззащитные стебельки, которые ещё минуту назад простодушно покачивали своими красивыми головками... мило перебирая лепестками, мечтающими о росе... теперь страшно и мёртво стояли, не шевелясь, и только одинокая слезинка, истекающая из раны, медленно катилась по стеблю... Я стояла и смотрела на цветы, отброшенные в сторону из-за единственного помятого лепестка...
Ничего страшнее, с своей жестокой правдивости, чем срезанные и брошенные цветы, я в своей жизни не видела и не увижу...
Лихорадочная мысль, безумная надежда на то, что можно всё исправить, овладела мной... Я стояла на коленях, дрожащими руками собирая срезанные стебельки и один за другим, подавляя разрывающий меня стон, пыталась снова и снова воткнуть в землю... в надежде, что нежные лепестки, которых дыхание смерти коснулось так недавно, вновь расправятся... вернутся к жизни...
Я не помню, когда заплакала... Но когда он опустился на землю рядом со мной, задумчиво глядя на осыпавшиеся лепестки и привычно беря меня за руку, слёзы уже целую вечность текли по моему лицу...
...Он понял меня тогда так глубоко, как я и не надеялась... И больше никогда по его просьбе ради меня не был погублен ни один цветок...
Потом всё стало проще. Узы, которые крепко связывали нас троих не давали возможности усложнять отношения... Контракт, который мы молчаливо заключили между собой, где третьей стороной было одиночество, дал нам если не счастье, то по крайней мере покой.
И только изредка, провожая его по дорожкам парка в полутьме, я позволяла своему сердцу биться в желанном для него ритме... когда убедившись в том, что его уже нет рядом, я закрыв глаза, пыталась уловить еле ощутимый аромат полыни... В такие моменты, если протянуть руку навстречу порыву ветра, то ещё можно будет поймать немного воздуха, хранящего его дыхание...

... Так, вспоминая, я просидела у окна целую вечность. Эта осень... Ни малейшего шанса на забвение...
Когда внизу послышались твёрдые шаги Люциуса, и привычно подавив тяжёлый вздох, я шла по огромным пустынным комнатам, этот жёлтый свет, пульсирующей тупой болью бился у меня в виске...

...Того, кто пришёл с ним, я не видела. Но бешено бьющееся сердце уже подсказало мне, что проклятая осень наказала меня сегодня не только воспоминаниями...



Обмен двумя ничего не значащими фразами, имитация прикосновения губами к моему лицу - на этом ритуал приветствия был завершён... тот быстрый взгляд, который обжёг меня, скользнув по губам... после краткой, по жестокой битвы с собственным непослушным сердцем, я всё же решила, что это только иллюзия.
Иллюзия... как и всё в моей жизни, что было связано с ним...
Иллюзия ненависти в моём сердце...
Иллюзия страсти, иногда так неистово вспыхивающая в тёмных глазах... мгновенно холоднеющих, стоит только мне только попытаться продлить этот мучительный зрительный контакт...
Иллюзия нежности - бледной тени того чувства, которое поглотило бы его... и меня... если бы он хоть раз позволил бы мне...
На самом деле я не думала об этом, просто миллиардами обжигающих импульсов бежали по моим нервам эти невысказанные слова. Медленным ядом скользили они по моим венам, питая, наполняя собой каждую клеточку моего тела...
Мне не нужно было думать о нём... Я не произносила мысленно слова, которые хотела говорить только для него, я не представляла рядом с собой... Я не шептала его имя по ночам...
Я просто живу в его объятиях... всегда, каждую секунду моей жизни.
Подняв на него глаза, я увидела в них... все темные сны, где он неизбежно встречал меня...

...Третий мужчина появился спустя десять минут после начала обеда. Я немного удивилась, глядя на то, с каким почтением отнёсся к нему Люциус, который даже в присутствии Министра не удосуживался надеть маску полюбезнее. А тут...
Человек, который так мило и любезно поздоровался со мной, отпустив весьма изящный комплимент, конечно вызывал уважение, и своим внешним видом зажиточного помещика и остроумными оборотами речи... Только вот странно на него смотрели эти двое, один - с почти фанатичным блеском в глазах, и другой... с непроницаемым выражением... как обычно в тех случаях, когда готов к войне.
И всё бы было ничего, если бы гость вдруг не взглянул мне в глаза... На то мгновение, пока он пристально смотрел на меня, вдруг слетела с него эта добродушная маска, обнажая ослепительную остроту ума, холодную страстность сердца... мощь... На эту секунду вдруг с первозданной яркостью мелькнули перед глазами... даже не знаю как описать это ощущение... И жёлтые листья... и тьма, которая стелилась по коридорам Хогвартса однажды ночью, когда маленькая девочка сидела у стены, пытаясь сдержать крик, и мерцающий блеск зеркала, отражавший красивую женщину в свадебном платье, с помертвелыми губами... Всё это мелькнуло в моей голове, но так, будто эти воспоминания были... как книга, которую этот человек раскрыл по первому своему желанию...
И также быстро, как начался, этот жуткий карнавал полусна полуяви исчез... вместе со взглядом этого человека... Теперь передо мной снова находился воспитанный, элегантный, но абсолютно заурядный мужчина. Он вновь тихонько сидел за столом, громче всех смеясь над шутками Люциуса, который явно чувствовал себя в ударе.
Наблюдая за ними тремя... конечно, ещё только предчувствуя, не зная наверняка, я уже поняла, какого гостя принесла на своих коварных крыльях вечерняя мгла...
Я не испугалась, мне не было лестно, что великий волшебник нашёл время на то, чтобы заглянуть в душу самой обычной женщины - ибо я мгновенно поняла, что весь этот визит вежливости, из-за которого Люциус раздувался как гордый индюк, был задуман лишь с одной целью - увидеть осенний листопад в моём сердце... Я только об одном думала в этот момент - а что будил этот взгляд в душе моего ненавистного возлюбленного?
...Казалось, он едва слушал и Люциуса, и... ну, другого человека. Странно, я ведь только сейчас обратила внимание на то, что встречаясь с ним, практически не смотрела ему в лицо, и теперь не могла оторвать от него взгляд, сражённая произошедшей в нём переменой...
А разница между этим незнакомцем и тем, кто когда-то обманом пробрался в моё сердце, была огромной. Когда же произошла эта перемена, превратившая юношу в мужчину?
У меня пересохли губы, когда медленно скользнула взглядом по его лицу. Руки вдруг стала такими горячими, когда я поняла, что они ещё не знакомы ни с этой новой складочкой между бровями... с этими губами - они ещё никогда не смыкались так плотно... да, и волосы стали чуть короче, немного не доставая до плеч, и теперь всё чаще ему приходится отбрасывать непослушную прядь, легонько ласкающую угол рта...
И смотрел он теперь уже по-другому... на Люция, по крайней мере. С каким-то поразительным... не узнаванием. Так бывает, когда видишь незнакомца, отдалённо похожего на старого друга, и зная правду, всё же ищет в чужом лице знакомые чёрточки...
С замершим сердцем я наблюдала за ними, а в голове уже мелькала мысль о том, что...
...Если бы это было год назад, то не мучили бы меня... нас... эти осенние дни. Не было бы ни сожалений, ни напрасных жертв во имя дружбы, чести, каких-то ещё выдуманных мужчинами правил...
И не напрасно горел бы в моём сердце, сжигая нас обоих тот огонь, яростный и непобедимый... Сильный, как...

...Тихий хруст вывел меня из задумчивости. Я внезапно осознала, что уже довольно давно за обеденным столом никто не разговаривает. Я подняла голову, скользнув взглядом по недовольному лицу Люциуса, и не взглянув на ТОГО, другого привычно почувствовала выражение его глаз... Да, и третий гость тоже смотрел на меня внимательно, чуть прищурившись, и странная улыбка затаилась в его глазах...
«Что ты сказала, Нарцисса?» - голос любезный, но кому, как не мне знать о стальных нотках, так глубоко запрятаных в голосе моего мужа. - «Ты что-то проговорила очень тихо. Может снизойдёшь, всё же до хороших манер и поделишься своими - не сомневаюсь - интереснейшими мыслями?»
...Знакомой тёплой волной давнего сообщничества захлестнуло нас. В самом деле - играй в свои игры по дурацким правилам чести... можешь до конца жизни крепко сжимать руки за спиной... когда я прикасаюсь губами к твоим волосам... можешь даже не смотреть в мою сторону...
...Но неизменным останется одно - когда мне пытаются причинить боль - чувствуешь её ты...
«Я сказала...» - сделав паузу, я слушала свой собственный сильный и звучный голос, который стал таким впервые в жизни... для того, чтобы произнести то, что должен был повторять каждую секунду, с того дня, когда я впервые...
«Я сказала...» - быстрый взгляд в сторону... по огню, вспыхнувшему в чёрной бездне я поняла, что он уже знает, что я скажу... - «Сильна, как смерть... любовь.

И всё, больше ничего не существовало - ни испуганного взгляда мужа, который он кинул на странного гостя... который так странно, почти восхищённо смотрел на меня... Только угасающее эхо моих слов, и дрогнувшая тень от длинных, слегка неровных ресниц, которые мгновенно скрыли от меня горящие глаза...
Когда я шла по галерее, я осознала, что это был за хруст.
Осколки бокала, тихонько треснувшие в судорожно сжатой руке, сейчас впивались в мою ладонь, по которой на белый мрамор галереи стекали яркие алые капли...

*******
«Вы можете не бояться, Нарцисса, человек, для которого вы это говорили, всё понял.»
Я знала, что он пойдёт за мной - не зря ведь так странно он смотрел на меня.
«Лорд...» - он слегка улыбнувшись, накрыл рукой мою ладонь... и быстро отдёрнул, когда я инстинктивно отпрянула, испугавшись ледяного холода его кожи...
«Том, просто Том» - сказал он, и сделав паузу, проговорил: «Только наедине - ибо если кто-то из моих хулиганов узнает, как я разрешаю себя называть, вас отравят... и я лишусь одновременно общества очаровательной женщины, пользы, извлекаемой из общения с её мужем и удовольствия наблюдать такой захватывающий роман...»
Уловив сдавленный протест в моём немного неловком движении головой, он приподнял бровь и сказал:
«Не пытайтесь лукавить - я не мог ошибиться. Хотите сказать, что никакого романа нет?»
Мне было сейчас так легко... теперь я понимала, почему он так привлекает к себе людей. Не нужно думать, говорить - он сам найдёт в сердце самое сокровенное...
«У него со мной нет. У меня с ним - есть»
Он опять смотрел на меня с непередаваемым ощущением интереса и веселья.
«А муж?»
«У моего мужа бурный роман с вами, так что в этом плане мы с ним в расчете.»
Он так громко и заразительно расхохотался, что я не удержалась и присоединилась к нему. Внезапно он стал серьёзным и уголок его рта резко дёрнулся вниз.
«У него не со мной роман, а с властью, которую он надеется от меня получить.»
«И он получит?» - спокойно спросила я.
«О, да. ОН получит.»
Мы молча прошлись по дорожке, с которой расторопные эльфы смели все признаки осени...
«Почему именно осень?» - не глядя на меня спросил он. И добавил: «И почему именно он?»
Поймал кружащийся в воздухе лист, проводя им по губам, чувствуя горьковатый запах дыма... я не ответила ему... просто вызвала перед внутренним взором худенького темноволосого мальчика, поднимающего меня с земли... сумрачного вида паренька, чьи шелковистые волосы легонько скользнули по моему лицу, оставляя на губах неуловимый привкус полыни... высокого мужчину, задумчиво перебирающего пальчики на руке юной девушки... и осень, осень...
Он так долго молчал, что я уже подумала, что он ничего из этого не увидел. Но когда я уже открыла рот, чтобы произнести всё вслух, он глухо произнёс:
«Теперь я понимаю, почему так и не смог войти в его сердце... Из-за тебя там маловато места... Если только Гриффиндорский святоша втиснется...»
Замерев на мгновение, и легонько вздохнув, отметая от себя тревожные мысли, я с улыбкой произнесла:
«Если вам удастся заставить его это понять - вы на самом деле будете величайшим магом на земле.»
Ветер взметнул мои волосы, яростно теребя складки платья, проникая сквозь них... Но мне не было холодно. Разве может чувствовать холод тот, в чьём сердце горят тысячи огней... Кого осень согревает своей неизбежно прекрасной дланью...
Я всё ещё наслаждалась порывами прохладного ветра, когда он произнёс:
«Идите в дом, Нарцисса, простуда может повредить ребёнку.»
«Что?» - машинально спросила я, широко раскрыв глаза и... пытаясь хоть на мгновение заставить себя поверить в то, что не понимаю, о чём он говорит. Не понимаю, и не хочу понимать...
Тьма была мне ответом, и только эхом, откуда-то издалека донеслись до меня слова:
«Драко... Ваш возлюбленный, если и не простит такого предательства, то хотя бы оценит выбор имени...»
Ещё несколько порывов ветра... таких холодных... пронизывающих насквозь заставили меня медленно двинуться к дому... надеясь, что ЕГО там уже нет... Не в этот день...
Мой муж, бледный и с лихорадочно горящими глазами встряхнул меня за плечи и спросил:
«Что он сказал тебе?»
Оглядев комнату, поправив кружевную занавеску на окне, я спокойно ответила:
«Он сказал, что у нас будет ребёнок»



...Боль накатывала волнами.
За то время, пока я находилась в её власти, я уже познала её во всех проявлениях.
Она была разной... Сначала это было похоже на тяжёлые тёмные волны, которые мягко катятся по самому центру безбрежного океана, не находя на своём пути на одного препятствия... одна... вторая... с ними было совсем нетрудно жить - это было так похоже на то, что я ощущаю каждую секунду в своём сердце... Очень и очень больно, но уже привычно... Мне не было страшно и когда на пути этих волн начали возникать препятствия - мелкие и острые камни, от которых миллиардами злых иголочек разбегались по моему телу ручейки боли... Тогда было по-настоящему больно... но мне ещё не хотелось умереть... во всяком случае - не сильнее, чем обычно. И даже когда страшные, ранящие волны обрушились на моё тело со всей мощью, на которую только способна боль, с моих губ не слетело ни единого стона...
...Я лежала на краю огромной кровати в своей спальне. Как странно - раньше я не замечала, какие печальные глаза на портрете матери Люциуса... во всяком случае, на меня она никогда так не смотрела... с таким сочувствием...
«Больно?» - она немного наклонилась вперёд, почти касаясь золотой рамы. Голос её тоже был такой... печальный и немного шелестящий... очень похоже на одного человека...
Я не успела о нём подумать - судорога такой силы прошла по телу, что я не сдержала крика даже тогда, когда изо всех сил сжала зубами край подушки, яростно разрывая тонкие кружева наволочки... Не лучший момент думать о нём... Если только мне не хочется умереть от боли...
«Зачем вы спрашиваете... вы же сами рожали...» - мне удалось всё же выговорить эти слова почти нормальным голосом... Стало немного легче, но я уже знала коварство боли... и её постоянство - в отличие от мужчин, она всегда возвращается.
Она молчала. Чувствуя, что первые признаки новой волны - ещё не ураган, но уже суровый, похожий на морской ветер я ощущала - мне захотелось говорить, говорить... даже если меня слушает портрет женщины, которая никогда не любила меня...
И ещё я хотела знать...
«Почему никто не идёт ко мне?» - всё-таки я не смогла сдержать слёзы...
********
...Первые схватки я почувствовала ещё вчера, сидя в кресле у окна и пытаясь что-то вышивать для ребёнка. Июнь в этом году был холодным и дождливым, а в последнюю неделю особенно, поэтому, когда я ощутила лёгкий озноб, то не придала этому значения, списав всё на погоду за окном... И в моём сердце... Разницы никакой - холод... дождь... Я, зябко поёжилась в домашнем платье, и поплотнее закутавшись в шаль, пересела поближе к камину... Огонь был ярок, весел... но почему же такими холодными были его языки... Неужели есть люди, которые способны ощущать жар... тепло... Чуть прикрыв глаза, я старалась припомнить давние ощущения... но ничего о горячем огне там не было... Наоборот - только очень холодные руки могут согреть тело... и душу... Холодные, красивые, бледные руки...
... Я не видела его ни разу за эти девять месяцев... Может, мне было бы легче, если бы он холодно отвернулся от меня... сказал что-нибудь... да что угодно... Но он просто не приходил. Я не ждала его скоро - я рассчитывала, что не меньше месяца пройдёт после того, как Люциус ему скажет о беременности, прежде чем он захочет снова увидеть меня...
Я даже была рада - мне тоже было невыносимо... Но я смирилась и стала ждать, каждый день зачёркивая в календарике очередной день... Пятнадцать дней... четырнадцать... Снега ещё не было и погибшие листья мёртвой массой лежали на дорожках сада... грязно-коричневые... они уже не танцевали печальные танцы в осеннем небе...
Десять дней... Холодно... так холодно, что я не могла согреться ни на секунду, хотя в замке ярко пылали все до единого камины, а Люциус жаловался на головную боль из-за жары...
Пять дней... Снег упал... Это добрый знак... он никогда бы не пришёл ко мне, ступая по осенним листьям...
Четыре, три, два... один...
Сегодня... Он должен прийти ко мне сегодня...
Я бродила по комнатам, повторяя это как молитву. Я загадала это на утренней снежинке, которая долго не таяла на моей руке, я рассмотрела это в играющих лучах яркого полуденного солнца... даже красноватый закат ещё мог вселить в меня надежду... Даже в лунных сумерках, бродя по дорожкам обледенелого парка, я не позволяла себе заплакать... Я не плакала... Даже когда Люциус вернулся, бог знает, откуда, усталый и голодный... Даже когда он рассказал мне за ужином, что он уехал ещё вчера... в Албанию... по поручению Лорда... И что он долго добивался этого поручения...
Ночью я умирала от холода, лёжа в своей постели. Но я больше не пыталась посильнее разжечь камин, или накинуть второе одеяло... какой от этого прок, если убивающий меня холод был не снаружи а внутри, в моём сердце...

Только однажды мне вновь дано было почувствовать тепло...
Дети из деревни играла в какую-то неизвестную мне игру... Обычные дети... Только двое из них привлекли моё внимание... Худенький мальчик, украдкой посмотрев на отвернувшегося приятеля, робко протянул букетик, составленный из жёлтых листьев девочке... хорошенькой и белокурой...
Мне вдруг стало так... Я и не знала, что в самой глубине сердца есть такой горячий источник, от которого по венам обжигающей волной скользит истома... сладкая тоска... В тот момент я была уверена, что должна... должна сделать что-то...
...Только три слова я написала ему в том письме... Я не надеялась на то, что он ответит, но я должна была позвать его...
«Вернись - я не могу...»
Он не ответил мне... Но я всё равно каждый день ждала... Просто по-другому - жить и не ждать его каждый день... не думать о нём каждую секунду... я уже не могла...
*********


Вчера, когда схватки стали такими явными, что игнорировать их уже было невозможно, я попыталась связаться с Люциусом. Его не было в министерстве, и никто не знал, как его разыскать. Я связалась со всеми, кого только знала, я переговорила даже с совершенно незнакомыми людьми, которые смотрели на меня, как на помешанную, когда я истерически требовала от них немедленно разыскать моего мужа. Но все тщетно...
Какая усмешка судьбы - Люциуса не было со мной именно тогда, когда он, впервые в жизни, был мне по-настоящему нужен...
Когда за окном уже стало так темно, что уже невозможно было разглядеть даже самые близкие деревья, и боль стала такой сильной, что я начала тихонько плакать, судорожно цепляясь руками за резные подлокотники кресла - только тогда обо мне вспомнили...
Бэлла... Шумная, громкоголосая и такая подвижная, что даже глазам было больно следить за ней... Такая родная, будто и не было этих двух лет отчуждения...
«Боже, Нарси, что ты о себе думаешь! Где чёртова акушерка? Где чёртовы домашние эльфы? Ты что, вообще не в курсе, сколько длится беременность?» - её слова отдавались в голове слабой болью, но я всё равно была рада ей...
«Лучше бы ты спросила, где сейчас чёртов Люциус.» - говорить было трудно, но сейчас злость на него пересиливала боль. Я вновь открыла рот, собираясь сказать ещё что-нибудь по поводу мужа... и осеклась, увидев, как странно смотрит на меня Бэлла.
«Что... Что-нибудь случилось?» - ещё не тревога, но какое-то ужасное предчувствие охватило меня.
«Нарси.. он не говорил тебе?» - она даже присела от удивления.
«О чём?» - боже, неужели и во время родов мне придётся мириться с его дурацкой работой...
«Он появится лишь тогда, когда с момента рождения ребёнка пройдёт один час. А всё это время ты должна быть одна - помощь будет только когда ребёнок начнёт рождаться...» - она несколько раз моргнула, и уголки её рта резко пошли вниз. -
«Таков обычай в роду Малфоев, и ни для кого не делается исключений... Ни для кого» - она произнесла это очень тихо.
Но я ничего не ответила... Мне было очень больно...
«Миледи... Леди Беллатрикс...» - в дверях спальни появился эльф и смущённо шмыгнул носом. До полусмерти перепугавшись яростного взгляда Бэллы, он тем не менее, твёрдо пропищал:
«Миледи должна уйти... Господин приказал, чтобы миледи пришла уже потом, когда хозяйка уже...» - Бэлла не позволила ему заговорить, она яростно завизжала и, схватив домовика за ухо, вышвырнула его из комнаты. Она несколько раз прошлась по комнате, а затем присела на кровать и взяла меня за руку...
«Я должна уйти... Этот обычай держится не только на словах... Я не могу остаться...»
Она ещё что-то говорила, но я больше не слушала. Мне не было больше дела ни до Бэллы, ни до Люциуса, ни до обычаев древнего рода Малфоев - по крайней мере теперь понятно, почему они все так одиноки, обречены на одиночество с самого рождения... Но и до этого мне не было дела... Вообще ни до чего - кроме моей боли... смерти... и любви...

************
Итак, я осталась одна... Только изредка, когда я проваливалась в болезненный полусон, в комнате появлялись эльфы, осторожно меняя простыни, протирая лицо мокрой салфеткой, приносили воду... Я без благодарности принимала это - вряд ли бы мне было намного хуже, если бы обо мне совсем не заботились... Это ничего бы не изменило - большей боли я уже не могла испытать...
Полусны... полуявь... Полночные воспоминания... Не признак ли смерти это - то, что они такие навязчивые, терпкие, с заметным привкусом полыни и печально жёлтым цветом... осенним как всегда...
Я внезапно истерически засмеялась... Я вспомнила, что однажды точно так же боялась умереть... Умереть и не сказать ему о своей... тогда ещё ненависти...
«Именно это я и имела ввиду, когда спросила - больно ли тебе...» - а я уже и позабыла о портрете свекрови...
«О чём...» - если бы мне не было так плохо... я бы всё ей сказала о том, кто она такая... да как она смеет прогонять эти мечты... этот аромат горькой полыни...
«О том человеке... Я всегда видела, что мой сын тебя интересует в значительно меньшей степени, чем Северус...»
«О да... самое время начать разговор о...» - мне не удалось договорить, потому что дикая боль скрутила меня в страшной судороге - больше я не могла держаться - я плакала... Сначала только несколько слезинок... Затем тихие ручейки...
...Кто-то открыл окно и в комнату ворвался свежий ветер, принеся на мокрых крыльях отзвук яростной грозы... Я пошевелилась... мне не хотелось ветра... ведь тогда исчезнет этот лёгкий аромат, пришедший из сладостной мечты...
Но странным образом он не исчез, а наоборот - усилился и даже обогатился ночным привкусом дождя... И он подарил мне самый дорогой подарок из всех существующих...
... Прохладная, такая знакомая ладонь легла на лоб... Губы, скользнувшие по моей ладони... И это такое знакомое ощущение шелковистых волос на коже...
Если мне суждено умереть этой ночью... то я умру от счастья...
...Я не спросила его ни о чём - к чему это, если он рядом... Я не обращала внимания ни на мокрые волосы, ни на дорожный плащ, с которого на белоснежные простыни стекала дождевая вода...Я просто смотрела на знакомо-незнакомые черты, на усталую складочку возле губ... на вечно непослушный локон, выбивающийся из общей массы... Снова, снова и снова тонула в его глазах... ненавистных... единственных... самых чёрных на свете...
«Почему именно сегодня...» - я сказала это почти неслышно, но он понял.
Без улыбки взглянув мне в глаза, он ответил:
«Тебе было так больно...» - внезапно его глаза дико блеснули, и он хрипло прошептал:
«Я боялся, что ты умрёшь и оставишь меня одного...»
Он наклонился надо мной, легонько прикоснувшись губами к волосам... глазам... Затем отстранился...
«Я так сильно ненавижу тебя... Как я могу умереть...»
Когда тёмная усталость опустилась на меня своей душной тяжестью, я ещё успела поймать его едва заметную улыбку... И уловить тихие слова:
»...такой ещё ребёнок, Нарси...»

просмотреть/оставить комментарии [14]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.31 21:15:23
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.