Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт, читая книгу, посвященную психоанализу:
- Все-таки магглы действительно сильно от нас отличаются!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  История одной ненависти

   Глава 1
Он стал моим врагом в тот самый миг, как я увидела его.
Господи, как же я возненавидела его...
До этого дня я и не знала, что могу ТАК кого-нибудь ненавидеть. И вряд ли кто другой смог бы предположить, что под маской идеальной, северной красоты Нарциссы Блэк, предмета гордости факультета Слизерин, и любимой игрушки его короля - Люциуса, могут таиться такие разрушительные чувства... Как и любые чувства в принципе...
Поэтому никто о ней даже не догадывался - о моей ненависти, которая медленно убивала меня на протяжении всей моей жизни, которая измучила мою душу и иссушила моё тело...
Я их не виню - тех, кто смотрел на меня во все глаза и не мог увидеть. Разве кому-нибудь под силу пробиться через ту стену, которую возвело вокруг меня "воспитание", положенное настоящей чистокровной аристократке...
..."Нарцисса, леди никогда не показывают своих слёз!" - её мать, истиная Блэк.
"Но мама, мы ведь здесь вдвоём" - широко раскрыв уже тогда прекрасные голубые глаза пролепетала девятилетняя девочка.
"Это не имеет значения - ты уже взрослая женщина, поэтому плакать ступай к себе в спальню, я не желаю смотреть на такую отвратительную распущенность. И соберись, наконец, сегодня ты будешь представлена своему будущему мужу..."
Это был не первый урок, но именно его я запомнила на всю жизнь, наверное потому, что в этот день я встретила своего врага...
...Он был очень красивым тринадцатилетним мальчиком - мой будущий муж, с волосами такими же мягкими и шелковистыми, как у меня, и удивительными глазами. Когда я его впервые увидела, то поняла, что мне не будет особенно трудно исполнять роль холодного отстранения и превосходства над всеми остальными людьми - он с лёгкостью сделает это за нас двоих. И холода в нём, того, которое моя мать называет "достоинством, присущим чистой крови" хватит ещё и на третьего человека...
...Того, которого я обречена родить...
Люциус Малфой смотрел на меня холодным изучающим взглядом, не задерживающимся на моём лице, вымученной улыбке, но отмечающим ещё красные глаза и слегка растрепавшиеся волосы.
"Хороша" - коротко бросил он в сторону, где в тени стоял его приятель. - "Простовата, конечно, но это поправимо".
Я опустила глаза, краснея, и мучительно пытаясь выдавить из себя хоть слово и не казаться такой деревенской дурой. Я уже раскрыла рот и...
И тут случилось то, чего я не смогу забыть никогда. Я впервые услышала голос своего врага.
Это было как... даже теперь я мучительно пытаюсь схватить воздух пересохшими губами... Как будто обжигающе ледяное пламя лизнуло моё тело и навеки ранило мою душу...
Конечно тогда, девятилетняя девочка не могла осознать то чувство, которое поселилось в её сердце - это теперь я знаю, что то были первые ростки той ненависти, которая будет преследовать меня всю мою жизнь...
Которая не покинет меня даже в смерти...
Голос мальчика, в котором уже отчётливо виден будущий мужчина. Тот, который от женщин принимает только поклонение.
"А ты уверен, Люц, что она будет в достаточной мере покорна? " - кровь бросилась мне в лицо при этих словах, в которых я вдруг ощутила странные интонации, вроде бы и насмешка, но не вполне надо мной... Вернее, совсем не надо мной, но этому я тогда не придала значения, мучительно пытаясь удержать набежавшие слёзы.
Я чувствовала себя манекеном, бесцеремонно разглядываемым, и на мгновение, всё ещё слыша этот голос, я действительно стала неживой.
"Сейчас проверим" - произнёс мой будущий муж, приближаясь ко мне и железной рукой взяв меня за подбородок. В следующую секунду я ощутила его холодные губы на своих губах и замерла от страха и отчаяния, моля бога, чтобы эта пытка побыстрее закончилась.
...Он оттолкнул меня и, повернувшись к другу насмешливо проговорил:
"Теперь я понимаю наших с тобой отцов, Северус, ищущих утешения у грязнокровых, но по крайней мере, живых женщин. Эта девчонка холодна как пингвин на льдине. В первую брачную ночь я рискую насмерть застудиться."
Он даже не взглянул на меня, когда пошёл к двери, увлекая за собой приятеля, который странно посмотрел на меня... Так странно, будто это не меня, а его только что вываляли в грязи.
Прежде чем заплакать я успела заметить одну вещь - у него были отвратительно - прекрасные глаза.
К чёрту дурацкий этикет! Я убежала в единственное место в замке, где могла дать себе волю. Я опустилась на колени у старого дуба в самом конце парка и рыдала, рыдала... оплакивая себя, свою неотвратимую судьбу, которые мои родители не задумываясь связали с этим мерзким мальчишкой. Это был последний раз в жизни, когда я плакала О СЕБЕ...
С того дня мои слёзы лились только по вине моего врага... Из-за него и ради него.
...Я не знаю сколько времени он там простоял, но когда я подняла голову я встретилась в его глазами... и я возненавидела его. Тогда я этого ещё не знала, но у меня было много времени, чтобы понять это. А чем, кроме ненависти, можно было объяснить то, что воздух исчезал каждый раз, когда я вновь и вновь погружалась в эти бездонные, холодные глаза. В тот момент моё сердце так сжалось, затем совершило какой-то немыслимый кульбит и замерло... Меня покинули все чувства - кроме ненависти, которая наполняла жаром моё тело, заставляла дрожать мой голос и катилась по лицу горячими слезами...
Ненависть, которая не покинет меня никогда - даже когда я умру, тогда она прорастёт на моей могиле колючим кустарником, чтобы вечно раздирать меня на части.
...Не такой красивый, как Люциус был мой враг. Резкие черты лица, в котором, впрочем отчётливо читалась порода и класс, дающиеся только после многих веков скрещивания истинных чистокровок. Профиль молодого императора, который ещё не решил - Цезарем он станет или Калигулой. Фигура по-юношески угловатая, и слегка сутулая... но как бы нарочно, напоказ, - в развороте плеч уже видна была благородная царственность осанки. Очень бледный - как-то нездорово, волосы чёрные, без блеска. Одна прядь упала на лицо, покоряясь порыву ветра, и пощекотала уголок его губ...
Я прикрыла глаза при этом... моя ненависть стала ещё больше... теперь она побежала мурашками по всему телу, неотвратимо проникая в моё сердце.
Он подошёл ко мне и резким движением поднял меня с колен как игрушку и сильно встряхнул, заставляя встать прямо. Я взглянула в его глаза... какие-то больные и измученные... Он смотрел на меня почти также, как Люциус, но останавливал взгляд на том, что тот даже не заметил - дорожки слёз на моем лице... на моих волосах... на моих глазах...
"Никогда не становись на колени" - холодно произнёс он. Затем в его лице что-то болезненно дёрнулось, и он добавил:
"Если человек однажды встал на колени... он уже не человек..."
Затем он повернулся и исчез из моей жизни на долгие два года, в течение которых я жила только им и тем безумным чувством, которое он разжёг во мне.
Ненавистью.

********

И шляпа сказала...
"Слизерин!"
Я не сомневалась в этом. Этим летом, во время очередного планового свидания Люциус так презрительно посмотрел на меня, когда я робко сделала предположение о Рейвенкло...
"В Рейвенкло поступают затем, чтобы потом попасть в университеты, где девицы учатся для того, чтобы повыгодней выскочить замуж... А ты, куколка, в этом уже не нуждаешься..." - он потянулся ко мне, и чтобы избежать его ледяных губ я поспешно ответила:
"Ты прав, милый, конечно,мне лучше быть возле тебя"
Люциус довольно ухмыльнулся и наконец отпустил меня.
"Естественно, лучше. Тебе ещё многому предстоит научиться, и мы с Северусом берёмся помочь"
В глазах всё потемнело. Я сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь унять безумное сердце.
"С Северусом? С тем гадким..."
Вдруг я оказалась на земле. Люциус стоял надо мной с лицом полным такого бешенства, что я от ужаса потеряла способность говорить. Он медленно опустился рядом, и схватив меня за волосы, резко рванул к себе, и почти прошипел:
"Ты должна знать, Нарцисса. Из всех людей на земле, ты - единственная, чью жизнь я ценю выше своей. А Северус Снейп - единственный, ради кого я смогу убить тебя."
Он оттолкнул меня и уставился прямо перед собой, почти забыв о моём существовании. Он думал о нём, человеке, при мысли о котором я не могла дышать...
Но я не сердилась на Люциуса. Видите ли... он ведь любил меня...
...И вот сейчас я приближалась к тому месту, где он сидел, я была готова к тому, что мой враг будет рядом с ним.
"Здравствуй" - просто сказал он и я замерла от звука его голоса, не смея поднять на него глаза и мечтая о том, чтобы изо всех сил вцепиться ему зубами в горло, чтобы этот ненавистный голос никогда больше не приходил ко мне в сновидениях. И я задрожала, когда в голове молнией пронеслась мысль о том, что сначала к его шее прикоснутся мои губы...
"Здравствуй" - прошептала я и подняла на него глаза.

Я задыхалась от ненависти каждый раз, когда этот скорпион находился рядом.
Я придумывала различные предлоги - от плохого самочувствия до необходимости отвечать на письмо двоюродной тётушки, лишь бы не приближаться к нему, не видеть его лицо, не слышать этот до омерзения красивый голос, которым он пользовался как оружием. Против меня, во всяком случае. Ему наверняка доставляло удовольствие наблюдать, как я вздрагиваю всякий раз, когда он равнодушно произносит: "Здравствуй, Нарцисса".
Я злилась на себя за эту реакцию, и ещё сильнее на него, за равнодушный тон. За то, что он даже не удостоил меня чем-то большим, чем вежливость по отношению к невесте друга. Да и зачем обращать внимание на девчонку, от которой он слышал только заикающиеся "да" и "нет".
Мы никогда не оставались вдвоём - между нами всегда сидел Люциус, который занимал всё его внимание. Я краем уха слушала их разговоры, испытывая странную досаду. Просто мне казалось, что один из этих двоих мальчишек - лишний...
Ах, как он меня раздражал! Мне хотелось и его вывести из себя, из этого ледяного кокона, в котором он находился. Каких только способов я не изобретала, чтобы, наконец, сцепиться с ним.
Я мечтала наброситься на него, вывалять в пыли, и выцарапать его коварные глаза. Сколько раз, пробегая мимо него, я толкала его со всей силы, делая вид, что споткнулась. Я тайком рвала его книги и прятала домашние работы, дрожа и радуясь тому, что его наказывали. Я разливала чернила на его столе, я опрокидывала на него кофе...
Но это чудовище, которое считало себя уже взрослым мужчиной, смотрело на меня свысока и говорил, нагло и презрительно улыбаясь:
"До каких пор будет продолжаться это ребячество, Нарцисса?"
"До того дня, пока ты не перестанешь смотреть на меня как на пустое место, коварный скорпион!" - говорила я про себя, и боясь наговорить лишнего, стрелой убегала прочь, чтобы в укромном уголке отдаться моей сжигающей ненависти.
Я выходила из себя и теряла рассудок от злости, когда девочки - старшекурсницы начинали обсуждать его и делиться предположениями, кто у него будет следующей "девушкой месяца".
Это обычно был Рейвенкло, реже Пуффендуй, и никогда - Слизерин или Гриффиндор. Ну, Гриффиндор - Мерлин с ним. Там одни дуры, не имеющие никакого понятия об обычном макияже. Пуффендуйки - пышногрудые кретинки - "девочки на ночь", назвал он их однажды, когда я подслушивала их с Люцием беседу. Он меня так разозлил тогда этими словами, что я плакала в подушку весь вечер.
Рейвенкло чуть умнее, но Мерлин, неужели они думают, что ума и красоты достаточно, чтобы завоевать его. У этого скорпиона самомнение ещё то... Никто не может быть достаточно хорош для него. А что касается моих сокурсниц... слава творцу, что он не выбирал из них - однажды я представила, что это может быть кто-то из тех, кого я хорошо знаю... Тогда в голове молнией пронеслась мысль - я отравила бы любую, включая кузину Беллатрикс, если бы та решила побегать за Снейпом. Из чувства милосердия, конечно. Потому что смерть - лучший выбор, чем отношения с этим скорпионом...
Я наблюдала за ним из-под опущенных ресниц всё время, пока он находился в пределах видимости. Наблюдала, и моё сердце сжималось от боли, так он меня бесил.
И что в нём такого, из-за чего поднимается весь этот ажиотаж... Ну высокий, фигура неплохая, этот его голос... Но лицо! Этот нос к примеру... огромный и крючковатый... как у римского императора на картинке, которая лежит у меня под подушкой - я почему-то люблю смотреть на неё перед сном. И глаза у него как у привидения, даже ещё холоднее. И такие странные - не поймёшь, то ли пустые, то ли бездонные... Эта его привычка смотреть как бы сквозь человека... Как будто внутри себя он находит что-то гораздо более интересное, чем весь окружающий мир. А каким странным становится его лицо, когда он читает письма из дома... Как у маленького мальчика, который не понял за что его только что ударили... И потом по целым дням был злой, как собака.
А его волосы! После трёх часов дополнительных занятий по зельям, вечером на них страшно смотреть. И это его выражение лица -"может-я-бы-и-почистил-бы-о-вас- -свою-грязную-обувь-но-боюсь -вы-этой-чести-недостойны". Только полная идиотка могла бы согласиться на роль его спутницы. Да ещё на всю жизнь.
В моих руках вдруг вспыхнуло перо. Как и всегда, когда я думала о том, что Северус Снейп может жениться на ком-либо... Кроме...
Голова вдруг заболела так мучительно, что я даже не смогла додумать свою мысль.
Но, видимо, в этом году количество дур в Хогварсе превысило критическую норму, и поэтому этот коварный скорпион никогда не оставался без подружки... А мне оставалось только рыдать от злости на него, наблюдая за тем, как он старается охмурить очередную...



...Не пришёл. В комнате его после отбоя не было... О боже...
Меня трясло как в лихорадке. Я знаю где он. Я наблюдала за ним в течение всего ужина и видела какие взгляды он кидал на эту рыжую тварь из Гриффиндора, которая потеряла стыд настолько, что осмелилась сунуть ему записку сегодня днём.
Я уже давно наблюдаю за этой Эванс - она упорно напрашивается на конфликт, когда вертится перед Снейпом и трясёт своими волосами. Волосами шлюхи.
Я этого не допущу - лучше умереть, чем видеть друга моего жениха рядом с грязнокровкой... Да именно так. Лучше умереть.
Я тихонько кралась по тёмным коридорам к астрономической башне. Меня мутило от странной тоски, которую я впервые ощутила сегодня.
Если у ненависти и есть границы, то я их перешагнула этой ночью... Это было так страшно - я действительно боялась умереть от ярости. Глаза застилала пелена, они горели от слёз, которые никак не могли пролиться... Сухие губы в отчаянии шептали что-то... Это было имя... Я так ненавидела его в ту минуту, что бесконечно повторяла его имя, снова и снова, пытаясь сохранить сознание.
От чёрной пустоты обморока меня удерживала только мысль, что если я умру сейчас, то никогда не смогу уже бросить ему в лицо слова о том, как сильно... я... его... ненавижу...
Я часто плакала. За те три года, прошедшие с тех пор, пока я его знаю, я пролила слёз больше, чем многие гораздо более чувствительные женщины за целую жизнь, но так как в эту ночь - ещё никогда. До этого слёзы текли только из моих глаз... А сегодня плакало моё сердце...
Я мечтала о том, чтобы их кто-нибудь обнаружил... Чтобы их наказали, чтобы их обоих вышвырнули из школы - и эту шлюху и коварного скорпиона!
И чтобы это произошло раньше, чем я увижу его с ней... Мысль о том, что они могут... в общем это было нестерпимо.
...Они стояли возле раскрытого окна на лестнице и о чём-то говорили. Я не слышала, о чём, да и не хотела... Мне не нужны были слова, чтобы понять, что происходит.
Меня всю трясло, я обливалась холодным потом, боясь, как бы они не заметили меня, и страстно этого желая... Пусть эта тварь с идеальной фигурой почувствует себя той, кем является - потаскушкой, бегающей на свидания с моим злейшим врагом...
Как я мечтала в тот момент стать птицей, взлететь в небо, раствориться в лунном свете и не видеть больше этих двоих... Его лица, с таким серьёзным и вдумчивым выражением, которое никогда, - никогда! - не появляется у него, когда он смотрит на меня... Этих застенчивых движений, так не похожих на его обычную уверенность... Он чуть шевельнулся...
"Сейчас он её поцелует" - в отчаянии подумала я закрыв глаза, бессильно сползла по стене.
Я больше не боялась умереть... Я об этом мечтала...
Когда я вновь посмотрела ни них... нет, они не приблизились друг к другу, даже отодвинулись... но он наклонился к её руке и поцеловал её...
Хотя я и зажимала рот руками, из горла у меня вырвался безумный крик, который перерос в истерический хохот, когда я увидела, что она отскочила от него и бросилась прочь, не разбирая дороги.
Он одним прыжком достиг того места, где я сидела на полу, прижавшись спиной к каменной стене и наставил на меня палочку.
"Хорошо бы, Аваду..." - пронеслось у меня в голове, когда он, наконец увидел меня.
Он даже приоткрыл рот от удивления, поняв, кто сейчас перед ним.
"Что ты здесь делаешь ночью, Нарси?" - тихонько спросил он, присаживаясь на корточки рядом со мной.
Нарси... Мое бедное сердечко не выдержало того невероятного чувства, которое возникло, когда он так назвал меня... Будто горячий источник забил в моей душе, всё быстрее и быстрее гоня кровь по венам... Ненависть, конечно, а чем же ещё может быть такое безумно глубокое чувство.
Я сглотнула стоящий в горле комок, глядя на его лицо, вновь ставшее холодным и чужим.
"Не говори Люциусу..." - только и смогла прошептать я, не в силах оторвать глаз от него, пытаясь поймать на его лице след той улыбки, которая предназначалась не мне... Из-за которой я ненавидела его ещё сильнее.
Он как-то странно посмотрел на меня и сказал:
"Не скажу"
Я выдохнула с облегчением, неполным, впрочем, потому что он так близко сидел, что я чувствовала слабый горьковатый запах зелий, от которого кружилась голова, и было трудно дышать. Я подняла на него глаза, мокрые от слёз, - он уже стоял, протягивая мне руку.
Это было выше моих сил - прикасаться к его руке, которая минуту назад лежала в руке этой шлюхи Эванс. И вообще прикасаться к нему. Я отодвинулась от него и сказала:
"Я не пойду"
Он рывком поставил меня на ноги ("как тогда" - мелькнула у меня мысль), грубо схватил за подбородок, и прижав к стене, прошипел:
"И не надейся дождаться здесь своего приятеля, ты пойдёшь со мной, и в следующий раз хорошо подумаешь, прежде чем решишь сделать из Люция дурака. И вообще, детка, не стоит играть в игры, в которые не умеешь"
До меня не сразу дошёл смысл его слов, а когда я поняла, что он имел в виду, это уже не имело значения. То, что я сделала в следующий момент, я сделала не из-за его оскорбительных слов, даже не из-за его презрительного взгляда, а из-за того, что я уже была не в силах выносить его равнодушные прикосновения... Будто куклу в руках держит... А с этой Эванс... И с другими...
Всё это пронеслось в моей голове в считанные секунды, и я с каким-то звериным криком бросилась к нему и принялась наносить беспорядочные удары по его лицу, оставляя глубокие царапины, я вцепилась в его волосы дёргая изо всех сил и мечтая вырвать их с корнем... Я почти теряла сознание от ненависти всякий раз, когда моё тело в пылу борьбы прижималось к нему, когда мои руки касались его глаз или губ... Я уже не боялась, что нас услышат, я рыдала в голос, пытаясь произнести то, важнее чего у меня в жизни не было ничего...
"Нарцисса..." - ему удалось перехватить мои руки, и теперь он крепко сжимал их в своих и с ужасом глядел на меня. А я, услышав это его "Нарцисса", вдруг замерла... от невыносимой боли, что он назвал меня именно так, а не...
Не "Нарси".
Я закрыла глаза медленно, с трудом выговаривая слова, произнесла:
"Ты даже... не представляешь... как сильно я... тебя..."
Я до сих пор не знаю что тогда случилось со мной. Но я так и не смогла произнести слово, которое должна была. Я замолчала... и он так и не узнал, какое чувство сжигало меня...
Ничего в мире не существовало, кроме этого чувства, когда он подхватил меня на руки и понёс... Как маленькую... А я уже давно не маленькая, с того самого дня, как узнала тебя... потому что ненависть к тебе, Северус Снейп, успела состарить мою душу даже раньше, чем я стала молодой.
Он оставил меня в гостиной и, ни разу не взглянув, прошёл к себе. Я смотрела на дверь и ненавидела её за то, что она отделяла меня от моего врага...
...Я быстро заснула в ту ночь и спала крепко, без сновидений... Правда, когда я проснулась, я почему-то везде чувствовала его запах... И ощущение его волос на своих руках... Мне даже пришлось несколько раз помыть их с жёсткой щёткой, и только тогда, когда я разодрала ладони до крови, это чувство, наконец, исчезло.

**********
Я потратила почти всё утро, пытаясь разыскать его и посмотреть в его бессовестные глаза... Неужели он ничего не понял? Но его не было на завтраке, не было на обеде... Краем глаза я оглядела стол Гриффиндорцев сама удивилась своей радости, когда увидела Эванс, спокойно сидящую в компании девочек.
Так или иначе, я успокоилась, и даже позволила Люциусу поцеловать себя. Интересно, почему мальчишки придают этому такое большое значение - по-моему, это противно. Однажды, когда я подставляла губы Люциусу, я вдруг представила на его месте этого скорпиона... Фу! После этого я не спала всю ночь - моё тело просто горело от отвращения, а губы были горячими и сухими...
В общем, я уже собиралась на Трансфигурацию, когда до меня долетела фраза Клэр Форлани:
"...напали на Снейпа возле озера. И рядом никого из наших..."
Я немедленно бросили портфель в угол ,и вся обратилась в слух. То, что я услышала... нет, с кем угодно можно было так поступить, даже с Люцием... Но не с ним... Он не перенесёт, ведь он такой...
Я не знаю, почему мне было так больно, и не хочу знать. Но мне почему то захотелось побежать к этой Эванс... нет, Лили... и сказать, что он назвал её грязнокровкой не потому, что презирает её... Просто он не мог иначе поступить в тот момент.
И внезапно мысли мои завертелись, как в красочном калейдоскопе...
...Она это и так знала...
...Он был ей благодарен...
...И поэтому она назначила ему встречу там, где никто не увидит, что Северус Снейп общается с магглорождённой...
...И поэтому он поцеловал ей руку...
...А не потому, что они...
Я бежала по коридорам как безумная, сшибая всех на своём пути... Какая странная лёгкость! Я вдруг зажмурилась и засмеялась от счастья.
...Эй, звёзды, держитесь крепко за небо! Я могу сейчас подпрыгнуть так, что достану любую! А потом буду перебрасывать её с одной ладони на другую...
Почему я была так счастлива?
Я сидела в удобном кресле у камина и смотрела на огонь. С некоторых пор я полюбила это занятие, забросив чтение, вязание и болтовню с подругами. Мне нравилось кидать в языки пламени тонкий пергамент и с замиранием сердца смотреть как он вспыхивает, горит, превращается в пепел...
Мною владело странное чувство, что я точно знаю, что мог бы испытывать этот клочок бумаги, если бы умел чувствовать и говорить. Закрыв глаза, и отдаваясь каким-то смутным воспоминаниям, я начинала ощущать обжигающее пламя, вспыхивающее в моей груди, мгновенно высушившее мои губы и пробуждавшее в голове волнующие образы, такие яркие и неумолимо несбыточные... Впоследствии я не могла вспомнить ничего из того, что так волновало меня, из-за чего я ворочалась в постели, из-за чего просыпалась со следами от слёз на лице...
Вот и сегодня и опять рассеянно любовалась игрой пламени и чувствовала приближение горьковато - сладостной тоски...
...Я не сразу обнаружила, что давно уже не одна. Вернее, я не сразу увидела его, но почувствовать его присутствие смогла моментально - как будто моментальный импульс пробежал по нервам, заставляя сердце биться как безумной птице в клетке...
Я ещё немного посидела, прислушиваясь к отголоскам своей неясной тоски, а затем принялась наблюдать за тем человеком, из-за ненависти к которому мне сейчас было трудно дышать.
...С той ночи, когда моё чувство к нему ("ненависть, конечно же ненависть" - машинально добавила я мысленно), достигло своего апогея, миновало уже более полутора лет. Он ни словом, ни взглядом не дал понять мне, что принял всерьёз мою выходку и тот всплеск эмоций, последовавшей за ней. Мы не говорили об этом (да и стала бы я разве по собственной воле разговаривать с этим скорпионом), и внешне, казалось, наши отношения не изменились - мы везде ходили втроём, между нами всегда был Люциус, и говорить мы предпочитали через него.
Хотя, конечно, изменения были и глубокие. Сначала я не могла понять, что случилось, но после долгих размышлений, я начала понимать, что теперь не так.
Он больше не обращался со мной как с маленькой девочкой. С той ночи, когда он на руках нёс меня по тёмным коридорам, он начал относиться ко мне как к взрослой женщине. Я(помогли уроки матери) принимала это с холодным достоинством, и наверное, была бы польщена, если бы такое отношение исходило от другого человека. А так... когда наклонялся, чтобы поцеловать мне руку, и при этом его волосы скользили по моему лицу... когда он на рождество дарил мне не глупую открытку, как другие, а настоящие живые цветы, мои любимые... когда его же подарок на мой день рождения был самым лучшим... когда он называл меня на "вы"...когда он придерживал дверь для меня... Словом всякий раз, когда он проявлял по отношению ко мне разумный интерес, я начинала выходить из себя.
Моё лицо вспыхивало нестерпимым жаром, губы пересыхали а глаза грозили вот-вот пролиться слезами. Мне хотелось оттолкнуть его, чтобы избавиться от этой ярости, и одновременно приблизиться к нему так близко... ну... чтобы ударить его по этому надменному лицу, или вцепиться в волосы...
Я как обычно вздохнула на этой мысли и прогнала её от себя. Какой смысл в том, что я наставлю ему синяков или выдеру клок волос, если при этом именно я буду проигравшей стороной. Ему-то что... выпьет пару зелий - и снова как новенький, а мне опять придётся раздирать ладони в кровь, чтобы стереть с них ощущение прикосновений к его коже, волосам... Поэтому, всё, что мне оставалось, это холодно принимать его знаки внимания...
Я небрежно обращалась в его подарками, бросая их где попало в гостиной и не прикасалась к ним до тех пор, пока кто-нибудь,(чаще всего Люциус, не пенял мне на это). Я выбрасывала его цветы, жалуясь на то, что у меня от них голова раскалывается. Я никогда не ела при нём тех конфет, которые он мне приносил, а отдавала их подружкам.
А этому скорпиону - всё нипочём! Он даже бровью не повёл, когда я на его глазах расколотила прелестную статуэтку Венеры, подаренную им на день рождения. Равнодушно посмотрел и снова уткнулся в свою книгу, через секунду забыв о моём существовании. А я всю ночь рыдала, пытаясь склеить осколки - мне почему-то казалось, что я не фарфоровую вещицу разбила, а... Будто это я сама разлетаюсь на кусочки на глазах у всех, и никто этого не замечает...
Через неделю Люций подарил мне почти такую же, но она оставила меня совершенно равнодушной...
А в целом... Пожалуй, несмотря на раздражающее присутствие рядом моего врага, я была счастлива. Я была достаточно хорошенькой, чтобы меня принимали в компанию старшеклассницы, вертевшиеся перед зеркалом и обсуждавшие мальчишек, а помолвка с Люциусом, официальным "королём" Слизерина своего выпуска, давала мне преимущество перед моими сверстниками в любом виде занятий.
Люциус... Мне было легко находиться рядом с ним. Наверное из-за того, что ему, в сущности, так и не удалось понять, что скрывается за внешностью "его дорогой куколки".
"Дорогая куколка..." Это то, чем мне предстоит казаться все оставшиеся годы, которые я проведу рядом с ним. Мне достаточно будет быть самой красивой, самой нарядной, и с безупречными манерами. Всё остальное, что довершит образ чистокровной аристократки, безупречной леди - самый красивый дом, громкое имя и солидные связи - всё это принесёт мне мой брак. Вся моя жизнь стояла передо мной, как на ладони - богатая и безмятежная, где самые сильные переживания будут связаны с тем, чтобы в очередной раз затмить нарядами леди такую-то и леди сякую-то...
Я не жаловалась на судьбу, наоборот, моя будущая жизнь вызывала жгучую зависть моих подруг и почтительное уважение друзей моего будущего мужа.
...Всех, кроме одного...
Трудно сказать, каким образом мы тогда остались наедине...
Это был мой день рождения, который на этот раз отмечался в нашем поместье в под Лондоном. Гостей было приглашено столько людей, сколько я за всю свою жизнь не знала. Это были знакомые матери, отца, родственники, друзья родственников... Почти никого из моих знакомых... Мать сказала, что я уже взрослая, и детские забавы больше не для меня. Я не огорчалась - близка я не была ни с кем, а Люциус был бы в любом случае. Хотя на одном мне удалось настоять - кузена Сириуса не пригласили. Я и сама точно не знала, почему мне не хотелось его видеть... Просто как-то год назад он мне стал отвратителен...
Ну а с тем, что Люциус будет не один, а в компании с этим... скорпионом, я давно смирилась.
...Я с честью выдержала испытание его прикосновения к моей руке, нашла в себе силы вежливо поблагодарить за подарок... как обычно, самый красивый и самый дорогой и, с бьющимся от страстной ненависти сердцем, отвернулась от него и убежала в свою комнату... Прийти в себя, перевести дыхание, ибо переносить его близость для меня становилось всё труднее и труднее...
Всё-таки как хорошо, что гостей так много! Даже если совсем не надолго задерживаться возле каждого, то день промелькнёт очень быстро... И я смогу больше не подходить к нему.
Стоп! О чём это он там любезничает с Беллатрикс?
Надо быстрей бежать и найти Лестранга - пусть охолонит мою кузину, пока она совсем не выпрыгнула из платья... Тоже мне, красотка - только и есть хорошего, что цвет лица, а мнит себя не меньше, чем Клеопатрой. А этот... типичный мужик. Только ему улыбнулись поприветливее, как он уже, как бы невзначай, придерживает её за талию, отводит в сторонку... В самую глубину парка. Коварный скорпион!
Видимо усталость, копившаяся весь этот долгий день наконец дала о себе знать. Я, конечно нашла Лестранга и наябедничала на Бэллу и этого скорпиона, но вдруг почувствовала себя такой усталой и разбитой... Всё, чего мне хотелось, так это убежать к себе и дать волю непонятно почему душащей меня тоске...
Воспоминания, как бабочки с опалёнными крыльями, порхали по моей душе... В голове возникла неясная мысль о том, что именно там, куда он сейчас идёт в обнимку с Бэллой, когда-то он поднял меня с земли и сказал... Я не стала дальше вспоминать - я просто не могла...

Ближе к вечеру все направились к озеру. Мои родители приготовили какой-то сюрприз... будто мне ещё что-то было нужно, кроме покоя. Но так или иначе, мне пришлось при этом присутствовать, вымученно улыбаясь, и думая про себя, как же мало нужно некоторым людям для того, чтобы пускать пузыри носом от восторга... Мне некстати вспомнилось, что это выражение принадлежит моему врагу, и это стало уже последней каплей - воспользовавшись очередным залпом фейерверка, я стрелой побежала к дому.
...Запыхавшись на половине дороги и вспомнив, что в доме меня так или иначе найдут, я решила поискать укромное местечко.
Маленькая полянка, окружённая густым высоким кустарником. В прошлом году мы здесь втроём целыми днями играла в карты. На раздевание...
Идея этой безумной игры принадлежала мне. Сама не знаю, что на меня нашло тогда, но почему-то мне отчаянно хотелось лишить этого скорпиона его панцыря. Но... до нижнего белья меня конечно, по негласной договорённости не раздевали, но тем не менее, поражение было впечатляющим - ни обуви, ни чулок, ни шпилек. Если блузка была достаточно длинной, то и юбку долой. А к Люциусу, который к концу игры обычно сидел в одних трусах, я привыкла до такой степени, что даже забывала краснеть каждый раз, когда он начинал стягивать брюки...
А этот..! Самой большой моей победой было то, что я заставила снять его рубашку. Но так ничего и не увидела... Потому что в тот момент, когда он раскованным движением принялся расстёгивать пуговицы, о чём-то смеясь с Люцием, когда кровь удушливой волной бросилась мне в голову, при виде странно-беззащитной белой шеи, с бьющейся голубой жилкой...
Я вскочила на ноги, и со слезами закричала на них, что они оба безмозглые дураки, и я с ними больше не хочу знаться... И убежала к себе, не выходя из спальни до следующего утра, когда они оба должны были уехать.
Я не вышла к ним, и даже с Люцием попрощалась через дверь. Мне не хотелось, чтобы он видел мои глаза, за одну ночь ставшие глубокими и чужими... Он бы не понял - ведь я и сама не могла понять, что со мной произошло.
...И вот я снова здесь. Привычным движением подобрав подол платья, я протиснулась через знакомую лазейку. Возле самого выхода я зацепилась юбкой за ветку так, что не могла ни идти дальше, ни развернуться и отцепить её.
И вот, в тот момент, когда я с раздражением уже собиралась разорвать её ко всем чертям, чья-то красивая рука с длинными пальцами потянула за ветку и освободила меня. От неожиданности я пошатнулась, и эти же руки подхватили меня. Я ещё не видела его лица, но по одному ему присущему запаху горьковатых трав, поняла кто находится рядом.
Он поддержал меня под локоть, пока я не обрела равновесие, а затем отошёл и растянулся на траве, прикрыв глаза согнутой рукой. Я стояла в нескольких шагах от него, и не отрывала от него глаз. Оказывается, что с того времени, когда я в последний раз смотрела на него прямо, а не исподтишка, он изменился... И даже очень.
По-прежнему худощавый, но теперь уже ясно было видно, что под одеждой скрывается достаточно тренированное тело... Я один раз подглядывала за тем, как они с Люцием фехтовали... выносливый и быстрый... Черты лица по-прежнему резкие, но уже не по подростковому, а просто... ну просто они такими будут всегда. Руки красивые - даже лучше, чем у Люция... И ноги...
Всё это я успела отметить за какую-то секунду, прежде чем отвернуться, пытаясь спрятать вспыхнувшее лицо. Вот скорпион! Даже с закрытыми глазами он ухитряется довести меня до бешенства!
"Ты должна вернуться - Люциус будет тебя искать" - его голос был немного ленив, но прохладен, словно предупреждая любую попытку проникновения на личную территорию.
Почему-то мне стало обидно... Как с Бэллой, так он птичкой начинает петь...
"Он не хозяин мне" - это вышло грубее, чем мне хотелось, но я почувствовала смутное удовлетворение при этих словах, когда он отнял руку от лица и посмотрел на меня. По особенному, не так как смотрел обычно, а так, будто хотел УВИДЕТЬ.
"Тебе никто не хозяин" - голос красивый, но такое ощущение, что надломленный... Как невидимая трещинка в хрустальном бокале - так и в его голосе какой-то тревожный дисбаланс.
"Хорошо, если и он это понимал бы"
"А ты пыталась объясниться с ним?" - теперь он уже стоял на ногах, возвышаясь надо мной. - "Ты хоть раз говорила ему о том, чего хочешь по-настоящему?"
Я вдруг задохнулась - и даже не от того, что он теперь был рядом, совсем рядом... а от смысла этих его слов... Ужасных, жестоких и страшных... в своей правдивости.
В голове молоточками бились слова: "дорогая куколка... любимая игрушка..."
"Куколка...Игрушка..."
Я медленно заходила кругами по полянке, почти забыв о нём... пока громкий стук сердца не напомнил мне, что мой враг всё ещё рядом со мной. Я почувствовала такую злость на него... и на себя, за то, что так легко позволила ему поколебать меня... заставить усомниться с себе, в Люциусе... Вытащил на свет те мысли, которые я давно уже гоню от себя...
"А мне может именно это и нужно - быть богатой, красивой; может только от этого я буду счастлива, и чтобы все меня любили, и..." - мой голос сорвался от невыплаканных за этот длинный день, слёз.
"Нет" - тихо и спокойно произнёс он.
"Что?" - я сначала даже не поняла, сказал он что-то, или мне это показалось.
"Нет" - повторил он, глядя мне в глаза. - "Чтобы быть счастливой, тебе не нужны ни дворцы, ни наряды... Тебе достаточно летнего дня, радуги и цветущих полей, по которым можно ходить босиком"
Я приоткрыла рот, чтобы сказать ему что-то такое, что хоть на немного поуменьшит его дерзкую самонадеянность... и замерла, поражённая и покорённая той картиной, которую он мне нарисовал... Вдруг заболело сердце... от того, как недостижима эта прекрасная мечта...
Я больше не могла находиться рядом с ним, потому что просто физически чувствовала эти тяжёлые и гибкие слова, которые как лианы оплетали меня, лишая шанса на побег... и даже желания на побег, они лишали меня...
Я уже продралась через кустарник, порвав платье и исцарапав руки, когда до мня донёсся его голос:
"И ещё, Нарси, тебе не нужно, чтобы тебя любили все. Для счастья достаточно любви всего одного человека..."

*********
И вот сейчас, сидя у камина, я смотрела на его лицо, постоянно изменяющееся в причудливой игре огня. На его профиль... На его глаза, в которых языки пламени отражались как в зеркале... Поразительные глаза были у моего врага... По мертвому живые... По огненному холодные...
Вдруг, во мне возникло, и стало разрастаться и шириться, пока не стало нестерпимым, желание подойти к нему близко-близко... и проверить - правда ли, что в его глазах я увижу себя как в зеркале...Просто взять и подойти к нему...
...Я даже не поняла, когда это я успела встать... Я очнулась только тогда, когда с каким-то незнакомым мне самой стоном, я зарылась пальцами в его волосы и притянула его голова к себе... заглядывая в его глаза... погружаясь в них...
В них никто не сможет увидеть своего отражения... Не бывает отражения там, где нет дна...
Он очень тихо и осторожно, почти нежно взял мои руки в свои, и не задержав ни на мгновение, отнял от своего лица. Потом встал и ушёл. А я осталась - и моё сердце не горело в огне... Кровь, сочившаяся из него, заливала пожар.



Я не смела поднять на него глаза... Мне было невыносимо его присутствие, я ненавидела его случайные (действительно, случайные) прикосновения, я почти теряла сознание всякий раз, когда ощущала аромат трав, даже если он исходил не от него, и я почти умирала от звука его голоса...
Да мне и не надо было смотреть ему в глаза - за годы моей ненависти к нему я кожей чувствовала то выражение, которое было в его взгляде.
Сначала - всё было как обычно. Ну может быть - лёгкое недоумение. Попытка найти всему произошедшему разумное объяснение. Или проигнорировать.
Потом, когда прошло время, когда я по-прежнему не глядела на него, не разговаривала - он стал смотреть более пристально... Немного загадочно - я поняла это, когда лёгчайшими волнами по моему телу бежали горячие ручейки - всегда, когда он был рядом.
Так продолжалось довольно долго - и это устраивало нас обоих. Его - потому что не нужно больше ломать голову над моим поведением. Меня... Мне просто нравились эти ласковые волны... Я становилась такой расслабленной и спокойной, что однажды даже решилась взглянуть на него...
...Привычное место в глубине гостиной. Привычная книга в руках...
Сидит вроде бы и расслабленно, но какое напряжение и готовность моментально вступить в схватку чувствуется в нём... Война, на которую нас мобилизовали, едва нам стукнуло одиннадцать оставила на нём след больше, чем на других.
Привычным движением он смахнул упавшую на лицо прядь волос, поблёскивающую синим светом в пламени камина... Она вернулась на место на мгновение, а затем медленно проскользила по тяжёлой массе волос и замерла возле уголка рта... И снова он отбросил её, а она всё падала и падала... Не в силах больше выносить того напряжения, которое во мне вызывали эти его движения, я подошла, и отвела её от его лица... и слегка обожгла кончики пальцев об его кожу... такую прохладную...
В этот раз он не убрал мои руки и не ушёл. Он очень долго смотрел в мои глаза, что-то там выискивая... Потом отвернулся и спокойно глядя в камин произнёс:
"Ты до сих пор не знаешь, чего хочешь, Нарцисса".
Его голос был...
Наверное, это следует отнести к разделам тёмной магии - то, КАК он на меня действовал. Что-то пробуждалось во мне, незнакомое и чужое, нежданное и опасное... Это нечто, отбрасывало меня настоящую куда-то очень далеко... Оно наполняло мою душу неясными желаниями, а моё тело какими-то тяжёлыми, тёмными ощущениями... В эти минуты мне хотелось прикоснуться к его телу... пробежаться пальцами по его лицу... зарыться руками в прохладные волосы... провести ладонью по его груди... медленно... и чтобы аромат полыни был вокруг нас...
...Я сильно вздрогнула при этих его словах, чувствуя невероятную ярость к этому скорпиону, который снова принялся манипулировать моими эмоциями. Я уже открыла рот, чтобы сказать ему о том, каким мерзавцем я его считаю, когда услышала свой собственный голос, доносившийся издалека:
"А ты сам - что знаешь о своих желаниях?"
Он опять взглянул на меня. У него был взгляд... Не могу в точности описать его... звезда, которая погасла миллионы лет назад, а призрачный свет её всё идёт и идёт в чёрной пустой темноте... Темноте его глаз...
"Я знаю чего хочу, я знаю, что могу себе позволить и что не могу... - он на мгновение плотно сжал губы, а потом произнёс, чуть тише: - И кого не могу..."
Я села рядом, пытаясь вспомнить, как нужно дышать. Посмотрела на свои руки, разгладила мантию на коленях, вспоминая о том, что Зелья уже завтра, а сочинение ещё не написано... Что нужно отдать Бэлле её зеркальце... Что...
И что я сейчас сижу рядом с человеком, которого ненавижу больше всех на свете, который в очередной раз вывел меня из себя... У меня так сильно разболелась голова, что я не стала думать об этом... А потом я всё забыла... Всё...
...А с того дня он смотрел на меня совсем по-другому.

А дальше, пока он не закончил школу... в общем-то не о чем рассказывать. Мы по-прежнему ходили везде втроём, разговаривать предпочитали через Люциуса... Иногда он помогал мне с зельями, я ему - с трансфигурацией... почему-то ему с трудом удавались превращения живых существ в неживые...
И мы больше никогда не оставались наедине. По молчаливому и обоюдному согласию. Не знаю почему он этого избегал, но за себя могу ответить - я ненавидела его и боялась...себя...



"Нарцисса, до церемонии остаётся полчаса. Ты оденешься, наконец, или Люциусу суждено в свой последний день в школе видеть тебя в халате и с растрёпанными волосами?" - голос Беллатрикс, резкий и звучный, неприятно отдавался в голове.
Я подняла голову от подушки и провела руками по лицу, смахивая слезинки.
Сегодня я расстаюсь с ним...
"Ты о Люциусе?" - я подпрыгнула на кровати при этих словах. Неужели я говорила вслух? Беллатрикс стояла перед зеркалом, поправляя причёску, и продолжала болтать.
"Конечно, расстаться со своим красавчиком тебе будет нелегко, но у тебя, хотя бы будет возможность попрактиковаться в обольщении на других мальчиках. А то так ведь и выйдешь замуж девственницей..."
Я почувствовала смутное раздражение при её словах, как, впрочем, и всякий раз, когда она заводила разговоры на подобную тему.
"Тебе-то это, естественно, не грозит" - колко произнесла я, раздражённо проводя щёткой по волосам.
Белл улыбнулась своему отражению и медленно потянулась.
"Это да... Зато у моего мужа даже не возникнет желания поискать утехи на стороне... Если хочешь, могу порекомендовать кое-кого" - Она сказала это таким тоном, будто рассказывала о новой помаде или советовала попробовать марку духов.
От такого бесстыдства я как-то опешила, и теперь с дурацким выражением лица смотрела на свою кузину.
Бэлл видимо тоже расценила это выражение, как дурацкое, потому что презрительно фыркнула и вновь принялась кривляться перед зеркалом.
"Ты много потеряешь с уходом нашего курса... Обо всех я конечно не могу говорить, - она проигнорировала мою иронично приподнятую бровь - но ручаться могу за своего жениха, за Макнейра и за... - она чуть заметно вздохнула - ...Северуса."
Мне удалось не закричать от страшной, выворачивающей на изнанку боли, которую я чувствовала сейчас. Это даже хуже, чем когда я видела его с Лили Эванс... Тогда я хотя бы могла сомневаться...
" Так хороши? "- голос меня тоже не подвёл, оставаясь спокойным и в меру любопытным.
" Ну, о Лестранге не буду рассказывать - это для сугубо моего внутреннего пользования" - Я невольно рассмеялась вместе с ней при этих словах. Надо будет запомнить. -" Макнейр... фантазии маловато, но выносливый... весьма." - Она замолчала, пристально вглядываясь в своё отражение. А я сейчас хотела только одного - чтобы она не останавливалась, будто от её слов зависела вся моя жизнь.
" А Снейп?" - не выдержала я.
Бэлл очнулась, словно от обморока и, посмотрев на меня затуманенными глазами, как-то болезненно улыбнулась.
" Северус... он... нежный" - Кузина легонько вздохнула, и теперь уже нормальным голосом продолжила:
" Та, на которой он женится, по утрам будет возносить молитвы всем богам за то, что они создали её именно женщиной."
" Так и шла бы за него сама..." - произнесла я спокойно, подходя к шкафу и выбирая себе платье. Спокойно так... Интересно, кто-нибудь другой смог бы вести себя так же, если бы умирал...
" О нет!" - засмеялась Бэлла, и вдруг стала серьёзной. - « Он из тех мужчин, которые используют любовь, как оружие. Дай ему понять, что любишь, и он всю жизнь будет держать твою любовь у тебя же над головой, как плётку... Так что сохрани Мерлин ту, которая его действительно его полюбит."
Мы стояли совсем близко, глядя друг другу в глаза так, как никогда раньше. Как сёстры...
" Он вырвет ей сердце и вознесёт его на алтарь своей чести и своих, самим же и придуманных принципов..." - Бэлл сказала это тихо, очень тихо... Только для меня одной.

Когда она ушла я ещё долго смотрела на свои глаза в зеркале... Глаза чужой, незнакомой мне женщины.
*********
...Бал действительно удался на славу. Я была хороша... Просто видела это в глазах тех, кто подходил ко мне с просьбой о танце. Люциус был не против, а мне, в общем-то, была всё равно - с кем танцевать, о чём говорить... Сейчас, в эти самые секунды, из моей жизни уходило то, что придавало ей неповторимый вкус и незабываемые краски... И жёлтые листья, касающиеся моих волос в старом парке... кто-то осторожно снимал их и задумчиво вертел в руках... и снежинки, холодные и прекрасные... как я любила смотреть, как они ложились и не таяли на чьих-то безумно красивых руках... солнечный свет, который высвечивал глубины чьих-то глаз, играя в его волосах... капельки дождя, дрожавшие на очень длинных ресницах... Всё это кружилось в моей голове, подчиняясь звукам вальса, в то время, как я с заученной улыбкой переходила в танце из одних рук в другие.
Мои губы улыбались, мои глаза были спокойны в то время, как сердце обливалось слезами. Мне хотелось завизжать изо всех сил и... проснуться... и плакать от облегчения, что это был только кошмарный сон, что жизнь продолжиться в привычном, устоявшемся ритме... Жизнь, где для счастья мне нужна только ненависть...
Где мой враг будет навечно рядом со мной. Со мной одной...
*********
Прохожие частенько оглядывались на нас, пока мы стояли в ожидании Хогвартс-экспресса. Наверное, это странно смотрелось со стороны - девочка-подросток в школьной мантии, и молодой человек, богато и элегантно одетый, который держит её за руку, и что-то тихо говорит.
"Всего два года, Нарцисса... ты даже не заметишь, как они пролетят" - Люциус тихонько погладил меня по голове, как маленькую девочку. Это было так не похоже на его обычное покровительственное и слегка высокомерное обращение... Я подняла на него глаза и пристально посмотрела... И едва удержала победную улыбку...
...Он действительно любил меня...
"Часто мне не разрешат посещать тебя... Чёртов ханжа Дамблдор не одобряет этого..."- Люций фыркнул - "Знал бы он, что творится под его носом, в течение учебного года."
Он опять стал серьёзным и сказал:
"Мы будем навещать тебя по очереди... Первого октября приеду я, через месяц, в ноябре - Северус... Старому пуританину не к чему будет придраться - будущий муж и будущий шафер будущего мужа, всего один раз в месяц..."
Люциус ещё говорил о чём-то, но я уже не слышала...
Я буду часто видеть его... И он будет на на моей свадьбе...
Из глаз потоком хлынули слёзы при мысли, что у алтаря...
Люциус не дал мне закончить мысль, быстро наклониашись и поцеловав.
...Сидя в купе и глядя на мокрые от дождя поля, я думала о том, как это долго - ждать ноября...

просмотреть/оставить комментарии [14]
 К оглавлениюГлава 2 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.